Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я · Писатель» создан для писателей и поэтов, готовых поделиться своим творчеством с товарищами и людьми, интересующимися искусством. На сайте вы сможете не только узнать мнения читателей о своих произведениях, но и участвовать в конкурсах, обсуждении других работ, делиться опытом с коллегами, читать интересные произведения и просто общаться. :)

Клинический детектив

Рассказ в жанре Детектив
Добавить в избранное

Часть первая: «Пациент без имени»


Наш герой появился в городе неожиданно для себя самого. Человек, в стильном черном пальто тяжело дыша, вышел из густого перелеска у трассы и, недоумевая, посмотрел по сторонам. По левой щеке тянулась крупная ссадина начавшая кровоточить. Судя по всему перед глазами у него все плыло. Проносящиеся автомобили, грязь из под их колес, осенняя изморось, стая бродячих собак. Все смешалось в одну жидкую кляксу, человек с трудом смог устоять на ногах.

Его мутило и шатало из стороны в сторону но, найдя в себе силы, незнакомец сделал несколько шагов к трассе. Перелезть земляной вал ему оказалось уже не по плечам. Остаток пути, до кромки асфальта он проделал на четвереньках. Видимо до конца не осознавая, что происходит, мужчина не остановился на краю, а выполз за линию безопасности. Через несколько мгновений к многочисленным звукам, витавшим по округе, прибавился испуганный визг тормозов.


Эпизод 1

- Значит, вы совершенно ничего не помните? – доктор Дёмин добродушно смотрел на своего очередного пациента и, заполняя служебные бумаги, поглядывал на чайник, который вот-вот должен был закипеть. На столе у врача, помимо чайных принадлежностей стояло фото милой женщины в голубом платье.

- Вообще ничего не помню, - сказал мужчина, сидевший в мягком кресле перед врачом. На его левой щеке уже начала заживать ссадина. – А это ваша жена на снимке?

- Да, почему вас это заинтересовало? - Врач с любопытством посмотрел на собеседника.

-Нет, просто спросил, знаете, это хорошо когда есть люди, которые ждут вас дома, заботятся, желают спокойной ночи. Правда ведь?

- Да, с этим не поспоришь, - Демин взял в руки фото, посмотрел мгновение и спрятал в тумбочку для бланков.- Как же нам быть с вами? Мы конечно сможем подержать вас тут некоторое время, но что будет потом? Знаете, сколько стоит койко-место? У нас самое востребованное отделение на весь город. А у вас даже полиса нет. Вы делаете мои упражнения?

- Конечно, память сама не восстановится, я каждый день стараюсь решать ваши ребусы.

- Да, мозг не вернется к нормальному функционированию, пока не будет загружен по полной программе. Вот возьмите еще журналов, когда будет время, то выходите в общий зал и смотрите телевизор. Вдруг вы что-нибудь вспомните или увидите знакомое.

-Хорошо, спасибо доктор.

- Да-да, идите отдыхать. Номер своей палаты помните? Шучу. – Демин улыбнулся широкой, белоснежной улыбкой. - Кстати, что говорит полиция, к вам уже приходил человек из органов?

- Приходил, взял отпечатки. Когда будет что известно, по мне, то сообщат. - Видно было, что мужчина говорит с трудом, он хронически устал. Не смотря на трехдневное пребывание в стационаре, полноценный сон на седативных препаратах, вся эта усталость не покидала его. Она будто родилась в нем и только лишь копилась все остальные 35-40 лет. Уточнить эту цифру пока нельзя было никак, потому как документов при себе не оказалось, пришлось положиться на опыт дежурного нейрохирурга.


Эпизод 2

По дороге в палату наш герой, всматривался в лица окружающих. Днем больница была большим суетливым ульем. Мимо проносились юркие лаборанты с пробирками, угловатые родственники пациентов с пакетами апельсинов, нянечки с пузырьками. Гулкий коридор усиливал какофонию звуков и голова начинала болеть даже у здорового, но непривычного к обстановке человека. Среди всего этого бушующего моря был только один островок покоя. Столы были сдвинуты в середине холла, это был пост дежурной медсестры.

Сегодня сидела та самая бабушка. Он запомнил ее самой первой после того как пришел в себя. Это она позаботилась о том, чтобы у пациента без родственников и денег при себе оказалась как минимум тарелка и ложка. А без них тут даже не поесть. Впрочем нормально питаться он еще не мог, периодически мутило и желудок сам того не желая заставлял огорчать хозяина. Вот и сейчас, от ходьбы стало нехорошо, комок подступил к горлу, легкие обожгло горячим приливом крови. Мужчина запнулся на шаге и что бы удержаться прислонился к столу.

- Вам плохо? Чего же ходите? Посидите рядом. - Бабушка отложила в сторону вязанье. - Вам бы отдыхать больше и не вставать. Ну как у вас дела? Вспоминаете что-нибудь?

- Нет, ничего не вспомнил. В этом-то и вся загадка,- пациент тяжело вздохнул. - Вам часто приходилось таких видеть?

- Каких таких? Без памяти что ли? – собеседница по-матерински улыбнулась, - Да считай каждый без памяти. Только все по-своему забывают. Ты вот, сынок, забыл как назван, кто-то забыл сколько ему лет, а кто-то давно не помнит что он человек. Главное ведь не помнить, а знать. Со временем все и узнаешь. Все у тебя будет хорошо. Все вспомнишь, сынок, не переживай. Я бы вот наоборот, сама бы многое забыть хотела, но не получается. Такие вещи творятся вокруг, народ вокруг нравственность потерял. Как таким доверяют людей лечить?

Мужчина словно не расслышал этих её слов и уже собрался уходить, как дверь палаты, находившейся как раз у поста, распахнулась. Высокий, но худой для своего роста молодой человек, лет двадцати, в больничной пижаме с взлохмаченными волосами и фотоаппаратом в руке тут же занялся медсестрой.

- Баб Маша, смотрите, что у меня теперь есть! Цифровой фотоаппарат! Теперь буду фотографировать, и выкладывать в блог. Давайте я вас щелкну и выложу. У меня триста подписчиков, все будут знать, что вы тут так хорошо работаете.

- Чего меня старую фотографировать, вон молодых сколько. Меня и так все знают. – бабушка была довольна таким вниманием, но уж больно сильно ее смущало эти слова про то что выложат в какой то блог, и будет она там одна лежать.

– Не переживайте, Интернет это сила, мы вас выложим туда и будет много лайков, поверьте.

- Ох уж мне эти лайки, мне они как корове седло. Давай лучше вот нас обоих фотографируй. Пускай на него в твоем тырнете глядят, может кто и узнает.

- Точно, как я сам не подумал. Давайте баб Маша, поближе тогда встаньте.

Следующие несколько минут по коридору бегали неуловимые огни вспышек. Если в чем наш герой еще сомневался из-за потери памяти, то только не в том, что это была его первая осознанная фотосессия в жизни.

Вечером, лежа в палате, он слушал тишину воцарившуюся вокруг. Сосед по палате уже завершил свои нехитрые дела, он даже успел похвалиться свежим постом на сайте. Сквозь сонную дрему после принятия снотворного совсем не хотелось слушать ликующего юнца. Вскоре разум уже не воспринимал ничего, это был темный и короткий сон, без сновидений и покоя.


Эпизод 3

Утро началось как всегда суетливо. Сначала дежуривший ночью Дёмин ходил по палатам с коллегой остающимся на день, вскоре после этого в коридоре раздался плачь. Женский голос жаловался на злую судьбу, которая не дает покоя и постоянно преподносит трудности. На эти стенания вышли почти все ходячие пациенты.

У стола медсестры сгрудилась кучка женщин. В центре, на своем неизменном стуле сидела бабушка Маша. Судя по разговорам собравшихся, дела у нее были действительно плохи. Сорокалетний стаж не помог престарелой пенсионерке совершить оплошность. Сегодня ночью она забыла вовремя отключить капельницу у пациента Гаврилова из восьмой палаты и мужчина умер.

Полиция еще не приходила, но и так всем понятно. Бабушка Маша сама рассказала, что зашла сегодня ночью к этому Гаврилову, а система пуста. И ведь главное она ж все ставила как всегда, строго по времени и не спала вовсе, как считает этот Дёмин. Куда там спать, когда надо столько дел сделать, всю ночь глаз не сомкнула. Жалобы продолжались еще некоторое время, потом все стали потихоньку расходиться, тем более что жизнь больницы не могла остановиться ни на секунду. Вскоре у стола медсестры осталась только всхлипывающая бабушка.

- Печально, надо выйти, успокоить ее, - интернетчик хотел уже слезть с кровати, как взгляд его упал на монитор планшета, - Ух ты, почти пятьсот лайков за ночь. Про тебя так никто и не вспомнил. Надо показать баб Маше.

Он исчез за дверью и вскоре вернулся за фотоаппаратом.

- Блин, там такая история, жесть просто, вот уж правда, не знаешь, что придется делать завтра, плакать или смеяться. Еле успокоил ее. Сейчас добавлю пост про эту историю со смертью. Народ любит горячие новости. Ну вот, пускай читают. Смотри, как хорошо получилось, оперативно. А ты что, даже имя свое не помнишь? – спросил он, передавая планшет с открытой на нем страничкой с только что добавленным сообщением.

- Я ничего не помню, ни имени, ни возраста, ни то откуда родом. Читать и писать могу, это наверное ничем не вытравить.

- Ну вот и читай тогда, видишь там в чем история. Типа бабушка Маша поставила капельницу и уснула. В итоге несчастный случай и вообще. Смотри, комментарии появились, народ негодует. «Куда катится наша медицина? Хотя всем и так понятно, куда и зачем». А вот посмотри «Гнать старуху в шею!».

- Подожди, а это что, свежая фотография?

- Конечно свежая, что ж я, в сегодняшний пост старую фотку воткну? А чего ты удивляешься? Вот прямо так и сделал, плачущая медсестра, сидит за служебным столом, переживает свою вину за смерть пациента.

- Ее вины в этом нет

- Как нет? Доктор ведь сказал, что она уснула. Капельница не могла кончиться раньше времени, значит, она точно уснула.

- Вот именно, но он не спала, а это значит, пациент умер не от чьей то халатности.

- Да? А от чего же? Хочешь сказать лекарство само испарилось? – не очень-то доверяя человеку не помнящему собственного имени сосед по палате даже, подскочил с кровати от возбуждения. – Это, между прочим не шуточки. Откуда ты знаешь, что баб Маша не спала?

- А что это изменит? Кому станет лучше?

- Как кому, нам в первую очередь. Если бабушка не виновата, то нельзя ее наказывать, а ведь ее как минимум уволят.

- Её все равно уволят, возраст уже солидный, так что какая разница?

- Ты погоди так говорить, а как же справедливость? Получается, что за виноватого человека пострадает добрый. Если ты знаешь, как доказать, что бабушка Маша не уснула, то я сам пойду к врачу и попрошу ее не наказывать, пускай ищут виновного.

- Думаешь это кому-то надо? Искать виновного? Да и какой в этом смысл, человека не вернуть.

- Слушай, откуда у тебя столько равнодушия? Мир не такой мрачный, как все думают или хотят представить. Ты всегда был пессимистом?

- Не знаю, я не помню

- А ты разговорчивый, - собеседник снова открыл свой планшет, - вот почитай, сколько народ сейчас грязи льет на баб Машу. Чего только не пишут про нее. Неужели не хочется помочь? Тем более если она и правда невиновна.

- Да, она не спала всю ночь, а это значит, что она не могла допустить смерть человека. По крайней мере случайно. Вполне может быть, что мы имеем дело с преднамеренным убийством.

- Убийством? Настоящим убийством? – парень моментально осекся под тяжелым взглядом соседа по палате, и уже более спокойно спросил, - и как ты это понял?

- По фотографии.

- По какой фотографии, сегодняшней?

- И в сегодняшней и во вчерашней есть улика.

- Так, ну и что, вот эти снимки, - парень быстро листал на планшете свои файлы, - вот вы вчера с ней сидите за столом в коридоре, вот она сегодня сидит за тем же столом одна и плачет. Ну и где тут улика.

- Неужели не видишь? – мужчина даже приподнялся в кровать на локтях, - ты гляди, что с ней рядом.

- Вот черт, а ты прав!


Эпизод 4

Демин был не один в своем кабинете. Напротив него в кресле для посетителей сидел пожилой но коренастый коп. Он был одет в штатское, но манера себя вести и особый прищур глаз выдавали в нем служителя закона.

- Значит, вы можете дать положительную характеристику этой, - сыщик бросил взгляд в протокол, - Кормушиной Марии Сергеевне?

- Она прекрасный специалист, но видимо возраст дал о себе знать, - Дёмин порылся в бумагах и извлек на свет пожелтевший листок. Вот посмотрите, трудовой стаж почти сорок лет. столько люди не живут, а она все пыжится. Печально, что все закончилось так трагично для Гаврилова. Кто бы мог подумать.

- Вскрытие еще только завтра будет, но я не думаю, что результат как то повлияет на дальнейшее расследование.

- Расследование? Чего ж тут расследовать? У меня мало времени, я должен тратить его на пациентов.

- Не переживайте, вас это не коснется. Я только опрошу персонал и некоторых пациентов. Кто лежал в палате с Гаврилиным?

- Он был один, новеньких вчера не было. Дежурство у меня начиналось хорошо.

- Ладно, если будет информация, вы мне сразу наберите, возьмите мою карточку.

Сыщик собирался уже раскланяться, как в дверях показался запыхавшийся пациент с растрепанными волосами и планшетом в руках.

- Доктор, доктор, она не спала ночью, есть доказательства, что баб Маша не спала, а значит, не могла забыть про Гаврилова.

- Какие еще доказательства? – Демин недовольно посмотрел на пациента, но в присутствии оперативника ему пришлось быть вежливым.

- Носок, доктор, посмотрите на носок, долговязый уже стоял рядом с врачом и листал пальцами файлы, видите?

- Нет, я ничего не вижу, носок и носок, что в нем особенного.

- Вот и я не думал, совершенно не думал! Ну что сдаетесь?

- Дайте-ка я посмотрю, - сыщик заинтересовался и сам решил разгадать предложенный ребус, - Хмм, не могу понять, но что-то меня в этом смущает.

- Эти две фотографии сделаны с разницей в несколько часов. Одна днем, другая утром. Тут сюжет не имеет значение, все дело в носке. Понимаете о чем я?

- Черт возьми, я понял, - сыщик довольно усмехнулся, - на первой фотографии носок только начат, а на утренней он почти закончен.

- И что это значит? – Демин недоуменно пожал плечами.

- Это значит, что версия о том, что медсестра заснула не имеет под собой оснований. - полицейский чиркнул карандашом у себя в блокноте, - в сонном виде никто не довяжет носок, а она надо сказать прямо на все руки мастерица. Поэтому ту уже пахнет не несчастным случаем, а как минимум непреднамеренным убийством.

- Убийством? О боже, этого только нам не хватает, - врач тяжело опустился в кресло и обхватил голову руками.

- Не переживайте, если злодей все еще здесь, то мы его вычислим, - сыщик повернулся в сторону пациента, - а вам, молодой человек, мне хотелось бы задать несколько вопросов.


Эпизод 5

В медицинской карте долговязого блогера диагноз звучал как сотрясение головного мозга в результате падения с высоты. Бедняга свалился с трубы заброшенного завода, когда лез туда фотографировать гнездо аиста.

Шикарный снимок сделать так и не удалось, но и впечатлений от падения с высоты пятого этажа и расплатой за любопытство в виде пустяковой с виду шишки на голове уже было достаточно. Свидетелем в целом он оказался никудышным, всю ночь спал и не выходил из палаты. Его сосед тоже не выходил. Звуков никаких не слышал и подозрительного не наблюдал.

- Вятский, Михаил Романович, - полицейский сидел в любезно предоставленной врачом ординаторской, вертел в руках медицинскую карту и прикидывал, что еще полезного можно выудить из этого чудака.

– Меня зовут Борисов, капитан Борисов. Мой отдел проверяет все странные смерти людей, происходящие в результате несчастных случаев. Сегодня мне есть еще куда заехать, но здесь я надеюсь скоро появиться и кое-кого прижать. Чует мое сердце, вся история тут нечистая от начала до конца. Благодарю вас за помощь в расследовании. Если у вас появятся еще соображения, то звоните мне, вот визитка.

- Спасибо, я всегда рад помочь, но благодарить надо не только меня, я сделал фотографии, а носок заметил мой сосед.

- Это тот, который с потерей памяти? - сыщик сделал еще одну пометку в блокноте.

- Ну да, он конечно очень странный человек, мы с ним три дня в палате, а до сих пор не познакомились. Я понимаю, что он не помнит свое имя, но и мое ему видимо не интересно. Хотите поговорить с ним?

- Нет, не сейчас, - Борисов посмотрел на часы, - как-нибудь в следующий раз, надо бежать.

- Ну как хотите, - разочарованно произнес блогер, - давайте я вас провожу.

Они успели пройти вдоль всего коридора, как долговязый увидел своего соседа. Он в нерешительности стоял возле опечатанной палаты в которой сегодня умер Гаврилов и кажется был полностью погружен в себя. На подставке у окна стояло несколько десятков пустых пузырьков из-под систем. Один из них он вертел в руках. Вятский дотронулся до рукава сыщика, - Это он.

- Здравствуйте, значит это вы тот самый наблюдательный пациент? – Борисов старался держаться открыто, кто знает, что у этих больных в голове, но в первую очередь они оставались для него людьми. – Вы очень помогли полиции, теперь дело принимает новый оборот.

- Коридор.

- Что коридор? - не понял Борисов

- Тут все на виду, нельзя пройти мимо медсестры на посту из коридора, как вы считаете?

- Пожалуй так, - сыщик был вынужден согласиться с неоспоримым фактом, - какое отношение это имеет к случившемуся?

- Я думаю самое прямое, если не медсестра то кто? Как он проник сюда?

- Ого, у вас уже есть такая версия?

- Версия всего одна. – Наш герой вышел из своего транса и нервно потер ладони друг о друга. - В начале все было очень просто, есть труп, есть несчастный случай, а теперь пахнет убийством. Чем же я вам помог? Тем, что придется расследовать или тем, что гораздо лучше списать события на несчастный случай.

- Может и легче списать, вы правы, - Борисов почесал макушку, - может некоторые мои коллеги и поступили бы точно также, но у меня есть принцип, - нельзя наказать невиновного.

- Да, эти ваши принципы, наверное, делают вам много чести на работе? Коллеги еще косо не смотрят?

Сыщик усмехнулся,

- С принципами всегда непросто жить, особенно когда идешь в разрез с интересами начальства. Это ерунда, зачем вы тут стоите, комната опечатана, я уже ее осмотрел.

- Нашли что-нибудь интересное?

- Нет, все как обычно, палата, две кровати, капельница.

- Капельница еще там?

- Да, без моего разрешения ничего трогать не будут.

- Отлично, можно на нее посмотреть?

- На кого, на капельницу?

- Да, на нее, что то мне подсказывает, что затеявший преступление немного просчитался.

- Вам так кажется? Хм, а с чего это вам пришло в голову, что полиция даст такую возможность?

- Вы ведь хотите узнать, как убили Гаврилова?

Борисов пристально посмотрел на пациента без памяти, он колебался всего мгновение, а потом сорвал пломбу и открыл злополучную палату.

Едва войдя внутрь, странный человек поспешил к стойке, на которой до сих пор осталась висеть гибкая трубка с иглой и стеклянный пузырек в специальном зажиме. Он взял платок и аккуратно отцепил пустую тару с резиновой пробкой, обернутой в металлическое кольцо. Едва взглянув на флакон пациент побледнел и чуть не выронил его на пол. Ему внезапно стало плохо, закружившаяся голова и слабость в ногах заставили его присесть на кровать.

- Что с вами? – Борисов внимательно наблюдавший эту картину испугался, и хотел было позвать врача.

- Все в порядке, сейчас пройдет, это последствия травмы, сейчас все пройдет. Вы лучше посмотрите на этот пузырек.

Приступ действительно прошел быстро, уже через минуту наш герой уже имел в себе силы, что бы подняться на ноги.

- Ничего не понимаю, - сначала флакон внимательно осмотрел Борисов, потом улику взял в руки длинновязый, - ну и что тут замечательного?

- Теперь мы знаем, как убили Гаврилова.

- То есть, как это знаем? И что же мы знаем?

- Пойдемте сюда, - все еще тяжело дыша и немного пошатываясь пациент без имени повел их в коридор, где у окна все еще продолжала стоять батарея подобных флаконов. – Поставьте этот в ряд с остальными.

Борисов сделал все как просил его этот еле державшийся на ногах человек.

- Видите? Он не такой как остальные.

- В упор не вижу, почему не как остальные, стандартный флакон, стандартная пробка, все одинаковое. Если их сейчас перемешать, то я не могу поспорить, что отличу именно тот, что из палаты Гаврилова.

- Даже если вы их перемешаете, то найти нужный не составит труда.

- Это как же? – Сыщик начинал нервничать, думая, что его держат за дурака.

- Смотрите на пробку, а не на пузырек, видите, - во всех пробках, если присмотреться, видно только одно отверстие. Медсестры втыкают иглу, открывают зажим и по трубке начинает бежать жидкость в вену больному.

- Точно, а на гавриловском пузырьке две дырочки в пробке, - теперь Борисов понял, куда клонит этот доморощенный сыщик, но у него остались вопросы - А что если медсестра проткнула флакон шприцем, с каким ни будь витамином или микстурой, которой изначально не было в растворе?

- Может быть, лучше спросить об этом у самой Марии Сергеевны, но не думаю что это возможно. Почитайте этикетку. В растворе уже содержатся все витамины, и прочие добавки. В нашем отделении всем вводят одно и то же. И если медсестра ничего не вводила лишнего, то…

- Говори уже, не тяни кота за хвост, - теперь уже нервничал долговязый, на его глазах раскрывалось преступление, и он не мог спокойно смотреть на то, как полицейский выдавливает из пациента нужные слова.

- Я все понял, - Борисов задумчиво потер подбородок, - если это не медсестра туда что-то вколола, то значит, это сделал злоумышленник. Только он не вколол, а откачал раствор, чтобы он быстрее кончился. Надо найти эту баб Машу. Зря ее отпустили домой.

Борисов уже жал на своем телефоне кнопки вызова. Записанный туда сотовый телефон медсестры должен был расставить все точки в вопросе.

-Телефон не отвечает, абонент не абонент. Что ж, придется ехать к ней домой. Отлично, пузырек я беру с собой, это улика. – Борисов аккуратно завернул флакон в извлеченный из кармана полиэтиленовый пакет. - Так, к черту остальные дела, немедленно еду к Кормушиной. Если она скажет, что ничего в капельницу не добавляла, то это будет аврал, придется всех тут перетряхивать.


Эпизод 6

После процедур, терапии и обеда, соседи по палате молча лежали в своих кроватях. Долговязый, не мог уснуть, хотя накануне прекрасно пользовался возможностью дневного отдыха и его храп гулко раздавался по всему отделению. Его неизвестный никому сосед лежал на спине, вытянув руки вдоль тела. В дверь тихонько постучали, но это было сделано скорей для проформы, так как сразу после стука на пороге возникла нянечка в синем медицинском костюме. Женщина несла в руках большой желтый пакет перемотанный скотчем. Она поставила его у тумбочки. Наш герой сразу открыл глаза и поднялся на локтях.

- Это ваши вещи, как вы и просили, через час заберу обратно в гардеробную, а то если заметят посторонние предметы, в палате мне будет выговор. Сильно не светитесь тут.

- Спасибо, я только посмотрю, нет ли чего полезного.

Женщина кивнула и неслышно испарилась по своим делам.

Мужчина сел на край койки и поставил перед собой табурет, на него водрузил и сам пакет. Поняв, что долговязый не спит и шуршанием полиэтилена ему не повредить, он принялся извлекать содержимое свертков находившихся внутри. Первым на свет появилось пальто. То самое пальто в котором его и привезли в клинику. Человек ощупал ткань, заметил каждую каплю засохшей грязи, внимательно осмотрел найденную на плече волосинку и положил ее на тумбочку, у приготовленную бумажную коробку.

Осмотр продолжался, в одном из внешних карманов нашлось пару свернутых до состояния горошины бумажки, похожих на автобусные билеты. Во внутреннем было пусто. Рука, словно помня движения, не остановилась на месте, повернула левее. Пальцы уперлись в распоротый край подкладки, за ней зияла пустота. Тщательно ощупав пальто изнутри, хозяин одежды почувствовал легкий хруст в самом низу. Там явно что-то было, но достать не отпоров подкладку было нереально. Нужен нож или ножницы.

- Слушай, есть что-нибудь острое?

Блогера сжирало любопытство, поэтому он тут же бросился на помощь.

- Да вот, есть настоящий швейцарский нож. - Вятский пошарил в своей тумбочке и кинул соседу на кровать, предмет, не смотря на малые формы, весьма ощутимо приземлился на слабую панцирную сетку. – Дорогущая штука, сам себе никогда бы не купил, а так память о друге.

Пока сосед возился с подкладкой, он снова залез в свой Интернет. Сегодня Михаил снова продолжил начатую ленту новостей из больницы и Новый пост о находке улик на месте преступления, за пару часов уже набрал три тысячи просмотров! Вятский чуть не задохнулся от радости, таким темпом не смотрелась ни одна его новость, за эти три года практики в социальных сетях.

- Ты представляешь, народ просто в шоке от того, что в больнице вот так можно убить человека. Комментарии соответствующие. То медицина у нас виновата, а теперь полиция. Борисов нас теперь проклинает, наверное, с этой шумихой.

- Борисов герой. Что ему стоит закрыть дело по несчастному случаю? Только личные принципы, он человек истины. Он пойдет до конца, но если ему прикажут, то думаю, дело просто замнут. Никто ни на какой носок и баночки не обратит внимания.

- Знаешь, тут есть комменты, типа как ты сейчас сказал, прикольно.

- А потому что это так и есть. Борисов бывший военный, дослуживает в низших чинах полиции, это значит пенсии военной нет, а выше капитана идти принципы не пускают. Что ты на это скажешь? Другой на его месте, послал бы тебя к чертям с этой волокитой. Но во первых, он пожалел старушку, как и ты, а потом действительно поверил в наши догадки.

- Слушай, ты так говоришь, как будто книгу читаешь. Так не может рассуждать человек без памяти. Это жесть. С чего ты взял все это про опера? - Вятский разошелся не на шутку, - Откуда ты знаешь, что он бывший военный? Даже если это и так, то получается, что ты не забыл, как могут выглядеть отставные военные и полицейские, и кто там еще? Мне кажется, ты чего-то не договариваешь.

- Извини, да, во мне есть что-то странное, но я сам не знаю что. Я лежал и пытался разобраться в себе. Выяснилось, что могу рассуждать на всевозможные темы, о испанской живописи 16-го века, французской революции, бортовом самописце пассажирского лайнера, сумасбродных девчонках и прототипе лазерного ружья. Но все что касается лично меня, словно пропало. Это как заслонка. Ее поставили, или она сама появилась. Ну как можно не помнить свое имя и одновременно знать тысячи других имен.

- Тебе нужно найти свое имя, ты найдешь его. Я помогу!

Вятский не мог и минуты провести молча:

- И все-таки, с чего ты взял, что Борисов взялся за дело из принципа и вообще. Хотя если подумать то все очень просто, он действительно слишком стар и слишком капитан.

- А еще наколка, «За ВДВ!», когда он чесал голову, - наш герой, наконец справился с подкладкой и теперь доставал искомый предмет завалившийся туда через распоротый карман. Это была фотография женщины.

- Кто это, - долговязый был тут как тут.

- Я вижу эту женщину второй раз в жизни.

- Второй? – а где же первый.

- Первый раз на столе у нашего доктора, по-моему, это его жена. Он тогда еще смутился и спрятал снимок в ящик.

- Ни фига себе, - Вятский ругнулся, - Я был там наверное раз десять и не замечал. И что тебя может связывать с этой женщиной и нашим доктором?

- Подожди, тут сзади написано «Наступит день, ты вспомнишь!». Что вспомню? Кого?

- Мне кажется, раз уж такое дело тебе надо поговорить с нашим доктором. Может его жена тебя знает?

- Как ты себе это представляешь, скажу ему, «Здравствуйте доктор, возможно у меня был роман с вашей женой, не могла бы она меня посмотреть, может, вспомнит»? Так, ты хочешь, чтобы я ему это сказал?

- Нет, ну не так конечно, лучше вообще про фотографию ему не говорить. С такой надписью любому будет понятно, по крайней мере, подозрения.

- Надо узнать кто на фотографии, можешь? Как и меня поставить в поиск.

- Можно проще, сейчас я ее перефоткаю на цифровик, а в поисковике по похожим картинкам прогоню. Пять минут, ща все будет. – Вятский кинулся за фотоаппаратом и шнуром.

Тем временем было изучено содержимое бумажной коробки на тумбочке. Горошины из бумаги действительно оказались билетами. Два совершенно разных города, Москва, Николаевск на Амуре. Интересно. Оба билета были почти новыми, получается, что за короткий промежуток времени он изрядно попутешествовал. Волосок оказался слишком толстым для человеческого, скорее всего от меха, толстая белая шуба вполне годилась для потенциального донорства.

Все это наш герой говорил вслух, специально для того, чтобы Вятский потом не приставал с расспросами. Ничего больше он о своем пальто сказать не мог. Предстояло еще разобрать уйму вещей из гардероба, как блогер крикнул:

- Эврика! Есть, она известная личность, я бы сказал. Смотри сам.

Госпожа Демина, оказалась ни много ни мало, а первым заместителем мэра по общим вопросам, с личным кабинетом и графиком приема граждан, по вторникам и четвергам с 14.00 до 16.00. Все остальное время Ольга Леонидовна проводила на совещаниях, форумах и выездном контроле на местах.

- Ни фига себе, да? - Долговязый уважительно посмотрел на соседа и подмигнул, - Интересная женщина, жаль не в моем возрасте.

- А в чьем?

- В твоем, ей за тридцать, тебе под сорок, вы в самый раз, чтобы, ну, это.

- С чего ты взял, что у нас с ней что-то было?

- Я и не говорил, ты сам сказал, что там подпись. Вам есть что вспомнить. Не обижайся. – Блогер сделал извиняющееся выражение лица, но в его годы подобное было простительно. Росло поколение с другими моральными установками.

- Ладно, я не обиделся, и ты прав, надо поговорить с доктором. Про фотографию молчим. Пока молчим. Если я сказал, молчим, это значит, что в Интернет тоже не выкладываем. Понял?

Настала очередь Вятского обижаться.

- Я думал, что можно будет про все писать? Это же преступление, я о нем и пишу.

- Вот и пиши о преступлении, а не обо мне. Все что касается меня, это личное.

- Хорошо, я понял тебя, больше не буду.


Эпизод 7

Демин еще не ушел со смены. Оформление трупа, куча отчетов и прочие факторы задержали его почти до 14.00. Врач собирался покинуть расположение, как возник этот пациент, с амнезией.

- Вам стало гораздо лучше, передвигаетесь без усилий

- О, доктор, это комплимент с вашей стороны. Но мне и правда, лучше. Сегодня тошнило всего два раза и голова почти не кружится. Я гулял по коридору, смотрел в окна и вспомнил кое-что.

- Что же?

- Ваша жена.

- Что моя жена?

- По моему я знаю вашу жену, ее лицо мне показалось очень знакомым. Я видел фотографию на вашем столе и подумал что это жена. Раз стоит на столе.

- Предположим, это моя жена. Но почему она должна вас знать? Ее знают многие, она местная звезда, поэтому это вовсе не показатель, но уже прогресс. Так и память к вам вернется быстро. Через недельку мы вас переведем в терапию или психиатрию. Наше дело залечить голову, а она у вас идет на поправку.

- И все-таки, у меня есть какое-то странное чувство, что нас что-то связывает. Может работа, или общие знакомые. Полиция ведь до сих пор не установила мою личность. Представляете как это, жить без имени?

- Я представляю, хорошо, тогда давайте сделаем так, я вас сфотографирую завтра и покажу жене. Если она вас знает, то скажет. Договорились?

- А сегодня вы это не можете сделать?

- Сегодня пожалуй нет. Тем более Ольги не будет дома.

- А ее часто не бывает дома?

- Вам какая разница, с чего такие вопросы? – Демин стал заметно раздражен.

- Простите доктор, я только предположил что вам очень плохо вечером в те дни, когда жены нет рядом, вам часто бывает плохо. Она ведь такая занятая. Правда?

- Это вас совершенно не касается, идите в палату, вам нельзя много двигаться.

- Извините меня. Правда, что то я расходился сегодня. - Пациент не успел подняться из кресла, как ему внезапно и стало плохо. Носом пошла густая кровь, а сам он схватился за голову. Доктор вытащил из шкафа несколько пузырьков и быстро привел в чувство «потерявшегося» собеседника.

- Надо же, как тряхнуло.

- У вас небольшое повреждение коры мозга, мы не стали вас оперировать, так как период реабилитации будет длиться дольше самостоятельного выздоровления. Возраст у вас еще позволяет. Но некоторое время, с месяц примерно может так происходить. Потом пройдет. Так что будьте осторожны.

-Спасибо, вы заботливый доктор

Демин улыбнулся:

- Да я такой, пользуйтесь, сейчас вызову для вас каталку, а сам убегу. Смена кончилась, надо домой.

Врач подошел к телефону и набрав номер попросил медсестру прислать из отделения инвалидную коляску.

- Посидите пока тут, через минуту за вами придут и помогут. Извините, дела.

- Всего хорошего.

Медсестра действительно появилась очень быстро. Не прошло и пяти минут, как из сестринской, за ним пришла та самая женщина, приносившая до этого пакет с одеждой в палату. Назад он ехал сам, бодро крутя непослушные, в неумелых руках, колеса инвалидной коляски. Он выглядел уставшим, но довольным.


Эпизод 8

- Вы понимаете, что это не телефонный разговор? Я сейчас на месте. Да как раз у вашей баб Маши. – Борисову было неудобно говорить об этом в квартире полной экспертов, но он вкратце разъяснил ситуацию. – Я не успел, может на полчаса. Труп нашла соседка, дверь была не заперта. Она вошла, а тут она и лежит на кровати. Вокруг таблетки пустые, напилась снотворного. Доза, судя по всему смертельная. Вскрытие еще покажет, но никаких признаков насилия нет. На руке свежий след от укола, но это, скорее всего в больнице делали, от давления. Теперь у меня уже два трупа по одному случаю, два несчастных случая, а это уже не случайно. А начальство требует сдавать дело.

- Послушайте, вы сдадите свое дело, как считаете нужным, но сначала приезжайте сюда, в больницу, - Вятский был возбужден до предела и почти кричал в телефонную трубку, - внезапно он смолк и заговорщицким голосом произнес, - Он говорит, что знает, кто и как убил Гаврилова. Да, приезжайте скорее. И еще, он просит узнать, приходила ли к жертве медсестра.

Повесив трубку долговязый блогер долго еще донимал расспросами соседа. Ему не терпелось написать свой следующий пост, который перегонит по популярности предыдущий. Но наш герой упорно отговаривался тем, что и сам до конца не все понимает и скоро все прояснится. На том и порешили.

Капитан появился через час, дело шло к вечеру, он явно спешил и очевидно был не в духе.

- Приказано прекратить все эти игры в детективов и сдавать к чертям собачьим дело. Теперь еще эта медсестра. Уму непостижимо, её ведь никто не собирался за этот случай сажать за решетку. Тем более ничего не доказано пока. Зачем так переживать. – Борисов зашел в палату и присел на краешек кровати. Ну а у вас какие новости, что теперь? Еще один носок или баночка? Начальство такие штуки не оценит.

- Не спешите, сначала надо кое-что узнать, и если это так, то можно говорить о 99% раскрытия нашего дела. – Пациент, потерявший память сейчас выглядел посвежевшим, он видимо пришел в себя после недавнего приступа и теперь даже позволял себе слегка жестикулировать во время разговора. Пробейте по своим каналам телефон в сестринской нашего отделения. Поступали ли на него звонки в период наступления смерти Гаврилова. Это очень важно.

- Хорошо, и что тогда? Что мы узнаем? А еще надо вызвать сюда доктора Демина. У вас сегодня должны появиться к нему вопросы.

- Вопросы к Демину? Нейрохирургу Демину?

- Да, именно к нему. Но повторю, сначала узнайте, был ли в сестринскую звонок ночью.

- Хорошо, полагаюсь на ваше мнение. Я уже убедился, что вы делаете правильные выводы, - Борисов покинул палату, обещая скоро узнать всю информацию по звонкам.

-Не могу поверить, ты думаешь Демин убийца? – Вятский, в предвкушении красивого заголовка для новости даже потер руки. – Но как же он это сделал?

- Вот и я сначала не мог понять как, но однажды увидел кое-что и весь ребус встал на свое место. Есть правда один нюанс, но мы его узнаем по ходу. Наберись терпения.

- Слушай, это будет сенсация. Нет, я не верю, я не верю в такую удачу, вот это будет пост!

Не успел парень как следует расписать во всех красках, каким будет замечательным и популярным следующее его сообщение в Интернете, как в дверях появился Борисов.

- Вы правы, в период предполагаемой смерти пациента в сестринскую был звонок. Звонили отсюда, из больницы. Я вызываю Демина, у меня и правда, появились к нему вопросы.

- Зайдите на минуточку. – Безымянный сосед Вятского протянут оперу папку с бумагами. - Я тут позволил себе посмотреть снимки по смерти нашей медсестры. Нельзя оставлять на моей кровати секретные документы. Скажите, она принимала таблетки прямо в комнате?

- Судя по всему да, упаковки были разбросаны по спальне, после приема такой дозы залпом она бы просто не могла дойти до кровати из кухни. - Борисов на всякий случай закрыл за собой дверь, - Успели сделать экспресс-тест крови, у нее две лошадиных дозы снотворного в желудке. Шансов не было.

- Хорошо, а есть опись предметов комнаты?

- Конечно, страница семь. А зачем вам? – Борисов уже не знал, какой очередной сюрприз преподнесет мозг этого человека, но все еще не полностью доверял его способностям.

- Понимаете, на фотографиях я не нашел одного предмета. – Наш герой задумчиво потер переносицу. – мне кажется у меня какая то фобия, не могу успокоиться пока не проверю прав я или нет. Где список?

- Да вот он, успокойтесь, 74 предмета в спальне. – Борисов раскрыл дело на нужном листе.

- Так, так, где же, где же он? – пациент пальцем водил по строчкам, дважды начинал читать с самого начала, но так ничего интересного для себя не нашел. – Ужас, - от волнения он даже вспотел. – Я не вижу его, вы найдете тут его?

- Кого его? Что найти? – Борисову передалось волнение

- Стакан, тут нет стакана, ни в списке, ни на фотографиях.

- При чем тут стакан? – Борисову снова показалось, что его разыгрывают. – Объясняйте проще.

Пациент без имени поморщился:

- Куда уж проще, представляете, человек решил умереть, наглотавшись таблеток. Он идет к себе в комнату, рвет несколько упаковок, собирает пилюли в ладонь и глотает. Как думаете, ему понадобится все это дело чем-нибудь запить?

Борисов схватил листок с описью и пробежался по нему.

- Да, ни стакана, ни бутылки, ни кружки, ни банки. Ничего, нет решительно ничего. Если только она не из батареи напилась. Черт! Там было семь криминалистов, три врача и два участковых. И никто не обратил на это внимания. Так ведь это явное убийство с инсценировкой. Да у вас настоящий талант! Не сильно ошибусь, если предположу что до потери памяти вы были хорошим полицейским или разведчиком. Что-то мне это подсказывает.

- Скажете тоже, талант. Я это просто увидел. Могу сказать подобное о чем угодно. Просто попалось на глаза и все. Важнее другое, хочу вспомнить кто я, а не занимать чужую жизнь только потому, что у меня есть талант к чему либо.

- По вам еще никакой информации. – Опер вздохнул и снова присел на край больничной койки, - Сегодня я звонил нашему участковому по розыскной группе. Ваши отпечатки сразу нигде не всплыли. Фотографий похожих на вас людей выявили явное несовпадение, эти граждане живы и здоровы, кое-кого даже охраняют круглосуточно. А если сразу не сработало, то ждать можно очень долго, а может и завтра все решиться.

- Все может решиться, но пока я сам не вспомню, так и буду оставаться чужим для самого себя.

- Вы все вспомните, наступит день, и память вернется, правда от некоторых воспоминаний очень хочется избавиться.

- Она тоже так говорила! – встрепенулся наш удивительный пациент.

- Кто? – Борисов уже ничему не удивлялся.

- Наша медсестра, которая убита из-за своих воспоминаний.

Борисов и Вятский переглянулись, они снова ничего не понимали.


Эпизод 9

Этот день затянулся. Начавшись утром с сообщения о гибели человека в больнице, он стал предвестником другой смерти. Сегодня же все и должно было разрешиться, по крайней мере в этом наш герой убедил сыщика.

Доктора Демина удалось найти на личном сотовом номере и попросить приехать, не смотря на его нахождение на даче. Борисов был очень убедительным и обещал в случае чего даже приехать за ним по любому адресу. Заметно поколебавшись, Демин согласился прибыть к закрытию больницы для посетителей, около семи. Дверь в служебный кабинет была открыта, внутри сидели два пациента, капитан и еще один полицейский, чином поменьше и в форме.

- Не беспокойтесь, пациенты нужны нам лишь в качестве понятых. - Борисов предупредил недоумевающий взгляд врача - Присаживайтесь, я хочу поговорить с вами.

- А нельзя это было сделать по телефону, или завтра, - Демин злился из-за того, что в положенный выходной ему приходится возиться тут.

- К сожалению, вопрос требует срочного решения, вы готовы отвечать?

- Это уже допрос? Мне звать адвоката? – Демин пытался острить, но выходило у него плохо.

- Я думаю, он вам понадобится, но несколько позже, - Борисов подыгрывал собеседнику с выгодой для себя, - Ответьте лучше на такой вопрос, в каком состоянии сейчас ваш брак?

- Это личный вопрос, не считаете ли? - врач занервничал и решил сменить тему.

- Ну почему же личный, когда дело касается двойного убийства, то личных вопросов быть не может. А вот еще вопрос, в каких взаимоотношениях вы были с гражданкой Кормушиной?

- Отношения были нормальные, рабочие. Я не понимаю, куда вы клоните?

- Трудно, наверное, сохранять рабочие отношения с тем человеком, который рассказывает про вас всякие истории?

- Какие истории? Мало ли кто чего рассказывает, мне плевать, - Демин выразил свое презрение в паре не литературных слов.

- Ну, всякие истории, например такие которые могут повредить вашему браку. Ходят слухи, что Кормушина во время прошлых дежурств, неоднократно видела вас в компании дамы, а однажды и вовсе застала за этим, ну за сексом.

- Предположим это так, допустим, она чего то и рассказывала, но ведь вы понимаете, что это не повод с ней расправляться.

- Хорошо, а какой повод вам нужен? Какой повод требуется для увольнения человека? Может быть нарушение служебных обязанностей повлекшее гибель человека?

- Это бред, капитан, о чем вы говорите! Россказни престарелой женщины никому не интересны и меня совершенно не трогали.

- Они не трогали бы вас до того момента, пока не узнала супруга, - в разговор вмешался пациент с амнезией, - и это стало бы катастрофой. Баб Маша была старой закваски, терпеть не могла кобелизма со стороны мужчин. Однажды она застала вас в объятьях некой особы. С тех пор по больнице поползли эти слухи. Еще чуть-чуть и они могли достигнуть слуха жены, и тогда вам пришлось бы не сладко, в ее то положении. Вы потеряли бы практику, работу в пределах региона и клеймо неудачника со стороны родных. Неплохая расплата за несколько минут удовольствия. Именно поэтому вы и задумали уволить ее любыми методами. Легально это сделать не удалось, Кормушина всегда была на хорошем счету в главврача, и даже приходилась ему далекой родственницей. Поэтому вы и придумали особый план.

- Какой план, что он несет, - Демин возмущенно воздел руки к потолку, - Кто-нибудь верит этому инвалиду?

- Я верю, продолжайте, - Борисов кивнул и разрешил пациенту продолжать.

- План состоял в том, чтобы в ночь дежурства Кармушиной подстроить несчастный случай и обвинить медсестру в ошибке. В качестве жертвы был выбран случайный человек. Он единственный кто из всего отделения лежит один, а его палата почти в самом конце коридора, далеко от посторонних глаз. За несколько дней до этого вы попросили поставить вас в дежурство с таким расчетом, чтобы быть поближе к врагу. Хорошая мысль, не правда ли? Ночью вы дождались когда все утихнет и совершили преступление, вы откачали из капельницы Гаврилова раствор, с таким расчетом, чтоб он быстро кончился и наступила смерть. Это был очень хороший план и он отлично сработал, надо сказать.

- Интересно, как это я буду выглядеть ночью со шприцем в палате Гаврилова. А мне что, мимо медсестры надо невидимкой проходить? Их пост прямо напротив.

- А вы хорошо ориентируетесь в пространстве, доктор, - Борисов достал из папки лист бумаги и протянул его врачу. – Это справка с узла связи. Ночью в сестринскую был звонок с единственного номера. Этот номер установлен в вашем кабинете.

- Это я ей звонил, да, я вспомнил. Просил продиктовать список прибывших с утра.

- Вы общались с ней?

- Да, я спросил у Кармушиной все ли в порядке, собирался как раз вздремнуть.

- Значит, вы подтверждаете, что Кармушина не спала в тот момент времени, когда случилось преступление.

- Получается что так, подтверждаю, - Демин выглядел заметно расстроенным и поникшим.

- А почему тогда, сегодня утром, вы больше всех винили Кармушину, что она проспала и вообще, откуда вы знаете время когда умер Гаврилин?

Демин переменился в лице и уставился на свои ладони, кисти рук тряслись мелкой дрожью.

- Черт возьми, я устал, я не хотел, чтобы все зашло так далеко, - у доктора вот-вот могла случиться истерика, Борисов налил ему воды из графина и присел рядом. Рассказывайте, как все было.

- Это не я, это не я все придумал, я никого не убивал. Это все она

- Маргарита Симоян, медсестра соседнего отделения? – Борисов скорее утвердил, чем спросил. – У вас была с ней интимная связь, и вы боялись огласки этого факта. За ней уже направили наряд, она ведь сейчас как раз на вашей даче? Вы должны были сегодня вместе отметить то, как удачно разделались с Гаврилиным и Кармушиной.

- Вы все это знали заранее? Это невероятно, как вы догадались?

- Спасибо вашему пациенту, надоумил, - Борисов вытащил из папки чистый лист, - пишите.

- Что писать?

- Чистосердечное признание.

- Хорошо.

На своих стульях заерзали пациенты:

- Мы можем идти, капитан? Мне стало немного не по себе, может случиться приступ. – потерявший память схватился за голову и откинулся назад на стуле.

- Да конечно, идите, дело сделано, я к вам еще загляну на днях.

- Ну все капитан, на связи, - блогер помог своему соседу подняться и поддерживая того за локоть заковылял в сторону палаты. Пора было ложиться спать.


Эпизод 10

Они уже лежали в неудобных, но полезных для позвоночника постелях и слушали тишину. Пациенты получили свои порции лекарств, уколов и кварцевания. В палате пахло озоном и пирожками. Их долговязому еще вчера принесла тетка. Вятский прямо лежа ел произведение домашнего кулинарного искусства и листал ярко планшет.

- Нет ну скажи, как ты понял, что это доктор?

- А кому еще? - Вопросом на вопрос отвечал его сосед по палате, - если медсестра невиновна, то это мог сделать только человек находящийся с ней в смене. А Демин как раз дежурил. Я правда не мог понять как он это сделал, пока он не выдал себя, позвонив из своего кабинета на пост медсестер. У телефона очень неудобное расположение. Что бы взять трубку дежурная должна покинуть пост, пройти за угол, открыть дверь и только после этого ответить. Так и нашу бабулю, отвлекли звонком. Пока Демин с ней разговаривал, его сообщница, ну эта, Маргарита, по совместительству любовница застуканная бабулей вместе с доктором, зашла к Гаврилову и откачала раствор. Она же на следующий день всадила запредельную дозу снотворного во вторую жертву. Она работает медсестрой в соседнем отделении. Придя к Кармушиной домой, она видимо придумала некую легенду. Например, по просьбе коллег вколоть успокоительное. Мария Сергеевна зла не держала и в других людях терпеть не могла, поэтому доверилась коллеге. И очень зря. Единственное что выдало убийство так это плохая инсценировка попытки покончить с собой.

- Понятно, но как вы узнали кто любовница Демина, - Вятский сам не заметил, как стал называть своего соседа на вы. Определенное изменение отношения произошло благодаря последним событиям. Блогер всецело зауважал человека без имени, и фамильярностей больше себе не позволял.

- Так чего тут узнавать, у любой медсестры спросить можно, тоже мне секрет,- главное ведь знать, о чем спрашивать.

- Да уж, а про себя удалось что узнать? Что в итоге по этому поводу сказал Демин? Фотографию твою он своей бабе вряд ли показал.

- Да уж, когда, нельзя, передать, вспомнить…

- Что? – на этот вопрос незнакомец ответил мощным раскатом здорового храпа.

- Все с вами понятно, мистер Соня, ладно, утро вечера мудренее, спокойной ночи.

Вятский ворочался еще несколько минут, после этого ночь окончательно взяла на себя управление событиями. Длинными караванами уходили в неизвестность парусники снов. Мирных, спокойных снов. Сегодня больше никто в больнице не умрет.


Часть вторая: «Запутанное дело» следует


Андрей Городецкий (Копирайт)

Рейтинг: 10
(голосов: 1)
Опубликовано 10.02.2014 в 00:13
Прочитано 829 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!