Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я · Писатель» создан для писателей и поэтов, готовых поделиться своим творчеством с товарищами и людьми, интересующимися искусством. На сайте вы сможете не только узнать мнения читателей о своих произведениях, но и участвовать в конкурсах, обсуждении других работ, делиться опытом с коллегами, читать интересные произведения и просто общаться. :)

Путь

Рассказ в жанрах: Мистика, Триллер, ужасы
Добавить в избранное

Дребезжание вагона не давало мне собраться с мыслями. Непривычно было слушать не прекращавшийся стук колёс, я ведь всегда любил тишину. Обычно в такие долгие поездки я отправлялся на машине, но не в этот раз. Как назло, именно перед рождественскими праздниками сломался инжектор автомобиля. А ездить в автобусах я ненавидел с самого детства, ведь в них всегда был неприятный запах, царила напряжённая атмосфера, все люди молча сидели с угрюмыми выражениями лица, стараясь не смотреть друг на друга. Ну, а места на авиарейсы были задолго распроданы, поэтому другого выбора, как ехать на поезде, у меня и не оставалось.

Именно так я и оказался в этом купе, предназначенном для двоих человек. Я здесь всего несколько минут, а уже не могу себя простить, что согласился на это, лучше бы взял машину в прокат. Но, что сделано, то сделано, нужно было дотерпеть эту довольно долгую поездку, к тому же Сара говорила, что к этому быстро привыкаешь. Ей легко говорить, ведь она часто передвигается на поездах и наверняка привыкла, а у меня любой общественный транспорт вызывает неприятные чувства.

А если присмотреться, то здесь не так уж и плохо: красивый вид из окна, довольно уютная маленькая комнатка, пытался я хоть немного себя успокоить. Надеюсь, мой сосед по комнате окажется нормальным человеком, а не каким-нибудь неопрятным доходягой с тягой к спиртному. Странно, почему он ещё не явился? Ведь с того момента, как мы тронулись с места прошло уже больше двадцати минут. Хотя, есть вероятность того, что у меня в принципе нет соседа, да, это было бы прекрасно.

Стоило мне только подумать об этом, как раздался стук в дверь, затем она отъехала в сторону, освобождая проход человеку, стоявшему за ней.

- Прошу прощения, это купе номер 17, так? – скромно, практически шёпотом, спросил мужчина, слегка высовываясь из открывшейся двери.

- Вроде бы да,- ответил я ему с удивлённым выражением в голосе. - Да, точно, она самая, - вдруг всплыло у меня в памяти, я ведь успел выкупить чуть ли не последний билет, и мне досталась купе под номером 17. Это было даже символично, ведь с семнадцати лет я приобрёл себе свою первую машину, потрёпанную временем «шевроле. Тогда я был по-настоящему счастлив. Но теперь мне чуть за тридцать, а поэтому всё, что было в прошлом воспринимается немного по-другому. Жизненные ценности изменились, появились новые приоритеты.

- О, это хорошо. А то я уже так устал, почти полчаса ходил по этим многочисленным вагонам в поисках этой, злосчастной комнаты.

Нетрудно было догадаться, что это и есть мой сосед по купе. С виду вполне нормальный был человек: лет сорока, может чуть больше, в вязаном свитере и коричневых брюках, которые были модны только у пенсионеров, очки с небольшими круглыми линзами, а также лёгкая лысина, которая сразу бросалась в глаза из-за неряшливой причёски.

Он сел напротив меня, предварительно затолкав свои сумки под койку.

- Извините, просто, хотелось бы сразу Вас предупредить, что я сегодня не смогу уснуть, а поэтому мне хотелось бы оставить свет включённым, - робко сказал он, явно чем-то расстроенный.

- А почему так? Ну, почему вы не можете уснуть? Бессонница? – я пытался хоть как-то поддержать разговор, ведь кроме как поговорить, здесь особо нечем было заняться.

- Можно и так сказать. Но, если вы не против, мне бы хотелось оставить это при себе. Без обид, - напряжённо произнёс он, словно я пытался выведать у него какие-то секретные сведения.

- Конечно, нет, не против. Просто, сами понимаете, поговорить здесь особо не с кем, а я лишь пытался завязать разговор, - пытался оправдаться я, чтобы не показаться странным. И именно в этот мне бросилось в глаза обручальное кольцо, старое и грязное, которое человек напротив пытался скрыть, закрывая его рукой.

- Хорошо, давайте поговорим. Вы видели последнюю игру «Рэд Сокс»? Парни отлично сыграли, - сменил тему мужчина.

- Нет, я не сильно увлекаюсь бейсболом. Мне никогда не доставляло удовольствие смотреть на мужиков с битами, которые пытаются куда-то добежать, словно от этого зависит их жизнь.

- У всех своё мнение на этот счёт, но как бы то ни было, сыграли они отлично, - настаивал на своём мой попутчик. – А куда вы направляетесь? Наверное, к своей семье, верно?

- Ну, вообще, у меня сейчас нет семьи, но я надеюсь, в скором времени, это изменится. Я ведь хочу сделать предложение своей девушки, с которой мы вместе уже три года, - произнёс я, вспоминая Сару, все те прекрасные моменты, проведённые вместе. Это будет наше первое совместное рождество, если, конечно, поезд приедет вовремя.

- Поздравляю, - сказал мужчина с тоской в голосе. Мне сразу стало понятно, что причиной его плохого настроения кроется в его семье.

- А вы? У Вас есть семья?

Он посмотрел сначала на меня, словно раздумывая говорить мне или нет, затем задумчиво уставился в пол.

- У меня была семья, но всё слишком быстро меняется. Сегодня она есть, а завтра ты уже одинок.

- Можете мне рассказать, всё-таки нам придётся провести в пути больше суток, поэтому нам лучше побольше узнать друг о друге, - попытался пошутить я, чтобы хоть как-то разбавить напряжённую обстановку.

- А почему бы и нет. В конце концов, мне надо выговориться, - сказал он, немного взбодрившись, а я лишь одобрительно кивнул, внимательно присмотревшись к нему.

- Всё из-за моей жены. Она… Она настоящая стерва. Ей всегда всего было мало, то ей денег не хватает, то внимания, то свободы, и так до бесконечности. А сейчас я поехал в Монреаль, чтобы хоть немного поднять наш семейный бюджет, вкалывал, как проклятый. А она звонит мне и говорит, что хочет развода. Получается, что она нашла себе другого, вот так, просто. Наплевала на все мои чувства, старания и усилия, которые я приложил. Плюнула на всё и сейчас уходит, а детей хочет оставить на моё полное попечение, она даже знать их не желает. И я просто не знаю, что мне теперь делать, - говорил он совершенно спокойным и размеренным голосом, он казался обречённым.

Я даже ничего не мог сказать, я, конечно, ожидал, что у него проблемы, но это было что-то с чем-то. Как же ему сейчас, наверное, нелегко.

- Может, выпьем? - резко сказал я, ведь сказать мне особо было нечего, а эмоциональность нашего диалога зашкаливала. – Здесь ведь есть вагон-ресторан? Должен быть.

Он немного посидел молча и, наконец, согласился. Да и я был не против, может за стаканчиком скотча поездка пройдёт немного быстрее. Поезд был не таким уж и большим, но даже в них мы умудрились побродить в поисках нужного нам вагона.

Мы сели за барной стойкой небольшого вагона-ресторана, в котором находились всего несколько столиков, но и они пустовали.

-Что вы будете? – вежливо спросила молодая девушка, разливающая напитки и приносящая посетителям их еду.

Мы задумались и посмотрели друг на друга, затем мой спутник сказал:

- Нам по стаканчику чего-нибудь покрепче.

А я лишь согласился.

Через минуту перед нами стояли стаканы, наполненные скотчем отличной выдержки.

Так мы и просидели весь вечер, в разговорах за спиртным. Мы говорили обо всём подряд, темы разговоров были не особо важны, главное - это интересный собеседник и слегка затуманенный рассудок. Как я и рассчитывал этот вечер пролетел незаметно. Я даже не заметил, как вырубился прямо здесь.

Открыв глаза, я обнаружил себя, лежащего на полу, рядом с барной стойкой. Голова просто раскалывалась. С трудом, но всё же я смог приподняться и встать на ноги, но голова от этого ещё сильнее закружилась, моё тело, словно пронизывала острая боль, и это всё отдавалось в голову, в ушах звенело. Постояв пару минут с закрытыми глазами, облокотившись на барную стойку, я постепенно начал приходить в себя.

«Что же со мной произошло?!» - пытался вспомнить я. – «Последнее, что я помню это разговор с тем мужчиной из купе за парой стаканов алкоголя. Неужели я мог настолько перебрать, что в итоге уснул прямо за барной стойкой?! Раньше со мной такого никогда не было, ну или почти никогда. И где все? Мне казалось, что хоть один человек из персонала должен был здесь находиться».

За окном была полная темнота, наверное, я пришёл в себя посреди ночи, когда все нормальные люди спят. Мне ничего не оставалось, кроме как пойти к себе в купе. Мелкими шажками я направился прямо туда. Удивительно тихо было вокруг, я даже не слышал звука своих шагов, лишь стук колёс.

Войдя внутрь этой комнатки, я никого не увидел. Интересно, и где же сейчас мой сосед, который, насколько я помню, налегал на спиртное посильнее меня? Должно быть, ему сейчас похуже моего. А я ведь даже не знаю его имени. Но как бы там ни было, надо было дождаться утра, тогда всё и проясниться.

Прошёл час, затем ещё и ещё. Мне казалось, что прошла целая вечность, но утро так и не наступало. Я совершенно не мог уснуть, как не пытался.

Я начал всматриваться в окно, пытаясь понять, где именно мы едем, но ничего я так и не увидел, вообще ничего, кроме темноты, словно мы ехали в туннеле. И чувствовал я себя довольно паршиво. Думаю, стоит оглядеться, кто знает, может я не один такой, кому не спится.

Но никого здесь не оказалось, совершенно никого, а я стоял под тусклым светом ламп в коридоре, вдоль которого располагались двери, ведущие в другие купе. В голову лезли различные мысли, обо всём на свете, так и прошли ещё несколько часов. Мне начинало становиться всё тревожней, ведь так я никого и не встретил, а за окном не было ни намёка на просвет. Так мне и пришла в голову мысль, сходить в вагон персонала и узнать у них, где же мы сейчас движемся.

Войдя туда, я увидел то же, что и везде, а если быть точнее, то ничего, совсем ничего. Комнаты персонала были пусты. Меня охватила тревожное чувство. «А что, если мы уже проехали место назначения и все, кто был на поезде, сошли с него, а я движусь вместе с машинистом в какое-нибудь депо или на неизвестный мне вокзал, который мог находиться, бог знает где. Нет, нет. Такого точно не могло произойти, меня бы предупредили, ведь я лежал на виду, меня бы точно заметили. А вдруг?» - эти мысли не покидали меня, преследовали меня и не давали покоя. Мне ничего не оставалось, кроме как проверить свою глупую теорию и я начал стучать во все каюты подряд, в надежде, что хоть кто-то мне откроет. Возможно, это выглядело глупо, но мне ничего другого не приходило в голову, я уже слишком долго сидел без дела.

Все двери, я проверил абсолютно все двери и ни в одной из них не было признаков того, что там кто-то есть. Я остался один, один в целом поезде.

Телефон, точно. Я всегда с собой в дорогу брал сотовый, который меня ещё ни разу не подводил. У меня появилась надежда, призрачная, но все-таки надежда. Он остался у меня в купе, во внутреннем кармане пальто.

- Вы находитесь вне зоны действия сети, - повторял женский голос из телефонной трубки.

Возможно, просто … не знаю, просто не знаю. Хотя, может мы действительно едем в туннеле, а после того, как мы сможем из него выехать я смогу хоть куда-нибудь дозвониться. А пока, мне ничего не остаётся, кроме как ждать.

Сара, я ведь ей обещал, что приеду во время, хоть один раз. Она – самое дорогое, что у меня есть и я её подвёл, снова. Я держал в руке коробочку с кольцом, надеялся сделать ей предложение на рождество. Прокручивал этот момент в голове раз за разом, хотел, чтобы это было идеально, но судьба захотела иначе.

Порой, действительно, начинает казаться, что в жизни всё предрешено. И как только ты пытаешься сдвинуться с этой траектории, намеченной судьбой, то сразу получаешь мощный удар, который возвращает тебя на прежний путь.

Это мучительное ожидание убивало меня, да ещё и мой разум всё время придумывал разные версии, о которых мне даже думать не хотелось. Секунда казалась мне минутой, минута часом, а час целой вечностью, которую я провожу в замкнутом помещении, в ожидание помощи.

- Джон, Джонни! – послышалось мне далёким эхом, этот звук вырвал меня из ожидания и заставил насторожиться. «Откуда это звук? Может мне уже начинают казаться голоса, но я был уверен, что это голос Сары. Её голос я точно не мог перепутать. Но больше я его не слышал, может, послышалось, ведь такое бывает», - размышлял я сам собой, пытаясь понять, что к чему.

- Что с ним? Что произошло? – вновь раздался тихий и далёкий голос Сары. Теперь я его точно слышал, это не могло быть простым совпадением. Но откуда он исходил? Я пытался это понять, расхаживая медленными шагами по немногочисленным вагонам, прислушиваясь к каждому шороху. Может у меня просто паранойя из-за того, что я настолько хочу выбраться отсюда, хочу увидеть Сару, настолько, что я принимаю любой звук, любое дуновение ветра за то, что хочу увидеть больше всего.

- Здравствуй, Джон! – послышался голос из-за спины. Обернувшись, я увидел Питера, своего младшего брата.

- Давно не виделись, - громко и чётко сказал он, с улыбкой на лице, подходя ко мне из задней двери последнего вагона. Вот теперь-то мне по настоящему стало страшно, панически страшно, ведь мы похоронили его пару лет назад, я видел его тело, изуродованное страшной аварией, в которую он попал и погиб.

- Что ты …, как? Я же … это не можешь быть, нет, - я не мог выдавить себя и слова, просто не знал, что сказать, не знал, как себя повести.

- Удивлён? А я нет, я знал, что это скоро случиться, - всё с такой же натянутой улыбкой спокойно говорил он. – Ты ведь здесь не случайно, никто случайно сюда не попадает.

- О чём ты вообще?

- Я о тебе. Ты помнишь, что было перед тем, как случилось это, со мной?

- Да, - хотел бы я это забыть, но не мог.

- Хмм, - заулыбался он ещё сильнее. – И что ты думаешь?

- Я думаю, что сделал то, что должен.

Питер уставился мне прямо в глаза, просто стоял и смотрел, а улыбка его начала спадать.

- И тебе меня совсем не жалко? – пробормотал он, практически шёпотом.

- Что? Как ты такое можешь говорить? Мы все сожалели, долго не могли оправиться после того, что с тобой произошло.

- Как мило, - произнёс он, немного отступая назад. – Но почему же ты ничего не сделал? Почему не помог мне? – Сказал он, переходя на крик, а в глазах его читалась злоба.

- Я не мог, только не тогда, не после того, что ты сделал.

- О, да неужели. Ты хочешь сказать, что я сам вырыл себе могилу? Возможно это и так, но вот толкнул меня туда именно ты! – он был просто в ярости.

Мне было больно это слышать, не потому что я в чём-то виноват, а из-за того, что я сделал всё, что мог, всё что было в моих силах, чтобы предотвратить это. Но я не сумел тогда его спасти, у меня, возможно, был шанс, но я не мог им воспользоваться. Несколько раз я спасал его из ситуаций, в которые он сам себя заводил, я рисковал многим, лишь бы спасти его, но всё повторялось вновь. А каждый раз быть рядом и помогать я не мог, может мне просто надоело.

- Нет, Пит. Ты сам себя туда загнал, я лишь пытался помочь, каждый раз. Но не теперь, больше я не стану, теперь у меня есть Сара. И только теперь, рядом с ней я был по настоящему счастлив и забыл о всех тех прошлых событиях, - произнёс я и развернулся, медленно выходя в дверь, ведущую в купе персонала. Питер больше ни сказал ни слова. Он просто позволил мне уйти, также, как когда-то это сделал я.

Войдя в вагон для персонала, который был самым первым, первее него был лишь машинист, я заметил, что он изменился. Причём не просто изменился, это было уже не то место. И я хорошо его знал, место, которое снилось мне по ночам. Всё произошло в те годы, когда я устроился на работу юристом. Это была моя первая серьёзная работа, как раз после получения диплома. Зарплата была не большой, но это было не так важно, я хотя бы начал чувствовать свою значимость в этой жизни. Работал я в агентстве недвижимости и должен был объяснять жителям их права на собственность. И вот, пришло время проявить себя на практике, одно из моих первых дел. Ко мне обратилась женщина в солидном возрасте, пенсионерка, у которой не хватало денег на оплату квартиры, а родственников у неё не было, и суд хотел отнять у неё жильё. Мне пришлось изучить кипу различных бумаг, искать лазейки в законодательстве и тщательно проанализировать составленные договоры, всё было тщетно. В итоге я пришёл к неутешительному для неё выводу, суд оказался прав и её должны были выселить. Именно мне пришлось сообщить ей эту новость, на ней не было лица, но она не сказала ни слова, просто выслушала меня и ушла. На следующий день мне позвонили из того самого банка и попросили срочно приехать к ней в квартиру. А приехав, я обнаружил её, стоящую на стуле с петлей на шее, она кричала, что сделает это и что все здесь заодно. Увидев меня, она направила свой указательный палец в мою сторону, говоря, что я с ними заодно, что из-за денег я наплевал на все моральные устои и тому подобные фразы. Конечно, я был ещё юным, и меня шокировало происходящее. Также были крики о том, что она сделает это, если её не оставят в покое, нам вместе с работниками банка приходилось находиться на расстояние. Затем один из полицейских, которые прибыли на место сразу после меня, попытался быстро приблизиться к ней и схватить, но у него это не вышло. Она выполнила данное обещание и через секунду была мертва, висела, тихо болтаясь из стороны в сторону. А все, кто в этот момент находились в комнате, стояли в оцепенении. После этого я уволился с этой работы, но кошмары преследовали меня ещё довольно долго, каждый раз, закрывая глаза, я видел её, слышал её слова. И сейчас я стоял именно на том месте, где всё произошло.

Я понятия не имел, как здесь оказался, но мне хотелось лишь убежать отсюда, но вместо того, чтобы это сделать, я просто стоял, стоял, глядя на пустую петлю, привязанную к массивной и старой люстре, болтающейся в центре комнаты.

- Что же здесь твориться? Как такое может быть, мать вашу?! - громко сказал я, не в силах сдержать свои эмоции.

- А сам как думаешь? – раздался голос, сразу со всех сторон, заставляя меня в панике смотреть по сторонам.

За тот миг, пока я вертел головой по сторонам, на другой стороне комнаты появилась тень, которая постепенно начинала принимать человеческие очертания. Это была именно та, кого я больше всего боялся увидеть, та, которую я в последний раз видел болтающейся на этой самой виселице, которая теперь пустовала.

- Вперёд, сделай это, - хриплым голосом сказала женщина, стоявшая в тени напротив.

- Что?! Я не понимаю, что вам всем надо от меня? – закричал я в её сторону. Не знаю, на что я надеялся, говоря это, но ничего другого я в тот момент произнести и не мог.

- Ты знаешь ответ, - прохрипел её голос ещё раз.

- Откуда? Как я могу его знать? Я ведь даже не знаю, что здесь происходит, - но я догадывался, что она от меня ждёт.

Она ничего не отвечала, была просто тишина, я не слышал ничего, абсолютно ничего.

И тут очень тихо вновь послышался её голос, - Сделай это! Сделай это! Сделай это! Сделай это! – и он с каждой произнесённой фразой всё усиливался, повторяя одни и те же 2 слова, снова и снова. Затем появились ещё голоса и ещё. Они шептали мне абсолютно те же слова, всё громче и настойчивей. Я пытался закрыть уши руками, чтобы хоть как-то уменьшить их крики, но это не помогло, словно слова шли мне прямо в голову, или наоборот изнутри меня, от них невозможно было скрыться. Я видел лишь один шанс – это дверь, которая вела на выход. Я рванул к ней, делать какие-либо движение было невероятно сложно, но в итоге я добрался до неё.

Всё было напрасно, она была заперта. Я не мог сдаться, я понимал, что это единственный шанс и если я останусь здесь, то возможен лишь один исход. Пытаясь выбить дверь плечом, я растратил почти все свои силы, но она начала поддаваться, что дало мне надежду и новые силы. Я долбился в неё вновь и вновь, не жалея себя. И думая лишь о том, что я не хочу умереть здесь и сейчас, я хочу жить, хочу ещё раз увидеть Сару, завести детей и купить небольшой домик вдали от города, завести собаку и жить ради тех, кого я люблю. Эти мысли давали мне всё новые силы бороться, и в конце концов петли начали отламываться. И я влетел в следующую комнату.

Это была контрольная рубка, в которой должен был сидеть машинист, а обернувшись, я увидел слетевшую с петель дверь и вагон персонала. Голоса перестали мне нашёптывать, но было больно дышать, видимо я повредил грудную клетку, когда выламывал дверь. Я начинал закашливаться, но останавливаться было нельзя, ведь я увидел рацию, которая находилась с контрольной панелью.

Я незамедлительно схватил её и начал пытаться вызвать хоть кого-нибудь, но было слышно лишь помехи, но на их фоне была чья-то речь. Кажется, я поймал волну какой-то местной новостной радиостанции, которая сообщала о том, что все силы местных ведомств были брошены на спасение оставшихся в живых после катастрофы, случившейся несколько часов назад. Это была авария поезда № 994, который сошёл с рельс возле Норфолка. После этих фраз я уже ничего не мог сделать, словно все силы покинули меня, ведь это был именно тот поезд, на котором я ехал и продолжаю ехать, теперь уже в полном одиночестве. Я ничего не понимаю. Как вообще такое может быть? Это всё … неужели всё, что было – это всё зря? Может, я уже мертв, просто ещё не знаю об этом. Может это поезд призрак, который никогда не остановиться? Я не хотел в это верить, я начал ещё сильнее закашливаться и терять сознание от недостатка воздуха в лёгких.

- Я здесь… я всё ещё на поезде, - последнее, что я мог выдавить из себя в рацию.

Яркий луч света ударил мне в лицо, ослепляя меня. Он становился всё ярче, это был конец туннеля, выход из него.


***

«Он здесь! Здесь ещё один!» - послышался где-то вдали мужской голос

«Доставай его оттуда, аккуратней, он довольно долго пролежал под обломками»

«Он дышит?»

«Да, кажется, он жив, пульс есть»

«Он там единственный?»

«Нет, здесь ещё люди, но, кажется, они не дышат. Он единственный выживший»

Я не знал, что происходит, видел лишь тусклые лучи света, направленного прямо на меня и чувствовал боль, но затем мне стало легче дышать, но шевелиться было больно.

- Джон! Это, правда, он? С ним всё в порядке? – послышался голос Сары, который я мог бы узнать из миллионов других.

- Да, с ним всё будет в порядке. Сломаны рука и несколько рёбер, но он поправится.


С тех самых пор прошло 2 года. Выжил лишь я, остальным повезло гораздо меньше. Врачи говорили, что это чудо, что я смог выжить. По их словам за то количество времени, которое я провёл под обломками, я должен был задохнуться, либо погибнуть из-за миллиона других причин. Но судьба в этот раз распорядилась иначе. Она дала мне ещё один шанс. Я не знаю, было ли это действительно или это всё игры моего разума, который пытался таким образом защититься от гибели. Но факт в том, что я справился и доказал, что достоин жизни. И этот шанс я не упущу, никогда.

Рейтинг: 8.46
(голосов: 41)
Опубликовано 14.11.2012 в 15:56
Прочитано 987 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!