Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Дневники

Роман в жанре Мелодрама, любовь
Добавить в избранное

Он шел под моросящим дождем по осеннему городу. Дождь как назло норовил попасть за шиворот и от этого его плечи периодически передергивало.

Почти уверен в себе, почти счастлив, почти успешен. Да и день , в принципе подходил под настроение, если бы не этот мерзкий дождь. Кругом сплошное "почти".

- Да что же за день такой?

Голос привлек его внимание и сквозь летящие с неба капли, он увидел как женская фигурка, наклонившись над какий-то непонятной кучей, что-то собирает и отряхивает.

Он подошел и вместо непонятной кучи увидел гору пакетов с гордо нарисованными названиями каких-то фирм, которые постоянно крутятся на ТВ, рекламируя то ли одежду, то ли обувь.

-Давайте помогу? - Произнес он и присел рядом.

- Что тут у нас произошло?- произнес он поднимая один за другим пакеты, с которых струйками стекал осенний дождь. Покрутив один с оторвавшимся хлястиком он произнес

- "Мы знаем, как вас одеть" - именно этот слоган крутился по ТВ - только пакеты как обычно, внешне красивые а ручки сделать не могут - в его голосе явно проскочила искорка веселья.

Последний утопающий пакет он перехватил из ее руки и легкое мимолетное прикосновение к ее мокрой коже взорвало его память.

"Твою мать, этого не может быть!!!"

-Простите, а вас случайно не Ксенией зовут? Голос предательски вздрогнул на имени...

-Да. А мы знакомы? Произнося это она повернула свою голову и посмотрела в его глаза. Карие с тонким золотистым ободком. Секунды шли и каждый удар сердца все громче бил набатом ему в виски. Вот она смотрит на него с легким удивлением, чуть наклонив голову. Спустя мгновение ее взгляд взорвался в его голове. И сквозь припухшие губы шепотом прозвучало утверждающее - "ты..."


Память судорожно, как в старом кино, подсовывала ему картинки прошлой жизни. Вот она смеясь толкает его в сторону душа, стоя в халатике, который больше подчеркивал, чем скрывал ее тело. Тонкая ткань, соскальзывающая на пол по ее плечам и бедрам. Взгляд, прожигающий насквозь и тихий не вяжущийся с этим робкий вопрос - "Ты подождешь или со мной?" И словно кошка скользнула в кабинку душа, то ли от холода, то ли стесняясь своего предложения. Вот за матовым стеклом, сквозь капли виднеется ее контур. Руки сами срывают с себя одежду, которая летит куда попало. Теплый металл ручки, парящее тепло, и ее мокрая кожа. Кончики пальцев тянутся к ее руке...

- Ты? Откуда? Как? - ее голос прервал эту кинохронику и молотом вернул в холод промозглой осени...

Глава первая. “Я знаю, что ты есть”.

Дневник Кирилла. Часть первая.

Утро началось с противного писка мобильника. На экране светилась веселая мордашка мультяшной кошки. "Катейка" настойчиво домогалась вылюбить мозг.

- Хватит спать, Кирыч. Сам говорил, что сегодня мы точно к первой паре поедем - весело протараторила Катюшка.

- Давай через полчаса на остановке, я только глаза продрал.

- Ты только не передумай, а то я тебя знаю. И вообще отрывай свою ленивую задницу, пора грызть гранит науки - последнюю часть Катейка произнесла с интонацией заправского лектора, но сорвалась в смех и повесила трубку. Видимо с утра ее настроение было шикарнее.

Бросив телефон на кресло и пробурчав что-то про кошачье счастье, он поплелся в ванную. Зубная паста как на зло никак не хотела давиться из тюбика. "Да чтоб тебя"- зло подумал Кир и посмотрел на предмет, вызвавший такую фразу. Тюбик, как тюбик, только крышечка была на положеном ему месте, плотно закрыв выход пасте. "Не, ну а зачем ее раскручивать было?"- мысль скользнула на подкорке и отвесила подзатыльник. Спустя 10 минут на кухне уже фыркал чайник, была прочитана записка от мамы, гласящая, что ее непутевый сын найдет бутерброды на столе, если удосужится на него посмотреть. Позавтракав Кир поплелся одеваться, собрал рюкзак и выскочил из квартиры, предварительно чирканув на квадратике бумаги вердикт о том , что бутерброды были найдены и приговорены к съедению за слишком аппетитный вид.

Кирилл шлепал по улице в сторону остановки, и в его голове проносился дикий мыслительный поток на тему "Как свалить с пар пораньше и не огрести".

Солнце радовало последними теплыми деньками и прямо кричало, что в такую погоду нужно брать своих друзей, прыгать в машину и валить на природу. Но маячившая на остановке точеная фигурка в красной курточке не пойдет ни на какие уговоры и один фиг будет гнуть свою линию о том, что надо ехать на пары и вообще быть более ответственным. Но это сейчас. "Посмотрим после твоей экономики", подумал Кир и подойдя со спины девушки гаркнул - "Привет кошачьим". Катейка, как обычно, вздрогнула. Обернулась, произнесла - "Дурак, так и кондрашка придет", поправила очки в модной оправе на кнопке носа и твердым голосом сообщила, что сегодня у Кирыча не получится сорвать ее планы на посещение храма знаний. "Угу, проверим",- подумал Кир, а сам кивнул и произнес клятвенно заверяя, что он даже не думал нарушать такие высокие порывы и вообще не при чем. Катейка заливисто засмеялась и парочка новоиспеченных студентов зашагала в сторону старого, видавшего наверно самого Пушкина, автобуса. Галантно пропустив даму вперед и в полголоса констатировав, что задница его подруги вообще не очень, Кир в ответку получил кулачком в плечо и услышал, что главное Женьке нравится, а Кирыч может идти со своими наблюдениями. Автобус чадил и мерно катился, периодически останавливаясь, чтобы выплюнуть или поглотить в свое чрево спешаших людей. Мимо окон проносились машины и Кирыч под болтовню Катейки начал проваливаться в дрёму.

Проснувшись как от толчка, Кирыч сперва не понял где он и почему рядом кто-то постоянно чихает. Чей-то голос произнес, что наконец-то этот хлам отбегался и на линию выведут нормальный автобус, а не это кусок металлолома. Катейка спала на его плече и видимо сдавала экзамен или объяснялась маме почему задержалась. Губы ее шевелились, а кнопка носа едва удерживала очки, которые отчетливо пытались совершить побег, оставив свою хозяйку в мире размытых пятен. "А все таки Женьке крайне повезло"-пронеслось в голове Кирыча. Катейку он знал уже лет пять. Девочка с огнем в глазах и огромными очками была первой кто подошел к нему в новой школе и оценивающе осмотрев констатировала - "Новенький". Кирыч тогда ляпнул что-то похожее на "так точно, разрешите представиться?". Девушка заливисто засмеялась, сказала что зовут ее Катей и вообще у нее на новенького планы по какой-то там постановке. За годы совместной учебы Катя превратилась в Катейку, основательно похорошела и сменила одни очки на другие. Их отношения переросли в крепкую дружбу, скрепленную клятвой, что если в жизни все будет плохо, то в 40 лет они распишутся в ЗАГСе. Катейка всегда поражала Кирыча своей непосредственностью и о поползновениях в ее сторону даже не думал. "Зачем портить дружбу сексом?" - сказал он однажды и Катейка весело смеялась. Жгучая брюнетка в свои 17 лет уже знала, что хочет от жизни и какие взгляды на нее бросают мужчины. Словно выточенная древним мастером, ее фигура была идеальна. С точки зрения Кирыча именно такой должны были быть девушки.

Противный голос тётки-кондукторши констатировал факт смерти автобуса и народ начал выходить на улицу. Растолкав спящую красавицу, Кирыч выскочил из автобуса и мысленно возликовал. Эта металлическая бестия сдохла достаточно далеко, чтобы опоздать на первую пару по уважительной причине и достаточно близко, чтобы не ждать следующего автобуса.

- Ну что? Пошлёпали?

- А пошлёпали

Катейка задорно осмотрела место смерти автобуса и кивнув своим мыслям бодро стартанула в сторону универа.

Кирыч шел и думал о том как всего лишь неделю назад их встретила альма матер речью ректора о их шаге во взрослую жизнь и прочей фигней.

- Извините за опоздание, можно сесть на место? Автобус сломался перед мостом - голос Кирыча прозвучал в аудитории прерывая монолог старушки-физички. Ее глазки скользнули по фигуре у двери, голова кивнула, а годами поставленный голос продолжил вещать, что физика есть самое важное в жизни любого человека и обещал чуть ли не кары небес за плохую посещаемость и опоздания. "Опоздания" старушка словно выплюнула в спину Кирыча, пробирающегося на Камчатку аудитории. Кивнув паре новых знакомых и сев за парту, Кирыч достал тетрадь и стал рассматривать спины братьев по наказанию. Полностью мужская группа, ни одной девушки... Печаль. Технические специальности редко привлекали прекрасный пол. На первой парте усердно конспектировали каждое слово старушки два классических зубрилы. Правда один был тощий как хворостинка и казалось, что если физичка достаточно громко произнесет в его сторону хоть слово, то его сломает пополам. Второй, словно шарик занимал целую парту и таскал с собой то ли кейс, то ли чемодан. Для солидности видимо... ближе к концу сидели в основе своей нормальные ребята, с которыми Кирыч успел шапочно познакомиться, но не более.

"Прорвемся"- подумал Кирыч и вздохнув стал писать в тетради про то что каждое действие рождает другое или не рождает. В общем физика, господа.

Голос бабульки-физички все вещал и вещал, словно в ней работал вечный двигатель.

"Вот какая ж зараза ставит по три пары физики подряд?"- подумал Кирыч и достал из кармана мобильник. Время близилось к часу дня, значит экономика Катейки уже усиленно любила её мозг.

- "Ну как там? Экономите? ;)" Смс улетела в соседний корпус и вернулась с текстом, гласящим, что Катейка находится в состоянии готовом убивать и крошить весь преподавательский состав в целом и их преподавателя на закуску.

"Ну вот и наш выход"- мысль еще только сформировалась в голове Кирыча, а пальцы уже строчили ответное послание с предложением после пары устроить перекур. Минуту спустя телефон отвибрировал смс с текстом -"Отдамся за сигарету 0:)"

"Джекпот"- на губах Кирыча возникла ехидная улыбка.

"Встречаемся у вашего корпуса. Жилетку и внимательные уши гарантирую" - отбили пальцы. Часы констатировали, что советская школа преподавательства еще полчаса будет травить молодые организмы законами Ньютона и прочей лабудой.

Спасительный треск звонка был лучшей мелодией за сегодняшний день. Бабулька что-то гундосила, но Кирыч был уже мыслями у соседнего корпуса.

- На сегодня всё, сказала убийца и закинув сумку на плечо Кирыч улетел по переходам универа.

Выскочив с другой стороны студгородка Кирыч окинул взглядом толпу будущих специалистов и инженеров и выловив среди них красную куртку попер ледоколом.

- Ну как твоя экономика? - спросил он Катейку.

- Этот маразматик сказал, что у меня будет дополнительный вопрос за опоздание на его гениальную лекцию - прошипела девушка, еще больше усиливая сходство с кошкой - курить то будем?"

Кирыч достал из кармана пачку Парламета, длинные и тонкие сигареты были фишкой Катейки и алиби на случай обнаружения родителями. Щелчком выбив сигарету он подал ее девушке и та нервно подкурилась от подставленного язычка пламени китайской Зиппо. Кирыч с видом заправского курильщика затянулся и выпустил дым носом. В его голове это было как минимум пафосно и круто. Катейка как всегда сказала, что так можно угробить обоняние. Он ответил, что ему в принципе пофиг. Выждав еще пару тройку затяжек Кирыч пошел в аккуратную атаку.

- Как в группе?

В принципе он знал, что Катейкины экономисты сплошь цветник, в котором было два кактуса мужского пола и один из них, Саша или как его там зовут, решил, что кошачьи повадки должны быть его. На этого кадра Кирыч и сделал ставку.

- Дашка проколола пупок, Маринка предлагает устроить знакомство группы у себя на даче, еще Юлька за тебя интересовалась.

- Симпатичная или так?

- Не твой типаж, сказала что ты сейчас крутишь с парой блондинок, а то задолбает.

- А твой воздыхатель?

- Сука, сама бы его кастрировала. Прикинь это живое воплощение голода во всем мире мне притащил сегодня кактус...

Кирыч закашлялся поперхнувшись дымом, а потом в голос заржал. Стоящие рядом студентики смотрели на него как на психа, но как было им объяснить, что среди всей флоры возможной на этой планете, этот Казанова припер то, но что у Котейки дикая аллергия.

- А он решил тебя измором взять- сквозь смех проговорил Кирыч и девушку тоже накрыло .

Отсмеявшись Кир вытер выступившие слёзы, выкинул в урну остатки Парламента и стал ковать железо.

- Короче. У нас в группе проблема.

- Какая?

- Процентное содержание женщин на единицу площади равно нулю.

- Ваши предложения?

- У вас схожие симптомы, коллега, откинем этого кактусного маньяка и второго. Поэтому предлагаю провести знакомство группами.

- В ваших доводах есть смысл. Когда знакомимся?

- Завтра в обеденный перерыв устроит?

- Коллега, вы гений.

- Спасибо, коллега.

Катейка ехидно улыбнулась. Было видно, что в ее голове зреет недобрый план. Который она сразу и озвучила.

- Ты сейчас сильно занят?

- Для тебя нет, а что?

- Давай кактусного попугаем немного?

- Пугаем и домой?

- Там еще две пары.

- Тогда пугай без меня. Мою психику изнасиловала маразматичная физичка-деспот и мне срочно нужен отдых.

- Блин. Ты шантажист фигов.

- Давай Женьке брякнем? Если он свободен, то валим, если нет - то едем на чахоточном пазике.

Катейка пропустив мимо ушей вторую половину фразы полезла в свою сумочку и в ее недрах стала искать свою модную раскладушку. Господь бог бы сошел с ума увидев эту сумку изнутри, а дьявол уступил бы Катейке свой трон. Такой концентрации хаоса в отдельно взятой сумке не было больше нигде. Если только в мире не было второй Катейки.

- Заааааай, а ты сейчас чем занят? Ага. А у нас перерыв. Ага. Да с Кирычем курили. Домой поедешь? А когда? Вы что с ним заранее договорились что ли? Ладно. Хорошо подойдём. Целую зааай.

Громко щелкнув крышкой телефона Катейка своим взглядом попыталась прожечь Кирыча, но тот стоял с невинным лицом, в котором читалось единение со всем миром.

- Ты знал?

- О чем?

- У них пары сняли

- Чесслово ни духом.

- Думаешь я тебя не знаю?

- Я не думаю, я знаю.

- Допустим...

- Ну так что там с кактусным? Пугать идем или где?

Катейка фыркнула, повертела в руках телефон, и уперев руки в бока решительно кивнула головой.

- Пошли ему этот кактус в задницу затолкаем...

Кирыч усмехнулся и парочка быстро пошла в направлении места казни воздыхателя-недотёпы…


Дневник Кирилла. Часть вторая.

Зеленая десятка стояла у запущенного скверика и из нее доносился дикий хохот прерываемый голосом Катейки. Кирыч как обычно сидел на заднем сиденье и эпизодически вставлял свои пять копеек. Женю била форменная истерия, он смеялся, утирая слёзы своими кулачищами. Медведеподобный. Именно так его можно было охарактеризовать одним словом. При встрече с таким "Зайкой" в темном переулке любой здравомыслящий человек перейдет на другую сторону и выкопает себе могилу. В асфальте. Руками. А асфальт сожрёт. С удовольствием. Кирыч бы так и сделал. Жизнь дороже. Но по факту Женька был крайне добродушный парень и убить бы не смог, хотя сегодня чуть не угробил нас всех вылетев перед фурой на встречку. Но тут была вина Катейки, которая сейчас рассказывала в красках, что было до фееричного появления ее "Зайчонка".

Катейка рассказывала красочно и, если бы Кирыч там не присутствовал, то после услышанного, он бы точно думал, что стоял как минимум во втором ряду и видел эту экзекуцию своими глазами.

Бедняга Казанова не знал, что эта парочка достаточно долго и успешно занималась в театральном кружке и при желании могла бы наверно покорить далеко не одну сцену. Кирыч понимал Катейку с полуслова, Катейка читала Кирыча, как книгу. Дьявольский дуэт замешанный на мести сработал по нотам. Катейка всю дорогу до аудитории терла свою кнопку носа и глаза с таким остервенением, что глядя на результат ее трудов можно было подумать только одно - девушка рыдала как минимум всю ночь. Глаза её слезились и Кирыч глядя на всю эту подготовку накачивал себя ненавистью по самые уши. В итоге в аудиторию ворвались двое - парень, на лице которого пламенем горело чувство мести и следом зареваная девушка. Фееричное начало представление было встречено публикой немым удивлением и вопросом - "А что здесь происходит и не пора ли рвать когти?"

- Где это Казанова кактусный? - голос Кирыча был готов заморозить вулкан как минимум. Девушки прервавшие свой трёп расступились и взору мстителя предстала жертва с кактусом на столе.

- А с какой стати Вы меня так называете,а? - Казанова проблеял в гробовой тишине аудитории.

- Ты, ловелас недоделаный, сперва узнай какие цветы девушка предпочитает, а уже потом тащи свои кактусы

- Так а что не так то, я просто хотел ее удивить,- до Казановы стало доходить, что он где-то накосячил и похоже крупно.

- Ты в курсе, что такое Аллергическая асфикция, урод?

- Я не урод вообще-то. И с какой радости вы на меня орёте?- баранчик решил вывернуть ситуацию в свою сторону и хоть как-то сохранить лицо.

- Значит не знаешь? А я тебе расскажу. У нее аллергия на твои кактусы!!! Ты животное посмотри что с ней происходит?

Катейка демонстративно хлюпала носом и, близоруко щурясь, выворачивала свою сумку на парту.

- Кир... Кирыыыч... я таблетки дома оставила похоже,- голос Катейки был похож на хрип и сорвался в кашель.

- Чего стоите, курицы? Помогите ей таблетки найти!- Кирыч прошипел не отводя глаз от бледнеющего лица ухажера.

Девочки стаей сорвались и вытряхнули сумку Катейки на парту и судорожно сортировали тот кошмар, который в ней помещался.

- Запомни, животное, если с ней что-то случится - тебе пи..дец,- Кирыч произнес последние слова по слогам и до Казановы дошло, что похоже пи..дец будет в любом случае.

- Молодой человек, что здесь происходит? Что с девушкой? - поставленный голос прозвучал от дверей аудитории.

Кирыч, повернув голову, увидел молодого преподавателя с папкой и какими-то схемами в руках. "Будь, что будет"- пронеслось в его голове и не сдерживая себя в выражениях он в трех предложениях описал, что этот мудак подарил девушке кактус, у девушки на них аллергическая асфиксия, сейчас осень и возможно обострение, таблетки похоже забыли дома. Форменный пи..дец. Преподаватель бросил свои папки на ближайшую парту и раздвигая толпу шурудящих в вещах Катейки девушек подошел к мстительнице, которая хрипела и шептала про таблетки.

- А если она умрет? - шепот одной из девушек прозвучал словно выстрел в тишине аудитории.

- Дайте посмотреть, у меня жена медик,- преподаватель деловито взял Катейкино лицо в руки и приподнял. Опухший нос, слезящиеся глаза и хрип были ему наградой. Катейка близоруко щурясь посмотрела на него, просипела:"Таблетки... на тумбочке... дома" и потеряла сознание.

- Тебе пи..дец, Саша, - Кирыч бросил сумку на пол и метнулся к осядающей девушке. Преподаватель застыл и хватал ртом воздух. В аудиторию кто-то вошел и рёв взъяренного медведя возвестил о том, что пришел "Зайка". Дальше все закрутилось колесом, Кирыч орал, чтобы девушки собрали все в сумку Катейки, препод кивал головой, а "Зая" сграбастав свою бездыханную девушку понесся на выход. Лишь у двери он остановился и повернувшись рявкнул:"Готовь себе венок". Кто-то из девушек тихонько завыл, Кирыч полетел с сумками за пострадавшей, Казанова был готов к своим похоронам.

Кирыч сидел на заднем сиденье и медленно курил, Женька ржал в голос, Катейка приводила себя в порядок после волшебного исцеления, как только машина визжа покрышками сорвалась с парковки альма матер и вылетела на дорогу.

- Зай, расслабься, все нормально, - произнесла она и Женька дернулся всем телом, машину вынесло на встречку, по которой ехала фура...

Кого благодарить Кирыч так и не понял, то ли водитель фуры был готов к такому повороту, то ли Женька смог в последний момент вывернуть руль влево и уйти от столкновения на газон. Форменный пи..дец.

Сигарета медленно тлеяла в руке, а Кирыч слушал, как "Зая" решил забрать свою Катейку из аудитории и провести беседу с зарвавшимся Казановой. Видимо Катейка ему все же рассказала.

Женька говорил, что шел и думал как объяснить человеку об ответной реакции с его стороны. Открыл дверь в аудиторию, зашел и увидел, что Катейка без сознания. Что пронеслось в его голове в тот момент?

Стряхнув пепел в открытое окно машины, Кирыч краем глаза увидел, что его присутствие здесь сейчас категорически противопоказано. Щелчком отправив тлеющий парламент в сторону скверика он вылез из машины и кивнул Женьке, который повернувшись одними губами произнес - "Спасибо".

Катейка во всю лепетала о том, какой у нее Зая сильный и как вовремя он пришел. Женька обнимал ее своими ручищами и только дрожащие пальцы выдавали его состояние.


Дневник Кирилла. Часть третья.

Кирыч проснулся с утра в предвкушении знакомства групп. За завтраком он продумывал каким способом уговорить группу не особо знакомых ему парней идти знакомиться с Катейкиными экономистками.

- Ты чего такой сегодня? - голос матери прервал его размышления.

- Не выспался наверно.

Кирыч не стал объяснять, что от фуры летящей на встречу, его начало колотить только вечером и полночи он представлял себе варианты, если бы все пошло не так.

Катейка как всегда позвонила за полчаса до выхода из дома и счастливым голосом сообщила, что Женька отвезет их на пары и сопроводит до аудитории, чтобы закрепить эффект. Кирыч поддакнул, что идея хороша, прекрасно понимая, что Женька в ближайшее время эту актрису не выпустит из поля своего зрения.

Собрав свою сумку, Кирыч поплелся в сторону остановки. Женька и Катейка уже были там, машина весело фырчала, в салоне играл Linkin Park.

- Ну что, готов к дню Зззззнакомства? Я вчера вечером Юльке звонила, рассказала, что ты предложил познакомиться. Дурашка, думает, что так сможет тебя отхапать.

Катейка радостно морщила нос. Ей доставляло дикое удовольствие вся эта возня и интриги.

- Я своим на второй паре скажу. Первой нет.

- А чего тогда в такую рань встал?

- Ну буду контролировать тебя на первой паре. Вдруг что.

Катейка хихикнула, что теперь у нее два телохранителя.

Женька медленно выворачивая руль выезжал с остановки.

Появление Катейки в группе было подобно явлению дивы. Экономистки окружили ее со всех сторон и требовали подробностей спасения. Катейка героически врала, что ничего не помнит, а Кирыч искал глазами кактусового Казанову.

- Кирыч, а он сегодня не пришел. Томный голос жгучей брюнетки прервал его поиски.

- Кирыч, я только для Катейки. Юлия, если не ошибаюсь? В его голосе чувствовалось раздражение от этой мамзельки. Одна из красоток группы, но не в его вкусе.

- Можешь просто Юльчик. А ты вчера такой грозный был, я аж вся сама испугалась.

- Слушай, Юльчик, а не пойти бы тебе пощебетать с подружками? Не до тебя.

Кокетливо тряхнув своей копной, Юльчик двинула к своей группе поддержки. Катейка взглядом кричала о помощи, видимо этот ажиотаж ей был поперек горла.

- Так, девочки, расступились. Катейке сказали больше быть на открытом воздухе. Цветник понимающе расступился и выделил пострадавшей парту у окна.

-Добрый день, садитесь. Екатерина, как ваше самочувствие? Сегодня с присмотром? И правильно.

Вчерашний преподаватель выпалил все одним предложением и облегченно вздохнул, когда Катейка подтвердила, что все хорошо.

Кирыч сидел и рассматривал спины цветника экономики, когда его внимание привлек второй представитель мужского населения. Андрей или Артем съежился под изучающим взглядом Кирыча и отвел глаза. Было видно, что вчерашнее произвело на парня впечатление. Преподаватель что-то объяснял водя указкой по каким-то ему одному понятным схемам. Цветник записывал, "Юльчик" строила глазки.

- Девушка, потерпите до перемены. Я все понимаю, но сейчас ваш интерес должен быть вот здесь. И преподаватель громко пощелкал указкой по диаграмме на доске. "Юльчик" зарделась, цветник тихонько хихикал и шушукался. Кирыч поднял руку и попросил разрешения выйти. Увидев кивок преподавателя, он забрал свою сумку, жестом показал Катейке, чтобы она ему позвонила, подошел к скукожившемуся Артему-Андрею и в тетради написал ему - "передай кактусу, чтобы держался от нее подальше". Экономист прочитал, и резко закивал головой, давая понять, что послание будет передано.

- Девочки... до перерыва,- сказал Кирыч и вышел в тишину коридора.


Из дневников Ксении.

Вчера Ромео принес Кате кактус. Милый наивный мальчик. Совершенно не видит, что та его даже не замечает и он ей в тягость. Плюс вокруг нее так и вьются ухажеры. Его внимание ей просто противно. Звонил Ваня, наговорил кучу гадостей посреди белого дня, сказал, что видеть меня не хочет. Назвал деревенской шлюхой и бросил трубку. Смешно. Сам с деревни, а в городе решил, что вдруг стал городским. В обед Катя потеряла сознание из-за какой-то аллергии на кактусы. Один из ее почитателей Сашку Ромео чуть не убил прямо в аудитории. Ну не знал он про аллергию. Так то зачем? А потом вообще случился какой-то сумасшедший дом. Влетел какой-то громила, схватил Катю в охапку, пригрозил Ромео смертью и втроем они улетели в больницу. Не день а сплошная психушка. Вечером пришла Наташка с 27ой, уговаривала пойти на какую-то встречу знакомства группами. Я сижу реву от обиды, а эта все талдычит, мол развеешься, посмотришь на мальчиков. Спасибо, насмотрелась уже.

Полночи пыталась хоть как-то понять из-за чего он так со мной? В итоге уснула под утро. Все мужики козлы.


Дневники Кирилла. Часть четвертая.

На удивление ребята приняли предложение Кирыча на ура. Даже задротов решили тащить с собой, мол мы дружный коллектив, а по факту - выделиться и Кирыч это понял. Парней было по своему жалко. Хомячок был просто гениален. Ему было достаточно один раз услышать информацию и всё. Его голова это фиксировала в себе навечно. Суслик вообще не интересовался ничем кроме учебы и какой-то своей методики обработки данных. Но раз группа решила тащить всех, пришлось уговаривать. Хомячка подловил на том что он не сможет запомнить все номера телефонов, а Суслику прогнал идею социального эксперимента. Мол посмотреть на протяжении пяти лет обучения как сложатся человеческие отношения. В итоге эти двое чуть ли не больше всех ждали перерыва.

Территорию для знакомства выбрали нейтральную - набережную напротив альма матер. И близко, и места предостаточно и в случае чего остановки рядом.

Кирыч вел свою группу, как полководец, сзади Суслик уже на ходу что-то рисовал, то ли таблицу, то ли график. Хрен поймешь этих гениев. Хомячок пыхтел рядом и старался не отстать от Суслика. Видимо родственность душ придавала уверенности и добавляла скорости к передвижению. Прозвища к этой парочке прилипли сразу и если Хомячок сперва выеживался, часа два, то Суслику было абсолютно наплевать. Он жил внутри своего мира, где другие стали частью его эксперимента. Сзади них шли спортсмены : два кмсника по рукопашке, парень легкоатлет и Бульдозер. Бульдозер свою кличку получил на первой физре, когда играя в футбол сшиб четверых, летя с мячом, а потом согнув турник. Он говорил, что просто его не заметил, а Кирыч был безумно рад, что эта машина смерти была с ним в одной команде. На сшибленых им было больно смотреть. Парни как кегли отлетели. Спортсмены сразу оценили масштабы Бульдозера и втихаря уговорили его согнуть оставшиеся турники, так что на утро физруки недоумевали, какой больной пригнал сюда технику и изуродовал снаряды до неузнаваемости. А дальше средние ребята, у которых само словосочетание - познакомиться с девушкой , заставляло сердце биться в два раза быстрее, накачивая кровь в области штанов.

Катейка позвонила и сказала, что девочки тоже шуруют к месту икс и выразила сомнения, что завяжется разговор и как бы не вышло все боком. Кирыч ответил, что на этот случай у него есть Хомячок, Катейка юмор не оценила и сказала, что грызуны и девушки вещи не всегда совместимые. В общем они друг друга не поняли, но то что будет что-то Катейка знала.

- Всем привет, а вот и мы,- Красная курточка явилась окруженная стаей экономисток и уверенно шагнула на встречу Кирычу.

- А мы вас ждем, причем у нас возник спор? Сможет ли один человек запомнить все ваши номера и не перепутав их повторить.

Кирыч просто выпалил эту затею как ушат воды и экономистки стояли слегка в ступоре. Кмсники дружно кивнули и подтвердили, мол спор был, причем спор джентльменов - вещь серьезная. Мол нельзя оставить его неразрешенным. Кирыч ехидно улыбался Катейке. Та сморщила кнопку носа и шепнула, что мол мог бы и попроще им надиктовать. Мол лица и фраза не вяжутся. В ответ Кирыч махнул рукой, мол пофиг, лишь бы сработало. И предложил Катейке на правах второй стороны встречи проверить. Гордо подняв подбородок, Катейка представилась прям как театральная прима. Имя, фамилия номер телефона. И приглашающе махнула рукой остальным. Чего мол бояться, девчонки сперва робели, но потом прониклись экспериментом и по одной представлялись и называли свои номера. Когда последняя засветила свои цифры и имя, Катейка для чистоты эксперимента предложила кмсникам и Суслику назвать номера. Кмсники оттарабанили по номеру или два, а Суслик прямым текстом всех послал, мол мешаете серьезной работе. И тут пришел звездный час Хомячка. Глаза будущих финансовых воротил полезли на лоб после 6го номера, а после 15го уже во всю включились в азарт. Аплодисменты Хомячок сорвал просто колоссальные. Ходячая записная книжка сработала на ура и понемногу группы перемешались , разбивались на компании, а Хомячок был в центре внимания всех. Девушки поражались памяти, а парни точно знали, что можно не записывать.

Хомячок был гарантом их осведомленности. Кирыч смотрел на все происходящее вокруг и наткнулся на взгляд "Юльчика". Она сверлила его своими глазами и видимо ждала, что он подойдет.

"Ну уж ни за что, девочка",- подумал Кирыч и стал искать Катейку. Та стояла в окружении стайки "воротил денег" и допытывала Хомячка каким образом можно натренировать память и вообще как с этим живется. Катейка почувствовала затылком, что на нее смотрят и обернувшись увидела как Кирыч показал ей взглядом на Юльчика, провел пальцем по горлу и сморщился. Махнул рукой в сторону остановки, мол я домой, ты как? Девушка подумала и покачала головой. "Ну нет, так нет"- подумал он. Девушка показала, что позвонит и он спокойно двинул в сторону автобуса. Сделав несколько шагов, Кирыч отчетливо почувствовал что ему в спину смотрят. Обернувшись, он увидел Юльчика, которая жеманно улыбаясь поманила его пальцем, мол подойди, но это был не этот взгляд. Катейка увидев , что Кирыч остановился дернула подбородком вверх, но молодой человек пожал плечами, как он мог объяснить, что ему показалось, ведь ощущение какого-то внимательного взгляда ушло и никто не смотрел на него, кроме двоих. Но взгляд одной его коробил, а второй он уже знал наизусть.

"Бредятина полная",- подумал Кир и махнув Катейке рукой решительно развернулся. На этот раз в затылок отчетливо долбил только взгляд Юльчика, который прямо орал ему в уши : "Сволочь, ты что меня специально игнорируешь? Сученок, меня ?" Но ему было параллельно.

"Видимо показалось",- подумал Кирыч и абстрагировался.-"Катейка приедет, поговорим".


Дневники Кирилла. Часть пятая.

Катейка не звонила и это было на нее не похоже. Кирыч набрал ее номер, но он был вне зоны доступа. Можно было бы подумать, что она просто его выключила или едет сквозь мертвую зону оператора, но внутри долбили молоточки тревоги. Катейка всегда звонила. Всегда. Кир листал список контактов, пока не увидел нужное имя - тётя Лина - Катейкина мама. Нажав на кнопку вызова Кирыч думал как аккуратнее спросить, чтобы не разбудить лишнюю тревогу, кто знает, может просто батарейка села, а тёть Лина накручивала себя крайне быстро.

- Кирюш, да? - голос тети Лины дрожал и это сразу не понравилось Киру.

- Что-то с Катейкой?- спросил он, а внутренний голос просто кричал :"только скажите что все нормально, с Катейкой все нормально"

- Катенька лежит в травматологии.- голос женщини стал срываться на плач, но она сдержалась и продолжила- поехала домой на маршрутке и на развязке машину выкинуло за ограждение. В полиции сказали, что колесо лопнуло, а я ей говорила, что лучше на автобусе, пусть дольше, но спокойней." Женщина не выдержала и зарыдала.

- Тёть Лин, Зае, ой Женьке уже сказали?

- да. Он сидит там, но его не пускают, а уйти он не уйдет, сам знаешь этого упертого.

- хорошо, теть Лин все нормально будет. Катейка у вас просто мировая. Так царапины небось. Лежит симулирует.

- Ой, Кирюш, твоими бы словами... Прости я на смене. Я позвоню как что узнаю.

- Хорошо, тёть Лин. Обязательно звоните.

В трубке слышались гудки, а голова Кирыча уже варила.

- Маааааам, где мой халат?

До поступления он честно два года убил на подготовку к меду, но поработав лето санитаром и посмотрев на всю картину изнутри, передумал. Больничный белый халат остался как память.

- А что ты про него вспомнил.

- Катейка в аварию попала, а без халата не пустят.

Катейку в его семье знали и любили как дочь.

- Господи, сейчас найду

А в это время Кирыч уже звонил Женьке.

Женька поднял трубку после третьего гудка.

- Жень, я в курсе, прыгай в машину и едь ко мне.

- Зачем?

- Давай все вопросы по дороге?

- Хорошо.

Кирыч отчетливо представил, как медведеподобный залезает в свою зеленую десятку, подбрасывает в руке ключ, ловит его и тряхнув головой заводит машину.

"Раз, два, отсыпной , выходной, раз, два, отсыпной, выходной, раз, два... Два мать его... ДВА". Палец проскакал по календарю отсчитывая дни, если ошибки не было, а ее не было, считать то он еще не разучился, то на приемном дежурил Сергеич. Мужик, повидавший многое на своем пути. Врач от бога, как его называли медсестры.

" С Сергеичем можно договориться, лишь бы Женька не лез",- ход мыслей вернулся в привычное русло.

- Маааам, так что там с халатом?

- В пакет уже положила на коридоре, а Катюшке может чего собрать?

- Ма,- в его голосе звучали нотки раздражения- ее только привезли, пока осмотрят, диагноз поставят... Не дадут ничего передать, чего как маленькая-то?

- Да иди уже, врач самоучка. Привет от нас передавай и пусть приходит , как выпишется, а вообще сама зайду.

- Хорошо передам.

Засунув ноги в кроссовки и схватив пакет, Кирыч вылетел в подъезд и перескакивая через две ступеньки вылетел во двор. Женька уже нервно смотрел на дверь, будто спрашивая - "Какого хрена так долго?"

- Давай обратно в больницу к приемному и там молчи. Понял?

Медведь кивнул. По нему было видно, что сейчас творится в его душе. Там непонятно в каком состоянии лежит Катейка, а мелкий дрищ им еще командует.

Машина плавно затормозила у приемного покоя и Кирыч посмотрел на часы.

- Ждем. Если через десять минут не выйдет, значит не получится.

Тик-так, тик-так, тик-так... стрелка часов на руке Кирыча как будто издевалась и перепрыгивала на следующее деление вдвое медленнее, чем до этого. Ровно в 20.30 двери приемного открылись и вышел мужчина в хирургической одежде. Вынул сигарету, постучал фильтром об пачку и неторопливо закурил.

- Еще минуты две,- ответил Кирыч на немой вопрос Женьки.

Вздох вселенского терпения был ему наградой.

Врач уже почти докурил, когда Кирыч вылез из машины и подошел к нему.

- Здравствуйте , Михаил Сергеич, как сменка? Тяжелых много?

-Ааааа, предатель явился. Да вроде спокойно, но сам знаешь,- Сергеич суеверно сплюнул и вздохнув спросил,- И с чем тебя занесло? Или проведать старика зашел? Не поверю

- Катейку в травму сегодня привезли, думал разрешите глянуть как она, спать ведь не лягу,- как на духу выпалил Кирыч и стал ждать.

Сергеич медленно достал вторую сигарету, покрутил ее и жадно раскурив, хмыкнул своим мыслям.

- Девушку значит, проведать... Ну-ну... Сам знаешь, если не пустили, значит нельзя...

- Знаю, но курить, тоже нельзя, вредно же.

- Поучи меня еще. Там ведь халат нужно... бахилы... травма все же.

- Халат в пакете, бахилы у лифта возьму в коробке.

- Подготовился, чертяка.

- Не без этого...

Сергеич довольно хмыкнул. Он не любил, когда с ним юлят, а Кирыч, хоть и огорчил его, отказавшись поступать в мед, ему нравился.

- Беги Ромео, десять минут.

- Михаил Сергеевич, мне не одному надо... Ромео в машине сидит.

Ему бы халат, а уж в десять минут уложимся.

- От ты чертяка, а я все думаю в чем подвох будет. В ординаторской мой возьмешь, потом обратно повесь. Сергеич улыбался глазами

- Мы быстро.

Кирыч махнул рукой Женьке и тот быстро выскочил из машины. Хлопнула дверь и медведь пролетая мимо хирурга сказал - " спасибо"

- Десять минут. Не более.

Двери тамбура, направо в ординаторскую, взять халат, кинуть его Женьке и бегом к лифту. На ходу натягивая свой Кирыч обернулся. Женька застегивал пуговицы через одну.

- Бахилы в коробке возьми.

Двое быстро нацепили бахилы и по лестнице полетели на 5ый этаж.

Направо, по коридору и снова направо. На посту как и положено сидела медсестра.

- Оль, привет, Катя Петрова, сегодня поступила, палата какая? Сергеич 10 минут дал.

Заклинание сработало. Ольга открыла свой журнал, и поводив по списку пальцем нашла нужную фамилию.

- В пятой. Только не шуми. Спит.

- Оль, я что маленький?

Дернув Женьку за рукав, Кирыч потащил его за собой вдоль дверей. Остановился перед заветной пятой. Выдохнул и медленно приоткрыл дверь.

Катейка лежала в палате одна. Поманив рукой Женьку внутрь, Кирыч глянул на спящую девушку и вышел. Лицо Катейки было расписано зеленкой словно в камуфляж. Волосы скрывали бинты, на кнопке носа шикарная царапина. Под больничное одеяло он не полез по понятным принципам, да и так всё узнает. Кирыч подошел к посту и спросил медсестру, что в диагнозе.

- Кир, да все там нормально. Девочка сильная попалась. Легкое сотрясение, лицо расцарапало малость. Жить будет. Не наш клиент.

Лицо медсестры расплылось в улыбке.

- А голова чего в бинтах?

- Да там порезы неглубокие. Для профилактики дежурная бригада замотала. Мало ли там чего.

- Понятно.

Женька вышел ровно через десять минут и молча потопал на выход.

- Спасиб, Оль.

- Да не за что. Забежал бы хоть просто так.

- Забегу.

Кирыч пошел за удаляющимся Женькой.

Догнал его и напомнил про халат. Женька рассеянно посмотрел и кивнув молча снял халат.

- Тете Лине позвони пока, а я халат верну.

Увидев еще один кивок, Кирыч зашагал в ординаторскую приемного отделения. Сергеич сидел за столом и занимался тем, что заполнял какие-то журналы, периодически матерясь.

- Михаил Сергеич, я халат повесил.

- Молодец.

Хирург провел соломенным усам пальцами и спросил, хитро щурясь: "Так чего поступать то передумал? Крови вроде не боишься. "

- Бумажки писать не люблю. Думал, выучусь, буду людей лечить, а оказалось придется журналы, отчеты, отписки-расписки,- и Кирыч кивнул на журналы, лежащие на столе перед хирургом.

Сергеич басовито засмеялся: "Твоя правда Кирилл, ой верно подметил, чертяка. Ладно беги давай"

- Ну я побежал?

- Беги побегун и завтра не приходи, не пустят. Петровна дежурить будет.

- Понял. Спасибо.

Выйдя на улицу Кир махнул рукой Женьке, который успокаивал тетю Лину по телефону, и побрел домой.

"Эх, Катейка, Катейка, наворотила делов",- подумал Кирыч, удаляясь в темноту улиц.


Дневники Кирилла. Часть шестая.

Катейку, на удивление Кирыча, промариновали в больнице две недели. Три раза провели полное обследование, чтобы исключить скрытые травмы, отследить динамику. В общем Катейка попала.

Кирыч по утрам ездил в институт, а потом летел в больницу. Катейка в палате так и лежала одна и от одиночества ее просто бил форменный психоз. Кирыч каждый день выслушивал ее гневные тирады в адрес "маньяков, которые только на анализы из нее выкачали крови больше, чем есть в ее организме" и "садисток, сделавших в ее великолепной заднице лишних дырок". Кирыч смеялся и говорил, что теперь Катейка может работать в любом ресторане. Должность дуршлага ей была обеспечена. Девушка от этого еще больше бесилась и Кирыч получал порцию в свой адрес. Потом девушку отпускало и их беседа перетекала в привычный обоим трёп. Все было как всегда, только место беседы воняло хлоркой и периодически Катейку вызывали на очередной укол.

Сегодняшний день не был исключением. Девушка рвала и метала, Кирыч пошутил, что дуршлаг из ее задницы попадет в книгу Гиннеса как самый злой. Катейка показательно обиделась и замолчала, сказав, что не вымолвит в присутствии такого жестокого человека ни слова. Кирыч пожал плечами, то ли соглашаясь, то ли поддерживая игру больной подруги.

Выждав стандартные 10 минут Кирыч решил рассказать о том непонятном взгляде.

Катейка сразу навострила уши - Кирыч заговорил о "Таинственной Н.", как ее сразу же окрестила девушка. Причина ее удивления была понятна - последний год Кирыч переживал разрыв с одноклассницей. Ну как переживал. Кирыч мстил. Причем делал это крайне изощренно. Он мстил не своей бывшей, а всему женскому племени, которое на него обращало внимание. А внимание он привлекал. Кирыч в Катейкиной табели занимал почетное второе место "естественно после Заи" и мог выбирать. Благо выбор был всегда, но Кир пошел по пути мести. Каждая, кто проявлял в его адрес хоть какой-то намек на "покрутить романчик" автоматически попадал в "Тайную черную Книгу". Катейка была уверена, что она существует и так же реальна, как Солнце. В итоге попавшая в эту книгу была обречена. Не раз и не два Катейка видела с какой дотошностью Кирыч разбирал подопытную по гайкам и винтикам и в каждой детали находил изъяны. И озвучивал их в лицо. Катейка бы убила уже за десятую часть, но девушки почему-то слушали его, выли, истерили, но хотели, чтобы именно это представитель рода мужского был с ними. Последняя жертва получила вообще больше обычной программы. Первой ее ошибкой было то, что она решила затащить Кирыча в постель, второй - она ее озвучила и третьей - Кирыч об этом узнал.

Две недели жертва купалась в лучах славы - Кирыч каждый вечер звонил ей и приглашал либо в кино, либо в парк, где держась за руки, парочка медленно прогуливалась болтая о всякой чепухе. Наташа, вроде так звали бедняжку, уже во всю ликовала - спор был почти выигран, крепость пала, оставался последний шаг - затащить этого женоненавистника в постель.

Случай представился - родители Наташи уехали на неделю, оставив свою дочь одну. Вечерние прогулки сменились чаем на кухне под тихую музыку и просмотром фильмов в темноте девичьей комнаты, во время которых девушка ненароком прижималась к Кирычу в "особо страшные" моменты. Неизменным было лишь одно - в 22 часа Кир прощался и уходил домой. Но все пошло не так в пятницу. Кирыч позвонил сам и предложил посмотреть очередной ужастик. В десять вечера он не ушел, а продолжал сидеть рядом с девушкой и даже ,какой прогресс, нежно поглаживал девушку по ладони, лежащей на его колени.

"Созрел!"- пронеслось в голове Наташи и в глазах ее заиграли чертики. Кирыч еще плотнее придвинулся к ней и прошептал, что его родители уехали на дачу и торопиться домой ему не надо. Тихий шепот и губы, касающиеся уха, стали для Наташи зеленым светом. Резко повернувшись к Кирычу, она села верхом на его колени и потянулась к нему для поцелуя, но палец легший на ее губы и отрицательное движение головой, ее остановило.

"Да какого хрена происходит?"- мысленно возмутилась Наташка и ее взгляд буравил глаза этого неприступного.

Кирыч же уверенным движением взял девушку за затылок и притянул к себе так, что ухо девушки оказалось напротив его губ.

- Я хочу предложить тебе одну игру,- шептал его голос - я хочу все сделать сам. Если твои руки попытаются расстегнуть хоть одну пуговку - я уйду. Согласна?

Девушка медленно кивнула. "Да и какая разница кто кого разденет"- подумала она.

Кирыч поудобнее усадил девушку на своих коленях и пристально посмотрел в ее глаза. Медленным движением он кончиком пальца провел по носу девушки, очертил контур ее губ и по шее опустился к первой пуговке на ее блузке. Медленно ее расстегнув, Кирыч приблизил свои губы к уху Наташи и шепотом от которого у девушки по шее пробежали приятные мурашки, повторил свои условия. Почувствовав утвердительное движение головы, Кирыч едва коснулся губами Наташиной мочки.

А правая ладонь уже гуляла по спине девушки, опускаясь все ниже. Когда ее изучающий маршрут достиг ягодиц, Кирыч чуть отстранил девушку и его палец, едва касаясь кожи, снова лег на нос девушки, очертил контур ее губ, и продолжил свой маршрут по шее вниз. Вторую пуговку постигла участь первой. Дыхание девушки стало учащаться. Такая игра все больше распаляла её, а нежное прикосновение она ощутила уже на коже груди. Кирыч словно изучал это тело. Его палец скользил по ажурной ткани, а Наташа чувствовала, как ее кожа начинает гореть от этой неторопливой ласки. Палец Кирыча достиг ложбинки между грудей девушки и чуть потянул лифчик в свою сторону. Наташа завела руки за спину, чтобы расстегнуть его, но в ухо девушки прозвучало твердое, еле слышное «нет», а руки сжала ладонь Кирыча.

- Ты помнишь наш уговор? - шепот сводил девушку с ума.

Как только она кивнула, её шею будто обожгло, едва ощутимые касания пальцем обострили ее чувствительность и от поцелуя девушку выгнуло.

Ладонь, сжимающая ее руки, исчезла, а губы снова очерчивали еле ощутимые касания. Вот они опускаются по коже, скользнули между грудей, и третья пуговка больше не соединяла две половинки ткани. Губы Кирыча коснулись подбородка Наташи и нежными обжигающими прикосновениями покрывали ее шею. Уперевшись руками в его колени, девушка выгибалась все сильнее и сильнее, ощущая, как нежное пламя приближается к ее груди.

Девушка дышала часто и глубоко, ажурная ткань лифчика давила на грудь при каждом вздохе. В голове творился полный хаос, а каждое касание этих губ вызывали еле слышный стон. От еле ощутимого прикосновения к носу девушку стало колотить, рот ее приоткрылся, дыхание прервалось, когда нежные касания очертив ее губы двинулись ниже. Шея. Ложбинка. Пуговка. Блузка, больше не удерживаемая, скатилась по рукам. Кирыч притянул к себе девушку и чуть прикусил мочку. Наташка со стоном выдохнула и жадно задышала. Вдох-выдох, вдох-выдох. Губы пересохли, тело била конвульсия, глаза застилал туман. Кожа горела огнем, а проклятый лифчик мешал дышать.

Девушка чуть не задохнулась от удивления, когда рука Кирыча потянула ее голову за волосы. Девушка повиновалась этому движению и ее тело стали осыпать жадные поцелуи.

Нежность сменилась агрессивным напором. Волосы, зажатые в кулаке не давали даже шанса выпрямиться, а вторая ладонь уже сжимала грудь девушки. Губы Кирыча были обжигающими, они появлялись то на шее, то впивались в ткань лифчика. Девушка таяла в его руках свечой. Ее волосы уже никто не держал, но выпрямиться сейчас? Нет, ее тело было во власти этих рук, губы распахнуты, в прикрытых глазах поволока и только звук своего стона давал понять, что все ею испытываемое реально. А ладони Кирыча жили своей жизнью - одна гуляла по груди и шее девушки, а вторая медленно опускалась все ниже. С каждым пройденным миллиметром, девушку все больше колотило, а когда она ощутила его ладонь на промокших трусиках, единственное что она хотела - лишь бы это не прекращалось. Наташа, словно в замедленном кино расстегнула крючки лифчика и бросила его на пол, подставив под губы Кирыча свою грудь... но ничего не происходило. Руки до этого момента ласкающие ее больше не касались ее тела, губы не жгли поцелуями. Распахнув веки, она посмотрела на Кирыча. В ответ на нее смотрели ледяные глаза полные какой-то животной ярости.

- Я знаю, что ты спорила на меня. Ты проиграла.

Голос Кирыча прозвенел металлом в ее голове. Он сдвинул девушку на диван, еще раз посмотрел в глаза Наташи, которая хотела что-то ему сказать, но не могла найти слов.

- ТЫ ПРОИГРАЛА! Запомни этот момент.

Кирыч развернулся и ушел. Хлопнула дверь подъезда, а по щекам девушки покатилась первая слеза...

Катейка узнала про это через третьи руки, история к тому моменту обросла подробностями и исказилась. По одной из версий Наташка чуть ли руки на себя не наложила. Кирыч молчал как рыба, либо понимал, что перегнул, либо не считал нужным объяснять.

С одной стороны Катейка была готова убить Кирыча, но с другой... Кирыч был другом, она видела как его ломало после разрыва с Мариной. Слишком правильная девочка сломала что-то внутри Кирыча и последовавшие за этим изменения в его характере Катейку очень напрягали. Нет, он остался хорошим другом для нее, но другим девушкам не повезло. Он ломал их как спички, отталкивал от себя своими поступками, но количество "желающих проверить свои силы в покорении этого дикого жеребца" меньше не становилось. А сейчас , сидя на больничной кровати она поняла, что этот взгляд заинтересовал Кира неспроста. Лишь бы отвлечь от этого крестового похода.

- Так, меня выпишут и я попробую поспрашивать у своих одногруппниц. Юлька точно отметается, а с остальными разберемся.

Кирыч кивнул, Катейка выглядела как заправский следователь. Глаза горят, нос по ветру. Потрещав еще минут десять друзья попрощались до завтра - медсестра уже в пятый раз звала Катейку на очередной укол и прямым текстом отправляла молодого человека домой.


Дневники Кирилла. Часть седьмая.

Кирыч лежал на одеяле и изучал потолок. Катейку со дня на день выпишут и это плюс. Женька похоже начал ревновать - это минус. Это даже проблема, при чем Кирыча. Катейка может говорить ему что угодно, но Женька только больше заведется. Раз защищает - значит не без повода. А поссориться с Женькой и сохранить такие же отношения с Катейкой не получится. Ставить ее перед выбором не было смысла. А доказывать, что поползновений в сторону Катейки не было и не будет - бессмысленная трата времени. Кирыч перевернулся на живот и уткнулся лицом в подушку... На душе было погано до безобразия. "Вот зачем эта стерва именно в это время поперлась выгуливать своего спаниеля?"- мысль колотила молоточком в затылок. Логика говорила, что это простое совпадение, но верить в это не хотелось.

Маринку он встретил, когда шел из больницы, погруженный в свои мысли. Она вылетела из подъезда летящей походкой, рядом семенил вечнотяфкающий кусок шерсти. Нет, Кирыч любил собак, но это недоразумение назвать собакой могли только специалисты и то потому, что это не кошка.

- Привет, Кирыч. Как дела?

Звонкий голос остановил его, как удар в солнечное сплетение.

- Привет, живем, а как твои поживают?

- Мама в Германии с группой инженеров, папа завтра в Мадрид летит, а я завтра пойду пробовать в спецгруппу перейти, которая по усиленной программе учится. В общем всё просто за-ме-ча-тель-но.

- Па-здра-вля-ю,- выдавил Кир. - Мне некогда,пока.

- Чмоки-чмоки, Кирюш.

Скулы Кирыча свело до зубовного скрежета.

Маринка поскакала дальше, а Кирыч посмотрев ей в спину понял, что настроение испорчено и поднятию не подлежит.

Родители-переводчики вложили в свою дочь все свои силы. Маринка была лучшей ученицей в классе и свою жизнь распланировала заранее. Институт - хорошая карьера.

Кирыч в эту схему не вписывался и, как мешающий хлам,год назад, был выброшен из жизни. "Сперва надо готовиться к экзаменам, потом к поступлению и вообще мне бабушка сказала - раз не поступает с тобой, значит уже готовится гулять на стороне". Эти слова сперва рассмешили Кирыча, но девушка, как оказалось, не шутила.

Попытка самоудушиться подушкой была подло прервана мамой, которая позвала "своего непутевого сына" чтобы проинструктировать на выходные. Обозначив местоположение супов, котлет и прочих запасов, которых бы хватило на 10 человек, родители укатили на дачу к друзьям отмечать юбилей. Кирыч помахал в окно и пошел выключать свет. Темнота его успокаивала. Потолок отказывался обрушиться, цунами не приходило, а торнадо не хотело сносить дом.

Кирыч для проформы еще раз попытался мысленно уговорить потолочное перекрытие лопнуть, но был послан. Медленно встав, Кирыч сходил до кухни, налил себе отцовскую кружку чая, сел за свой стол и включил лампу. На столе царил форменный беспредел из-за которого ему частенько влетало от матери и только батя твердил, что творческий хаос - это его черта и трепал сына по голове, а потом добавлял, что лучше хаос убрать.

Откопав в этих залежах карандаш, Кирыч достал из нижнего ящика блокнот в черном переплете и что-то в него начал записывать.

Фонарь на улице покачивало ветром, чай в кружке давно остыл, голова Кирыча лежала на руках и лишь настольная лампа продолжала светить на исписанный лист

Я в отблесках луны писал тебе одной

О том, что в мире нет тебя дороже.

Мы были словно сотканы одно рукой

И нас разъединить ничто не может.

В моей душе оставив на совсем

Лишь пепел, а в груди кусок свинца

Ты прошептала, что была не с тем

И приказала позабыть овал лица

В моих глазах задув огонь свечей,

Ты испарилась в тишине ночной

Оставив силуэт среди огней

И нежный васильковый запах свой.


Из дневников Ксении.

Мне кажется, что мир сходит с ума или я одна не вижу сути и смысла в происходящем. Знакомство с мальчиками из группы друга Кати, оказалось, что все таки друг, а огромный - парень, все обсуждали еще очень долго. Хомячок, как его все называли, очень интересный. С такой памятью можно запросто сойти с ума, я бы умерла лучше. Это каждая обида, каждое издевательство остается в голове навсегда. Страшно. Девочки купались во внимании, а я смотрела на всё это буйство жизни и мне стало смешно. Сейчас вы знакомитесь, играете в любовь, а завтра будете реветь, размазывая слезы по щекам, как я. Все они милые и пушистые, пока не найдут себе дурочку помоложе и красивее. Безысходность. Юлька бесится от того, что на нее Катин друг даже не смотрит и игнорирует в открытую, видимо действительно кобель еще тот. Да и зачем тогда он ушел почти сразу. Обернулся напоследок правда, словно проверил свою работу и ушел к своей или к своим. Одним словом КОБЕЛЬ.


Дневники Кирилла. Часть восьмая.

Проснулся Кирыч весь разбитый. Дождь на улице только больше вгонял в уныние и тоску. Перечитав написанное ночью, привычным движением страница была вырвана и сожжена на балконе. Никто и никогда не сможет сказать, что он сентиментальная тряпка.

"Хрен вам всем",- прошептал Кирыч, гляда на догорающий в пепельнице лист.


Чайник на плите весело свистел, а холодильник предлагал на завтрак всё что могло прийти в голову. Осмотрев содержимое, Кир пришел к выводу, что вишневое варенье будет лучшим началом дня, взял банку и захлопнул дверцу гастрономической кладовой. Настроение стало улучшаться, когда чайная ложка уже вылавливала последние ягоды.

"Вредно, зато вкусно, и вообще тётка мне привезла",- с этой мыслью банка отправилась в мойку.

В комнате запиликал телефон, Кирыч взял его в руки и открыл пришедшую смс.

"Нужно поговорить.Юля",- гласили три слова. Телефон улетел на расправленную кровать, а Кирыч отправился мыть банку, справедливо рассудив, что если бы было что-то важное, то позвонила бы, а раз пишет, то пара часов ее не убьет. Когда банка заняла свое место на сушилке, а кружка наполнилась новой порцией чая, телефон снова подал признаки жизни.

"Я что должна сама тебе звонить?",- текст рассмешил Кирыча. Видимо Юлька ждать не умела, значит можно потренировать. Телефон улетел обратно в кровать, а молодой парень достал из шкафа любимое пушистое полотенце и ушел в ванную комнату. Совершив все обязательные процедуры, потом повторив их, Кирыч вышел весь распаренный, с полотенцем на бедрах. Прошлепал до кухни, оставляя мокрые следы и посмотрел в окно. Погода видимо сегодня решила тоже повеселиться и о дожде напоминали только лужи на асфальте.

- Значит так, сейчас к Катейке, а потом в парк.- сказав это самому себе, Кирыч пошел одеваться. Заправил постель и посмотрел на экран телефона. Значок конвертика с тройкой прозрачно намекал, что Юлька ждать не научилась. Сообщения гласили, что девушкам нельзя отказывать в их просьбах, второе - спрашивало в чем сложность нажать одну кнопку и третье поражало своей лаконичностью ибо содержало всего одно слово, в которое девушка видимо вложила весь свой гнев -"сука". Настроение стремительно поползло вверх. Телефон отправился в задний карман джинсов, бананы для Катейки - в пакет. Сборы закончились и посвистывая Кирыч пошел к подруге в больницу.

Через два часа, выгнанный за нарушение часов посещения, Кир направился в парк. Шел он быстро и целенаправленно к старому тополю. Осмотрев его, Кирыч уверенно достал перочинный нож и стал срезать надпись, которую они оставили здесь с Маринкой за месяц до расставания.

С каждым движением ножа надпись все меньше проступала. Спустя десять минут, Кирыч осмотрел ровную поверхность, на которой уже другие "счастливчики" могли вырезать свои инициалы.

"Ну что, первый шаг есть. Будем делать второй",- подумал Кирыч, похлопал по старому дереву прощаясь и направился домой.


Дневники Кирилла. Часть девятая.

До приезда родителей Кирыч наслаждался бездельем, сходил еще раз к Катейке, которая вопя от радости сообщила, что в понедельник ее наконец-то выпустят из этих казематов. Душа у Кирыча просто пела и к приезду родителей он даже пропылесосил свою комнату, а со стола исчез "творческий хаос".

Ключ заскрежетал в замке, дверь открылась и в квартиру вошли родители. Батя довольно улыбался, а мама первым делом чмокнула сына в лоб и пошла проверять, что ее непутевое чадо съело и ело ли оно вообще. Исчезновение варенья было встречено нотацией, что столько сладкого есть нельзя, одинокая котлета в сковороде вызвала лишь фразу, мол мог и доесть.

Ага, десять штук. За два дня. Поинтересовавшись как дела у Катейки и обрадовавшись, что девушку завтра выпишут, мать посмотрела на сына, а потом перевела свой довольный взгляд на отца и сказала:" Ну и чего ждешь? Или самой идти?". Кирыч удивленно поднял глаза на отца, тот кивнул и скрылся за дверью. Вернулся он спустя несколько минут, неся в руках одеяло, которое тихонько поскуливало.

- Ну принимай пополнение, сын. И отец аккуратно передал сверток в руки Кирыча. Медленно опустившись на кровать, Кир отогнул край старенького одеяла и на него уставилась пара хитрых глаз. Не веря своим глазам, Кирыч посмотрел на родителей.

- Спасибо.

Отец довольно улыбался в усы.

- Ну родословной эта бестия не имеет, зато красавишна.

Развернув одеяльце до конца взгляду Кирыча открылся щенок колли, рыжая словно огонь шерсть, снежно белый воротник, хитрые глаза и мокрый черный нос, который принюхивался к новой обстановке.

- Ма, откуда она?

- Откуда, откуда - от верблюда. У Филипповых знакомая разводит колли, ну и осталась последняя, которую никто не брал. То ли уши у нее не те, то ли морда длинная, короче забраковали эту девку. Ну а тебе же не на выставки с ней носиться. Вот и привыкай заботиться хоть о собаке, а то вырасти вырос, а в голове один ветер.

-Кличку собаке придумай, охламон. Ошейник, поводок в сумке, миску тоже купили.

"Однозначно, день полон сюрпризов",- подумал Кирыч и нежно потрепал щенка.

Два часа семейство убило, чтобы придумать имя рыжей бестии, которая плотно обосновалась у Кирыча на кровати и ,свернувшись клубочком, спала, чуть подергивая лапой. Перебрали море вариантов, но Кирыч, на правах хозяина, выбрал Люцию.

- Ну Люська, так Люська,- подытожил отец и хитрая морда, навострив уши звонко тяфкнула выражая полное согласие.

Батя встал, потер руки и сказал, что неплохо бы было и пожевать. Мать бросилась на кухню и гремя кастрюлями что-то разогревала на плите.

- Как сам, сын? - голос отца стал серьезен.

- Да вроде нормально.

- Ну и хорошо.

Мобильник Кирыча зазвенел на столе и Люська затяфкала от непривычного звука.

"Марина" светилось на экране, телефон звенел, а Кирыч не решался поднять трубку. Батя посмотрел на экран мобильника и сделал жест, мол отвечай.

- Слушаю

- Кирюшенька, а чего так долго трубку не берешь? Или думаешь я тебе по пустякам звоню?- Маринка пьяно засмеялась в трубку- знаешь я еще вчера тебе хотела сказать, но ты весь такой несчастный шел...аж жалко стало...

- Говори уже

- Ой, какие мы нетерпеливые. В общем, не строй иллюзий. Я с самого начала все назло маме делала. Так что твоя любовь-морковь меня не волновала. Забудь, если сможешь или живи и мучайся. Чао, малыш.

В трубке раздались гудки отбоя, рука Кирыча разжалась и телефон выпал на пол. Мир вокруг сжался до точки и взорвался в голове на миллиарды осколков.

- Па... ты слышал?

- Лучше бы не слышал

- Па, можешь отвезти меня на дачу?

- А учеба как?

- Я нагоню потом

Отец встал, дошел до двери и обернувшись сказал:"Собирайся, Люську с собой возьмешь, понял?"

Кирыч кивнул и достал из шкафа свою спортивную сумку, в которую начал сваливать вещи, тетрадь, зарядное, мобильник.

По стеклу машины бежали струйки дождя, разгоняемые дворниками. Свет фар выхватывал на поворотах деревья у обочины и дорожные знаки. На заднем сиденье дремала притихшая Люська.

Как батя разговаривал с матерью и что он ей сказал, Кирыч не слышал. Не слышал он и как отец матерился вполголоса пока растапливал печь и выкладывал собранную матерью еду на полки холодильника.

- Люську кормить не забывай, понял? Я приеду дня через три.

Кирыч кивнул и отец вышел. Машина тихо прошуршала по гравию дорожки и Кир погрузился в тишину, нарушаемую лишь треском поленьев в печи...


Дневники Кирилла. Часть десятая.

Люська спала у Кирыча на коленях, поленья потрескивали, а в трубе гудел ветер.

На стене тихо постукивали часы, отсчитывая секунды и минуты жизни. Идиллия в концентрированном виде. Кирыч аккуратно переложил Люську на диван и расстегнул молнию сумки. Среди вещей, сваленных вперемешку, он сразу нащупал пластик мобильника, достал его и выключил, а со дна выудил полупустую пачку Парламента. Курить хотелось просто жуть. Пол под ногами тихонько поскрипывал, пока Кирыч, нацепив какие-то тапки поверх теплых носков, шел на улицу. Люська тявкнула и засеменила за своим хозяином, который сел на скамейку перед домом и, привалившись к стене спиной, нервно чиркал китайской зиппо. Рыжий щенок тихонько заскулил, глядя в бледное лицо Кирыча, и тот, вздохнув, поднял и положил ее к себе на колени. Люська поелозила, устраиваясь поудобнее и смешно вздохнула.

- Ну что, дурочка, теперь мы с тобой одни.

Люция, подняла мордочку и, повернув голову на бок, чихнула.

- Давай домой иди, а то простынешь еще.

Люська недовольно ворчала что-то на своем собачьем, будто хотела сказать, что ей лучше знать, где ей сейчас нужно быть.

- Еще одну и домой,- сказал Кирыч и прикурил вторую сигарету, остатки первой щелчком отправив в полет за забор.

Сигарета в руках ощутимо подрагивала, Кирыча бил озноб, а в голове крутился один вопрос:"Зачем так?", на который он не видел ответа. Отправив второй окурок составить компанию первому, он аккуратно поднял Люську и пошел в дом. Спустя пару минут, лежа в не прогревшейся постели по его щекам потекли беззвучные слезы. "Жизнь-дерьмо и точка". С этой мыслью он провалился в сон.

Утро было на удивление солнечным. Кирыч проснулся и, не вылезая из постели, стал одеваться. Люська похрапывала под одеялом. Шлепая тапками по полу, Кирыч затопил прогоревшую печь и пошел смотреть, чем можно было покормить эту рыжую .

В холодильнике на полке, среди прочей еды контейнер, на который была прилеплена записка "для Люськи". Достав его и переложив часть в небольшую посудину, Кирыч разогрел собачью еду в микроволновке. Вернулся в комнату и поставил на пол.

- Люська, иди завтракай, а потом гулять.

Под одеялом завозился щенок и сперва показался черный нос, принюхивавшийся к запаху горячей еды.

Пока щенок жадно поглощал кашу, Кирыч стал искать что-то в шкафах и ящиках. В голове его за ночь весь этот пазл собрался в одну картинку и теперь Кирыч просто решил следовать своему плану.

Положил, найденное в карман куртки, прицепил поводок к ошейнику Люськи и вышел на улицу. Немного постояв, Кирыч кивнул своим мыслям и пошел в сторону лесной поляны с двумя соснами.

На поляне оказалось, что одну сосну кто-то спилил, оставив пенёк. " Прям по заказу",- подумал Кирыч и отцепив щенка приступил к задуманному.

Спустя несколько минут, он закурил глядя как Люська носится по поляне, радуясь свободе.

Окурок улетел в еще мокрую траву, Кирыч залез на пень, просунул голову в петлю и решительно шагнул вперёд.

Дикая боль пронзила его горло, жестко передавленная найденной утром бечевкой, мозг вопил о том, что так нельзя, рот пытался захватить хотя бы глоток воздуха, а сознание погружалось все глубже в черную пропасть. Люська жалобно завыла... темнота


Дневники Кирилла. Часть одиннадцатая.

Вой Люськи раздавался на грани слышимости, словно сквозь вату. Горло горело адским огнем. Медленно перевернувшись на спину, Кирыч дрожащими руками ослабил петлю и жадно вдохнул. Воздух, пройдя напильником по горлу, заполнил легкие, Кирыч надсадно закашлял и открыл глаза. Люська, жалобно скуля, жалась к его боку и дрожала всем телом. Размытая картинка медленно фокусировалась, набирая четкость и краски. Серое противное небо, ветка сосны и, раскачивающийся на ветру, обрывок бечевки.

Кирыч пролежал около получаса, приходя в себя и собирая мысли в единое целое. На лицо капал с неба мелкий дождь, словно смывая весь этот кошмар.

Ветер шептал в ухо, что всё будет хорошо, просто нужно встать и продолжать идти. Рывком, словно стряхивая с себя весь этот накопившийся в нем бред, Кирыч встал. Зацепил Люську на поводок, посмотрел на болтающуюся бечевку и резко развернувшись пошел к дому.

Люська жадно трескала свою кашу, когда за окном шурша гравием подъехала машина. Хлопнули двери и спустя несколько мгновений в комнату фурией влетела Катейка. Как только в поле ее зрения попал Кирыч она разродилась такой тирадой, что можно было смело заказывать себе новые уши. В ее голосе была и обида, что ее лучший друг не пришел ее встречать с больницы и злость за то, что выключил телефон и уехал не сказав ни слова. А потом Катейка увидела красный след на шее и в ход пошли кулаки. Она молотила ими Кирычу в грудь, кричала, что он больной на голову эгоист. Когда слова и ругательства иссякли, Катейка стала всхлипывать и, уткнувшись в плечо Кирыча, заревела повторяя, как заклинание :"Дурак".

Женька стоял на пороге с какими-то пакетами в руках. В его глазах читалось недоумение, удивление, злость и обида.

- Кирыч, если я еще раз увижу, что она плачет из-за тебя, то я тебя лично прибью. Понял?

- Понял. Жень больше ни разу. Прости

- Дурак ты одним словом. Холодильник где тут у тебя.

- На веранде.

Женька вышел с пакетами и судя по тому, что зазвякала посуда, холодильник он нашел.

Взяв Катейкино лицо ладонями, Кирыч посмотрел в ее зареванные глаза и сказал-" Прости, я больше никогда не буду делать таких глупостей. Просто очень накрыло. Ты же знаешь меня вдоль и поперёк"

Катейка всхлипывала, уткнулась обратно своей моськой Кирычу в плечо и тихо произнесла : "Ты знаешь, что я успела передумать? Трубку не берешь, родители толком ничего не говорят, папка твой только сказал, что ты уехал на дачу после того как тебе позвонила эта тварь"

Последнее слово она произнесла шипя разъяренной кошкой.

Марина и Катейка никогда не были подругами, даже когда Кирыч стал их связующим звеном - девушки сохраняли дистанцию. Поэтому-то Катейка очень гневно отреагировала на их разрыв.

Женька, услышавший смену настроения в голосе своей половины, заглянул в комнату. Катейку понесло не на шутку. Ее руки демонстративно показывали, как она будет откручивать голову неугодной и куда она ее потом запихнет.

- Кать, ты притормози малость.

- А? Что?

- Да этот скалолаз похоже решил еще с голодухи помереть

Глаза Катейки вспыхнули гневом и Кирыч отчетливо почувствовал как его в голову сверлом входит этот взгляд.

- Так, Зай иди за водой, Кирыч - я тебя сегодня точно убью, но гастрономически.

Две мужские головы обреченно кивнули, а девушка звонко хлопнула в ладоши и уверенно двинулась в сторону кухни готовить обещанную "казнь".

Стол ломился от Катейкиной поварской деятельности. Человек десять смогли бы не просто утолить голод, а вдоволь насытить свои желудки. Люська крутилась вокруг этого изобилия нюхая воздух и чуть повизгивая, словно говорила, что она тоже совсем не против поучаствовать в пиршестве.

Женька, как человек крайне реалистичный, вытащил из холодильника запотевшую бутылку и торжественно водрузил ее в центре стола.

- Ну что, ударим автопробегом по бездорожью?

Кирыч погружался в темноту, на краю сознания он слышал, как Катейка выговаривает Женьку за то, что тот переусердствовал с лечением больной души. Женька что-то отвечал, говорил, что сон сейчас полезнее. Потом Кирыч куда-то летел, голова его легла на подушку, сверху накрыло приятной тяжестью одеяла. Под боком немного крутилась Люська, устраиваясь поудобнее. Голоса становились все тише и сон все больше входил во власть. Темнота... приятная и тёплая... Сознание щелкнуло выключателем и Кирыч отключился.


Дневники Кирилла. Часть двенадцатая.

Утро разбудило Кирыча запахом кофе. Люська счастливо тявкала на улице, часы на стене все так же отсчитывали секунды и минуты.

"Ну что ж, начнем с чистого листа",- подумал Кирыч и пошел на кухню заварить себе кофейку. Добавив сгущеного молока, Кирыч вышел с кружкой на крыльцо. Поюхнулся на скамеечку и прихлебывая обжигающий напиток, закурил.

Люська носилась между Женькой и Катейкой, которые задорно смеясь пинали небольшой мяч. Рыжая молния сходила с ума от радости, ведь целых два человека развлекают ее.

- Катейка, а ты знала, что кофе по утрам - очень даже вкусно?

Катейка пнула мяч в сторону Женьки и подошла к проснувшемуся другу. Заглянула в кружку, удивленно посмотрела на Кирыча и произнесла: "Видимо Зая вчера точно тебя перепоил"

- Кать, ну я решил, что надо с чистого листа, так почему бы не попробовать по утрам пить кофе?

- Ну лучше кофе,- Катейка развернулась и крикнула Женьке,- если он изменится, Зай, то я тебя убью! Молись чтобы кофе было самым крупным его поворотом.

Женька заржал, Люська, не ожидавшая такой подлости, с визгом поджав хвост пулей метнулась к ногам Кирыча, чем вызвала смех уже всей компании.


Глава вторая. "Я тебя вижу в отражении себя"


Дневники Кирилла. Часть первая.

В аудиторию вошел Кирыч, прокашлялся, три раза бумкнул кулаком по парте, привлекая внимание экономисток, и пафосно и величаво произнёс - "Дамы и господа, прошу любить и жаловать, её Величество Екатерина Великая собственной персоной".

В аудиторию степенно вошла Катейка, окинула взглядом притихших, немного офигевших сокурсниц и заливисто засмеялась.

- Кирыч, ты дурак,- девушка смеялась до слёз.

- Ну я ж говорил, что ты первая сорвешь всю сцену. Так что "Ваше Величество" хрен вам, а не карьера актрисы.

Экономистки хихикали, увлекаемые весельем этой парочки и подходили узнать как дела у Катейки.

- Так-с, дамочки,- Кирыч хлопнул в ладоши, привлекая внимание,- если мне не изменяет память, то знакомство групп прошло достаточно хорошо. Поэтому предлагаю закрепить успех. Туристическая база готова разместить всех нас на целые выходные за небольшое пожертвование в фонд помощи материальных вампиров. Цена вопроса около 200 рублей с носа. За 250 нас даже привезут и увезут. Думайте дамы, а я раскланиваюсь.

Кирыч, словно истинный кавалер поцеловал протянутую руку Катейки, которую вся эта ситуация крайне веселила, и отправился в свой корпус.

Как потом рассказывала Катейка, это появление и предложение Кирыча взбудоражили девичьи умы. Первая пара была просто сорвана, преподаватель не мог утихомирить шушукающихся девушек, которые уже во всю выбирали в чем ехать. Мысли о том чтобы отказаться даже не возникло.


Из дневников Ксении.

Нет, ну вот вы объясните мне пожалуйста. Как? Как можно так манипулировать людьми? Эта парочка сегодня просто одним своим появлением заставила затихнуть всех. Даже Ромео сидел открыв рот.

А турбаза на выходные? Вот я не хочу, меня кто-то спросил? Нет. Всех словно магнитом тянет непонятно куда. Ну Юлька-то понятно, ее глазки так и засверкали, видимо всё еще строит планы на Кирыча. Думает, что там он от нее не отвертится. Вот глупышка. Даже я понимаю, что он сам выбирает на кого обратить своё внимание. А Катейка ему еще и поддакивает. Тихий ужас и сплошная манипуляция. Тася так вообще с катушек съехала. "Наконец-то мы с Юрой сможем нормально погулять" Пфффф, в городе им не гуляется. Наглый самовлюбленный манипулятор и точка.


Дневники Кирилла. Часть вторая.

Мужчинки предложение о турбазе встретили дружным воплем. Только Суслик и Хомячок молчали. Ну с Сусликом все было понятно - два дня без компьютера и своих "гениальных идей" он бы не прожил, а вот молчание Хомячка интриговало.

На перемене Кирыч подсел к нему за парту и в лоб спросил, что происходит?

- Ну , понимаешь, я там лишний, вы там будете веселиться, компания, все дела, девушки...

- Ну ка стоп машина. Так там есть та, которая пронзила твое сердце стрелой Амура?

- Не поеду и всё! Чего прилип?

- Кто? Ты знаешь меня - я ведь все равно докопаюсь, а лучше спрошу у Катейки, чтобы она узнала на кого наш мегамозг глазки положил.

- Чего сразу шантаж-то? Может у меня планы..

- Ага... планы у него...- в голове Кирыча забрезжила идея и он решил бросить пробный вопрос,- а планы часом не Машей зовут?

Глядя, на то как лицо Хомячка вытягивается от удивления, Кирыч понял - в яблочко.

Машенька, полноватенькая хохотушка, одной из первых называла свои цифры телефона и смотрела Хомячку прямо в глаза... Тааааакс... джекпот или нет?

- А если поедет Маша? А вдруг она хочет чтобы именно ты поехал?- Кирыч выделил местоимения.- об этом думал?

- Кир, ты сам посмотри на меня? Где я, а где она? Отвали.

"А Хомячка то зацепило. И не на шутку"- подумал Кирыч.

- Значит так, раз гора не идет к Магомеду, то мы узнаем у Магомеда на счет горы.

Кирыч встал хлопнув ладонями по столешнице.

- Так-с, прикроете меня? У нас тут ЧП нарисовалось. Против поездки Хомячка с нами я так думаю никто не возражает?

Группа загалдела, что Хомячок - свой в доску и за него порвут любого. КМСники даже предложили свои кулаки, а Бульдозер так вообще завелся с полоборота так, что рядом стоящие спешно отдалились на безопасное расстояние.

- Значит решено. Я ускакал. Решим уравнение с тремя неизвестными.

Кирыч подмигнул Хомячку и, схватив свою сумку, улетел в корпус экономистов.

Не, ну конечно же это некрасиво врываться на паре в чужую аудиторию, прерывать лекцию и, тем более, врать. Но тут же за Хомячка весь сыр-бор.

- Извините, но Марию срочно просят подойти в деканат, - Кирыч протараторил это преподавателю, которого оборвал на полуслове своим появлением.

- Молодой человек, а вас не учили правилам поведения?

- Учили, я же извинился, а ситуация там просто песец, то есть ужас. Вот и выдергивают экстренно.

- Ну раз так... Девушка, идите, лекцию потом перепишете - это же на экзамене будет.

Маша кивнула, встала и пошла к выходу. Что творилось в ее голове, какие мысли там родились Кирыч даже не хотел представлять.

Пройдя по коридору почти до самого деканата, он остановил девушку и выпалил на одном дыхании:

- Маша, короче тут Хомячок ехать не хочет . Боится он что его сердце не выдержит такого испытания.

- Так а я то тут при чем? - Ну а кто по твоему его юношеское сердце разбередил своими косичками?

Маша покраснела до корней волос, было видно, что Хомячок ей тоже не безразличен.

- Ты ему позвони, намекни прозрачно, мол так и так, хотела бы с тобой спокойно проконсультироваться. Да что я тебя учу, сама все знаешь.

- Хорошо,- девушка прошептала себе под нос,- а в деканате, то что случилось?

- Ничего. Я ж должен был тебя поставить в известность?

- Ну я пошла?

- Иди, только позвони ему.

- Позвоню. Сегодня. Вечером. Обязательно.

Октябрь пролетел как один сумашедший день. Кирыч словно шарик пинг-понга летал из группы в группу состыковывая всякие вопросы. В итоге он просто выбился из сил и предложил собрать две группы в одно время и решить все вопросы общим голосованием. За неделю до предполагаемой поездки актовый зал, который слезно выпросили "воротилы бизнеса" на два часа разместил в себе обе группы.

Кирыч залез на сцену и пару раз хлопнул в ладоши, привлекая внимание.

- Господа и дамы, давайте уже всё порешаем?

Две группы притихли и Кирыч увидел внимательные глаза. Катейка с блокнотом сидела за столом на сцене и приготовилась записывать ответственных.

- Я надеюсь, что все присутствующие меня знают, но на всякий случай повторюсь - зовут меня Кирилл, можно Кирыч.

Из зала зашумели, что и так все тебя знают, чего тянуть время, мол ближе к делу.

- Значит к делу. На турбазу мы едем на их автобусе, соответственно по 250 рублей с носа послезавтра должны сдать все, кто решил ехать. Катейка отвечает за экономистов, я у своих. В плане размещения - там есть два варианта. Во-первых, корпус.

Во-вторых, домики.

Домиков хватит на всех, сейчас я повесил бронь и там и там, но вечером надо уже дать ответ. Давайте голосовать.

Почти единогласно выбрали расселение по домикам.

- Дальше в плане питания. Там есть беседка с летней кухней, и готовить можно там. В принципе администрация готова предоставить нам и кастрюли и сковородки. Но надо четко распределить чего и сколько брать.

Тут уже решать девушкам, мы со своей стороны готовы помочь с закупками. Питание естественно оплачивать будем все. Желательно завтра-послезавтра уже иметь четкий список. Кто возьмется?

Руку подняла хохотушка-Маша и попросила в помощь Хомячка, аргументируя тем, что он точно все запомнит и не будет проблем.

- Катейка, записывай.

Таким путем за два часа ребята утрясли все вопросы. Список ответственных с номерами перекочевал к Кирычу в карман куртки.

- Ну тогда на этом всё. Разбегаемся. Маша, позвони как список составите, мы вас обеспечим руками, чтобы сумки таскать.

Маша кивком выразила свою полную готовность хоть самостоятельно завтра весь будущий список притащить на турбазу. Хомячок похоже попал в цепкие лапки.

Ребята расходились из альма матер в разные стороны, кто парами, кто группами, а кто-то махнув на прощание рукой бежал на остановку. Но все они обсуждали и думали сейчас совместную вылазку.

- А ты я смотрю у нас организатор.

Юлька стояла чуть в тени и Кирыч ее сперва не заметил.

- Допустим.

- Весь такой серьезный.

- А я люблю когда все четко.

- Ну хорошо. Пока, любитель четкого.

И Юлька исчезла в тени.


Дневники Кирилла. Часть третья.

В пятницу вечером к остановке подкатил чахоточный Икарус и распахнул свои двери перед гомонящей толпой студентов. Быстро погрузившись и устроив перекличку дабы не потерять никого все расселись и автобус пофыркивая покатился на турбазу.

За городом он повернул на вычищенную лесную дорожку и пополз медленнее. Дорожка петляла, как бог на душу положит... Мимо проплывали деревья, полянки и какие-то кусты.

После очередного поворота всеобщему взору предстала турбаза. Огромнейшая поляна с корпусом и россыпью домиков просто поражали своей красотой в свете фонарей на кованых ножках.

Кирыч выскочил первым и громко объявил, что место сбора у крыльца корпуса, а сам, схватив свою сумку и еще какую-то с продуктами, быстро пошел в обозначенном направлении. В холле за импровизированной стойкой сидела бабуля - администратор и смотрела телевизор, попивая чай из очень немаленькой кружки.

- Здравствуйте, мы тут заселяться приехали.

- Студентики чтоль? Погодь тогда, тут Марианна сейчас признаваться будет, что ребеночка от него ждёт.

- Хорошо. Подождём. Любовь все ж у людей.

Бабуля кивнула не отрываясь от экрана.

Минут пять спустя, чуть ли не рыдая, бабулька стала выдавать ключи от домиков, от кладовки с кастрюлями, от беседки с кухней, а так же правила пользования этими домиками и какую-то кипу старых газет для розжига "этой окаянной пляты". Кирыч смотрел и тихонько офигевал. Расписавшись в журнале за каждый ключ, он попросил схему домиков и вышел на крыльцо.

- А теперь все бежим за Паспартуууу,- громко крикнул он и компания рассмеялась. Вид был у него просто уморительный.

С сумками и рюкзаками толпа шла за Кирычем, который в свете фонарей пытался локализовать место выделенных им домиков, обведенных на схеме красной ручкой бабулей. Тому кто составлял этот план явно была поставлена цель сломать голову потенциальным шпионам, проникшим на базу с целью похищения телевизора у администраторши.

Кирыч аж в голос засмеялся, так живо ему представился серый плащ, который перебежками пробирается вдоль стены корпуса с телевизором под мышкой и бабулька кричащая "караул ограбили".

- Господа, привал.

Ребята вышли на круглую дорожку, окруженную скамейками, и выжидающе смотрели на проклинающего этот кусок бумаги Кирыча.

- Значит дело обстоит так. Ага. Вот теперь понятно.

Кирыч перевернул схему вверх ногами и посмотрел на нее с обратной стороны подняв к фонарю. Фееричная задумка. План распечатали дважды отзеркалив его.

- Уважаемые знатоки, вот вам вопрос от телезрителя К из города Н. Нам выданы домики с количеством мест равных 8, 6 , 4 и один двухместный. Наше количество меньше чем количество предоставленных мест. А теперь внимание на экран - кто будет заселяться в двухместный?

Знатоки устроили такую бучу, что было видно - война неминуема. Каждая парочка мечтала уединиться от всех и две ночи провести без помех.

- Кирыч, заселяйся туда сам.

Бульдозер гаркнул так, что даже фонарики моргнули от страха.

- Хорошо, начальство должно восполнить свои силы в комфорте. Тогда пилю четырехместные.

Кирыч довольно быстро всех рассортировал, торжественно вручал ключ от дома и показывал направление. Народ быстро разбежался по своим домикам распаковывать вещи предварительно сгрузив все продукты в летней кухне.

Пару часов спустя Кирыч уже лежал в постели своего двухместного домика, сдвинув две кровати в одну. Свет луны пробивался сквозь шторку и освещал кусок входной двери.

"А все совсем неплохо, завтра еще обещали сводить по местным достопримечательностям",-думал он строя планы, когда входная дверь тихонько скрипнув приотворилась и в комнату проскользнула фигурка в зимнем спортивном костюме…


Дневники Кирилла. Часть четвертая.

Фигурка аккуратно закрыла дверь и повернула ключ в замочной скважине.

чуть постояв в тени, чтобы глаза привыкли к темноте таинственная гостья довольно хмыкнула увидев, что кровати сдвинуты вместе.

Кирыч наблюдал за этим из кровати немного опешив. Нет, он конечно предполагал, что этот вариант возможно произойдет, но почему-то он думал о последней ночи на базе.

"Пора заканчивать этот фарс"- подумал он и протянув руку к тумбочке нащупал выключатель ночничка.

Теплый рыжеватый свет осветил часть пола около кровати, оставляя девушку на границе тьма и света.

"Пусть решает сама как все это произойдет",- подумал Кирыч и стал пристально буравить взглядом фигурку. Немного погодя его глаза заметили плавное движение руки сверху вниз. Молния расстегивалась так, чтобы каждый ее зубчик отчетливо пощелкивал в темноте.

"Да ты я смотрю тоже не против поиграть",- Кирыч улыбнулся кончиками губ в предвкушении. Заметив это, девушка одним рывком распахнула комбинезон и, грациозно прогнувшись, отбросила его в сторону. Одна рука раскрыла заколку на голове и волосы волной заструились по ее плечам. Медленно шагнув вперед, так чтобы свет падал только на ее ноги, девушка приостановилась и сделала ещё один шаг. Теперь в тени оставалось лишь ее лицо.

- Стой,- Кирыч пресёк ее следующий шаг.

- Ммммм, а ты значит любишь поиграть?

Томный голос Юльки прямо говорил, что она заранее согласна на "поиграть".

Девушка медленно поворачивалась, демонстрируя шикарную фигуру. Длинные ноги, упругая попка, подтянутый живот, высокая грудь... Явно зная какое впечатление она производит, девушка чуть облизнула указательный палец и провела им по животику к краю трусиков.

"А я смотрю, ты готовилась заранее. Вон какие кружева. Всё предусмотрела",- Кирыч оценивающе рассматривал то, что ему предлагали.

Девушка медленно расстегнула крючки бюстгальтера и позволила ему соскользнуть на пол. Взяв соски своими пальцами, она их медленно поглаживала, словно предлагая Кирычу сменить ее руки.

Видя, что ее пожирают взглядом, девушка медленно наклонилась , потянув трусики вниз. Перешагнула через них и ногой отправила в полёт в сторону кровати.

- Ну как?

- Неплохо. Достаточно откровенно, но интересует один вопрос.

- Ну и какой же, шалун?

- А ты не замерзнешь стоя на холодном полу?

- Мммммм, я думаю ты меня согреешь. Так ведь?

Юлька шагнула к кровати и предстала перед ним полностью в свете, обнаженная и довольная своей выходкой.

- Нет.

- Что нет?

- Нет, не согрею.

- Ты совсем слепой? - злость просто рвала Юльку на части.

- Нет, я вижу, что твой комбинезон лежит сзади тебя. Дверь правее и закрыта на один оборот. Не забудь про это когда будешь уходить.

- Ты... ты.... сука.... импотент... ,- Юлька задыхаясь от злости быстро влезла в комбинезон, нацепила обувь на ноги и рванула дверь на себя.

- Я же говорил, не забудь про замок.

- Тварь... ты еще пожалеешь... сволочь...

Замок щелкнул и девушка пулей вылетела в ночь, хлопнув дверью.

Кирыч поднялся и стал неспеша одеваться. "После такого грех не покурить"- думал он. Выйдя на улицу он подкурил сигарету, жадно затянулся и выпустив дым через нос, огляделся.

На скамеечке сидела девушка с термосом и кружкой в руке. Кружка парила и в свете фонарей было видно что она видела и слышала все, кроме стриптиза.

"А наплевать, пусть думает, что хочет",- Кирыч потушил окурок и щелчком отправил его в урну. Развернулся и когда уже открыл дверь почувствовал ее взгляд у себя на спине.

"Твою ж мать!!!",- Кирыча пронзило словно прутом. Словно боясь спугнуть, он медленно развернулся и пошел к скамеечке.

- Разрешишь присесть?

- Садись...

- Не против если закурю?

- Кури.

Кирыч щелкал зажигалкой, но подлая китайская реплика как на зло искрила, но не загоралась.

- Дай сюда.

Девушка взяла зажигалку в свои руки и с первого раза зажигалка запылала огоньком.

- Спасибо.

- Кури на здоровье,- сказала она и тихо рассмеялась.

Кирыч юмор оценил.

- Кирилл

- Я знаю.

- А ты хочешь остаться инкогнито?

- Почему? Ксения. Чаю хочешь?

- Не откажусь.

Девушка открыла термос и налила в кружку ароматный напиток. Обжигая язык Кирыч сделал глоток. От терпкого, сладкого, со вкусом шиповника и смородины чая его даже немного бросило в пот.

Девушка повернулась к нему и посмотрела прямо в глаза.

- Зачем ты так с Юлькой?

- Зачем? Я не хочу быть очередной ее игрушкой. Наверное так.

- Понятно.

- Что именно?

- Ты как ёжик, свернулся клубком и колешься.

- Может и так.

Девушка еще немного посидела и взяв термос пошла в сторону своего домика.

- Спокойной ночи, ёжик,- ее голос чуть смеялся, но было в нем что-то такое необъяснимое.

- Спокойной ночи.

Кирыч сидел на скамейке, крутил в руках кружку с остатками чая и курил уже третью по счету сигарету. Подняв глаза к небу, он увидел яркие звезды на иссиня черном небе. "Красота",- подумал Кирыч. "Мы знаем"- ответили звезды и стали падать на землю первым снегом.


Из дневников Ксении.

А на улице пошел снег. Крупные хлопья в свете фонарей. И он... Все сидит на скамейке толи смотрит в небо, толи подставил лицо под этот снегопад. Сегодня видимо почувствовал мой взгляд и подошел. Руки дрожали, зажигалку не мог зажечь. Юлька так на него действует что ли? Странно, тогда почему он ее выгнал или действительно извращенец и Юлька от этого сбежала. Как кипятком окатили ее. Шипела, ругалась.

А он все сидит и не уходит. Курит непрерывно. На голове уже сугроб почти. А в голосе тоска и какое-то непонятное волнение, будто стесняется того, что я их видела. Мне то какое дело до их разборок. Или не это его волновало, а.... Нет. Бред. Аж самой смешно. Дура. Он Юльками разбрасывается... И я? Нет... дура... дура... дура...

А он все сидит, словно ждёт, знать бы что …


Дневники Кирилла. Часть пятая.

Утро порадовало всех выпавшим снегом. Ну почти всех. Юлька шипела на всех гадюкой.

Кирыч проспал общий подъем и проснулся лишь когда Катейка стала пинать дверь ногой и орать :"Сова, открывай, медведь пришел".

Нацепив свитер на голое тело и натянув штаны, заспанный Кирыч открыл дверь.

- Месье, а вы часом не охренели? -Катейка ввалилась с улицы, отряхивая снег с шапки.

- А что, я не могу подрыхнуть на свежем воздухе?

- Можешь. Понимаю. Только ...это что тут у нас такое?,- взгляд Катейки высмотрел на полу трусики и лифчик,- И кто это у нас тут быыыыыл?

- Юлька приходила.

- Кажется кто-то до сладенького дорвался. Так бы сразу и сказал.

- Не было ничего.

- Ага. И трусики она оставила на память?

-Неа. Хочешь знать что и как?

- Нет блин. Мне ведь насрать на своего друга,-голос Катейки прям требовал всё из первых уст и в подробностях.

- Тогда с тебя кофе.

- Жук. Одевайся, сейчас притащу.

Катейка сорвалась в сторону кухни за кипятком.

Кирыч рассказывал в красках произошедшее ночью, а Катейка ехидно хмыкала, а в конце истерично смеялась утирая слезы.

- Нет, ну она права от части... Ты такую красоту отбрил, а она ... ты хоть знаешь сколько это белье стоит? Дурак, ой дурак. Переспал бы и забыл... Но нет же... Девка готовилась и такой облом. Да я бы тебя просто удавила этими же трусами

- Ну а я не хотел. Разошлись мнения у нас с ней по этому вопросу.

- Кирыч, ответственно заявляю, ты дурак,- сказала Катейка,- пошли курить.

Ребята вышли на улицу и медленно отправились к ближайшей скамейке.

Экскурсию по местным достопримечательностям решили не делать и просто ограничились игрой в снежки, благо его за ночь навалило. Веселье продолжалось до темноты, которая навалилась почти моментально. Вот еще светит солнце, хлоп, темно и зажигаются фонарики.

Компания дружно приготовила ужин-обед и так же дружно его уничтожила. Благо аппетит нагуляли зверский, а еда приготовленная на открытом огне была просто божественной. Немного посидели и поболтали о том как завтра не хочется ехать по домам и стали разбредаться по домикам.

Кирыч глазами искал Ксению. Весь день он ждал вечера и надеялся, что девушка снова выйдет пить свой чай. Ксения удалялась в компании своих подружек, почувствовала взгляд, обернулась и слегка кивнула, словно говорила, что придет посидеть на скамеечке с термосом.

Душа Кирыча запела. Странная девушка словно смотрела на этот мир со стороны. Было в ней что-то такое завораживающее, притягивающее его словно магнит.

- Кого высматриваем?- Катейка проследила взгляд друга,- Ааааа, Ксюша вроде.

- Ага. Ксения.

- Чего так на нее смотрим?

- Мы с ней ночью чай пили. Это был её взгляд.

- Уверен?

- На все сто.

- Думаешь придет?

- Надеюсь. А ты думаешь нет?

- А фиг знает. Она молчунья. Но точно не Юлькиной породы.

- Я чувствую, что она другая.

- Ну тогда удачи, если что звони. Спать все равно не буду.

- Договорились.

Катейка махнула рукой на прощанье и напевая "Позвони мне , позвони" ускакала в темноту.

Кирыч стоял у окна в темноте комнаты и в нарушение всех правил курил прямо в домике. Нет, ну если в тумбочке есть пепельница, значит она для того чтобы курить. Логично? Логично.

Дым от сигареты медленно поднимался под потолок и там расползался, ощупывая дерево.

На стуле лежал сложенный плед, а на нем стояла приготовленная кружка. Кирыч приготовился заранее, а девушка все не шла, терзая душу молодого человека зародившимися сомнениями.

За два часа ожидания пепельница заполнилась до краев.

" Не придёт",- мысль медленно проникала в сознание, оставляя вокруг себя чёрную пустоту. "Точно, не придёт",- Кирыч закурил очередную сигарету и выкурил ее в три затяжки. Потянулся к пачке и обнаружил, что она пуста. "Зашибись, просто зашибись."

Ксения не пришла, сигареты кончились, до ларька два часа на автобусе...ночью...

Телефон тренькнул смской от Катейки - " Пришла?" Кирычу было лень писать и он просто нажал кнопку вызова.

-Ну? Как?

- Не пришла... Есть что на покурить?

- Давай приходи, только тихо. У меня тут все как сговорились и дрыхнут.

- Сейчас буду.

Кирыч нажал кнопку отбоя и накинув куртку вышел в темноту ночи.

Катейка ждала Кирыча на пороге, закутавшись в одеяло поверх куртки.

- Ты как?

- Угадай с одного раза.

- Дерьмово?

- Бинго. Сигаретами угостишь?

- Пачки хватит или еще одну притащить?

- Хватит. Еще покурю немного и спать лягу.

- Погоди, знаю я твоё "спать".

Катейка скрылась в домике и вышла с двумя пачками Парламента.

- Не кури всё и сразу.

- Не буду.

- Хочешь я с тобой переночую?

- Не. Один буду.

- Не накручивайся только, Кирюш. Видимо это не та

- Та, не та, пофиг. Спокойной.

И Кирыч побрел к своему домику, на ходу распаковывая пачку.

Зажигалка опять выеживалась и не хотела гореть.

- На спички перейду, а тебя под кувалду - Кирыч зло выговаривал зажигалке, которая только смеялась искрами в ответ.

- Ёжик, ты ее запугаешь окончательно.

Кирыч остановился как вкопаный, сигарета выпала изо рта.

Кирыч поднял глаза.

На скамейке, закутавшись в плед, сидела она. Точно она, вот и термос рядом, и кружка, вернее две. Одну она протянула в сторону Кирыча, приглашая разделить на двоих эту тишину и звёзды.

- Давай зажигалку, Ёжик. Ты на нее злишься, вот она и капризничает.

С первого поворота колёсика зажигалка загорелась чуть подрагивающим язычком пламени. Словно действительно боялась.

- Спасибо.

- Кури на здоровье.


Дневники Кирилла. Часть шестая.

Это была странная ночь. Тихо светила луна, ветер нежно шевелил голые ветви деревьев. И тишина, которую не нарушало ничто и никто.

Если бы со стороны на эту парочку посмотрел прохожий, то увидел бы, что два человека сидят завернувшись в плед, пьют чай и молчат, словно в их молчании есть свой сокровенный смысл, словно они знают друг друга долгие годы и общаются без слов. Кирыч лишь изредка доставал из кармана сигареты, Ксения щелкала его зажигалкой и он неспешно прикуривался. Зажигалка отчетливо дала понять, что она ни в какую не хочет работать в руках хозяина.

Время летело неспешно, парочка сидела и смотрела на звезды. Было в их молчаливом общении что-то таинственное и пронзительно завораживающее.

- Почему ты такой? Вроде злой, но я вижу, что это не так.

- Я не знаю,- Кирыч пожал плечами, выпуская дым.

- Нельзя так, сгоришь спичкой.

- Наверно нельзя, но лучше сгореть в минуту, чем тлеть.

- Я пойду, Ёжик. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, Ксюша.

Девушка собрала свои вещи и неспеша пошла в сторону домика. На полпути она обернулась.

- Наверно ты прав. Лучше сгореть.

Кивнув своим словам, она повернулась и не дожидаясь ответа скрылась в тени дома.

Кирыч просидел еще полчаса, прикуривая одну сигарету от другой. Зажигалка в его руках даже не искрила. Парадокс.

- Ты, да как тебя земля носит, чтоб ты провалился, упырь недобитый,- Катейка лупила Кирыча подушкой и уже вот-вот должна была выдохнуться, но в какой-то момент в ней опять просыпались злоба и обида и на голову жертвы ее гнева обрушивалась куцая подушка.

Окончательно выдохнувшись, Катейка запустила подушку в сторону Кирыча и плюхнулась на кровать тяжело дыша.

Утро оказалось веселым. А началось все с того, что Кирыч проспал завтрак, его телефон разрядился и Катейка решила, что "этот больной на всю голову" всё таки решил свести счеты со своей никчемной жизнью. Тем более Ксения не пришла.

- Отдышалась?

- Упырь.

- Можно рассказывать?

- Кофе на столе, гадёныш. И в подробностях.

Кирыч взял кружку и плюхнулся рядом с Катейкой. Сделав пару глотков он рассказал, что случилось после того как они с Катейкой расстались.

- Ты хоть понимаешь, ЧТО я подумала, говнюк ты полуночный?

- Ага.

- Весело смотрю тебе?

- Не без этого.

- Да с какого перепугу-то?

- Так кроме тебя обо мне никто так не переживает, Катюш.

Девушка со всей силы долбанула своим кулачком ему в плечо. Кирыч, не ожидавший такой подлости, расплескал кофе и бесшумно поморщился.

- Собирай свои пожитки, "Йоооожик". Автобус скоро придет.

- А вот не надо ёрничать

- Ты еще мне поприрекайся, копытный.

Катейка встала и демонстративно состроив обиженую моську вышла.

Кирыч потёр ушибленное плечо и поморщился, Женька видимо всё таки начал свои уроки по самообороне, а эта бестия их усвоила и на нем отрабатывает. Сумка собралась за пять минут и улетела в сторону входных дверей. "Теперь можно и перекурить",- подумал Кирыч и вышел на улицу.

Из домиков то там, то тут периодически появлялись фигурки с сумками, которые шли к месту сбора у корпуса. Рядом стоял чахоточник-икарус, на борту которого было написано “Туристическая база Сосновый бор”.

Зажигалка вредничала, но собирая вещи Кирыч обнаружил полупустой коробок спичек, забытый или наоборот специально оставленный в тумбочке у кровати.

Сигаретный дым с привкусом горящей спички… “А кстати, очень неплохое сочетание”,- подумал Кирыч, отметив у себя в голове, что китайская зиппо теперь точно не сможет разрушить его желание покурить.

Из своего домика по дорожке шли Маша-хохотушка и Хомячок.

Маша, можно я Хомячка на пару секунд оторву, может он глянет, что с телефоном у меня случилось?

Конечно можно, чего глупости то спрашиваешь.

Хохотунья отпустила пухлика и тот зашагал к Кирычу.

Ну чего с телефоном сделал? Ты только знай, я не сервисцентр и пальцем не починю.

Хомячок, ты мне главно циферки Ксении туда забей. Ты же их помнишь?

Конечно помню. А чего тогда вся эта игра в поломку?

Чтобы Маша твоя раньше времени все не разболтала.

Ага. Не дурнее других.

Ты набирай давай, а то заладил допрос с пристрастием.

Хомячок уверенно жал кнопки на телефоне, потом отдал его хозяину и развел руки в стороны, типа прости, брат, медицина здесь бессильна.

План Кирыча удался. Было видно как Машка сразу атаковала вопросами свою ходячую записную книжку, а тот в ответ лишь пожимал плечами, мол посмотрел, попробовал, не получилось и отдал обратно.

Через полчаса все собрались у корпуса и погрузили вещи в автобус. Кирыч собрал ключи от домиков и пошел их сдавать. Бабулька вме так же сидела за стойкой с кружкой чая, в которой можно было утопить минимум пять человек.

- Сдавать пришел?

- Ага. Вот, давайте проверять будем, чтобы ни один ключ не пропал.

- Давай-давай. Список только достану.

Пока бабуля слеповато водила пальцем по графам своей книженции, сверяя номера ключей с записями, Кирыч смотрел в окно. Задница чахоточника уже коптила в окружающую атмосферу бешенным содержанием Цо и ЦэАш или что там они коптят? Веселые лица ребят, которые напоследок решили покурить и она. Ксения стояла в полоборота к окну и смотрела куда-то вдаль, за горизонт.

- Хорошая девка-то видать, раз так на нее смотришь.

- Хорошая, может даже самая лучшая.

- Так ты, милок, тогда не отпущай её.

- Спасибо. Запомню.

- Беги ужо. Василич там поди уже ругается. А с ключами все в порядке, так что не переживай и еще приезжай. Хочешь с друзьями, хочешь один.

- Спасибо. Побегу.

Бабулины слова про Ксению отчетливо въелись в мозг Кирыча. Хорошо сказать "не отпускай", а как ее не отпускать, если ты ее и не знаешь, и вообще она не твоя?

С этим вопросом Кирыч залез в автобус, пересчитал по головам всех присутствующих и уселся на пустое место около окна.

Из дневников Ксении.

Он странный. Очень непонятный и в тоже время такой манящий. Понятно почему у нему липнут эти Юльки. Он для них загадка. Не бегает ни за кем, а выбирает, словно в магазине, кто достоин прикоснуться к его миру. Никто. Словно он их насквозь видит еще до того, как к нему подойдут. Вот и сейчас Юлька шипит своим подружкам что-то глядя в его сторону, а они присматриваются, словно примеряются смогут или нет привлечь его внимание. Пустышки. Дуры. Так же поиграет и выбросит. А они даже не понимают этого

Сидит, смотрит в окно и улыбается своим мыслям. Пухлые губы чуть потрескались. Интересно, а они такие же нежные? Или холодные словно лед? Господи, да о чем я только думаю... Еще одна дурочка в его списке. Чай предложила, а уже о губах думаю... Наверное нежные и немного жадные. Такие зацелуют до дрожи в коленках... Всё... хватит... Он Юльку отбрил, а тут я ... Мисс Мечтательность блин... Нет, он точно не злой. Не может злой человек смотреть на звёзды с такой тоской и восхищением. Едва коснется, обжигая дыханием, а потом властно накроет своими губами мои... Аж мурашки... нет, однозначно манипулятор. Но губы....


Дневники Кирилла. Часть седьмая.

Ноябрь пролетел, как фанера над Парижем, а следом за ним и первая половина декабря. Кирыч носился из корпуса в корпус, пропуская свои пары и присутствуя на чужих. У Катейкиной группы начался новый предмет, что-то про психологию, и Кирыч, однажды, пока ждал Катейку, случайно посидев на одной паре, понял, что в нем проснулся интерес к этой стороне жизни. Молодая преподавательница сперва решительно выгоняла внесписочного, но потом сменила гнев на милость и разрешила присутствовать на своих парах, увидев неподдельный интерес к предмету в глазах Кирыча.

Сперва ее поразило, что тот начал конспектировать, потом спрашивать, а после уже задавал такие вопросы, за объяснением которых проходила большая часть времени лекции. За две недели до конца года, Надежда Васильевна, а именно так ее звали, провела тест на определение лидера и спустя пару дней объявила, что сегодня объявит результаты.

Пара летела незаметно, новая информация ложилась в тетради, а возникающие вопросы решались достаточно быстро.

- Ну а теперь самое время огласить результаты теста.

Группа "финансовых акул" с интересом смотрела на то как "Наденька" достает из папки стопку бланков и один небольшой лист, испещренный ее почерком.

- Итак, ребята, тест показал, что у вас в группе действительно есть негласный лидер. И судя по всему он пользуется уважением и к его мнению прислушивается большинство.

Студенты еще больше подобрались и каждый хотел услышать свою фамилию. Лидер.

- Вот только одна загвоздка. Ваш негласный Че Гевара в списках группы не значится. Кирилл, как вы это объясните?

Кирыч немного прифигевший от такого свалившегося "счастья" встал и пожал плечами, мол а я то тут каким боком.

- Нет, я все конечно понимаю, но мне интересно как психологу. У вас есть предположения?

- Конечно есть.

- Ну так озвучьте.

- Так все просто, Надежна Васильевна. Благодаря моим героическим подвигам этот цветник еще не передрался из-за деления двух представителей мужского пола.

"Наденька" звонко засмеялась, а за ней волной покатился смех цветника. Действительно, было бы смешно увидеть разборки из-за двух мужчинок.

- Ну рассмешили так рассмешили. Скромность вам не свойственна.

- Так ее врачи в роддоме потеряли при выписке.

Группа смеялась, мужчинки краснели.


Из дневников Ксении.

Ноябрь... После поездки на турбазу прошло несколько дней и вечером на телефон пришла смс с текстом " Время пить чай под звёздами.Ёж". Он написал... мне... он... написал... мне? И следом вторая "Я в парке у общежития.Жду.Не свидание".

Он с ума сошел? Или это шутка? Лишь десять минут спустя, я решила, что если это шутка, то схожу за хлебом, а если нет, то всегда можно и уйти. Да кому я вру про хлеб, только с утра купила, но мозг требовал объяснений такому желанию пойти вечером в парк... в ноябре... пить чай... Кому расскажешь - засмеют.

Нет, это была не шутка, он сидел на одной из скамеечек с пледом и термосом. Протянул мне кружку с чаем и лишь потом сказал :"Привет, составишь компанию?". Странное ощущение, словно он знал заранее, что я приду. А смс лишь подтолкнуло меня. Манипулятор. Все просчитал. Но красиво.

Мы сидели на скамейке, пили чай и молча смотрели на звездное небо. Этакий поход в кино. Темно, на фоне шумит своей жизнью город а в небе лишь яркие звезды. Романтика

Спустя какое-то время он посмотрел на часы и сказал, что я замерзну, собрал всё и проводил до общежития. Пожелал спокойной ночи и ушёл. Самое нелепое свидание в моей жизни... Хотя он же написал, что не свидание. Дурной.

Весь ноябрь через каждые два день вечером приходила смс и я , как дурочка, шла в парк на нашу скамейку. Брала в руки кружку и мы молча смотрели на то, что творится наверху. Иногда я смотрела на него и не могла понять - зачем ему всё это? Час трястись в автобусе чтобы попить чаю со мной?

Ни разу он не предложил пойти ко мне, не приставал, а просто сидел рядом и курил. Будто привыкал или в этом был его план? Я вообще не понимаю, что происходило, но внутри было ощущение того, что он боится меня или моей реакции. Сплошная загадка, которая не давала спать по ночам.

А в декабре позвонила тётка и толи попросила, толи предложила присмотреть за ее квартирой. Мол она куда-то экстренно улетает, а дома цветы.

Нет, ну откуда в его глазах было столько боли, когда я ему об этом сказала? А на следующий день смс "Пью чай,смотрю на звёзды,а тебя не хватает". Я как дурочка налила чай и смотрела в окно на звездное небо. Действительно тебя не хватает. Всё было как всегда за одним исключением - он был не рядом.


Дневники Кирилла. Часть восьмая.

Ксюша переезжала на квартиру своей тётки, которая перед праздниками вдруг решила, что можно махнуть куда-то там за границу то ли спасать мир, то ли спасаться от мира. А племяшка и за квартирой присмотрит и цветы польёт. Трижды проклятая тётка. Хотя нет - пятикратно. В парк у общежития приходилось добираться почти полтора часа, а тут если еще до тёткиного дома, то вообще все два с половиной. Итого пять часов на дорогу. Времени на чай - минус час. Благо родители понимали, что в его жизни кто-то появился и этот термос и плед своеобразное ухаживание, а не очередная блажь.

Сегодня вечером Ксюша официально переезжает на новое место жительства, осталось три часа, а надо еще успеть Люську выгулять и накормить, доехать и как-то напроситься помочь. Решив начать с последней проблемы, Кирыч достал телефон и набрал смс, стер ее и подумав две минуты уверенно нажал кнопку вызова.

Гудки... только бы не отказала... гудки... только бы...

- Привет, Ёжик,- голос Ксюши прямо говорил, что она рада его звонку.

- Привет, птичка на хвосте принесла, что ты сегодня с сумками будешь возиться?

- Ну да, к тетке переезжаю, а что?

- Да вот хотел предложить свою кандидатуру на роль помощника.

- Ну...,- девушка задумалась, словно перебирая в голове за и против, а потом с легким сомнением спросила,- а доехать успеешь? Тебе же еще потом домой.

- Всё успею, Люську только выгуляю и к тебе.

- Какую Люську?

- Приеду - объясню. Без меня не уезжай. Я себе этого не прощу. Жди.

И Кирыч повесил трубку.

Люська стояла у дверей. Слово "гулять" она знала лучше всего и любила больше всех других. Рыжий щенок подростал и все больше становился похож на полноценную собаку, а не пушистый комок щенячьих эмоций.

Поводок в одну руку, ключи в другую и бегом на пустырь за домом, где Люська любила носиться по снегу.

Кирыч успел приехать даже с небольшим запасом по времени. Люська, словно понимала, что сегодня хозяин торопится, быстро сделала свои собачьи дела и, немного понарезав круги по снежной целине, бодро двинула домой. Сама. Пипец.

Автобус пришел без опозданий, пробок не было, словно кто-то сверху решил, что сегодня можно быть щедрым.

Ксюша открыла дверь секции, показала две сумки и парочка двинула в сторону остановки.

Квартира тетки была почти на самой окраине, в новом секторе. Дома шикарные по всем меркам. Один минус - рядом стояли еще недостроеные остовы будущих домов, которые немного портили вид и было достаточно ветренно.

Кирыч шел и рассказывал, кто такая Люська и было видно, что Ксению отпустило какое-то внутреннее напряжение... перед парадным входом девушка остановилась, чтобы достать ключи из своей сумочки и в этот момент сильным порывом ветра от забора огораживающего стройку оторвало часть.

Кирыч увидел это как в замедленном кино. Вот лист металла срывается с креплений и со свистом вращаясь летит в сторону Ксении, блестящая кромка и удивление в глазах Ксюши...

Кирыч бросил сумки и шагнул вперед, закрывая собой ничего не понимающую девушку, треск разрываемой ткани, резкая боль и лист понесло дальше...

- С тобой всё хорошо,- голос девушки был не на шутку испуган.

- Да, только куртку зацепило немного.

- Точно?

- Угу.

Он наклонился за сумками, поднял их из снега и ,пропустив девушку вперед, стал подниматься за ней по лестнице.

Кирыч поднимался по ступенькам, а по его руке разливалось тепло, которое пульсировало в такт ударов его сердца.

- Ну вот здесь я и буду жить,- сказала Ксения повернувшись к Кирычу,- проходи.

Кирыч перешагнул порог и лишь отпустив сумку увидел, как по ладони стекает на пол липкая, густая, красная струйка.


Дневники Кирилла. Часть девятая.

Перекись водорода шипела и пузырилась стекая по плечу, пробегала по локтю, пальцам и розовой лужей собиралась на дне ванной. Кирыч сидел на ее краю по пояс голый и немного вздрагивал от аккуратных прикосновений её рук.

- Щиплет?

- Нет.

- Потерпи, осталось чуть-чуть.

Ксюша обрабатывала глубокий порез и ,как маленькому ребенку, слегка дула на рану. Тепло ее дыхания и близость губ туманили голову , отзывались непонятной жаждой в глубине, которая словно ком опускалась по горлу вниз.

- Давай я сам перебинтую,- чуть хриплым голосом, от которого веки Ксюши вздрогнули, сказал Кирыч.

- Хорошо. Я тогда пока чайник поставлю и вещи в стиралку закину,- Ксения едва слышно прошептала и отвела взгляд, словно боялась увидеть его глаза.

Девушка торопливо вышла из ванной схватив пропитавшиеся кровью вещи, а Кирыч стал туго бинтовать своё плечо. Капельки крови просачивались сквозь бинт, оставляя красные кляксы на белой марле.

Через открытую дверь было слышно, как зашумел на кухне чайник. Кирыч завязал концы бинта и с удовлетворением осмотрел результат своей перевязки.

Выходя из ванной, чуть не столкнулся с Ксенией, которая от неожиданности вздоргнула и пряча глаза прошептала -"Чайник вскипел".

Кирыч аккуратно взял Ксюшу за подбородок и чуть приподнял ее голову. В глазах девушки читалось удивление, страх и какая-то внутренняя борьба.

"Будь, что будет,"- промелькнула мысль на краю сознания и Кирыч нежно прикоснулся губами к чуть подрагивающим губам Ксении.


Из дневников Ксении.

Легкое, чуть ощутимое касание его губ... до сих пор горят огнем зацелованые губы. Господи, что произошло? Почему я себя так чувствую? Сердце внутри ёкает, а дверь за ним закрылась уже как три часа... В голове уже обругала себя как только могла, но ощущение, что так и должно было произойти, расплывается волной по всему телу. Ааааах... Ёжик мой, Кирюша... Зачем твои губы целовали? Зачем шептал все слова? Зачем, зачем, зачем?

Одни вопросы и ни одного ответа... Смятая постель... как место преступления...

"Хорошие девочки так себя не ведут",- сказала бы мама, но как хочется кричать, что так приятно быть плохой...

А всего лишь столкнулись у ванной и закружило, нежный поцелуй, как вопрос, как предложение... И пока голова кричала, что так нельзя, тело само ответило "ДА". Его губы, такие едва ощутимые, стали жадными, голодными, ненасытными... Словно пили меня до дна и не могли утолить свою жажду... Ладонь у меня на щеке, словно не давала мне вырваться и передумать... Ёжик, если бы ты знал, если бы догадывался... Кожа горит от его прикосновений... Вот на шее словно тропинки от его аккуратных, чуть робких пальцев, которые, словно нащупав одно им ведомое, стали смелее. Первая пуговка блузки - вопрос, вторая - предложение, третья - утверждение... Как слетела даже не помню. Душно, дышать не могла и морозным воздухом эта упавшая к ногам блузка. До сих пор лежит на коридоре, на полу... Рядом лифчик... Руки поднимаются вверх за его рукам, ложатся на его плечи, а соски уже прижимаются к его горящей коже... Губы по шее скользят вниз, мои пальцы на его спине и горло перехватывает, когда он их целует. Мама, могла ли ты подумать, что твоя дочь будет держать его голову у своей груди, не давая оторваться? Мама, прости, но это невозможно остановить... Называй меня как хочешь, но я снова разрешу это сделать... Хотя он меня и не спрашивал...

Джинсы, слетевшие у дверей спальни... Губы на шее, ладони, ласкающие грудь и мои дрожащие пальцы, которые так и не смогли расстегнуть пуговицу... Его взгляд :"Уверена?" И мой стон, как кивок головы. И вот уже ткани нет, а его руки несут меня на кровать, где на меня обрушились его ласковые руки... Стул, и трусики на нем, как белый флаг. Забирай. Я твоя. Сопротивление сломлено. Крепость пала.

Лишь мгновение в его глазах был какой-то вопрос, словно колебался, а потом было ЭТО…

Мамочка, я тебе никогда не расскажу и даже не спрашивай, почему у твоей дочери такая улыбка. Почему слово "поцелуй" туманит голову и глаза сами закрываются. Помнишь, как ты мне рассказывала про секс? Мама, ты НИЧЕГО, ничегошеньки не знаешь. Стыд, страх, щеки горят, а пальцы впиваются в его голову, которая там ...

Нет, это не мои ногти рвали простынь. Это не моя спина выгибалась дугой... нет... нет... нет... Это была не я. Как там писали в книгах? Седьмое небо? Вы видимо не знаете о чем писали... Небо пронеслось подо мной, когда его губы, коснулись там... А потом... Скромница растворилась в пыль, весь мир разлетелся на куски, на осколки... Небо... Смешно... Бездушные люди...

Свой крик на грани сознания и опала без сил. Дышать... дышаааать... Воздуха... Глаза словно в тумане, колотит всю и лишь дышать...

Что ты со мной сделал, Ёжик мой? Как я теперь буду смотреть в твои бездонные глаза? Зачем дал всё это?

Внимательный взгляд, словно рассматривал свой трофей, добычу, и лишь на дне какая-то тайная искорка с хитринкой. И лишь когда встал поняла, что он в джинсах... Ёжик, что ты со мной сотворил? Что?


Дневники Кирилла. Часть десятая.

Люська лежала на заднем сиденье машины, положив голову на колени Кирыча. Недовольно еле слышно тяфкала, словно отчитывала своего хозяина за незнакомый запах.

Кирыч смотрел в окно на чёрную темноту дороги и изредка проносящиеся навстречу машины. "Батя просто золото. Просто спросил адрес и сказал “жди“. Приехал с курткой и сейчас не задает вопросов, словно ждет пока сам расскажу"

Немного помедлив Кирыч коротко пересказал, что с ним произошло, деликатно упустив последнее событие. Батя молча кивал, а потом щелкнул поворотником и остановил машину.

- Выйдем покурим, сын? Только не начинай свои сказки, хорошо? Сам такие же деду твоему рассказывал.

- Пошли тогда.

На улице в ладонь Кирыча легла пачка тонкого Парламента и зажигалка. Чуть повертел пачку в руке, сорвал слюду и закурил.

- А теперь давай серьезно, сын.

- Давай.

- Не торопись с ней, понял?

- С кем?

- С девочкой этой. Ксюша или как ее там зовут?

- Ксюша...

- Не беги впереди паравоза, сын. Матери хватило твоей Марины, вырастешь, детей заведешь и сам поймёшь, как сердце рвёт от того, что твоему ребенку плохо, а ты ему помочь не можешь. Понимаешь?

- Понимаю.

- Ты у нас странный ребёнок, вечно все через себя пропускаешь, а так нельзя. Сгоришь раньше.

- Я постараюсь.

- Гуляй, в кино води, целуй, ну и ... Сам понимаешь... Не маленький уже... Только думай головой наперёд, а не тем, что в штанах.

- Па, я понял.

- Всё то ты понял, а сделаешь по своему. Своими шишками опыт хочешь набить.

- Пап, давай так, если не смогу сам решить, то спрошу, если посчитаю, что сам решу, то не обессудь.

- Весь в мать, упрямый. Договорились. Деньги на цветы, конфеты, аптеку я тебе дам. Свои кровные уже наверно давно спустил.

- Еще есть немного.

- Много или немного, не важно. Поехали что ли?

- Поехали.

Отец посмотрел на Кирыча и в его голове отчетливо прозвучало, что сын уже вырос и все, что они смогли ему дать с матерью, будет лишь базой на которую он начнет набирать свои ошибки, успехи, опыт.

Кирыч смотрел в глаза отца, в которых что-то поменялось, а внутри не было ощущения, что на него смотрят как на ребёнка. Отец смотрел как на равного, как на взрослого.

За остатки дороги Кирыч узнал, что делает в машине Люська. Со слов отца, эта рыжая животина весь вечер шарахалась по квартире и поскуливала, гулять не пошла, а демонстративно легла перед диваном Кирыча. Но после раздавшегося звонка на отцовский мобильник, собака резво цапнула поводок и сидела у двери, вернее перед дверью. Батя подумал, что наконец то в собаке проснулась физиология и решил её выгулять немного. Ага, сейчас. Люська прямой наводкой рванула к машине, плюхнулась перед задней дверью и всем своим видом показывала, что без нее никто и никуда не уедет. Короче пришлось брать с собой.

Кирыч рассмеялся и потрепал рыжую "животину". Чувствовала видимо, что с хозяином что-то происходит, вот и волновалась.

Дома отец сразу успокоил мать, которая осматривала непутевого сынулю на предмет целостности. Привез целого, куртку порвал, руку чуть поцарапал, до свадьбы заживет. И подмигнув отправил Кирыча спать.


Дневники Кирилла. Часть одиннадцатая.

Нет, нифига утро не было прекрасным и в душе не пели птицы, обещая рай на земле. Шея затекла, сам весь замерз и не мог понять почему. Кое как повернувшись Кирыч тихонько офигел от увиденного. Люська дрыхла под одеялом, на подушке.

- Во обнаглела, совсем в край, давай нафиг на пол слезай пока добрый.

Люська открыла хитрые глаза, в которых прямым текстом читалось следующее :" Я за тебя волновалась зпт переживала зпт иди на хрен тчк"

- Наглая ты, отжать одеяло с такой шерстью. Совести совсем нет.

" Много ты понимаешь зпт ДУРАК тчк".

- Ну и дрыхни... Бессовестная...

"Не мешай спать"

Люська свернулась клубком на подушке, демонстративно фыркнула носом и видимо решила досыпать. Кирыч ,слегка прифигевший, нацепил толстовку и посмотрев на часы решил, что еще вполне успеет залезть в душ погреться.

Горячие струи воды обжигали кожу и сплетаясь бежали вниз по телу. Тепло наполняло организм, прогревая, смывая сон. Как не заматывал Кирыч повязку на руке, это ее не спасло. Шипела перекись, которой был щедро залит порез. Аккуратно промокнув остатки, виток за витком наложить бинт, закрепить узлом и обмотав бёдра полотенцем бегом в комнату по холодному линолеуму.

Быстро одеться, чтобы тепло душа не успело улетучиться и на кухню, где уже пофыркивал чайник, поставленный отцом.

Батя, как всегда неторопливо колдовал над фирменным завтраком для себя любимого. Отрезать полбатона, разрезать его вдоль, положить масло, да именно положить а не мазать, и пару кругляшей вареной колбасы. В итоге получался гигантский гамбургер, который с упоением уничтожался батей. Каждое утро. Традиция блин.

- Чего так рано вскочил?

- Люська одеяло отжала, замерз, вот и пришлось в душ греться идти.

- А ты ее больше балуй.

- Она сама, я не тащил ее в постель.

- Значит замёрзла девка ночью. Да, Лютик?

Рыжая довольно щурилась глядя на батю и его бутербродик.

- Не клянчи. Сейчас тебе положу и будешь есть.

"Сам свою кашу лопай, тут колбаса, колбаса, колбасёночка, хоть кусоооооочек, даааай"- поскуливала Люська, размахивая хвостом.

- Люция, марш с кухни я сказал...

"Сам иди. Колбасюшечка..."

"Нет, ну это форменный беспредел. Значит собаку балуют все кому не лень, а я виноват, что она клянчит",- Кирыча просто злость взяла и батя еще, словно в подтверждение его слов, отдал Люське кончик бутерброда. Рыжая очень аккуратно его взяла зубами и потащила к своей миске. Хоть свинячит в одном месте и то слава Богу. Люська сперва слопала хлеб и лишь потом , как гурман, наслаждаясь каждым кусочком, стрескала колбасу и села рядом с миской, мол теперь корми своей кашей.

Собака с характером, блин.

Выгулять Люську, вернуться домой, забрать рюкзак и на остановку. Простые утренние обязанности, которые уже вошли в привычку. Люська с утра не ерепенилась, знала, что ее хозяин откроет дверь после учебы и вот тогда заснеженое поле будет полностью её. Можно будет выбегаться до состояния, когда язык будет висеть из пасти, а потом дома упасть на свой коврик и дрыхнуть до вечера, когда это счастье повторится снова. И утром снова будет колбасюшечка…

Кирыч шел к остановке в голове прокручивая события вчерашнего дня. Вроде не испугал, хотя хрен знает этих девушек. Ксюша словно свеча таяла в его руках, отзывалась на каждое прикосновение и поцелуй немного пугающей открытостью.

"Блин, я же даже вчера ей не позвонил,"- Кирыч от своей глупости даже остановился посреди дороги. Проезжающие машины гудели , выводя из ступора. Но однозначно дурак, вот дурак... Перебежав остатки проезжей части, достать телефон и отбить смс с текстом "Доброе утро,Ксюша. Как спалось?", нажать кнопку отправить и ждать... Ждать пока не придет уведомление о доставке... Трямкнул телефон, смс доставлена, выдохнуть, достать сигареты и успокоиться. Что ж так руки то колбасит?

Катейка уже маячит под крышей остановки и не может понять, что это ее друг затормозил на полпути...

Телефон забренчал в руке и мультяшная кошка на экране подтвердили догадку, что Катейка решила выяснить что произошло.

- Ты там чего залип? Все нормально?

- Нормально, просто кое что вспомнил.

- Ты давай так не пугай, шуруй быстрее сюда, Женька сейчас приедет.

- Да иду уже. А раз на машине едем, можно было и не вставать так рано.

- Ага, может еще тебя от подъезда забирать? Совсем обнаглел?

- Угу. Иду уже.

Мда, вот эти влип. Катейка с места в карьер засыпала вопросами и в голове перепутались мысли. Что блин за мания то такая? Кое как объяснил свою тормознутость. А потом махнул рукой и выпалил, что вчера был у Ксюши...

Ой, ой, а что это с глазами у вас? А чего это вы так задыхаетесь?

- И ты мне это не рассказал? Мне и не рассказал?

- Кать, я вчера приехал домой и сразу спать завалился, плюс рука еще ныла... Ну извини, я же сейчас сказал...

- А с рукой чего? Ты решил в партизана со мной поиграть? Все выпытывать надо что ли? Козлина ты, Кирыч…

Козлина кивнул, соглашаясь со своей виной. Надо было отзвониться, но вчера было не до этого. Значит придется сейчас вчерашнее вываливать. Еще и Женькина десятка подкатывает... Писец... Третьи уши блин…

- Кать, давай я тебе все расскажу, но только не при Женьке. Приедем, зайдем в столовку и все в подробностях опишу. Согласна?

- То есть первую пару прогуливаем?

- Ну да...

- Договорились. Историю можно и пропустить. Но в подробностях, понял?

- Да понял, понял.

Женька плавно притормозил, ребята залезли в машину, Кирыч пожал протянутую руку, а Катейка чмокнула Заю в щеку и пристегнув ремень сказала, что лошадки хотят в отрыв... Женька согласно кивнул, сделал музыку погромче и с визгом покрышек десятка рванула вперёд пугая народ.


Дневники Кирилла. Часть двенадцатая.

Кирыч с Катейкой сидели в кафешке рядом с универом. Выбор пал на нее неспроста. В универе за курение в кафе можно было получить строгий выговор и попрощаться с альма матер, а тут - пепельницы на столе. Хочешь курить - пожалуйста.Перед Кирычем стояло уже шесть пустых кружек, а Катейка все мешала ложкой свою первую. Кофе пролетало в горло Кирыча, словно вода в человека который прошел пустыню и испытывал такую жажду, что озеро могло даже задуматься о том как сохранить свои объемы.

- Вот как-то так все и вышло. Домой приехал и спать завалился. Вымотался до предела. Надеюсь теперь понимаешь?

- Да понимаю, все понимаю. Думаешь совсем дура что ли ?

- В том то и дело что не дура.

- Чего телефон то в руках крутишь? позвонить должны?

- Я с утра ей СМСку отправил.

- Не ответила?

- Нет…

- Что думаешь?

- Я уже не знаю что и думать. Может испугал, может что случилось.Да кто вас женщин разберет?

- Короче, вставай уже кофейный наркоман. Сейчас идем к нам в группу. По любой она на паре сидит.

- А если нет?

- Тогда и будем думать дальше.

- Ну тогда чего сидим?

Парочка поднялась из-за стола и расплатившись потопала в сторону корпуса экономистов. Только чем ближе они подходили к зданию, тем больше у Кирыча возникала тревога, что Ксении там не будет. Случилось какое-то дерьмо… Случилось по любой…

Дверь аудитории открывала Катейка. Кирыч просто не мог физически поднять руку. Двое вошли внутрь, обвели взглядом присутствующих, проигнорировав приветствия и почти синхронно прозвучали “Я звоню Женьке” и “Телефон такси есть?”

Женька, как на зло трубку не брал. Видимо телефон стоял на бесшумке или в сумке на вибро.

Кирыч дозвонился до такси и ему клятвенно обещали, что через пять минут к стоянке у университета подъедет машина.

- Кать, я отзвонюсь потом. Сперва разберусь что там произошло

- Давай уже дуй. - Катейка проговорила это в уже удаляющуюся спину друга.

Такси. Твою ж мать и это такси? Полуразложившаяся классика автопрома, но с шашечками на крыше. Кто ж такое то допускает на линии?

Кирыч плюхнулся на заднее сиденье и аккуратно закрыл дверь, пристегнулся ремнем безопасности и после дежурного “здравствуйте, будьте добры…” протараторил адрес Ксюшиной тетки.

- Дарагой, таропишься? Ни валнуйся, Армен тебя бистро давезёт.

- Дядя Армен, только давайте без лихачеств. Я в морг не тороплюсь, хорошо?

- Вай, зачем абижаешь?

Пожилой грузин или армянин, или кто там они еще бывают, спокойно и плавно тронулся со стоянки и до Кирыча только сейчас дошло, что все это время машина стояла заведенная.

-Дядь Армен а вопросик можно?

- Задавай дарагой

- А что с двигателем в машине? Он точно родной?

- Слющай, зачем ты так мою ласточку обижаешь? Все радное. Как с завода купили с братом, так ничего не меняли, масло там, бензин только.

- А почему тогда так работает тихо?

- Дарагой, ми к ней са всей душой, и она к нам в ответ. Вот сматри, Ты дверью чего не хлопнул, как все?

- Так еще отец приучил, что чужую машину уважать надо. Так и сказал, что свою купишь - нахлопаешься.

- Умный у тебя отец. Молодэц.

- Спасибо.

- А чиго дергаишься весь? Праблема что ли?

- Девушка трубку не берет и не отвечает.

- Абидель?

- Вот в том то и беда, что не знаю.

- Вай, так что ти сразу не сказаль? Джигит еще. Цветы купить надо же. Девушка если обижена - цветы увидит и простит. А если не обижена, так приятный сюрприз будит.

- Ну тогда давайте в цветочный заедем, только я тут не знаю где они.

- Дарагой, успакойся, всё сейчас сделаем. Ты мою ласточку не обидел, Армен тебе букет сделает.

Одной рукой ведя машину в плотном потоке Армен второй набирал номер на мобильнике.

- Здравствуй дарагой. Как дела, брат? Как семья? Слюшай, можешь хорошему человеку помочь?

А дальше на своем понеслось… Хоть бы слово понимать… В итоге к дому Ксюшиной тетки подъехало две машины. Старенькая классика и белоснежный навороченный мерседес из которого аккуратно извлекли букет. Вернее БУКЕТИЩЕ. Белоснежные, словно снег, розы. Одна к одной, сестры-близняшки в мире цветов.

Кирыч прирекался как мог, предлагал деньги, но седой Армен только качал головой и отвечал, что друзьям надо помогать. Хотя, по правде говоря, даже с учетом выданных отцом денег, на такой букет у Кирыча не было.

- Бери дарагой. Ат чистого сердца. Сам маладой был.

- Спасибо, дядь Армен.

- Бивай, джигит.

И такси укатило по дороге, сопровождаемое мерседесом.

“Домофон… А номер квартиры в памяти не отложился… этаж помню, квартира направо… Вот гадство” - Кирыч сквозь зубы проматерился на свою тупость.

Ксения на звонки не отвечала, значит номера у нее не узнать. Гадство. Что делать хрен знает…

И тут произошло чудо, по другому это было не назвать. Кто-то открывал дверь подъезда изнутри. Дверь приоткрылась и сперва мимо офанаревшего от такого счастья Кирыча, пролетел водолаз. А следом за ним с поводком в руках вынесло паренька лет двенадцати, который как мог упирался ногами и орал “Джек, стоять!”.

Заскочив в подъезд, взлетел через две ступеньки на заветный этаж и, отдышавшись, нажать кнопку звонка. Переливчатая трель и приглушенные звуки шагов. Замок щелкает два раза и дверь открылась.

- Ой, а вы наверно ошиблись с доставкой.

- Ксюша, я не ошибся,- сказал букет голосом Кирыча


Из дневников Ксении.

На кухне в ведре стояли розы, заполняя все пространство вокруг нежным ароматом. На плите шумел закипающий чайник, а поднять глаза сил нет.

Ёжик сошел с ума, по другому это не объяснить. А я сижу и почти реву. То ли от счастья и удивления, то ли от того, что не ответила на его СМСку. Он что-то говорит, вкрадчиво, почти шепотом и смотрит на меня извиняющимся взглядом, который прямо в голову проникает. И лишь на словах “я тебя испугал” словно дернулась. Как же тебе объяснить, милый мой Ежик, что такого у меня не было, что лишь под утро включилась голова и жестокие факты рассказали как все произошло. Стыд новой волной заливал щеки, а глаза изучают пол. Зачем ты пришел? Зачем? И эти цветы… Не надо ничего, просто сотрите мне память… Его ладони поднимают мое лицо, он смотрит в мои зареваные глаза и лишь по губам я понимаю, что он спрашивает уйти ли ему… Дурааааааа… И снова слезы по щекам, а его губы целуют мои ладони, что-то шепчет, будто я маленькая девочка… “Глупенькая, моя”, “ Ксюшенька”, “Солнышко”... Господи, он еще извиняется за то, что я реву… Просто обними… Обними… обними… Говори что хочешь, просто обними…

Руки прижимают меня к его груди, а мои уже сами ложатся к нему на плечи… Что я творю…

- Посмотри на меня, Ксюш...

Поднять глаза и увидеть что-то такое от чего внутри возникло ощущение словно все произошедшее вчера нормально… Может немного непривычно, но нормально...А потом его губы чуть касаются моих… Всё...просто не останавливайся, Ёжик. Делай что хочешь, только не останавливайся...


Дневники Кирилла. Часть тринадцатая.


Ксюша спала. Волосы раскинулись по подушке словно водопадом. Припухшие от поцелуев губы… Ресницы чуть подрагивают… Одеяло едва прикрывает ее наготу… Был бы художником, обязательно это нарисовал. Но уж в чем не был силен, так в художествах. Максимум на что хватило бы умения, так взять фотоаппарат и сделать несколько кадров с разных ракурсов. Вздохнув, Кирыч пошел на кухню и поставил чайник. Странное ощущение внутри, очень странное. Ксюша словно губка выпила его до дна, всю его страсть, весь напор, каждое прикосновение словно растворилось в ней. Скромная и чуть зажатая в начале, но потом… Дьявольский блеск в глазах, и губы, которые словно заклинание шептали “еще… еще… еще”... Словно изголодавшись по нежности, она не могла насытиться и забирала все что могла, все, что видела. Сперва робко отвечающая на поцелуи девушка, а после … Дугой выгнутая спина, ногти впивающиеся в спину и этот крик, от которого внутри проснулось животное, твердящее, что всё это его.

Кофе… Как же приятно пить кофе… Только вот руки до сих пор подрагивают как у припадочного. Еле подкурился… воздух из приоткрытой форточки приятно холодит горящую кожу. Затушив окурок в пепельнице на подоконнике и в два глотка осушив кружку, Кирыч чуть пошатываясь пошел в ванную. Достать пушистое полотенце из шкафчика и положить его рядом с душевой кабиной на край ванной и вперёд под горячие, немного обжигающие струи душа.

Спина немного ныла от пробегающих по царапинам струйкам воды, но внутри поселилось какое-то умиротворение. Словно здесь и сейчас был весь смысл его жизни. Кирыч усмехнулся своим мыслям и резко перекрыл горячую воду. “Твою ж мааааааать, вот ты скотииииина”, - прокричало тело на ледяные струи, бившие сверху.

Вдоволь наигравшись с водой, Кирыч вылез из кабинки полный сил. На бедра легло полотенце, которое впитывало капельки, сбегавшие с живота.

Налить еще одну кружку кофе, теперь уже с молоком и снова выкурить сигарету, улыбаясь своим мыслям.

- Я уснула?

Тихий голос прозвучал из-за спины. Кирыч обернулся и под его взглядом Ксюша словно стесняясь опустила голову.

- Да. Я не стал будить. А тебе идет моя футболка. Очень идёт.

От упоминания о футболке девушка руками попыталась оттянуть ее край ниже, словно бы это спасло ее от изучающего взгляда. А посмотреть было на что. Волосы падали на плечи, чуть вьющиеся локоны, сквозь ткань проступали холмики грудей с пуговками сосков. И край футболки чуть прикрывал треугольник кудряшек.

- Не смотри на меня так.

- Как “так”?

- Будто оцениваешь.

- Я не оцениваю. Я наслаждаюсь тем, что вижу.

- И как? - Ксюша едва прошептала свой вопрос.

- Если кое что убрать, то будет идеально.

- Что убрать? - глаза девушки впились в лицо Кирыча.

- Ну это мелочи, не стоит на них акцентировать своё внимание.

- Нет уж, говори. Я толстая? - голос Ксюши набирал громкость и в нем чувствовалось некое недовольство

- Глупости, ты не толстая.

- Тогда что?

- Это не важно, просто мой пунктик.

- Какой пунктик?

- Мой пунктик.

- Да говори уже прямо, хватит юлить - взгляд сверлил Кирыча, а в глазах поблескивали дикие огоньки.

- Понимаешь, у меня есть такой пунктик. Не люблю когда там что-то есть.

- Где там?

- Там, где вчера были мои губы.

- Дурак,- лицо девушки зарделось, а глаза снова ушли изучать пол.

- Ты же хотела услышать ответ?

- Я не думала, что он будет такой…

- Извини, если обидел.

- Ничего. Просто не ожидала такой прямоты.

- А я не люблю недосказанность. Особенно с тобой.

- Почему?

- Потому что хочу снова это сделать… Тебе ведь это тоже понравилось.

Ксюша скользнула взглядом по лицу Кирыча, словно надеясь увидеть, что тот шутит. Но он не шутил… Ни капли…

Прошептав “мне надо в ванную” девушка резко развернулась и скрылась за дверью.

Кирыч повернулся к окну, достал из пачки сигарету, щелкнул зажигалкой и глубоко затянулся. Ответил блин. Язык за зубами держать надо было. А теперь обидел. Дурак долбаный.


Из дневников Ксении.

Вот зачем надо было спрашивать, зачем? А теперь сижу в ванной, дверь еще заперла, словно он маньяк. Так… успокоиться… просто нужно успокоиться… Пунктик блин… Глубокий вдох… выдохнуть… Глубокий вдох… выдохнуть… Будем думать логически… Он точно знает, что мне это понравилось. Это раз. Всё… логика закончилась… Девчонки в группе как-то шептались про это, мол если там ничего нет, то самой приятнее, а парни с этого просто голову теряют… тогда почему он так спокойно об этом говорит? Словно не в первый раз… Далеко не в первый раз. Или действительно выложил правду и позволяет мне заглянуть в его голову? Ежииииииик, что же ты задумал? Так же только проститутки делают… Блин, но Наташка с общаги точно не проститутка… аааааа спросила на свою голову, а теперь как дура сижу… Надо хоть воду включить. Чтобы шумела. Ой дура, он что , мои мысли прочитает, если вода не будет шуметь? А внутри словно второе я кивнуло в ответ. Прочитает. Пипец. Полный и неотвратимый пипец. Пунктик… И вообще я не обязана ничего делать… Не хочу… А если… Нет и точка.

Он сидит на краю кровати и смотрит. Гипнотизирует взглядом. И я как кролик к удаву иду. Только кожа горит под его взглядом, будто нет на мне полотенца, словно голая. Но остановиться не могу. Шаг , еще один, еще чуть ближе. Его руки ложатся на мои бедра. Аааааа, словно огнем. Господи, успокоиться, дышать … дышать… его пальцы бегут вверх… вдох… чуть тянут край полотенца… еще немного… выдох… полотенце падает вниз… Руки тянутся прикрыться, но сил нет… только колотит изнутри… его ладонь чуть касаясь по шее идет вниз… вдох… между грудей… выдох… по животу … вдох… ниже… Господи… ниже...Мамочка… его голос шепчет “спасибо” и губы впиваются в сосок… выдох… Что я творю… вдох… целуй меня… выдох… целуй… целуй…


#ОСТАВИТЬ#

Руки тянут к себе… на колени… Кирюшаааа… губы жадно целуют, а внутри стыд… Ладонями держит мою голову и целует как сумасшедший. Мама… губы на шее, такие жадные и нежные одновременно…


Ксюша, Солнышко моё… Глупенькая моя, маленькая моя… как же мне хочется всю тебя зацеловать… нежно, жадно, чтобы чувствовать, как по твоему телу пробегает волна, чтобы твое дыхание прерывалось… жадно… каждый миллиметр, каждую клеточку… Прижимать тебя к себе… Моя, только моя… запутаться в волосах пальцами и целовать твою грудь, дразнить языком соски, чуть кусая. А потом накрыть их поцелуем. Упасть спиной на простыни и увлечь тебя за собой… а ладони уже ложатся на твои ягодицы и давят, заставляя шагнуть вперед, чтобы мои губы все ниже и ниже. Обвести языком пупок и нежно, с каждым поцелуем опускаться еще ниже… а руки не дают тебе отодвинуться назад, только вперёд, навстречу моим губам. Подвинуть тебя еще вперед и немного подуть на губки… чтобы потом очертить их контур языком… медленно, едва касаясь… чувствуя как по спине пробегает стайка мурашек… губами коснуться холмика и снова шаловливые прикосновения языка… все наглее, все жарче. Хочу почувствовать твой вкус… чуть пряный и сводящий с ума… Нет, ты уже не будешь отодвигаться… Ты будешь таять от этих прикосновений, чуть придвигаясь… сперва робко, а потом все открытее… Провести пальцем по губкам, жадным и влажным, чуть погрузить его в тебя… Жар, желание, выгибающее спину и стон , срывающийся с твоих губ, как награда, как подтверждение.

Перевернуть тебя на спину и сорвать с себя полотенце. Придвинуться ближе, ладонями развести колени и чуть царапая провести по внутренней части бёдер. Ты моя, только моя. Шептать тебе на ушко всякую чепуху медленно надавливая, проникая внутрь. Очень медленно, осторожно, давая почувствовать каждой клеточкой как бушует во мне желание, отдающееся пульсацией внутри тебя. Полностью, до упора погрузиться в пылающее лоно, выйти почти до самого конца и, глядя в глаза, резко войти обратно. Ладонью накрыть твою грудь чтобы чувствовать ритм твоего сердца и подстраиваясь под него ввинчиваться, вдавливая тебя в постель. Мой маленький Чертёнок. Ты сводишь меня с ума. Твое дыхание прерывается и каждый выдох стоном слетает с губ. Все реще и чаще проникать в тебя, заполняя полностью, сливаясь в одно неразделимое… Моя… только моя. Накрыть твои губы поцелуем, а второй ладонью обхватить шею сзади и прижимать к себе. Видеть как твои ногти сжимают, рвут простынь, голова откидывается назад, а в глазах поволока. Нет ни этой квартиры, ни этой постели. Есть только ты и я. Все реще движения, все сильнее выгибается твоя спина. Моя девочка… Отпусти себя , не держи… и словно слыша мои мысли твое дыхание сбивается, становится рваным. Губы жадно хватают воздух… ногти впиваются мне в ягодицы не отпуская, вдавливая в себя. Рывок… еще рывок и словно лопнувшая струна, твоя спина опадает на простыни, чуть подергиваясь, а с губ слетает шепот “ты...хочу…” и лишь после этого крепче прижать к себе и ,словно выпустив на волю животное, хлопками врываться в тебя доводя до иступления, срывая крик с твоих губ взорваться внутри миллионами осколков… нежно целую твоё плечо, а с моей груди капельками капает пот… нет ничего… только мы вдвоем…


Из дневников Ксении.

Тук-тук-тук бьется, колотит его сердце, чуть замедляется ритм… Пот, словно бисером по коже… капельки… а внутри меня… надо в ванную и встать нет сил… и желания… бездонные глаза… губы шепчут что-то… не слышу… словно выключили громкость… и только тук-тук-тук в такт моего сердца… баюкающее тепло ладони… остановите время… пусть длится вечно… мой Ёжик… мой… мой… только мой…


Глава третья. “Мы одно целое”

Дневники Кирилла. Часть первая.

Отец все понял уже после фразы “я у Ксюши” лишь спросил нужно ли забрать, больше для проформы, и повесил трубку.

- Что-то случилось?

- Нет, все хорошо, просто предупредил родителей, что остаюсь здесь, если ты конечно не против.

- А ты думал, что я тебя сегодня отпущу?

- Не знаю, а вдруг.

- Глупый Ёжик.

- Может и Ёжик, но точно не глупый.

- Хорошо. Не глупый.

Ксения улыбалась одними уголками губ.

- Ты разрешишь мне остаться, Ксюш?

- Дурак, - и в Кирыча полетела подушка, от которой он даже не стал уворачиваться.

- Ты хочешь войны? Ты ее получишь , - тихий голос и хитрый взгляд серых глаз заставили девушку плотнее укутаться в одеяло, оставив лишь глаза и рыжую копну волос.

- Я не хотела…

- А мне кажется, что хотела именно этого…

Кирыч метнулся к кровати и попытался стащить с Ксении одеяло. Девушка смеялась и брыкалась, принимая правила игры. И лишь раскрасневшись, с прижатыми к подушке руками, прошептала :”Я сдаюсь”.

Одна ладонь Кирыча осталась удерживать руки побежденной, а вторая медленно стягивала с девушки одеяло, обнажая ее тело.

- Ты знаешь, что победителю полагается приз?

Чуть заметный кивок.

- Тогда я выбираю тебя,- и нежным прикосновением его губы коснулись ее шеи…


Утро было удивительным для этих двух людей. За окном крупными хлопьями валил снег, а парочка сидела на кухне и молчала, глядя друг другу в глаза. Он пил кофе с молоком, она свой неизменный чай. Серые глаза смотрели в карие с золотым ободком и в них можно было прочитать столько всего, что голова начинала идти кругом. Ксения краснела под этим взглядом, смущалась, но отвести взгляд не могла, слишком притягивали к себе, пронизывали насквозь и заглядывали внутрь глаза Кирыча.

В его душе было так спокойно, так по домашнему уютно, что это утро хотелось растянуть в бесконечность.

- Не смотри на меня так, пожалуйста…

- Как?

- Не знаю. Ты словно в мои мысли смотришь. Я стесняюсь.

- Хорошо. Не буду.

Кирыч отвел глаза и на его лице явно читалась легкая досада. Как он мог объяснить, что в ее глазах он увидел то, что ищет каждый нормальный человек? Как сказать, что внутри от ее взгляда растекается тепло?

- Ксюш, можешь принести мой рюкзак?

- Зачем?

- Надо, спугнуть не хочу.

Удивление в глазах, застывший на губах вопрос - лицо Ксении отражало все те мысли, которые пронеслись в ее голове.

- Сейчас принесу.

Девушка медленно встала и пошла к входной двери, у которой был брошен рюкзак. Подняла его и, почти неслышно ступая, вернулась на кухню. Протянула рюкзак Кирычу и с ногами забралась на диванчик. Ее голова чуть склонилась к плечу, а глаза наблюдали за тем, как его руки расстегивают молнию, достают тетрадь в черном переплете и ручку. Шелест страниц и легкое поскрипывание ручки, чуть замирающей на несколько мгновений и снова что-то пишущей.

Она медленно встала и подошла к Кирычу, руки сами непроизвольно легли на его плечи, глаза с интересом опустились на тетрадь, в которой появлялись новые слова…


Ты не поверишь - я искал тебя одну

В твоих глазах нашел причину тех скитаний

Я в них исчезну, растворюсь, пойду ко дну

Услышав молчаливый крик признаний

Я слишком дерзкий был. С тобой наоборот

Во мне рождается тепло души и нежность

Я в темноте нашел свой нужный поворот

Оставил своих страхов неизбежность

Ты помолчи со мной, смотри - в моих глазах

Твое любимое, родное отраженье

За ним вдали прошедшей жизни крах

И неприкаянность, и нервы, и смятенье…

Побудь со мной. Прошу не уходи

Давай прервем хотя б сегодня этот бег

Послушай как колотится в груди

И посмотри как за окном порхает снег

Ты не поверишь - я нашел тебя вчера

Сегодня понял, как с тобою мне спокойно

До этого была душа моя сера

Теперь она наполнена любовью…


Кирыч отложил ручку и не поднимал головы.

- Ёжик… посмотри на меня...

Он поднял голову и посмотрел в ее глаза.

- Я люблю тебя, мой глупый Ёжик…


Дневники Кирилла. Часть вторая.


У родной альмаматер стайками то тут, то там стояли студенты. Кто курил, кто обсуждал какие-то свои темы. Типичное утро.

Кирыч с Ксенией шли к корпусу экономистов, держась за руку, тихо переговариваясь. Ксюша иногда шутливо толкала его в плечо и ее щеки заливалась краской.

Никто даже не обратил внимания на эту парочку, кроме одной пары глаз. Взгляд полный ненависти проводил двоих до дверей и сквозь плотно сжатые губы сорвалось лишь одно слово :”Сучка…”

Кирыч сидел в аудитории химии рядом с Ксенией. Здоровался с входящими девушками-экономистками, игнорируя их вопросительные взгляды. Катейка просто махнула рукой и плюхнулась на Камчатке. На вопрос, что случилось, она просто провела ребром ладони по горлу. Понятно. Снова обиделась, что не позвонил…

- Кать, давай на перемене ?

- Рискни.

- Вот только не надо фурию включать, ок?

- Давай думай лучше, как объяснять будешь, смертник.

- Последнее слово перед казнью?

- Ага…

- Договорились.

Ксюша непонимающе смотрела то на Кирыча, то на Катейку.

В её голове не укладывалось, что эти двое так грызутся.

- Ёжик, а чего Катя так на тебя злится?

- Я вчера не позвонил, а обычно вечером всегда созваниваемся.

- Так чего не позвонил?

- Тебе напомнить ЧЕМ мы были заняты?

- Не надо, я помню…

Ксюша зарделась и отвела взгляд.

В аудиторию зашла преподавательница-химичка и прозвенел звонок. Здравствуйте полтора часа химии и ненужной информации. Но плевать, главное просто быть рядом с ней.

Время тянулось как резиновое, в уши поставленный голос вливал количество каких-то связей между атомами чего-то там с чем-то там при каких-то температурах. Бррррр…. А ведь кто-то целенаправленно идёт на химфак. Мазохисты блин. Ксюша записывала всю эту лабуду в тетради и старательно убирала ладонь Кирыча со своей коленки.

- Не мешай...

- А разве я мешаю?

- Я и так не о том думаю, а ещё ты…

- А о чем ты думаешь?

- Ёжик…

- Внимательно

- Ну пожалуйста…

- Хорошо. Больше не буду. Даю честное пионерское, что больше не буду тебя трогать. Никогда.

- Дурак.

- А чего сразу дурак то?

- Сейчас не надо

- А потом ?

- Вдвойне дурак

- Вот это, блин, приплыли, называется…

Кирыч демонстративно отвернулся и сложил руки на груди изображая вселенскую печаль. Но даже тут ему не дали спокойно искать смысл бытия. Видимо его поза привлекла к себе внимание химички и та решила выяснить что же за демоны так расстроили одного из студентов.

- Молодой человек, потрудитесь объяснить своё поведение.

- Простите пожалуйста, к сожалению не знаю вашего имени отчества.

- Мария Петровна, могли бы и запомнить.

- Понимаете, Мария Петровна, запомнить я не мог, ведь впервые сегодня переступил порог этой аудитории. А причина моего поведения в том, что сегодня я узнал о низком уровне своего интеллекта. Дважды. И это очень печалит мою душу.

Брови химички полезли вверх, экономистки захихикали, а Ксюша ткнула кулачком в бок и прошипела в очередной раз “дурак”

- Ну вот, теперь уже трижды.

- Молодой человек, я не понимаю причины вашего веселья. На вашем месте, я бы записывала лекцию, а не устраивала тут спектакль.

- Мария Петровна, так смысл её писать, если я по дурости своей даже не на свою пару пришёл?

Группа уже просто истерила. Петровна была в шоке.

В итоге Кирыча просто прямым текстом послали из аудитории.

До конца пары он просидел на подоконнике, прислонившись спиной к оконной раме.

Прозвенел звонок и экономистки стали выходить из аудитории. Ксюша вышла злющая, а следом и Катейка, потирающая руки в предвкушении двойной казни.

- Ты зачем химичку завёл? Что ты ей за дурость нёс?

- Ксюня, тихо, успокойся. Все нормально. Она меня спросила - я честно ответил.

- Мог бы просто сказать что-то другое?

- Я за правду.

- Дурак, блин.

- Ну вот видишь, сама это повторяешь, а на больных и дураков не обижаются. Так мало того что я дурак, так ещё болею

- Чем это?

- Тобой…

Ксюша уже хотела что-то возразить, но осеклась и только тихо прошептал, что ёж по сути глупенький…

А потом пришла очередь Катейки. Она деликатно кашлянула и Ксюша услышала, что сейчас этого ,гхм, кадра заберут минут на десять, а потом запчасти вернут… Если выживет…

Кирыч только успел сказать, что все будет нормально, а Катейка уже толкала его в сторону выхода из универа.

Спустившись с крыльца она резко обернулась и, словно отпустив тормоза, локомотивом поперла давить Кирыча. Он стоял и молча слушал её словесные обвинения, а потом буднично спросил

- Орать ещё долго собираешься или покурим все-таки?

- Сволочь ты… Покурим

- Такой вот я весь сволочной и таинственный. По этому и дружишь со мной.

- Только нервы треплешь мне.

- Это издержки.

- Чего не позвонил?

- У Ксюши был. Прости, но не до звонков было

- Эээээ в смысле не до звонков?

- Кать, я взрослый, она взрослая. И в определённый момент времени два взрослых человека нашли друг друга.

- Так ты у неё в плане того был?

- Нет блин, обои клеили.

- Так бы сразу и сказал

- Так бы и спросила сразу, а то орать начала как на пожаре.

- Всё, всё, не ору я совсем. И как? Интересно же.

- Джентльмены о своих подвигах молчат.

- Ну и сволота же ты.

- Я знаю.


Из дневников Ксении.


Катя чуть ли не пинками подгоняла Ёжика в сторону выхода с института. Тот шёл и шутливо поднял руки, мол сдаюсь, чем еще больше разозлил эту взбешенную фурию. Перед поворотом в переход он обернулся и подмигнул, широко улыбаясь. Видимо такие разборки были частым явлением у этой странной парочки и ничем серьезным не грозили. Вот только со стороны казалось, что Катя готова убивать, а Кирыч накосячил по самое не балуй.

- Ну что, сучка, тебя можно поздравить я как посмотрю?

Ксюша обернулась на голос и увидела стоящую сзади Юльку, которая взглядом провожала удаляющихся.

- Ты мне вот только скажи, что такое ты сделала?

- Извини, не понимаю…

- Выключи овцу. Это не твой уровень.

- Юля, я не понимаю тебя. Какой уровень? Чего ты ко мне прицепилась?

- Запомни, сучка, ты слишком высоко метишь. Таких как ты такие как он как орешки щелкает и на помойку отправляет без сожаления. Так что лучше беги от него подальше. Хлебнешь по полной, а потом слёзки лить будешь.

- Юля…

- Заткнись. Я тебя предупредила… по-дружески, так сказать.

Юля скривила губы в подобии улыбки, которая больше напоминала оскал и добавила шепотом :”Смотри, как бы хуже не стало”. Резко развернулась и гордо пошла в аудиторию.

Настроение резко упало вниз. Юлька несла какой-то бред, но от ее тона внутри все сжалось в комок. И ощущение опасности маленькими коготками царапало сердце. Очень захотелось спрятаться где-то далеко-далеко, чтобы никто не нашел. Вот только где?

Ёжик понял, что случилось что-то, едва глазами нашел мои. Улыбку сдуло с его лица и лишь одно слово произнесли его губы :”Кто?”

- Юля…

- Пошли.

- Куда?

- Собирай вещи и пошли отсюда.

- А лекция?

- У Катейки перепишем.

В аудиторию он вошел первый и, пока я запихивала в сумку тетрадь и ручку, Ёжик уверенно подошел к Юльке, наклонился и что-то сказал ей на ухо. В ее глазах вспыхнули огоньки и довольное выражение с лица пропало.

Катя внимательно наблюдала за всем происходящим и, когда Ёжик проходил мимо нее, лишь сделала жест рукой, чтобы тот ей позвонил. Он кивнул, взял меня за локоть и подтолкнул в сторону выхода.

Уже подходя к дверям аудитории он развернулся и сказал Юльке - “Дай мне только повод и я твою жизнь превращу в ад”


Дневники Кирилла. Часть третья.


- Да куда ты меня тащишь?

- На остановку.

- Зачем?

- С Люськой знакомиться поедем. Или ты против?

- Нет. А как родителям объяснишь, что так рано приехал? Ругать ведь будут.

- Не будут. Они на работе, а Люську выгулять не помешает. Она это любит. И тебе полезно будет, хоть немного отвлечешься от всей этой фигни.

Ксения еще для проформы поупиралась, но сейчас действительно ей не хотелось быть здесь и она была готова ехать куда угодно, лишь бы в голове не крутилась эта Юлькина фраза и ухмылка, от которой по коже пробегали мерзкие мурашки.


На линию все таки вывели новый автобус… Ну как новый… Списанный в одном городе как металлолом и отправленный в провинцию доживать свои последние дни, если повезет с механиками и слесарями, которым предстояло откачивать этот трупик после очередных мелких и более крупных поломок. Межгород никогда не был заасфальтирован хорошо.

Мягкие сиденья, почти тепло и не дует. Двигатель мерно урчит, а за окном пролетает снежный пейзаж. Ксению разморило и она спала уронив голову на плечо Кирыча. Идиллия. Так бы и ехал час, два, а может и больше. В голове крутились неспешно мысли, словно снежинки за окном полупустого автобуса.


Ключ дважды щелкнул в замке, дверь медленно открылась и из комнаты Кирыча высунулась хитрая рыжая мордочка боязливо втягивающая мокрым носом запах нового человека.

- Ну, иди знакомься, трусиха, это Ксения. Ксения, это Люська, она же Люция. Хитрая задница, которая опять дрыхла у меня на кровати, да?

- Зачем ты так с ней? Может ей холодно было или страшно.

“Да-да-да, именно холодно, страшно… жёстко. Хорошая. Дружить можно. Такая даже колбасятинкой поделится сама. “

Люська подошла к Ксении виляя хвостом и ткнулась носом в подставленные ладони.

- Ну что, рыжая? Гулять пойдем?

Люська на минуту ошалела от свалившегося счастья, а потом пулей улетела к шкафу из которого вытащила свой поводок. Такие моменты она любила больше всего… ну и колбасу, конечно, не стоит забывать.


Замок дважды щелкнул и дверь медленно открылась. Картина маслом - на коврике дрыхнет без задних ног собака, из ванной сквозь шум воды раздаются голоса, на пуфике присутствует явно чужая одежда… Женская.

Хмыкнув в усы, мужчина развернулся и вышел из квартиры. Замок дважды медленно щелкнул, а в голове, спускающегося по лестнице мужчины мысли летали со скоростью света от банального “выростили на свою голову, охламона” до “вот парень и вырос, надо что-то делать”.


Дневники Кирилла. Часть четвёртая.


А вечером на кухне во время ужина произошёл разговор, который круто перевернул жизнь Кирыча с ног на голову. Или наоборот. Тут как посмотреть.

Батя ковырял вилкой, приготовленное матерью, рагу, словно не зная с чего начать, а потом отложил вилку и сказал, что Кирычу пора начинать жить своей головой, а не висеть на шее родителей. Мать опешила и даже попыталась что-то возразить, но отец, тоном не терпящим возражений, медленно повторил, что в пятницу вечером Кирыч переезжает и точка. Благо квартира, оставшаяся ему от родителей, висит мертвым грузом. Раз сдавать не стали, то пусть её обживает “непутевое чадо”. Заодно хоть пробираться научится и готовить.

Мать смотрела на отца непонимающим взглядом, но сказать что-то поперёк не решилась. Этот тон она помнила и знала - здесь уже все решено, а её просто поставили в известность.

То что Кирыч охренел от таких новостей, значит не сказать ничего. В голове сразу перебрались все косяки, за которые могли так выселить, и ничего адекватного не нашлось. Как бы он не забивал болт на учёбу, но лабораторные и коллоквиумы он сдавал одним из первых, а то что лекции не посещал… Ну не за это же? А может…? Да не… Люську он выгуливает, кормить не забывает… Чё за херня-то происходит?

По батиным глазам ни черта не понять - вывалил на голову свою мысль и теперь спокойно ест, мама похоже вообще тут не при делах. Сидит, глаза на мокром месте. Для неё это тоже “Новость”. Одна только Люська хитро шарахается вдоль стола и клянчит, как ни в чем не бывало. Форменный писец, не иначе.


После ужина, прошедшего в гробовой тишине, отец сказал Кирычу одеваться, чтобы сходить и посмотреть что ему потребуется на первое время в квартире. Мама тихонько плакала у раковины и в сотый раз перемывала Кирычеву кружку.

“Да что я сделал-то такого???”


В квартире бабушки стояла тишина, нарушаемая только шагами отца, который слегка матерясь искал в кладовке лампочки. Кирыч не приходил сюда уже три года. Как не стало бабушки, так он и не смог хоть раз перешагнуть порог этой квартиры. На стене все так же висели часы с гирьками, все те же вещи на своих привычных местах. Только запах стал немного другим, немного застоявшимся. Казалось сейчас из кухни выйдет бабушка и позовет пить чай с блинами и клубничным вареньем, которое её внук так любит…

Батя, наконец-то нашёл лампочку, вкрутил её взамен перегоревшей и щелкнул выключателем. На коридоре сразу стало светлее.

Отец подошёл к часам, подтянул кверху гирьку и с какой-то тоской позвал Кирыча толкнуть маятник.

- Пора идти дальше. Начинай здесь свою взрослую жизнь. Бабушка очень хотела, чтобы квартира досталась тебе.

- Па, я не могу.

- Можешь, сын. Не маленький уже.

Маятник часов легко повиновался движению дрожащей руки и часы снова стали мерно тикать, отсчитывая одно им известное.

- Смотри, постельного тут два ящика полных, справа все новое, мама для тебя покупала. Посуды… сам знаешь, до чертиков и больше. Холодильник работает, телевизор нет, но тебе он ни к чему. Вода есть, газ есть - я после работы проверял.

- Пап, я не …

- Люську возьмешь и все нормально будет.

- А если…

- Телефон работает, позвонишь.

- А мама как?

- Ну рано или поздно все равно бы упорхнул из под её крыла, а тут и крыша над головой есть и дом рядом, если что придёт с проверкой.

- Может попозже?

- Потом сам спасибо скажешь, а теперь пошли домой.


Он взял ладонь Кирыча и положил в неё два комплекта ключей. Щелкнул выключатель, свет погас. В замке с легким скрежетом проворачивался ключ словно закрывая дверь в безмятежное детство.


Дневники Кирилла. Часть пятая.


Время до пятницы пролетело пулей. С утра Кирыч ехал в университет, потом пару часов гулял с Ксенией и вечером упаковывал свои пожитки по самкам, готовясь к переезду.

Ксюша тоже не понимала с чего это вдруг у родителей возникла такая блажь в голове, но один раз сказав, что им виднее, тему закрыла и больше к ней не возвращалась.

Мама пыталась уговорить первые дни отца отложить переезд, но тот стоял на своём. Сказано переезжает, значит переезжает. Поняв, что уговоры не помогут, мама забила холодильник в бабушкиной квартире под завязку, нагрузила две авоськи консервов сверху и вечером рассказывала что и как готовить на скорую руку. Потом махнула рукой и купила какой-то талмуд под громким названием “Готовка от А до Я”.

Вечером пятницы пожитки переездуна погрузили в машину и на этом история переезда могла бы быть законченной, если бы Люська не решила всех перепугать.

В квартиру заходили все, но собаки в квартире не было. Её звали, бегали на улицу, спрашивали прохожих, но рыжей бестии никто не видел. Мама сидела на кухне и выла в голос, когда в кладовке что-то упало и оттуда с визгом вылетела перепуганная Люция…

Мелкая дуреха залезла в шкаф и там видимо уснула, игнорируя всех и вся. Не, ну а чего такого-то, да?

Батя подытожил,что теперь всё нормально и можно оставить сына обживать свою обитель, мама ещё сильнее заголосила, но была принудительно выведена отцом. Уже в коридоре он сказал, чтобы сын не забывал закрывать двери, пожелал спокойной ночи на новом месте и ушёл.


Кирыч закрыл дверь на замок, немного подумал и накинул ещё цепочку. В квартире тихо тикали часы и было слышно как Люська обходит новое место.

“Вот блин она - свобода”,- с этой мыслью он пошёл распаковывать свои сумки под пристальным взглядом хитрой рыжей бестии, которая уже облюбовала себе кресло в спальне.


Распихать вещи по шкафам, вернее по двум полкам одного шкафа, труда не составило. Учебники, тетради, пособия и прочая бумажная продукция легли в выдвижные шкафы стола. На стол водрузилась любимая лампа и стакан с ручками-карандашами.

Окинув взглядом результат своих трудов, Кирыч потопал на кухню и поставил чайник. Готовить сегодня не было нужды - мама в последний момент нагрузила контейнеров с едой, которую достаточно было только разогреть. Люська поела ещё дома у родителей (теперь можно было уточнять именно так). Поэтому никто бы не посчитал из ряда вон выходящим того, что молодой человек вынул из кармана джинс телефон и отбил две смс. Одна была для Ксении, вторая для Катейки. В первой был выбран весь лимит по буквам, а во второй всего 8, которые гласили -”переехал”.

Ксюша наотрез отказалась приезжать сегодня - тётка должна была вернуться со дня на день, а вот Катейка с Женькой грозились прибыть в течение часа.


На заднем сиденье Женькиной машины было бы достаточно комфортно, если бы не Катейкины нотации. Свалить из машины, которая неслась по трассе, смог бы только Гуддини и то, он бы сто раз подумал что дороже. Женька предусмотрительно абстрагировался от участии в данной увеселительной беседе, только кивал в нужный момент. А нужным он был через каждые два предложения.

Они с Катейкой приехали ровно через час после смс, а уже через десять минут стало ясно, что новоселье без Ксении справлять как минимум некрасиво, поэтому было принято коллективное решение именем её Котейшества - заехать за отсутствующей и привезти её на праздник. Спорить было бесполезно и поэтому десятка летела, рассекая темноту светом фар.

Сказать, что Ксюша была счастлива такому повороту событий? Хренушки. Не думаю, что вы будете рады, когда к вам ворвется фурия-Катейка и начнёт командовать собираться. Полчаса девушки мерялись своими навыками в ведении словесной перепалки, Кирыч и Женька огребали от обеих по очереди, но потом что-то пошло не так и писец пришёл Кирычу. Он оказался виноват, что переехал. Охренеть и не встать. Женька смылся курить на улицу и видимо возвращаться до окончания баталии не намеревался. Крутяк. А мог бы хоть немного прикрыть… Потом наступило затишье и прозвучала фраза, что мне и надеть нечего… И вот, случилось чудо. Час спустя машина летела уже в обратном направлении, а Катейка и Ксюша щебетали словно и не орали друг на друга полтора часа назад… Женщины блин и их загадочная логика, растудыть её...


Дневники Кирилла. Часть шестая.


Утро началось со скулящей Люськи. Выражение её рыжей морды неоднозначно говорило, что если в ближайшее время её не выведут на улицу, то напрудит она прямо в квартире. Кирыч выцарапал себя из-под одеяла и начал медленно одеваться. Кровать манила его обратно в тёплый плен, тем более под одеялом спала Она.

Люська тяфкнула, поторапливая медлительного хозяина, и потрусила к двери.

- Ну пошли уже, пошли, стонотина


Люська носилась по сугробам, как сайгак. Новое место вызвало в ней исследовательский интерес и она лезла в каждый куст, старательно все обнюхивая.

Кирыч наблюдал за этой картиной и неспеша курил, прокручивая в голове события вчерашнего вечера, который закончился далеко за полночь… вернее ближе к утру, короче когда тётя Лина позвонила Катейке в сотый раз и пригрозила приехать с милицией. Засиделись однозначно, но было весело. По лицу Женьки было отчётливо видно, что его немного коробит от свалившегося на голову Кирыча счастья. Ему никто не выделял квартиру, хотя он и был постарше. Но тут уж кому какая се ля ви.

- Фу, Люська, а ну брось эту дрянь!

За размышлениями Кирыч совсем не заметил, как собака накопала где-то то ли кость, то ли ещё какую-то фигню, и уже предвкушала, как будет её грызть. Собака сделала вид, что эту фиговину видит впервые и как она оказалась тут вообще не в курсе. Ага, верим… Только разрытый снег неоднозначно так выдавал место преступления.

- Пошли уже домой, холодно все таки.

Люська неторопливо перешагивая подошла к уже замерзающему хозяину и медленно потрусила с ним рядом.


На кухне, поставив чайник на газ и положив собаке поесть, Кирыч понял, что посуда сама за ночь мыться не стала, волшебства и феи Посудомоечницы не существует. Свобода показала свои зубки. И видимо это не первый подводный камень скрывающийся за восторженным “Кирыч, да теперь ты можешь делать все, что захочешь”. Кран зашумел водой и под любопытным взглядом рыжей бестии гора в раковине начала медленно уменьшаться.

Подвиг номер раз был совершен, вот только пена от моющего средства, пятнами лежавшая везде вокруг раковины, чуть-чуть портила картину. Время совершать колдовство и магию поварского дела. Решив, что эксперименты лучше проводить одному, Кирыч закрыл дверь в кухне и уверенно взялся за толмуд, оставленный мамой. Открыв книгу наобум, его глаза медленно полезли на лоб. “Фрикасе из кролика в винном соусе”. Вы серьёзно? Отлистав страниц так цать к началу он увидел не менее странное “ Мясо по-французски”, потом на свет показался “Суп-пюре с копченостями”, “ Заливное из трески по-купечески” и уже под завершение этого праздника живота - “Домашние пирожки с капустой и яйцом”.

Видимо автор этой книги считал, что простые смертные студенты в семнадцать лет в полной мере понимают процесс заливирования заливного и французирования куска мяса… Попадалово…

В конце книги на удивление оказался алфавитный указатель, в котором через две минуты была обнаружена яичница… То, что яйца могут быть не просто пожарены или сварены, стало ещё одним открытием…

Но все же начать лучше стоило с простой яичницы.

Спустя несколько минут на тарелке лежало нечто. У мамы яичница была как минимум красивее. Это факт. Здесь же тарелку “украшала” непонятная кучка с кусочками скорлупы.

- Доброе утро, Ёжик. - Ксюша стояла на пороге и наблюдала за тем как Кирыч пытается понять, где в процессе приготовления простой яичницы была допущена ошибка.

- Привет. Разбудил?

- Нет, сама проснулась, а тут ты готовишь.

- Эмммм. Пытаюсь.

- Можно попробовать?

- Наверное не стоит.

- Ну а я попробую.

Девушка решительно взяла вилку, поддела кусочек бесформенной кучи и отправила себе в рот… Глаза её полезли на лоб, как у Кирыча при виде фрикассе.

- Видимо что-то не так?

- Ты сколько соли туда вбухал?

- Ну там написано было “немного посолить”, ну я немного и посолил.

- Сколько немного?

- Две чайных ложки, столовой мне показалось много.

Девушка прыснула со смеха. А вот до Кирыча дошло, что видимо косяк был именно в соли.

- Ну ты даёшь, повар-самоучка.

- Написать сложно им что ли, сколько это “немного” в граммах хотя бы? - голос его был убит.

- Ты так сам себя засолишь раньше.

- Смейся, смейся. Может я и не умею готовить, но вот завтрак в постель ты сегодня точно не получишь…

- Ну не дуйся, давай я тебе покажу как надо, а ты потом повторишь сам?

- Давай. А с этим что делать?

- Извини, но в мусор.

- Хорошо.

Кирыч со вздохом отправил “яичницу” в мусорное ведро.

Через десять минут на столе стояли две тарелки с нормальной и съедобной яичницей.

Во время завтрака Ксения слегка подтрунивала над горе-поваром и еле сдерживала улыбку. Ну вот кто бы мог подумать, что “немного” это даже далеко не чайная ложка… Уроды блин.


Дневники Кирилла. Часть седьмая.


Чайник пофыркивал на плите, предвещая как минимум пару кружек горячего кофе с молоком. Новый вкус слишком въелся в привычную жизнь и превратился в приятную привычку-традицию. Ксения сидела за столом напротив и смотрела на Кирыча, пытаясь понять что творится в голове этого “сумасшедшего”. Кирыч же был где-то в своих мыслях, периодически выныривал из них, бросал быстрый взгляд на девушку и снова погружался в свои мысли.

А подумать было о чем. Этот переезд, ночь с Ксюшей, совместный завтрак… Не слишком ли быстро все закрутилось в его жизни, да так что в пору хвататься за голову и с криками - “Спасите, караул!!!”, бежать куда глаза глядят. В принципе свобода от родительского контроля была очень весомым плюсом, но вот готовка-уборка… Можно конечно заранее готовить на пару дней вперед, но сегодняшняя “проба пера” показала, что так он раньше скопытится из-за полного отсутствия навыка в этом нехитром деле.

Ксюша поняла, что сейчас дергать этого мыслителя не вариант, а вот от кофе он точно не откажется. Поэтому она совершила поисковую миссию на предмет обнаружения искомого напитка и сахара. В ящиках над раковиной была стопа посуды, над плитой - посуда, в угловом шкафу - снова посуда… и только в самом углу неприметного ящичка справа за стопкой тарелок был обнаружен кофе… в зернах. А вот кофемолки не было видно нигде.

- Ежик, а в этом доме вообще есть кофемолка?

- А? Что ты сказала? Задумался просто.

- Говорю кофемолка есть или нет?

- Блин, а я не в курсе, если честно. Я тут три года не был. А зачем тебе кофемолка-то?

- Да вот решила сделать ответный жест на твой завтрак.

- Прикольно. Только я кофе покупал и положил в пакет.

- А где пакет?

- В холодильнике с продуктами.

- Ясно… С вариантом научить тебя готовить еще есть вероятность успеха, но на кой кофе положить в холодильник?

- Чтобы не испортилось. Это же продукт? Продукт. Значит портится. Вот и убрал.

Ксюша заливисто засмеялась и пошла в коридор, в котором стоял белый, видавший еще советское время, холодильник. Банка с кофе действительно была в нем… только в морозилке…

- Ну а в морозилку-то зачем убирал? Горе ты луковое…

- Место только там было. Мама продуктами забила все полки и он туда не влазил.

- Ясно. Сахар ищи сам.

Окончательно вынырнув из своих мыслей, Кирыч полез за коробкой с сахаром-рафинадом. Удобная штука кстати.

Кружки на стол, кубики сахара на дне, присыпаны кофе, а с чайника в них льется кипяток. Три простых вещи, а по кухне поплыл приятный запах. Что такое молочник и зачем он нужен в голове Кирыча информации не было, соответственно молоко льется прямо из пакета. К черту тонкости барской жизни, особенно когда ты о них не знаешь.

Пронзительно запищал телефон. Кирыч, отставив кружку, протянул руку к разорвавшему тишину предмету. “Катейка”

- Катейка звонит.

- Ну так ответь, не просто так же человек тебя набрал.

- Угу.

Нажав на зеленую кнопку и сказав форменное “Привет Кошастым, чего хочу?” Кирыч услышал в ответ голос только продравшей глаза подруги. Она спрашивала как прошла ночь? и если что, то с удовольствием приглашает на обед, но не раньше чем через пару часов ибо проснуться и привести себя в порядок часть необходимая в жизни каждой девушки. Кирыч ответил, что кормить его не надо, завтрак он приготовил почти своими руками. Про казус с солью он благоразумно умолчал - не хватало еще и Катейкиных приколов. Катейка прифигела от такого поворота событий и скорее утверждающе спросила :”Ксюша?”. Получив утвердительный ответ, сонная тетеря констатировала факт, что тогда обед отменяется ибо за ее другом есть кому присмотреть. На вечер поступило предложение сгонять куда-нибудь прогуляться, благо теперь Женька мог быть спокоен по поводу беспарности Кирыча. Пообещав подумать, молодой человек сказал, что ему пора и попрощавшись, нажал кнопку отбоя.

- Катя приглашает вечером прогуляться, ты как?

- Мне надо бы еще у тетки на квартире порядок навести.

- Так сегодня суббота, завтра с утра и поедем, а я тебе помогу.

- То есть ты уже за меня решил, что я сегодня снова останусь ночевать здесь? Не слишком ли самоуверенно?

- Ну, если ты против, то я держать насильно не буду. Но мне больше был бы по душе именно вариант с ночевкой.

- Я подумаю. Или времени на раздумье нет и предложение требует ответа сию минуту?

- Нет. Думай конечно. Могу гарантировать крышу над головой, безграничный доступ к продуктам, спальное место и …

- Что значит твое и?

- Да так, хотел ляпнуть “полную неприкосновенность”, но уже сейчас понимаю, что это скорее невозможно, поэтому лучше не обещать того, что не смогу сделать.

- Хорошо. теперь в свете раскрывшихся подробностей мое решение будет более обоснованным.

Ксюша рассмеялась и сказала, что будет крайне благодарна, если ей выделят полотенце и позволят принять душ.

Ну душ так душ. Батя говорил, что с полотенцами проблем вроде нет. Осталось только их найти.


Дневники Кирилла. Часть восьмая.


Ксения плескалась в ванне, а Кирыч пытался найти в шкафах полотенце… Достаточно непростая задача при условии, что раньше он по шкафам не ползал, половину батиных объяснений что и где лежит пропустил мимо ушей, пытаясь понять за что его турнули с родных пенатов.

В спальне обнаружились только постельные принадлежности в количестве, которое было близким к посудному. Запасы были видимо на всю жизнь, и не одну. В большой комнате в ящиках среди каких-то кусков сложенной материи искомый предмет выявлен не был. А вот соседний шкафчик порадовал - полотенец там было море. Стопками лежали пушистые полотенца для ванной, рядом еще какие-то маленькие, над ними на полке лежали вообще непонятно для чего придуманные микрополотенца.

- Кирыч, так как там на счет полотенца? Или оно тоже в морозилке у тебя хранится?

Ксюшу явно забавляла вся эта ситуация с непутевостью. В ее голове пронеслась мысль, что такими темпами можно будет обнаружить в сушилке для посуды носки, а в ящиках письменного стола - пельмени. Странный все таки, но забавный.

Кирыч деликатно постучался в дверь ванной, держа в руке самое пушистое из найденных полотенец. Оно было точь в точь как его самое любимое, только нежно-розовое.

Бабушка словно наперед знала, что в ее квартире может произойти такая ситуация. А может это просто случайное совпадение, которое в принципе сейчас мало волновало Кирыча, стоящего перед дверью ванной.

- Можешь заходить.

Выждав для порядка пару минут, Кирыч медленно повернул ручку и открыл дверь. За шторкой в ванной угадывался силуэт девушки. Положив полотенце на край раковины, он посмотрел в зеркало… В запотевшем стекле отражался взъерошенный Кирыч и она…

По плечу медленно скатывалась пена, увлекаемая водой вниз. Крупные капли бежали вниз, сплетаясь в струйки, словно лаская слегка покрасневшую кожу. Звуки в голове Кирыча стали глуше, словно он больше знал, что сейчас шумит вода, должна шуметь… Гулко билось сердце, словно замедляясь, и Кирыч больше всего сейчас боялся, что она услышит этот стук и этот момент, словно тонкая паутинка, оборвется. Он даже старался дышать реже.

Девушка, не замечающая этого взгляда, подставила лицо под струи воды и Кирыч чуть не задохнулся наблюдая за тем как тонкие струи сбегают вниз по шее на грудь и не замедляясь продолжают свой путь по животу и ниже, сплетаясь воедино и разбегаясь.

В виски с каждым ударом сердца шумно била кровь, словно отсчитывая секунды, тонкий запах геля словно проникал в самую глубину мозга и туманил заблудившееся сознание. Вот она стоит рядом, только протяни руку и почувствуешь как горяча ее кожа, словно бисером, покрытая капельками воды. Взгляд его медленно поднимался вверх, словно ощупывая каждый миллиметр, будто фиксируя. Вот над коленкой маленькая родинка, спрятавшаяся под капелькой. Чуть выше еще одна, мимо нее пробежала тонкая струйка. Упругий живот, нежно-розовые пуговки сосков, пульсирующая вена на шее, чуть приоткрытые губы и глаза, которые смотрели прямо внутрь души.

- Извини,- голос предательски захрипел,- я полотенце положил на раковину.

И больше прочитал по губам, чем услышал ее фразу - “Иди ко мне, глупый…”

Состояние ступора, накатившее до этой фразы, медленно отходило, словно тающий лед в ладонях. Неуверенно, и словно боясь спугнуть, слетела вниз футболка, потом чуть решительнее покинули свое место шорты. Глаза словно искали подтверждения правильности своих действий. Губы Ксении снова прошептали :” Иди ко мне”. трусы упали на пол и Кирыч уверенно шагнул в ванну.

Девушка чуть отступила назад, чтобы горячие струи воды попадали не только на нее и словно осознав что именно может произойти, опустила глаза. Чуть касаясь его ладонь прошла вдоль ее шеи, будто пробуя эти ощущения. Легким движением он приподнял ее голову и , посмотрев в глаза, произнес - “Я могу выйти, если ты этого хочешь”. Девушка отрицательно покачала головой.

- Мне остаться?

- Да,- шепотом произнесла она.

Легкими поцелуями он покрывал ее лицо все ближе к губам, слегка приблизился к ним, словно оставляя за ней право выбора. Ее глаза проникали в самую глубину, отметали ту шелуху и напускное, искали того, кто действительно скрывался за всеми этими словами и поступками. Двое стояли под струями воды и смотрели друг другу в глаза, искали что-то одно им известное. То, ради чего можно было сойти с ума.

Время застыло для двоих. Было что-то таинственно-трепетное в этом молчаливом разговоре глаз. Ее ладонь чуть коснулась его щеки, пальцы очертили подбородок, спустились по шее на плечо. Проскользили по руке и остановились. Пальцы переплелись и он почувствовал как она его легонько тянет к себе. Нежный поцелуй, потом еще один чуть ощутимый. Ее губы немного дрожали, но ответили ему. Сердце глухо ударило в виски и время понеслось вскачь, сметая все на своем пути. Каждое прикосновение все больше распаляло обоих, высвобождая тот голод, который прятался внутри каждого. Скромность и страх все больше терялись среди поцелуев, а потом и вовсе улетучились… Шум воды скрывал их дыхание, но не смог заглушить ее стон, перешедший в крик.


Дневники Кирилла. Часть девятая


Странная штука - жизнь. Вроде совсем недавно Кирыч задавал себе вопрос за что его выпнули из родной квартиры, а сейчас он был рад этому в принципе. Прошел всего месяц его самостоятельной жизни, но если бы сейчас ему сказали вернуться обратно, то он задался вопросом “за что?”.

Ксения первую неделю отнекивалась, но потом стала приезжать все чаще. Сперва на выходные, потом на неделе, а через 18 дней она окончательно “сломалась” и переехала к Кирычу насовсем. С условием, что в случае чего уедет обратно. Хотя оба прекрасно понимали, что этого случая не будет, друг друга им было мало и такой вариант был просто идеален.

С утра они просыпались, Кирыч шел гулять с Люськой, а Ксюша готовила что-нибудь на завтрак плюс неизменный бутерброд для рыжей. Люция, в принципе спокойно относившаяся к появлению нового человека, теперь не отходила от девушки, особенно когда та что-то готовила, а если это был вечер пятницы, то выпнуть с кухни хвостатую было нереально. Пятница стала вечером сбора компанией. Ребята сидели допоздна, смотрели кино, иногда комментируя происходящее на экране, и банально упивались свободой. Тетя Лина уже не дергалась, когда Катейка вечером пятницы заявляла, что идет к Кирычу и вернется возможно к обеду субботы. Две комнаты не стесняли никого. Только Люська всю ночь шарахалась, контролируя чтобы никто никуда не пропал. Утро субботы было гарантированным отсыпанием, потом стандартная прогулка с собакой и две девушки на кухне, колдующие над завтраком.

Женьку отпустило. Он был в тайне счастлив, что у Кирыча кто появился. Конечно Катейка и говорила ему неоднократно, что Зая у нее только один, но так было спокойнее.

Воскресенье Кирыч проводил у родителей, если Ксюша уезжала к себе, или же они с собакой уходили гулять в парк, где Люська сайгаком скакала по сугробам, пока ребята медленно шли по дорожке.

Мама Кирыча подуспокоилась и от ее глаз не ускользнуть тот факт, что сын ее питается нормально, в весе не теряет, глаза горят и вообще он счастлив. А большего материнское сердце и не просило. Батя довольно улыбался в усы и провожая Кирыча до дома скупо интересовался что и как у того происходит. Трепал Люську и … теперь Кирыч шел провожать отца, говоря что собаку на ночь лучше выгулять подольше.

В воздухе уже начинало пахнуть новогодней суетой. Для кого-то обременительной, а для кого-то радостной. Жизнь была прекрасна.


Дневники Кирилла. Часть десятая.


За несколько дней до Нового года у Кирыча зазвонил телефон и мама что-то тараторила про какое-то письмо и как она счастлива, потом трубку видимо перехватил отец и коротко и лаконично сказал одно слово “Приходи”.

Ксюша нехотя приподняла голову, которая лежала на коленях Кирыча, и напомнила купить хлеб, а то Люська завтра останется без бутерброда. Собака сразу навострила уши и всем своим видом показывала, что она и бутерброд с утра не могут существовать раздельно, проводила взглядом хозяина и хозяйку, которая чмокнув в щеку Кирыча закрыла дверь и вернулась к просмотру какого-то фильма. Люська запрыгнула на диван, положила голову на колени Ксюше и для нее наступило счастье.


Мама что-то говорила с бешеной скоростью и Кирыч понял из ее речи только одно - пришло какое-то письмо, от которого его мать видимо сошла с ума.

- Пап, а что тут происходит?

- Письмо тебе пришло.

- А мама чего носится как угорелая?

- Ты ее спроси.

- Ага, ты на неё посмотри. Сейчас проще паравоз остановить, чем у нее спрашивать.

- Так письмо открой и прочитай. Оно на коридоре на комоде лежит.

Ничего не понимая Кирыч пошлепал в коридор и взял с комода запечатаный конверт. Обратный адрес ему сказал ровным счетом только то, что в городе Москве есть такая-то улица с таким-то домом. И всё. Надорвав с торца конверт, Кирыч вытащил оттуда лист бумаги, на котором было напечатано много всего видимо очень важного, и погрузился в чтение. Спустя пять минут его голос резко остановил мамину активность…

- Маааа, какой конкурс? Вы что совсем ошалели? А меня спросить нельзя было? Это подло в чужих вещах копаться !!!

- Кирюша, ну так получилось

- Как “так получилось”? Зачем? Мам, зачем?

- Ну понимаешь, ты летом как-то ушел гулять, а я в твоей комнате решила прибраться. Смотрю тетрадка на полке странная…

- Мама, это моя тетрадь. МОЯ!!!

- Твоя, я не спорю. Я ее переложить хотела, а она упала и раскрылась, а там твои стихи…

- Ты что их читала?!?

- Ну… да…

- А что это за письмо с долбаным конкурсом?

- Я несколько из них переписала и отправила…

- МАМА!!!! ЗАЧЕМ???

- А почему бы и нет? И хватит на меня орать! Я значит его родила, вырастила, а он тут еще будет мне мораль читать? Ну уж нет. Я на работе девочкам показала и Лора с бухгалтерии сказала, что надо попробовать отправить на конкурс молодых поэтов. Она в газете вычитал про него. Я и отправила.

- Мам, ну на работе то зачем показывать?

- А как бы я про конкурс узнала? А Лорка вечно все знает. Вот и с этим помогла.

- Помощники блин.

- Так что написано то в письме?

- Сама читай, ты эту кашу заварила, а я пойду пить чай. Варенье то хоть дома есть?

- Конечно, в холодильнике вишневое стоит.


Кирыч словно на эшафот ушел на кухню, поставил чайник и плюхнулся на угловой диванчик. Хрень какая-то . Видимо летом он прошляпил и не выдернул несколько страниц из тетради, мама это нашла, прочитала и еще ,вот ведь догадаться надо, отправила на конкурс. Молодых поэтов. Лицо Кирыча скривилось. Нашли тоже поэта… Хорошо что теперь живу отдельно и никто по вещам не ползает.

Чайник уже во всю плевался кипятком на плиту, Кирыч сидел в прострации и корчил лицо, произнося на разный лад это словосочетание про молодых и которые поэты. За этим занятием его и застал батя.

- Ну сын, поздравляю!

- С чем?

- Ты дурака то не включай! Я не мать, могу и подзатыльник отвесить!

- За что? Это не я же ваши тетради отправляю куда ни попадя…

- Значит так! Раз мать отправила, значит посчитала нужным! Точка. А то что написано в письме это подтверждает. Ты дурень там какое-то место взял, понимаешь?

- И что?

- Что что, тебе там премия полагается, а за “это моя тетрадь и зачем вы ее отправили" деньги не дают, понял?

- Неа

- Мать с самого начала говорила, что ты пишешь красиво и что там это оценят. И я ей верю. Там видимо тоже это посчитали достойным. В письме номер телефона указан, иди и звони, понял?

- Понял я, понял. Можно хоть чаю попить?

- Позвони сперва, чайник не убежит!

- Хорошо…


К тому моменту когда Кирыч вернулся на кухню, чайник конечно уже остыл, но это было не критично. Важный голос на том конце трубки подтвердил, что Кирыч не кто иной а “юное дарование”, он занял призовое место в номинации “Юношеская лирика” и ему полагается денежная премия. Дядька уточнил удобно ли будет дарованию приехать на церемонию вручения в библиотеку, которая находилась рядом с универом, послезавтра, попросил взять с собой паспорт и чтобы дарование сопровождал законный представитель. Еще Важный уточнил, что обязателен пиджак и галстук. Короче все серьезно и без шуток. Но мама все равно могла бы и спросить сперва…


Церемония прошла для Кирыча, как в тумане. Его что-то спрашивали, он отвечал, щелкал фотоаппарат слепя вспышкой. Мама украдкой вытирала слёзы, батя довольно улыбался в усы. Под занавес ему вручили какую-то бумажку, в которой надо было расписаться за получение премии и рамку с грамотой. Накарябав свою фамилию, Кирыч ощутил, что ад закончился и все резко куда-то пропали. Только мама и батя стояли рядом. Ни Важного, ни фотографа, ни толпящихся людей. Можно и вздохнуть спокойно. Домой доехали без эксцессов, там немного посидели на кухне с тортом “праздник ведь” и батя отвез Кирыча на его квартиру. Только у подъезда он остановился и предложил перекурить это дело.


Закрыв за собой двери на замок, Кирыч тупо осмотрел прихожую, погладил Люську и набрал Ксюшу.

- Привет, ну как прошло?

- Привет, приезжай пожалуйста.

- Все так плохо?

- Нет, просто мне тебя не хватает.

- Сейчас соберусь и приеду, целую.

- Жду тебя.

Трубка запиликала короткими гудками у уха. Если все нормально, то через полтора часа Ксюша влетит в квартиру и будет требовать отчёт. Поэтому лучше выпить кофе и хоть как-то привести свои мысли в порядок.

Чайник на плиту, в кружку положить ложку кофе и три сахара и наконец то можно снять этот пиджак, в котором он себя чувствовал как в тисках. Из кармана торчал конверт, в котором лежала “ваша заслуженная премия”. Ради интереса Кирыч вытряхнул содержимое на диван и охренел… Оказывается конкурсы прикольная тема, особенно если побеждать. Теперь хоть можно купить нормальный подарок на Новый год Ксюше и родителям…


Дневники Кирилла. Часть одиннадцатая.


Такси шуршало по снегу через темноту окружающего леса.

- А куда мы едем?

- Потерпи, всё увидишь.

- Ну хотя бы намекни.

- Неа, осталось немного.

- А ты в курсе, что я не люблю сюрпризы?

- И давно? Все равно не скажу.

- Засранец!

- Я тоже так считаю.

Таксист поглядывал в зеркало заднего вида и посмеивался. Парочка странная, лет по восемнадцать, наверное, может чуть больше. Парень видимо решил сделать приятное девушке, а той не терпится все узнать заранее. Он покачал головой, словно подтверждая свои мысли, что все женщины одинаковые. Пол дороги она выспрашивала, сперва аккуратно, а потом уже в лоб, он отнекивался и достаточно успешно. Терпения не занимать. Хотя может и не в терпении дело, кто эту молодежь разберет. До пункта назначения осталось полкилометра и, как было обговорено с пареньком заранее, он нажал на сигнал клаксона.

- Зачем он гудит, ведь никого впереди нет?

- Смотри сама.

- Куда? Ааах….

Таксист разулыбался наблюдая через зеркало, как глаза девушки расширились от удивления. Да что говорить, он и сам немного шокировало тому что произошло после его гудка. Вдоль подъездной дороги стали загораться фонари, словно по мановению палочки. Сперва они загорались ровно по скорости движения, но потом побежали все быстрее вперёд и ,словно натолкнувшись на преграду, потухли. Шли секунды, машина все ближе подкатывала к концу своего маршрута, и фонари начали снова загораться, но уже сзади машины. Чуть скрипнули тормоза, водитель дважды нажал на клаксон и выключил фары. Фонари потухли. Напряжение внутри машины стало осязаемым, девушка пыталась рассмотреть что находится за стеклом, парень довольно улыбался. Было видно, что ему доставляет огромное удовольствие эта игра. А потом где-то за лесом хлопнуло, раздался свист и в небе яркими всполохами рассыпался салют, потом второй, третий, еще один. На пятом салюте что-то свистнуло крайне громко, а потом шарахнуло по ушам. Сполох от разрыва салюта осветил поляну, на которой зажигались фонарики и гирлянды, которыми был украшен домик из круглого бруса, похожий на сказочный.

- Вот мы и приехали, пойдем?

- А? Что? Ты шутишь?

- Ни капли.

- Туда?

- Ага.

- Это сюда мы ехали?

- Ну ты же сама видишь, что рядом только лес.

- Правда-правда?

- Пошли уже.

Водитель наблюдал, как две фигурки шли к сказочному домику и улыбаясь стал разворачивать машину. Его жена наверно так же бы удивилась, если бы он провернул такой фокус. Да какое наверное, она бы с ума сошла…


Ксюша не верила своим глазам. Дверь в дом услужливо распахнул мужичок с окладистой бородой, одетый на старорусский манер. Он забрал сумки из рук Кирыча и повел “Хозяйку” принимать владения. Ксюша хлопала ресницами, не веря что все это реальность, а дядька повел ее по лестнице вверх “Показать хозяйкины покои”. Кирыч проводил их взглядом и пошел посмотреть что все ровно так, как описывала Катейка.

Именно ее рассказ о “домике из сказки” и стал отправной точкой. Больше двух дней ушло на то чтобы все обговорить, согласовать, оплатить и договориться о такси. Но оно того стоило. Домик был и в правду великолепен. Снаружи, словно сошедший со страниц сказки, внутри - со всеми удобствами. Самое то, чтобы удивлять.

Бородатый дядька спустился вниз, деликатно кашлянул, привлекая внимание Кирыча и сообщил, что хозяюшка осматривает покои, баня истоплена, а заказ хозяина исполнен точь в точь. Пожелал приятного отдыха и исчез, словно его и не было. Старичок-боровичок, не меньше.


Ксюша нашлась на втором этаже в комнате (или тут уже правильно говорить горнице?) с большими креслами и письменным столом. Наверное это должен быть кабинет, по крайней мере ощущение эта обстановка вызвала именно такое.

- Тебе нравится?

- Ты шутишь? Я как в сказку попала. Откуда всё это?

- Не знаю, Катейка рассказала.

- А она тут была?

- Нет, ей кто-то фотографии показывал, а она мне рассказала, вся аж прям один сплошной ах.

- Я ее понимаю. Здесь очень сказочно.

- Ну сказки сказками, а не хочет ли хозяюшка с дороги потрапезничать или сперва пыль дорожную смыть?

- А мне нравится! Тебе очень идет такой стиль.

- Ну так все же?

- Я не знаю, Ёжик. Вот честно не знаю. Вроде есть еще не хочу, а пыли не было.

- Ну тогда осматривайся, а я пойду перекурю?

- А тут разве можно?

- Можно.


Курилка была на первом этаже, хотя какая это курилка, Курительная горница. Именно с большой буквы. Диванчики, кресла, столики, всё чтобы можно было вести неспешную беседу за сигарой или трубкой. И Кирыч прям кощунствовал здесь со своим Парламентом. Нестыковочка, однако. “Надо было хотя бы сигару купить”- подумал он рассматривая чучела на стене.

В двери показалась голова Боровика, кашлянула и сообщила, что трапезничать можно будет через полчаса. Кирыч кивнул, голова исчезла. Даже доски не скрипнули. Словно и не было его.

В зале на столе уже горели свечи в подсвечнике, стояли тарелки на салфетках с вышивкой, фрукты в вазе, бокалы, фужеры, вилки, ножи… можно запутаться.

Боровичок вынырнул из-за двери и сообщил, что хозяйка скоро спустится к ужину и , словно читая мысли, сказал, что в курительной в шкафу лежат сигары и табак с трубками. Чем еще раз подтвердил, что он похоже больше сказочный персонаж, чем обычный человек. Кирыч снова кивнул и опустился на краешек стула в ожидании.

Ксения спустилась точно к моменту, когда бородатый открыл перед ней дверь, чем поверг девушку в легкий шок. Боровичок сказал, что все готово и испарился. Вскоре он появился вновь и началась суета, на столе появлялись горшочки, туесочки, тарелочки, мисочки и прочая кухонная утварь с едой. Комната заполнилась таким количеством шикарных запахов, что даже сытый человек изошел бы слюной. Словно осмотрев результат своих трудов, Боровичок пожелал приятной трапезы , сообщил, что завтрак для хозяев будет подан к одиннадцати и оставил молодежь наедине.

Сказка, не меньше.


Дневники Кирилла. Часть двенадцатая.


Ну то что еды было слишком много для двоих, это факт. Что-то попробовали, что-то пригубили, а до чего-то руки просто не дошли. Праздник для живота, не меньше. Кирыч налил себе кофе, Ксюша потягивала вино из высоченного пузатого бокала.

- Спасибо.

- Не за что, Ксюш.

- Сюрприз просто на грани фантастики.

- Я надеялся, что тебе понравится.

- Ну как такое может не понравиться, глупый?

- Ну а вдруг?

- Не вдруг. Я же нормальная.

- Конечно нормальная, была бы ненормальная, то сейчас доказывала бы мне что ты Екатерина Великая или Жанна дэ Арк.

- Дурак!

- Ты уже определись наконец, а то заладила, глупый, дурак. Так глядишь и в что-то более серьезное выльется.

- Ой, тебе слово не скажи. Сходи лучше покурить, а то прям по лицу видно, что кофе не лезет.

- А вот и пойду, если компанию составишь.

- А вот и составлю.

Парочка встала из-за стола и переместилась в курительную, где Кирыч в шкафу обнаружил сигары. Боровичок не обманул.

Выбрав наугад, Кирыч отрезал кончик специальной гильотиной и смакуя раскурил её, блаженно выпуская клубы дыма в потолок. Вот теперь точно идиллия. Ксюша с ногами забралась в кресло и наблюдала за тем, как Кирыч сознательно гробит свое здоровье и еще довольно щурится.

Вторая кружка кофе была просто шикарна. Не зря, ой не зря он взял с собой кофейник целиком. Ксюша рассматривала чучела, скользила взглядом из стороны в сторону пока не почувствовала что в глазах Кирыча заиграли дикие огоньки.

- Ты мне доверяешь, Ксюш?

- А что?

- Ну потому что это не весь сюрприз.

- В смысле не весь?

- Ну так ты мне доверяешь?

- Эмммм, не пугай меня…

- Я не пугаю, я спрашиваю просто.

- Ага, просто. И глаза твои просто так загорелись?

- Возможно, что нет.

- Значит не объяснишь ничего опять?

- Точно. Именно так. Поэтому и спрашиваю доверяешь ты мне или нет.

- Хорошо. Я могу подумать?

- Конечно. У нас времени много.

- Это шантаж.

- Ни капли, просто вопрос.

- Тогда почему этот вопрос возник именно сейчас?

- Может потому, что сейчас пришло время для него?

- Ответил называется.

- Ага.

Ксюша сильнее поджала ноги и буравила Кирыча своим взглядом, словно хотела проникнуть в его голову и узнать, что тот задумал, но увидела только легкую загадочную улыбку и то, как наливается кофе в кружку. “Кирыч что-то точно задумал, это факт, но вот что именно? Сидит ведь и хитро улыбается в ответ, словно смакует эту ситуацию, засранец”.

Кружка чуть звякнула опускаясь на блюдце, а в глаза Ксюши смотрели хитрые голубые глаза Кирыча, в которых точно бесновались какие-то дьяволята. Ксюша вздохнула, словно перед прыжком в пропасть.

- Я тебе доверяю, хоть мне и кажется, что ты что-то задумал.

- Конечно задумал. Поэтому и спросил.

- И что дальше будет?

- Просто закрой глаза.

- Зачем?

- Ты ведь мне доверяешь? Плохого я тебе ничего не делал, значит на гадость и подлость не пойду, логично?

- Логично. Хитрюга.

- Но тебе ведь это нравится и как минимум интересно.

- Интересно.

- Тогда просто закрой глаза, Ксюш.

Девушка немного поколебалась, но потом выдохнула и плотно сомкнула ресницы. Всё ее тело превратилось в слух. Вот в пепельнице раздавлен остаток сигары. Чуть скрипнул диванчик, с которого встал этот хитрый интриган. По коже пробежал легкий еле ощутимый поток воздуха, он куда-то прошел мимо нее. А потом на глаза опустилось что-то.

- Что это?

- Не волнуйся, это лента.

- Зачем?

- Чтобы ты не подглядывала.

- Я же закрыла глаза.

- Считай, что это просто мера предосторожности.

- Хорошо, пусть так.

Вот он тянет ее с кресла, легонько, давая понять, что нужно встать. Берет за плечи и направляет куда нужно идти. В ухо чуть слышно шепчет, что сейчас снимет с нее носки. Стопы холодит, но недолго. Через два шага они погружаются во что-то мягкое и пушистое. Чуть надавливает на плечи и просит опуститься вниз и немного подождать. Тишину прерывает чирканье спички, что-то начинает тихонько потрескивать. Под рукой все та же мягкая и пушистая штука, как будто шкура. Нет, это точно шкура. И вот в тишине чуть слышно начинает играть музыка. Медленная, спокойная. Рядом что-то опустилось , наверное тяжелое. Слева потрескивает что-то и разливается приятное тепло. Печка, или камин. Наверное камин, не слышно было как скрипела дверца.

- Ёжик, ты где?

- Я рядом.

- Можно я сниму повязку?

- Пока нет.

- Почему?

- Просто доверься мне

- А я…

И ее губ коснулся его палец, пресекая дальнейший разговор.

- Просто дай себе почувствовать и ничего не бойся.

Она кивает. И палец с ее губ исчез.

Дальнейшее походило на какой-то странный фильм. Пальцы Кирыча сперва освободили ее от кофты, потом от остальной одежды. На каждую попытку задать вопрос, ее губы накрывал его палец и в ухо звучал шепот “Просто чувствуй”. Оставшись в одном белье, Ксюша поняла, что дальше ее раздевать не будут и немного успокоилась. В принципе ее больше смущало только то, что она не видит его глаз и не может предугадать, что будет дальше. Кирыч аккуратно уложил ее на спину и что-то передвинул. Видимо ближе к себе.


Крупный бутон бархатной розы коснулся ее кожи на плече, заставив чуть вздрогнуть, и начал медленно чертить дорожку по руке к пальцам. В памяти проскочили кадры из какого-то фильма, где было что-то похожее, и Ксюша поняла что именно задумал Кирыч. Она просто выгнала из своей головы все сомнения и погрузилась в свои ощущения.

Видя, что больше не пугает своими действиями, Кирыч улыбнулся. Бутон, управляемый его рукой, медленно очертил контур ее губ, словно лаская, опустился по шее, прогулялся по границе лифчика и пошел ниже. Живот Ксюши чуть вздрогнул, когда лепестки едва касаясь прошли по пупку и словно кисть обозначили край кружев.

Едва ощутимые прикосновения туманили голову, лента на глазах лишь обостряла эти ощущения, словно кожа стала в сотни раз чувствительнее. Тело просило, вымаливало “Ещё”, а в сознании мерцала фраза “Ты мне доверяешь?”

Эта борьба была невыносима, мысль о том, что происходящее запретно, слишком непонятно, столкнулась с шепотом, родившимся где-то внизу живота. И он своими лапками манил пойти дальше, заглянуть глубже, познать больше…

Кожа все сильнее горела под гипюром, словно скрытое под тканью терзает нестерпимый зуд, который смогут унять только эти прикосновения.

“Ты мне доверяешь?”

“Да…”,- сломалось сознание, под радостный шепот голодного тела...

- Ёжик… подожди...

Она приподнялась, завела руки за спину, расстегнула лифчик и, немного поколебавшись, откинула его куда-то в сторону. Ее спина опустилась на шкуру, а ладони стыдливо прикрывали грудь.

Бутон снова стал легкими прикосновениями касаться ее кожи, все ближе подбираясь к ладоням. Он словно подталкивал их вниз, открывая для себя новую жертву. Пальцы Ксюши сперва чуть разжались, позволяя лепесткам проскальзывать между ними, а потом ладони опустились на мех, открывая взгляду Кирыча розовые соски. Бутон очертил их, вызвав волну мурашек, и исчез.

Губ коснулось что-то холодное. Кусочек льда холодил, тая , а потом сменился его горячими губами. Ксюша, не ожидавшая такого, чуть вздрогнула, но ощутив, что лед движется по её шее, сжала шкуру пальцами и чуть запрокинула голову. Контраст холода и губ, какая-то стыдливость, а внутри все кричало и требовало продолжения. Вот холодок коснулся ее соска, а потом его накрыли губы Кирыча. Спина выгнулась навстречу, с губ слетел стон. Кубик чертит по животу, а пальцы все сильнее впиваются в шкуру. Губы согревают там где был лёд и снова по коже, как кисть художника, движется бутон. Живот под ним покрывается мурашками, но эта кисть движется ниже , пересекает границу кружев и слегка касается внутренней части бедра. И только колени, подрагивая от внутренней борьбы между стыдом и желанием, чуть раздвигаются. Совсем чуть-чуть, только чтобы попробовать эти прикосновения… И лишь когда по бедру скользит кусочек льда на краю сознания проплыла мысль, что это слишком, но нежное прикосновение губ запнуло её куда-то очень далеко, оставив лишь румянец на щеках…

Ее ладонь чуть ложится на его голову и тянет вверх, но тут же впивается ногтями в затылок, когда его губы касаются холмика под гипюром. Тело выгибается дугой, а легкие судорожно пытаются втянуть хоть чуточку кислорода. Его губы поднимаются по животу вверх, проходят по ложбинке между грудей, касаются бьющейся вены на шее и накрывают ее губы со всей страстью…

Руки оплетают его шею и тянут к себе, чтобы потом оттолкнуть, приподняться, сорвать повязку с глаз, посмотреть в его глаза и прошептать - “А ты доверяешь мне?”

Он кивает и внутри как от взрыва разлетается весь стыд, пальцы сами срывают его одежду, опрокидывают его на спину и лентой перехлестывают запястья… только танцующее по поленьям пламя и треск поленьев в камине были свидетелями, как она опала ему на грудь, словно подбитая на взлете птица…


Дневники Кирилла. Часть тринадцатая.


Утро разбудило Ксению лучом солнца, пробравшимся сквозь неплотно закрытые шторы. Можно было бы отвернуться на другой бок и снова погрузиться в дремоту, но отчего-то не хотелось. В комнате витал уже едва уловимый аромат продолжения вчерашнего безумия. Он сплетался с запахом дерева, мерным звуком ходиков и ветра за окном. Странная идиллия, которую только дополняли смятые простыни и огромная шкура, под которой они уснули, окончательно выбившись из сил.

Кирыч спал на спине, на лице - вселенское умиротворение. Только на губах запекшиеся капельки крови, как напоминание о вырвавшейся вчера страсти. Ее страсти.

Внутри появилась мысль, что это была не она, но попытавшись встать с кровати и осознав, что ноги подкашиваются и не слушаются ее, она трансформировалась в стыдливое “что же я вчера натворила?”.

Руки сами схватили из Кирычевой сумки какую-то рубашку, лишь бы прикрыть обнаженное тело. “Нет, я не могла, это все не я... Кто угодно, но только не я…” Вот только память услужливо подсовывала кадры, в которых Ксюша, а не кто-то другой, ногтями впивается в ягодицы Кирыча, как ее ноги обвивают его бедра, а зубы впиваются в его плечо.

“Что же в меня вселилось?”- кричало изнутри, а мозг ехидно отвечал -”Ты же хотела заглянуть глубже? Познакомься, это ты”

На подкашивающихся ногах Ксюша бежала от своих мыслей вниз, по лестнице и направо, куда угодно, лишь бы не слышать это хихиканье внутри головы. Распахнув очередную дверь, она остановилась и привалилась спиной к косяку. Все попытки убедить себя, что все произошедшее сон, выбило из головы увиденное. Вот он камин, в котором покрылись белым пеплом угли, на полу шкура медведя. Дотронуться до нее ладонью и вспомнить как ее пальцы впивались в этот мех. Рядом на полу, словно жертва лежит бархатная роза и, как последняя улика, ее трусики под столом…


Ноги окончательно подкосились и она сползла на пол. Плечи вздрогнули, а из глаз по щеке покатились крупные слёзы, застилавшие глаза. Какого демона он вчера разбудил в ней? Зачем? Для чего? Вопросы, на которые она не могла найти ответ.

Казалось еще чуть-чуть и ее голова лопнет и разлетится от всех ее вопросов. Рука сама потянулась к бутону, чтобы раздавить его, уничтожить хотя бы это напоминание , но прикосновение пальцев к лепесткам пробило тело словно разряд.


Еле ощутимое прикосновение выудило из подсознания то, что расставило все на свои места. Здесь была настоящая она, откинувшая все свои страхи, весь свой стыд. Та, которую в ней почувствовал и увидел он…

Ксюша закрыла глаза и провела этим бутоном по своим щекам, стирая слёзы и сметая остатки вопросов. Как бы не противилась внутри логика, но ей нравилась та Она, которая показала себя во всей красе этой ночью. Распахнув глаза, на комнату уже смотрела та, которая хотела испытать всё, что заложил Кирыч в своем вопросе “Ты мне доверяешь?”.

И словно выдохнув от облегчения, комната предстала перед ней в другом виде.

Вот он камин, который вчера дарил им тепло, лохматая шкура, ставшая им постелью, подсвечники с оплывшими свечами, в свете которых он видел её обнаженной. На столе, под которыми спрятались кружева ее белья, стояли бокалы на высоких ножках, шампанское и тарелка с крупной клубникой, до которой не дошло их внимание.

Взяв тарелку, Ксюша забралась с ногами на диванчик и прикрыв ноги пледом, который лежал на краю, стала уплетать ягоды, смакуя свои ощущения от их вкуса и вчерашнего безумства.


Все же вчера в глазах Кирыча мелькнуло удивление. Он ожидал чего-то подобного, но явно не такого. Ксюша довольно улыбнулась, предвкушая как пройдет сегодняшний день в этой сказке для них двоих.


Дневники Кирилла. Часть четырнадцатая.


Боровичок возник из ниоткуда ровно в одиннадцать. Поинтересовался как почивали хозяева и пригласил отзавтракать.

Ксюша сидела, закутавшись в белый пушистый халат, и смотрела с каким голодом Кирыч уничтожает завтрак. В ее голове посмеивалась новая Она и приговаривала -”Ешь, ешь, силы тебе понадобятся и не мало”.

Боровичок понимающе кивнул, когда она тихо спросила его про баню и сказал -”Сделаем, Хозяюшка, с травками и веничками, все как полагается ”.

Вот сейчас, он наливал ей чай со смородиной и шепнул, что все будет готово через полчаса, мол не сумневайтесь. Кирыч вопросительно посмотрел на Ксюшу, но в ответ лишь увидел загадочную улыбку. Боровичок налил ему огромную кружку кофе с молоком и исчез.

- Что такое?

- Ничего, бери свой кофе и шуруй курить, у нас времени не так много.

- Не понял, что ты задумала?

- Ты же мне доверяешь? Вот и не задавай вопросов.

Кирыч удивленно хмыкнул, но все же пошел в курительную, там вчера он присмотрел какую-то тонкую то ли сигару, то ли сигарету, которая прям просилась, чтобы ее попробовали.


Дым плотными клубами поднимался под потолок, но сигара была очень мягкой, точно для утра и идеальна под кофе. В голове пустота, как будто пылесосом прошлись, и только рецепторы наполняли ее своими ощущениями. Чуть горчит кофе, надо было еще ложку сахара положить, не рассчитал немного. Губы поднывают, от укусов, но это крайне приятно. А вот расцарапанная спина и задница не давали нормально устроиться ни на диванчике, ни в кресле. И Кирыч стоял у окна, привалившись плечом к стене. За окном белело снегом поле, за полем виднелся плотный лес. А за лесом был город. Кто мог предположить, что сказка гораздо ближе к суете городских улиц? Там сейчас бегут по делам люди, а здесь тишина и уединение. То чего он так хотел… чего ему периодически так не хватало. Если бы была возможность, то он не раздумывая переехал бы сюда, чтобы никто не нарушал эту идиллию, их идиллию.

В дверь деликатно постучали.

- Хозяюшка , просит вас.

- Извините, мне неудобно даже, как к вам обращаться?

- А зовите Иваном.

- А отчество? Все же я гораздо моложе вас.

- Да зовите просто дядей Ваней, тут отчества ни к чему, чай не в городе.

- Хорошо. Дядь Вань, а вы тут давно работаете?

- Да уж лет десять поди. Как построили, так я и поселился. Говорят, что гармонично вписываюсь по антуражу.

- Вот, что правда, то правда. Без вас ощущение было бы не то.

- Вы идите за мной, а то Хозяюшка испереживается, нехорошо это.

- Пойдемте.

Боровичок выдал Кирычу тулуп, шапку, валенки и по скрипучий снегу повел в маленькую копию дома.

- Как проголодаетесь, вы позвоните. В доме телефон имеется.

- Спасибо, дядь Ваня.

- Так не за что.

Он рукой указал на дверь, будто торопил, а сам поскрипел валенками по дорожке.

За дверью была баня. Вернее сперва был предбанник со скамейками вдоль стен. На вешалке уже висел небольшой тулупчик, видимо Ксюша уже была тут. Кирыч разделся, замотался в простыню, которая лежала на лавочке и пригнувшись зашел в парилку, которая встретила его обжигающим жаром.

Ксюша уже лежала на полке, полностью обнаженная, вся в капельках. Она хитро осмотрела замотанного Кирыча, спрыгнула на пол и сказала, что тут простыня будет лишней. После этого легким движением ее руки привели Кирыча к виду Адама. Ее губы шепнули- “Так гораздо лучше” и нежно коснулись его щеки…


Из дневников Ксении. Новая Я.


Довольная улыбка на губах, опять припухших. С ногами забравшись на диванчик, наблюдать как подрагивают его пальцы, держащие сигарету, и пить душистый чай - счастье. Хотя правильнее будет Счастье. Именно так. И только так. Пушистый халат, волосы под полотенцем… И кожа горит то ли после бани, то ли от сумасшествия. Еще вчера, как маленькая, а сегодня… Нет, мне однозначно так нравится больше. С ним нравится быть именно такой, немного раскованной и чуточку, самую малость, ненасытной… Хотя кому я вру? Себе то можно смело признаться, что эта малость растёт во мне как грибы после дождя. И хочется все больше и больше, хочется пробовать и наслаждаться всем тем, что казалось запретным, но таким манящим и сладким…

Где-то внутри в уголок забилась скромность, шепчущая, что так нельзя… Еще как можно, просто необходимо!!! Это мой воздух, мой!!! Как будто раньше дышала украдкой, а тут вздохнула полной грудью и всё… Прощай голова…

Господи, как же тянет ноги… Еле дошла до домика от бани, а сама все кошусь на этот стол и внутри волнами накатывает голод по его рукам и губам… И он это чувствует, я вижу как он растягивает эту сигарету… Где же ты моя скромность,а? Интересно, а что будет, если чуть-чуть распахнуть халат? А если еще немного? Уууух… Взгляд жжется… Ещё? А почему бы и нет? Нравится? Нравится… В жар бросает и пальцы сами развязывают поясок халата…

Губы пересохли, а внутри все горит… Да кури ты уже быстрее!!! Мучитель … Или ты хочешь, чтобы я расплавилась тут? Смотри, какой замечательный стол, думаешь получится? Считаю до пяти и тогда пеняй на себя!!!

Раз… тушит сигарету… два… встает… трииииии…


Дневники Кирилла. Часть пятнадцатая.


Домой приехали выжатые как губка, позвонить родителям и сказать, что за Люськой зайду с утра, положить трубку и упасть на кровать, где уже уснула прямо в одежде Ксюша…


- Ксюнь, а тебе нравится рыжий цвет?

- А к чему вопрос? Ты Люську перекрасить решил что ли?

- Да нет конечно, глупенькая. Люцик у нас просто прелесть

- Тогда зачем спрашиваешь?

- Ну так ты ответь.

- Цвет как цвет, нормальный.

- И это радует… Катейка с Женей вечером придут, помнишь?

- Помню. А с ночевкой или нет?

- Не знаю, а что?

- Да так… у меня на тебя сегодня были планы…

- Тогда они без ночевки.

И оба рассмеялись.


Утром Кирыч ушел за Люськой и честно говоря получил по полной от щедрот отцовских. Нет, он конечно не претендовал на деньги, полученные за конкурс, но вот способ и скорость их исчезновения вызвала в нем резонный вопрос. За стол была призвана в виде третейского судьи мама и всё. Семейный совет принял решение, что лучше остатки потратить на что-то толковое. Кирыч только кивнул и спросил, что именно попадает под эту категорию. Батя встал, взял ключи, оделся и сказал :”Поехали”. Через пятнадцать минут Кирыч был записан в автошколу, еще через полчаса в его руку легли ключи и документы. Из недр гаража на него смотрел старенький Опель. Рыжий.

Прикольно блин... И как про это Ксюше рассказать? “Знаешь, мы тут с папой купили мне машину, случайно” . И ведь самый смех, мама только кивала в такт отцовских словам и даже не отговаривала. Сговорились однозначно.


Вечером Женька, отведенный в сторонку, покрутил пальцем у виска и сказал, что своя машина это круто. И видимо в душе перекрестился пяткой, что скоро не придется возить балласт и лишние уши.


Писец.


Глава четвертая.


Январь стал проклятием во всех смыслах. Казалось, что если сутки увеличить вдвое, то даже этого времени не хватит на всё.

С утра универ с величайшим достижением под названием “Сессия”, потом автошкола, два часа вождения, приползти домой, прогуляться с Люськой и зубрить, зубрить, зубрить…

Ксюша временно переехала обратно в общежитие, аргументируя это тем, что “в присутствии Кирыча ее мысли далеки от учебы”. Жесть. Хотя, в этом был свой смысл.

Главное продержаться эти три недели, а потом можно чуточку расслабиться… наверное.


Дневники Кирилла. Часть первая.


Из зеркала смотрело красноглазое чудовище… Чудовище хотело спать и убить физичку. Жестоко. С кучей ошметков и брызгами кровищи во все стороны… но нельзя. Сегодня нельзя. Экзамен долбаный.

Люська дрыхла на кресле и даже ухом не повела, когда Кирыч прошлепал мимо с сумкой. Счастливое создание. Спи себе, отдыхай. Накормят, напоят, погуляют, поиграют… Мне бы так…

Кто там сидит наверху? Дай мне сегодня сил…


- Ну а теперь давайте посмотрим решение задачи.

- Вот пожалуйста // Как же ты меня бесишь!!!!

- Почему вы решали именно так?

- Решение данной задачи производится на основании закона о сохранении импульса // Ведь правильно все решено, что ты докопалась???

- Хорошо, давайте теперь по билету.

- Вопрос первый. Законы Ньютона…. // Да кому они нужны? Убить этого Ньютона его же яблоком, лучше бы ему кирпич на башку упал!!!

- Хорошо. Давайте второй вопрос.

- Основные понятия и законы магнитного поля...// Аааааааа

- Так, так, так. А почему вы пропустили коллоквиум?

- Я не пропускал // Ты что совсем охренела?!?

- Ну вот же смотрите, у меня в ведомости нет оценки.

- А у меня в тетради она стоит // Спасибо тебе, Господи, что заставил эту тетрадь в сумку пихнуть…

- Странно, как так в ведомости оценки нет, а у вас в тетради есть?

- Я не знаю, наверное вы тех, кто раньше закончил, отпустили сразу, а в ведомость оценки в конце ставили. // Склеротичка долбаная!!! Сама ныла, что быстрее домой надо…

- Ну давайте посмотрим тетрадь.

- Давайте… // “Давайте посмотрим тетрадь, а то я не знаю до чего бы мне докопаться”

- Откуда у вас эта формула?

- Из методички, которую вы нам выдали // “Я не помнить что я вам давать на занятий”

- А почему график и рисунок сделаны не на миллиметровке?

- Я тогда ее дома забыл и вы разрешили на отдельном листе сделать // Склероз, сколиоз, и мозговой понос…

- Ладно, давайте зачетку, но в следующий раз за такое я вам минус балл сделаю. Вам понятно?

- Конечно. Буду внимательнее // Да ставь уже!!!

- Вы ведь согласны, что ваш ответ не тянет на отлично?

- Согласен // СТАВЬ ТЫ УЖЕ ДОЛБАНУЮ ОЦЕНКУ!!!!

- Четыре, но и та с натяжкой…

- Спасибо большое, буду лучше учить // С натяжкой??? Ты охренела???

- Свободны.

- Спасибо, до свидания. // АЛЛИЛУЙЯ!!! АМИНЬ!!! СКЛЕРОТИЧКА ТЫ СТАРАЯ!!!


Аккуратно прикрыть за собой дверь, показать 4 пальца на немой вопрос сидящих и ждущих своей участи, спуститься по лестнице, выйти на улицу, дойти до скамейки, закурить и в голос заорать - “СВОБОДА!!! СВОБОДА МАТЬ ТВОЮ!!!”


Часть вторая.

Всё происходящее было как в замедленном кино. Резкий рывок руля, громкий хлопок, удар от которого перехватывает дыхание, брызги стекла, секущие по лицу и рукам… И темнота...


Яркой вспышкой боль по всему телу, пронзает каждую клетку, хочется заорать,но с губ срывается только хрипы и словно через густую пелену чей-то голос - “Потерпи, мой хороший, еще немножко потери… Палыч гони, а то не довезем!!!”. Вой сирены всё глуше и сознание проваливается в вязкое ничто…


В глаза какой-то свет, который то гаснет, то снова появляется, чьи-то лица, какие-то крики и снова ТЕМНОТА…


Надоедливый писк в ухе, мерзкий и противный. Хочется повернуть голову и посмотреть откуда эта дрянь здесь взялась, но что-то мешает пошевелиться и снова мозг разрывается от боли и накатывает бессознательная темень, в которой на крае слышится чей-то голос…


Кто-то гладит руку и тихонько плачет… Мама… Я не хотел… Еле слышно прохрипеть и чуть сжать ее ладонь… И снова в никуда под омерзительное пищание...


Чьи-то шаги выдергивают из вязкой мути, голос тихий, но смог разобрать “жить будет”... Жить… не хочу… уберите этот писк от меня, он убьет меня раньше…

В глаз светят фонариком и этот свет будто детонатор в бомбе активируется всплеском боли в голове… Привет уже знакомое Ничто, мы так давно не виделись…


Как же хочется пить… Язык словно наждачкой проходит по губам, больно, обидно… губы накрывает что-то влажное и тихий голос говорит, что пить нельзя… Хрипящее “спасибо” забирает остатки сознания и кисель в голове становится все гуще…


И снова руки, кому-то что-то говорят про какие-то анализы и динамику... Разлепить глаза получается сквозь боль... Сергеич... командует, как обычно... Заметил, что смотрю...

- Так, не говорить, просто моргай, понял?

Сжать веки...

- Как зовут помнишь?

Веки снова соединяются.

- Отлично. Поломался ты немножко, Кирюха, но ничего, починим. Всех на уши поставил, засранец. На ноги встанешь - я тебе лично голову откручу и к заднице пришью, понял?

Моргнуть...

- Посетителей к тебе нельзя, но там твоя Эвридика уже который день меня караулит. На десять минут я могу ослепнуть и оглохнуть. Позвать?

- Нет...- хрипят губы,- для нее ...я умер. Не пускай

- Не пори горячку, Кирилл.

- Нет.

- Смотри сам. Тогда попробуй поспать. Я ей скажу, что пока нельзя к тебе. Сами потом решите кто и что для кого.

- Спасибо...

- Спи...

Сергеич со вздохом ушёл, а внутри разливалась дикая злость и ненависть... В голове проскочила мысль, что все они одинаковые, и сознание потухло...


Каждое утро начиналось с прихода Сергеича с комиссией. Щупали, смотрели, спрашивали, совещались и уходили, только Сергеич хмурился глядя в глаза Кирычу, который даже не пытался объяснить те свои слова.

Лишь один раз у самых дверей остановился и сказал :"Дурень ты, Киря..." . Услышал тихое "пусть так" и больше на эту тему не заикался.


Вечером Сергеич проводил родителей на свои "десять минут, не более". Мама плакала, отец молчал больше. Им было тяжелее всего и Кирыч это понимал. От них сейчас не зависело ровным счетом ничего, а смотреть на утыканного ребёнка - то еще счастье.

Про аварию никто ничего не говорил, видимо оставив все это на потом. Разбор полетов точно будет и явно доскональный, но позже. И от этого хоть немного легчало.

Мама вечно притаскивала полные пакеты с фруктами и прочей вкусняшкой, но по истечении десяти минут Сергеич возвращался и командный тон констатировал факт, что сейчас все это нельзя. Вообще нельзя, и даже чуточку тоже нельзя. Мама обиженно все собирала обратно в пакет и поцеловав Кирыча в лоб уходила. Батя ограничивался тем что легонько сжимал руку и , подгоняемый злобным тираном в зеленом халате, выходил из палаты.

А ночью снова приходил этот кошмар. Кирыч просыпался в холодном поту, его колотило как припадочного. С поста прибегала медсестра, поднятая оповещением, что у пациента из палаты номер 3 пульс вышел за пределы нормы. Беглый взгляд на приборы, профессиональный осмотр липкого от пота Кирыча и в руку вонзалась игла, после которой голова мутнела и проваливалась в кисель …


Через три дня Сергеич с криками добился перевода Кирыча в свою иепархию - хирургическое отделение, во всю конопатя реаниматологов во всех известных и неизвестных направлениях. Разосравшись окончательно с заведующий отделения и бросив на последок фразу - “Коновалы переученые!”, Он самолично укатил каталку с Кирычем в сторону лифта.

Отдельная палата на две персоны, в которой естественно не было никого, кто “будет мешать процессу выздоровления”, приняла нового постояльца, который ещё совсем недавно драил эти полы по нескольку раз за смену. А говорят еще, что нет в жизни справедливости. Кирыч наметанным глазом окинул помещение и сразу отметил, что под кроватью вымыто чисто символически, а подоконник вообще забыли .

Сергеич с новенькой медсестрой Эльвирой Аристарховной (блин, язык сломаешь, пока выговоришь полностью) провели внеочередной осмотр , пообщались на своем диалекте, сделали пометки в истории болезни и ушли, оставив дверь открытой.

Легкий ветерок гулял по палате, в коридоре отдаленно переговаривались санитарки, наводящие чистоту в холле. Идиллия спокойствия и умиротворенности, но самый цимус - над ухом больше не пищал кардиограф.

А потом раздался хлопок двери в отделение и девичий крик “Где этот недобиток? В какую палату заказывать венки от скорбящих друзей,а?” ознаменовал начало истории под скромным названием “Писец обыкновенный и его разновидности”.

Катейка его нашла очень быстро, несмотря на то что ее пытались притормозить ничего не понимающие санитарки, Эльвира Страховна и сам Сергеич. Уже в дверях палаты до него дошло к кому летела эта фурия, произнес коронные “десять минут, не больше” и, махнув рукой группе заграждения, ушёл в ординаторскую.

- Привет, Кошачьим?

- Тебя как хоронить? Стоя или вверх ногами? Шумахер…

Казалось еще чуть чуть и в воздух можно будет воткнуть топор…


Часть третья. Из дневников Кирилла.


Нет, конечно были какие-то странные ощущения, что-то было немного не так. Вот только что? Ксения стала какой-то дерганой что ли. Однажды вечером, вернувшись после прогулки с Люськой, он увидел ее в слезах. На вопрос , что случилось, Ксюша отмахнулась, мол такое бывает перед месячными, и Кирыч не придал этому особого значения.

Ночью все возвращалось на круги своя, но прям чувствовалась какая-то напряженность, которая копилась а потом рванула так, что мало не показалось.

Кирыч вернулся с Люськой и бодро рванул в душ, предложив Ксении составить ему компанию. Услышав в ответ, что через десять минут она к нему присоединится, он взял пару пушистых полотенец и отправился в ванную. Десять минут спустя Ксюша не пришла, хотя обыкновенно всегда приходила потереть спинку. Кирыч приоткрыл дверь и обиженно произнес -" Ксюнь, ну где ты там пропала?". В ответ он услышал только тишину и как Люция поскуливала в комнате. Завернувшись в полотенце и оставляя мокрые следы на полу, Кирыч прошлепал в комнату и офанарел. Шкаф был открыт, Ксюшиных вещей не было, на столе лежал лист бумаги, прижатый его телефоном. Взяв в руки записку и прочитав ее содержимое стало понятно, что не понятно вообще ничего...

"Не звони мне".

Телефон был рядом, взять его в руки - дело секунды, разблокировать - нажать две кнопки, посмотреть на экран и ....

Открытая СМС с неизвестного номера с текстом, который гласил, что Кирыча крайне ждут и по нему очень соскучились, вызвала легкое недоумение, а вот приложенная фотография заставила тихо сползти по стене на пол. Крайне откровенная, увидев такую можно подумать только одно.

Нет, секретов от Ксении у Кирыча не было, телефон он не прятал и даже иногда сам просил прочитать что пришло, если был в ванной. Видимо и в этот раз девушка спокойно отреагировала на бдзынькнувший телефон, открыла СМС, увидела, что в ней и сорвалась с вещами даже не попытавшись разобраться в произошедшем.

Нужно было что-то делать... Судорожно давя кнопки набрать номер, который вызубрен наизусть, услышать, что абонент вне зоны действия сети или аппарат абонента выключен, отправить телефон с психу в полет и... и...

- Бля, а что вообще происходит то? Какого хера?

Люська от испуга поскуливая слиняла от орущего хозяина в сторону кухни, а Кирыч пытался сообразить, что делать и носился по комнате, сшибая подвернувшуюся мебель...

"Надо ехать за ней... Надо ей все объяснить... А что объяснять, если я и сам не знаю откуда эта хрень пришла и главное от кого?".

Кирыч нашел телефон, открыл последнее СМС и попытался понять, что это за "Неизвестный номер". Ни черта не понимая, почему нигде не высвечиваются цифры, он громко выматерился и тут в голове щелкнуло - позвонить оператору.

Пять минут спустя Кирыч узнал, что есть такая услуга как "Антиопределитель номера", никто ему данные по отправителю СМС не даст и предложили подключить какой-то новый тариф с бла-бла-бла...

Херня... Полная херня... Где он так накосячил то? И главное спросить, что делать не у кого... Блин... Катейка... КАТЕЕЧКА РОДИМАЯ!!!

"Скоро буду, никуда из дома не выходи!!!",- протараторила девушка в ответ на сбивчивую речь Кирыча и повесила трубку.


- Ну я ее позвал, а она не отвечает, вышел из душа, нашел записку, а там это в телефоне...

- Кто это?

- Кать, без понятия...

- На номер этот звонить пытался?

- Да конечно пытался, не идет на него вызов, оператору позвонил - послали, мол там подключено что-то и номер не дают.

- Суки...

- Согласен, но делать то что?

- Ей звонил?

- Телефон выключен...

- Не удивительно, я бы тоже выключила, если б Зае такая херня пришла... Но сперва бы глаза выцарапала!

- А она просто собрала вещи и ушла...

- До этого не ругались? Такие СМС раньше приходили?

- Нет на оба вопроса...

- Вот честно если, то я нихрена не понимаю. Если все было нормально, то логично, что психанула, но не разобравшись уехать... Бред.

- Бред.

- Значит тут что-то другое?

- Что?

- А я знаю?

- Катеечка, ты ж девушка, ну подумай хорошо...

- Не стони... Думаю... Не понимаю я нифига…


Тишину нарушил Женька.

- Если только ее к этому не подвели…

- Что? - синхронно прозвучали два голоса.

- Говорю, что если ее кто-то предварительно прогрузил на эту тему, то все встает на свои места и крайне логично.

- Кто?

- А я знаю ? Кому-то значит насолил, если так мстят. На фотке лицо то видно?

- Нет.

- А остальное не знакомо?

- Неа.

- Тогда думай кому могло в голову придти такое.

- Жень, да я блин не знаю. Не было такого ничего. Да и не тот вопрос сейчас. Делать то с Ксюшей что?

- Дай ей перепсиховаться пару дней, а потом сядете и поговорите. Сейчас она тебя один хрен слушать не будет и разосретесь окончательно.

- Какое ждать? Она там себе надумает…

- Кирыч, она уже надумала! Понимаешь? Уже! Так что сиди на жопе ровно и не отсвечивай. Пара дней тебя не убьет, а у нее первый психоз пройдет и хоть немного логика включится. Правильно, Катюш?

Катейка только кивнула. Кирыч уронил голову на стол с глухим ударом и пробубнил, что все дерьмо. Женька подтвердил и ушёл в магазин.

Два человека целенаправленно спаивали одного до тех пор пока он не выключился, сжимая в руке телефон… Но она не позвонила...


Три дня прошли как в тумане, голова отказывалась варить и все время крутила только один вопрос - что делать? Ждать было все тяжелее, время, словно резиновое, тянулось улиткой, которой ампутировали половину двигательных функций. Что-то делать не поднимались руки, выгулять Люську, покормить и упасть на кровать, чтобы снова изучать потолок. Ночью рыжая аккуратно заползала к хозяину и, свернувшись в клубок, поскуливала уткнувшись носом в Ксюшину подушку. Тикали часы, город жил своей жизнью, а в отдельно взятой квартире ее не было. Здесь поселилась тоска, которая все сильнее обживала новое место.

Не спасало и то, что вечером приезжали Катейка с Женькой. Никто не спрашивал, как дела. И так было понятно - не звонила. В Кирыча запихивали еду и отправляли спать, а сами оставались в соседней комнате с незапертой дверью. Катейка не хотела повторения истории.

На утро четвертого дня, после завтрака, ребята собрались на учебу взяв обещание, что в случае чего Кирыч сразу позвонит. Услышав в ответ "Угу", Катейка чмокнула посеревшего друга в щеку, шепнула -"Не кисни, все разрешится" и закрыла за собой дверь.

Кирыч пошарахался по квартире, посмотрел на Люську, взял поводок и отправился на улицу. Рыжая медленно семенила рядом с хозяином, притормаживая его перед перекрестками. Она была готова навсегда отказаться от колбасятины, лишь бы вновь все встало на свои места. Хозяин бы снова улыбался и трепал ее за ухом, а хозяйка снова вернулась домой.

Вскипятить чайник, заварить себе кофе и сидеть, смотреть как вьется дымок с тлеющей сигареты... Вечером придут ребята, а завтра будет ровно таким же как сегодня, только станет пятым по счету днём...

Когда телефон издал звук о пришедшем сообщении, Кирыч не поверил. Потом раздался второй и он сорвался к телефону, разлив нетронутый кофе...

"Нам надо поговорить"

"Приезжай в универ"

Два предложения, которые взорвали мозг. Дождался!!!!

Нацепил кроссовки, посмотрел в зеркало - серая физиономия, только людей пугать, схватил ключи с трюмо, а потом зачем то еще и ключи от машины, вылетел из подъезда пулей, чуть не переломав ноги на лестнице. Нет, ждать автобус или маршрутку долго, инструктор говорил, что у него хорошо получается , доеду. К ней обязательно доеду. Пристегнулся, повернул ключ, выжал сцепление, первая передача и, как учили, плавно отпуская сцепление надавил педаль газа...

Парковался почти у самой альма матер, захлопнул дверь и бегом в корпус экономистов. Время перемены, должны быть на третьем этаже, сегодня практические весь день.

Открытая дверь, остановился, отдышался. Сердце бухало, как сумасшедшее. Сделал шаг через порог...

Никто не посмотрел в его сторону. Все взгляды как один были прикованы к какому-то парню, который медленно опускался на колено, одной рукой держа букет роз, а во второй коробочка с кольцом.

"Кто-то сегодня станет счастливее",- пронеслось в голове и глаза поднялись на ту, которой предназначалась вся эта романтика...

Та, которая четыре дня назад исчезла из его квартиры не сказав ни слова, та, к которой он летел, стояла перед этим букетоносцем и с удивлением смотрела на кольцо...

В голове почему-то всплыло лицо Маринки, смеющейся и произносящей :"Я говорила, что просто играла с тобой? Вот тебе и второй тайм!". Рука сама сжалась в кулак и впечаталась в стену. На грохот обернулись все... Она смотрит в глаза...

Срывающееся в хрип горло выдавило - "Будь счастлива", а ноги уже сами понесли в сторону парковки. В голове был туман, глаза предательски слезились, но с каждым шагом все дальше отодвигало эту картинку.

Катейка что-то орала и колотила в стекло машины, поворот ключа, взревевший двигатель и в пол вдавленная педаль газа...


- Как из города выехал не помню, только когда на трассе оказался что-то внутри щелкнуло. На спидометр посмотрел и по тормозам. На обочину прижался, вышел и три подряд выкурил - колотило просто ужас. Когда чуть отпустило, сел и поехал домой. Больше шестидесяти даже не разгонялся, а на повороте, который на развязке, мне на встречу вылетел таксист. Я руль вправо дёрнул, что-то хлопнуло громко, машину в отбойник ударило, а дальше я не помню. Только голоса какие-то и какой-то вой.

- Зая сказал, что у тебя колесо лопнуло... Мы когда за тобой поехали, увидели что в ограждении дырень и машины стоят. Женька сразу все понял и меня не выпустил... А потом скорая приехала и тебя мимо нас несли... Весь в кровище, там все орут, я вою, Женька меня держит...

Катейка ревела, уткнувшись в подушку рядом с головой Кирыча.

- Кать, успокойся...

- Я ж думала, что всё...

Новая волна слёз прервала и без того сбивчивую речь, а Кирыча снова накрыло.

Летящая навстречу машина... Хлопок... Удар... И темнота.


Часть четвертая.


- Не тупи, идиотина. Побегает к нему и вернется. Слушай, я знаю о чем говорю. Тебе денег дали? Что делать сказали? Какого хрена тогда стонешь по каждой фигне? Не нравится - возвращаешь деньги и разбегаемся. Я найду другого, более сговорчивого и понятливого. Всё? Я то не съезжаю, а вот ты свою часть выполнить не можешь. Хвостом за ней ходи, но чтобы в ее голове твоя морда закрепилась конкретно и бесповоротно. Жалей, сюсюкайся, короче стань для нее жилеткой, в которую она реветь будет. Понял? И не надо своей самодеятельности придумывать. Я думаю - ты делаешь! Повтори. Еще раз повтори!!! И запомни - если что, я тебя с дерьмом перемешаю так, что сам пожалеешь. У меня возможностей поболее будет. Все, иди ей платочки приноси. Звони только если что-то уж совсем страшное случится.

Тонкий палец с дорогим маникюром с ненавистью вдавил кнопку отбоя. Господи, с какими тупицами приходится иметь дело… Но все же удачненько сложилось, даже лучше, чем предполагала. Вот только то, что он на машине поломится не подумала. Ну ничего, поваляется в больничке, укольчики поколят, витаминчики попьет. Кстати надо позвонить, узнать что там происходит. Пальцы быстро нашли нужный номер в справочнике телефона и в ухе раздались гудки.

- Ну что там с ним? Куда перевели? Куда бля? Ты понимаешь, что там посещения свободное? Какая девка приходила? Да понятно, что молодая… Цвет волос какой? Аааа… Эта пускай. Эта не приходила? Пока там лежал? Не пустили? Выгнали? Хорошо, очень хорошо. Сиди там безвылазно, но чтобы ни одна муха без моего ведома в его палату не попала! И не дай бог ее пропустят… Сама не придет? Ну-ну. Вот и посмотрим. Если не придет, я тебе премию выпишу. Вот теперь молодец. Чуть что… правильно. Все, бди там.

Выгнали… Интересненько… Знать бы кто. Ладно разберемся и с этим, благо всегда найдутся уши, которые за пару-тройку бумажек расскажут все, что услышали случайно.

В зеркале отражалось довольное лицо с ехидной улыбкой… “Еще никто мне не отказывал… Никто…”


Кирыч познавал на себе все прелести нахождения в больнице на правах больного. Анализы, УЗИ, КТ, МРТ, уколы, перевязки, процедуры - все что только можно было пожелать и еще немного сверху - бонусом за то, что считался тут своим.

Санитарочки рассказали как его привезли и что на смене тогда дежурил Сергеич. как он почти двенадцать часов не выходил из операционной, собирая по кусочкам переломанного парня. Как дежурил в реанимации после смены и посрался с зав.отделением за “Хреновую работу”, когда Кирычу стали вливать плазму, а у него пошло отторжение и раздуло горло, перекрывая путь кислороду в легкие. Оленька ходила после смен и выгоняла хирурга домой, оставаясь подежурить. Именно она грела подмышкой пакеты с кровью, которую перелили в его тело.

Вроде и поработал тут совсем немного, а от таких подробностей защипало в носу и пришлось отвернуться, чтобы не были заметны слезы.

“Ты ж свой стал, да и вообще...”


Из дневников Ксении.


Мама была как всегда права. Не бывает вечным счастье. Просто не бывает и всё. И ничего ты тут не сделаешь. Ни че го... А так хотелось, чтобы вся эта сказка продолжалась...

Слёзы текли застилая глаза. Было дико обидно, что слова Юльки оказались правдой. Всего лишь одна из коллекции... Одна из тех дурочек, которые летели к нему, как мотыльки на пламя свечи, и сгорали в угоду его желаниям...А он кроил каждую под себя, ломал и бросал, когда наиграется... И меня ... Так же... Бросил бы... Вон и смски какие приходят... Мама...

Срываясь, тихий плач превратился в истерику и только подушка впитывала в себя соленые капли обиды за то что поверила ему... Поверила, хотя видела как от него убегала Юлька, видела как он огрызался тем глупышкам, которые к нему подходили... За что? Зачем, скажи зачем ты выбрал меня? Захотелось простушку на посмешище выставить? Радуйся, у тебя получилось... Всё как ты хотел... Всё... Кем я стала в твоих ладонях? Забавы ради показал то, что не станет моим никогда? Ненавижу... ненавижу...

Только внутри что-то тихонько колыхнулось и тихим шепотом прозвучало в глубине сознания, что все не так...

- Он мной играл, заткнись, просто играл, как куклой!

- Нет, все совсем не так...

- Да что ты знаешь?

- Я? Я чувствую...

- Что ты чувствуешь? Просто подумай! Просто подумай!!!

- А что тут думать? Ты видишь то, что тебе показали…

-Что мне показали? То как ему какая-то очередная жертва шлет приглашения ?

- А ты сама подумай. Он разве от тебя прятал телефон? Нет, ни разу. Сам просил прочитать сообщения, а знать от кого оно пришло он не мог. Зачем он тебя к себе жить позвал, если мог просто приезжать когда захочет, а потом другим головы морочить? И ты бы ничего не узнала даже.

- Ты врешь!!! Просто врешь!

- А зачем? Ведь я - это ты.

- Нет! Ты никто! Ты меня к нему толкнула! Это ты виновата!

- Да. Я тебя подтолкнула к нему, Но ведь ты сама этого хотела. Только признаться себе в этом не могла. Разве тебе с ним было плохо?

- Отстань! Замолчи!

- Нет, ты ответь! Ты сама говорила, что он для тебя всё! Ты сама хотела его тепла! Сама! Я лишь помогла тебе признаться в этом!

- Я… я ничего не хотела… уйди, умоляю. Уйди от меня!!! Уйди!!!

- Хорошо. Просто ответь себе почему ты не спросила его сама про эту СМС? Стало стыдно после всего, что ты делала или просто так ждала этого, что поверила без раздумий?

- Уйдиииии!!!


А на утро тоска захлестнула с головой. Узкая постель в общежитии стала убежище от всего мира. Не хотелось ничего, ни есть, ни пить… Хотелось проснуться и забыть этот страшный сон, который так долго длился… И чтобы не было этих дней, прожитых вместе, не было этих ночей, в которых казалось и есть жизнь… Пальцы дергались, размазывая по лицу безмолвные слезились, а в голове не было ответа ни на один вопрос.

Ветром распахнуло незакрытую форточку. Повернуть голову и посмотреть, что так хлопнуло. А перед глазами, как назло сумка, в которую судорожно кидала свои вещи. И в ней серым краешком выглядывает футболка, в которой так любила спать… его футболка.

Яркой вспышкой ненависти полыхнуло внутри, руки схватили этот кусок ткани и начали рвать его в клочья, словно вымещая всю свою злость и обиду. Трещала ткань, расползаясь по швам, принимая на себя этот удар. Лоскуты падали на пол, словно листья в осеннем саду. И тут память как специально приподнесла их прогулки, как они дурачились и сходили с ума, играя с рыжим комком щенячьей нежности… Как он грел ее замерзшие ладони в своих и его взгляд… Который смотрел в самое сердце, который грел жарче солнца… Слезы вновь чертили тонкими линиями лицо. В бессилия голова упала на руки, плечи сотрясались в такт всхлипываниям, а мозг лихорадило от мыслей, что все таки где-то произошла ошибка и что это неправильно. Тонкий, еле ощутимый запах… Его запах… Клочки в сжатых ладонях, ставших жертвой ее ярости, все еще пахли им…

- Где же ты? Ответь! Где ты?

Но никто так и не ответил, голос хранил молчание.

Зарывшись с головой под одеяло и прижав к себе эти лоскутки, всхлипывающая девушка незаметно уснула. И сквозь пелену сна в голове прошептало :”Глупенькая, он так бы не сделал”. Не сделал… Он не такой… нет… не такой...


Два дня лихорадило и все сильнее крепла мысль, что так он бы не поступил. Не мог. Слишком все глупо получалось. Ксения прокручивала раз за разом тот день в голове и ничего в нем не предвещало такого поворота. Лишь чуждым пятном смотрелась эта СМС. Ему там не было места. Просто не было.

- Позвони ему…

- Что?

- Просто позвони , он же ждёт…

- А почему я? А почему он сам не звонил?

- Ты бы стала его слушать?

- Нет…

- Вот видишь. Позвони.

- Не могу.

- Почему?

- Мне страшно…

- Страшно… Тогда напиши.

- Что написать?

- Что вам нужно поговорить. Ведь вам нужно поговорить?

- Нужно… не хочу говорить по телефону.

- Вот тогда возьми телефон в руки и напиши, что вам нужно поговорить.

- А как он поймет что нужно приехать?

- А ты и это напиши, глупая…

На экране телефона возникли слова “Нам нужно поговорить” и потом “Приезжай в универ”.


Собраться, попытаться привести себя в порядок и выйти на улицу, где солнце светило так, будто не было никаких ссор и весь мир купался в этом золотистом тепле. На деревьях под легким ветерком чуть покачивались листья, где-то пели птицы и шумели машины, проносящиеся по асфальту дорог.

- Все будет хорошо…

- Правда?

- Конечно. Он приедет и все встанет на свои места.


Не встало. Сперва пронзает взгляд Кати, который словно искал ответ на какой-то вопрос, потом улыбающаяся Юлька, а на перемене заявился Ваня с букетом и предложением выйти замуж. Что-то тараторил про то как он изменился и понял о том, что был не прав. Еще на колено встал…

И как выстрел прозвучал его голос.

“Будь счастлива”

Сказал, а в голосе … нет не показалось… Он ждал звонка.

- БЕГИ ЗА НИМ! ОСТАНОВИ!!!

Ноги, словно каменные, не могли сдвинуться с места. Глаза искали помощи, но все стояли и не двигались… Только не Катя … Она лишь мельком посмотрела с нескрываемым вопросом и должна была понять, что все это неправильно. Глаза молили, чтобы она поняла и остановила его. Секунда, растянувшаяся в вечность. Поняла и рванула догонять, а потом она позвонила…

- Он разбился, приезжай.


За стеклом реанимационного бокса, весь опутанный какими-то трубками и проводами лежал он. На бинтах проступали капельки крови, как рябина на белоснежном снегу. Врачи вокруг, никто ничего не говорит, только просят уйти. Лоб холодит это стекло, которое разделяет и не дает хотя бы на мгновение прикоснуться. Пальцы как сумасшедшие гладят эту преграду, очерчивая контур его лица, а глаза смотрят как скачет линия на мониторе и в ушах писк в такт ударов его сердца…

“Просто живи… пожалуйста… просто живи… умоляю”...


Часть пятая.


А вечером над городом прогремела гроза. Шарахало так, что в ушах еще потом пару секунд звенело. Кирыч сидел на подоконнике и смотрел на то как капли по стеклу стремительно бегут вниз, сплетаясь в свои узоры. А что еще делать после того, как объявляли отбой по отделению? Спать не хотелось, лежать надоело уже давно, а так хоть какое-то развлечение.

Скрипнула дверь от деления и кто-то медленно поднимался вверх по лестнице. Белый халатик абсолютно точно не портил свою хозяйку, а только подчеркивал ее достоинства.

- Ты почему не спишь? Опять нарушаешь режим? Вот вкачу тебе снотворного завтра тогда.

- Эльвира Аристарховна, скучно.

- Скучно ему. Мне Сергеич такую выволочку устроит, если узнает, что ты по ночам на окнах сидишь.

- А я не скажу ему.

- Шутник.

- Есть немного. А вы почему тут?

- А тебе какая разница? За скучающими больными хожу и в палаты их загоняю.

- И сигареты с собой носите для приманивания? Или все таки чтобы самой курить?

- Ну допустим самой. Какая тебе разница, а?

- Да так. Думаю есть ли у меня шанс выпросить одну. Курить жутко хочется.

- Курить вредно.

- А жить опасно. Войдите в положение страдающего, а?

- С условием, что потом сразу в палату и на бок.

- Договорились.

“Тоненькие, с ментолом. Что ж вы всякую дрянь то курите?”,- подумал Кирыч, а вслух произнес - “Спасибо”. Первая затяжка приятно закружила голову, дым медленно поднимался вверх и вытягивался на улицу через открытую форточку. Красиво по своему. Дождь, сигарета. Еще бы кофе с молоком, а лучше просто черный, приторно сладкий…

- Эльвира Аристарховна…

- Я тебе кто? Бабка старая что ли?

- Да вроде бы нет.

- Давай тогда просто Эля? А то сразу себя лет на сорок постаревшей чувствую.

- Хорошо. Эля, у тебя кофе ведь есть в ординаторской?

- Тебе нельзя.

- От одной кружки не умру, да и курить под кофе самое то, а потом точно спать уйду.

- Ты и так пойдешь.

- Эля, будь человеком. Давай в отделении ты - врач, а я - пациент. А тут уже просто люди?

- Докуривай и пошли, так и быть.

- А может докурим под кофе? Там делов-то чайник поставить и налить в кружки, зато полная идилия.

- Уговорил, уговорил. От тебя фиг отмажешься. Чего только в тебе Сергеич увидел? Носится как с писанной торбой.

- Просто я снаружи такой непонятный, а внутри очень даже интересная личность.

Эля рассмеялась.

- Пошли, личность.


Кофе. Дождь за окном. Сигарета и неплохая компания. Для маленького островка счастья большего и не надо. Конечно, если бы… Нет. просто забыть, как страшный сон.

- Ты чего? Все нормально? Где болит? Говорила же что нельзя тебе курить, а тем более еще с кофе.

- Нормально все, Эль. Так воспоминания нахлынули.

- Расскажешь?

- А смысл?

- Слышал про “эффект попутчика”?

- Не. Это что?

- В двух словах если, то человеку иногда проще выговориться незнакомому человеку. Вроде бы как рассказал историю, а внутри легчает.

- Забавно.

- Не “забавно”, а вполне рабочий метод в психологии.

- Знаешь, мне кажется, что фигня всё это. И Эффект и Попутчик. Тем более что мы не в поезде и не на автобусе.

- А ты попробуй. Терять то тебе нечего.

- А если есть?

- Тогда с меня еще кружка кофе и сигареты. Внимательные уши прилагаются.

Хрен его знает, что щелкнуло в голове, но Кирыча словно прорвало. Он все говорил и говорил, периодически прерываясь на то чтобы взять сигарету и подкуриться, а потом дальше продолжал свою то ли историю, то ли исповедь. Он не жаловался, не искал виноватых, просто говорил то, о чем думал.

- А потом я увидел как этот кадр на колено опускается…

- Хреновый поворот.

- Психанул и ушел. Мог бы конечно морду ему набить, но тут вроде все и так ясно было. Зачем тогда вообще писать было чтобы приехал?

- А ты уверен, что это все не совпадение?

- Не знаю. Хочется верить, но …

- Что?

- Ну не может же человек придти делать предложение, если ничего до этого не было? Логично же, что у них отношения были какие-то. Может поссорились и она типа временно ко мне, а потом все наладилось и “адью”.

- Паршивый вариант, но, если по твоим словам судить, то действительно уж на это смахивает. У меня тоже в голове не укладывается этот момент.

- Вот и у меня все внутри кричит, что где-то ошибка. А разбираться не хочу. Боюсь что все окажется именно так как я увидел.

- А спросить надо…

- Зачем?

- Для себя. Оно ведь так и будет у тебя внутри вариться. Пока не перегорит. А сколько времени это займёт никто не знает.

- Сейчас я не хочу разбираться. В глаза хочу просто посмотреть.

- Посмотришь. Пошли я тебе укольчик сделаю, а то будешь тут до утра глаза таращить?

- Пошли. Тем более обещал.

Голову туманило. Так ненавязчиво, но неуклонно мысли куда-то разбредались по своим делам. Эля еще посоветовала считать воображаемых барашков, скачущих через забор, но на потолке были только трещины в побелке, а закрывать глаза не хотелось. Было ощущение того, что тогда ускользнет какая-то самая важная мысль. Та которая все расставит по своим местам и станет все просто и понятно.

Где-то по краю сознания промелькнула фраза, которую Эльвира сказала, когда набирала шприц :” Ты для себя реши главное - стоит ли бороться или лучше отпустить”. Отпустить… Бороться… отпусти...


Часть шестая. Из дневников Ксении.


Казалось, что природа решила поплакать. Слез не было, только тоска. Если бы не эта проклятая СМС… Они сейчас сидели на балконе или пошли на улицу, чтобы вымокнув до нитки вернуться назад… Он бы предложил, а она согласилась не раздумывая… Или выключили бы свет во всей квартире, зажгли свечи и сидели бы просто слушая как грохочет за окном гроза… Если бы не эта СМС… Не было бы всего этого безумия…

- Просто позвони ему и спроси как дела.

- Он уже спит, наверное.

- И что?

- Он меня выгнал…

- А ты бы не выгнала, если увидела то, что увидел он?

- …

- Молчишь? Знаешь ведь, что поступила бы именно так.

- Думаешь он поймет и поверит, что я тут ни при чем?

- Поверит. Он знает, что такого не могло произойти, но ты должна ему это сказать.

- А если не поверит?

- Тогда я не знаю...

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 21.07.2017 в 12:02
Прочитано 490 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!