Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Тараканы

Добавить в избранное

От автора.

Автор не советует вам использовать данные из этой книги для использования в быту.

Автор не несет никакой ответственности за использование информации в незаконных целях.

Автор считает, что лучше знать и не делать, чем делать не зная.


Предупреждение автора!

1. Все персонажи этой книги вымышлены. Каждый, кто найдет соответствие с собой или живущими и умершими людьми – должен сразу закрыть книгу.

2. Все события этой книги вымышлены. Каждый, кто найдет соответствие со своей жизнью или с жизнью живущих и умерших людей – должен сразу закрыть книгу.

3. Книга, не несет никакой смысловой нагрузки. Каждый, кто

найдет смысл – должен сразу закрыть книгу.

4. Данная книга содержит сцены насилия и жестокости.

5. Данная книга может повредить психику.

6. Автор не несет ответственности за людей, которые закрыли книгу.


Глава 1


Тело лежит на асфальте, животом вниз, голова повернута в левую сторону. На асфальте лужа крови, вытекшая изо рта. Левый глаз открыт, правого не видно. Левая рука согнута в локте, кончиками пальцев касается волос на макушке. Правая рука подвернута под живот. Ноги даже не знаю как описать. Черные волосы чуть ниже плеч, черные губы, черные ногти. Черный балахон, кожаные штаны – черного цвета. Кеды в двухцветную полоску – розовая и белая. По всей видимости, девочка или мальчик. На вид примерно 15 лет. Даже при внимательном рассмотрении лица, не сразу определишь пол этого существа.

«Оно» оказалось девочкой.

Время еще шести утра нет, а народу как в час пик. Столпилось стадо посмотреть на ребенка. Лучше бы за своими детьми так следили – уроды. Столько шума от них: кто что видел, кто что слышал. Каждый хочет рассказать о смерти, таким образом, еще раз испытать то удовлетворение, которое испытали при виде жуткой смерти. Получить от этого удовольствие.

Ведь нет ничего слаще, чем страшный рассказ о тех, кому хуже, чем нам. И чем рассказ страшнее, тем мы больше испытываем удовольствия. Нам кажется, что удовольствие от рассказа, но на самом деле, удовольствие от произошедшего.

Мы – вампиры, сосущие чужую боль.

Голова раскалывается – похмелье. Последствия веселой ночи. Говорила мне Светлана «Не бухай с незнакомыми женщинами – они тебя напоят, оттрахают и ограбят». А я ее не послушал. Точнее послушал, но не во всем. Беру всегда с собой сумму, с которой не жалко расстаться.

– Да не кричите вы так! Всех допросят! Каждому дадут слово!

Это всегда срабатывает. Рассказать может каждый, но как только дело доходит до свидетелей, толпа сразу растворяется. Никто не хочет засвидетельствовать свои показания. Каждый знает правило: главный свидетель – главный подозреваемый. После того, как правительство Дайар разрешило детективам вершить самосуд, свидетелей больше нет. На месте преступления работает только 2 человека – следователь и детектив.

После осмотра места и собирания улик, мы вызываем группу зачистки, которая отвозит тела в МОРГ.

На свое усмотрение мы решаем, кто виновен, а кто не виновен. Чем больше свидетель мог рассказать об обстоятельствах преступления, тем сильнее его подозревали.

Такая власть в руках – самосуд. Можно встретить человека, который когда-то, в далеком детстве, отнял игрушку. Того, кто нахамил тебе в очереди, продал гнилую картошку, переспал с твоей женой. Всех их можно встретить в лице свидетелей. Когда при виде знакомого лица, тебя переполняет злость, ненависть и желание отомстить. Разве ты не воспользуешься таким случаем? Поэтому люди боялись быть свидетелями. Они боялись за свои деяния.

– Кто свидетель? – крикнул я как можно громче, чтобы перекричать толпу.

При слове свидетель, толпа сразу разбежалась по своим делам. Как будто их и не было вовсе.

– Я свидетель! Я свидетель Иегова! – ответил единственный человек, не убежавший при слове «Свидетель».

Парень примерно 170 см. роста, светлые волосы, худощавого телосложения. На нем черные туфли, черные брюки и белая рубашка с короткими рукавами. Широкая, сияющая от счастья улыбка: смотрится ужасно на фоне мертвой девочки. На вид, он самый счастливый человек на свете. В руках зажата черная, небольшого размера книга, лицевой стороной повернута в мою сторону. Я уже знаю, что на книге написано «Священное Писание — Перевод нового мира». Парень смотрит на меня, плавно переводит взгляд на следователя и со сверкающими от радости глазами, начинает проповедь:

– Задумывались ли вы, какое будущее ожидает нас и нашу землю?

Добавляет:

– Сегодня мы живем в ужасных условиях. Но первоначальным намерением Создателя было именно то, чтобы люди жили в прекрасных условиях на земле. В самой первой книге Библии рассказывается о том, куда Бог поместил первых людей, которых создал. Создатель заботился о них, дал все, что нужно для счастливой жизни, но они ослушались его. В Библии прямо говорится «Извергните развращенного из среды вас»

Сглатывает и продолжает:

– Это невинное дитя, сбилось с праведного пути. Отошло от истины. Заняло сторону дьявола, которому принадлежит весь мир. Вы в этом сомневаетесь?! Вспомните, как при искушении Иисуса Христа в пустыне, Сатана предлагал Ему все Царства мира и славу их, только за то, если Иисус, падши, поклонится Ему. На что Иисус ответил «отойди от Меня сатана, Господу Богу одному поклоняйся, и Ему одному служи». Думаете, если бы дьявол не владел всем миром, он предложил бы мир Иисусу?!

Сглатывает:

– Никто, не объяснил ребенку, что надо служить Богу, восхвалять его. Ведь Бог наше все. Вот если бы родители привели это дитя к нам, то мы научили служить Богу. Мальчик отрекся бы от всех искушений, которые довели его до самоубийства. Задумайтесь над тем, о чем я сказал!

– Это девочка, – перебила его Светлана.

– Простите что?

– Я говорю это не мальчик, а девочка.

– Мальчик или девочка, какая разница. Перед Богом все равны…

Моя напарница снова перебила его:

– Вы видели, что здесь произошло?

– Да, я живу в доме напротив.

Он показал рукой на пяти этажное здание за спиной.

– Я как раз смотрел в окно, когда этот мальчик, простите, девочка, выпрыгнула из окна пятого этажа. Если поднимите голову вверх, то увидите разбитое стекло квартиры, из которой она выпрыгнула.

– Вы еще что-нибудь видели? – продолжала напарница задавать вопросы.

– Нет, я сразу спустился в низ, но тут уже было много народу.

– Хорошо. И на этом спасибо. Я сейчас запишу ваш адрес и контактный телефон, если у нас еще возникнут вопросы, мы вам позвоним. Хорошо?

– Хорошо.

– Вот еще, возьмите визитку и если еще что-то вспомните, то звоните сами.

– Ладно, я могу идти?

– Да вы свободны.

Парень, протянул худую как палец руку, с зажатой книгой моей напарнице и сказал:

– Да поможет вам Бог!

– И вас туда же, – сказал я в ответ, отталкивая руку с книгой.

Парень пошел к своему дому, а мы пошли в сторону подъезда, чтобы подняться в квартиру. По дороге начал все рассказывать:

– Я спал около часа всего…

– Даже не хочу слышать.

– Она была шикарная…

– Я не хочу этого слышать.

– Она стоила этого. Сначала мы напились…

– Я тебя не слушаю.

– Потом отожгли на месте преступления…

– Я не слушаю!

– И она меня ограбила. Стандартная схема.

Домофон не работает.

Так всегда: мы платим за то, что не работает. Платим за воду, которая почти всегда течет ржавая и грязная. Забивая краны, трубы, засоряя стиральную машинку и фильтры для очистки воды. Мы все меняем, покупаем новое, но через год опять все ломается, забивается и засоряется. А мы всё платим, платим и платим. Размышляя об этом, пытаюсь отвлечься, от того, что меня действительно тревожило – похмелье.

Нажал кнопку вызова лифта – тишина. Нажал еще раз на кнопку – тишина. Нажал и держу грёбаную кнопку – тишина.

Мы платим за лифт, который не работает.

Светлана начала подниматься по лестнице. Я пошел следом за ней. Светлана специально виляет задом. Знает, как издеваться надо мной. Самая лучшая пытка тогда, когда ты хочешь того, что не можешь взять. Даже в сильном похмелье, знаешь, что тебе нужно.

Черные кожаные туфли на шпильке 10 см., кожаная мини юбка и белая блузка. Почему следователи так похожи на проституток?

5 этаж – входная дверь слева. Дверь не была закрыта на замок. Трехкомнатная квартира с большой кухней и высокими потолками. Как только вошли в квартиру, в нос ударил запах паленых волос и гари, словно здесь жарили мясо, и оно превратилось в уголь.

– Запах просто отвратительный, – сказала Светлана, прикрывая лицо ладонью.

Мы вместе стали осматривать квартиру. На месте происшествия может угрожать опасность. Мы никогда не ходим по одному, делаем все вместе.

В квартире, все стены покрашены в розовый цвет. В зале не заправленная постель. Напротив постели: тумба под телевизор, на тумбе "плазма" фирмы «Плазма», под плазмой на специальной полке DVD фирмы «DVD». На плазме изображение в паузе: Елена Буркова с тремя членами: один у нее во рту и по одному в каждой руке.

Большое окно, разделенное на две створки. Правая створка разбита, осколки стекла на полу и подоконнике. Под подоконником красная лужа. На стекле окна надпись красного цвета, предположительно кровью:

ПОЯС

КАИНА

В остальных комнатах ничего интересного. По всей квартире развешаны семейные фотографии. Открыл дверь в ванную и сразу понял, откуда так пахло паленым.

Если ад действительно существует, то он в этой ванной комнате.

В металлической ванне, лежат два обгорелых тела. Тела лежат буквой S лицом друг к другу. У обоих трупов: руки стянуты пластмассовыми хомутами, в районе запястья и заведены за спину, на ногах тоже хомуты. Кожа похожа на поджаренную шкурку курочки, когда ее обмажешь сметаной с горчицей. Под ванной стоят 4 газовые горелки: они используются рыбаками и охотниками, для приготовления еды на природе. Около ванны в куче, лежат баллоны для горелок.

– Пустых баллонов 16 штук, еще 4 штуки на горелках. Если одного баллона хватает примерно на 2 часа, то 20 разделим на 4 и умножим на 2 – получим 10 часов. Вывод: их жарили около 10 часов.

Я посмотрел на Светлану, которая стоит вся бледная, и обратился к ней:

– Ты слышала, что я сказал? Ау! Света!

Но она стояла прямо над ванной, смотря на обгорелые тела, так ничего мне не ответив.

Во рту кляпы в виде красного большого шара на кожаном ремне.

Я продолжил говорить Свете:

– Такие используются, чтобы человек не мог издавать громкие звуки. Кляп должен быть таким, чтобы не давать возможности шевелить языком или нижней челюстью. Кляпы, применяемые с этой целью, должны быть или достаточного объема, чтобы прижать язык или каким-то образом фиксировать челюсти в определенном положении. Кляпы, препятствующие не только речи, но и громким звукам: должны либо перекрывать собой рот или держать челюсти в сомкнутом состоянии.

Только я договорил, как Светлану вырвало прямо в ванную на трупы, желто-зеленой смесью блевотины. После чего она выбежала в кухню.

Я вышел из ванны и направился в кухню. Достал из шкафа ковшик, наполнил его водой, включил плиту на максимум и поставил ковшик кипятиться, накрыв крышкой. Светлана сидела на стуле около подоконника и смотрела в окно.

– Ты в порядке? – спросил я.

– Не знаю, как-то не по себе.

– Я пойду, окончу осмотр, а ты следи за водой в ковшике.

Зашел в ванну, взял зубную щетку синего цвета. Прошел в кухню, подождал, пока вода в ковшике закипела. Из навесного шкафа достал стакан, положи зубную щетку, и залил кипятком. Вылил воду из стакана, сполоснул щетку под холодной водой и снова залил кипятком. Достал щетку, ушел в ванну чистить зубы.

Так всегда. Света уже привыкла этому. Когда я не высыпаюсь, то могу почистить зубы прямо на месте преступления, выпить кофе и перекусить бутербродами. Но сегодня мне есть не хотелось.

Закончив приводить себя в порядок в ванной, я направился в кухню и сказал Свете:

– Нам пора.

– Едем в отдел?

– Я поеду домой отсыпаться, а ты поедешь составишь отчет и не забудь вызвать группу зачистки.

– Ты после обеда приедешь?

– Да. Помогу тебе с отчетом.

После обеда, выспавшись и окончательно приведя себя в человеческое состояние, я приехал в отдел.

Как выяснилось, тело девочки опознать удалось. Это означает, что ее родители уже едут сюда и их надо будет допросить. Отпечатки пальцев на всех газовых горелках, найденных в квартире, принадлежат девочки.

Я обратился к Светлане:

– Что ты думаешь об этом?

– Все указывает на то, что девочка убила их. Но только зачем? Да и почему она потом покончила с собой? Вот это самое непонятное.

– Да и как она смогла справиться с двумя взрослыми людьми? Это тоже не понятно.

– Ну… знаешь?! Если она сумасшедшая, а это на 99,9% так, то она легко бы и с нами справилась. Да и вообще ёб...тые, они самые сильные.

– Тогда зачем так издеваться над людьми? Можно же просто зарезать, застрелить, ну или на худой конец просто утопить. Ну, это, совсем ни в какие рамки не лезет.

– Что там произошло, мы уже никогда не узнаем. Меня только одно сейчас беспокоит.

– Что?

– То, что это дело 100% висяк! Если только нам не удастся убедить родителей в том, что их девочка во всем виновата, то мы сможем закрыть дело.

В дверь постучали. Я сказал:

– Войдите!

В кабинет вошли двое взрослых – мужчина и женщина. У обоих глаза красные. На вид им около тридцати пяти лет, одеты они очень хорошо, по всему видно, что они зажиточные.

Я спрашиваю:

– Вы, наверное, родители той девочки, которую доставили сегодня в МОРГ?

Они оба кивают головой. Светлана предлагает присесть им и указывает рукой на 2 стула перед рабочим столом. Они сели.

Я начал:

– Ваша дочка страдала психическими заболеваниями?

Они сморят на меня с недоумением. Женщина:

– Нет, а почему вы интересуетесь этим?

Я протягиваю фотографии погибших:

– Вы узнаете кого-нибудь из этих людей?

Женщина всматривается в фото, потом передает мужчине. Он тоже внимательно всматривается в фотографии.

– Ну, так что?

– Нет.

– А вы? – обратился к мужчине.

– Нет. Я тоже не узнаю этих людей.

– Ну тогда, – я обращаюсь к Светлане, – объясни все людям, а я уехал.

Выйдя из отдела, я направился в кафе выпить кофе и перекусить.


Глава 2


Пошел четвертый десяток, а я все одна – замужем за работой. Никто не хочет встречаться со следователем, тем более брать в жены. Мужики даже трахать меня боятся.

Боятся, если мне что-то не понравится в них или вдруг, захотят меня бросить, то я непременно пожалуюсь, куда следует. Ведь раз следователь, то у меня хорошие связи.

Боятся, что подбросят улики и арестуют. Закроют на 15 суток, дадут год сидеть или даже два. Может, посадят от 5 до 10 лет, от 10 до 15 лет или вообще закроют пожизненно.

Идиоты!

Не мужики пошли, а одни тряпки. Новое поколение, поколение двух начал – женское и мужское, в мужском обличии. Сильный и здоровый мужик, боится стройной и слабой женщины. Прошли времена, когда женщине нужно было сильное и крепкое мужское плечо, на которое, можно опереться и которое тебя защитит.

Теперешние мужики, сами себя-то, защитить не могут, не говоря о тебе.

Тем более, если у тебя нет детей, то ты сразу залетишь и вынудишь жениться. Если не женится, то алименты уж точно будешь трясти.

Да и хер с ними в принципе.

Вообще, большинству одиноких женщин, которым около 35 лет, нужен только член и больше ничего.

Мне нравится моя работа. Нравится командовать, допрашивать, чувствовать себя сильной. Когда тебя боятся, видеть, как люди трясутся перед тобой, потеют, заикаются, путаются в показаниях. Иногда, удается запугать так, что допрашиваемый начинает ссать прямо на стуле, под себя. В такие моменты, понимаю всю силу профессии.

Часы показывают 23:23. Настенные часы с кукушкой, которые помимо показа времени, еще отбивают каждый час, используя для этого маленькие воздуходувные мехи и трубочки, имитирующие в результате звук Кукушки. В резном деревянном корпусе, украшенном изображениями птиц и листьев. Две птицы сидят по краям. Свисают золотые цепи, на которых большие золотые грузы в виде сосновых шишек. Стрелки и цифры из золота. Цифры римские. Размер часов примерно 60 см. на 40 см. Весом около 8 кг. Часы достались мне после смерти бабки. Она говорила, что это те самые первые часы, которые по легенде, изобрели в 18 веке немецкие мастера из Шварцвальда.

Ага!

Посмотрела в Интернете погоду на ночь: +25 без осадков.

Открываю шкаф. Достаю джинсовую мини фирмы «Мини» и майку фирмы «Майка». Мини – варенка голубого цвета, майка – топ белого цвета. Пирсинг – серьга фирмы «Пирсинг» в виде надписи «Пирсинг» украшенной прозрачно-розовыми камнями. Часы фирмы «Часы»: белый кожаный ремень из свиньи с циферблатом в большой букве A. Серьги фирмы «Серьги» в виде треугольного камня мутно-черного цвета.

Сажусь перед зеркалом и начинаю краситься. Вечерний визаж – самый яркий и эффектный вид визажа. Основа под макияж – на тон темнее кожи. Румяна – персикового цвета. Изысканность макияжу придают подчеркнутые линии бровей – чуть темнее тона волос. Мерцающие тени ярких цветов. Светлый оттенок – как основа макияжа глаз, темный оттенок – как подводка. Тушь в два-три слоя, чтобы ресницы стали густыми и пушистыми. Поверхность губ заштриховываю карандашом под цвет помады – так помада будет держаться дольше. Помада красного цвета, блеск поверх помады – эффект «влажных» губ. Красный лак на руках и красные ногти на ногах. Парик – рыжие кудри до плеч. Нижнее белье не надеваю. В коридоре обула туфли фирмы «Туфли» на шпильке 15см. Мои любимые, цвет малахит.

+25 без осадков.

– Суки!

Ветра нет, дождь моросящий и теплый. Такая погода напоминает детство, когда днем бегаешь под дождем и прыгаешь по лужам. После дождя, вспоминаешь, что человечество заслуживает гибели за свои грехи.

Майка намокла и плотно облегает тело, выпирают соски. Эффект мокрой майки, перед ним еще никто не устоял.

– Тебя подвезти? – прозвучал голос, из опущенного стекла автомобиля.

Вся промокла и начала замерзать. Уже все равно клиент это или просто доброжелатель. Только уехать в теплое место.

Я подошла к машине и оперлась локтями на опущенное стекло со стороны водителя.

Я говорю:

– Милый. Я сегодня, по-особенному оделась для тебя.

Эта фраза – наживка для клиента.

Клиент спрашивает:

– Что ты надела?

Я шепчу на ухо, растягивая слово:

– Ни… че… го…

Клиент отвечает:

– Садись!

Наживка сработала, добыча клюнула.

Никогда не спрашиваю куда поедем, сколько заплатят, сколько человек будет. Получаю удовольствие от неизвестности. Никогда не отгадаешь куда попадешь, да и вообще вернешься домой или нет. Можно провести час, два или ночь с одним парнем у него дома, на работе, в машине или в бане. Можно попасть на толпу изголодавшихся мужиков на мальчишнике. Меня могут изнасиловать, мне могут не заплатить денег, избить, заразить венерическими заболеваниями. Со мной могут сделать все, что угодно, и эта ночь, может быть последней в моей жизни.

Можно встретить знакомых, родственников, коллег по работе, допрашиваемых, опрашиваемых. Они никогда не узнают меня. В парике, зашпаклевана так, что сама Смерть меня не узнает. Со мной могут просто поговорить, пожаловаться, выговориться. Могут читать стихи, петь и спрашивать мнение.

У клиента есть жена, двое детей, любовниц несколько штук. Все как у всех. Приехали в съемную квартиру. На столе шампанское полусладкое и фрукты. Около стола черный кожаный диван. На стене висит плазма. Под плазмой – домашний кинотеатр, караоке, диски блатняка. Стены окрашены в белый цвет. Картин нет, фотографий нет. Я уже здесь была не один раз.

Выпили за знакомство, за мир во всем мире. Два часа слушаю, какой он крутой банкир. Наверное, всем одно и то же рассказывает. Скучно, сейчас засну.

И вот, наконец, после двух бутылок шампанского, он прижимается к моему уху губами и шепчет:

– Пописай мне на лицо.

Он ложится на пол, вверх лицом. Я сажусь на корточки прямо над его лицом, задираю юбку, а он открывает рот. Я делаю золотой дождь.

Как только исполняю волю клиента – он провалился в глубокий сон. Я даже с него денег не взяла. Не каждый день, удается проделать такое. Вызываю такси и ухожу, захлопнув за собой дверь. Он так и остался спать, уткнувшись лицом в лужу мочи.

На следующий день, на работе, начальника долго не было. Он появился только после обеда. Шел по коридору, здороваясь со всеми встречными. Здоровается со мной:

– Здравствуйте Светлана, как у вас вчера прошел вечер? У меня просто замечательно.

– Вы знаете. У меня тоже вчера прошел вечер замечательно. А то, что он у вас прошел замечательно, я даже не сомневаюсь.

– Спасибо! Вы всегда искренне радуетесь за меня.

Он направился в сторону кабинета. Провожаю взглядом отдаляющийся силуэт и шепчу на прощание слова, которые кроме меня и его, никто не поймет.

– Это будет наш маленький секрет.


Глава 3


1963 год.

Дайар. Военная база.

Сработала система безопасности государства Дайар. Красные лампы мигают во всех отделениях военного штаба. Сирена оглушает людей: «Тревога! Тревога!» Военные бегают по всему штабу как муравьи, в муравейнике который подожгли. От приборов к приборам сверяя и записывая показания и передавая по рации данные.

По громкоговорителю передают информацию:

– Жуков Леонид Ефремович, срочно пройдите в главный зал. Повторяю. Жуков Леонид Ефремович, срочно пройдите в главный зал.

В главном зале тишина: все ждут министра обороны. Никто не рискует взять на себя командование. Двери открываются: весь персонал переводит взгляд на двери. Вбегает Жуков, спрашивает:

– Что случилось?

Сирена выключается.

Главнокомандующий докладывает:

– Вторжение танкера в наши территории. «Фата-Моргана 39» – заняла позицию для атаки, ждут дальнейших указаний.

– Дальнейших указаний, дальнейших указаний. Самое главное не паниковать. Нам нужно его уничтожить так, чтобы не успели ничего предпринять.

Министр начинает прокручивать в голове всевозможные варианты и исходы действий.

– Для того чтобы они не успели предпринять действие. Нам нужно избавиться от экипажа. Прикажите «Фате-Моргана» – активировать «Глас Атлантики».

Радист настраивает связь с кораблем, главнокомандующий отдает приказ:

– «Фата-Моргана 39», как слышите?

– Слышим вас хорошо.

– Вы должны занять верхнюю позицию и активировать «Глас Атлантики» на 6 Герц. После чего наблюдайте за танкером и доложите нам.

– Вас понял.


«Фата-Моргана 39» – всплывает на поверхность и взлетает в небо, предварительно погасив наружное освещение. Занимает верхнюю позицию для атаки – зависая в воздухе. Настраивает излучатель и фиксирует танкер в цели. После чего, занимает среднюю позицию и направляется в сторону танкера. Подплывает на расстояние видимости перископа. Переключают на ночное видение.

– Докладываю об обстановке: весь экипаж выпрыгнул в воду. Примерно 40 человек. Судно продолжает дрейфовать. Жду дальнейших приказаний.

– Это министр обороны Жуков. Потопить корабль. Повторяю. Потопить корабль. Задействуйте «Мать Терезу» и доложите потом об обстановке.

– Вас понял.

«Фата-Моргана 39» – погружается и занимает нижнюю позицию для атаки.

– Приготовиться атаковать. Оружие – «Мать Тереза».

– Готов атаковать.

– Атакуйте!

Торпеда направляется за танкером. Взрыв. Танкер начинает тонуть. Передняя часть поднимается, а корма начинает тонуть. Корма тонет, утягивая за собой нос. Пузыри вокруг танкера. Вода заглатывает и через 30 секунд, никаких следов не остается от танкера. Как будто, вообще никакого танкера и не было вовсе.

– Танкер потоплен.

Министр обороны отдает приказ главнокомандующему:

– Направьте в место, куда выбросились люди «Динозавра», а потом отряд «Дворники», пусть зачистят территорию.

7 часов спустя. Министр обороны:

– Что значит, не смогли полностью зачистит территорию?! Вы понимаете, чем нам это может грозить?!

– Но вы же прекрасно знаете, что теплое течение, которое проходит через нашу территорию – самое быстрое течение в мире. Мы не успели мелкие детали забрать – оно их унесло.

– Удалось установить, его груз?

– Да, расплавленная сера.


Глава 4


Все происходит само собой, когда тебе запрещают заниматься сексом до свадьбы. Что делать? Искать компромисс! О компромиссе я узнал от друга.

Мы сидим в кафе и разговариваем. Он не из нашей веры, да он вообще не из веры. Называет себя реалистом.

Нам по 20 лет, но только взгляды на жизнь у нас разные.

– Да иди ты!

– Я тебе говорю! Мастурбация не является грехом.

– В принципе и у нас не является. Если дрочишь сам себе, то ты должен с этим бороться. Вот как раз борьба – является искуплением за онанизм. Дрочить кому-то или если кто-то дрочит тебе – это уже грех.

– Так ты с этим борешься?

– Да борюсь?

– Ваше кофе и ваш молочный коктейль… хи-хи…

Официантка.

(Запись в анкете знакомств «ПОЖАЛУЙСТА, БОЛЬШАЯ ПРОСЬБА КО ВСЕМ КТО ИЩЕТ СЕКС НА 1-2 РАЗА, ЗА ДЕНЬГИ И Т.Д.- НЕ БЕСПОКОИТЬ, А ТАКЖЕ ЖЕНАТЫЕ И У КОГО НЕТУ ФОТО ТОЖЕ НЕ ПИШИТЕ, ЕСЛИ Я ВАМ НЕ ОТВЕТИЛА ЗНАЧИТ ПОСЧИТАЛА, ЧТО ТАК НУЖНО И ЕЩЕ НЕ НАДО МНЕ ЗАДАВАТЬ БАНАЛЬНЫХ ВОПРОСОВ ТИПА - КАК ДЕЛА И ЧТО ДЕЛАЕШЬ, ПРОСТО БЕСИТ ЭТО ОЧЕНЬ. НУ В ОБЩЕМ, ЕСЛИ ТЫ НЕ ОТНОСИШЬСЯ К ВЫШЕПЕРЕЧИСЛЕННЫМ И ТЫ УМНЫЙ, СИМПАТИЧНЫЙ И У ТЕБЯ ЕСТЬ ВКУС, ТО ПИШИ)»)

Ставит на стол принесенное и уходит улыбаясь.

– Она нас услышала.

– Да забей ты на эту дуру!

– Ты пробовал это делать?

– Нет.

– Так как ты можешь с этим бороться, если даже не знаешь что это?

– Мне об этом рассказывали и о последствиях тоже.

– Что же тебе такого рассказали?

– Один говорил «Каждый раз, когда я срывался, чувствовал себя ужасно. Думал, что не заслуживаю прощения. Мне было трудно молиться. Обычно я говорил: „Иегова, не знаю, слышишь ли ты меня, но...“».

– Ну… э-э… это конечно все меняет… ха-ха… Он сам дрочит, кайфует от этого, а потом тебе рассказывает, какое у него чувство вины было… ха-ха!.. Вообще жесть!

– Зря ты так!

– Да что зря то! Они сначала сами все попробовали, а потом решили, что нам этого нельзя делать. Сам попробуй, посмотришь, какие ощущения будут, а потом сделаешь выводы, и будешь бороться.

– Ну не знаю.

Я делаю глоток кофе.

– Сам подумай. Тебя спрашивает младший товарищ: «Какие ощущения дает мастурбация? Я хочу знать, с чем мне бороться?» Ты даже ответить не сможешь. А так, ты будешь уже подготовлен к ответу. Да что тебе стоит? Все равно же бороться будешь! Значит, и грех искупишь.

– А у вас в Библии, что об этом говорится?

– Христианство считает – что мастурбация грех. Основано это мнение на библейском сюжете, рассказывающем об Онане, который был наказан Богом смертью за то, что «изливал семя свое на землю». Хотя здесь есть непонятки: он не хотел дать наследника вдове своего брата, как обязывал его закон левирата . Исходя из этого, он просто не кончал в нее. Во время оргазма доставал член и кончал куда-нибудь в платок, если они тогда были или на лобок ей, или еще куда, не знаю. Может на землю, как написано в Библии. То есть, он не занимался онанизмом.

Он продолжает:

– После этого был представлен другой аргумент: мастурбация греховна, является приравнивание самоудовлетворения к блуду или прелюбодеянию — грехам, о которых писал апостол Павел «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют». Блуд по церковным понятиям — секс вне брака, а прелюбодеяние — измена жене или мужу. Библия запрещает мастурбацию, как для христиан, не состоящих в браке, так и для супругов. Таким образом, послание апостола Павла оставляет невыясненным вопрос о том, является ли греховной мастурбация мужа или жены, в мыслях представляющих своего супруга.

– Короче, сплошное непонимание, – говорю я.

– Да. Ну так ты решился?

– Пожалуй, я попробую.

– Вот еще, возьми это.

Он протягивает мне раскладной нож с кнопочкой.

– Это еще для чего?!

– На всякий случай. Бери и не спорь!

– На какой такой всякий случай?!

Он нажимает на кнопочку, и лезвие выкидывается из прорези с боку ножа.

– Лезвие: 10 см. С одной стороны заточен остро, с другой зазубренный. Если его воткнуть в человека и вытащить назад, то он вырвет куски ткани, мышц и мяса.

Он допивает молочный коктейль из трубочки и говорит:

– А чтоб ты точно получил удовольствие, я тебе открою один секрет…

После чего протягивает мне диск.


Глава 5.


В кафе мало народа, даже для 15:00 времени. Пахнет свежесваренным кофе. Это единственный запах, который живет в воздухе кафе. Проходя мимо столов, я увидел ее – Евгения.

С того раза, как меня «убило» на приеме, мы больше не виделись. Какая она красивая: в белом обтягивающем платье, с рисунком в виде газетных страниц с заголовками. Белые туфли на каблуке, серая сумка стоит около нее на сиденье. Я хочу с ней познакомиться. Подхожу к столику и спрашиваю:

– Здравствуйте Евгения. Разрешите присесть?

Она отрывает губы в красной помаде от чашки кофе и говорит:

– Вы тот самый умник. Решили опять поумничать?

– Нет. Вы меня извините за тот раз. Я даже не знаю, как так получилось.

Ее рука с красным лаком на ногтях, опускает стакан с кофе на стол.

– Вы были «убиты».

– Что вы имеете в виду?

– Вы нервничали и постоянно смотрели на портреты, то на один, то на другой.

– Так вы мне разрешаете присесть или нет?

– Я с клиентами общаюсь только на работе.

– А я к вам больше не приду.

Она слегка улыбается, отводит взгляд в сторону и смотрит через окно на улицу, потом обратно на меня.

– Присаживайтесь.

Я присел, взял меню.

– Вас чем-нибудь угостить?

– Нет, я кофе допью.

Подошла официантка, я сделал заказ и пытаюсь прочитать заголовки на платье.


ЛЮБОВЬ – ОДЕРЖИМОСТЬ И ЭГОИЗМ


Мы сидим и смотрим друг другу в глаза. Я не знаю что сказать. Мое сердце, с каждым ударом все сильнее и сильнее выбрасывает струи крови. Я читаю еще заголовок.


ВЕРА – САМООБМАН


Мне приносят кофе.

Не найдя что сказать, я решил задать вопрос, который мучил меня давно.

– Вы как психолог, должны лучше разбираться в людях, нежели простые обыватели. Скажите, как вы отличаете глупого человека от умного?

– Вы хотите узнать, каким я вас считаю? – она улыбнулась. – На самом деле, это очень просто и легко. Задавайте человеку вопросы на тему: музыки, кино, литературы, живописи и тому подобное. Старайтесь задавать очень разные вопросы, поскольку вам нужен отрицательный ответ. Вот по отрицательному ответу и делайте вывод.

Она продолжает:

– Умному человеку, когда что-то не нравится, он говорит «Не нравится». Глупому человеку, когда что-то не нравится, он говорит «Говно». Вот и все. Это она из проверок.

Я подумал и сказал:

– Большинство людей же говорят «Говно».

– Я знаю, – и она снова улыбнулась.

И мы опять замолчали.

Через 10 минут.

Она говорит:

– 10 минут тишины, 10 минут неловкого молчания. Мне кажется, только так можно на самом деле понять, что и вправду ты нашла кого-то действительно стоящего. Когда можно ничего не говорить, а просто вдвоем наслаждаться тишиной.

Я по-прежнему молчу. Читаю заголовок.


СОХРАНИ ДЕРЕВО, УБЕЙ БОБРА


Я говорю:

– Вы мне очень нравитесь.

– Я же старше вас.

– Ну и что?! Для меня, нет предпочтения к возрасту. Если женщина хороша, то мне не важно в каком она возрасте.

– Даже не знаю, что мне делать: обижаться на хамство или сказать спасибо за комплимент.

Она продолжает:

– Давайте поиграем в игру «Откровения за откровения»?

Наверное, какие-то психологические штучки. У нее в глазах азарт, и если я сейчас откажу, то можно смело пойти застрелиться.

– Как в нее играть?

– Все очень просто. Я задаю вам вопрос, а вы отвечаете правдой. Также потом вы задаете мне вопрос, и я отвечаю правдой.

– Вопрос любого характера?

– Все что придет в голову.

– Вы начинаете.

– Хорошо. Насколько я помню из вашего дела. Вы работаете детективом, то есть в государственном органе. Значит, вы должны знать о государстве чуть больше, чем простой обыватель. Расскажите мне все, что известно вам о государстве, но только то, что не знает этот самый простой житель.

Такие вопросы мне еще не задавали. Зачем ей это, для чего, или это такой психиатрический юмор. Я удивленно спрашиваю:

– Вы это серьезно?!

– Абсолютно!

– Ладно, хорошо, дайте мне немного подумать над ответом.

Я делаю глоток кофе, запах пробивается мне до центра мозга и будто включает какую-то функцию. И мозг сразу начинает выдавать мысли:

– Наш остров… Хм… Его построили в 1939 году как военную базу, перед нападением Германии на СССР. Насколько мне известно: остров держится на большом количестве воздушных подушек, распределенных по всей площади острова. После того, как в 1953 году Германия победила СССР, тем самым, захватив всю Европу: началась гражданская война. Одни были за то, чтобы обратится за помощью к Великобритании и к США. Другие за то, чтобы остаться на острове, а поскольку о нас никто не знает, попросту жить здесь. Гражданскую войну выиграли те, кто хотел остаться. Остров переименовали в государство Дайар. Вообще, острову свойственно раемыслие и адомыслие. Этому свидетельствует флаг – белый контур гиены на синем фоне. Даже гимн уместили в одну строчку – «Оставь надежду, всяк сюда входящий!» Основной доход острова – это постоянные нападения на корабли, танкеры, самолеты и вообще на все, что появится около острова. Площадь острова мне не известна, население более 1 миллиона, но, насколько больше, тоже не знаю. Знаю, что все жители, достигшие 14 лет, получают паспорт и у них снимают отпечатки пальцев, дабы уменьшить преступность и иметь контроль над населением.

Я делаю глубокий вдох и добавляю:

– Достаточно?

Она улыбается.

– Более чем. Теперь ваша очередь.

Надо пользоваться случаем. Я нагибаюсь над столом и спрашиваю:

– Вы меня хотите?


Глава 6


– Вы знаете. Я боюсь за свою жизнь!

На нем серый пиджак не первой свежести, брюки в цвет пиджака, белая рубашка, синий галстук, коричневые дешевые туфли. Черные, сальные, прилизанные назад волосы. Сидит, закинув правую ногу на левую ногу так, что между туфлей и задранной штаниной. Мне видно белые, почти черные носки.

– Хотите об этом поговорить?

– Хочу я об этом поговорить?! Да вы даже не представляете, как я хочу об этом поговорить! Только я боюсь. Вдруг о нашем разговоре кто-нибудь узнает.

– Насчет этого, можете не переживать. Все сказанное здесь останется между нами.

Я спрашиваю:

– Почему вы думаете, что что-то может угрожать вашей жизни?

– Я не думаю. Я знаю это наверняка! – Ослабляет узел галстука и пропихивает ком дальше по глотке. – Я работаю главнокомандующим военной базы. – Краснеет.

– Продолжайте.

Смотрю ему в глаза и улыбаюсь, но улыбаюсь не как будто мне смешно, а как будто мне интересно с ним пережить все, о чем он мне рассказывает. Такая – улыбка из вежливости, дежурная улыбка каждого психолога.

Он продолжает:

– У меня есть доступы ко всем секретным архивам. Но вот только одна проблема: когда имеешь доступ к информации, которую почти никто не знает, искушение поделиться ей с кем-нибудь – велико. Поэтому, за такими как я, всегда следят и если ловят на утечке, то отправляют в путешествие по Саргассову морю.

– А что там?

– Я пока не знаю, но скоро выясню. Знаю только то, что из этого путешествия еще никто не возвращался. Как вы думаете, почему?

– Я даже предположить не могу. Вы начинали рассказывать о секретной информации.

– Ах да! Я прочитал один архив. В нем очень интересное написано.

– Продолжайте.

– В этом документе сказано о двух секретных оружиях. Они настолько умно продуманны, что все будет выглядеть как несчастный случай.

– Например?

– Хм… первое называется «Глас Атлантики». Понятно, что название происходит от «Глас Божий». Вообще нашему государству свойственен двойной смысл. По легенде Глас божий – это то, с помощью чего Творец может давать всяческие приказания и наставления человеку. Здесь же, этот Глас убивает человека. Забавно да?!

Продолжает:

– По предназначению – психологическое оружие. Инфразвуковое оружие – основанное на использовании направленного излучения мощных инфразвуковых колебаний. При совпадении частот внутренних органов и инфразвука, соответствующие органы начинают вибрировать, что может сопровождаться сильнейшими болевыми ощущениями. Они почти всегда настроены на частоту 6 Герц. При воздействии на человека инфразвука с частотами, близкими к 6 Герц, могут отличаться друг от друга картины, создаваемые левым и правым глазом, начнет «ломаться» горизонт, возникнут проблемы с ориентацией в пространстве, придут необъяснимая тревога, страх. Причем, любая умственная работа в этом случае делается невозможной, поскольку кажется, что голова вот-вот разорвется на мелкие кусочки. Люди попросту сходят с ума. Головные боли становятся настолько невыносимы, что люди готовы покончить с собой, лишь бы остановить это. В нашем случае, люди попросту выбрасываются за борт.

– Очень интересно. Продолжайте.

Мне на самом деле интересно. И почему-то хочется ему верить.

– Оружие работает вот как: в центре параболического отражателя диаметром 333 миллиметра, установлен инжектор с системой зажигания, в которую подается кислород и метан. Взрывчатая смесь газов поджигается прибором через равные интервалы времени, создавая непрерывный грохот необходимой частоты. Люди, оказавшись на расстоянии ближе 88 метров от этой адской конструкции, тут же падают без сознания и умирают. Если расстояние до цели рассчитать правильно, то летального исхода можно избежать, а дать возможность выбора противнику.

– Какого выбора?

– Или терпи, или умри.

– Выбор действительно не большой.

– На фото «Глас Атлантики» похож на большой граммофон. Еще, для инфразвука характерно малое поглощение в различных средах, вследствие чего инфразвуковые волны в воздухе, в воде и в земной коре могут распространяться на большие расстояния. Проникать сквозь бетонные и металлические преграды. Если настроить правильно частоты, можно стимулировать в людях животные рефлексы и сексуальное возбуждение. Можно заставить весь экипаж, трахать друг друга в жопу по всему судну. Забавно да?!

– Ну… Не могу с вами не согласиться.

– Представьте: на корабле крики из всех углов «Давай! Прое..и меня до самого дерьма!» ха-ха!.. «Проложи туннель!» ха-ха!..

– Ха-ха… Я неловко рассмеялась.

– Жесть конечно! Что касается скрытности, то есть такое понятие как «Голос моря» – это инфразвуковые волны, возникающие над поверхностью моря при сильном ветре, в результате вихреобразования за гребнями волн. В старых морских рассказах часто упоминается о том, что в открытом океане встречались суда, на которых либо вся команда и пассажиры оказывались мертвыми, каждый на том месте, где он находился, либо вовсе без единого человека — с явными признаками стремительного бегства с них людей. Без сомнения, команда и пассажиры этих судов пытались спастись от внезапно надвинувшейся на них смерти. Так что если кто найдет дрейфующее судно и на корабле не будет никого, но будет стоять недопитый чай, недоеденные макароны. Тогда все свалят не на нас, а на «Голос моря». Хотя может это он и будет.

– Продолжайте.

– Второе оружие называется «Мать Тереза». Понятно в честь кого это! «Мать Тереза» – это торпеда, которая потопит, все что угодно. Калибр – 666 миллиметров, длина – 7 метров, масса – 3 тонны, заряд – 666 литров. На фото выглядит как обыкновенная торпеда. Но самое забавное, что торпеда не врезается в цель, а взрывается непосредственно под ней. В заряд торпеды входит гидрат метана – это затвердевший газ, супрамолекулярное соединение метана с водой. Метан – простейший углеводород, бесцветный газ без запаха. В момент взрыва, кристаллы гидрата соединяются с теплой водой, вследствие чего выделяется огромное количество метана. 1 литр гидрата дает 170 литров газа. То есть 666 литров гидрата, дают 113220 литров газа. Торпеда устроена так, что она взрывается прямо под судном на глубине примерно 7 метров. Образуя газовый карман. Пузыри газа поднимаются к поверхности, тем самым уменьшают плотность воды. Вода, буквально раскрывается и заглатывает корабль. Только лучше взрывать под задней частью судна. Тогда передняя часть поднимается, а корма уходит под воду, потому что передняя часть находится на воде с более высокой плотностью. Хватит 30 секунд, чтобы потопить любое судно. Что касается прикрытия: гидрат метана образовался, когда вода и газ метан соединились при высоком давлении в условиях крайнего холода. Такие же условия на дне Океана. Подводные землетрясения вызывают оползни, если залежи гидрата растревожить, то сразу освободится огромное количество газа. Здесь мы опять вне подозрения.

– А почему «Мать Тереза»? – Самое главное сделать вид, что тебе интересно. Но меня это на самом деле заинтересовало.

– Потому, что корабль утопает в крепких объятиях. Только наша «Мать Тереза» несет не спасение, а смерть.


Глава 7.


На следующий день в отделе, Светлана мне рассказывала все, что смогла выяснить по этому делу.

– Надпись в квартире «ПОЯС КАИНА» – это «Божественная комедия», автор Данте Алигьери.

Я не понимаю, о чем она говорит. Сейчас только одно в голове.

Она продолжает:

– 9-й круг в аду, его первый пояс называется «Пояс Каина». В нем те, кто предал своих родных.

– Ты вообще Божественную комедию читал?

Она смотрит на меня, но я не знаю что ответить.

– Ты меня слышишь?! Ты здесь?! Я для кого рассказываю?! Ты что влюбился?!

Я все еще смотрю на нее и отвечаю:

– Да! Да! И еще раз да!

– Что да?

– Да я влюбился! И у меня скоро свадьба. Так что мне абсолютно, сейчас не до этого дела. Они уже умерли, а я еще жив!

Она молчит. Садится в кресло и смотрит мне в глаза.

– Э-э… Хм… На ком? Когда? В кого?

– Ты прости меня. Я сорвался. Эйфория, вот и накрыло, просто все так быстро получилось.

– Я очень рада за тебя и поздравляю от всей души.

– Спасибо, я тебе попозже все расскажу. Давай с делом закончим сначала. На чем ты остановилась?

– Ну… Надпись в квартире «ПОЯС КАИНА» – это «Божественная комедия», автор Данте Алигьери. 9-й круг в аду, его первый пояс называется «Пояс Каина». В нем те, кто предал своих родных.

– То есть, если даже предположить, что девочка написала это не случайно. Получается, что она им мстила?

– Получается да, но родители не опознали жертв по фотографиям. Значит, родными они не были, по крайне мере они так говорят. Да и соседи тоже никогда не видели девочку.

– Если она им мстила, тогда мотив есть и это объясняет столь жестокое убийство.

– Да. Ведь она зажарила их живьем.

– Они умерли очень мучительной смертью. Что еще удалось узнать?

– Обе семьи ходили в Храм Христа Спасителя. Это единственное, что их связывает между собой.

– Это единственный храм на острове. То, что они туда ходили – это может быть и простое совпадение.

– Тогда закрываем дело?

– Да.


Глава 8.


Я ночую у бабушки, так как она должна отвести меня в садик утром, а потом забрать. Потом, она хочет зайти к подруге, еще на рынок и опять к подруге. День, следующий у бабушки, расписан полностью.

Бабушка ростом со старый холодильник «Орск 408». Седые волосы, над любящим меня лицом. Она напекла пирожков с мятой картошкой, и мы сели пить чай. Поев, я пошла умываться и чистить зубы. После чего, бабушка уложила меня спать.

Кровать находится напротив бабушкиной. Я вижу часы с кукушкой, которые висят на стене, прямо над кроватью со стороны головы. На другой стене, которая идет вдоль кровати – ковер.

Бабушка выключила свет, желает спокойной ночи и ложится спать.

Полнолуние – луна красно-оранжевая, очень большая и яркая. Свет луны пробивается через окно, тюль белого цвета с вышитыми на ней лебедями, и освещает комнату. Я смотрю прямо на часы. Стрелки уже почти соединялись на цифре XII. Решила подождать 12 часов и посмотреть, как кукушка будет куковать.

Соединились.

Дверцы над циферблатом распахнулись, но кукушку рассмотреть не могу, не смотря на яркий свет от луны.

Кукушка кукует 1. Кукушка кукует 2. Кукушка кукует 3. Кукушка кукует 4. Кукушка кукует 5. Кукушка кукует 6. Кукушка кукует 7. Кукушка кукует 8. Кукушка кукует 9. Кукушка кукует 10. Кукушка кукует 11. Кукушка кукует 12.

Часы срываются со стены и 8кг. падает прямо на голову спящей бабушки.


Глава 9


1950 год.

Дайар. Военная база.

Сработала система безопасности. По громкоговорителю передают информацию:

– Жуков Леонид Ефремович, срочно пройдите в главный зал.

В главном зале тишина: все ждут министра обороны. Двери открываются: весь персонал переводит взгляд на двери. Вбегает Жуков, спрашивает:

– Что случилось?

Сирена выключается.

Главнокомандующий докладывает:

–Вторжение сухогруза в наши территории. «Фата-Моргана 11» – заняла позицию для атаки, ждет дальнейших указаний.

– Свяжите меня с «Фатой-Моргана».

Радист настраивает частоту:

– Связь установлена!

– «Фата-Моргана 11», это министр обороны Жуков. Как обстановка?

– Погода ясная. Условия для атаки очень хорошие.

– Займите верхнюю позицию, свыше 200 метров, сбейте радиочастоты и наблюдайте за судном.

– Вас понял.

Министр обрабатывает ситуацию.

– Нужен эффект внезапности, чтобы они не успели ничего понять. Включите «Данте» и атакуйте «Посейдоном».


Сухогруз.

– Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate!

– Что это такое?

– Не знаю, капитан.

– Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciat…

– Все приборы отказали, только это сообщают.

– Что это означает?!

– Я не знаю, капитан!

– Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Las…

– Ветер поднимается?!

Капитан выходит на палубу, как и весь остальной экипаж.

– Но это же не возможно! Откуда ветер?! На небе ни облака!

Сухогруз начинает раскачиваться, появляются небольшие волны.

– Но как такое возможно?

Сухогруз раскачивает все сильней, волны становятся больше, бьются о борт и брызгами окатывают палубу. Весь экипаж ухватился за что-то находящееся рядом, чтобы не смыло в открытую воду. Капитан ссыт страху в глаза и видит вдали огромную волну высотой 50 метров. Капитан смотрит на происходящее и понимает, что это конец. Им не выжить, корабль потонет. Пытается кричать, но его слова пожирает ветер.

– Судно будет нам братской могилой! Нам нет спасения! Больше ни одна птица нам не споет!

Волна обрушивается на корабль с силой товарного поезда. Капитан продолжает кричать:

– Это ужасная картина! Корабль тонет! Матросы кричат! А солнце! Солнце светит!


Дайар. Военный штаб.

– Министр Жуков! «Фата-Моргана 11» передает, что сухогруз затонул.

– Направьте туда «Динозавра», а потом «Дворников».

Жуков вздохнул тяжело и произнес:

– Мы только что пробудили интерес к нам.


Глава 10.


Я иду в магазин, беру тележку и качу к отделу с надписью «Фрукты».

Самое главное не сорваться. Беру один банан, сразу подбираю примерный размер. Упаковываю в пакет, взвешиваю и кладу в тележку. Понимаю, как это глупо будет смотреться: на кассовой ленте один банан. Иду и покупаю еще что-нибудь ненужное. Покупаю один батон, упаковку чая и одно яблоко – хочу навестить кого-то в больнице.

Кассирша – девушка лет 20, с золотыми кольцами на всех пальцах от одного до трех штук. Признак безвкусицы и детства с ограниченными возможностями. Лучше бы их в одно «богатое» переплавила. Внешне девушка очень даже симпатична: длинные до лопаток черные волосы, большие выразительные глаза, подведенные карандашом, грудь примерно 3 размера. На ней: белая блузка, 3 верхние пуговицы не застегнуты, что создает глубокую линию декольте. Через блузку просвечивает белый лифчик. Губки у нее маленькие и розовые, напоминают губки члена. Она пробивает весь мой товар без удивления.

Секрет.

Прихожу домой, разбираю пакет, переодеваюсь в домашний халат. Захожу в кухню, достаю разделочную доску, чайную ложку и банан из пакета. Достаю нож, который мне был дан на всякий случай и отрезаю банан у места, где он начинает расширяться. Беру чайную ложку и начинаю выковыривать банан из шкурки. Остается пустая шкура банана – муляж. Перематываю муляж скотчем, чтобы во время прокладывания туннеля он не расползся.

Иду в комнату, включаю диск, сажусь на диван. Картинка показывает, как 7 русских парней, прокладывают все возможные туннели украинской девушке – Gang Bang.

Я вставляю член в муляж и начинаю красно-белеть.


Глава 11.


Мы сидим и смотрим друг на друга. Наши кресла стоят напротив. Кресла обтянуты коровьей кожей покрашенной в коричнево-рыжий цвет. Стены окрашены голубовато-серым, такой, холодный цвет – цвет метала. За ее спиной висят портреты до революционной эпохи: Николай 2, Иван Грозный и Петр 1.

Евгения изящная, превосходно сложенная блондинка, с лицом ослепительной белизны, с легким румянцем, с большими синими глазами, в которых одновременно сквозит благопристойность, рассудительность, безумие и сладострастие, с восхитительными зубами и очаровательной улыбкой. Она держится с необыкновенным благородством, обладая поразительной грацией манер. На ней костюм деловой женщины темно-синего цвета, но только без рубашки и галстука. Вместо рубашки, на ней блузка белая расстегнута до четвертой пуговицы – среднее декольте. На шее нет украшений. Левая нога, закинута на правую ногу, спина прямая, руки сложены в районе бикини. На руках, тоже нет украшений.

Мы сидим так уже 15 минут. Я может, и излил бы душу, но как-то неловко изливать душу таким людям как Иван Грозный и иже с ним. Если бы они отвернулись или хотя бы взгляд отвели, но смотрят они постоянно. Причем на их лицах, если приглядеться, то можно прочитать: «Тряпка!» Они вообще, как будто между собой меня обсуждают.

– Погляди Ваня! Какие мужики на Руси пошли. Жалуются как бабы. Какой груз на наши плечи выпал, – сказал Петя.

Тут же, со всех портретов на меня очи всех времен уставились.

Грозный:

– Да Петя, ты прав. Ни тех мы велели казнить.

– Вам бы все казнить! – вмешался Коля.

– Вы не знаете что такое, быть казненным. Меня казнили и всю семью мою казнили. А вы все казнить. Да казнить. Эх!.. – Махнул рукой в сторону Грозного.

– Да за тебя стыдно нам. Да не только нам, а всем, кто когда-либо стоял у руля нашей родины, – вставил Петя.

Грозный: «Ага! Какого-то злобного карлика эгоиста еврея победить не смог!»

Коля: «Да этого злобного карлика эгоиста еврея, немцы спонсировали!»

Петя: «Да что ты оправдываешься! «…немцы спонсировали!» Дела ты не умеешь грамотно и выгодно вести, понятно! Надо было с немцами договориться, заложить страну, взять денег и уехать в Голландию. А там…»

– Тебе все в Голландию! – перебил Грозный. – Тебе все в Голландию! Все в дом, а ты из дома! Ты думаешь, никто не помнит, как ты на блядей и кексы с гашишем потратил всю казну, а потом город заложил. А!? Да тебя от кексов с гашишем, до сих пор грузит «…груз на наши плечи выпал».

Коля: «Вот-вот, тот злобный карлик эгоист еврей, явно был под этими кексами. Только под воздействием чего-то, можно устроить революцию. Это ты Петя во всем виноват. А еще из-за тебя, все думают, что Голландия и Нидерланды – это не одно и то же».

– Точно! – вставил Грозный. – Он обожрался кекса, а когда стало отпускать: попросил добавки. А денег то, на добавку не хватило. Где взять?! Думает еврей. А тут как раз через границу Немцы. Ну вот он к ним и наведался «Lassen Sie mich liegt die Revolution Genossen, und du gibst mir Geld dafür. Ah .. Sobald Sie Ihre Marke, in der Gulden gesetzt, die einfacher zu grenzüberschreitenden Verkehr ist (Позвольте мне, товарищи революции, а ты мне за это деньги. Ах... После вашего бренда, установленных в гульден, легче трансграничного движения)» . Единственное, что они поняли из этого набора слов – революция и деньги. Вот они его и спонсировали. А он взял, и спустил все деньги на баб и кексы с гашишем.

Петя: «Ты еще говоришь, что меня грузит! Сам под чем был, когда сына убивал?!»

– Мне тоже это интересно! – вставил Коля. – А!?

– Да не убивал я его! Понятно! Может, и убил. Не помню я! Ясно вам! А раз не помню, значит не было. Проснулся, а все кричат «…ёб… в рот, су… ты на ху… сына убил!» Я до сих пор не могу вспомнить. Меня подставили! Это клевета! НЕСМЕЙТЕ НАПРАСНО МЕНЯ ПОРОЧИТЬ!!!»

– Что вам больше всего не нравится? – психолог перебивает всех.

Я молча смотрю на нее. Молча она смотрит на меня. Молча, они смотрят на меня. Все ждут ответа (барабанная дробь). Я понимаю, что если не уйду отсюда, то ничем хорошим это все не закончится (барабанная дробь).

– Мне не нравится… Хм… Мне не нравится, когда мне задают вопросы!

Встаю и выхожу ни на кого не смотря, из кабинета.


Глава 12


– Здравствуйте, Евгения.

Он улыбается желтыми зубами.

– Здравствуйте Анатолий. – Я улыбнулась в ответ.

– Я еще один архив прочитал.

– О чем там написано?

– Так же все об оружии. Первое тоже умно продуманно, что все выглядит как несчастный случай. Оно называется «Посейдон». В честь древнегреческого бога моря. Это искусственно созданная гигантская волна, которая появляется внезапно, сокрушая все на своем пути, и может образоваться в ясную погоду. Это ветровая пушка. Если описать с фото – большая труба, направленная в сторону воды. Таких пушек очень много. Они находятся по всему берегу, имеют радиус поворота по 45 градусов в обе стороны. Тем самым охватывают всю площадь воды. Устройство пушки такое: в ее камере сгорания взрывается газовая смесь, но в качестве поражающего фактора используются вихри сжатого воздуха, скрученные в тугое кольцо специальными соплами. Самое главное, что при помощи настройки силы удара, можно определить в каком месте волна образуется. Это позволяет направить волну прямо к цели. Действие такое: наложение сотен мелких волн, приводит к образованию одной гигантской волны. Когда волны совпадают в одной точке и в один момент; они накладываются друг на друга и образуют колоссальную стену. Сначала появляются мелкие водные волнения, потом поверхность воды прогибается и неожиданно вырастает одиночная гигантская волна, которая обрушивается вниз и снова исчезает, а вода возвращается в спокойное состояние. Высота волны примерно 50 метров – это почти высота 16 этажного здания. Волна обрушивается с силой скорости товарного поезда. Одной такой волны достаточно, чтобы потопить любой современный корабль, включая грузовой танкер и любое подводное судно. Что касается прикрытия: есть в природе такое явление – «Блуждающие волны», их еще называют – «Волны убийцы». Это гигантские одиночные волны высотой 20—30 метров, а иногда и больше, возникающие в океане и обладающие нехарактерным для морских волн поведением.

– А это значит, что здесь мы опять вне подозрения?

– Точно. Есть еще одно оружие, но оно опять больше психологическое. Называется «Данте». В честь Данте Алигьери – итальянского поэта. Идея заключается в том – когда кто-то вторгается на нашу территорию, мы блокируем их радиосигнал и запускаем сообщение. Запись повторяется постоянно и ее нельзя отключить, что, несомненно, действует на человека отрицательно. Эта запись – «Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate!», она на итальянском. Переводится как – «Оставь надежду, всяк сюда входящий!» Это из «Божественной комедии», «Ад», песнь 3 Данте Алигьери — надпись над вратами ада.

– Психологическое оружие, самое опасное для человека. Я как психолог это знаю точно.


Глава 13.


Он мной не доволен

– Ты посмотри на себя сынок! Да что вообще с тобой происходит?! Ты же выглядишь как баба!

Он повышает голос все больше и больше. Я же просто смотрю на него и ничего не отвечаю. Он берет меня за правый локоть, начинает трясти и продолжает повышать голос:

– Ты меня слышишь?! Одет во все черное, как будто собрался на похороны. Мне стыдно за тебя!

Как ты меня достал. Кричу в ответ:

– Ну так выпори меня! А?! Чего ты ждешь?!

– И выпорю!

Он начинает расстегивать ремень на брюках.

– И выпорю! Я тебя так выпорю! Что ты сразу станешь нормальным мужиком!

– Выпори!

– И выпорю!

– И вые..и!

– И вые..у!..

– Что ты сказал?! – В комнату вошла мать. – Кого ты собрался е..ать?!

– Дорогая ты все не так поняла!..

– Меня он собрался е..ать! Он сказал, что я похож на бабу! Посмотри, он даже ремень уже расстегнул!

– Ах ты, педофил!

Мама берет хрустальный череп с комода и разбивает отцу об голову. Отец падает без сознания. Я в слезах выбегаю на улицу.

Сижу на лавочке возле подъезда. Сижу и плачу. Слезы делят лицо на три части. Растекшаяся тушь, размазанная помада.

– Мальчик ты чего плачешь?

Женщина подошла ко мне и села рядом на лавку.

– Да… Знаете… Очень трудно, когда тебя в семье никто не понимает.

Она одета по-простому: на голове белый платок завязанный под шеей, волос не видно, худощавое лицо, серое пальто ниже колен и спокойный нежный голос.

– Как я тебя понимаю. Тебе некому высказаться и не с кем поговорить, к тебе никто не прислушивается, а так хочется всего этого.

– Понимаете, у меня в семье такая ситуация…

И я ей все рассказал.

– Сынок, приходи завтра вечером по этому адресу… А пока почитай вот эту книгу.

Она достает из сумки черную книгу небольшого размера.

Читаю:

– Священное Писание…


Глава 14


1948 год.

США. Аэропорт.

Капитан самолета:

– Заполняйте баки доверху.

Радист, услышав это, обращается к капитану:

– Но капитан, тогда самолет будет перегружен.

– Думаешь, меня волнует, что самолет будет лететь медленнее? Тише летишь, дольше пиз..ишь. Понимаешь? – Капитан улыбается. – Лучше лететь на час дольше, чем рухнуть в океан от нехватки топлива. Ты возьмешь на себя такую ответственность?

– Нет капитан.

– Я получил неблагоприятную сводку погоды из метеорологического бюро и принял решение взять полный запас горючего.

– Что сказал дежурный синоптик?

– «Возможно, будет сильный встречный ветер». Лобовые ветры на этой трассе часто оказываются столь сильными, что самолет может не долететь и с полным запасом горючего. Поэтому лучше подстраховаться, тем более перегрузка начнет сокращаться благодаря расходу горючего во время полета.

Самолет благополучно вылетел и направился к месту назначения.

Капитан:

– Прошел час. Сообщи данные о нашем местоположении.

Радист связывается с диспетчером:

– Передаю наши координаты… Полет проходит нормально.

– Вас понял.

Капитан смотрит на звезды в разрывах облаков. Сердце бьется спокойно и ровно, душа расцветает и напевает строчки:


Завораживает взгляд,

Там, где небо земли касается.

Там, начинает свое рождение солнце.

Там, оно умирает, под сверкание звезд.

Горизонт убегает, в спешке от меня,

Там где небо, земли касается

Он останется тайной навсегда.


Я хочу дойти до него,

Чтобы стоя на земле, рукой неба коснуться.

Можно плыть к горизонту, но нельзя доплыть.

Можно лететь к горизонту, но нельзя долететь.

Можно плыть к горизонту, но нельзя доплыть.

Можно лететь к горизонту, но нельзя долететь.


– Каждый раз, когда летаю над океаном, не могу налюбоваться этим видом. В такие моменты понимаешь, как прекрасен наш мир.

– Полностью с вами согласен. Мне нравится отражение луны на воде. Когда темно, вода кажется черной и только светлая полоска, бросаемая луной – освещает горизонт.

– И все бы ничего, да только ветры оказались гораздо сильнее, чем предсказали синоптики «Возможно, будет сильный встречный ветер». Эти уроды, никогда не говорят точно – сомневаются! Возможно ветер, а возможно и не будет ветра. И как мне прикажете это понимать. За что им вообще платят деньги! Свяжись с диспетчером, передай, что нас снесло с курса.

Радист связывается с диспетчером:

– Ветер изменил направление, нас снесло с курса. Запишите наши координаты…

– Вас понял. Как протекает полет?

– Полет протекает нормально, без всяких осложнений.

Капитан:

– Облачность увеличилась очень резко. Странно как-то.

– Что вы имеете в виду?

– Мы летим прямо в одно большое облако. Оно светлое и сияющее. Посмотри! Я такого раньше не видел.

Капитан показывает указательным пальцем правой руки перед собой.

Радист:

– Да и в самом деле, в первый раз вижу такое. Благо мы можем ориентироваться по приборам.

– Такое ощущение, что летим днем.

– Думаю, оно высотой около 30 км.

– Такие облака бывают? Мне кажется, или оно на самом деле начинается от воды?

– По всей видимости, да.

– Моисей, ты где? ха-ха… – произнес капитан, и они вместе начали смеяться.


Дайар. Военная база.

Сработала система безопасности. По громкоговорителю передают информацию:

– Жуков Леонид Ефремович, срочно пройдите в главный зал.

В главном зале тишина: все ждут министра обороны. Двери открываются: весь персонал переводит взгляд на двери. Вбегает Жуков, спрашивает:

– Что случилось?

Сирена выключается.

Главнокомандующий докладывает:

– Вторжение самолета в наши территории. Что делать?

– А поподробней?!

Главнокомандующий замялся, не знает что сказать. Пытается в голове прокрутить всю информацию, чтобы выдать правильно сформулированный ответ.

– Гражданский самолет уже влетел в зону «Теофания». «Фата-Моргана 3001» – сопровождает его. Применила «Огни Святого Эльма» на свое усмотрение.

– Подключитесь к их частоте.

– Хорошо.

Главнокомандующий повернулся к радисту и громко крикнул:

– Поймать частоту!

Ему вообще нравится кричать, приказывать людям – это повышает самооценку.

Радист Попов настраивает передатчик: шум… свист… и шипение…

– Борт «Стартер», ваш пеленг… Как поняли? Борт «Стартер», вы меня слышите? Борт «Стартер», ответьте!

На другой частоте:

– Диспетчер, мы попали в большое облако, у нас отказали приборы навигации. Мы ничего не видим, не понимаем, куда летим и ничего не можем сделать. Диспетчер, вы меня слышите?!

Радист:

– «Фата–Моргана 3001» – сбила частоты, они друг друга не слышат.

Главнокомандующий обращается к министру обороны:

– Что будем делать?

Прикажите «Фате-Моргана», чтобы они вылетели прямо на них.


Борт «Стартер».

На борту опытные люди, за плечами большой опыт полетов. Экипаж старается не паниковать, старается себя контролировать. Стараются, по крайней мере.

Капитан:

– Ты видишь яркие вспышки света?

– Да.

– Что такое здесь происходит?! Почему приборы не работают?! Я лечу на свой страх и риск!

– Капитан! Посмотрите!

– Что?! Я ничего не вижу!

– Правее, что-то летит в нашу сторону. Это… это… похоже на летающее блюдце. Оно очень большое.

– И светится очень ярко. Да что это за х...ня такая!

– Оно летит прямо на нас с невероятной скоростью. Оно сейчас столкнется с нами! Все! Нам пиз..ец! Нам точно пиз..ец! Мы сейчас умрем! – Капитан закрывает глаза руками и шепчет. – Нам пиз..ец! Нам пиз..ец! Нам точно пиз..ец!

Радист отрывает руки капитана от лица и говорит:

– Оно пролетело в пару метрах от нас.

– Ты его видишь?

– Нет!

Включается приемник: помехи… шипение… свист… Приемник настраивается:

– Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate!..

Капитан вытирает пот со лба носовым платком в красный квадрат, разделенный на четыре части, который он достал из нагрудного левого кармана и спрашивает радиста:

– Что это такое?

Радист смотрит на капитана тупым недоумевающим взглядом и молчит.

Капитан начинает кричать:

– Что это такое?! Я к тебе обращаюсь! Что это значит?!

– Я… я… Я не знаю, на каком это языке. Возможно – это итальянский. Но… Но я не уверен.

Капитана охватывает паника, он начинает говорить испуганным и дрожащим голосом:

– Да что за ху..ня здесь происходит?

– Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciate og…

– Я ничего не понимаю, какого х..я?

– Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasci…

– Что это было?

– Lasciate ogni speranza, voi ch'e...

– Это было НЛО?!

– Я не знаю.

– Lasciate ogni speranza, voi ch'entrat…

– Может это на их языке?

– Это точно на итальянском.

– Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciat…

– Да выруби ты эту ху..ню! У меня уже крыша начинает съезжать!

– Я не могу! Он не отключается.

– Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciate o…

– Это точно е..аные инопланетяне. Они хотят поставить эксперимент над нами. Я схожу с ума! Я схожу с ума! Ах… Это конец!


Дайар. Военный штаб.

Главнокомандующий:

– «Фата-Моргана» показалась, ждут дальнейших указаний.

Жуков:

– Включайте «Данте». Прикажите «Фате-Моргана» через 34 секунды запустить «Долину герани». И пусть потом «Динозавр» и «Дворники» зачистят территорию.


Борт «Стартер».

– Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciate og…

Капитан:

– Я по-прежнему не понимаю, куда мы летим. Мы вообще прямо летим?! Может вниз или наоборот, вверх?

– Я не знаю.

– Lasciate ogni speranza, vo…

– Эта хрень когда-нибудь замолчит?

– Я не знаю.

– Что это такое?! – Капитан внимательно приглядывается вперед.

– Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciate og…

– Что случилось?

– Ветер усиливается. Нас начинает трясти. Ветер очень сильный, самолет не выдержит такой нагрузки. Мы развалимся! Я не могу удержать штурвал! По-моему, мы падаем!


Можно плыть к горизонту, но нельзя доплыть.

Можно лететь к горизонту, но нельзя долететь.


– Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate! Lasciate ogni spera…


Глава 15


– Сашка! Сашка! Догони меня!

С этими словами на устах, я бегу по лужам под дождем. Сашка мой лучший друг и сосед по площадке. Сашка слеп на один глаз от рождения. Моя мама говорила «…он расплачивается за грехи родителей…»

Что может быть лучше для детей 6 лет, чем бегать под дождем. Лето, время четвертый час, дождь льет, не переставая третий час. Наш дом стоит на склоне, поэтому вся вода собирается в ручей и течет по асфальтированной дороге вдоль дома. За три часа мы с Сашкой успели поиграть в «Кораблики» говоря «Пожалуйста…» все время кому-то.

– Пожалуйста, пусть мой кораблик придет первым, ну, пожалуйста.

Кораблики делались из спичек и пластмассовых крышечек от напитков. Вода мутная от пыли и грязи, поэтому, кораблики должны держаться на поверхности. Еще мы играли в «Догонялки» и в «Прыжки». Прыжки – это когда разбегаешься и прыгаешь в лужу двумя ногами, чтобы, как можно сильнее сделать брызги. Самая большая лужа внизу дома, куда стекалась вся вода со двора. Естественно, что в эту лужу прыгали все дети, чтобы сделать как можно больше брызг.

Как Сашка не старался, но брызги были меньше чем у меня, и это его расстраивало. Тогда он собрался изо всех сил, взял разбег, как можно дальше, подбежав на всех парах к луже, прыгнул всем весом и исчез в воде. Образовалась воронка и воду стало засасывать так, словно в наполненной ванне вытащили сливную пробку.

Дождь перестал лить.

Взрослые, находившиеся в этот момент возле нас, позвонили по телефону.

Через час подъехала небольшая машина, следом подъехала машина побольше. Я не понимаю, что делают эти люди, ну поплавает Сашка и выплывет назад, так всегда бывает в мультиках.

Люди, вышедшие из машины поменьше – откачивают воду. Вода уменьшается и уменьшается. Из-под воды показался колодец. Меня не подпускают к колодцу, поэтому всю информацию узнаю из слов людей, стоявших вокруг колодца.

– Сука! Колодец глубокий. Долго будем выкачивать воду, – произнес, наверно самый главный.

– А мы никуда не торопимся… хи-хи… – ответил тот, что стоял возле откачивающей машины и негромко рассмеялся.

– Вижу! Он зацепился! Давай еще немного!

– Все! Хватит откачивать! Давайте веревку, я спущусь и обмотаю его.

Сашу вытащили и положили на зеленый газон. Те, что из машины побольше – трогают руку, шею, смотрят в глаза и достают кровать на колесах.

– Разве он не должен был сам выплыть, как в мультиках? – спросила я у мамы, держа ее за руку.

– Ты видишь радугу в небе? – Мама присела, не отпуская мою руку.

– Да.

– И сказал Бог: вот знамение завета, который Я поставляю между Мною и между вами и между всякою душею живою, которая с вами, в роды навсегда:

Я полагаю радугу Мою в облаке, чтоб она была знамением завета между Мною и между землею.

И будет, когда Я наведу облако на землю, то явится радуга в облаке;

И Я вспомню завет Мой, который между Мною и между вами и между всякою душею живою во всякой плоти; и не будет более вода потопом на истребление всякой плоти.

Мама посмотрела мне в глаза и добавила:

– Я тебе уже говорила, что Саша расплачивается за грехи родителей. Чтобы не забирать их, Бог забрал его одного. Когда будешь видеть радугу, помни, что человечество заслуживает гибели за свои грехи. Значит, кого-то в этот момент, Бог забирает вместо тебя.

Саша лежит на газоне, который от прошедшего дождя, еще влажный. От солнца, переливаются и сверкают капли на зеленой траве. Прямо над Сашей большая радуга, привлекает к себе все внимание – своей красотой. Солнце светит.

И я говорю маме:

– Картина, достойная кисти художника.


Глава 16


Захожу в кафе-кондитерская. Аромат бьет в голову: летать охота. Помещение больше напоминает туннель – длинное и узкое. По бокам с обеих сторон стоят столики. Один стол и две лавочки на место, помещается 4-6 человек. Прохожу от входа к кассе. Пока шел, посчитал, что по бокам стоит по 12 мест. Солнечный свет, чуть-чуть пробивается через занавески из плотной ткани красного цвета. Помещение освещают свечи стоящие на каждом столике и специальных полках, которые прикручены к стенам. Свечи в виде тюльпанов: стебель длиной примерно 25 см. вдоль стебля расположены 4 листа, на разной длине и в разнобой 15 минут. Наверху расположен раскрывающийся бутон: с красно-белыми лепестками в виде перьев. Из колонок играет джаз. В четырех углах, (а именно столько их здесь), на стеклянных угловых полках горят ароматизированные палочки, с запахом приторного клубничного «чупа-чупса».

Встаю в очередь третьим и жду, когда меня обслужат. С середины туннеля раздается крик:

– Ты х..ли мне принесла?!

Мужик кричит на официантку. Ему немного за 30, одет в деловой черный костюм, галстук в цвет флага Дайар на белой рубашке, черные туфли, черные волосы длинные до плеч, зачесаны за уши. Он кричит:

– Я, бл..дь, к тебе, бл..дь, обращаюсь! Ты х..ли мне принесла?!

Официантка плачет, смотрит на него и молчит.

– Ты "че" пи..да, язык проглотила?! Посмотри в своем блокноте!

Девушка достает блокнот из кармана на фартуке. Смотрит в него, переворачивает лист назад, еще раз переворачивает лист назад. Читает:

– Картошка фри. – Поднимает взгляд на него. Слезы капают на блокнот, стекают с блокнота на пол, размазывая записи.

– Там где-то должно быть примечание, относящейся к картошке фри.

– Там… Там… – Слезы продолжают капать и размазывать записи. – Там ничего не понятно. Все размазалось.

– Там должно быть написано «Картошка фри – с кетчупом». Запись такая есть?!

– Наверное.

– Что значит, наверное?! Есть или нет?! Вы вообще записывали?!

– Да, записывала.

– Ну а раз вы записывали, то почему у меня картошка не с кетчупом? Почему, здесь, все залито к е..аной матери майонезом?!

– Так вкуснее.

– Разве я сделал заказ «Картошка фри - как вкуснее»?!

– Нет. Простите, сейчас принесу другую.

– И оплачивать я не буду. Это за моральный ущерб.

– Хорошо. Картошка будет за счет заведения.

– И не дай Бог тебе, принести с майонезом!

Официантка уходит, вытирая слезы фартуком.

Очередь доходит до меня.

– Что будете заказывать?

– Да, жестко у вас.

Кассирша наклоняется над кассой и шепчет:

– Это е..аные чиновники. Ни одного процента дельта-9-тетрагидроканнабинола уважения, к простым гражданам.

Отодвигается обратно и спрашивает:

– Вы выбрали?

– Да. – Улыбаюсь я. – Выбрал. Дайте мне кекс «Веселый кондитер» и клубничный молочный коктейль.

– Вам здесь или с собой?

– Давайте с собой, в дороге перекушу, а то на прием к психологу могу опоздать.


Глава 17


– Я опять копался в архивах.

На голове у него солнечные очки с желтыми стеклами. Майка белая и грязная. Черные шорты чуть выше колен. Сандалии надеты на ногу с белыми носками.

– Опять оружие?

– Да. Это очень интересно. Оказывается, наш остров скрыт в одном большом облаке. Поэтому, нас обнаружить не могут. Территория облака называется – «Теофания». Облако есть символ сокрытия и символ теофании — явления Бога. Этот образ часто использовался в Библии для обозначения присутствия Божьего среди избранного народа. Так, например, исход евреев из Египта сопровождался явлением на небе облака. Днем оно осеняло евреев и было темное. Ночью освещало им путь, было светлое и сияющее. «Господь же шел пред ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью». В геральдике распространено изображение руки, являющейся из облака, как символ божественного вмешательство Бога.

– Государство тонко намекает на то, что мы высшая цивилизация или на то, что мы Боги?

– Не совсем. Если плавательные суда заходят в территорию «Теофания», то они обречены на гибель. Опять больше психологическая атака. Приборы не работают, не понятно куда плыть. Не затыкаясь, из радио передается: «Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate!» Все это приводит к тому; а не Бог ли с ними разговаривает и наказывает за грехи. Некоторые летательные средства, пролетают и остаются живыми, они же нас не видят.

– Как удалось сделать искусственное облако?

– Специальное устройство, делающее облака – огромная машина берет морскую воду и при помощи солнечных лучей делает облака. Больше напоминает корпус надводного корабля. Всего 33 штуки, расположены по всему периметру острова. На каждом корпусе по 33 трубы, которые и выпускают облака. Трубы похожи на дымовые трубы кораблей. Еще на каждом корпусе есть лазер. Луч лазера, несущий 666 миллиджоулей энергии, направлен в небо. Результатом воздействия лазерного света – появление в небе искусственных облаков. Два устройства, работающие вместе и делающие одно большое облако. Теперь об оружии – в основном используется на территории «Теофания». Называется – «Долина Герани». Напрямую относится к Наполеону. Долина Герани – место, где похоронен Наполеон. К оружию относится и так называемый «Комплекс Наполеона». Комплекс Наполеона – это... ну… проще говоря, короче люди – злобные карлики эгоисты. Как Ленин.

– Я знаю, что такое комплекс Наполеона. Можете мне не объяснять.

Я улыбнулась.

Он продолжил:

– Не сложно догадаться, что оружие маленькое, но несет большую угрозу. Ракета достигает определенной высоты и сбрасывает бомбу в низ. Бомба построена на основе многоступенчатой ракеты. Это сделано для того, чтобы бомба при ударе о любую поверхность, в нашем случае о воду, достигла максимальной скорости. Чем больше скорость, тем сильнее удар, то есть взрыв. Многоступенчатая ракета позволяет достигнуть скорости большей, чем каждая из ее ступеней в отдельности. Составная ракета позволяет более рационально использовать ресурсы за счет того, что в полете ступень, выработавшая свое топливо, отделяется, и остальное топливо ракеты не тратится на ускорение конструкции отработавшей ступени, ставшей ненужной для продолжения полета. В результате этого, бомба взорвется при столкновении с любым препятствием. Нам же нужна вода или земля. Заряд бомбы состоит из сжатого воздуха. При ударе о воду, землю или другое препятствие, создается столб холодного воздуха, который распространяется вокруг и вызывает сильный порыв ветра, образуя вихрь. Образующаяся сила ветра настолько велика, что даже если космический Шатл попадет в эту зону – гибель будет 100 процентная. Попросту разорвет все что угодно. Бомба сама по себе не большая. Поэтому и отнесли к Наполеону, назвав – «Долина Герани».

– А как же прикрытие?

– Есть в природе такое явление – микровзрыв. Очень мощная гроза с огромной силой ветра. По размерам она не велика и длится около 5 минут. Столб холодного воздуха внезапно быстро движется к земле, распространяясь вокруг, что и вызывает сильный ветер.


Глава 18


Мы со Светланой осматриваем подозрительную машину.

Кто-то позвонил в отдел и пожаловался на то, что из машины, которая стоит под их окном уже три дня идет запах тухлого мяса проникает в окно на первом этаже и уже невозможно дышать. Даже собака, живущая с нами – не может есть.

Машина: черный «Эстминэс», с затонированными в хлам стеклами по кругу. Из-за тонировки: в салоне вообще ничего не видно, не смотря на солнечный день. Левое стекло со стороны водителя немного приоткрыто, щель сантиметра два. С виду машина не привлекает внимания, но из этой самой щели в окне – пахнет тухлым мясом.

Машина припаркована во дворе жилого дома, прямо под окнами, неподалеку от детской площадки. Во дворе нет никого, все окна в доме закрыты. Я знаю почему – никто не хочет быть свидетелем.

Тишина стоит такая, что если прислушаться, можно услышать собственное биение сердца. Но все-таки тишину нарушало жужжание. Жужжание насекомых раздавалось прямо из машины, прямо из той самой щели в окне.

Я подошел к водительской двери, а Светлана встала сзади меня. Взялся за ручку двери, потянул на себя и открыл дверь. Следом за распахивающейся дверью выпадает тело мужчины, и рой мух вырывается наружу. Если бы я не отошел, то они без особого усилия сбили бы меня с ног.

Это я к тому, как их много.

Мы стоим и смотрим на труп. Он уже начал разлагаться, но еще можно опознать, если знать умершего. Я толкаю ногой труп, и он обретает позу смотрящего в небо. На шее след от удушения.

– Его задушили, – говорит Светлана.

– Я это понял.

Я открываю заднюю дверь, картина, представшая перед нами, могла бы удивить даже самого неудивляемого человека.

На заднем сиденье лежит тело мальчика. Определить что это мальчик, можно лишь по одежде. Лица у него нет, да и самой головы тоже. Все заднее стекло забрызгано кровью, на полке с колонками лежат кусочки черепа, мозга, кожи и волос. На вид мальчику примерно 15 лет. В руке зажат револьвер.

Я беру его за правую руку с револьвером и кручу, чтобы рассмотреть гравировку на стволе и говорю:

– Это револьвер 45 калибра.

– Не удивительно, что у него головы не осталось. Как думаешь, он сам?

– Еще на руках синие следы, словно он обе руки обмотал чем-то тонким.

– Может удавка?

– Не знаю, надо получше осмотреть машину.

Я вытаскиваю тело мальчика за ноги из машины. Он в такой же позе, как и мужчина. На груди у него крестик золотой, который свисает на цепочке с шеи, тоже золотой.

В машине на коврике для ног, под водительским сиденьем, лежит струна. Скорее всего, та самая струна, которая оставила след на шее мужчины и на руках мальчика.

Струна E 6-я – 046 толщина. Все дело в том, что если взять струну потоньше и без обмотки, например E 1-я – 009, 010 толщина или B 2-я – 014 толщина. Если ими слишком сильно надавить, а если ты душишь человека, тебе это придется сделать. Вот если сильно надавить, то можно порезать руки в лучшем случае, а в худшем, просто отрезать голову, перерезав шею. Если цель – убийство в любом его проявлении, то можно и так. Но после того, когда голова будет отрезана, кровью зальет всё и вся вокруг. Поэтому почти все у кого мозг хоть немного работает, выбирают струны потолще.

В машине больше ничего полезного обнаружить не удалось. Но была надпись на лобовом стекле предположительно кровью:


ИУДА


– Эта надпись тебе ничего не напоминает? – говорит Света.

– Напоминает, еще как напоминает.

Мы вызвали группу зачистки и отправились по своим делам.

На следующий день в отделе, Света мне рассказала обо всем, что смогла узнать. Вообще это очень интересно, в основном работает только Светлана. Я можно сказать для защиты и компании, чтобы не было страшно и скучно, но иногда я бываю полезен.

Света начала:

– Получилось все так, как мы думали. Мальчик сидел на заднем сиденье, после чего перекинул руки с удавкой через подголовник и задушил водителя – мужчину. После чего написал на лобовом стекле «ИУДА» и вышиб себе мозги. Мальчика опознать удалось, ему недавно исполнилось 14 лет. Родители уже опознали тело его и сейчас подойдут к нам.

Вошли родители. Слезы капали из покрасневших глаз. На вид им около 40 лет обоим, одеты в дорогую одежду. Они богатые.

Я начал:

– Вы узнаете этого человека? – Протягиваю фотографию погибшего мужчины.

Женщина берет фото в правую руку, на которой золотое обручальное кольцо с драгоценным камнем. Достает левой рукой платок из сумки, вытирает слезы и всматривается в фотографию.

– Да, я его узнаю. Это Обаев Константин.

– Откуда вы с ним знакомы? – спросила Светлана.

– Мы ходим вместе в храм Христа Спасителя.

– Ваш ребенок тоже знаком с ним?

– Я не знаю. А почему вы это спрашиваете?

Светлана объясняет:

– Все дело в том, что ваш мальчик, перед тем как покончить с собой, убил этого мужчину.

Тут встревает отец и начинает возмущенно кричать:

– Да вы сами вслушайтесь в то, что говорите! Сначала вы говорите, что он покончил с собой! А теперь еще выясняется, что он убил человека!

Его перебивает Мать:

– Мы верующие люди! Мы вместе с сыном ходили в церковь! Он не мог покончить с собой! Он не мог никого убить!

– Вам просто лень искать настоящего убийцу! – перебивает отец.

– Убийцу нашего сыночка! – перебивает мать.

– Заткнитесь! – перебиваю я. – Ваш сыночек! Ваш божий одуванчик! Он кровожадная скотина, которая хладнокровно убила мужика и потом вышибла себе мозги из 45 калибра.

Я продолжаю:

– Он больной на всю голову психопат! У него в револьвере еще были патроны, и он мог просто его застрелить! Но нет, этому психопату подавай что-нибудь пожестче! Он мучил жертву и явно получал от этого удовольствие!

Родители перестают реветь и молча смотрят на меня. Светлана тоже смотрит на меня молча. Я взорвался, так не должно быть. Они потеряли ребенка. Даже если он кровожадная скотина, он все равно остается их ребенком. Их маленьким, добрым дитя.

– Извините.

Все молчат.

Я продолжаю:

– Этого не должно было произойти.

И добавляю:

– Вы свободны. Примите мои соболезнования.

Мы остались вдвоем в кабинете. Я открываю дверцу стола и достаю бутылку коньяка и стакан. Наливаю в 100 граммовый стакан до краев и выпиваю.

– Успокоился?

– Вроде как да.

– Что думаешь по этому поводу?

– Два дела явно связанны между собой. Мальчику и той девочки на днях исполнилось по 14 лет. Они оба убили с жестокостью бесчеловечной людей, а потом покончили с собой. Надпись на окне «ПОЯС КАИНА» – предательство родных. Надпись «ИУДА» – предательство, но не родных, а самого сына Божьего.

– По легенде.

– Хорошо, пусть будет по легенде.

Света добавляет:

– Все ходили в храм.

– Мне кажется, – начал я, – что нам пора наведаться в храм.


Глава 19.


1958 год.

Как я хочу жрать! Я голодна! Никакой добычи поблизости. Ладно, хоть вода не мутная. Только мелкая рыбешка кругом плавает. Больше сил потратишь, гоняясь за ней. Эх!.. Скукотища!

– Отсюда очень хорошо видно землю. Ничего не представляет препятствия для нас.

О-о-о!.. Это еще откуда?! Подплыву, проверю обстановку. Я плыву в направлении небольшого судна. Голоса раздаются с поверхности:

– Лишь бы нас не настиг ураган.

– Да не ссыте вы! Моя яхта построена по последнему слову техники. Не забывайте, она – самая быстрая и самая надежная яхта в мире. Да с такой яхтой, со мной, одним из самых выдающихся яхтсменов нашего времени и вами – отлично обученным экипажем, даже самый сильный шторм не может быть опасным.

– Ну ты загнул!.. ха-ха…

Я подплыла ближе. Это люди. Интересно сколько их?.. Э-э… надо вынырнуть посмотреть, за одно и дать о себе знать. Пусть начнут паниковать. Эх!..

– Это что еще за х..йня?! Вы это видели!?

– Что?! Что случилось?!

– Там!.. Там акула вынырнула! Просто пи..дец, какая здоровая!

– Нет, я ничего ни видел.

– И я тоже ни видел!

Ага… пять человек значит. Ну теперь-то, я поем. Суета сует. Надо показаться во всей красе. Я погружаюсь на глубину и резко разгоняюсь обратно к верху, чтобы полностью показаться.

– Ни… ху… я… се!..

– Это большая акула! Она наверно метров 7 длиной!

– Если она нас протаранит, то нам пи..дец! Станем ее пищей.

– Надо быстрее уплывать отсюда! Сука! Как назло – ветра нет!

Я разгоняюсь с глубины и беру на таран яхту. Один… два… три… Яхта подлетает над водой, переворачивается и тонет. Люди держатся на воде. Надо их собрать в кучу.

– Где она?! Кто ее видит?!

– Я ее не вижу!

– Она нас сожрет!.. Она нас сожрет!.. Она нас сож…

– Да заткнись ты! Лучше смотри, где она появится.

– Я ее вижу! Вон с правой стороны ее плавник!

– Что она делает?!

– Она плавает кругами вокруг нас. Хочет собрать в кучу.

– Это у нее получается.

– Я думал, что акулы тупорылые создания!

Круг постепенно сужается, сужается.

– Но они же близко не подходят!

– Это ты ей скажи!

– Где она?! Кто-нибудь ее видит?!

– Нет, я ничего не вижу.

– Замрите и старайтесь не бить по воде.

– Она под нами! Она под нами! Она под нами! Она по…

– Да не кричи! Успокойся! Где она?!

– Она проплыла прямо подомной! Мне страшно!

– Не паникуй! Старайся не шевелиться!

– Она уплыла?

– Я не знаю.

– Поверьте, что видеть акулу хуже, чем ждать ее.

– Это ты во всем виноват! Я вообще хотел дома остаться. «Моя яхта построена по последнему слову техники!» Иди ты на х..й, понятно. Я вообще уплываю от вас к берегу.

– Не плыви, она на тебя одного точно нападет.

– Да пошли вы!

Один отбился от кучи. Думаешь, что уплывешь от меня хи-хи… Один, два, три. Бросок!

– Не шевелись! За тобой плывет акула!

Всплеск, брызги, я вылетела на половину из воды. Поймала одного. Начинаю переламывать ему кости. Трясу головой из стороны в сторону, чтобы оторвать кусок. Вода вся алая от крови, кишки из пасти тянутся нитью к плавникам. Рука отрывается и падает в низ. Сжимаю челюсти еще раз и тело абсолютно разломано. Заглатываю жертву. Делаю разворот в сторону остальных.

– Она его съела! Она его съела!

– Сука! Ё..аный в рот!

Всплеск, брызги и, еще одного поймала.

– Она и его съела! Нам не выжить! Нам не выжить!

Вода опять алая. Скрежет зубов о кости. Сжимаю челюсти: нога отрывается и падает в низ. Он еще что-то кричит. Сжимаю челюсти и заглатываю жертву.

– Где она?

Большая волна.

– Я ее не ви…

Брызги и еще одна жертва в челюстях. Сжимаю челюсти, хрящи начинают хрустеть, кости ломаются. Сжимаю челюсть: сухожилия попадают на зубы. Сжимаю челюсть и проглатываю жертву.

– Мне страшно!

– Не бойся! Судя по ее размерам, смерть будет мгновенной… ха-ха…

– Спасибо, успокоил!

– Берегись! Она сзади!

Он оборачивается назад и видит огромный плавник в большой волне.

– Ну давай сука! Теперь мы одни остались! Аааааа!.. Давай! Давай!

Солнце светит.


Глава 20


– Что здесь произошло?

Я спрашиваю:

– Опять «Откровения за откровения»?

Евгения улыбается, у нее поразительно тонкая талия. Я провожу кончиком среднего пальца медленно от шеи, провожу между грудей примерно второго размера и останавливаю палец, упираясь в ямочку пупка.

– У тебя очень нежное тело, касаться его одно удовольствие.

– Спасибо, но не пытайся увильнуть от вопроса. Тем более, я вдыхаю запах горелого мяса.

Несмотря на то, что группа зачистки убралась полностью на месте преступления, запах действительно еще оставался жить в воздухе. Я ей рассказал все, что здесь произошло в мельчайших подробностях.

Она говорит: «Теперь твоя очередь».

– Ты выйдешь за меня?


Глава 21.


1963 год.

США.

– Мы выдвигаемся на учения во главе с авианосцем. Задача обычная – поиски и преследование подводной лодки условного противника.


Дайар. Военная база.

Сработала система безопасности. По громкоговорителю передают информацию:

– Жуков Леонид Ефремович, срочно пройдите в главный зал.

В главном зале тишина: все ждут министра обороны. Двери открываются: весь персонал переводит взгляд на двери. Вбегает Жуков, спрашивает:

– Что случилось?

Сирена выключается.

Главнокомандующий докладывает:

– Вторжение авианосца в сопровождении подводных лодок в наши территории.

– Если мы уничтожим целую флотилию, то мы себя обнаружим, а нам этого нельзя допустить. Их надо вывести с нашей территории. Направьте к ним «Динозавра», пусть попытается их вывести и сбить с толку.


Авианосец.

– Капитан, гидроакустики засекли цель. Что-то напоминающее небольшую подлодку.

– Начать преследование!

– Капитан, настигнуть ее не возможно! Она идет со скоростью примерно 300 км/ч.

– Это невозможно. Ни одно судно не может двигаться с такой скоростью.

– Капитан, она погружается очень быстро. Сейчас глубина составляет 6 км.

– Это невозможно!

– Капитан, она снова поднимается почти к поверхности.

– Не существует судов, которые могут так плавать.

– Может это киты? Или какие другие существа?

– Даже киты не могут за пару минут погружаться на глубину до 6 км. и обратно к поверхности так же быстро.

– Но, что это тогда такое?

– Да я х..й знает!

– Попробовать атаковать?

– Нельзя! Мы не знаем, какие последствия нас могут ожидать после атаки.

– Капитан, она исчезла с радара.

– Возвращаемся на базу. Все равно мы уже очень сильно отклонились от курса.


Глава 22.


13 сентября 1968 года.

США.

– Здорова. ФБР «специальный агент» Триперс. Ты Геркюр?

– Да.

– Расскажи еще раз, что здесь произошло.

– Я же объясняю! Мы приехали на место преступления, пообщались с соседями, зашли в квартиру, осмотрели место преступления.

– Дальше.

– Дальше! Дальше мы разошлись по квартире. Я отправился в кухню, Зихров пошел в спальню. Потом я услышал, как разбилось окно. Забежал в спальню, окно в спальне было разбито. Я посмотрел вниз и увидел, лежащего на асфальте Зихрова…

Он оправдывается. Пытается меня убедить в какой-то х..йне. Звучит все это как бред сумасшедшего.

Я перебиваю:

– Ты сам-то понимаешь, как это звучит? Ты меня хочешь убедить в том, что ты с напарником Зихровым приехал на место преступления. И твой напарник просто так выбросился в окно. Ты сам-то в это веришь?

Он проглатывает ком и говорит:

– Но это же, правда! Спросите у соседей по тамбуру.

– Спрошу. Пока я только опросил соседку с 4 этажа. Девушка только пришла от знакомых и собиралась ложиться спать. Как услышала за окном крик «Спасибо!» И что-то очень тяжелое упало на асфальт. Также на втором этаже муж с женой смотрели телевизор в зале и тоже слышали громкий шлепок, и крик перед этим «Спасибо!»

– Я ничего не слышал. Наверное, потому, что я был в кухне.

– Дворник, подметавший соседний двор, прибежал на крик, увидел лежащего человека и вызвал скорою. Время около 5 утра, на улице почти никого, тем более дом находится во дворе, рядом трассы нет, на улице тишина. Дворник сказал, что раздалось эхо на несколько дворов, его нельзя было не услышать.

Я повышаю голос: «Колись!»

Он трясется, глотает ком:

– Я не убивал! Зачем ему тогда кричать спасибо?!

– У него в кармане нашли билеты в театр на 2 персоны. Ты думаешь, я поверю, что человек, который сегодня собирался в театр покончил с собой. Ты отстраняешься от дела и арестован до выяснения обстоятельств. Уведите его.

Я захожу к соседям по тамбуру и прошу их рассказать, что они знают. Мы сидим в кухне за столом. Я, муж и его жена.

– Вы слышали что-нибудь после того, как зашли к себе в квартиру? После того, как поговорили с детективами?

– Нет. После этого моей жене стало плохо, и мы прошли в ванную. В ванной ее рвало, и у нас была включена вода. Наверное, поэтому мы ничего не слышали. После к нам зашел детектив и спросил, где телефон.

– Хорошо. Что за девочка повешена в квартире?

– Мы не знаем, у них не было детей.

– Расскажите мне тогда то, что вы рассказали детективам.

– Но мы же уже рассказали.

– А вы еще раз расскажите! Может ваша жена мне что-нибудь расскажет, а то она ничего не сказала еще.

Жена говорит:

– Я не хочу вспоминать об увиденном. Муж вам все расскажет.

– Ладно, пусть муж расскажет. Я слушаю.

Муж сидит напротив меня, жена с правой стороны от меня. Муж начал:

– Наши соседи по тамбуру всю ночь шумели – играла громко музыка. Вообще они никогда не шумели и вели себя спокойно, всегда здоровались. Мы не особо обратили внимания на музыку. Первый раз за 13 лет у них было шумно, ну с кем не бывает. Под утро запахло горелым и мы с женой вышли, чтобы посмотреть, в чем дело. Дверь соседей была открыта, музыка уже не играла. Когда мы вошли в зал, то увидели…

Жена начинает блевать на кухонный стол. Я вскакиваю, чтобы не испачкаться.

– Я же вам говорил, что ей плохо. Я уведу ее в ванну. Дверь сами закроете.

Он ее уводит. Я остаюсь один в кухне и обдумываю ситуацию.

Мы пришли в «Место Окончательной Регистрации Граждан» на опознание. Мамы и папы супружеской пары. От 50 до 60 лет.

Морг: стены, потолок и пол, все обложено бело-голубой плиткой среднего размера. Вдоль стен стоят металлические носилки, на которых лежат накрытые белой простынею трупы. Для них не хватило место в камерах. В морге два отделения. Мы находимся в помещение для хранения трупов. Оно оборудовано холодильными агрегатами, внешне похожими на камеры хранения на вокзалах. Здесь даже принцип тот же – ты забираешь то, что принадлежит тебе. Только здесь нет замков.

Тело мертвого человека – это сумка с вещами, только в ней сердце, легкие, кровь, дерьмо и еще всякой херни навалом.

Каждая ячейка закрывается небольшой металлической дверцей, за которой расположена выдвижная полка.

Второе помещение для вскрытия «сумок». «Сумки», которым не хватило места в камере, как правило, отправляются на вскрытие первыми. Потому что, для того чтобы избавиться от трупного запаха – «сумки» охлаждают, а после вскрытия обрабатывают составом, затрудняющим разложение поверхностных тканей и устраняющим запах. Если вовремя не отправить в помещения для вскрытия – образуется трупный смрад.

Врач, который будет показывать тела – ест мороженное: шоколадный пломбир, маленький брикет, с печеньками с обеих сторон. Откусывает и говорит с забитым ртом:

– Открывать?

Я смотрю на родителей. Родители смотрят на врача и кивают. Врач открывает дверцу и выкатывает носилки, на которых лежит женщина. Повеяло холодом. Родители встали с одной стороны напротив доктора. Я стою в ногах тела. Доктор подносит мороженое ко рту и зажимает зубами. Потом подносит руки к краю простыни и отворачивает на ¼.

Ноль эмоций.

Родители:

– Давайте посмотрим на мужчину.

Доктор накрывает простынею, закатывает носилки и закрывает дверцу. Открывает другую дверцу, выкатывает носилки. Повеяло холодом. Доктор с мороженым во рту кивает. Родители кивают в ответ. Доктор подносит руки к краю простыни и отворачивает на ¼.

Ноль эмоций.

Родители смотрят на доктора, потом на меня. Я достаю из кармана пиджака небольшой пакет. В пакете лежат обручальные кольца супругов. Передаю родителям и говорю:

– Вы сможете опознать эти кольца?

Родители вглядываются, вертят, передают друг другу. Опять вглядываются, вертят и снова вглядываются. Возвращают мне и хором говорят:

– У наших детей. Внутри на кольцах была гравировка.

Я всматриваюсь в одно кольцо и пытаюсь прочитать:

– Я тебя люблю!

Читаю на втором:

– Я тебя люблю!

Как оригинально-то.

Родители хором:

– Это их кольца, значит это они.

Врач доедает свое мороженное, а родители абсолютно спокойно говорят о смерти своих детей.

– Да, это точно они. Сомнений быть не может.

Врач спрашивает:

– Закрывать?

– Да.

Пока он делает все в обратной последовательности, я говорю с полусонными родителями.

– У них были дети?

Чей-то папа зевает и говорит:

– Нет.

Показываю врачу рукой на камеру, в которой лежит девочка, и продолжаю говорить:

– Мы сейчас покажем вам труп девочки, которая была повешена в квартире ваших детей. Их обнаружили вместе.

Врач повторяет уже знакомые действия. Мы подходим к телу, родители присматриваются к девочке. У нее на шее странгуляционная борозда, которая представляет собой отпечаток петли.

Я спрашиваю:

– Она вам знакома?

Чей-то отец зевает и говорит:

– Нет.

– Тогда не смею больше вас задерживать. Вы свободны.

Родители полусонные отправляются на выход. Я обращаясь к врачу:

– Как только будут результаты экспертизы, сообщите мне сразу.

– Хорошо.

Я беру одну фотографию девочки со стола и направляюсь в отдел.

Мы прекрасно понимали, что после того, как мы покажем родителям их мертвых детей, может произойти все что угодно, вплоть до инфаркта. Поэтому, перед тем как показывать родителям их детей, мы взяли фенобарбитал по одной таблетке на человека и растворили в спирте, дали выпить по 50гр., но сказали что это средство против рвотных рефлексов и отравлений: из-за запаха в морге. На самом деле фенобарбитал – противосудорожное средство из группы барбитуратов. Белый кристаллический порошок слабо-горького вкуса, без запаха. Запрессованный в таблетки по 0,2 г. в одной, самое главное не переборщить. Разовая доза для взрослых внутрь: 0,2 г., то есть 1 таблетка. Суточная доза для взрослых внутрь: 0,5 г., то есть 2,5 таблетки. Если употребить суточную дозу за разовый прием, то физиологические эффекты включают спазмы дыхания, в результате которых наступает смерть. Он легко растворим в спирте. Этот препарат вызывает сонливость и наркотическое действие. Поэтому, он относится к группе лекарств, запрещенных большинством дипломированных фармакологов, поскольку относится к 1 группе (легких) наркотических средств. Наступает потеря контроля над эмоциями – эйфория, что и привело к спокойному реагированию на тела детей.

Я направился домой, чтобы выспаться.

Когда видишь убитых детей, растерзанных людей или людей с которых сняли кожу живьем, то уснуть просто так уже не можешь. Тебе требуется посторонняя помощь, вмешательство извне. И ты находишь эту помощь, это вмешательство извне: в алкоголе и фенобарбитале.

Я сажусь на кровать, не раздеваясь. Открываю тумбочку, цветом под липу и вытаскиваю сначала стакан, а потом бутылку виски. Наливаю в 100 граммовый стакан до краев. Достаю баночку, открываю, высыпаю на руку 7 оставшихся таблеток фенобарбитала. Бросаю 1 в стакан, а остальные назад в баночку, выпиваю. Наливаю еще один стакан до краев и снова выпиваю. Наливаю снова и снова выпиваю. Ложусь на не разобранную кровать и отрубаюсь.

Проснулся только утром и сразу отправился в отдел. Отчеты об экспертизе были готовы. Прочитав отчеты, направился к начальнику. Стучу в дверь и сразу вхожу.

– Мне надо поговорить.

Я зашел в кабинет и закрыл дверь.

В кабинете стоит Т образный стол. С левой стороны, у стены стоит шкаф под документы со стеклянными дверьми. С правой стороны, около стены точно такой же шкаф, стол стоит посередине кабинета. Над ним висит портрет Эйнштейна, то самый известный портрет, черно-белый портрет, с высунутым языком. Шеф смотрит на меня и говорит:

– Ты отчеты прочитал?

– Да прочитал.

– Что думаешь по этому поводу.

– Какая-то чушь получается. Отпечатки пальцев на пистолете для забивания дюбелей, принадлежат девочке. ДНК крови на одежде девочки, принадлежат супружеской паре. Девочка повесилась сама. Личность девочки установить не удалось.

– Твои выводы?

– Я даже не знаю. Как хватило сил, 14 летней девочке, чтобы справиться с двумя взрослыми людьми. Да еще таким жестоким способом. После этого еще и повеситься. Да и мотивы какие? Я не понимаю?! Мне кажется – это инсценировка.

– Ну какая инсценировка?! Ну чего ты все преувеличиваешь?! Все как по сценарию. Девочка их убила, может быть в состоянии аффекта, а потом как пришла в себя – повесилась. Это же детский мозг. Он очень ранимый и вспыльчивый. Да и вообще дети самые жестокие из людей. Ну зачем нам «Глухарь»? Даже целых три?

– Вы предлагаете закрыть дело?

– Дело не в том, что я предлагаю, а в том, что ты предложишь.

– Я подумаю.

– Подумай.

– А что будет с Геркюр? – спросил я.

– Ему предъявлено обвинение в доведении до самоубийства должностного лица. Его ждет смертная казнь.

Я вышел от начальника и направился в свой кабинет. В кабинете меня ждет супружеская пара. Обоим за 30, внешне очень ухоженные люди и по одежде видно, что зажиточные. У обоих красные глаза: они плакали. Женщина смотрит на меня тяжелым взглядом и говорит:

– Здравствуйте мое имя Жанет Ризон. Это… – Она проводит рукой по воздуху в сторону мужчины. – Мой муж – Джек Ризон. Мы родители Ангины Ризон.

Я не понимаю, о чем они говорят.

– ФБР «специальный агент» Триперс. Простите, но о ком вы?

– Понимаете. Мы живем в Австралии. Нашей дочке 3 месяца назад исполнилось 14 лет. В день рождения, мы ее видели в последний раз.

Я начинаю догадываться. У мужчины влажнеют глаза. Женщина продолжает:

– Мы подали в розыск о пропаже дочки. В результате следственных мероприятий удалось выяснить, что она через 3 дня после дня рождения, отплывала от берегов Гладстона на каяке. Больше о ней ничего не было слышно. Мы разослали запрос о пропаже во все страны. Мы уже начали думать, что она утонула, но ровно почти через 2 месяца после ее отплытия из Гладстона, нам прислали ответ из США. Девочка, похожая на нашу дочь, приплыла на каяке к берегу Санта-Барбары.

Мужчина начинает плакать навзрыд. Женщина продолжает:

– Мы сразу прилетели в Санта-Барбару. Недельные поиски не дали результатов. После чего пришел ответ из Вашингтона. Похожую девочку видели в район стройки жилого дома. Как утверждают рабочие «…у нас украла пистолет для забивания дюбелей…», после чего мы здесь обзвонили все морги и узнали, что похожая девочка сегодня утром доставлена в морг.

Мужчина рыдает. Женщина пытается себя контролировать, но глаза все равно влажные. По всему видно, как тяжело ей это удается. Она продолжает:

– Мы только что из морга. Мы опознали дочь. Нас направили к вам.

Я стою молча. Женщина ждет, когда я хоть что-то произнесу. Я ничего не понимаю. Достаю папку с их делом, вынимаю свадебную фотографию супружеской пары и протягиваю женщине.

– Вы кого-нибудь узнаете на этой фотографии?

Женщина всматривается в лица, передает мужчине. Он пытается успокоиться и тоже всматривается в лица.

Хором:

– Нет, мы их видим впервые. Они имеют какое-то отношение к нашей дочке?

Я протягиваю им дело.

– Читайте сами. Я не могу это пересказывать.

Женщина во время чтения садится на стул и начинает плакать. Сквозь хлюпанья слышно:

– Я не могу в это поверить. Как она смогла такое сделать?!

– Вы их точно не знаете?!

– Да не знаем мы их!

– Давайте пройдем в другой кабинет.

Мы зашли в кабинет, в котором на стене висит большая карта мира. Я беру указку и говорю:

– Вы говорите, что из Австралии? – Тыкаю концом указки в материк.

– Да, – сказала женщина.

– Вы утверждаете, что ваша дочь отплыла от берегов Гладстон на каяке? – Тыкаю в Гладстон.

– Да.

– Вы утверждаете, что ее видели в Северной Америке? – Тыкаю в материк.

Женщина опять говорит:

– Да.

– Через 2 месяца видели, как она на каяке приплыла к берегам Санта-Барбары? – Тыкаю в Санта-Барбару.

– Да.

– Я могу поверить в то, что девочка за месяц добралась из Санта-Барбары до Вашингтона. Но вы меня пытаетесь убедить, что девочка на каяке отплыла от Гладстона. – Снова тычу в Гладстон. – Проплыла через Коралловое моря. – Провожу указкой по морю. – Проплыла через весь Тихий океан. – Провожу через тихий океан. – И высадилась у берегов Санта-Барбары через 2 месяца на том же самом каяке?!

– Ну… Мы… Э-э… Не знаем на том же каяке или нет.

– Да даже если и на другом! Вы сами-то в это можете поверить! – я начинаю повышать резко голос. – Вы вообще представляете, что вы несете!

Я беру графин с водой со стола, наливаю пол стакана. Достаю из кармана баночку, открываю крышку и высыпаю таблетки без остатка в стакан. Беру карандаш и начинаю размешивать. Таблетки размешиваются очень плохо.

Я выпиваю залпом стакан, с неразмешанными шестью таблетками.


Глава 23.


– Кстати, я еще в архивах полазил. В этот раз, прочитанное меня повергло в шок. Помните, рассказывал о торпедах «Мать Тереза»?

Он в серой водолазке с вытянутым горлом, вытянутыми рукавами и в затяжках. Серые брюки, коричневые туфли и, наверное, все те же белые, почти серые носки.

– Конечно, – говорю я.

– Оказывается, большая часть воды вокруг нас заминирована. Морские мины — боеприпасы, скрытно установленные в воде и предназначенные для поражения кораблей и судов противника. Называют их «Лотерея», выигрыш такой лотереи – жизнь. Построенная по типу торпед. Взрываются, газ выходит на поверхность, потопляя суда.

– И опять все думают, что это природный катаклизм?

– Совершенно верно! Еще есть проект под названием «Дворники». Здесь не сложно догадаться, что после всех потоплений и аварий, они зачищают место. Собирают полностью все останки. Самое главное успеть собрать пока течение не унесло. В первую очередь собираются части с опознавательными знаками, чтобы не смогли идентифицировать останки. Все останки доставляются на базу и уничтожаются. Некоторые переплавляются в нужное сырье. Самое главное – перед дворниками работает проект «Динозавр»

– Что это за проект?

– Вы не поверите! Проект этот уникален – это большая акула, но не просто акула, а Мегалодон!

– Которая жила до динозавров?

– Да. Мегалодон – это ископаемая акула, жившая в период с 25 миллионов лет назад, до 1,5 миллиона лет назад. В основном находили только ископаемые останки, но чтобы живую нашли – об этом еще не писали. Мегалодон переводится как большой зуб. Обитала в 7 морях и господствовала над всеми хищниками. Самая большая хищная рыба, из, когда-либо живущих на земле. Обладает острыми пилообразными зубами, длиной около 15 сантиметров. Охотилась на крупную добычу, включая самых крупных китов. Как она вымерла, ученые так и не узнали. Возможно из-за того, что численность китов на тот момент резко упала на ¾. Попросту сдохла с голоду, но это не доказано. Наши ученные выловили ее со дна Марианской впадины, что находится в Тихом океане и является самым глубоким местом на земле – около 11 километров. По всей видимости, единственный экземпляр, но она дала одну особь. Новорожденный детеныш примерно от 6 до 8 метров длины.

– Значит, в наших водах обитает мать и дитя, то есть всего две таких акулы?

– По документам, да. Возможно, мы просто не знаем об остальных. О детеныше известно только то, что тот бороздит открытые воды без присмотра. Мамашей же управляют.

– Каким образом?

– На самом деле, то, как они ей управляют – очень жестоко. Мегалодон – уникальная археологическая находка. Они поступили с ней жестоко. С помощью метода электрической стимуляции отдельных участков мозга. Стимулируя определенные точки в мозге, можно вызвать движение челюстей, стимулируя другие точки — движения плавников, направления акулы, ощущение голода и вообще все что угодно. Называется «Электрическая стимуляция». В головной мозг вживляются датчики с электродами в определенные части мозга. Датчик передает небольшой электрический разряд на электрод, а тот передает в мозг, тем самым, стимулируя определенную точку. Надо в нужный момент подать разряд на нужную точку и акула становится подчиняема.

– Такие же эксперименты могут ставить на людях?

– Даже не знаю. Об этом я не слышал.

– Хорошо. А что происходит с акулой, если не подавать сигнал?

– Акула ведет обычный образ жизни, только ей постоянно управляют. Нельзя, чтобы такой монстр вышел из-под контроля. Управление акулой происходит по метану авиа навигации. Сейчас благодаря ДжиПиЭс навигатору, намного проще это делать. Раньше акула плавала по водным трассам, которые строятся из отрезков. Отрезки образуют сеть, опутывающую целые моря. В узлах этой сети, что на концах отрезков, расположены были небольшие радиостанции. Вот и все.

– Каких она размеров?

– Длина – 33 метра, вес – 100 тонн, высота пасти – примерно 7 метров, ширина примерно 7 метров. Сила укуса такая, что она сможет перекусить товарный грузовик. Максимальная скорость, которую акула может развить, составляет около 300 километров в час.

– Как такое возможно?

– Вся сила передвижения акулы заключается в хвосте. Хвост приводят в действие 12 групп красных мышц, которые расположены вдоль тела к хвосту. Они действуют как 12 больших поршней двигающихся вперед и назад. Погружаться может до 7 километров за 2 минуты и с такой же скоростью подниматься к поверхности. В основном ее направляют на «точку» для поедания экипажа.

– Никто никогда не найдет людей после аварии?

– Нет тела — нет дела!


Глава 24


Мы зашли в ЗАГС, чтобы подать заявление. Женщина далеко не средних лет – улыбается. На ней очки квадратные, седые волосы зачесаны назад и держатся сверху ободком. Выглядит она как бабушка, но немного моложе, примерно 50 лет. Женщина спрашивает нас:

– Какую дату вы хотите выбрать?

Евгения:

– 12.12.2012г.

Женщина открывает большую тетрадь, лежащую на столе и перелистывает на нужную дату.

– Свободно.

– Вот и отлично, Тогда на 18:00 записывайте, мы будем.

Мы вышли из ЗАГСа и направились каждый по своим делам. Договорились ближе к вечеру встретиться в кафе и обсудить будущую свадьбу.

Вечером в кафе, Евгения одета снова в платье чуть выше колен, полностью белого цвета, обтягивающее талию. На ней красные босоножки с открытым носом. Ногти на ногах и руках красного цвета. Губы тоже красного, но более яркого, чем на ногтях, с блеском, кажется, что ее губы очень большие и влажные. Длинные светлые волосы распущены ниже плеч.

Она возбуждает.

– Через месяц свадьба. Нам надо все решить.

Она смотрит на меня. Я отвечаю:

– Чего решить? Делай все так, как сама хочешь. Я тебе доверяю.

– Приготовления к свадьбе – это дело не одного дня.

– Да что ты так переживаешь?! Впереди еще много времени на подготовку.

– Один месяц – это не так уж и много!

– Хорошо, пусть будет по-твоему. С чего начнем?

Она достает из сумки бюллетень – «Организация Свадеб».

– Итак. Первое – список гостей.

– А почему именно со списка нужно начинать?

– Только после того как мы определим, сколько примерно гостей будет, можно решать с местом проведения свадьбы, сколько человек поместится.

Она достала листок, ручку и начинает записывать имена людей, которых хочет пригласить. Я же думаю совсем о другом.

– Может ну их, этих гостей?

– Как это ну?! – удивленно спрашивает она.

Я накрываю правой рукой ее левую руку и говорю:

– Я тебя люблю.

Она улыбается, в глазах что-то сверкнуло. Она произносит, смотря прямо в глаза:

– Я тебя тоже очень люблю.

Я продолжаю:

– Это же наш праздник и он никого кроме нас не должен касаться. Это наш день, давай посвятим его только друг другу. Ты же знаешь, что более пошлое мероприятие, чем русская свадьба сложно себе представить.

– Ну а как же друзья? Родственники? Родители?

– Поженимся, а потом соберемся и отпразднуем. Только в день нашей свадьбы, я не хочу никого видеть возле себя, кроме тебя. Давай посвятим его друг другу.

Она сморит на меня и молчит, потом произносит:

– А как же свидетели?

Я улыбаюсь и говорю:

– Главный свидетель – главный подозреваемый.

Она смотрит в окно. Подходит официантка и спрашивает:

– Еще что-нибудь заказывать будете?

(Запись в анкете знакомств:

О себе:

1.Милые девушки не пишите! Мне не интересно, что у вас в дневнике, другие сайты знакомств, хороший заработок и т.д.

2.Молодые люди моложе 27 лет не пишите! Вы слишком для меня молодые!

3.Предлагающие услуги интимного характера не пишите! Когда вы понадобитесь я знаю где вас найти.

4.Лица из МЛС не пишите! Не напрягайте свои пальчики и мои мозги!

5.Уважаемые господа состоящие в браке не пишите! Становиться любовницей в мои планы на жизнь не входит!

6.Дорогие спонсоры не пишите! Я не стою вашего драгоценного внимания, есть более выгодное вложение денег!

7.Украинцы, белорусы, чурки и прочие отребья не пишите! По простоте своей души русской могу ведь и далеко послать.

Для остальных:

Отвечу всем,

Встречусь не с каждым!

P.S. .мужчины если бы вы знали как меня веселите. Думайте хоть иногда, что пишите!)

Я отвечаю:

– Нет.

– А я еще кофе выпью, одну чашечку черного свежезаваренного.

Официантка говорит, хорошо и уходит.

Евгения продолжает:

– Хорошо, давай проведем только вдвоем этот день. Но все равно нам надо подготовиться.

– По крайне мере теперь заботы о гостях пропали, – я улыбаюсь.

Евгения продолжает:

– Второе – это выбор места празднования. Нам лучше пораньше заказать столик, не смотря на то, что мы будем вдвоем. Не далеко от меня есть хороший ресторан.

– Я согласен. С местом мы разобрались. Что дальше?

– Тамада не нужна. Дальше: платье невесты и костюм жениха.

– Давай отсюда заедем в магазин «Жизнь? Смерть?» и выберем. Или ты не хочешь, чтобы я тебя видел в платье до свадьбы?

– Кто тогда скажет, идет ли мне оно или нет?! Поедем вместе.

– Что дальше?

– Аксессуары невесте и кольца.

– Это в том же магазине купим. Дальше?

– Машина.

– Лимузин?

– Нет, это пошло и безвкусно.

– Тогда белый «Эстминэс», все равно у нас больше марок нет.

– Хорошо.

– Что дальше?

– Торт нам не нужен. Каравай тоже не нужен. Спиртное и напитки, с этим там решим. Девичник и мальчишник – это нам не надо.

– Что значит не надо?!

– То и значит, что не надо! Или ты против?!

Она смотрит мне прямо в глаза.

– Да нет, я просто переспросил.

– Вот и хорошо.

– Что дальше?

– Сценарий выкупа невесты тоже не нужен. Маникюр, педикюр и прическа. Ну с этим сами разберемся. Ну и букет невесты.

– Давай я его сам выберу под цвет твоего платья.

– Хорошо.

– Ну что готова?

– Готова.


Глава 25


Нас в квартире 8 юношей. Мы озлобленные дети на своих родителей. Всех нас предали. И мы хотим отомстить. Даже больше – мы отомстим.

Дети – самые жестокие из людей.

Я делаю все сам в кухне. Семеро дожидаются в зале. Никому не доверяю ничего. Если хочешь, чтобы все получилось именно так, как ты хочешь – делай все сам. Поэтому я один в кухне.

Я сходил утром в магазин и сделал покупки. Над входом в магазин, надпись большими буквами «ГИПЕРМАРКЕТ». На стекле раздвижной двери надпись «Лицам, не достигшим 18 лет, спиртные напитки и сигареты не продаем».

Я сложил в тележку: 32 бутылки водки 0.5 литра, 1 канистру моторного масла на 4 литра, 4 бутылки скипидара по 1 литру каждая, 8 автогеновые зажигалки и покрывало.

Продавщица за кассой пропикала весь товар и с улыбкой огласила сумму.

Сложил все в тележку, вышел за дверь и, накрыв тележку вместе с товаром покрывалом, я направился домой.

Единственное, о чем попросил остальных, чтобы они слили бензин с машин. Дал канистру на 20 литров и сказал, чтобы наполнили полностью.

И вот теперь я в кухне, а они в зале. Выливаю всю водку из 32 бутылок в раковину и ставлю на кухонный стол. В измерительный стакан наливаю масло 300 грамм, разливаю по трем бутылкам по 100 грамм. Конечно, можно взять и 0.7 бутылку, но ее стекло толще и нет вероятности, что она разобьется. Дальше, после масла наливаю скипидар 300 грамм, разливаю по трем бутылкам по 100 грамм. Потом также поступаю с бензином. После чего беру приготовленный кусок материала из покрывала, пропитываю в бензине и закупориваю бутылки плотно.

Самое главное соблюдать пропорции. В бутылку надо налить масло моторное примерно ¼ часть. Без масла чистый бензин слишком легко стекает с обрабатываемых поверхностей и слишком быстро сгорает. Затем в равных пропорциях скипидар и бензин. Зажигательной смеси в бутылке должно быть примерно 1/2—2/3 от всего объема в бутылке, т.к. бензин сам по себе не горит, а горят его пары. Если бутылка будет наполнена полностью, парам просто негде будет появляться и ничего не загорится.

Закупоривается ветошью. Тряпка должна быть пропитана бензином. Иначе она может потухнуть в полете. Тряпка должна плотно закупоривать горлышко, чтобы пары бензина не выходили наружу. Длина свисающего края должна быть не меньше 15 см.

Все это я проделываю со всеми 32 бутылками. Выхожу в зал и прошу каждого дать мне рюкзак. Я заранее попросил принести с собой школьные рюкзаки.

Зайдя в кухню, они просто ох..ели и спросили куда столько?

– Каждому по 4 бутылки в рюкзак. Есть небольшой процент того, что бутылка взорвется в руках, поэтому так много.

Хором:

– Какие наши действия?

– После того, как мы зайдем в храм: каждый займет свою позицию.

Я показываю пальцем на одного:

– Ты встанешь слева в углу.

Показываю пальцем на другого:

– Ты справа в углу. Вы оба посередине с краев. Ты слева, а ты справа. Вы оба встанете сзади в углах. Ты слева, а ты справа.

Показываю на последнего:

– Ты закроешь двери изнутри на замок.

Я складываю в каждый рюкзак по 4 коктейля. И раздаю по зажигалке.

– После того как все займут свои позиции и ты закроешь дверь. Я выйду к протоиерею и начну говорить. Вы должны будете сразу приготовить по первому коктейлю. Поскольку он их и так всех загипнотизирует, они мало на что обратят внимание. А после того как выйду я, все внимание будет сконцентрировано на мне, и вы сможете сделать все без помех.

Я продолжаю:

– Внутри везде висят иконы. Они деревянные и покрыты лаком, никакой защиты. Сзади меня будет висеть большой деревянный крест. Все достаточно легко и просто. Я первый брошу коктейль, после чего вы должны сразу кидать свои.

– А если они ломанутся на выход или попытаются вылезти через окно? – спросил один из 8.

– Храм – спроектирован и обустроен как крепость. На случай войны с бесами, как смешно бы это не звучало. В нем пуленепробиваемая дверь с такими же окнами. Никто не сможет выбраться оттуда.

– А как же пожарная охрана? – спросил другой.

– На время службы ее отключают. Внутри в этот момент слишком много свечей зажигают. Из-за этого ее отключают.

– А черный выход? – спросил еще один.

– Какой черный выход в церкви?! Вы не путайте людей, которые будут внутри с обычными, тем более с проповедниками. Они не просто верующие, они фанатики. Такие, даже за рулем не пристегиваются и не предохраняются.

Продолжаю:

– Первые два коктейля бросаете в иконы. Два оставшихся: прямо в толпу людей. Один в пол прямо под ноги, чтобы точно разбился. Другой прямо в центр толпы. Всем все ясно?

Хором:

– Ясно!


Глава 26


В подъезде воняет мочой. Стены покрашены в светло-салатовый, потолок побеленный. Я стою перед металлической дверью голубого цвета. Справа от двери, на уровне моего лица – два дверных звонка. Под одним надпись «Наташа ШАЛАВА».

Мы платим за уборку в подъезде.

Я нажимаю на звонок. Слышно как в квартире чирикает птичка – это мелодия звонка.

Тишина.

Я нажимаю еще раз на звонок и опять слышно чириканье птички.

Мужской голос за дверью:

– Кого бл..дь там принесло?!

Я начал со стандартных заученных фраз.

– Я расскажу вам, зачем пришел Иисус. Я расскажу вам, что с ним произошло. Я расскажу вам, как он вернется. Готовьтесь в последний день воззвать Господа.

Дверь открывается, на пороге стоит мужчина. Мы смотрим друг на друга с одинаковым удивлением. На меня удивленно смотрят почти все, кто мне открывает дверь. Мое же удивление было потому, что мужчина еле держался на ногах, он был пьяный. Из одежды на нем были только семейные трусы с долларом.

– Как вы меня достали. Вы почти каждый день ходите ко мне. Что, нельзя запомнить адрес мой и записать в блокноте, что здесь нех..й ловить?!

– Мы не заставляем слушать нас, однако понимаем, что жизнь не стоит на месте и обстоятельства у людей меняются. Сегодня человеку некогда, а завтра он с удовольствием побеседует. Одного члена семьи могут не интересовать разговоры о Библии, других — наоборот. Человек может столкнуться с новыми трудностями и обстоятельствами, которые пробудят его интерес к духовному.

– Мне вы на х..й не нужны! Я живу один! Здесь только один член! Мой!

Я продолжаю:

– Иисус Христос велел своим последователям «…во всех народах подготавливайте учеников» — и сам подал в этом пример, ходя «по городам и деревням, проповедуя и возвещая благую весть о царстве Бога». Апостол Павел учил людей в общественных местах, на рынках и по домам. Мы поступаем так же. Другие конфессии признают, что христиане обязаны проповедовать в общественных местах и по домам, однако занимается этим только ограниченный круг людей, например миссионеры или священники.

– Да?

Я говорю:

– Да.

Мужчина засовывает на половину ладонь правой руки в трусы, прямо под пупком и чешет. Ладно, заходи.

Мы прошли в кухню. На столе стояла начатая пол литровая бутылка водки, пустая лежала под столом. На столе в блюдце нарезанные кольцами малосольные огурцы небольшого размера. Еще на столе телефон. Мужчина наливает в стакан и протягивает мне.

– Пей!

– Нет, я не пью.

Он садится боком на скамейку возле стола и закидывает ногу на ногу. Я присаживаюсь напротив него.

– Расскажи мне о Боге.

Я начинаю рассказывать заученный отрывок:

– Царство Бога — это небесное правительство, о котором Иисус Христос учил молиться своих учеников. Вскоре это правительство будет править над всей землей и разрешит насущные проблемы человечества. Библия не называет точную дату, когда произойдут эти события, но дает признак, согласно которому становится, очевидно, что мы живем в «последние дни».

– Это про конец света что ли?

– Про судный день.

– Давай по-подробней!

– Бог назначил Иисуса Христа Судьей, который будет решать, какое будущее ожидает каждого человека. Те, кто окажутся праведными, получат вечную жизнь на райской земле. Неправедные же умрут. Они навсегда прекратят свое существование, а не будут мучиться. Люди, не будут нести ответственность за этот суд и не будут принимать участие, когда Бог предпримет меры, чтобы устранить все зло с земли.

– Круто! Долго учил?

– Э-э…

– Ладно, забей. Вот ты мне скажи. Правда, что вы отказываетесь от переливания крови?

– Отказываемся.

– А если будет грозить смерть?

– Наша вера в Бога – непоколебима. Если мне суждено умереть, значит, того хочет Господь.

Мужчина берет правой рукой недопитую бутылку водки со стола и разбивает мне о голову.


Глава 27


После решения вопросов связанных со свадьбой, мы направились в магазин «Жизнь? Смерть?».

Магазин покрашен в виде Ян и Инь. Внутри один большой зал, разделенный на две части. Левая сторона выкрашена в белый цвет, а правая выкрашена в черный цвет. На левой стороне стоят манекены, одетые в свадебные платья всех фасонов и цветов: красные, бежевые, белые и даже черные. Все стены зеркальные. Также стоят мужские манекены, одетые в костюмы.

Стоя на белой стороне, отчетливо видно черную сторону. В ней стоят вдоль стен гробы, крышки стоят возле гробов. Гробы цветов: черного, под ольху, красного, под орех и даже белого цвета. Так же стоят манекены подобия мужского и женского пола. Одеты в похоронную одежду. Не только в ту, в которой будут хоронить, но и в ту, в которой можно прийти на похороны.

Самое забавное, так это то, что ассортимент одежды, в которой тебя будут хоронить, гораздо больше того, в котором ты будешь жениться или выходить замуж. И дело не только в фасонах, но и в расцветках.

– Вам помочь? – спрашивает консультант.

Евгения:

– Да, девушка. Мы собираемся пожениться и хотели бы примерить одежду.

Видно, как на черной стороне такой же консультант подходит к потенциальному покупателю. Если прислушаться, то можно расслышать их разговор.

– Что бы вы хотели?

– Знаете, девушка. Я бы не хотел, чтобы меня одевали без моего ведома. Ну, вы понимаете, о чем я?!

– Да, конечно, я вас прекрасно понимаю.

– Я бы хотел выбрать сам себе костюм и гроб.

– Девушка снимает с вешалки белый костюм и предлагает пройти в примерочную.

Выйдя из примерочной, он спросил:

–Ну как? Вам нравится?

– Мне нравится. Костюм вам очень идет.

– Хорошо я его возьму. А какой вы мне гроб посоветуете?

– Сейчас мода на белое. Бархат тоже теперь не в моде, вместо него везде кожа.

Она добавляет:

– Вот этот гроб.

Она показывает рукой на тот, что лежит на лавочке.

– Вот этот гроб сейчас в моде.

– Слушайте, а он мне нравится.

Потенциальный покупатель проводит ладонью по всей длине гроба. Трогает материал внутри гроба, потом трогает материал на крышке гроба.

– Может, хотите примерить, тем более вы еще в костюме.

– С удовольствием.

Потенциальный покупатель ложится в гроб так же, как кладут покойников. Руки складывает на груди.

– Ну как? – девушка улыбается.

– Знаете, как-то не очень. В плечах жмет.

– Ну, это же пока просто моделька, а размер с вас потом снимем.

– Ну не знаю. Как-то не уютно, а может что-то пооригинальнее есть.

У девушки загораются глаза.

– Милый, как я тебе. – Евгения вышла из примерочной.

Консультант:

– Цвет: белоснежный. Силуэт: Принцесса. Покрой наряда: корсет + юбка. Юбка: пышная. Есть шлейф, фигурный вырез без рукавов. Эксклюзив.

Она выглядит действительно потрясно, очень великолепно.

Консультант продолжает:

– В бело-черном варианте платье выглядит более стильным. Оно сразу обращает на себя внимание. Особенно отделка на груди.

Она продолжает:

– Блондинки чаще всех выбирают себе традиционные белые платья, или бело-черные. Чтобы дополнить и воссоздать ангельский образ, конечно, требуется именно белый цвет с черной отделкой для свадебного платья. Образ нежной женственности очень хорошо подходит светловолосым невестам, поэтому и выбираются самые нежные и утонченные цвета для их свадебных платьев.

На том конце в черном отделении продолжается разговор.

– У нас есть эксклюзив в единственном экземпляре. В товар входят сразу одежда и гроб, плюс венки со скидкой.

– Хорошо, давайте посмотрим.

Девушка подводит к саркофагу и говорит:

– Этот саркофаг копия того, в котором хоронили знаменитого фараона Древнего Египта – Тутанхамона. Саркофаг: из чистого золота общим весом 110,4 кг., украшен бирюзой. Крышка так же из золота.

Потенциальный покупатель смотрит широко улыбаясь.

Наш консультант продолжает:

– Избыток украшений или просто большое их количество вряд ли испортят такую девушку. – Она заулыбалась. – Также вполне может пойти практически любая фата, немного прикрывающая своей нежной прозрачностью, ее светлую головку. Использование ярких цветов для свадебных платьев светловолосым девушкам все-таки не рекомендуется, так как грозит своей вульгарностью и некой возвышенной степенью извращенности.

На том конце в черном отделе.

– Это как раз то, что я хочу. Мне это подходит. А в какой одежде хоронят?

– В одежде фараона.

Консультант снимает с вешалки одежду и протягивает потенциальному покупателю.

Выйдя из раздевалки, он сказал:

– Вы знаете?! А мне нравится, даже очень.

Наш консультант:

– Обувь к свадебному платью можно выбирать различного стиля: она может быть на различном каблуке, может быть строгой или наоборот немного легкомысленной.

В черном отделе.

Консультант:

– В Древнем царстве одежду мужчин составлял передник изо льна или кожи, укрепляемый на поясе. Тот, что на вас из кожи. Называется – схенти.

Она продолжает:

– Схенти украшен боковой плиссировкой, которая отличала одежду фараона и знати от одежды простых египтян.

Потенциальный покупатель:

– Ну так!..

– Мужской костюм состоит из нескольких тонких схенти, которые надеваются один на другой. Композиция одежды строится на сочетании смуглой кожи, просвечивающей сквозь тончайшую красивую ткань, с круглым накладным воротником, который богато украшали стеклянными бусами и драгоценными камнями.

Наш консультант:

– Идентичным образом подбираются и все остальные аксессуары к свадебному платью. Материал свадебного платья каждая светловолосая девушка может выбрать индивидуально и можно смело сказать, что ее внешний вид подойдет практически к любой материи. Каждая светловолосая девушка, безусловно, сможет стать настоящей принцессой, королевой или волшебницей в зависимости от того, какое она свадебное платье подберет себе.

– В этом ты принцесса. Мы его берем.

Евгения улыбается.

– Теперь надо тебе подобрать костюм и выбрать кольца.

В черном отделении.

– Вот еще. – Девушка кладет перед ногами потенциального клиента сандалии. – В таких ходил сам Тутанхамон.

Мужчина обувает сандалии и подходит к саркофагу.

– Давайте я примерю его в этом наряде.

– Хорошо.

Девушка подзывает еще одного консультанта – парня. Они вместе отодвигают крышку от саркофага. Мужчина ложится в саркофаг и консультант с консультантом закрывают крышку.

Я выбираю белый костюм. Мы выбираем обыкновенные золотые кольца. Подходим к кассе и оплачиваем.

В черном отделении.

Консультант и консультант отодвигают крышку с саркофага. Мужчина вылезает из него. Стоя в одежде фараона около девушки и саркофага он произносит с эмоциями:

– Мне все обзавидуются! Я буду круче всех! Я все это покупаю!

Мы выходим из магазина.


Глава 28


1945 год.

Дайар. Военная база.

Сработала система безопасности. По громкоговорителю передают информацию:

– Жуков Леонид Ефремович, срочно пройдите в главный зал.

В главном зале тишина: все ждут министра обороны. Двери открываются: весь персонал переводит взгляд на двери. Вбегает Жуков, спрашивает:

– Что случилось?

Сирена выключается.

Главнокомандующий докладывает:

– Вторжение вражеских самолетов в наши территории. Что делать?

Жуков:

– Не паникуйте! Доложите подробнее.

Главнокомандующий делает глубокий вдох и докладывает:

– Пять бомбардировщиков приближаются к нашей территории. Их засекли радары штаба и подтвердили радары Охраны Открытых Вод. – Делает вдох и пытается еще вспомнить что-нибудь. – ООВ запустили «Огни Святого Эльма» на среднюю мощность. Ждем вашего приказа.

– Поймайте их частоту, перехватите переговоры.

Главнокомандующий поворачивается к радисту и громко кричит:

–Поймать частоту! Перехватить переговоры!

Радист Попов начинает настраивать передатчик: шум, свист и шипение вызывают мурашки по телу. Наконец Попов закричал: «Я поймал прием!»

– …наверно мы свернули не туда и сбились с курса. Не наблюдаю землю. Повторяю. Не наблюдаю землю. Я не могу сориентироваться – где запад.

– Что у вас произошло?

– Мои оба компаса вышли из строя. У нас у всех компасы не работают: они показывают неправильно – вращаются по часовой стрелке.

– Поворачивайте на запад. Повторяю. Поворачивайте на запад.

– Что…


США. Военная база.

Паника: никто не может понять их место нахождения. На контрольной вышке пытаются настроить связь, но помехи не дают этого сделать. Диспетчер передает по громкоговорителю:

– Командир пройдите в контрольную вышку.

Командир появляется в вышке через минуту.

Диспетчер:

–Командир, я получил странное сообщение с воздуха. Кажется, полет в опасности.

Командир начинает нервничать, расстегивает верхнюю пуговицу рубашки, руки трясутся – спрашивает:

– Что случилось?

– Сэр. – Диспетчер передает распечатанную запись переговоров и берет рацию. – «Орел 10» повторите, где вы сейчас находитесь? Прием.

– Мы не можем установить настоящее местонахождение. Приборы не работают.

– Летите на запад. Повторяю. Летите на запад.

– Какой запад! Вы меня вообще слышите! Я же сказал, что приборы не работают.


Дайар. Военный штаб.

Министр обороны отдает приказ главнокомандующему:

– Передайте приказ ООВ, чтобы они следили за бомбардировщиками. Они не должны терять их из виду, но и показываться им не должны. Вы меня поняли?!

– Да, я вас понял!

Жуков покидает главный зал. Главнокомандующий отдает приказ радисту:

– Свяжитесь с ООВ. Скажите, чтобы они следили за бомбардировщиками. Они не должны терять их из виду, но и показываться им не должны.

Попов начал снова настраивать передатчик: шум, свист и шипение. Наконец поймав сигнал ООВ, начал передавать:

– «Фата–Моргана 19». Вы меня слышите?

– Это «Фата–Моргана 19».

– Следите за бомбардировщиками, не теряйте из виду, но не показываетесь.

– Приказ поняли.

– Ждите дальнейших приказаний.


США. Военная база.

Командир:

– Насколько времени им хватит топлива?

Диспетчер поднимает правую руку и чешет затылок:

– Думаю часа на два, не больше.

Командир:

– Нужно определить их пеленг с помощью триангуляции.

Капитан направляется в комнату триангуляции. В комнате стоит большой круглый стол с радиусом 1м. На столе координатная карта территории относящейся к их военной базе. Вокруг стола стоят трое военных; каждый вытягивает по шнуру из стола, и пересекают в одной точке. Три шнура как раз пересекаются в точке нахождения самолета.

Капитан возвращается в контрольную вышку и передает информацию диспетчеру. Тот начинает попытки связаться с бомбардировщиками:

– «Орел 10» повторите, где вы сейчас находитесь. Прием…

– У нас до сих пор приборы не работают, но мы видим впереди землю.

– Вы не можете видеть землю. По нашим сведениям вы должны сейчас лететь в нашу сторону над водой.

Капитан говорит:

– У пилота пространственная дезориентация. Он не понимает, где находится и доверяет только интуиции. И он вам ни за что не поверит.


Дайар. Военный штаб.

Министр обороны возвращается в главную комнату.

– Главнокомандующий, доложите обстановку».

Главнокомандующий:

– Бомбардировщики летят в восточную сторону, к Саргассову морю. ООВ продолжают следить за ними.

Жуков отдает приказ:

– Сбейте частоты.


США. Военная база.

Диспетчер продолжает поддерживать связь с пилотом.

– Попытайтесь сориентироваться, где запад.

– Мы видим сушу. Но я не могу определить, где мы. Что-то случилось, я все еще не могу ориентироваться. Кажется у нас…

– «Орел 10», вы меня слышите? Повторяю! «Орел 10» вы меня слышите?!

Капитан:

– Что произошло?

– Я не могу больше поймать сигнал. Его заглушает музыка Кубинских радиостанций.

Дайар. Военный штаб.

– …почти кончилось топливо. Мы делаем вынужденную, экстренную посадку на острова… ааааааа!.. (шум, свист и шипение).

Жуков:

– Что произошло?

Главнокомандующий:

– ООВ сообщают, что они упали в Саргассово море.

Радист:

– К нашей территории летит еще один самолет.

Жуков:

– Прикажите ООВ, следить за ним и без приказа ничего не предпринимать.

Радист:

– ООВ сообщают, что самолет взорвался в небе.

Жуков:

– Я же приказал, чтобы ничего сами не предпринимали!

Радист:

– ООВ сообщают, что он сам в небе взорвался недалеко от нашей территории».

Жуков:

– Свяжитесь с «Дворниками» и направьте «Динозавра», пусть зачистят территорию. Нельзя чтобы нас обнаружили.


Глава 29

Храм высотой примерно с 5 этажное здание. Белого цвета с золотыми Куполами и крестами на нем. Рассчитан на 7 тысяч человек. В плане храм выглядит как равносторонний крест около 70 метров шириной. Возведен в традициях русско-византийского стиля. Храм имеет статус подворья Патриарха Дайар Сергия. Повседневные обязанности настоятеля исполняет ключарь протоиерей Алексий.

Храм обведен забором высотой 2 метра с бетонными столбами, выкрашенными в белый цвет и с сеткой металлической в крупную клетку между ними. Ворота для входа одни. Вход в храм тоже один.

Мы пришли в субботу, и попали на утреннюю службу. Внутри храма было много людей, несколько тысяч точно. В самом конце толпы от входа возвышение. На нем стоит престол. Чуть дальше, но прямо над престолом висит большое распятие – деревянный крест с деревянным Иисусом. Его можно без труда и, не щурясь разглядеть. Все ждут, когда протоиерей Алексий выйдет и начнет службу.

Мы позвонили заранее и предупредили о том, что приедем. Внутри к нам подошла матушка и сказала:

– Патриарх Сергий вас примет, но просит подождать 15 минут. Я подойду к вам, как он будет готов.

– Хорошо, – ответил я.

Заиграл орган, но самого инструмента не видно. Пока мы стоим, я увидел в толпе родителей той девочки и родителей того мальчика, что покончили с собой. Вышел протоиерей Алексий прямо к престолу. С этого места сложно разглядеть, как он выглядит. Его почти не видно, а только слышно его голос, доносящийся с того конца храма. Да и не совсем с того конца, а через динамики, висящие в углах помещения.

Голос:

– Народ без религии – жалкий корабль без компаса. Без религии человек ходит во тьме. Только религия указывает человеку на его начало и конец.

Все слушают молча, смотря на него. Он продолжает:

– Мы все здесь собрались, потому что мы верим Богу, мы хотим, чтобы он нас простил за наши грехи. Чтобы впустил нас в Рай. И наша любовь к Богу должна быть искренней.

Продолжает:

– Не спрашивайте, что может сделать для вас Бог. Спросите, что вы сами можете для Бога сделать.

Мы наблюдаем, как все люди стоят и молчат, словно под гипнозом смотрят на протоиерея и слушают, что он говорит. Ну не совсем он, а то, что выдают динамики. Даже если приглядеться, то все равно не сможешь разглядеть его лицо, тем более говорит ли он вообще.

Это я к тому – насколько большое деревянное распятие.

Еще пахнет какой-то малолеткой.

– Неужели они действительно верят во все это? – спросила меня Светлана.

– Отчасти.

– Что значит отчасти?

Я объясняю:

– Они слушают, что им говорят и то, чему их учат. Потом отсеивают из всего только то, что им подходит, и верят в это.

– Но им же подходит не все.

– Конечно не все, и даже не большее. Им подходит ничтожный процент из всего того, что им говорят и чему их учат.

– Что они делают с тем, что им не подходит, то есть с большинством?

– Все что как-то противоречит им и во что они не верят. Все это они попросту не замечают, или стараются не замечать. По крайне мере стараются.

– Это как верить в Бога, но не верить в Дьявола. Несмотря на то, что о них написано в одной и той же книге – в Библии.

Я подумал с минуту и ответил:

– Да, но… даже проще. Это как верить, что убийство – смертный грех и за него попадешь в ад. Потому, что сказал Господь Моисею «не убий». И не обращать внимания на то, что Моисей со своим стадом 40 лет в пустыне рубил всех направо и налево, во имя Господа. Да и сам Моисей убил Египтянина и скрыл его в песке.

Я добавляю:

– В Библии – постоянно кто-то кого-то убивает.

Светлана говорит:

– Убийство есть убийство, совершают ли его по долгу службы, ради веры, выгоды или развлечения.

К нам подходит матушка и говорит, что патриарх готов нас принять.

Патриарху Сергию на вид больше пятидесяти лет. Он в гражданской одежде. Сидит за большим столом. На столе: рамки с фотографиями, но фото с наших мест не разглядеть, куча бумаг. За его спиной на стене висит точно такое же распятие, как и то, что висело за спиной протоиерея, но размером поменьше.

Он указал рукой на стулья, и мы присели.

– Здравствуйте, – начал он. – Вы пришли по поводу тех жутких убийств подростками, которые потом покончили жизнь самоубийством?

– Да, – ответил я.

– Все дело в том, – начала Света, – что подростки совершали это, почти сразу после того, как им исполнялось 14 лет. И мы до сих пор не знаем, были они знакомы с жертвами, да и мотив нам не известен. Даже предположить не можем, что их на такое сподвигло. Единственное соединяющее звено, оказались вы, так как подростки, жертвы и родители подростков ходили в ваш храм.

– Наш храм – единственный храм на острове. Это может быть и простым совпадением. К нам за службу приходят до 7 тысяч человек.

– Кстати, а, сколько сейчас человек пришло на службу? – спросил я.

– В выходные всегда больше всего людей. Поэтому мы и сделали такой большой зал для службы.

Он берет тетрадку со стола, открывает и средним пальцем правой руки проводит вниз и останавливается.

– Сегодня, как и во все выходные дни, ровно 7 тысяч вместе с вами.

– Вернемся к делу, – начала Светлана. – Может мы бы и не обратили внимание на эти дела, если не одно обстоятельство. Девочка в квартире на оконном стекле написала «ПОЯС КАИНА», а парень на лобовом стекле машины «ИУДА». Это…

– Я знаю, откуда это, – перебил ее патриарх.

Он спросил:

– Вы закрыли дела?

– Да, – ответил я.

– Тогда зачем вам это?

– Мы предполагаем, что такие преступления будут продолжаться.

Патриарх Сергий спрашивает:

– Вы верите в Бога?

– Отчасти, – ответили мы одновременно.

По его взгляду понятно, что он не совсем понял как это.

Я отношусь к типу тех людей, которые боятся сказать вслух то, о чем они думают. Тем более о религии. Тем более верующему. Тем более патриарху. Таких как я, называют внутренне не свободными.

Светлана же не такая. Она считает себя внутренне свободной, в этом внешне ох..енно не свободном мире. Поэтому говорит все что думает, если ее о чем-то спрашивают. И это немного напугало, потому что я знал, что сейчас будет.

– Ответьте мне, Сергий, – начала Светлана. – Можно я вас так буду называть?

Патриарх кивает головой.

Света продолжает:

– Ответьте, пожалуйста. Для чего или зачем верить в Бога? Это необходимо для выживания, как умение добывать пищу?

– Светлана, ответьте сначала на мой вопрос так, чтобы я потом полностью смог сформулировать правильно и понятно ответ.

– Хорошо.

Светлана подумала с минуту и начала говорить. Я мог остановить ее или хотя бы перебить, чтобы вернуться к тому, зачем мы сюда пришли. Но если честно, то мне хотелось самому послушать их дискуссию.

Когда кто-то, делает то, что ты не можешь – это вызывает восхищение.

Светлана говорит:

– Я не питаю ненависти к единственному истинному богу, что подтверждает мою веру в него. Я ненавижу Бога, созданного людьми.

Она продолжает:

– Я ненавижу то, кем вы его создали. Достаточно прочитать библию, и станет ясно, что Бог – это что-то кровожадное и очень жестокое. Он то и дело ждет, когда ты согрешишь, чтобы сразу наказать тебя и отправить в ад.

Света продолжает:

– Большинство верят в Бога, потому что боятся в него не верить. Потому что вы их запугиваете. Люди стали бояться Бога, больше чем Дьявола. На самом деле, Бога нужно не бояться, а любить. И верить в него, потому что любишь его, а не потому что боишься его.

Она продолжает:

– В детстве я любила Бога и верила, что он меня тоже любит. Но с каждым годом все больше и больше начинала его ненавидеть и думать, что он ненавидит меня. Из-за постоянного прессинга религии.

Она продолжает:

– Это, как родители и дети. Когда ребенок живет с папой и мамой – он их любит. Но что-то произошло в семье и родители развелись. Ребенок живет с одним из родителей, а другой его навещает, и ребенок, пока еще по-прежнему любит обоих. Потом родитель, с которым ребенок живет, начинает запугивать, говорить, что тот родитель его не любит. Начинается засирание мозга. Постепенно в ребенке зарождается неприязнь, а потом и ненависть. И вот, когда ребенок вырастает, он уже лютой ненавистью ненавидит родителя, с которым не жил. Он думает, что тот его тоже ненавидит, потому что ему все детство и всю юность об этом говорил родитель, с которым он жил. Хотя на самом деле, родитель с которым он не жил, любит его, и любил всегда. И сейчас не понимает, почему получилось то, что получилось.

Светлана продолжает:

– Я этот пример привела вот к чему. Ребенок – это люди верующие в Бога. Родитель, с которым ребенок жил – это религия. Родитель, которого ребенок стал ненавидеть – это и есть Бог. Отношение людей к Богу, зависит от религии.

Я в шоке. Судя по выражению лица патриарха, он тоже в шоке.

Света продолжает:

– Вообще я не боюсь умереть, не то чтобы я хочу умереть, но я просто не боюсь смерти. Если мне в один момент надоест жить. Я без раздумий вышибу себе мозги.

Она продолжает:

– Я имею в виду, что этот мир не настолько прекрасен, чтобы оставаться в нем и страдать.

Она продолжает:

– Еще я считаю, что каждый из нас – тоже Бог. Только каждый по-своему.

Добавляет:

– Я ответила так, как вы хотели?

Патриарх смотрит на Светлану так, словно она отчистила от кожуры самый большой банан, который только смогла найти и, откинув голову назад, проглотила банан за один заход

Это я к тому: как он удивлен.


Глава 30


Мне 40 лет, у меня нет детей и у меня сегодня свадьба. Это первая свадьба в моей жизни, нет, конечно, меня звали уже замуж, но только я все откладывала, да и подходящего человека не было. Сейчас я выхожу замуж за человека, которого действительно люблю.

Мы стоим в ЗАГСе перед столом и той самой женщиной, которая записала дату 12.12.2012г.

ЗАГС выглядит, наверное, так же как и любой другой ЗАГС, но он у нас на острове один, а других я не видела. Поэтому мне не с чем сравнивать. Золотые буквы над входом ЗАГСа – ЗАГС.

Мы в той одежде, которую купили в магазине «Жизнь? Смерть?»

Мой будущий супруг – моложе меня на 7 лет. Он очень красивый в своем белом костюме. Я тоже очень красивая, я сама себе нравлюсь, а это бывает редко. Наверное, такими красивыми и счастливыми – мы больше никогда не будем. У меня в руках букет белых роз. Букет – это охапка из 33 роз, которые ни во что не завернуты. Только шипы срезаны, дабы я не поранилась.

Никогда не думала, что невесты так переживают. У меня трясутся руки и подкашиваются ноги. На свадьбах я была только гостьей, даже свидетельницей не была.

Старушки на свадьбах часто говорили мне "ты следующая". Меня это очень раздражало. Они говорили так только для того, чтобы позлорадствовать, сделать мне больно. Это было видно по их наглым ухмылкам, но я с этим очень быстро разобралась. Они перестали так говорить после того, как я стала говорить им то же самое на похоронах. И злорадная ухмылка расплывалась по всему моему лицу.

Гостей мы так и не пригласили. Это немного удивило тетку за столом.

– Мы подождем гостей? – спросила она.

(Запись в анкете знакомств: Ищу друга и любовника в одном лице(где секс-приятное дополнение, а не цель);строго от 27лет(я не занимаюсь обучением подрастающего поколения);кстати, я не "киса" и ,тем более ,не "зая",если уж пытаетесь общаться, то будьте любезны имя запомнить).

– Нет, нас двое. Больше никто не придет.

Она говорит:

– Как странно и одновременно мило. У меня первый раз такое.

Я говорю:

– У нас тоже.

– На самом деле, – тетка продолжает: – вдвоем намного спокойнее.

Она продолжает, но только голосом тише:

– Русская свадьба – самая бессмысленная и беспощадная.

Тетка улыбнулась и мы оба вместе с ней.

Она продолжает:

– Зато здесь нет ни одного гостя, который спал с невестой.

Тетка опять улыбнулась и мы вместе с ней. Но шутка мне не понравилась.

– Тогда начнем.

Тетка открывает книгу и начинает зачитывать:

– Вы клянетесь пожертвовать жизнью ради друг друга?

Мы отвечаем вместе:

– Клянемся.

Дождавшись ответа, она продолжает:

– Вы клянетесь совершить убийство ради друг друга?

– Клянемся.

– Клянетесь совершить вредительство, которое будет стоить жизни тысячам ни в чем не повинных людей ради друг друга?

– Клянемся.

– Вы клянетесь обманывать, совершать подлоги, шантажировать, растлевать детские умы, распространять наркотики, способствовать проституции, способствовать порнографии. Сделать все ради друг друга?

– Клянемся.

– Если, например, для вашей половины потребуется плеснуть серной кислотой в лицо ребенку – вы клянетесь это сделать ради друг друга?

Я спрашиваю:

– Что?!

– Ну… Это же всего лишь формальности, – говорит тетка.

– Клянемся.

– Клянетесь ли вы – оба – не расставаться никогда?

– Клянемся.

– Клянетесь ли вы – оба – не говорить никому о том, что вы здесь клялись? Так как Новый Завет прямо запрещает клясться (Мф.5:34—36, Иак.5:12).

– Клянемся!

– Можете обменяться кольцами и поцеловаться.

Мы не заказывали столик в ресторане, сразу из ЗАГСа поехали в отель, где сняли апартаменты для новобрачных.

К тому времени как мы приехали в отель, было уже темно. Апартаменты были действительно для молодоженов. Большая кровать в виде сердца с шелковым бельем. Мы заказали ужин в номер.

И вот настал тот самый момент – брачная ночь. В комнате немного света, ее освещают только свечи на столике, на тумбе и на других предметах. Жених сам меня раздевает. Расстегивает молнию на спине и снимает платье через верх.

– Ты такая красивая.

Он продолжает:

– Выглядеть в твоем возрасте хорошо – это патология.

Он обнимает меня и произносит шепотом на ухо:

– Я люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю.

Мы ложимся на кровать, он меня обнимает и целует в губы. Потом смотрит мне в глаза и произносит с улыбкой:

– Надеюсь, что ты девственница!


Глава 31


– Наш остров находится постоянно под охраной, но это всем известно. Зато не известно, что у ООВ есть военные корабли, которые все время бороздят морские просторы, сменяя друг друга. Точнее это даже не корабли. Как бы описать вам. Вот! НЛО! По фотографиям они похожи. Тоже круглая тарелка дисковой формы. Только эти могут не только быстро и незаметно летать, но и под водой свободно перемещаются. Называются «Фата–Моргана»

– Что это такое?

– Вообще это сложное оптическое явление в атмосфере, состоящее из нескольких форм миражей, при котором, отдаленные объекты видны многократно и с разнообразными искажениями. «Фата–Моргана» возникает, когда в нижних слоях атмосферы образуется несколько чередующихся слоев воздуха различной плотности, способных давать зеркальные отражения. В результате отражения, а также и преломления лучей, реально существующие объекты дают на горизонте или над ним по нескольку искаженных изображений, частично накладывающихся друг на друга и быстро меняющихся во времени. Название получило от Феи Моргана. Она по преданию, живет на морском дне и обманывает путешественников призрачными видениями. Фея Моргана – волшебница, персонаж английских легенд артуровского цикла. Ее главный дар — целительство. В ранних произведениях Моргана выведена просто как волшебница, врач Артура. В поздней средневековой литературе ее роль увеличивается, и она становится кровной родственницей Артура. Еще обладает навыком оборотничества, отсюда и «Фата–Моргана».

– Кажется что это мираж. Хм… умно придумано.

– Это я еще только начал рассказывать. Дальше, станет интересней. Представьте, как это будет звучать. Пилот передает по рации на базу: «Я вижу сияние из глубины, свечение идет прямо из воды, приближается к поверхности. Распространяется над поверхностью. На меня летит летающая тарелка. Это НЛО!..» ха-ха… «Это ёбаные инопланетяне». Представляете, каким бредом это будет казаться. А связист будет кричать «Что за хуйню ты несешь?!» Все будут думать, что он тронулся. Да и не каждый о таком расскажет.

Подумал с минуту и продолжил:

– Вся уникальность в двигателе, построенном по принципу бесшумного и беспламенного двигателя. Могут зависать в воздухе. Способный совершать полет со скоростью, превышающей скорость звука в воздухе – 1224 километра в час, при атмосферном давлении 760 миллиметров ртутного столба и температуре воздуха 0 градусов Цельсия. «Фата–Моргана» обладает оружием, которое называется «Огни Святого Эльма».

– А это что означает?

– Разряд в форме светящихся пучков или кисточек, возникающий на острых концах высоких предметов, таких как башни, мачты, острые вершины скал и еще в этом роде. При большой напряженности электрического поля в атмосфере. Чаще всего бывает во время грозы или при ее приближении, и зимой во время метелей. Название получило от имени святого Эльма – покровителя моряков в католической религии. Святой Эразм, он же Эльм – христианский святой, почитается как мученик. В Католической церкви входит в число четырнадцати святых помощников. По легенде, палачи вынули его внутренности, намотав их на лебедку. Морякам их появление сулило надежду на успех, а во время опасности — и на спасение.

– Сулит спасение, а на самом деле несет смерть. Двойной смысл.

– Да двойной смысл.

– Раемыслие или адомыслие?

– Не знаю. Я постоянно путаюсь в них.

– А что тут путаться?! Я вас научу различать. Двойной смысл – это когда что-то имеет два смысла, то бишь рай и ад. Рай, он же «Раемыслие» – это когда в ад, вкладывают рай. Ад, он же «Адомыслие» – это когда в рай, вкладывают ад. Понятно?

– Если честно, то нет.

– Объясняю подробно! Раемыслие – атомная бомба это ад?

– Да, ад.

– А если ей дать имя «Божья коровка» – это уже рай?

– Да, рай.

– Так же и наоборот. Какая-нибудь детская кепка с названием «Скальпель». Кепка – рай, скальпель – ад, то есть адомыслие. Иногда можно все понимать совсем по-другому. Та же атомная бомба – кого-то убивает, а кого-то защищает. Также и в этом случае: оружие – ад, «Огни Святого Эльма» – рай. Раемыслие. Понятно?

– Да, теперь вроде понятно. На чем я остановился?

– «Огни Святого Эльма».

– «Огни Святого Эльма» – оружие построено по принципу молнии. Относится к оружию не летального действия – в обычном применении не приводить к гибели живых существ. Основная цель использования такого оружия — нейтрализация, а не поражение противника; ущерб здоровью и физическому состоянию людей при этом должен быть сведен к минимуму. Излучатель, который вырабатывает электромагнитный импульс. Излучатель фиксирует цель и на борту поднимается паника. Можно регулировать мощность. От мощности зависит сила разрушения. В основном создает помехи. Может вывести из строя все компасы, отрубить энергию, вызвать помехи радио. На максимальной мощности – выводит из строя все приборы.

– Компас же не электронный, что с ним происходит?

– Показывает не правильно, начинает вращаться по часовой стрелке.

– Я одного не пойму! Мы постоянно уничтожаем корабли, самолеты, да почти все, что вторгается в нашу территорию. Я понимаю, что благодаря облаку нас никто не видит и о нас никто не знает. Но неужели никто не отправлялся на поиски пропавшей техники. Или отправлялись, но ничего не находили? Понятно, что все выглядит как несчастный случай или природный катаклизм. Но у них столько всего попросту пропало без вести, что они должны в этом, что-то заподозрить!

– Они находят, конечно, останки техники, но большинство на самом деле, сами затонули. Место нашего острова, нашей базы так сказать: очень тщательно выбиралось. Очень важную роль здесь играет Саргассово море. Помните, рассказывал о путешествии по Саргассову морю, из которого еще никто не возвращался?

– Помню.

– Так вот слушайте. Море уникально тем, что не имеет берегов. Его окружают противоположные течения, медленно вращающие воду по часовой стрелке, затягивая любые обломки приносимые морями. Некий пылесос. Еще, большая часть покрыта водорослями, что вызывает у людей, обманчивую надежду на спасение. Кажется, что это земля. Самолеты, запросто могут на них совершить посадку в экстренных условиях. Там кстати обитает акула-динозавр – Мегалодон, проект «Динозавр».


Глава 32


На упаковке написано «Cannabis indica ». Так, значит, мне надо выращивать около камина. Тогда свет будет постоянно, но здесь написано «Длительность светового дня – 10-12 часов». Надо поставить с тыльной стороны камина в другой комнате и выносить к огню только на 10-12 часов.

Я беру блюдце, два куска ваты и наполняю блюдце водой так, чтобы оба слоя ваты полностью промокли. Кладу между слоями семена. Ставлю с тыльной стороны камина, чтобы было теплее и чтобы ускорить прорастание семян. Проверяю один раз в день, чтобы вата не высохла. На седьмые сутки, появился маленький белый корень. Беру глиняный горшок диаметром 5 сантиметров и глубиной 10 сантиметров. Сажаю 10 проростков в землю, на глубину примерно 1,5 сантиметра. Через 7 дней появились первые ростки. Беру глиняный горшок диаметром 15 сантиметров и глубиной 30 сантиметров. Беру пакет. На пакете написано «Почва посевная – 10 кг.». Высыпаю небольшое количество содержимого пакета в горшок. Добавляю древесной золы. Встаю, спускаю брюки и ссу в горшок. Перемешиваю получившуюся смесь. Получилось примерно 60% горшка. Добавляю 40% перлита. Перемешиваю. Беру столовую ложку и пересаживаю саженцы в большой горшок. На расстоянии 3-5 сантиметров от стебля и на 7 сантиметров в глубину.

Прошел месяц. Засыпаю ванну землей, выкапываю в середине яму. Ставлю на дно ямы тару, от консервированной сельди пряного посола. Беру овечью шкуру, делаю в ней отверстие. Верхние части с растения помещаю в шкуру и закапываю.


Глава 33


13 сентября 1968 года.

США

Мы приехали по адресу ул. Банди, дом 14, квартира 28. Поднялись на 7 этаж. Металлическая дверь тамбура открыта. В тамбуре стоят мужчина с женщиной примерно 30 лет. Одеты в домашние халаты белых цветов. Оба черноволосые. У женщины трясутся руки. Мужчина обнимает ее за плечи и пытается успокоить.

Я подхожу к ним и говорю:

– Я Геркюр – детектив, а это мой напарник – Зихров. Это вы вызвали полицию?

Женщина очень бледная, видно, что ей плохо. Мужчина поднимает взгляд на меня:

– Да это мы звонили. Наши соседи по тамбуру всю ночь шумели, играла громко музыка. Вообще они никогда не шумели и вели себя спокойно. Всегда здоровались. Мы не особо обратили внимание на музыку. Первый раз за 13 лет у них было шумно, ну с кем не бывает. Под утро запахло чем-то не понятным, очень противный запах, чего-то кислого и тухлого. Мы с женой вышли, чтобы посмотреть, в чем дело. Дверь соседей была открыта, музыка уже не играла. Когда мы вошли в зал, то увидели…

– О боже! – женщина произнесла и прокашлялась. – Мы такого раньше не видели.

– Я думаю, вам самим лучше на это взглянуть, – произнес мужчина.

Я прохожу к двери, а Зихров подходит к женщине. Толкаю дверь и запах крови кисло-сладкий вперемешку с чем-то очень вонючим, больше похожим на запах тухлых яиц – бьет в нос. Женщина блюет прямо на туфли и брюки Зихрова. Заливая до колена бело-красной рвотной массой его ноги.

Он отпрыгивает назад и кричит:

– Твою мать! Твою мать! Я только из химчистки забрал вещи.

Женщина еще раз блюет, но только уже на пол.

Муж:

– Извините, пожалуйста. Она не хотела. Я ее лучше уведу в квартиру, а как мы понадобимся, вы просто постучите. Хорошо?

Я говорю: «Да, хорошо». И еле сдерживаю смех, глядя на Зихрова. Запах и вправду отвратительный и вызывает рвоту. Мы зашли в двухкомнатную квартиру и сразу направились в зал, как сказал сосед.

В зале нет мебели, только растения в углах со стороны окна. В левом углу стоит «Дерево жизни», в правом углу стоит «Кала». Освещает зал только бра на стене.

Обстановка, которую я увидел, больше напоминает страшный сон, после которого просыпаешься весь в поту. Гвоздями к левой стене (относительно входа), прибито тело женщины. На полу под телом лежит пистолет для забивания дюбелей куда угодно. Пистолет красного цвета, весь в крови. Скорее всего, кровь капала с жертвы. На правом боку разрез, из разреза торчит кухонный нож, для разделки мяса. Прямо напротив женщины, к стене с правой стороны прибито тело мужчины. Мужчина и женщина распятые, как Иисус. У обоих на шее цепочки с крестиками, на безымянных пальцах левой руки – обручальные кольца. У мужчины на правом боку разрез, из разреза торчит молярная кисть с деревянной ручкой.

На стекле окна надпись красного цвета, предположительно кровью.


ИСПЫТАЙТЕ ТО, ЧТО ИСПЫТАЛ Я!!!


В середине зала: люстра металлическая с 8 лампами, хрустальными сосульками в виде спирали. К середине люстры привязан буксировочный трос белого цвета. Трос свисает в низ, на конце висит девочка: лицо сине-бледно-белого цвета, глаза красные от лопнувших от давления капилляров, глаза навыкате. Взгляд пустой – мертвый. Девочке примерно 14 лет. Под трупом лежит табурет.

Зихров спрашивает:

– Как думаешь, она сама или это инсценировка?

– Я… Я даже не знаю. Эксперты выяснят. Надо внимательно осмотреть квартиру.

Я захожу в кухню, Зихров во вторую комнату. Я открываю мойку, достаю алюминиевое ведро и высыпаю мусор на пол.

Зихров кричит:

– В большинстве случаев смерть повешенного наступает вовсе не от удушения, а от сдавливания сонных артерий, подающих кровь мозгу. При лишении опоры, повешенный теряет сознание через несколько секунд – это сокращает агонию.

– Как познавательно!

Я ногой расшвыриваю мусор в надежде найти что-нибудь. Любую зацепку, которая объяснит хоть немного, что здесь произошло. Кожура от бананов, упаковка от мыла, пакет с крошками от хлеба и заваренные листья чая, или какой-то другой травы. Ничего полезного.

Он продолжает кричать:

– Спустя несколько минут можно фиксировать биологическую смерть из-за необратимых повреждений коры головного мозга. Сердечная деятельность продолжается некоторое время после остановки дыхания.

Кухня примерно 3м. на 5м., зеленые моющиеся обои, на потолке белые обои. Кухонный гарнитур с фасадами темно-зеленого цвета в небольшую черную точку, столешница темно-синего цвета в небольшую черную точку. Стол с левой стороны возле окна. Я прохожу по коридору в комнату, где напарник. На стене фотографии в золотой рамке. Свадебные фотографии: на море, в лесу. Везде они улыбаются, лица счастливые, но ни на одной нет девочки.

Захожу в комнату. Зихров лежит на большой двуспальной кровати. Черный шелковый комплект в белой спальне – смотрится очень стильно. Он лежит на спине, руки сложены на животе и смотрит прямо в зеркальный потолок.

– Я и в правду такой толстый или зеркала увеличивают отражение?

В соседней спальне зверски убита семья, которая спала, возможно, часов 7 назад на этом месте. Посередине комнаты висит ребенок, а он думает, не толстый ли он. Я не ответил на вопрос, только сказал:

– Шелковая постель – это признак стиля и роскоши. Значит они богатые.

– Были! – сказал он. – Вот так вот живешь, копишь денег на старость, в чем-то себя ограничиваешь для будущего. А будущего не настает. В любую секунду, каждый из нас может умереть. У меня соседи по подъезду женились две недели назад. Парень и девушка, молодые совсем, по 22 года было. А неделю назад, их в подъезде зарезали и ограбили. Они даже в свадебное путешествие не успели съездить. Все на потом откладывали. А теперь их нет, детей планировали, а теперь их нет. Ты мне объясни, почему все живут как бессмертные? Почему все думают, что они не умрут? Могут умереть соседи, друзья, родственники, но только не они. Как будто у них иммунитет от смерти.

Он смотрит в свое отражение и добавляет:

– Наверное, мне надо похудеть.

Смотрит на свое отражение и добавляет:

– Зачем думать о завтрашнем дне, если ты можешь умереть сегодня?..

– Это судьба, – перебиваю его. – Это «естественный отбор».

– Что это вообще за «естественный отбор»?! А?! – возмущается. – Как он работает?! Кто отбирает?!

– Я не знаю.

– Никто не знает.

Поднимает майку и смотрит на голое толстое пузо в зеркало.

– Все-таки я толстый. Надо будет похудеть.

Добавляет:

– Почему я, толстый одинокий мужик в сорокалетнем возрасте живу, а они, готовые вот-вот родить потомство – умерли? Какой-то не правильный отбор. Тебе так не кажется?! Не правильно отбирают. Лучше бы меня отобрали в место их. У меня даже женщины нет. Потомство завести не от кого. Я безнадежен! Я здесь ничей! Так зачем меня здесь держать?! А?!

– Ну… Ты детектив, помогаешь людям. Делаешь доброе дело.

– Это всего лишь моя работа. Я за это зарплату получаю. У моей помощи и доброты есть цена.

– Если рассуждать так как ты, то смысл тогда помогать людям, если они все равно умрут. Может к черту все это?!

– А ты прав. – Он поднимает спину и сидя смотрит на меня. – На тебя может упасть кирпич, могут зарезать ножом, убить ударом фомки по голове, застрелить из пистолета или обреза. Ты можешь попасть в аварию, могут найти рак. Ты даже можешь умереть от диеты, недоедания или от еще чего-нибудь, смотря как худеть. Может случиться инсульт, поскользнуться и удариться головой. Ты можешь умереть в поезде, в машине, в самолете или просто передвигаясь пешком. Тебе может просто тупо не повезти.

– Поэтому, я не загадываю наперёд, кто здесь кого переживет.

– Ты прав! Х..ли гадать! Пох..й на этот «естественный отбор», все равно все знают, чем это все закончится.

Он встает на кровать грязными облеванными ногами и продолжает:

– Они думают, что я буду ждать, когда меня отберут? Они на это рассчитывают? Да?!.. А?! Чтобы я не спал ночами или вообще ни о чем не думал, кроме этого отбора?!

– Ты к чему клонишь? – Занервничал я.

– Да пошли они на х..й, понятно! Пусть идут на х..й вместе с этим «естественным отбором». Да я даже худеть теперь не буду! На х..й худеть! Спасибо тебе! Ты мне открыл глаза! Я сам решу, когда мне умереть! На х..й «естественный отбор»! Я сам себя отберу! Я уже себя отобрал!

Он разбегается и выпрыгивает в окно с 7 этажа. Стекла летят за ним вниз. На улице тишина, время 05:00 и только слышно эхо падающего человека:

– Спасибо… о… о!


Глава 34


Мы собрались у начальника в кабинете. Я знаю, для чего он нас собрал – это инструктаж. Я и еще два следователя – женщины. Одна только начала работать – новенькая. Около 25 лет, внешне даст фору нам.

Да и хер с ней в принципе.

Со второй мы работаем давно. Когда я была новенькой, она проводила мой инструктаж в рабочей обстановке.

– Завтра дамы, приедет большое начальство к нам с проверкой. Так, что вы приготовьтесь, чтобы за вас не было стыдно. Их будет семеро.

– Все мужчины? – спросила новенькая.

– Поскольку вы новенькая, то объясняю. Большое начальство не приезжает с женщинами. На месте вы все поймете. Ваше поведение будет полностью зависеть от вас. Девочки на месте, вам все объяснят.

– Хорошо.

– Вот и славно. Так что до завтра.

Я сажусь перед зеркалом и начинаю приводить себя в порядок. Повышение мне нужно – сложно отказаться. Разбавление серых будней, получение новых ощущений. Накладываю тушь в три слоя. Надо выглядеть не очень вызывающе. До обеда придется все-таки поработать.

Пора.

Я стучу в дверь костяшками пальцев правой руки. На ногтях бесцветный лак.

– Здравствуй Светлана.

Это он: самый старший и самый главный – Сергей Васильевич. Ростом примерно 1 м. 70см., темноволосый. Жутко страшный, но как потом оказалось, единственный, кто на самом деле знает, что к чему.

– Проходи… ха-ха… – Он засмеялся, оскалив белоснежные и ровные зубы.

Я захожу молча, не здороваясь. В кабинете уже все собрались. Накрыт большой овальный стол. На столе выпивка, еда и прочая закуска. Очень много икры: красной и черной. По столу расставлены ведра со льдом. В ведрах шампанское – полусладкое. Я знаю, почему именно полусладкое: от него сразу сносит башню, тебя накрывает очень быстро и неожиданно, после пьянки сложно что-то вспомнить. Оно для того, чтобы новенькие не стеснялись, а стали более раскрепощенные и доступные. Шторы зашторены, но свет, проникающий немного через них, освещает комнату. Он оглядывает всех и говорит:

– Друзья! Встречайте Светлану!

Наклоняется к моему уху и добавляет шепотом:

– Ты готова? Детка моя. – Теплое дыхание: прокатилось по моей шее. – Ну что? Приступим!

Все началось не потихоньку и понемногу, а сразу быстро и много.

Стреляющие пробками бутылки шампанского, громкая танцевальная музыка, уничтожение закуски. Я выпиваю, бокал за бокалом, бокал за бокалом и даже не закусываю. Все происходит само по себе. Мне все они начинают нравиться. Становится душно и жарко.

Она поднимается на стол, встает на четвереньки и подползает ко мне. Хватает мой галстук и обворачивает руку несколько раз, вытягивая меня на стол. Мы поднимаемся во весь рост. Кто-то включает музыку громче, и мы начинаем танцевать и раздевать друг друга. Я развязываю ее галстук, обматываю вокруг шеи, подтягиваю к себе и целую в засос. Она развязывает мне галстук и кидает на пол. Снимает с меня медленно пиджак, не прекращая целоваться, я начинаю снимать пиджак и сбрасываю с плеч на пол. Музыка играет, все хлопают в ладоши. Она шепчет мне на ухо «Не беспокойся. У большинства мужиков за 35, встает только по праздникам и то если очень постараться. Для Василича, сегодня праздник. Для остальных, простые будни».

Все здание работает и только из нашего кабинета раздается музыка, крики и хлопанье ладош. Никто ничего против не говорит. Все делают вид, что ничего не происходит. Но все знают, что очередная бл..дь, идет на повышение.

Мы полностью раздетые. Я беру шампанское из ведра и начинаю открывать.

Хлопок.

Пробка вылетает и попадает прямо в портрет президента, разбивая стекло рамки. Все начинают ржать как лошади, всем просто по..уй на президента. Напарница встает на четвереньки и подползает к Василичу. Он протягивает жезл регулировщика: пластиковый светоотражающий, состоит из полипропиленовой трубы белого цвета и резиновой рукояти. На среднем пальце надето кольцо. Эти кольца с надписью «Спаси и сохрани», их с другими не перепутаешь.

Она спрашивает:

– Как вы хотите?

Он снимает с жезла резиновую рукоятку, шнурок и говорит шепотом:

– Жопа к жопе.

Потом начинает кричать, плавно повышая голос:

– Жопа к жопе! Жопа к жопе!..

Все подхватывают крик и повторяют:

– Жопа к жопе! Жопа к жопе!..

Музыку уже не слышно.

– Жопа к жопе! Жопа к жопе!..

Они напоминают племя дикарей.

– Жопа к жопе! Жопа к жопе!..

Человек – это животное, которое пьет шампанское, ест икру и верит в Бога.


Глава 35


Она попросила меня заехать к ней на работу.

– У меня на сегодня записи нет. Я высплюсь дома.

– Хорошо.

– Милый, ты же все равно поедешь на работу. Может заедешь ко мне в офис и заберешь сотовый. Он на рабочем столе должен лежать.

– Но я не смогу сразу завести тебе его. Мне надо в церковь будет заехать.

– Зачем?

– У нас встреча с патриархом Сергием, по поводу тех непонятных преступлений.

– Ты про убийство подростками взрослых?

– Да. Поэтому после твоего офиса, я сначала заеду в храм, а потом уже домой.

– А во сколько ты придешь?

– В 8 вечера точно буду.

– Хорошо. Мне он не к спеху.

Я надеваю обувь в прихожей, а жена меня провожает.

Я обнимаю ее крепко-крепко двумя руками и говорю:

– Я люблю тебя.

Она тоже обнимает меня и говорит:

– Такое ощущение, что ты со мной прощаешься.

– У меня тоже такое ощущение, – ухмыльнулся я.

Она говорит:

– Я тебя люблю.

Она говорит:

– Будь осторожен.

Я приехал к жене на работу. Зашел в кабинет. Телефон лежал на столе, как и сказала она.

– Это попросили передать Евгении Викторовне.

Зашла секретутка.

(Запись в анкете «Я хочу такую ночь, чтобы воспоминания о ней у меня задержались хотя бы на пару недель, Способен осуществить это?! Где ты, энергичный мужчина. Жду тебя в своем ДНЕВНИКЕ!!!»).

Передала папку с документами.

– Кто?

– Не знаю. Мужчина зашел и попросил передать.

– Как он выглядел? – Я подбежал к окну и стал всматриваться в прохожих.

– Да я откуда знаю! – Возмущенно ответила секретутка.

– Ладно! Свободна!

Я сел на кресло и открыл папку. В папке лежала кассета для диктофона.

Вставляю в диктофон:

«Здравствуйте Евгения. Если вы это слушаете, значит, я уже съеден или еще плыву к Саргассову морю. Как я и говорил «Они всегда следят за мной». Последнее о чем успел прочитать, вас повергнет в шок. Вы должны об этом всем рассказать. Пусть все услышат эту запись. У них есть секрет. Я открою вам грандиозную тайну. Секрет тщательно охраняли. Узкий круг людей знает о нем. На самом деле Германия не завоевала Советы.

Они в 1945 году проиграли в войне с нами. Нас обманывают, только для чего я не знаю. Войны больше нет. Мы топим, уничтожаем и захватываем, совсем невинные суда и самолеты.

В 1939 году Германия направила экспедицию в Антарктику. Советы узнали об этом и решили, что немцы готовятся к войне и хотят в Антарктике сделать военную базу, для создания секретного оружия. Советы в ответ на это, создали в Атлантическом океане военную базу, для создания секретного оружия и как бункер для элиты на случай, если советы проиграют войну. Только войну они выиграли.

Джанкошвили решил переправить семьи всех ученных, военных и других людей на базу. И дезинформировал тем, что Германия завоевала всю территорию Европы кроме Советов. Для того чтобы ученные начали изготовление более опасного оружия.

Только Джанкошвили был маньяк. Он боялся всех и не выезжал почти из своей резиденции. Он всех подозревал в заговоре против него, поэтому и начал убивать приближенных к себе.

Тем самым он убил всех, кто знал о существовании базы и остался один знающий о нас. Ну а когда он умер, никто больше не знал о нас. На острове началась гражданская война. Связи с землей не было и думали, что Германия завоевала всю Европу, включая СССР.

Потом правительство узнало, что это не так, но только скрыла информацию от жителей. Я не знаю, для чего они скрыли, но все должны знать правду. Ведь у многих родственники на земле остались и думают, что все они умерли. Прошу вас, передайте эту запись на ТВ. Сам передать не мог. Меня бы сразу убили, а к вам меня направило начальство за помощью.

И помните: обладая этой информацией, вы теперь в большой опасности. Простите…».

Если честно, то я ничего не понял из услышанного. Положил кассету в карман брюк. Вышел из кабинета и отправился в храм Христа Спасителя. Дома передам ей, пусть сама разбирается.


Глава 36


Патриарх смотрит на Светлану так, словно она очистила от кожуры самый большой банан, который только смогла найти и, откинув голову назад, проглотила банан за один заход

Это я к тому: как он удивлен.

– Да, вы очень хорошо ответили. Признаться даже, я удивлен. Я тоже отвечу на ваши вопросы.

Он помолчал с минуту, видимо перерабатывает все, что она сказала. Я думаю, что она его грузанула. Он приходит в себя и начинает говорить:

– Да, это необходимо для выживания, как умение добывать пищу. Только для большинства. Я имею в виду, что большинству необходимо знать, как уметь добыть пищу. Но другим это не надо знать, и они все равно выживут. Также и с верой. Наверное, отчасти я с вами согласен, что отношение к Богу зависит от религии. Даже не столько от религии, сколько от того, кто ее проповедует.

Он добавляет:

– Родитель, с которым ребенок живет, не всегда настраивает его против другого родителя. Значит, что ребенок, выросший с одним из родителей, не всегда будет ненавидеть второго.

Добавляет:

– Для чего или зачем верить в Бога? На самом деле, не все верят в Бога, потому что боятся его. Есть и те, кто верят в него, потому что любят его. Только таких людей единицы, и к глубокому сожалению, они редко ходят в церковь, а то и вовсе не ходят. Мне очень жалко, что отношение к религии портится из-за проповедующего. Многие священники, да и вообще люди проповедующие религию. Даже не многие, а большинство – теряют контроль. Проповедуя Бога, они сами становятся Богом.

Подумал и добавил:

– Я согласен с вашими словами, что каждый из нас – тоже Бог. Только каждый по-своему. Но они совсем другое. Они начинают придумывать свои грехи, свои заповеди. Они даже существительное – Бог, меняют на местоимение – Я «Я вам запрещаю то-то и то-то». Посмотрите на протоиерея Алексия. Он уже стал Богом. Настраивает людей против государства. Но я стараюсь на это не обращать внимание. Если он завтра меня назовет посланником Дьявола, я даже не сомневаюсь, что те, кто ходят к нему на службу, меня сожгут прилюдно. Власть, страшная сила.

Он продолжает:

– Тех людей, которые не ходят в церковь и тех, которые верят в Бога как-то по-своему. Не один церковный служитель, который еще пока находится в здравом уме. Не назовет грешниками и идолопоклонниками. Вера есть вера. Главное чтобы она была.

Патриарх добавляет:

– Такое ощущение, что я на исповеди.

Он улыбается и продолжает:

– Религия не нацелена на умных людей, только на большинство. Страх убивает больше людей, чем любая другая вещь на свете. Люди боятся попасть в ад, боятся умереть, кто-то боится ездить за рулем. Поэтому большинство и верят в Бога, думая, что он их защитит.

Он продолжает:

– Когда человеку страшно, он готов поверить во всё, что угодно. Если ему скажут, что это поможет. Поэтому религия и нужна большинству, без нее они превратятся в животных, в пещерных людей. Перемрут или еще хуже, переубивают друг друга.

Продолжает:

– Большинству нужно, чтобы кто-то держал их за руку. Чтобы кто-то утешил. Пообещал, что всё будет хорошо.

Он улыбается и говорит:

– На самом деле. Нет такого человека, который обладал бы авторским правом на определение Бога.

Патриарх смотрит в глаза Светлане и говорит:

– Мой ответ вас удовлетворил?

– Более чем.

Наконец вставляю слово я:

– Может, мы вернемся к разговору о детях?

– Хорошо, – сказал патриарх. – За все время моей службы в храме, я исповедовал, наверное, всех прихожан. Большинство исповедей одинаковые и ты их забываешь, но есть и такие, которые не забудешь никогда. Исповеди мужа с женой, которых убила девочка и того мужчины, которого убил парень – это как раз такой случай. У них были дети.

Светлана перебивает:

– Но мы не нашли никакой информации о детях в документах.

– Никто никогда не найдет этой информации. Дети не были зарегистрированы официально. Да и рождены они были не для воспитания вовсе.

– Что вы имеете в виду? – опять перебила Света.

– У мужчины с женщиной в квартире: была дочка. Сейчас бы ей исполнилось 14 лет. У мужчины в машине: был сын. Ему бы исполнилось тоже 14 лет. Правда жена у него давно умерла: она вскрыла себе вены.

Я говорю:

– Что-то я все равно не пойму.

Патриарх:

– Они родили детей, чтобы продать их на органы, поэтому и нет никаких документов о детях. Может вы обратили внимание на то, что они были богатые?

– Да обратили, – ответила Светлана.

– А откуда вы знаете об этом?

– Мне на исповеди, они сами в этом признавались и просили прощения за это.

Я говорю: допустим, так, и было, но в чем связь тогда?

Светлана:

– А ты что не обратил внимания на то, что родители девочки и парня, тоже обеспеченные?

– Верно, – сказал патриарх. – Они мне в этом не исповедовались, но я слышал, что они одни из тех, кто купил органы. Тем более, когда в детстве их дети были больны. Они постоянно ходили в церковь и молились за них. Вы не проверяли детей на наличие послеоперационных шрамов?

– Нет, – я говорю и добавляю: – Но зачем им понадобилось тогда убивать их и потом убивать себя? Какой в этом смысл?

Патриарх:

– Ни одна религия не отрицает существование Дьявола и существования так называемой нечистой силы. Из надписей, оставленных на стеклах, я могу сделать только один вывод.

Я уже понимаю, что он скажет. И понимаю, каким это бредом будет звучать.

Патриарх начал:

– Когда родители продали своих детей на органы. Они совершили грех – убийство. И естественно, что они предали своих детей. А, как известно: дети расплачиваются за грехи своих родителей. И когда исполнилось 14 лет тем, кому пересадили органы, души детей вернулись оттуда, где они были. Вселились в их тела. Нашли своих родителей, которые их предали и отомстили, после чего покончили с собой.

Я начал:

– Вы хоть понимаете, каким бредом это звучит?!

– Попробуй посмотреть хотя бы раз дальше, чем ты видишь! – сказала Светлана.

– Ладно, – согласился я. – Это действительно единственное объяснение, но тогда почему именно 14 лет?

– Я не знаю, сказал патриарх.

– Я тоже, – сказала Светлана и добавила: – И нет ничего удивительного в том, что они так жестоко их убили. Если бы я была на их месте, то было бы, наверное, еще хуже.

– Ладно, хорошо, – говорю я и поворачиваюсь к патриарху. – Много еще на острове детей с пересаженными органами?

Патриарх смотрит на меня и улыбается, но улыбка не радости, а разочарования. Как такое возможно?! Спросите вы. Возможно и не такое! Отвечу я.

Он говорит с разочарованием:

– Вы не поверите!

– Как нам это остановить? – говорит Светлана.

Я говорю патриарху:

– Давайте мы поймаем всех и закроем в одном помещении. А вы проведете обряд по изгнанию бесов или еще кого. Прочитаете молитвы, польете святой водой или дадите распятием по башке. Если это не поможет, то наденете на шею венки из чесноков. Засадите по серебряной пуле в каждого. Ну и в самую последнюю очередь, если уже ничего не поможет – вобьете по осиновому колу в грудь.

Я говорю, ну как?

Он смотрит на меня, откидывается всем телом на спинку кресла и начинает смеяться. Смеется так громко, что у меня закладывает уши. Так громко, что если и вправду Бог есть на небе, а Дьявол под землей, то у них тоже закладывает уши, если они у них есть.

Это я к тому: как громко он смеется.

– А что в этом смешного? – спросила Света.

Патриарх вытирает слезы платком и говорит:

– Я конечно верующий, но не настолько, чтобы идти в одиночку сражаться с Дьяволом. Может и не с самим Дьяволом, как в нашем случае, а с его подчиненными. Все равно не буду. Дьяволу противопоставить можно только Бога и на оборот. Это же относится и к демонам, ангелам и всему, что связанно с ними.

Светлана говорит удивленно:

– Но как же! Вы же!..

Ее перебивает патриарх:

– Что вы же?! Что вы же?! Я всего лишь человек, такой же, как и вы. Мое дело бороться с людьми. А эти, сами пусть между собой разбираются.

Он добавляет:

– Если вы видите, как два льва дерутся. Вы влезете в драку? Даже если вы будете защищать одного из них.

– Тем более, – он смотрит на меня, – все, что вы перечислили – не поможет. Честно говоря, я сам не знаю, что может помочь в этой ситуации.

– Ну а как же молитвы и прочее? – спросил я.

– Да что вы всё пристали к этим молитвам. Они для людей и против людей. Только люди их боятся!

Он встает с кресла во весь рост. Он высотой примерно метр восемьдесят. Плотного телосложения, наверное, около 100 кг. Говорит, жестикулируя рыками:

– Вы поймите, что есть сила, которую не остановит ничего, что может сделать человек. Да хоть молитесь с утра до утра. Купайтесь в святой воде. Носите несколько крестиков и колец с надписью «Спаси и сохрани» по нескольку штук на каждом пальце, в том числе и на ногах. Обставьте всю квартиру иконами и зажгите свечки. Можете вообще поселиться в церкви, но даже это вам не поможет. Если она решила к вам прийти, то ее ничто не остановит.

Он делает передышку, опираясь двумя руками на стол. Поднимает голову и говорит:

– Вспомните «Вий» Гоголя. Как вы думаете, в чем смысл повести?

– Ну… – говорю я. – Наверное, в том, что чувак был некрофилом и верующим в Бога. Ну… То есть, он был верующим некрофилом. Он ее хотел, но поскольку тело лежало в церкви, а он как я сказал, был верующим, то это противоречило его религиозным чувствам. И вся повесть о том, как он борется с собой, пытается себя удержать. Ну… Короче смысл в борьбе двух чувств – некрофилии и религии. Поскольку в конце пришел чувак с закрытыми веками, чтобы спасти тело несчастной и беззащитной девушки. Значит, все-таки победила некрофилия.

Сергий и Светлана смотрят на меня, открыв рты и выпучив глаза от удивления. Такое ощущение, что они только что со мной познакомились, и я сразу показал им член.

Это я к тому: как они удивлены.

Я спросил:

– Или я что-то не так понял?!

Патриарх смотрит на меня и говорит:

– Э-э… Вообще-то смысл повести в том, что если тебя хочет убить нечистая сила. Тебе ничего не поможет. Даже то, что ты находишься в церкви и читаешь молитвы.

– А-а!.. – произношу я.

Он добавляет с умным лицом:

– Это Гоголь понял еще в 1835 году!

Светлана говорит, тоже с умным лицом:

– Какой он был умный!

Я говорю, не знаю с каким лицом:

– Если он был такой умный, то, что ж он сдох то?!

Они опять смотрят на меня, словно я показал член второй раз. Но на этот раз не только показал, а еще и поболтал им в разные стороны.

Это я к тому: как они удивлены.


Глава 37

1939 год.

В моем кабинете, в присутствии ряда высших офицеров из семи человек, состоялось совещание.

– Товарищ Джанкошвили! Нам стали известны факты, касающиеся Антарктиды:

1. Германия проявляет непонятный интерес к Антарктиде. На изучение Антарктиды выделены большие средства.

2. Немцами организованы две серьезные экспедиции. Два самолета «Люфтваффе» за 3 недели с помощью металлических вымпелов со знаком свастики: застолбили за «Третьим рейхом» территорию величиной с Германию. Территория получила название – Новая Швабия.

Я спрашиваю:

– Что вы по этому поводу думаете?

– Уже точно известно – будет война. Мы думаем, что Германия строит секретную военную базу, для разработки оружия.

– Мне надо подумать.

Я выхожу из кабинета и направляюсь в комнату с камином. Над камином есть полка для фотографий и прочих мелочей. Среди всего хлама стоит шкатулка: черная прямоугольная с рисунками как на матрешках. Открываю крышку, достаю «пластилин», отламываю «кропаль» и забиваю в трубку. Зажигаю спички, «взрываю» и сажусь на кожаный диван.

Спустя 20 минут.

Беру газету со стола из красного дерева. Захожу в кабинет совещания и говорю:

– Знаете, товарищи офицеры, а у меня есть план. Вчера читал газету «В гостях хорошо, а дома лучше»… э-э… Ну… Там… А о чем это я вообще?

– Вы что-то говорили о плане, товарищ Джанкошвили.

– Да… Хм… Вот… Значит… э-э… План – сленговое название продуктов конопли, известных также под названием гашиш, используемых как наркотическое средство… о…

Все смотрят на меня с недоумением. Явно что-то не то говорю. Вспомнил!

– В газете была статья… – Резко меняю тему, стараясь, чтобы они не поняли ничего, – …об Атлантическом океане. В нем есть место, где пропадают корабли, или их находят без экипажа. Подождите, сейчас зачитаю статью. Так… Где… А вот!.. В 1492 году: Христофор Колумб первый упомянул об этом месте, записав в судовом журнале «мы увидели какие-то непонятные явления: гигантский сноп огня, упавший в море, необычное поведение стрелки компаса, странный свет, появившийся в отдалении однажды ночью». Его судовой журнал содержит описание моря, сплошь заполненного водорослями, о необычном поведении стрелки компаса, о внезапно возникшем огромном языке пламени, о странном свечении моря. Каждое непонятное явление повергало в ужас мореплавателей, у которых и без того нервы были напряжены до предела. Слухи обо всех этих невероятных событиях быстро распространялись среди моряков, и скоро этот район Атлантики приобрел репутацию загадочного и таинственного, — репутацию, которая сохраняется за ним, и по сей день.

Продолжаю:

– Так… В 1872 году: бригантина длиной 103 фута и водоизмещением 282 т, стала символом всего самого загадочного, что только существует на поверхности и в глубинах океана. Его нашли дрейфующим. Оказалось, что судно пусто, не име¬ет абсолютно никаких повреждений, в кают-компании стоит накрытый стол. Теперь уже ни¬кто и никогда не сможет убедительно, опираясь на реальные факты, объяснить, что же случилось с судном и его экипажем. Так… И еще одно судно в 1918 году. На борту было 309 человек. Судно даже не послало сигнала «СОС». Исчезновение судна — одна из самых трудноразрешимых загадок в анналах военно-морского флота. Вы понимаете, к чему я клоню?

– Нет! Товарищ Джанкошвили.

– Давайте сотворим тайну. От Бермудских островов до Майами, от Майами до Пуэрто-Рико, от Пуэрто-Рико обратно до Бермудских островов. Создадим там военную базу, и никто нас не найдет. Тайну создать легко – возьмем несколько фактов, что-то преувеличим, что-то опустим, и будем поднимать шум по любому поводу. Шторм, гроза, шквальный ветер, видимость нулевая – это все, само за нас создаст опасную ситуацию. Мы только будем подливать масло в огонь. Через полчаса после затопления судов и самолетов – не будет никаких следов, ни малейших улик происшествия. Если погодные условия очень плохие – ни масляных пятен на поверхности воды. Ни… че… го!..

Я продолжаю:

– А для того, чтобы они лучше работали. После того как построим остров и переправим всех нужных людей. Скажем, что Германия победила Советы, так что готовьте более мощное оружие и отвоевывайте Родину.

– А если они не захотят Родину отвоевывать? Товарищ Джанкошвили.

– Да и хер с ними в принципе!

Продолжаю:

– Жалко, что ли?! Дураков любящих Родину и готовых отдать жизнь за нее: большая часть Советов. Они думают, что отдают жизнь за Родину, потому, что им так легче думать. Но глубоко в подсознании, они прекрасно понимают, что отдают жизнь за нас с вами. Вот ради таких людей, мы и сделаем это. И не потому, что это легко, а потому что трудно. Эх, русский народец! Не любит умирать своей смертью!

– Эх!..


Весь покрытый облаком абсолютно весь.

Остров невезения в океане есть.


– А теперь все вместе!..


Остров невезения в океане есть.

Весь покрытый облаком абсолютно весь.


– И еще раз!


Весь покрытый облаком абсолютно весь.


–Хой!..


Глава 38


Пришел в себя от жуткой боли в плече. Голова болит, в глазах мутно, не могу поймать четкую картинку. Я лежу на полу. Трогаю правой рукой левое плечо. Оно перемотано бинтом красным от крови. Ладонь испачкалась в крови, и пальцы прилипают друг к другу.

– О-о-о!.. Смотрите, кто к нам вернулся!

Это голос того мужика. Мне плохо видно, но силуэт просматривается от света, проходящего в окно. Он похож на хирурга: халат прямого силуэта с длинными рукавами зеленого цвета, на передней части халата 2 больших накладных кармана, в белых хирургических перчатках, в белых штанах, зеленой шапочки и белая марлевая повязка на лице. На повязке красным контуром нарисованы зубы с клыками в зверином оскале. Он поворачивается ко мне спиной, и я вижу, что халат на завязках сзади.

У меня нет сил, чтобы что-то сказать.

Он подходит ко мне, наклоняется и подводит к лицу топор-молоток для мяса с деревянной ручкой. Часть со стороны топора в крови.

– Это твоя кровь. Я ударил тебе острием один раз в область плеча. Тем самым, повредив плечевую артерию. Ты начал истекать кровью, но я успел вовремя обработать рану.

Он продолжает:

– Тебе повезло, что я хирург.

Продолжает:

– Ты потерял очень много крови, если не сделать переливание, то ты умрешь.

Хирург кладет топор-молоток на стол и берет телефон. Набирает номер.

– Ало! Привет, привет! Узнала?! Это Василич! Да тот самый! Как у тебя дела Василиса?! Я давно к вам в диспетчерскую не заходил. Все нормально. Рад слышать.

Я не совсем понимаю, что происходит. Единственное, что я понял точно, это то, что какой-то психопат меня хочет убить.

– Слушай, я тут на лестнице парнишку нашел. Он весь окровавленный, ему кто-то перерубил плечевую артерию. Да. Конечно, я обработал рану и остановил кровотечение.

Он делает глоток из бутылки, похожей на ту, что разбилась мне о голову.

– Вышли машинку на мой адрес. Вышлешь? Хорошо! Буду ждать! Пока!

Я пришел в себя в больничной палате. Вокруг меня четыре врача: двое мужчин и две женщины. У меня по-прежнему раскалывается голова, и я по-прежнему не могу ничего произнести. Усталость, организм ломит, нет сил. У врача-мужчины в руке большой шприц с очень длинной иглой.

Женщина-врач спрашивает:

– Как твое самочувствие?

Я ничего не говорю.

– Ты потерял много крови и у тебя, наверное, нет сил, что-нибудь произнести.

Она говорит:

– Мы думали, что ты уже не придешь в себя. Нам пришлось вколоть прямо в сердце очень большую дозу адреналина. Такой дозы хватит, чтобы разорвать сердце скаковой лошади на куски.

Я не понимаю, что они от меня хотят. Наверное, я как раз шел к Богу, а они вернули меня обратно. Поэтому я киваю им головой с возмутившейся мыслью «Х..ли надо?!»

Ее перебивает другая женщина:

– Нам требуется от вас письменное разрешение на переливание крови.

Она протягивает мне листок и тычет ручкой из прозрачной пластмассы в нижний левый угол листа.

– Вот здесь нужна ваша подпись.

Я лежу в своей одежде на койке. В палате только одно окно, но оно большое. В окне стоит тот психопат, который меня чуть не убил. У него все лицо блестит от слез и он что-то шепчет или говорит. Мне здесь не слышно.

– Расписывайтесь, мы не можем без вашего согласия вам помочь. Иначе вы умрете. Вы потеряли много крови. Вам осталось жить примерно 5 минут, тогда нам даже не поможет укол адреналина.

Она продолжает:

– Вам повезло, что наш хирург нашел вас в подъезде и оказал медицинскую помощь. Если бы не он. – Она тычет пальцев в окно. – Вы бы уже умерли.

Я собираюсь из последних сил и говорю шепотом:

– В библейской книге Деяний апостолов 15:20; 21:25 и в других местах Священного Писания христианам повелевается, чтобы они «воздерживались… от крови». Свидетели Иеговы придерживаются этой библейской заповеди.

Женщины начинают плакать:

– Но вы же умрете!

Я говорю:

– Хорошо, я подпишу документ, но на случай если вы меня не сможете спасти. Я бы хотел поблагодарить своего спасителя. Позовите его сюда и оставьте нас наедине.

– И после этого вы подпишите?

– Я же уже ответил вам.

– Хорошо, давайте быстрее. У нас, возможно, осталось несколько минут.

Они все выбегают в коридор. Он заходит ко мне в палату весь в слезах. Я жестом показываю закрыть ему дверь и повернуть замок. Он закрывает дверь, из щели слышен обрывок фразы:

– Давайте быстрее! Готовьте опера…

Он подходит ко мне с левой стороны и падает на колени.

– Прости меня, пожалуйста.

Слезы стекают по лицу, и он захлебывается, когда говорит:

– Я не хотел. Я был пьяный и не ведал, что делал. В меня вселился бес.

Я, терпя сильную боль, поднимаю левую руку и ложу ладонь ему на затылок.

– Все будет хорошо. Главное, чтобы ты раскаялся в содеянном перед Богом.

Я прижимаю его лицо к груди. Он продолжает меня молить, чтобы я простил его.

– Умоляю тебя, прости меня.

Я говорю:

– Мне молиться не надо, надо молиться Господу Богу нашему?

– Я буду ходить в церковь, и молиться о твоем выздоровлении.

– Хорошо.

Он продолжает бормотать мне в грудь. Я засовываю руку в карман пиджака и нащупываю тот самый нож. Я теперь понимаю, что означали слова «…на всякий случай».

Он бормочет:

– Умоляю тебя, прости меня.

– Все будет хорошо. Бог тебя простит, он всех простит.

Я нажимаю на кнопку, и лезвие выкидывается в кармане.

В окне стоят врачи и наблюдают за нами. На их лицах сияют улыбки, и они обсуждаю нас. Кто-то показывает пальцем, у кого-то на лице появились слезы радости и счастья.

Трогательная картина перед ними.

Он повторяет:

– Умоляю тебя, прости меня.

Я прижимаю, терпя еще сильнейшую боль, его лицо к груди. Говорю:

– Бог тебя простит.

Из последних сил вытаскиваю нож из кармана. Всаживаю резким движением ему в шею с левой стороны, по рукоятку. Из его рта вытекает кровь мне на рубашку. Я ощущаю тепло по всей груди. Врачи, стоявшие в окне, пытаются открыть дверь. Некоторые стоят и наблюдают за нами спокойно в окно. Врачи уже пытаются выбить дверь. Он захлебывается от крови. Я прижимаю свои губы к его уху и шепчу:

– Но я, не Бог.

И вырываю лезвие из шеи вместе со всем, что зацепляет зазубренная сторона лезвия.


Глава 39


Когда 8 юношей приходят в церковь на службу, никто тебе против ничего не говорит. Поэтому мы зашли внутрь без проблем. Самое главное успеть занять очередь пораньше и попасть в число 7 тысяч человек. Потом двери закрываются, а остальные кто не успел зайти: либо расходятся, либо ждут следующей службы.

Мы попали в 7 тысяч, поскольку стояли с самого утра. До того как протоиерей вышел к престолу, мы успели занять каждый свою позицию.

Чтобы хоть как-то перебить запах бензина, нам пришлось вылить все духи, которые нашли в квартире в рюкзаки. Еще не известно, какой запах хуже. Мы пахли как малолетки, которые только что научились наводить красоту. Но из-за неопытности, они брызгаются и мажутся всем, что попадает в руки. С возрастом опыт приходит, но не у всех.

Где-то заиграл орган. Протоиерей подходит к престолу. На нем черный балахон, длинная и толстая цепочка на шее, наверное, золотая, большой крест, наверное, с ладошку на цепочке, тоже золотой. В правой руке тоже крест, но размеров в 3 раза больше чем на шее, наверное, тоже золотой. И на всех, наверное, золотых изделиях – камни, наверное, драгоценные.

Он говорит в микрофон:

– Народ без религии – жалкий корабль без компаса. Без религии человек ходит во тьме. Только религия указывает человеку на его начало и конец.

Он каждую службу начинает с одних и тех же слов.

– Мы все здесь собрались, потому что мы верим Богу, мы хотим, чтобы он нас простил за наши грехи. Чтобы впустил нас в Рай. И наша любовь к Богу должна быть искренней.

Продолжает:

– Не спрашивайте, что может сделать для вас Бог. Спросите, что вы сами можете для Бога сделать. За наши грехи, он приготовил нам ад. Там вздохи, плачи иступленный крик. Величие Бога делает нас ничтожными перед ним. Поэтому он в праве нас карать. И поэтому мы стараемся сделать жизнь лучше, чище и добрее. Но есть структуры, которые мешают нам этого добиться.

Он умолкает, наверное, сглатывает слюну и продолжает:

– Все вы уже догадываетесь, о ком идет речь. Да, я имею в виду правительство. Правительство пытается выдать президента за мессию, но он не Бог. Запомните мои слова и передайте другим. Я говорю, что президент не мессия. Они пытаются убедить в этом религиозных людей. Запомните главное. У зла свой путь к победе. Зло будет добиваться желаемого любыми средствами.

Сглатывает.

– Как ни печально это говорить, но это правда. Сейчас идет война между религией и правительством. Но оружие это не способ доказательства правды. Вы должны выбрать свою сторону.

Сглатывает.

– Вы любите Бога?!

Весь зал, вся толпа хором:

– Аминь!

Он продолжает:

– Вы любите оружие?!

Тишина.

Добавляет:

– Вы любите правительство?!

Тишина.

– Я так и думал. Именно поэтому мы собрались в храме Божьем.

– Храм божий?! – крикнул я и направился вперед.

Передо мной стоит ряд из трех человек. Растолкнув руками, я направился к ступенькам, которые ведут к поверхности, на которой стоит престол.

Протоиерей смотрит на меня.

Продолжаю кричать так, чтобы меня все слышали:

– А кто вам сказал, что Бог здесь живет?! Что он вообще здесь жил?! А?!

Поднимаюсь по ступенькам и направляюсь к престолу. Если громко кричать, то тебя услышат и без микрофона. Эхо раздается отчетливо.

– Бога рвало от вашей фальшивой веры! От молитв, которые превратились в выклянчивания!

Я подхожу к престолу и говорю в микрофон:

– Вы стали похожи на бабушек, которые сидят у входа в церковь с протянутой рукой. Вы постоянно просите «Дай мне квартиру. Дай машину. Дай денег».

Осматриваю всех взглядом и добавляю:

– Вы оборзели вконец «Господи, я вчера изнасиловал 14 летнюю девочку. Она не была девственницей. Поэтому прошу тебя сделать так, чтобы я от нее ничем не заразился. Не поймал трипак, СПИД или еще чего. Я же не предохранялся…».

Я кричу:

– Лицемеры! Сам Иисус, таких как вы, называл лицемерами! Вы боитесь Дьявола и Бога, но они не те и не то, чего вам следует бояться. Вы сами и есть то, чего вам следует бояться.

Молча смотрю на людей перед собой. Все внимание на мне. Протоиерей тоже смотрит молча на меня.

Наверное, уже все ждут моего начала.

Добавляю:

– Вам следует бояться себя. Так как Богу, да и Дьяволу: на вас уже давно просто по..уй. Потому что у вас нет будущего.

Я снимаю с плеч рюкзак, достаю бутылку и зажигалку.

Кричу в микрофон:

– Вы зажигаете свечи на земле! Которую превратили в ад! И притворяетесь, что вы в раю!

Продолжаю:

– Вы так долго ждали страшного суда, и вот он, наконец, пришел. Для вас! Прямо здесь и сейчас!

Зажигаю зажигалку. Подношу пламя к тряпке, и она охватывается огнем.

Кричу:

– Никакого спасенья! Никакого прощенья!

И бросаю коктейль Молотова в большой деревянный крест надо мной.


Глава 40


Я опаздывала на прием к гинекологу, а он был еще дома. Надо было как-то от него отделаться. Если бы я сейчас пошла, то он спросил бы куда. Сказала что в магазин. Он спросил бы зачем. Ну и так далее.

Он подошел и спросил:

– Тебе на работу сегодня разве не надо?

– У меня на сегодня записи нет. Я высплюсь дома.

– Хорошо.

– Милый, ты же все равно поедешь на работу. Может заедешь ко мне в офис и заберешь сотовый. Он на рабочем столе должен лежать.

– Но я не смогу сразу завести тебе его. Мне надо в церковь будет заехать.

– Зачем?

– У нас встреча с патриархом Сергием, по поводу тех непонятных преступлений.

– Ты про убийство подростками взрослых?

– Да. Поэтому после твоего офиса, я сначала заеду в храм, а потом уже домой.

– А во сколько ты придешь?

– В 8 вечера точно буду.

– Хорошо. Мне он не к спеху.

Я проводила мужа и направилась к гинекологу. Все так, как я и думала. Я беременна. А это значит, что кого-то сегодня вечером будет ждать сюрприз дома.

Устрою праздничный ужин.

В «ГИПЕРМАРКЕТЕ» я купила все для ужина: бутылку вина полусладкого, филе говядины, 2 длинные красные свечи в подсвечнике.

Направилась домой.

Мясо решила запечь в духовке, поэтому филе даже не разделывала. Обмазала специями для мяса. Достала противень, развернула на нем фольгу пищевую и положила на нее мясо. Помазала сметаной сверху и закрыла фольгой полностью.

К 19:30 все было готово. Стол накрыла шелковой белой скатертью. Поставила на стол вино, свечи и разложила столовые приборы. Надела на себя белое обтягивающее платье с рисунками в виде газет с заголовками. То самое, в котором была, когда мы познакомились. Сажусь на стул.

Я словно сияю от счастья. Представляю, как он будет с ребеночком возиться, нянчится и играть. Он будет хорошим отцом. Я в этом не сомневаюсь. Мы будем счастливой семьей. Нам будут все завидовать.

Время уже 20:15, а его все нет. Наверное, задерживается на работе. Опять видимо что-то произошло. Хорошо, что мясо стоит в духовке, и когда он придет он все еще будет горячим.

Время 20:30 его все еще нет. Решила позвонить на сотовый, узнать что случилось. Но вспомнила, что сотовый забыла на работе, а домашнего телефона нет.

– Надо будет поставить, – думаю вслух.

Время 21:00 я себе места уже не нахожу. Мясо, наверное, уже остыло.

– Ну где же ты?!

Включаю телевизор, чтобы хоть как-то отвлечься. Там как раз показывают новости.

На экране показывают пожарную команду, машин пять не меньше. Неподалеку стоят машины скорой помощи. Много людей суетятся, бегают в разные стороны и кричат. Слышен дикий крик и громкий плачь.

– Это место мне знакомо, – произнесла я, и мое сердце начало бешено колотиться.

В голове что-то случилось, словно какой-то рубильник переключился. До конца ты еще не понимаешь, что произошло, но вот мозг уже давно все понял. Его не обманешь.

Я пытаюсь подняться, но ноги меня не слушаются. Глаза становятся влажными. От слез мутнеет изображение. Я уже ничего не вижу, но все еще слышу телевизор.

Там чей-то голос:

– Страшный пожар произошел сегодня в Храме Христа Спасителя.

Голос говорит:

– Пожарным с трудом удалось потушить здание. Сейчас всех кто был внутри, вытащили наружу.

Он говорит:

– Возможно, таких ужасных последствий удалось бы избежать. Но церковь была как крепость. Выбраться из нее никто не мог. Спасателем кое-как удалось выломать двери. Они приварили стальные троса к дверям и с помощью грузовика вырвали их с петель.

Он говорит:

– Это ужасно.

– Нет! Нет! Нет! – говорю я.

– Так не должно быть! Так не правильно! Так не честно!

Я поднимаюсь на ноги, упираясь рукой на стол.

Голос:

– Из-за того, что храм был такой крепостью. Никому не удалось спастись. Их всех положили здесь на асфальте, прямо во дворе церкви.

Я падаю на пол. Последнее что я помню, это голос чей-то:

– Сегодня в храме сгорело заживо 7 тысяч 33 человека. Посетители вместе с персоналом. Опознать тела очень сложно, даже, наверное, невозможно. На телах не осталось одежды. Они даже не похожи на людей. Это…

Больше я ничего не помню, наверное, я потеряла сознание. Но мозг мой был в сознании, и он понял все, что произошло.

Я не верила в Бога, а сейчас даже не знаю. Но если он действительно существует, и создал весь мир, да и просто всё в этом мире. И если верить библии, где пишется, что он разговаривал не однократно с людьми. То я бы хотела когда-нибудь задать ему вопрос:

– Почему ты никогда никому не говорил, что любовь может причинять такую боль?

Рейтинг: 10
(голосов: 2)
Опубликовано 05.07.2012 в 20:24
Прочитано 1021 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!