Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Бабушкин дневник

Рассказ в жанре Разное
Добавить в избранное

Это было прохладное летнее утро. Оно принесло глоток свежего воздуха после удушающей жары, которая раскаляла все добела и сжигала зеленую листву. Этой ночью прошел сильный дождь с грозой. Он погнал жару восвояси, залил следы ее горячих лап и дал всем вздохнуть с легкостью. Сначала было приятно слушать барабанную дробь дождя в окно, потом молния ярким светом озарила мою комнату, а когда раскатистый гром прорвал небо, и вода небес полилась ливнем, тогда стало страшно. Погода не перестает удивлять своими крайностями: то ливень, то засуха, то мороз, то жара. Но что поделаешь? Небесной канцелярии своих пожеланий не выскажешь. Несколько часов гроза нагоняла страху, а когда утихла, я спокойно уснула. Было приятно почувствовать легкую прохладу и укрыться одеялом.

Наутро веселое щебетание птиц заставило меня проснуться. Ощущалось облегчение после жары, и впервые в жизни ощущалась небольшая тяжесть на душе от того, что сегодня у меня День Рождения. Предыдущие двадцать четыре раза в этот день мне было легко и весело, а сегодня четверть прожитого века задавала мне серьезный вопрос: «Что хорошего ты сделала в своей жизни?». Не знаю. У меня есть родители и друзья, с которыми я в прекрасных отношениях. Зла я никому не делаю. В школе училась прилежно, как того требовали родители. Как они и хотели, я поступила на экономический факультет, закончила с отличием, теперь работаю бухгалтером. Перебираю бумажки, исписанные цифрами, числа складываю, вычитаю, делю и умножаю. Работа как работа. Моим работодателям она, наверно, приносит пользу, а мне приносит деньги. Тогда четверть века спросила меня «Ты сама принимала решения в своей жизни?». Нет! Стыдно осознавать, что никогда сама не принимала. Я всегда хотела быть учительницей, но родители убедили, что в наше время учительствовать непрестижно, зарплата копеечная, нервы вымотаны и труд неблагодарный. Так меня направили на экономический факультет, а я с грустью смотрела на школьников, и скучала по школьной жизни. Когда начала работать, то уже с грустью о несбывшейся мечте завидовала учителям. Соседский мальчик ходил ко мне заниматься математикой. Я получала истинное удовольствие, объясняя ему загадочные математические закономерности, ощущая его внимание и, наблюдая за его успехами. После этих уроков у меня всегда появлялось чувство выполненного долга, чего никогда не было в конце рабочего дня в конторе. Конечно, вся эта поверхностная красота учительской работы лишь верхушка айсберга, а в глубине скрывается тяжелый труд, требующий огромного терпения, бесконечной любви и железных нервов. Мне всегда хотелось быть в окружении детей, вкладывать в них что-то светлое и искреннее, наблюдать за тем, как они взрослеют. У каждой работы есть свои недостатки, и на каждой работе найдутся те, кто любит тебя и недолюбливает. Школа далеко не исключение. А тем более, современная раскрепощенность детей усложняет работу педагога в несколько десятков раз. Все это знаю и понимаю. Но я поддалась моде, которую диктует современное общество, и не стала идти в педагоги.

С этими мыслями я вышла из комнаты, и на меня посыпался шквал поздравлений и подарков моих близких людей. Весь день не замолкал телефон: через этот маленький аппарат лились самые искренние и добрые поздравления, но никто мне не пожелал найти себя. Я потеряла себя в этом большом мире компьютерного формата. Мне хочется пойти своей дорогой, а окружение диктует свои правила. Что лучше: быть собой, но непонятым, или быть как все и со всеми? Я и подумать не могла, что на этот вопрос мне ответит старая, припавшая пылью тетрадь с пожелтевшей бумагой.

Около полудня, когда основная масса поздравлений прошла и телефон уже начал остывать от звонков, я вышла в сад. Размышляла о прожитой и о последующей жизни. Прохладный и солнечный воздух освежал мои мысли. «Сидеть и дальше бумаги перекладывать восемь часов в сутки или что-то поменять в своей жизни?» - задавала я себе вопрос.

Наша маленькая семья живет в небольшом двухэтажном домике, который остался от бабушки и дедушки. Бабушка была дочкой первого секретаря горкома, потом прадеда сняли с должности и поставили рядовым заведующим магазином. Дедушка мой всю жизнь был учителем физики, а бабушка служащей в райкоме. Я помню их как самых добрых и светлых людей на свете. Они никогда не спорили и не ругались, а жили душа в душу. Именно дедушкины рассказы о серых и светлых буднях школы, воспитали во мне уважение и любовь к профессии учителя.

Шла, куда ноги несли и оказалась я у лестницы, ведущей на чердак. Долго не раздумывая, поднялась туда. С чердака открывался замечательный вид на наш летний, цветущий и промокший от дождя сад. Я открыла дверь и взяла стул, чтобы посидеть на балкончике и полюбоваться садиком. И тут с какой-то полки мне под ноги свалилась толстая, припавшая пылью синяя тетрадь. Она напоминала старую книгу из антикварного магазина. Я подняла ее, протерла, открыла. Она была исписана чернилами, которыми пользовались раньше. На первой желтой странице стояла дата 7 апреля 1951 г, а дальше: «Вот и прошел год супружеской жизни. Теперь начинаю понимать, что как ни крути, а все люди равными не бывают. Как не крути, а мы с супругом выросли в разных семьях, хоть и под идеологией одной и той же страны. Алексей Андреевич мой - упрямый и неуступчивый человек, родом из семьи обедневшего купца, а мать у него учительница, и сам убежденный шкраб (школьный работник). Сколько мой отец и я ни уговаривали его пойти работать в горком, там ему и протекция будет, и уготованная карьера. Не подобает дочке первого секретаря горкома быть женой обычного учителя физики. Все блага перед тобой, только руки подставляй. Так нет, долг у него такой, говорит. Другой долг взять можно, так другой ему не такой. Подруги уже смеются надо мной, а ему хоть бы хны».

Это был дневник моей бабушки. Меня поразило то, как она отзывалась о дедушке. Не могла поверить, что она осуждает его, ведь всегда и во всем она его поддерживала и гордилась его профессией. Неужели врала?

Перелистываю несколько страниц.

«25 ноября 1951г.

Слякоть. Развезло все дороги. Дожди не прекращаются, темнеет рано. Не выношу противной поздней осени, тут еще супруг с очередными «концертами». Денег от отца брать не хочет, живем на его учительскую зарплату. Я ему говорю, что денег на все не хватает, а он мне в ответ: «Ты что, голодаешь или босая ходишь?». Не привыкла я картошку с молоком жевать и в дешевых платьях ходить. Говорит мне: «Если не нравится, иди сама зарабатывай себе на икру и комиссионные магазины, а у меня картошка с молоком – любимое блюдо». Зачем же я только замуж за него вышла? Говорил мне папа, что мы с ним совсем разные, а я не верила.

Благоверный мой с утра так и летит в свою школу. Домой придет, только и разговору про учеников, в тетрадях одно оценки выставляет. Зачем было на мне жениться? Все равно до меня ему дела нет, жил бы уже в своей школе.

Вот и пришлось мне перевестись на заочное отделение и идти работать в райком партии».

Еще несколько лет бабушка ругала дедушку. Как они только не развелись? Как дед умудрялся выдерживать такую атаку?

«19 июня 1955 г.

Сегодня удалось поговорить с Алешей, но, как всегда, все закончилось скандалом. Я спросила его, чем ему так дорога его работа и почему никогда не идет мне на уступки. Попыталась спокойно выслушать и не комментировать каждую фразу. Речь его была пламенной: «Пять лет ты меня «пилишь» несоответствием стандартам твоей семьи. А я занимаюсь любимым делом, вижу плоды своей работы, ощущаю приятную усталость в конце дня. Я предан своему делу. Мой отец рассказывал мне историю о своей несчастной жизни. Еще при царе он заканчивал школу, а был он из семьи купцов. Хотел идти дальше учиться, чтоб учителем стать, так отец его взвыл, что, мол, некому будет дело свое передать, пойдет по миру все честным трудом нажитое, да и жить - не тужить, бедности не знать можно, занимаясь торговлей. Послушал отец деда моего, купечеством занимался, в деньгах купался, а работой своей не наслаждался. Пришла революция, поменялись ценности, люди, время. У отца с дедом отобрали все до копейки. Дед от горя умер, а батя пострадал сильно: по миру пошел, а кроме как торговать ничего больше не умел. Неблагородным стало это дело, а семью кормить надо было. Так вот он сказал мне одну фразу: «Времена меняются и заканчиваются, власть меняется и заканчивается, мода меняется и заканчивается. Если и ты будешь меняться вместе с ними, то и твоя жизнь закончится вместе с ними. А если собой останешься, то и память о тебе вечная останется». Благодаря этим словам я и держусь. Не поддамся я на ваши провокации. Вот ты сама зачем живешь? Плачешь за нарядами, за икрой, учишься в своем институте, название специальности все время путаешь, в райкоме бюрократией занимаешься, папочке своему в рот заглядываешь. Ты ведь не такой до свадьбы была. Знала, за кого замуж шла. Думала, переубедить меня сможешь. Не тут-то было. Ты избалованная и капризная девчонка. Либо возвращайся к своему папочке, есть икру с маслом, либо ты меня уважать будешь».

Как такое вытерпеть можно? Теперь не разговариваю с мужем».

Несладко же деду приходилось с бабушкой уживаться. Я перелистнула лет пять дневника.

«1 июня 1960 г.

Папу моего сместили с должности. Несправедливо опустили на дно и сделали заведующим магазином. Такое унижение для нашей семьи.

Я думала, Алеша начнет подкалывать меня, говорить: «Теперь я над вами поиздеваюсь», но он и словом не обмолвился и никаких признаков насмешки не показывал. Как это было благородно с его стороны! Я вспомнила фразу его деда: «Времена меняются и заканчиваются, власть меняется и заканчивается, мода меняется и заканчивается. Если и ты будешь меняться вместе с ними, то и твоя жизнь закончится вместе с ними. А если собой останешься, то и память о тебе вечная останется». А если бы Алеша пошел в горком работать, то и его бы сняли, тогда горя было бы вдвое больше. Неизвестно, что с нами было бы сейчас. А сейчас мужу категорию подняли, говорят, что директором школы лет через десять может стать. Какой же он у меня молодец! А то еще пришлось бы упреки выслушивать за сломанную жизнь, и повторил бы он жизнь своего отца».

«10 февраля 1961 г.

К лету у нас родиться малыш. Нынче мы с мужем живем душа в душу. Я теперь не только просто его люблю, но и безгранично уважаю и доверяю ему во всем. Алеша говорит, что десять лет терпел и ждал моего вразумления. Но не было бы счастья, так несчастье помогло. Меня отчислили из института, но с работы не увольняли. Ушла в декрет, теперь буду исполнять свой материнский долг».

Открыла последнюю страницу дневника.

«9 ноября 1986 г.

Скоро у нас появится внучок или внучка. Тридцать шесть лет прожито вместе. Какой я было избалованной и глупой, когда выходила замуж, но жизнь мудрости научила. Пришлось поработать над своим характером изрядно, пересмотреть свои ценности. Теперь живу и забыла, что такое скандалы. Во всем с Алексеем Андреевичем понимаем друг друга – притерлись наконец-то. Горжусь, что вышла замуж за учителя физики. Что ни пройдешь с ним по улице, все время «здрасти» и «спасибо» от бывших и настоящих учеников. Уважают его все».

Вот так путь прошли дедуля с бабулей до взаимопонимания.

Не зря меня в образование тянет – я ведь из династии педагогов. Вот так мудрую мысль мой прадед сказал: «Времена меняются и заканчиваются, власть меняется и заканчивается, мода меняется и заканчивается. Если и ты будешь меняться вместе с ними, то и твоя жизнь закончится вместе с ними. А если собой останешься, то и память о тебе вечная останется». Прошли времена царей, и забыли тех поэтов, что за деньги воспевали их. Вошел в моду марксизм-ленинизм, пришла новая власть и ушла, патриотических песен уже никто не знает. Забыли все, что было связано с коммунизмом, осталось только то, что связано с обычной жизнью. Вспомнить только советские житейские фильмы: «Не могу сказать «Прощай» или «Доживем до понедельника». А сейчас формат жизни новый, но и он закончится когда-нибудь, и забудется современная попса, ради денег раскрученная. Мода на экономистов и менеджеров тоже пройдет, а учитель всегда будет нужен во все времена. Просто разные времена и разные люди диктуют свои правила. А если прожить под диктовку, то ты не жил, а существовал.

Мое решение было твердым. Я решила пройти переподготовку и стать педагогом, буду учителем математики. Самое сложное - убедить свою семью, но если дед сумел отстоять свое право выбирать, то и я смогу.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 09.07.2012 в 22:39
Прочитано 635 раз(а)
Аватар для k687477 k687477
юрий
МОЛОДЕЦ! Мы привыкли повиноваться царю, даже тогда, когда он идиот! Мы живём под диктовку, а значит мы не живём, а Отсюда все наши проблемы.
0
29.07.2012 11:42

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!