Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я · Писатель» создан для писателей и поэтов, готовых поделиться своим творчеством с товарищами и людьми, интересующимися искусством. На сайте вы сможете не только узнать мнения читателей о своих произведениях, но и участвовать в конкурсах, обсуждении других работ, делиться опытом с коллегами, читать интересные произведения и просто общаться. :)

Перламутр

Рассказ в жанрах: Драма, Утопия, Разное
Добавить в избранное

Воспоминания утробного блага


Что есть фантазия? Это внутренний мир совершенства. Когда ирреальное выталкивает и уничтожает реальное. Это состояние духа, когда все возможно и нет ничего невозможного. Отсутствие границ и рамок, искусственных штампов и матриц, по которой все должно шаблонизироваться. Фантазия - это язык души, когда разум замедляет свой привычный курс. Фантазия - это интенсивная работа мозга вне себя. Существование фантазии равным счетом пропорционально жизни. Углы и градусы, стены и возвышенности скрупулезно атаковавшие наше повседневное пребывание в надуманной кем-то реальности, убивает и упрощает душу. Мир ребенка - великолепен, он полон образов и переключений. Победа над временем и пространством! Торжество духа лежит в основе детства. Непогрешимость желаний, таинственные знаки и метафизические жесты. Тайна известная только одному существу, тайна заключающая в себе целую отдельную удивительную вселенную. Язык ребенка - уникален. Он приближен к языкам Богов, которые болтая на вселенском языке, отражаются в ребяческом каламбуре. Мы не умеем слушать мир. Следовательно мы не умеем слышать Бога.

Фантазия - это дар Бога. Человек придумал себе "жизнь", чтобы легче лавировать над собственными проблемами, преодолевать препятствия, чтобы казаться важнее. Цели и задачи возложенные человеком на собственные плечи, в глубокой сущности своей ничтожны, ибо они отягощают и уничтожают его душу. Религия это фантазия перемешанная с реальной тактикой правления все той же "реальности". Надуманный страх сопровождающий нашу скоротечную жизнь, набирает силу лишь с момента веры. Однако Бог - безграничен, и он не стал бы загонять себя в пресловутые рамки закона , традиций и обрядности. Бог - это фантазия - мир лишенный границ и рационального понимания. Мир хаоса и целесообразности одновременно.

Мир ребенка - щедр, наивен и он силен в своей наивности. Уста младенца издавна глаголют истину, только его истина никак не уживается с "Нашим взрослым" понятием истины. Вот почему существует зло и насилие. Научись слушать ребенка - научишься слышать Бога. Погрузись в мир фантазий и ты прибудешь в пенатах божьих…..

Фантазия. Это мир, который спасал меня все это время от хищного бремя "реальной" жизни. И выйдя на свет - я был разочарован….


Роль и под роль


- "Солнце мое, ты погружено в печаль. Что тревожит тебя? - холодный ручей обратился к светилу.

- Свет и огонь, как печален мой день.

- Ты хочешь услышать ответ на свой же вопрос?

- А я ничего и не спрашивал. - ответило ленивое солнце.

- Зачем вопрос, когда ты убиваешь живое? Ты даже не злишься, ибо губишь своею печалью растения. Посмотри на горных оленей, они скоро погибнут от жажды.

- Так напои их. Тебе ведь весело. - молвило печальное солнце. - Твоя сила живительна, воскреси, если сможешь.

- Я не могу преодолеть себя же. Во мне задан курс и я не могу его изменить.

- Так чего же печалиться о том чего не спасешь? Их смерть не принадлежит твоей совести.

- Отнюдь. Под молчаливым согласием коится зло на земле. - ответил ручей и взбурлил.

- Ты уже предупредил меня. Будь спокоен. В чем сущность твоя? - поинтересовалось безразличное солнце распрямляя огненные лучи.

- Второстепенная.

- Тогда замолчи."

Она закрыла книгу и выжидающе взглянула на меня. Я как всегда молчал, и всем своим воображением силился забыть обожженные тела животных, которые так четко покоились перед глазами.

- У каждого из нас своя роль в этой жизни. И как бы человек не старался сделать большее, Всевышний не позволит ему сделать что-либо лишнее. Но, - предупредила мой вопрос возлюбленная.. - это отнюдь не означает, что ты не вправе бороться. Лишь в борьбе ты постигаешь истину своих возможностей. Только так , ты очертишь рамки своей сущности и предназначения. Если бы ручей не вступил в диспут с солнцем, он так и не познал , что он всего лишь ручей. - она наклонилась и нежно поцеловала мою белоснежную руку, и я был счастлив, ибо по обыкновению, после дневных изучений мира, наступает полу обеденный сон танца. - А теперь, я тебе с танцую. - Она, уложила меня в постель, накрыв теплым ватным одеяльцем и отошла на середину комнаты. Раздевшись, она была прекрасна. Ее таинственный изгиб сильных бедер, так сладко сочетался с хрупкостью слабых плеч, кожа отдавала бронзой и я ощущал в воздухе аромат ее первозданной женственности. И вновь неясные мне волнения сковали чресла моего юного организма, и не в силах бороться с наслаждением, я в легкой истоме от боли заснул.


Металл


Сила и неприступность. Сила и разум. Сила и торжество. Сила и власть. Организм идентифицирует внешний мир обособляя и отождествляя его с ним. Извечная борьба плоти и разума приносят миру плоды познания. В то время как тело больно и немощно, душа сильна и может быть бессмертна. Выбор меду силой тела и силой духа, не раз привадили меня в отчаянье. Сочетание этих двух качеств не удавалось мне. Бог наделил меня слабым организмом, вот почему возлюбленная моя старалась закалить во мне совершенство силы духа. Однако только сейчас, я понимаю что нам, это так и не удалось. Будучи слаб физически я предал ее старания, и уничтожил свою душу.

- Металл ржавеет лишь только тогда, когда понимает, что бездействует. Без эксплуатационное существование материала, развивает паразитирующую ржавчину. Коррозия покрывает этот сильный элемент, и съедает его изнутри.

Когда акула останавливается, вдруг, она умирает. И иголка живет лишь только тогда, когда каждый день протаскивает нитку сквозь ткани.

Металл, пройдя жесткую закалку, в бездействии своем всего лишь ничтожный кусок ржавчины, глупая ненужность, пораженный лом, без права на выбор и без предпосылок на восстановление. – говорила она, закаляя мое сознание и младую душу. – Трапеза борьбы в основе жизни. Это не обряд – это закономерность.


Полезность


“Траектория нежности, в пылких стремлениях

Узурпировать сердце, по методу верности,

Факт одиозности, в ревнивых сомнениях,

Любовь невозможна без измены и пошлости.

Власть, но над сердцем ли? Над телом, но едва ли,

Ты сможешь оправдать свои раны и шрамы.

Обещания и верность, тебя избаловали,

Ты жаждешь крови, а разум разврата.

Закон обессилит, и рамки приличия

Рухнут стеною отверженной. Мстительно

По новым соблазнам, вплоть до безразличия

Атакой пойдешь ты, и глазами зрителя

Будешь оценивать собственный подвиг

Над новой душой, над мнимой любовью.

Секс без оргазма, и кто мог подумать,

К чему приведут моральные законы.

В любви нет закона, любовь безгранична

Наслажденье и радость не могут быть сдержаны.

Так зачем нам смущаться, зачем нам приличие

Если можно любить беззаконно и преданно…”


Возлюбленная взглянула мне в глаза и спросила, понял ли я что-нибудь, и я ответил кивком, полон 12-ти летней ответственности. Она взяла меня за руку и отвела в комнату. Стихи, как позже выяснилось, так же являются субъектом полезности….


Полнолуние


“Мне не нравится это зеркало, но я заставлю его любить меня.” Я стоял в ванной перед огромным овальной формы зеркалом. Я смотрел в свое хрупкое отражение и пытался изучить свое тело. Каким же все таки странным телом наделил нас Бог. “У нас длинные руки, и их именно две. Не три и не пять , а только две, по разные стороны туловища, имеющие одинаковые права на существование. О чем это говорит? О равноправии.

У нас две ноги. Только две, не три, не четыре, а именно две. И они длиннее и устойчивее чем руки, и созданы они для того, что бы нам было удобно передвигаться. О чем это свидетельствует? О равновесии.

У нас два глаза, только два, и этого достаточно, что бы видеть этот необычайный мир. И они у всех разные, по цвету и по форме. О чем это напоминает? О многогранности.

У нас два уха, только два, по разным сторонам лица, и мы улавливаем ими все разнообразие звуков. У нас один нос и только один рот. И все это в общей совокупности дает пропорциональность нашего лица. И это говорит о гармонии.

Все в нашем теле гармонично и уравновешено. Дальнейшее развитие данных частей, это уже второстепенное, первоначально, нам дарован именно такой облик, и не какой другой.

Мужчине дан величественный жезл , транспортирующий продолжение жизни, женщине же дан сокровенный орган сохранения, колыбель последующего развития внедренной в нее жизни. И это указывает на взаимодополняющую различность между нами, людьми.

Тело – прекрасный сосуд души. Он идеален и неповторим в своем роде!” – я гладил свое обнаженное тело и дивился прелестями и возможностями его реакций. Я был доволен и поглощен нарцисским просмотром собственной красоты.

Это было мое одно из первых тщательных знакомств с телом. И оно активно продемонстрировало все свои возможности молодого мужчины. Я был удивлен и поражен красотой и естественностью. Я показался себе необычайно красив. Холод и свет пронизывающий меня до самых клеточек, навел меня на мысль о том, что я мог быть отождествленным с луной…..


Рваные мысли


Тахикардия бессознательного ощущения времени. Как грустно понимать, и как больно чувствовать быстроту безмолвного времени. Ты становишься на день старше, ты становишься на день ближе к собственной могиле. Вот она, ты машешь ей рукой и она улыбается тебе в ответ своей грязной гримасой.

Пустота окружающая нас повсюду, лишь напоминание о смерти. Машины, проносящиеся мимо подмигивают тебе фарами, предлагая тебе быть сбитым в любое удобное для тебя время.

Страх, сопровождающий нас как лучший спутник выживания, одергивает тебя, подталкивая к краю балкона, когда ты созерцаешь закат, стоя на 13-ом этаже случайного дома.

Интерес, шепчет тебе опустить в воду любой электроприбор, каждый раз, когда ты принимаешь ванну.

Но тело! О Боже! Тело, отступает всякий раз, чувствуя приближения смерти, ибо именно мозг, глаза и уши желают видеть этот шумный суетящийся мир вновь и вновь. И почему он любит его? Почему так преданно боится потерять его? Быть может, хотя нет. Объяснения быть не может, ибо разум и душа готовы прыгнуть, готовы нанести ранение самому себе, но тело и организм в целом противостоят ей! Идет сложная многоуровневая борьба тела и души, разума и мозга. Они как бы отделяются друг от друга, и человек перестает существовать вообще. Они сами решают за человека, будет тот жить, или нет.

Погоня. Бешеная гонка за жизнью изо дня в день беспокоит тонны снующих туда - сюда тел. Мозг развлекает себя, ставя перед телом каждый раз новые и новые задачи, а душа, наблюдая за этой сизифной игрой, страдает изо дня в день, и как загнанная лошадь ищет пристанища и покоя в смерти. Однако эгоистическая любовь тела к забавам, не разрешает ей перейти в мир, который отрицает всякое наличие телесной активности, именно по этому, тело и организм так едины в борьбе с душой. И война их будет вечна. Человек , в котором сильно тело , никогда не позволяет помышлять своей душе убить его, а то тело чье слабо и мягко, подвержен силе духа, и порой так бывает, что она и освобождается.

Так, что мне до этого? Я, стоящий на краю пропасти, что выбрать мне? Солгать и позволить телу быть единственный раз в жизни сильнее духа, или же проститься с телом навсегда?

Просто день рождения, может быть прекрасным днем смерти…..


Полярность


Притяжение души и притяжение тела. Иногда притяжение бывает сильнее за разумное обоснование действия. Что подразумевает под собой понятие желаний. Когда возникает желание? Оно вынашивается сердцем либо рождается само, вследствие сильнейшего всплеска сексуальной привлекательности? Желания бывают разными. Они зачастую переступают через рамки законности . И что есть закон? Неужели не возможно желать то, что не законно, ибо сердце и тело не выбирают направленно, законное и не законное. Оно просто выбирает, просто возникает . И ему уже все равно, что думает по этому поводу закон. Закон придумали люди, которые лишены эмоций или которым отказали в их же собственных желаниях.

Притяжение души и тела. Это волшебное ощущение счастья. Если это притяжение не проходит барьеры блокации, и активно принимается объектом, без значительных препятствий воплощения желанного – это волшебно! Наслаждение и вожделение, тормозят переход к высшему разуму, так считают философы и религиоведы, однако их мнение ошибочно. Что может ближе приблизить нас к Богу, как не любовь? В результате беспрепятственной любви, рождается и благодарность Богу, следовательно, возникает любовь к Всевышнему.

Притяжение души и тела. Наслаждение телом и безграничное единство душ. Весь мир превращается в сказочную страну двух блаженных душ.

Когда же возникает притяжение? Когда индивиды понимают, что это необходимо и неизбежно? Когда возникает полярность. Обе крови, гоняющие тельца жизни, полярные, следовательно наша любовь с Ней – неизбежность.


Индуктивность правды


Трапеция перпендикулярной мысли, поражает меня буквально и всерьез. Закономерность фарса и неожиданности пугает меня своей действительностью. Смерть преобладающая в нашей жизни отождествляет себя с миром хаоса и обреченности, убеждая меня в том что все в этом мире бессмысленно и сопряжено с гнусной утопией, коей прикрываюсь я каждый день, открывая окно и выглядывая на улицу как последний трус.

Моя убежденность в правоте смерти и неравенстве жизни привело к этому убийству. Я прожил с осмыслением своего деяния десятки лет, и вот моя собственная тень вновь настигла меня и зверски улыбается прямо в лицо. Я стою напротив зеркала, я вижу ее, и Она мстит мне, и я знаю, что скоро все закончится, и что завтра уже никогда не настигнет меня врасплох и не вонзит радостные лучи солнца в ненавидящие его глаза. Я уверен, что я больше никогда не услышу Ее голос во сне, я надеюсь, что никогда не вспомню о Ней и не стану проклинать Ее имя в ночи. Я смирился и я покоен.

Жизнь, не приносящая счастья. Жизнь растраченная в пустую, что можешь ты дать мне – мне отвергшего тебя, не признающий и ненавидящий тебя. Что есть жизнь в твоем собственном понимании? Что есть для тебя великая радость, и какая польза от тебя, тому, чьи мечты утратили смысл?

Я – это конец начала. Я – это начало конца. Олицетворения гнева и мерзости. Отождествление мрака и презрения. Суицидность мысли, которая сопровождает каждый мой рассвет, не что иное, как трепет перед истинным лицом Бога. Что дам я тебе, о Великий Создатель? Что предложу на исповедь, чем смогу ответить за тяжкий грех. Как мы привыкли всему давать оценку и рациональное объяснение, как привыкли видеть мы смысл в каждом движении руки и в каждом вздохе безжалостного сердца. И каково нам, придя во храм Божий, не оправдать самих себя. Как Всевышнему объяснить нам, что вся эта игра – ложь и бессмыслица, так тщательно завуалированная человечеством.

Краски, звуки, вкусовые ощущения – как жалок этот мир без Тебя. Музыка так настойчиво внедряется в мою кровь, она так пытается добиться своего волшебства, но она так наивна и глупа, думая, что она мне полезна. Полезность предметности – всего лишь шаг к бесплодию. Бесплодие поражает ригидность мысли. Чувства и ощущения – это пелена распутной лжи окружающих теней. Свет преломляется в лицах прохожих, преобразуя великолепие многогранного мира. И как все счастливы в собственном нахождении восхищения. Придумай себе сказку, и ты станешь волшебником. Найди золото и ты станешь миллионером. Распознай палитру и ты уже великий художник.

Ложь и обман. Двойственное ощущение бытия, вымысел и оправдание – вот оно. Но что потом?


Кубический шар нелепой процедуры


Талантливый свет из соседнего окна подсказал мне, о некоторой жизни. Я взглянул в тайное окно ванной комнаты , я заметил там одинокое тело, исполненное страдания и отчаянья.

Что может быть волшебней и более омерзительным, чем калека? Женщина в бездарном бежевом белье просунула нелепо голову в розовый выкат ночного убранства. Ее покалеченные безрассудной молодостью матери, руки, неуклюже просовывались сквозь прозрачную ткань, разрывая ее. Напряженное лицо, выражало отчаянную борьбу за некий, очень важный ритуал. Схватка недуга с повседневным действием напоминало грубую борьбу тореадора со свирепым быком. Красота и неуклюжесть в сочетании с болезненным желанием победить, на столько поразило мое сознание, что сам того не замечая, я стал паникам извращенного шоу.

В чем смысл ее борьбы? В чем ее тайный смысл? В чем трагедия? – В самой трагедии. Действие не сопряженное с сознанием - вот единственная трагедия всех наших будничных драм.


Перископ


- Мы смотрим из глубин нашего собственного воображения. Мы зарываемся в недра океана души и из самого дна пытаемся разглядеть надвигающиеся островки лавы и смысла жизни в целом. Мы не плывем и не движемся по глади реальной поверхности сущего, мы просто выдвигаем перископ, и что есть силы, распознаем очертания надвигающихся событий спрашивая у вечного штурмана-времени, сколько же нам осталось до истины….. - Ее голос смолк, и я снова заснул в Ее крепких и влажных объятиях женских рук.


Двойная угроза препятствий


Лицензия в одиночество. Это так просто и так сложно в одночасье. Мы окружены предметами и образами. Нас встречают соседи, нас будит дворовая собака и к нам звонит абонент, который просто ошибся номером.

Мы заходим на кухню, и шум пробивается сквозь узкие фрамуги плотно закрытого окна. Мы ставим вариться кофе, и суетливый чайник, оповещает нас о законченном действии.

Хрустящие тостеры с визгом подскакивают вверх, дарят нам первозданный аромат свежеподжаренного хлеба и так же веселят наше пребывание на данной планете. Неспокойные гортанные звуки в кране ванной комнаты, напоминают нам о том, что уже три месяца нет горячей воды в проржавелых трубах. И это так же будет очередным столкновением с жизнью. Так будем ли мы когда- либо одиноки?

Каждый сантиметр реальной жизни повседневности является неуклонным препятствием к достижению осознания истинной реальности. Структура реальности такова, что она изначальна, воспринимается человеком как ирреальность. И методы борьбы с иллюзорностью внешней среды, заключается в устранении препятствий.

Двойственность всего сущего, проникает в наши тела, сердца, дома и мысли. Нам становится невыносима борьба с данной системой, и подвергаясь мощнейшему удару угроз, мы сдаемся и принимаем данный мир , как таковой. И ценой является - наше бессмысленное сосуществование вне себя, но в согласии с обществом и «жизнью», которую мы сами себе проектируем.

Препятствия начинаются с самого первого момента жизни – дыхания. Множество слагаемых компонентов завуалированных препятствий заключает в себе метаморфоза образа жизни, его законы, принципы и правила. Надуманные ощущения праведности уничтожают нас и жизнь внутри нас. Мы – машины, тупоголовые гениальные машины подвластные давлению угроз. Мы – с радостью готовые принять любые закономерности и теории, не пытаемся постичь самостоятельно смысл заложенного в нас организма. Мы слепые недоумки, мнящие себя полубогами, зарываем и уничтожаем сам принцип полубога. И вот, Бог снова огорчен и обманут.

Я открыл глаза, оттолкнул теплое голубое одеяло и впервые за сколькие годы вышел во двор. Шел снег. Вокруг все шептало о прошедших зимних праздниках, а я был один, и я был абсолютно гол. Мороз…..


Подумалось


Три головы на раскаленном песке, лежали , болтали о чем-то в жаре, никому не мешали, не желали зла, как вдруг вороны прилетели и склевали глаза. Чьи это головы, никто и не знает, зачем эти головы никто не подозревает, а головы эти для воронов были, хотя головы Богом себя возомнили. Не знали отсеченные, что пищею станут, не говорили об этом не питали догадок, а враз превратились в добычу других, умерли в тщеславных мыслях своих….


Сладкий бред перед пробуждением


Что собой представляет чрево матери? Ровным счетом выгодное ложе для пользующихся ею.

Разочарование две тысячи лет вынашивается в помыслах живущих на земле. Разочарование, может нести не эффективный метод самоанализа. Серые будни атакуют нас стрелами обыденности и стандартизации намеченных планов и действий. Что так же является стимулом разочарования.

Этап и под этап беспамятства , оправдывает и смягчает наказание самобичевания. Итог уготовлен, к чему же гипноз?


Дефиниция боли


Распределение боли: на вспышки и тлен. Как часто бывает, мгновение поражает вас до самых корней волос, проникает в душу, в самый мозг атакует спонтанная боль. Глаза залиты кровью, гневом и болью, но мгновенно это чувство вас покидает. Боль расслаивается, как слоенный пирог, и медовой прослойкой является тленная боль, которая расползается, просачивается и внедряется во все ткани вашего живого существа. Бездействие не возможно , действие абсурдно!

И что делать? Ждать пока боль полностью погладит вас? И тогда вы – эта боль, боль – это вы. С ней вы еденое целое, общая харизма маразматического аффексиса.

Детальное изучение боли предусматривает радикальные методы применения, однако подопытные не в силе раскрыть полной картины ожидаемого результата, лишь пропустив нейроны через себя, вы сможет е во сласть насладиться природой боли. Как физическая, так и морально-духовная, она прекрасна и непостижима. Эманация духа закомплексована в проникновении собственной субстанции производящего восторга болевого шока. Боль…


Ожидание и его подноготная.


Сублимация векторов ожидания. Сам процесс ожидания возник очень давно. Еще девять миллионов лет назад, когда мир еще был в зародышевом состоянии Всевышний Хаос, или иными словами Вездесущий Космос ждал. Ждал появления мира, новой вселенной, новой физико- биологической жизни, которая в конечном счете попытается поработить Его. Но это желание до абсурда смехотворно! Однако речь сейчас не об этом, а об ожидании. Зайдя за черту материального одиночества, пройдя все декоративные институты доктрины, мы приходим к противоречию и аморальности! Видя в своих достижениях лишь крохотную ложь, песчинку инфальтивности. Весь наш декорум сводится к мелочности и несостоятельности; до придела набитого вранья и ожесточенного аффекта нигилизма!

Ожидание! О Боже! Сколько силы, боли, радости и иронии в этом слове! Оно заключает в себе все превратности жизни! Приоритет ожидания во многом зависит от самой личности. Зависит от ее желания. По сути желание и ожидания практически идентичны. П о крайней мере связь между ними, этакая плацента, своего рода «флюида» – одна и та же, очень близкая и одинакова. Что же касается функций, то они, у вышеупомянутых феноменах – разные. Но об этом чуть позже.

Продолжим рассматривать калейдоскоп ожидания. Итак, что же собой представляет аспект ожидания? Ну, во первых , оно включает в себя непосредственно: боль, страдание, томительно тлеющую негу, неврастению , предвкушение, понижение или резкое повышение тонуса, преисполненность, блеск в глазах, дрожь в конечностях, раздражительность, нетерпимость и разочарование!


Тело


Человеческое тело – превосходное средство передвижения, с помощью которого можно достичь вечной жизни. Это редкостная ладья позволяющая пересечь океан неведенья, которым является материальное существование. На этой лодке нам предлагает свои услуги опытный лодочник – духовный учитель. По милости Бога, подгоняемая попутным ветром лодка скользит по воде. Кто при всех этих благоприятных условиях не воспользуются возможностью переплыть океан неведенья? Очевидно, что тот, кто упускает этот счастливый случай попросту совершает самоубийство. В вагоне первого класса, разумеется, есть все удобства, но если поезд не идет к месту своего назначения, какой толк в купе с кондиционированным воздухом?

Как и любой человек, живущий на этой планете, я не раз задаюсь вопросом : кто я? Тело , ум или нечто высшее? В чем сущность нашего пребывания? Для чего мы рождены, если вся наша жизнь это приближение к смерти? Короче, хочу разобраться во всем, что меня окружает? Я прибегал к разным религиям, философиям, но так ничего и не нашел. Я не знаю зачем я это пишу, но порой этот рой мысли невыносим. Когда то, что внутри тебя, по твоему разумения важно и мучает каждый Божий день немыми вопросами – оно в конечном результате разъедает тебя, превращаясь в токсичные отходы…


Разговор


- Разбуди меня среди ночи, или напои меня до чертиков. Раздень меня рано утром, или сожги меня на костре. Я вспомню все. Я не выдам истины. Я выдержу все, и я буду победителем.

- Зачем мне раздевать тебя, коль ты и так нога. Зачем мне будить тебя, ты не ложилась спать. Зачем тебя мне сжигать, тебя и так не существует. И ответь, зачем мне поить тебя, коль от жажды ты не погибаешь? Все это бренно на земле. И образ твой едва приветствует меня. Так вот ответь зачем и с кем мне плакать ночью у костра. Мои светила – это ты, но ты опять не существуешь! Так что же ,что же может вдруг произойти, чтоб доказать тебя живую. И что есть жизнь? И что есть смерть? И для чего живу на свете я. Мой тлен, мой страх, мой друг и враг , все это ты , но нет тебя…

- Мой милы друг! Коль ты не бредишь, коль ощущаешь мою плоть, тогда зачем ты мучаешь себя? Ты ощущаешь запах мой, ты слышишь птиц над каторжной землей. Так разве ты не жив, мой друг?

- Тебя не слышу я.

- Но ты мне отвечаешь!

- Я сам с собой в земле сырой, в неловкой тьме болтаю.

- Но ты же видишь яркий свет!

- О нет! Мой глаз давно ослеп! Все это биологические сны.

- Тогда скажи чем, дышишь ты?

- Гнилой листвой, сырой землей, червями, те что так охотно, стремятся сердце мое съесть.

- Но мы над пропастью мой друг! Вокруг нас водопад, каскады! И птицы с разноцветнейшим пером кружат, приветствуя крылами! И почему не видишь ты, как закат таинственно прекрасен, и как на небе золотом, разливаются фиолетовые краски?!

- Ибо я сказал, я мертв! Пойми! Без горечи утрат, без боли муки и потери, мы вечно были б счастливы, а так, с чужою смертью к нам приходит наша…..

Я прочитывал это снова и снова. Я вспоминал ее обнаженные колени, и я понимал с каждым днем, что я схожу сума. Ее тень двигалась за мной, и я знал, что она скоро придет за мной…


Просто из ниоткуда в никуда


Закричал младенец от испытанной боли. Взглянул на небо и проклял Бога. А боль продолжалась сильней и сильней, а Бога не стало, ушел насовсем. И как не пытался младенец вернуть, Бог не желал даже взглянуть, на вспоротый рот, разорванный анус, так и умер младенец в канаве. Не в рай и не в ад, а просто скончался, так вот бывает, кто над Богом смеялся…


Гравитация


Ощущение гравитации на протяжении бессознательного восприятия времени. Все подвешено, все сыпуче. Умопомрачительные фантазии одинокого человека, заставляют двигаться жизнь и космос, диаметрально его внутренней прогрессии. Как не старается индивидуум бороться с чувством гравитации, его мозг продолжает плавать в утопических идеях познания себя.

Сконцентрированная энергия, направленная, мнимым законом альтруистической филантропии, равно пропорционален интровертированной выгоде, ибо совмещая благо для «всех», индивид, в независимости от психологической характеристики извлекает благо лично для себя.

Когда сердце стремится, мечется, замирает и бешено колотится, при воспоминании любимого, обожествляемого существа, человек мчится, бежит, летит к обожествляемому существу, с уверенной мыслью о совершении блага тому любимому, однако отрицая или не замечая факт того, что увидев возлюбленного или подарив цветы любимому человеку, он, индивид, заглушает собственную, сердечно душевную боль, а бескорыстный дар счастья другому – лишь пелена, обман пред самим собой же.

Данная гравитация прослеживается и в других более сложных примерах невесомости чувств, однако ярче всего – это видно в траектории любовных похождений. – она сняла шелковое платье, и оказалась пере до мной абсолютно голой. Издали я ощущал запах ее духов. Кровь прилилась в чресла моего юношеского тела, но даже после стольких актов любви, я не решался первым подойти к ней.

- Я не отговариваю тебя любить. Я хочу доказать, что любви как таковой нет. Любить тебя могу только я. И это бескорыстная на первый взгляд любовь, имеет единственный подводный камень. За него я расскажу позже. А сейчас, я хочу чтоб ты сел за фортепиано. Но! - она остановила меня и заставила раздеться у входа. Я сел на стул и почувствовал ягодицами насколько холоден предмет без человека. Мое возбуждение продолжалось и оно было приветствовано Ею, до тех пор пока играл. Я перебирал черные и белые клавиши, но я не думал о музыке, я жил только Ею, только Она была важней всего: музыки, искусства, слов и слуха. Когда я исчерпал свой репертуар, она заняла мое место, а я проникал в ее влажные створки пытаясь угодить Ей, пытаясь протянуть эти мгновения сквозь вечность……


Терапия беспамятства.


Планета отрицательного организма, однажды свесила себя весело в бездну, ей очаровательно повезло – чудным образом она уцелела. А мироздание расширяя подсознания на краю земли, обнажила голые ляжки. Планета глядит в никуда, и понимает, что чудес на самом деле не бывает. Все восторженное, рано или поздно превратится в бред, окончательно и однозначно, отвратит себя от истины.

Где-то под землей, вылазят всевозможные и невообразимые создания. Они синего и красного цвета. Воспламенившееся крылья исчезают, предоставляя боли забрать их к себе. Существа лениво и виновато, отправляются обратно в землю, в глупом и абстрактном ожидании новых крыльев, которые вырастут спустя три тысячи веков, лишь для того, что б вновь сгореть и убить надеющихся существ.

Затем планета подумала, что будет нерациональным умереть. Зачем делать это в ванной, если можно просто дождаться старости и подвергнуться естественной смерти и саморазрушению. Поэтому, планета предпочла остаться в живых.


Теодицея


Оправдание Бога в отношении допускаемого им зла на земле. Как можно совместить веру во «всемогущего» и « всеблагого» Бога с существованием зла в мире? Как можно найти оправдание войнам, убийствам, самоубийствам, смерти и насилию!?

Как правило зло объясняется как испытание, ниспосланное богом человеку, или же как необходимый элемент предустановленной гармонии, понимание которой яко бы не доступно простым смертным. Зло, допускаемое Богом, всегда оправданно и закономерно, так почему же Я не могу смериться с деянием собственным? Почему Я, не могу найти рационального оправдания себе, при этом ублажив божий гнев? Почему Мне, Бог водрузил муки тяжкие? Почему же зло исходит от Меня , а не от Бога? Ведь правит же Моей рукой Всевышний Господь!?

Зло – это не реальность, а недостаток той реальности, которая в полной мере присуща только Богу. Зло – это фатальная неизбежность человеческого существования.

Но я смогу защитить Бога! Если я приму всю вину на себя! Моя неотделимость с Богом, стает моей проблемой. Совершая злодеяние, я невольно втягиваю в это Бога! А это недопустимо! Я доложен пресечь наши узы дабы не очернить Господа Бога Моего! Я возьму всю вину на себя! Я признаю свои ошибки, и я спокойно продолжу путь греховный. Я отделю себя от бога и он останется чист и невредим. Не он теперь будет путеводителем, а я сам. Отрекшись от Всевышнего Я приму на себя грех Его. Я расплачусь за зло происходящее вокруг меня, в моей стране и на этой страдающей планете в целом! Бог теперь будет ни в чем не виноват! Я приду и расскажу всем что я сделал, и кто был со мной!

Недопустимость проступков, обрекает нас на новые теории и практикум. Мы всегда найдем оправдание самим себе и уж тем более Богу. Так следует ли бояться ошибок и греха? И существует ли таковой вообще? Быть может убийство нищета, болезни, смерть, терроризм – это все естественное испытание, и не обязательно мое. Коэффициент содержащегося зла на земле равен количеству живущих на земле особей. Он прямо пропорционален количеству функционирующих физиологических процессов. Следовательно, Бог не виноват….


Очарование


Зажатые ноги, изогнутая спина. Она трапезничает и не подозревает о том , что я слежу за ней, хотя она все прекрасно знает. Милый завтрак, яркое солнце, новые порывы и мучительные желания. Она вчера мне отказала вновь. Я был настойчив и нетерпим. И был наказан.

Ее волосы ниспадают вниз, на фоне солнца, они блестят. Локоны еще не причесаны и ленивы, они неаккуратны, но чисты и сияют. Солнечный свет отталкивается от макушки ее благородной головы, и устремляется на бежевый кухонный пол. Паркет веселиться и нежится в ее тени. Она беспечна и строга. Ее руки двигаются грациозно и сдержанно, ночной туалет двигается и оголяет ее локти. Я слежу за ней и все во мне непреодолимо растет, тянется на свет в желании проникнуть в самую глубь тепла. Ее ноги плотно прижаты к друг другу, она чувствует атаку с моей стороны, потому полностью готова отвергнуть ее. Я жду, по стволу скатывается липкая капелька страсти; с ее губ в тарелку угодила крошка свежего хлеба, она приземлилась на ободок и плавно скатилась в молочный суп.

Я все еще готов атаковать! Все во мне играет марш наступления! Неаккуратный жест: она повернула голову к солнцу и вот я совершил прыжок! Я держу ее руки прижав их крепко к столу. Я делаю ей больно. Ее волосы намочены в молоке. Она ничего не говорит, но старается вырваться с моих объятий, хрипло смеясь мне в руки. Я нависаю над ней: такой взрослый и глупый в одночасье. Я поднимаю ее со стула и кладу на утренний белый стол. Она чувствует мое мужество и невольно раздвигает ноги. Без особых усилий я вхожу в нее: стремительно и дерзко. Я двигаюсь, я краснею. Я продолжаю держать ее руки. Я хочу погладить ее бедра, я желаю увидеть ее грудь, я готов проникнуть языком в ее горло! Но только спина. Только стон и ничего взаимного.

Первое извержение пошло в нее. Но я был готов к следующему бою. Я развернул ее к себе и положил аккуратно на белоснежный холодный стол. Я раздвинул ее бедра и пальцами ощутил тепло ее скважины. Она была чиста и неотразима. Она прямо смотрела мне в глаза, и от этого вызывающего и благосклонного взгляда, моя сила продолжала расти. Я обвил ее ногами свой таз. Я взял пакет молока. Я обнажил ее упругую все еще грудь, я заставил пить ее это молоко. Оно растекалось по ее губам, по бровям , по шее. Я омыл ее грудь молоком и страстно прижался к отвердевшим соскам. Я снова вошел в нее. Вокруг пахло молоком, и я вспомнил детство. Я проникал в нее рассекая половые губы незаурядными размерами своего превосходства и она стонала подо мной. Она чувствовала меня в себе, я заполнил ее всю.

После долгих и резких стараний насытиться ей, я отошел в сторону. И теперь я заставлял ее смотреть на меня. Я поставил ее на колени, я раздел ее всю: мы были одинаково обнажены. Я продолжал движения вне ее, своей рукой я обозначил независимость и самостоятельность. Я протек в ее губы, она испила мой сок до самого конца. И когда она это делала – она была очаровательна! Солнце продолжало светить, так же само отталкиваясь от ее макушки. Она продолжала трапезничать, но совсем другим и ноги у нее были не прижаты, они устало держали ее приклоненное пред моим мужеством тело. Утро…


Вера


«Возверуй в убиенного господа Бога! Уверуй всем сердцем и сознанием. Откроется путь тебе погребального шествия, и ангелы прошепчут истинное имя Бога.»

- Объясни мне, что есть Бог?

- Это Вездесущая Бездна.

- А, что означает бездна?

- Бездна – это пропасть, которая имеет начало, но у которой отсутствует конец.

- А, что есть начало и конец?

- Начало – это исток, это точка с которой берет свои силы река. Конец, же – это истина, которая предотвращает поток и стремление реки.

- Следовательно, у Бога есть конец?

- Отнюдь. Бог, это бездна с началом своего существования, но царствие которого бесконечно….- она закрыла окно и в комнате стало темно.


Солнце


Солнце – центральное тело солнечной системы, раскаленный пламенный шар, звезда –карлик спектрального класса G2. Синодический период изменяется от 27 сут на экваторе до 32 сут у полюсов , ускорение свободного падения 274 м/с. Химический состав солнца: водород, гелий. Источником солнечной энергии является ядерное превращение водорода в гелий. Энергия из недр переносится излучением, а затем конвенцией во внешний слой. Солнечным конвективным движением плазмы связано существование фотосферной грануляции, солнечных пятен и спикул. Интенсивность плазменных процессов на солнце периодически изменяется, а солнечная атмосфера очень динамична, в ней нередко наблюдаются хромосферные вспышки, таким образом происходит постоянное истечение в межпланетное пространство (солнечный ветер) вещества короны . Солнце - это основной источник энергии для всех процессов, совершающихся на земном шаре. Вся биосфера, жизнь существуют за счет солнечной энергии…

Мне рассказывали что такое солнце. Я выучил, что такое солнце. Меня долго учили составу этой загадочной звезды, ее химическим реакциям, но что такое солнце я не знал. Я видел его через окно, я наблюдал, как оно ласково играет своими лучами на зеленых увесистых листьях. Я видел как оно прячется за тучи, как появляется вновь, и как радуются при этом другие люди, в особенности дети, которые не привыкли еще скрывать полноту своих чувств. Я видел и оценивал каждое его проявление и настроение, но я никогда не ощущал его, я никогда не трогал его на песке или просто так. Иногда, изредка, я становился в кухонной комнате и отдавался во сласть его объятиям, но это было фальшивкой, ибо его ласка преломлялась равнодушным стеклом: холодным и искусственным.

Спустя 25 лет я наконец-то ощутил его, но я для солнца уже был чужим…


Удар


Она смотрит на меня и я чувствую страх. Она продолжает ласкать себя, и с ее тела как и прежде исходит аромат. Но я не возбужден, во мне не происходят реакции, и я не чувствую ничего кроме страха и отвращения. Она обнажена. Она прекрасна, и она совсем не стара. Но неопределенная боль сковывает меня, и я готов к нападению, готов к броску, чтоб вырваться из чего-то из чего сам не знаю. Я вспоминаю все наши соития, и я благодарен им, но все кружится в голове, что-то необъяснимое отталкивает меня от нее. Я люблю ее и ненавижу. Нет люблю. Я не знал что такое ненависть. Я жил ею, и я получал ее. Но что происходит? Глаза залиты кровью, они не видят ни округлых бедер, ни волшебной напряженной груди, ни влажного лона, они скованы и не видят ничего, кроме мельтешащих мыслей.

Она нависает на до мной не подозревая, что молодое окрепшее тело не хочет ее. Она прикасается к определенному стволу мужского тела, который продолжает игнорировать ее ласки. Она смачивает его во рту, в надежде последующего роста событий, но все внутри мужчины кричит об отвращении и злости. Страх плавно переходит в гнев. Впервые я отвергаю ее. Она не пытается заговорить со мной, и этот факт еще сильней раскачивает воспаленное сознание. Почему-то я вспомнил ее губы, целующие меня перед сном, вспомнил, как они двигались повествуя мне о природе вещей, или истолковывая математические законы, и я удручен, что не вижу их сейчас, я обижен на то, что эти священные губы теребят нынче мое личное превосходство, которое не намеренно на близость, я огорчен тем, что она перестала сегодня быть святой.

Физически, мужчина всегда сильнее. Факт неожиданности уничтожит любого. Сила, взявшееся из недр накопленной копоти, из души телепортировалась в мускулы. Все было сделано. Так быстро и так жестоко. …


Молчание


Молчание. Вечное и незыблемое. Ни слова о любви, боли, ненависти, страданиях. Только жесты. Крикливые, однотипные жесты взамен ее превосходному голосу. Я просыпаюсь и я молчу. Я умру и буду молчать. Несправедливая тайна моего молчания, является клеймом будущей запятнанности.

В маниакальном преследовании твоего тела нет ничего противозаконного. В воспаленных кадрах моего мозга нетленного, все твои улыбки, намеки и жесты тобой незаметные хранятся в особой последовательности. И вот, когда ночь подойдет к тебе сзади, и пятки оближет луна, я буду вздохом, и я буду рядом, я ветром пройду мимо окна. И когда ты разденешься, ничего не подозревая, закроешь шторы от курящих соседей, лезвием бритвы по бархатной коже пройдусь демоническим взглядом по телу. И никто не услышит, никто не поможет, когда в разорванном отчаянном вопле валяясь на свалке, в непривлекательной позе, найдут твои части кровавого тела. Но я, наслаждаясь, запомню мгновенье, протяну эту вечность в своем же пространстве. И я получу твою красоту, я проникну в твои влажные дебри, я смою одиночество, а после – убью, я подарю лицо одержимой любви. Наигравшись с тобой, надругавшись над слабостью, я скроюсь за камнями ожидая, выслеживая новую мордашечку, ибо мною придуманный, хищный, отверженный, поиск любви никогда не закончится, и в насилии дерзком не человеческом нахожу я счастье и оргазм безмолвия.

И снова молчание. Будто бы пропасть, между мной и миром моего одиночества. Коварные люди, болтливые люди, как знать вам язык мрачных прелюдий? Я каюсь в рождении, ты же смеешься, и даришь мне секс без права на должность, того, что зовется родственным смыслом, того, что тобою было надругано. И снова молчание, торопливые вспышки, роковые порочные ласки ошибки…


Дыхание


- Ты слышишь, кто-то крадется сзади? Я чувствую взгляд. Мне становится страшно.

- Это просто ветер.

- Нет. Что-то нечто другое. Оно приближается ко мне, и оно совсем близко.

- Это тень.

- Это что-то живое. Дыхание я уже чувствую у себя за спиной. Что-то крадется не заметно и быстро. Затылком я ощущаю его присутствие. Я поворачиваюсь и его нет. Но дыхание я чувствую четко и отчетливо.

- Это тень.

- Движение. Оно двигается равномерно и быстро. Оно опережает мои движение, и оно продолжает оставаться рядом.

- Это тень.

- Снова дыхание. Невидимое и тихое, сводит меня с ума. Дыхание близко. Снова поворот и никого нет. Оно остается не замеченным. Но оно так близко, что мне кажется я могу прикоснуться к нему.

- Это тень.

- Но где оно. За спиной? Нет. Да. Но я не могу его с поймать. Пот выступает на губах. Я ощущаю каждый его шаг. Но я ничего не вижу.

- Это тень.

- Это, что-то большое и мелкое одновременно. Оно дышит мне в спину и виртуозно ускользает с моих глаз. Вокруг никого нет. Ты слышишь его?

- Это тень.

- Все происходит быстро и четко. Мне становится не по себе. Я озабочен его нахождением и снова фиаско! Где оно? Это дыхание убивает меня!

- Это тень.

- Оно настигает меня, но не предпринимает ровным счетом ничего! Оно медленно уничтожает меня и мне страшно жить с ним! Оно сзади, совсем рядом. Оно видит меня , а я его нет!

- Это тень.

- Нет солнца, нет ветра, нет ничего! Только я и оно.

- Это тень.

- Почему оно здесь? Почему оно со мной? Может это я?

- Это тень.

- Оно одной связью со мной , но оно другое. Оно против меня. И я не знаю почему. Оно снова сзади, и я не могу его поймать.

- Это тень.

- Я хочу поговорить с ним. Оно слышит меня , я же слышу только дыхание. Куда подевались люди? Куда исчезли деревья? Где я?

- Это тень.

- Только я и оно. Больше никого. Это не выносимо! Оно дышит. Я уже не слышу своего дыхания, а оно продолжает свирепо и пристально дышать, где-то рядом, даже во мне.

- Это тень….


Пустота.


Все рано или поздно заканчивается. И это неизбежно. Как исчезают звезды, как отмирают растения, как погибают звери, так умираем и мы. Все действие в театральном акте имеют свой финал, все маршруты рано или поздно приходят к концу своего пути. Все дороги приводят к концу, шоссе переходят в бездорожье, а дикое бездорожье заканчивается крутым и непредвиденным обрывом, пропастью.

Человеческий разум соткан так, что тот понимает и осознает этот факт – факт завершенности всего, но когда последний приближается к логическому триумфу, разум отвергает его и перемещает подальше, откладывая конец на потом. Однако против его воли смерть или иными словами итог все равно рано или поздно наступает своей железной нагой на владельца упрямого ума.

Когда к гортани подходит одинокое чувство скорого конца, в сердце и разуме возникает вакуум пустоты. Пустота поглощает индивида полностью и безостаточно. Мир теряет свое великое значение, листья и разукрашенные машины теряют свой цвет, а звук доносящийся музыки за окном прекращает вдохновлять вообще.

Пустота.


Гимн


В прыжке кувыркаться не каждый горазд, каждый четвертый сейчас пидорас, каждый десятый страдает херней, каждый не дожил до смерти своей. В сравнении с вечностью жизнь – ничто, каждый пятый в суициде убежден, каждый четвертый котел быть звездой, но каждый второй баклан заводской. Так к чему эти перлы о лучших годах, зачем казаться умнее если ты такой же дурак, как все, что вокруг, кто внутри, кто с тобой, иди и умри под своей же рукой….


Сон


Голые слепые люди бродят по зеленому полю. Трава настолько яркая, что невозможно смотреть на нее. Цвет насыщен и ядовит, невозможно сравнить его ни с каким либо существующим цветом на земле, в природе не существует еще таких оттенков и контрастов.

Ярко зеленая трава по пояс слепым людям. Они без ориентировочно волочат свои ноги по бескрайнему полю зеленой травы. Стебли травы остры как бритва, они режут людей, их животы исполосованы, рваные раны гроздьями сгустков крови окропляют почву. Некоторые раны глубоки и у многих из слепых внутренности тянутся по земле, они наступают на собственные кишки, падают, пытаются подняться, и вот их лица изуродованы и изувечены острыми стеблями. Голые слепые люди беспомощны и жалки в своей убогости. Они не кричат не плачут, они просто хотят выбраться живыми с этого проклятого поля, но никто из них не подозревает , что обречен на вечность. Их муки и страдания одинаковы, их силы с полем не равны и все превращается в месиво тканей, крови и отрезанных органов.

Зеленая, яркая коварная трава безмятежно покоится на поле. Ни ветра, ни солнца, ни неба. Только трава и голые слепые люди…

Я проснулся днем. Рядом лежала Она. Как всегда спокойна и красива. Изувеченное тело прикрыто, руки ее не тронут мои плечи, ее рот никогда не прикажет мне ждать, а ее ноги никогда не сомкнут меня в тиски своего влажного естества.

За окном мороз. Пухлые, от ватного снега, ветки обнаженных деревьев склонились к земле, они приветствуют меня, но я им не рад, я равнодушен и ослеп, я озабочен найти себя…


Карамель


Рождество. Человечество ликует рождению сына небесного. Весь мир, казалось бы поглощен кутерьмой праздничного шествия. Традиция : покупка подарков, приготовление ужина, закупка продовольствия, украшение домов и квартир, лобызание на улицах и дома, счастливые лица, приготовленные улыбки, и филантропическое отношение к детям.

Скользкие, едва присыпанные снегом улицы загораются разноцветными огнями. Прохожие учтиво и традиционно радостно приветствуют друг-друга. Симуляторы Санта Клауса заполонили супермаркеты , и под каждым бутиком, можно встретить, готового к словесным подаркам клонированного старика с бутафорным мешком за спиной.

По улицам и кварталам разносятся благовония изысканных блюд. Тысячи жен-хозяюшек исправно колдуют подле печи. Мужья-отцы деловито и напыщенно, с нарочитой важностью украшают умерщвленную, ни в чем не повинную ель. Дети старательно изображают послушание и прилежность в любой порученной им работе, в корыстной надежде на выгодный долгожданный подарок. Все охваченные коллективизмом и суетятся, при этом не задумываясь зачем – традиция.

Мы не отмечали Рождество. Никогда не отмечали и Новый Год. Она придумывала мне совсем иные праздники, в любой день недели, в любое время года. Я никогда не огорчался по этому поводу. Один единственный раз, когда мне было пять лет, мы решили отметить этот вымысел (Рождество) , как все, и когда Она спросила меня: «Что же больше всего тебе понравилось?», я пожал плечами и указал на длинную палочку леденца. Она улыбнулась, взяла со стола предмет моего впечатления, протянула мне и сказала, что от ныне это будет называться праздник Карамели.

В течении года Она никогда не покупала мне карамель. Я не огорчался и не обижался на нее, ибо знал, что совсем скоро будет праздник Карамели, и я смогу во сласть наесться ее. Она никогда не ущемляла меня в количестве, потому от переизбытка допустимого, мне не хотелось карамели в течении целого года. И именно благодаря этому празднику, я смог ориентироваться во времени…


Она читала перед сном


- Ликовало черное солнце, когда на могиле моей, стояли родные и незнакомцы, провожая в последний мой рейс. Я улетала, забывши про слабость, улетала от боли и зла. Я ничего тогда не вспоминала, я просто ждала не дыша. Я ждала знаменитого туннеля, ждала, когда начну задыхаться, я искала Божьего света, и родных рассмотреть все пыталась. Но не было света, кругом было пусто, ни цвета, ни запаха, ни огня, ни полей, ни ворот и не вечности – ничего не ожидало меня. И была я как не в теле, как не облако, не как вошь, ни была и ни чьей я тенью, даже крошкой меня не назовешь. Но была я в полном сознанье, понимала, анализировала и ждала. И потом мне резко стало страшно, поняла я, что подло застряла. И в одиноком безысходном ужасе, я захотела бежать, но стою! Я крикнуть пыталась и чудо! Дождь пошел - я повсюду!.. Отдельная вечность, чистое полотно – без людей и без прожитых жизней. Я сама по себе превратилась в жизнь, в пространство, в планету , в сущность.…И прошло семь тысяч лет, я изнеможенно устала, но существам было все равно, они меня обобрали. Я в одиноком приросте, несуразных, подлых существ, хотела проиграться в вечность, вместо этого обрела истощающую спесь… - она подняла свои глаза и нежно провела рукой по мягкой моей голове, я почти засыпал, но продолжал слушать ее бархатный успокаивающий голос. - Молитва памяти моей, прожитых даром, наглых лет. В хмельном угаре и пристрастьях свершила маленькие страсти. Я так горю, я вся истлела, я обрюхатилась и я сгорела, в плену неправедных ошибок, в плену позорного стыда. Я так искала, спотыкалась, найдя дитя я с ним сломалась, ушла в пустыню адских мук, и заключила сделку вслух. Провозгласив греховный акт, я грех на душу вобрала, окутав плачущее чадо, обратно в жаждущее лоно. Познав его, познав в себе, я все вернула и прозрев, я поняла что слишком поздно, но рок судьбы набатом грозным, стремительно лизал меня и я забылась, отдалась, тому кто был внутри меня, чьим именем тогда жила, кому прощала эту боль, и кто вобрал мою кровь и плоть. Пускай замрут вершины мира, пускай растают облака. Я грех в себе же породила, и вот страдаю от огня. Моя рука его убила и я погибну от него…


Анемия


Анемия постылого чувства. Отчужденность мыслей и образов. Токсикация ненависти. Все кружащиеся вокруг, лишь гипотеза чьей-то лжи и примитивности разума. Зачем нам чуждые стремления ? К чему искусственные попытки упорядоченности? Игра в однообразие и стандартизацию губительна не только для личности, но и для человечества в целом. Ограниченные машины вокруг. Эти низшие расы заполонили всю землю, насаждая нам различные глупые бессмысленные правила и законы. Уродливы и последовательные до ничтожества, все они рабы, отрицающие, что они рабы!

Что взять мне с тебя, о народ неимущий? Пойти за тобой в логово серых будней? Что дашь ты мне в замен моей преданности? Иллюзию постоянства и упорядоченности? А не пойти ли мне против тебя? О! Твоя губительная сила велика, однако твой интеллект пуст и мне не стоит бояться тебя, каждый твой шаг предсказуем, каждый твой взмах узаконен, как победить тебе меня , коль ты не ведаешь моих принципов, и тебе не известны мои истины? Я не победим! Ты поражен и уничтожен!

Мир умышленности и коллективизма. Все стадо погибнет, как только пойдут первые жертвы. Паника и хаос овладеют тобой, как только будет нарушен твой первый закон! Непогрешимости нет, есть постоянная ошибка, которую вы превращаете в цель и правду. Все оправданно на территории собственных устоев, все опровергается, как только выходит за рамки обыденности. Мертвый мир, кишащих микробов! Чем в силах ты вылечить меня? И болен ли я по сути? Быть может, неизлечим ты?….


Анализ


Когда стоишь на крою выбора, в чьем-то понимании аморального выбора, разум жаждет подвести итоги мышления. Как можно убить себя, не выяснив до конца, а достоин ли ты данного блаженства? Быть может умертвив себя, ты осознаешь, что глуп до безстыжия, и какого тебе будет болтать со Вселенной, коль ты не уразумел конкретных принципов и взаимодействий мира сущего? Что расскажешь, чем потешишь ты Небытие, коль не смыслишь в бытие!?

Один из глупцов изрек: Бог любит троицу. Однако не факт, что данную “истину” поведал ему сам Господь Бог. Ибо данное выражение является прикрытием либо для оправдания неудачных начинаний, либо для привлечения дармового везения. Однако риторические споры перед смертью не уместны. Достаточно того, что в 22.30 мне предстоит умереть, и считанные минуты, я хочу потратить для основных премудростей, коими снабдила меня моя Возлюбленная, коими эмпирически я овладел сам.

И так основными вопросами, я считаю, остаются и будут оставаться еще очень долгое время, вопросы Бога, Смерти, и пользуясь праздничным вечером, вопросы о Суициде.

1

- Что Бог в твоем понимании? – спросил я у возлюбленной, кода мне было шесть лет.

- Гниющий организм, в ограниченном разуме.

2

- Что есть Смерть для тебя, о идущий по осколкам заката?

- Естественный и логически обоснованный итог, не подвластный описанию гниющего разума, не поддерживающий бренд Божественной Личности.

3

- От чего ты тело свое умертвляешь?

- Ибо это единственный выход из лживой игры разложившихся принципов….

Возлюбленная мне улыбнулась и обняв ее обнаженные бедра, я смиренно за нею поплыл…..


1969


Визуальное сферическое альбедо смотрит на меня, а я на него. Поверхность ударного происхождения улыбается мне , играя многоликими образами. Как близка ты и далека. Внушающая восхищение и страх. Жестокая и страстная, холодная и яркая. Что могу спросить я у тебя? Что могу я рассказать тебе? Тайны догадки, ожидания, преступления, все знаешь ты. Хранительница тьмы, молчаливый свидетель ночных приключений.

Как хотелось бы мне прикоснуться к тебе. Как хотелось бы лечь и не встать. Одинокая и бесстрашная, ты первая встречала меня на этой земле, ты же и будешь меня провожать. Полечу ли в твои объятия, примешь ли ты меня в свое царство, или мы никогда не повстречаемся?.

Я хочу вспомнить все и не могу. Одновременно и сразу стоят перед глазами все действия и бездействия, гудят в ушах слова и музыки, фразы и учения, глаза и улыбки.

Хладнокровная женщина мертва. Твоя сестра покоится в соседней комнате, мирно спит, не готовясь к нападению.

Твоя сестра , дарящая ласку, заботу, разумение и жизнь, она отняла мою и поплатилась своей. Рождая дитя, мы мгновенно отбираем жизнь у него, в иллюзорном представлении обратного.

Твоя сестра спит вечным сном. Я скучаю за ней и безумно тоскую. Я отправлюсь на поиски ее улыбки и бедер. Я всматриваюсь в твою многоликость и из тысячи сменяющихся гримас, я пытаюсь угадать ее улыбку и грусть. Заточенные души кружатся в тебе и бросают немые взгляды родственникам, друзьям и возлюбленным. Однако слепые люди не замечают этих попыток и продолжают одиноко скитаться по земле , в эгоистическом разочаровании в жизни. Страдая по умершим, никто из них не решился отправиться в путь за покинувшим их. Они просто сидят и страдают в бездействии.

А я отправлюсь искать ее среди кратеров. Мне хватит будет вечности, чтоб обойти все 1738км., заглянуть в каждый кратер, в каждое углубление, и в случае фиаско отправиться дальше, не на секунду не прекращая поиски.…

Я уже умираю, я чувствую, как последние капельки жизни стекают на пол безвозвратно. Я слышу, как тишина с шумом врывается в неокрепшие для смерти уши, как врастает в глаза темнота, прокалывая помутневшие зрачки. Я даже понимаю и чувствую, как взгляд остекленевший, не выражает призраков жизни. Однако я еще воспринимаю окружающее. Я не дышу, и сердце только что дико барабанящее в груди замерло. Остаток болезненной борьбы сердца за жизнь, исчезает, а взгляд , застывший на луне, хранит двухмерную неподвижную картинку. Тело не ощущается вообще: ни рук, ни ног, ни других конечностей. И вот я не помню себя, и вот мгла разорвала меня. И вот мой мозг умер. Все прекратилось. Исчезло, закончилось, так, как будто ничего и не происходило. Так глупо и быстро. Как интересно, мы проживаем десятки лет, мы выживаем, боремся, путешествуем, свершаем межличностные открытия, ради только того, чтоб за три минуты все исчезло и кануло в ничто.

Пускай я не функционирую и не живу, но пускай эта ночь будет 1969 годом, где я смогу найти Тебя…..

Рейтинг: 9
(голосов: 1)
Опубликовано 17.02.2014 в 16:03
Прочитано 982 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!