Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я · Писатель» создан для писателей и поэтов, готовых поделиться своим творчеством с товарищами и людьми, интересующимися искусством. На сайте вы сможете не только узнать мнения читателей о своих произведениях, но и участвовать в конкурсах, обсуждении других работ, делиться опытом с коллегами, читать интересные произведения и просто общаться. :)

Штамм "Аваддон"

Добавить в избранное

.


И я взглянул, и вот, конь бледный,

и на нём всадник, и имя ему «смерть»…

Откровение 6:8


***

Слышали выражение: «Сдвинь песчинку на береге, и ты сдвинешь целое море»? И в самом деле, стоит совершить лишь одно необдуманное действие и оно повлечет за собой целую череду событий, которые могут привести к непоправимым последствиям…

Всё, к чему люди так долго шли и чем дорожили, рухнуло в одночасье.

«Апокалипсис», как многие называли эту катастрофу, застал нас врасплох. Это и был тот самый пресловутый конец света, о котором трезвонили во все времена, все народы. Только это было не какое-нибудь грандиозное событие с огнём с небес или наводнениями. Он наступил тихо, незаметно и мгновенно. Он просто вспыхнул и, через мгновение, погас. Словно какой-то безумный подрывник выкладывал пороховую дорожку из человеческих жизней и миллионов несчастных судеб, а потом безжалостно поджёг её. От нашей цивилизации остались только тени прошлого и призрачные воспоминания.

Но многие ещё сохранили надежду, быть может, наш мир возродится из пепла, подобно мифической птице Феникс и снова когда-нибудь расцветёт…


Глава I.

Кошмары во сне и наяву.


Смерть гуляла по закоулкам покинутого города, бродила по улицам и скверам, пряталась от света дня в

полуразрушенных домах. Подобно ночному привидению она никак не могла найти себе пристанище. Смерть отражалась в каждом кирпичике, в каждом миллиметре бесконечного серого урбанизма, в каждом разбитом и заляпанном копотью окне можно было разглядеть её призрачный лик. Чёрный балахон смерти стелился длинными подолами по асфальту, словно девственное, никем нетронутое шоссе, что ведёт в бездну забвения…


Всё в этом заброшенном мегаполисе выражало безысходность и отчаяние, даже небо над городом было ртутно - свинцового цвета. Мимо проплывали серые тучи, похожие на разодранные трупы, ветер, как голодный хищник рвал их на части, не давая дождём пролиться на землю. Лишь редкий слабый луч солнца пробивался сквозь эти воздушные баррикады.

Вверх вздымались стальные колоссы - гигантские провинциальные небоскрёбы. Дома выглядели холодными и безжизненными, казалось они замерли в ожидании, что всё когда-нибудь вернётся на круги своя.

На улицах царила разруха. Брошенные хозяевами автомобили, опрокинутые мусорные баки, крупные осколки, огромные рытвины, ямы и прочие признаки погибшей цивилизации. Люди давно покинули это гиблое место ещё в далёком тридцатом году, когда всё только начиналось. По сути говоря, конец света и начался в этом месте, именно здесь Аваддон пустил свои корни и дал первые всходы.

Добро пожаловать в сектор номер 13, зону отчуждения, место куда не ходят живые…


Но Марк Дилан шёл. Просто шёл вперёд, уже второй день размеренно чеканя шаг, куда глаза глядят. Возможно он и держал направление куда-нибудь, возможно у его странствий была своя цель. Дилан не любил сектор номер 13, и сам не понимал зачем он раз за разом выходит на поверхность и бродит по заброшенным улицам мёртвого города. А, возвращаясь домой, каждый раз клялся сам себе, что это был последний раз. Можно было подумать, что Дилан что-то искал, и рыскал по округе, как дикий голодный зверь в поисках пищи. Может быть это было так, а может и нет. Скорее всего это занятие стало для Марка смыслом всей его жизни, как и для других сталкеров.


Дилан пытался вспомнить эти места, вызывая из глубин подсознания воспоминания прошлого. Он оглядывался по сторонам и осматривал разрушенные, сожженные дотла здания, пытаясь воссоздать в памяти события того злополучного дня…


Люди в страхе бежали прочь. Небеса побагровели и, казалось, вот-вот обрушатся на головы несчастных. Эпидемия преследовала людей в лице кошмарных тварей, которых она породила. С каждым днём Аваддон разрастался, число заражённых было немыслимым, и правительство Земли приняло единственное верное решение - разбомбить очаг заразы шквалом ядерных атак…


Марк не винил их. Он прекрасно понимал, что в критических ситуациях требуются радикальные отчаянные меры.

Хоть 13 сектор и был домом Дилана, он с трудом узнавал эти места, теперь этот город был просто призраком былого себя.

Начиналась очередная песчаная буря, поднимался сильный ветер. Клубы радиоактивной пыли и песка взмывали всё выше, образуя туманный сумрачный ореол над городом.

Сумерки стремительно опускались, затягивая и без того тёмное небо, чёрным крылом холодной ночи.

Марк прибавил шагу. Стекла его противогаза совсем запотели, температура быстро опускалась к отметке ноль. Солнце постепенно исчезало где-то за горизонтом. Наступало царство тьмы, а ночью 13 сектор оживал…

Дилан хотел как можно скорее попасть домой, в свой родной 42-ой Бункер - один из тех немногих подземных убежищ, последний оплот человеческой цивилизации.

Но Марк понимал, что уже не успеет вовремя вернуться туда, с наступлением ночи на улицах тринадцатого сектора становилось опасно.

Дилан хотел найти себе подходящее место для ночлега и переждать ночное время суток в относительной безопасности.


- Чёрт, патроны на исходе. - проворчал Дилан, проверяя боезапас в своём оружии, - придётся прятаться. Дилан ускорился и бегом преодолел значительное расстояние в поисках молчаливой обители. Он бежал по сплетениям улиц и перекрёстков, в этой бесконечной бетонной паутине.

Питкин - стрит, Пятое - Авеню, Проспект вечной надежды, Площадь мира.

Все эти места были так знакомы, и в тоже время они не вызывали никакой ностальгии - так сильно они изменились.

Дилан задержался на Площади мира, чуть ли не единственной и самой величественной достопримечательности в тринадцатом секторе.

Кем и когда именно она была спроектирована никто никогда доподлинно не знал, но этот памятник погибшей цивилизации поражал воображение любого.

Площадь мира была построена в виде шестиконечной звезды, и представляла собой огромный, некогда цветущий парк, радующий глаза своей необычайной красотой и обилием растительности. В центре стоял величественный медный памятник, который изображал солдата, держащего за руку маленького мальчика.

Но теперь Площадь мира - всего лишь выжженная земля, на которой больше никогда ничего не вырастет…

А медный памятник стал похож на расплавленную жаром кривую свечу.

Не смешная ирония - Площадь мира, провозглашающая торжество разума и добра была разрушена адским пламенем ядерной войны.


Дилан посмотрел ещё немного на всё это убогое зрелище побежал дальше. И вновь замелькали улицы, проспекты, перекрёстки и прочее, прочее, прочее…


Марк огляделся в поисках подходящего пристанища.

Его взор упал на небольшой особняк, что стоял на Либерти-Авеню, справа от главной дороги. И как он вообще пережил ядерную бомбардировку? Наверно его спасло расположение между небоскрёбами. На стенах строения виднелись чёрные отметины, пятна обшарпанной краски и ожоги радиоактивным излучением. Время, как вода нещадно подтачивала этот небольшой дом, что безмятежно дрейфовал в гавани вечности.


Маленький домик, построенный в старинном стиле, не вписывался в общее нагромождение огромных многоэтажных вышек. Этот отклик далёкого прошлого с острой треугольной крышей, не внушал особого доверия Марку, но из двух зол выбирают меньшее.

В больших домах ночевать небезопасно, можно попасть в логово Отверженных, многоэтажки - их естественная среда обитания.

А в таком доме никто уже давным-давно не живёт.

Дилан подошёл к входной двери и аккуратно пнул её дулом автомата, та легко поддалась и с жалобным скрипом отворилась, приглашая гостя внутрь. Марк вошёл очутился в широкой красивой гостиной, обставленной стариной мебелью и необыкновенными картинами на стенах. Удивительно, как всё чудесно сохранилось!

Марк никогда не видел раньше таких красивых картин, Дилан заворожено смотрел на них. Предметы искусства - большая редкость, в городах их найти не так-то просто.

На одной из картин была изображена молодая девушка с чёрными волосами, добрыми глазами и едва уловимой улыбкой в уголке рта. Она аристократично скрестила руки на груди, правой обхватив запястье левой.

Казалось, что девушка с картины смотрит прямо на тебя, и не отводит своего взгляда, куда бы ты ни отошёл. А если смотреть долго, кажется, что она оживает и вступает с тобой в диалог…


Первым делом Марк крепко-накрепко забаррикадировал дверь мебелью и всяким бытовым хламом, что бы Отверженные не смогли ворваться внутрь, если вдруг учуют его. Впрочем, не должны, Марк хорошенько опрыскал свой костюм сталкера хлором, он отпугивает этих тварей. Но всё равно, рисковать не стоит.

Затем Марк принялся исследовать дом. Дилан обошёл весь первый этаж, тщательно проверяя такие места как кладовки, чуланы, холодильники, духовки и тому подобное.

Ничего интересного. Марк нашёл лишь пару занудных книг и просроченные вздувшиеся консервы с тушёнкой. Книги он взял с собой, может потом удастся толкнуть их подороже какому-нибудь интеллигенту. А вот тушёнку он оставил Отверженным, только они могут питаться всякой гадостью и не бояться пищевого отравления.

Всё-таки на втором этаже спать безопасней и Марк решил подняться повыше. Дилан неторопливо прошёл по лестнице, медленно проводя рукой по деревянным перилам с резьбой ручной работы.

На втором этаже располагалась спальня оформленная под каюту морского офицера - на стене висели маленькие серебряные якоря, штурвалы, морские канаты, тянувшиеся через всю стену и прочая корабельная атрибутика.

Посередине спальни стояла большая кровать, что немало обрадовало Дилана. Марк посмотрел в грязное треснувшее окно, отсюда прекрасно просматривалась вся Либерти-Авеню и можно было наблюдать за происходящим, не опасаясь, что тебя обнаружат. Дилан всматривался, стараясь рассмотреть очертания улицы сквозь заляпанное копотью и грязью окно. Краем глаза он уловил движение нескольких силуэтов там и застыл в ожидании, слушая биение собственного сердца. Он старался дышать как можно тише, но тревога и страх, подступавшая к груди не давали этого сделать. Марк хрипел, задыхаясь, лёгким не хватало воздуха, противогаз не успевал его фильтровать. Дилан насторожился, начал прислушиваться и напряжённо всматриваться в ночную тьму. До него доносились загробные завывания и сдавленные стоны Отверженных. Их омерзительные гнойные тела блестели в свете блёклого полнолуния. Огромный светящийся диск, как неоновая лампа, сверкал сегодня неестественно ярко, и Марку было хорошо видно Отверженных. Это было ужасное, завораживающее зрелище, никогда Дилан не видел их так близко и отчётливо. Гнойные раны по всему телу, опухоли на головах и спинах, наросты на конечностях, гниение и разложение живой плоти… И самое страшное - это их бездонные чёрные глаза, которые зияли на лицах как чёрные дыры - такой пустой и равнодушный взгляд, но, вместе с тем, выражающий столько гнева и злобы, что кровь стыла в жилах, стоит лишь только заглянуть в них…

Кошмарные твари, порождения Аваддона, сновали туда-сюда в поисках человеческого мяса и тёплой крови, дабы удовлетворить свой ненасытный всепожирающий голод.


- Что же мы создали? - печально подумал Марк.


Крики Отверженных раздавались повсеместно, хаотично, сливались в какую-то адскую какофонию и дьявольский хор, их вопли звучали как реквием на похоронах погибшего мира.

У Дилана пробежали мурашки по коже. Эти звуки навевали такой суеверный слепой ужас, что многие просто входили в состояние шока, едва услышав их. Даже от одной только мысли становится не по себе: отчего же они так воют?

Никто точно не знает, но полагают, что жертва вируса испытывает ужасную боль и отчаяние… И продолжает жить, даже будучи физически мёртвым. Безысходность - вот, что наверняка чувствуют Отверженные. Какого это - гнить и разлагаться, будучи пожираемым паразитирующими червями изнутри, и при этом всё это чувствовать?

Ходили слухи, что Аваддон пожирает людские души, оставляя только тела и подчиняя их своей тёмной воле.


Дилана не раз терзала совесть, за то, что ему приходилось лишать жизни этих несчастных существ, хоть и в целях самозащиты. Ведь все они раньше были точно такими же людьми, как и сам Марк.


Марк отогнал гнусные мысли и попытался расслабиться. Дилан аккуратно прилёг на кровать, подложив под голову рюкзак и прижав к груди оружие. Марк не любил спать в костюме сталкера и противогазе, но таковы были правила сталкеров - их не в коем случае нельзя снимать на поверхности.

Дилан почувствовал, что слишком устал и провалившись в забытьё, моментально уснул.

Сон - единственное время, когда Дилан мог убежать от реальности, когда его разум получал свободу, высвобождая самые смелые и потаённые мечты, желания и… страхи.

Да, кошмары преследовали Марка Дилана не только наяву но и во сне.

И эта ночь не исключение.


***

Вот то самое, знакомое с давних времён, место. Дилан стоял на пороге гигантской воронки, это был небывалых размеров кратер, оставленный одной из ядерных бомб.

Дилан едва не сорвался вниз, когда нога соскочила с сыпучего гравия. Мелкие камни посыпались по сводам кратера, глухо звеня. Марк опустил свой взор и посмотрел в самый центр радиоактивной воронки.

Там, на дне, сидела маленькая девочка в белоснежном платье, и тоненькими ручонками прижимала к груди плюшевого медвежонка. Вокруг неё были разбросаны старые фотографии, с изображениями счастливых моментов из жизни разных людей. Марк не знал кто они такие. У каждого из них наверняка была своя судьба, мечты, стремления, но всё это рухнуло в один момент, и потеряло свою ценность. У каждого на лице сияла улыбка, и это всё что от них осталось - маленькая картинка с запечатлённым радостным событием.


Девочка отложила игрушку в сторону.

Оставленный плюшевый мишка лежал рядом и одиноко смотрел на Дилана единственным чёрным глазом-пуговкой…


Девочка брала в руки по одной картинке, долго рассматривала её и затем принималась водить по ней пальцем. Из-под него вырисовывался кровавый зияющий крест, неровные линии которого тянулись через всё изображение. Под красным крестом исчезали счастливые лица, смеющиеся люди, прекрасные мгновения.

После этого девочка брезгливо откидывала фотографию в сторону, словно грязную тряпку. Прошлое было вычеркнуто из памяти.

Дилан присмотрелся внимательнее. На одной из фотографий он увидел себя, Марк, точно также как и все другие люди, улыбался. Дилан никак не мог вспомнить, что же за событие там было запечатлено, так же как и не мог вспомнить когда в последний раз улыбался. Он зачарованно смотрел на эту фотографию. Как Дилан хотел вернуться в то время, когда у него ещё были причины для радости, когда он был счастлив…


Девочка взяла эту фотографию и так же невозмутимо перечеркнула её, после чего отбросила к остальным.

Дилан вздрогнул, ему становилось не по себе. Подул холодный, пробирающий до самых костей ветер. Он ласково потрепал чёрные волосы девочки, смахнув их с лица. Марк посмотрел на неё и в это мгновение, его взяла такая боль и отчаяние, что Дилану стало трудно дышать. К горлу подкатывался густой тяжёлый ком, а сердце болезненно ныло, Марк схватился за грудь, чтобы удержать его внутри. Оно стучало всё сильнее, желая выпрыгнуть наружу, разрывая грудную клетку, сдавливая лёгкие.


В маленькой девочке в белом платьице он узнал свою дочь.

Девочка подняла свой взор и посмотрела на Дилана. Её набухшие глаза были красными от слёз, белки приобрели багровый цвет, заплывшие зрачки меркли под серой пеленой. По щекам струились кровавые ручейки. Девочка подняла белоснежные оголенные ручки вверх, приветствуя Марка.


- Здравствуй, папа. - тихо проговорила она, - ты любишь меня?

Её нежный звонкий голос эхом отозвался в пустом городе, он тонким пёрышком повис в сознании Марка, лаская его слух.

По пальчикам девочки бежали кровавые ручейки, они стекали по локтям и падали на белоснежное платье. Девчушка игриво откинула голову, на её шее виднелись вздувшиеся ранки - следы от укуса. Из двух маленьких дырочек сочилась чёрная, вязкая, зловонная жидкость - яд, содержащий в себе штамм Аваддон. Можно было подумать, что её укусил вампир, но эта тварь была куда хуже и страшнее…

Девочка сверлила взглядом Дилана в ожидании ответа, в уголке рта блеснул плавный изгиб жуткой нечеловеческой улыбки.

Марк не мог этого вынести. В её глазах было столько печали и тревоги, в них читались яростные укоры, колющие совесть Дилана, как раскалённые иглы. Её взгляд пробирал до разделения духа и души, он пронзал насквозь, такое впечатление, что девочка смотрела не на Марка, а на его сущность, внутреннее я.

По всему телу пробежала электрическая дрожь…


***

Дилан пробудился посреди ночи. Холодный пот ручьями струился по телу, стекла противогаза запотели. Адреналин в крови неприятно щекотал нервы. Опять Марку приснился тот самый кошмар…

Голова раскалывалась. Марк постоянно задыхался, засорившийся фильтр противогаза не успевал очищать радиоактивный воздух. Кислорода постоянно не хватало, Дилан медленно вдыхал и выдыхал бесполезный углекислый газ.

За окном всё ещё было темно.

Дилан нехотя поднял своё тело с постели. Ноги отказывались слушаться, а руки стали ватными, тело как- будто увеличилось в размерах и заметно прибавило в массе.

Дилан встал и, облокотился об стену, чтобы не упасть. Чувство равновесия куда-то улетучилось, видать вестибулярный аппарат дал сбой.

- Приплыли, - подумал Марк, - не хватало ещё сдохнуть здесь от удушья.

Марк подобрал оружие, нацепил рюкзак на плечи и кое-как поковылял к окну.

Там во тьме ночной, продолжали бродить и ползать на четвереньках омерзительные заражённые твари.

Где-то вдалеке был слышен их нечеловеческий рёв…

Марку казалось, что Отверженных что-то беспокоит, они как-то странно себя вели. Постоянно дёргались в конвульсиях, прыгали, падали, бегали, в общем - проявляли повышенную активность, это им не свойственно.

Дилан насторожился.


- Что-то здесь не так. - подумал Марк.


Вдруг с первого этажа послышался страшный грохот. Затем скрежет и рычание. Дилан вздрогнул и вскинул вперёд автомат. Внизу определённо кто-то был. Но как эти твари вломились внутрь? Неужели прорвали баррикаду - заделанную мебелью дверь?

Теперь Дилану стало ясно, почему монстры так странно себя ведут - они учуяли его. И не успокоятся, пока не получат новую порцию питательной человечинки.


- Ужин отменяется, - подумал Марк.

Дилан не собирался сдаваться без боя.

Как же ему не хотелось спускаться вниз, на первый этаж! Но Дилан прекрасно понимал, что всё-таки ему придётся это сделать. Гораздо лучше закрыться на втором этаже, спрятаться, никуда не идти, и дождаться когда незваные гости уйдут восвояси - так скажет кто угодно, но только не сталкер. Оставаться здесь - глупо и опасно, каждый, кто хоть раз вылезал на поверхность, прекрасно знал, что Отверженные не ходят по одиночке, кроме того они способны общаться на телепатическом уровне, или что-то типа того. Если Отверженных тут несколько, то их необходимо прикончить, пока они не позвали остальных. Эти твари не умеют сдаваться, они привыкли получать то, чего хотят, и не важно какую цену придётся при этом заплатить.

Ведь рано или поздно, они найдут Дилана, и тогда, будучи в тупике, ему будет некуда бежать…


Марк даже не подозревал с чем ему там предстоит столкнуться - с одним, двумя, целой толпой зомби, или каким-нибудь заражённым гигантом, которого даже пули не берут.

Страх подползал незаметно, постепенно нарастая, где-то внутри одинокой души незадачливого сталкера…


Дилан проверил боезапас, и аккуратно, стараясь не шуметь, отправился вниз по лестнице. Дилан держал автомат перед собой. Патронов было совсем мало, но должно было хватить.

Палец на курке нервно вибрировал.

Страх лился через край, никогда в своей жизни Марк так не боялся. Руки дрожали как осиновый лист.

Марк осторожно ступал на прогнивший пол, стараясь красться как можно тише. Древние доски предательски скрипели, как только чувствовали тяжесть.

Шаг за шагом, Дилан спускался со ступеньки на ступеньку. Марк хотел было вернуться назад, в уютную безопасную спальню, и просидеть там всю ночь. Только это вряд ли остановило бы голодных Отверженных.

К тому же было поздно поворачивать назад, Дилан уже стоял на первом этаже. Сквозь оконное стекло едва пробивались тусклые лунные лучи. Призрачный сумрак повис в воздухе, как паук - крестоносец в паутине. Дилан огляделся по сторонам в поисках противника.

Внизу царил хаос. Хлам в гостиной и вправду был разбросан, но баррикада у входной двери осталась нетронутой.


- Странно, - подумал Дилан, - что же это такое…


Улыбчивая девушка с картины на стене, что висела справа от лестницы, выглядела теперь зловеще. Марк посмотрел на неё, в груди что-то ёкнуло, по коже пробежали мурашки.

Глаза девушки потускнели, брови нахмурились, а улыбка кривым шрамом тянулась через всё лицо, от уха до уха.

Возможно это была игра света и тени, а может быть, это коварное воображение Дилана сговорилось вместе со страхом против разума…

Слух Дилана резанул отвратительный хлюпающий звук.

Марк вздрогнул и резко обернулся, направив дуло автомата в темноту.

Звуки становились всё громче.

Марк медленно прошёл по длинному коридору, соединяющий гостиную и кухню.

Звуки доносились именно оттуда.

Сталкер насторожился.

Теперь было отчётливо слышно дыхание существа, которое сидело там на кухне. Такое тяжёлое, возбуждённое, прерывистое, словно оно запыхалось…

Затем снова стало слышно хлюпанье и чавканье.

Марк тихо открыл дверь, ржавые петли протяжно заскрипели.

Дилан вошёл внутрь…

Взору Марка предстала ужасающая картина.

По полу текли кровавые ручьи, по всей кухне были разбросаны куски мяса, вокруг валялись обглоданные кости и клочки рванной одежды.

Марку стало дурно, его начало тошнить, горло сдавила однородная масса, которая стремилась наружу.

Дилан инстинктивно, приложил руку к противогазу, сдерживая рвотный позыв.


Марк сделал шаг назад, его нога вляпалась в какую-то дрянь, о чём Дилана оповестил омерзительный хлюпающий звук.

Марк обернулся и в ужасе уставился на свою ногу.

По самую лодыжку она утонула в кровавом фарше - огромной куче человеческого мяса.

И в этот момент его стошнило, прямо в противогаз.

Что ж, снимать его можно только в экстренных случаях, а это был как раз такой случай. Марк выругался и одним резким движением снял противогаз, откинул его в сторону.

Маска фильтром ударилась об пол и разбрызгала своё содержимое - обед Дилана.

У Дилана была с собой старая респираторная маска, он вынул её из-за пояса и нацепил на лицо. Маска работала хуже противогаза, но всё же это лучше чем ничего.


- Что же здесь произошло? - С ужасом подумал Марк.


Звон металлического фильтра произвёл немало шуму.

В это мгновение, в углу кухни, рядом со шафчиком закопошилось какое-то странное существо, оно громко зарычало и на четвереньках поползло в сторону Марка.


- Чёрт! - выругался Дилан. Марк быстро включил фонарик на дуле автомата и направил его на врага.

Луч света пронзил тьму и освятил обезображенного монстра.

У Марка душа в пятки ушла, а волосы на теле зашевелились и встали дыбом.


- Зомби! - в страхе произнёс Дилан.

Со скоростью разъяренного гепарда к нему приближалось омерзительное существо, ростом с пятилетнего ребёнка.

Его чёрные глаза блестели в свете фонаря, из пасти торчали гнилые клыки.

Марк спустил курок, пулемётная очередь пронзила тварь, отрывая куски плоти от тела.

Но это только ещё больше разозлило монстра. Тварь высоко подпрыгнула, издав громогласное рычание и вцепилось в грудь Дилана.

Она раздирала броню огромными когтями, пытаясь дорваться до плоти и вырвать ещё бьющееся сердце из грудной клетки.

От толчка, Марк повалился на пол, громко произнося ругательства. Завязалась борьба.

Дилан пытался спихнуть тварь с себя.

Мощный удар прикладом, ещё один и ещё, ещё…

Отверженный никак не реагировал на боль, он напирал с ещё большей яростью.

Монстр схватил автомат Дилана и отбросил его в сторону.

Клыками вцепился в маску, пытаясь прогрызть плотный латекс.

Если монстр прокусит его, Дилану настанет конец, он просто обезглавит сталкера!

Адреналин придал Марку сил, Дилан схватил зомби за шею, чуть приподнял над собой и мощным ударом кулака оглушил тварь.

Из пасти посыпались зловонные гнилые клыки, Дилан зажмурился. Зубы зазвенели по полу.

Ещё один удар, и зомби с диким рёвом пролетел через всю кухню, ударившись головой о шкафчик, что висел над раковиной. Марк вскочил на ноги и принялся искать свой автомат.

Монстр уже встал и вновь побежал к своей жертве.

Дилан ничего не нашёл кроме куска старого, ржавого прута - часть арматуры, что лежала на полу.

Марк схватил его, выставил вперёд и, зажмурившись, сделал рывок навстречу противнику…

Толчок…

Дилан открыл глаза.

Зомби напоролся на оружие Марка, прут вонзился в пасть монстра по самое горло.

Монстр бился в предсмертных конвульсиях, извиваясь как червяк, насаженный на крючок. Отверженный рычал, выплевывая окровавленные куски плоти и раскрошившиеся клыки. Дилан брезгливо отбросил прут в сторону вместе с монстром и снова принялся искать автомат, копошась в кровавом фарше.

Зомби упал на пол, прут громко звякнул о плитку на полу.

Монстр пытался вынуть штырь, но только насаживался на него ещё больше.

Наконец Марк нашёл свой автомат в той самой куче мяса, в которую вляпался.

Дилан вытащил его и нацелился на умирающего монстра.


- Пора тебе сдохнуть, дружок, - зло проговорил Марк.

Выстрел…

Из чёрного дула вырвался огромный огненный шар, как из пасти огнедышащего дракона, выплюнув пулю.

Отдача ударила в плечо, гильза звякнула об пол.

Пуля прошла навылет, разорвав гнилой череп пополам. Половинки головы обвалились, из шеи хлынул фонтан тёмной крови, смешанной с гноем и другими выделениями.

Зомби без чувств опустился на колени, а затем рухнул на пол, забрызгав его своими потрохами.


Остекленевшие озлобленные глаза на половинках черепа уставились на Дилана, и с явным укором смотрели на него диким ужасным взглядом.


Марк опустился на колени, и приподнял маску.

Его стошнило второй раз…

Рейтинг: 0
(голосов: 0)
Опубликовано 14.03.2014 в 23:28
Прочитано 1226 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!