Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Дознание

Рассказ в жанрах: Антиутопия, Фантастика
Добавить в избранное

Штормовой ветер гнал перед собою тучи радиоактивного песка, мёл его по пустынным улицам вдоль упавших в чертополох заборов, скребся в обветшалые фасады перекошенных зданий, бросал колючие пригоршни в закрытые ставни. Казалось, радиация выжгла здесь все живое, и ничто более не в силах вернуть утраченное когда-то. Только запустение и разруха повсюду. Но вопреки всему город продолжал жить. Дома еще укрывали за сохранившимися стенами немногочисленное население, на огородах цеплялись за землю чахлые растения, одинокий колодец давал пускай и мутную, но вполне питьевую воду.

В этот полуденный час, несмотря на песчаную бурю, горожане дружно собрались на центральной площади. Кутаясь в длинные грубые плащи, прикрываясь от обжигающего песка шляпами и платками, молча стояли чуть поодаль от пяти высоких каменных стел, где прикованные цепями пара молоденьких девушек и троица парней иногда подавали слабые признаки жизни. Обнаженные тела пленников, предоставленные на три дня в распоряжение Солнца и ветра, покрывали ссадины и струпья. Отсутствие пищи и воды довершало богоугодное дело в отношении порождений самого Сатаны. И когда резкие порывы ветра, завывая, ометали верхушки стел, казалось, что это хохочет сам хозяин преисподней.

Горбатый пастор в длинной до пят сутане выбрался из молчаливой толпы и, припадая на левую ногу, проковылял мимо стел. Его одинокий глаз выглядывал из-под накинутого капюшона на нагие тела. Первым делом он остановился у крайней правой прикованной девушки. Грозно потряс посохом, увенчанным двумя сплетающимися змеями. Завладев вниманием, обратился к горожанам:

- Братья и сестры! Спасение! Спасение в наших руках! Не устрашимся властителя порока, что ни на секунду не закрывает адских глаз своих, а его легионы все пребывают и пребывают в обитель человеческую. До апокалипсиса мы были слепы и невинны, как дети, допуская их присутствие рядом с собою. А когда они заполонили наши города, было уже поздно. Мы не смогли защитить дарованный нам божественные образ и подобие, легко предоставляя священный дар мертвой материи. И Отец наш отвернулся от детей своих. И пришло наказание - карающий огонь сошел с небес, а божественный ветер довершил начатое им. Но и в гневе Его присутствовала милость - и пометил Он оставшееся человечество своей печатью. И только порождения тьмы остались неизменны...

Присутствующие хмуро внимали речам.

- И вот, нам даны глаза, чтобы видеть сокрытое сатанинскими покровами. Дано орудие, чтобы карать сатанинское отродье. Мы непреклонны в своей вере...

- Непреклонны! - дружно подхватили молчавшие до того горожане.

- Не допустим в наш город порождения источника лжи и порока...

- Не допустим! - неслось с завываниями ветра по пустынным улицам.

- И обратит Отец наш вновь свой взор на детей своих...

- На детей своих! - От былой угрюмости жителей не осталось и следа.

- Волею Отвернувшегося, объявляю дознание!

По толпе покатилась живая волна: все разом зашевелилась, радостно закричали, толкая друг-друга. Под одобрительный гул пастор повернулся к пленнице. Она, как и все прикованные к стелам, была без сознания, не воспринимая творящееся вокруг. Ее обнаженное тело бессильно висело в цепях. Некоторое время горбун словно чего-то выжидал. Затем выпростал из-под сутаны уродливую лапку, имевшую лишь пару пальцев, и схватил пленницу за длинные волосы. Резко дернув на себя, осмотрел внимательно ее голову.

- Чиста лицом!

Горожане дружно замычали и закричали вслед:

- Чисто!

Горбун сцапал правую руку девушки, оглядел и дернул вверх:

- Пять!

Из толпы вверх потянулся редкий частокол из правых рук - немногие из горожан смогли похвастаться их наличием, и мало у кого число пальцев соответствовало числу:

- Пять!

С левой рукой процедура в точности повторилась - как у пастора с девушкой, так и у зрителей, счастливых обладателей левых рук. Не у всех они, конечно, были такие же прямые и красивые, как у гостьи... Далеко не у всех.

Процесс дознания продолжался — пастор, тяжело навалившись на посох, склонился, осмотрел стройные ноги гостьи, не утратившие своей красоты за эти дни, проведенные на столбе:

- Правая - пять! Левая -пять!

Благодарные свидетели дознания дружно заревели:

- Пять и пять!

При этом каждый присутствующий, в большинстве своем стоящий хотя бы на одной собственной ноге, попытался задрать имеющуюся конечность... У кого она оказалась единственной, начали падать, роняя костыли и увлекая за собой соседей. Пока толпа хохоча разбиралась с общей кучей-малой, ведущий дознание схватил девушку за грудь:

- Две!

Настала пора хватать соседок за груди:

- Две!

Наличие у многих представительниц женского пола трех и больше грудей, позволило поучаствовать в этом захватывающем процессе сразу нескольким мужчинам, кстати оказавшимся рядом.

Пока горожанки пищали, мужики хохотали, пастор, сунув на мгновение руку между ног пленницы, высоко поднял и прокричал:

- Чисто!

Сдавленная толкотня и крики:

- Чисто! - были ему дружным ответом, и на этот раз звонкие женские голоса заглушили остальные, в том числе и завывания ветра.

Толпа заревела вслед:

- Не прошла дознание! Диавол господин ее!

Осмотр плененных продолжился в той же незамысловатой последовательности, но с некоторыми вариациями, благодаря половым различиям скованных.

У парня с крайней стелы неожиданно обнаружились клешнеобразные ступни, и горожане встретили это довольными криками:

- Воистину, Божье создание!

К счастливчику быстро подковыляло несколько самых дееспособных жителей и кое-как расковали обессиленное тело. Схватили за руки и уволокли волоком в сторону.

Остальным пленникам единогласно вынесли вердикт:

- Предать очистительному огню!

С песнями и молитвами набросали дров вокруг стел и разожгли четыре огромных костра. Огненные объятия пламени, раздуваемые ветром, быстро окутали пленников, и все они безжизненно обвисли, когда шипящая и оплывающая плоть начала спекаться на костях. Как только затих адский вой осужденных, в костры полетели напалмовые шашки, и огонь стал нестерпимо ярок и обжигающ...

Пепел еще только остывал, иногда вспыхивая зловещими огнями, а пастор под напряженное молчание уже ворошил четыре костровища... И в одном обнаружился блок управления с остатками спекшегося позитронного мозга. Трясущиеся руки подхватили щипцами небольшой обгорелый шар и торжественно подняли его над своей капелло романо:

- Еще одно порождение Сатаны отправилось к своему господину. День, когда

Бог снова повернется к своим неразумным созданиям, дерзновенно пытавшиеся повторить его творение, стал ближе!

Горожане счастливо заголосили:

- На-ста-нет день, и Он снова-а обра-атит взор на детей сво-их!


Поздним вечером в дом пастора тихонько постучал супервайзер региона. Впуская гостя, хозяин бросил внимательный взгляд на пустынную улицу и быстро затворил дверь. Вошедший по-свойски сразу прошел в светлицу и сел на кривой табурет у стола. Его приятная наружность резко контрастировала с гарпия-образным хозяином.

Горбун задул свечку у образа и вывалил на стол из мешка небольшие обгорелые шары:

- Шесть блоков за месяц.

Визитер брезгливо осмотрел товар:

- Какого дьявола! Сколько раз говорено - не надо их обжигать. Продукт существенно падает в цене.

Единственный глаз вцепился в чистое гладкое лицо:

- Это наши местные традиции, и не вам их менять.

- Ну как хотите. - Супервайзер безнадежно пожал плечами и отсчитал стопку монет.

Бросил блоки в холщовую сумку и, кивнув, вышел. Пастор пересчитал монеты, спрятал под половицу, снова зажег свечу. Постоял у образа. Не к месту припомнились сожженные "гости".

- Врачи, б..., - хмыкнул горбун и, что-то напевая себе под нос, лег спать.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 12.06.2020 в 09:40
Прочитано 211 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!