Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Исцеление

Рассказ в жанрах: Утопия, Разное
Добавить в избранное

Ты тоже болен. Но просто не знаешь. Недуг поражает сердце. Твоя история болезни лежит у него на столе, скрытая за обложкой.

Мужчина смотрит на стрелку часов, пытаясь определить время. Но так и не определяет.

- Который час?

- Не знаю.

- Который день?

- Не важно.

- Какой сейчас год?

- Имеет ли значение?

Мужчина один в своем кабинете. Его рука тянется к телефону. Он нажимает кнопку:

- Людочка, больные есть?

- Нет, господин ХХХ, сегодня на прием никого нет.- она называет имя мужчины, которое я не могу вам сказать. Секретарша просматривает записи.

- Как, нет больных? Не может быть.- удивляется мужчина, выискивая в ее словах ложь.

- Вы кого-то ждете?- уточняет Людочка.

- Жду.- подтверждает мужчина.

- Кого?

- Не знаю.

Разговор окончен. Мужчина подходит к окну. Он смотрит, сквозь тонкое зеркало. Мир за окном отражается. ХХХ вглядывается. Грязное стекло. Нагнувшись, он трет пальцем отражение мира.

-Так лучше.- улыбается он, видимо очистив стекла.

ХХХ сонный.

- Вы снова всю ночь не спали?- заходит Людочка вместе с ароматом кофе. Пар вылетает из чашки.

-Работы много.- отвечает мужчина.- Некогда спать.

Врач достает рукописи. Книги заставляют его полки.

Артюр Рембо. Оскар Уальд. Набоков. – он водит пальцем по корешкам книг.

Зюскинд. Лермонтов. Камю.

Хармс. Ахматова. Булгаков.

Маяковский. Хайсмит. Рул. -Джейн Рул- произносит ХХХ, шевеля губами.

Он вываливает книги на стол. Врач ищет компоненты лекарства, которое пытается составить в свободное от приема больных время.

На стене кабинета картина Дали « Быстротечность времени»

-Какой–то мужчина осматривает стены в коридоре.- забегает Людочка со словами.

-Он к врачу?

-Говорит, что нет.

Доктор выходит.

-Вы больны?- глаза ХХХ приглядываются.

-Нет.- удивляется случайно забредший в эти коридоры незнакомец. В эти коридоры, предопределяющие ему встречу с доктором.

-Значит больны.- удостоверяется доктор.- Пойдемте.

Они заходят в кабинет. Господин XXX осматривает вошедшего.

- Как вас зовут?- спрашивает осматривающий.

- Что простите?- прислушивается мужчина.

- Я бы хотел узнать ваше имя.- повторяет ХХХ.

Мужчина настораживается.

- Я же просто больной, зачем вам мое имя?

- Но ваше имя не «Больной». Вас как-то зовут. Я бы хотел знать ваше имя. Мне не все равно, кого я лечу.- настойчиво объясняет врач.

Незнакомец смотрит изучающе, словно удивившись. Черты лица его немного смягчаются.

Он расслаблен.

- Я просто не расслышал. Извините.

-У вас проблемы со слухом?- смотрит на его маленькие ушки доктор, стараясь определить проблему визуально.- Ну, хорошо, скажите мне прежде имя.

-Артем.-произнес мужчина, которому на вид приблизительно тридцать.

- Артем.- повторяет доктор, и Артем дергается. На лице его выступает страх. Будто бы он боится своего имени. Но он боится не имени. А того, когда это имя произносят. Вернее произносили несколько лет назад.

Доктор улавливает его движение.

- Давайте, я для начала вас взвешу. Вставайте на весы- делает он голос мягче. - Уши-это серьезно. -Врач это понимает и начинает подбирать нужные слова, управляя своим голосом и тембром.

Мужчина встает на весы.

-У вас перевес боли. Ее больше чем счастья. – произносит врач.

Артем испугано смотрит.

- Что вас беспокоит в вашем слухе?- продолжает задавать вопросы ХХХ.

- То, что я не слышу.- отвечает Артем.

-Мне показалось, что вы испугались, когда я произнес ваше имя?

- Я вспомнил отца.- он хмурится.

- Вы боитесь отца?- уточняет доктор.

Артем садится на стул:

- В детстве, когда мы учили уроки, отец то и дело повышал на меня голос, когда я не мог разобраться в слогах или забывал поставить точку после предложения. Он кричал на меня, а я плакал. А он еще сильнее кричал. А я еще сильнее плакал. И он называл мое имя. Артем. С таким презрением, с таким упреком, с такой жестокостью. Я закрывал уши. Отец матерился. Процесс обучения превращался в ад. Я боялся учиться. Когда я подрос, и мог уже за себя постоять, я ушел из дома. Мне было шестнадцать.

Мне кажется, я ничего не достиг в своей жизни. Мое имя стерто и забыто мной.

Доктор встает и подходит к музыкальному проигрывателю, включая пятую симфонию Бетховена.

- Расскажите, пожалуйста, вашу историю еще раз.

Артем говорит, сливая свой голос с музыкой. Симфония кончается. Артем заканчивает. Секунда в секунду.

- У вас есть сын?- спрашивает доктор.

- Ему семь.- улыбается мужчина.

- А вы помогаете ему делать уроки?

- Нет.- снова хмурится Артем, вспоминая свое детство. Мужчина трясет головой, отгоняя воспоминания.

- Не отгоняйте воспоминания, они болезненны, но они вас излечат.

- Как же это?

-Памятью. Помогайте сыну делать уроки. Помогайте ему разобраться в том, где нужно переносить слоги. Ваш сын-это вы. И он не боится.

Мужчина перестает робеть.

- Вы меня хорошо слышите?- произносит доктор шёпотом.

- Я вас слышу.

Мужчина собирается выйти, но врач его окликает:

- Артем.

Ручка двери останавливается. Артем оборачивается.

- Вы многого достигли.

Дверь закрывается, мужчина забирает улыбку с собой.

Доктор открывает чистые листы журнала, собираясь сделать запись. Но его рука прерывается голосом Людочки.

- К вам женщина.

- Женщина-это хорошо, посмеивается доктор.

- Ну, вы как всегда, XXX! – усмехается Людочка.

- Как же я могу быть слеп к красоте, нельзя женщину не видеть!- серьезно произносит доктор, изображая джентльмена. Хотя на моей памяти, XXX был достаточно галантным и внимательным.

Судорожная женщина вбегает. Ее рука двигается быстро. Художник не успел бы поймать.

- Медосмотр по работе, если можно, то, пожалуйста, побыстрее. Мне нужно бежать.- выпаливает она.

На женщине классическая белая рубашка. Черные штаны и высокие каблуки.

- Куда бежать?- спрашивает доктор улыбаясь.

Женщина останавливается. В ее глазах проскальзывает удивление.

- Я рад, что я вас удивил. В ваших глазах это отразилось. Знаете, как отражается мазок масла на картине художника.- восхищенно описывает картину женщины доктор.- Что у вас болит?

- Глаза.

- А где вы работаете?

- В офисе.

- И даже поспать не успеваете? С таким то графиком работы?- тянет время доктор.

- Не успеваю. И сейчас я тоже не успеваю. – начинает суетиться женщина, намекая, что нужно работать быстрее.

Усмешка отражается в уголке его губ. Врачу нравиться тянуть ее время.

- Как вас зовут?

- Маргарита.

-Маргарита, что вы видите?- спрашивает ХХХ, вытягивая руку вперед. Пальцы стремятся картине Дали, которая течет по стене.

Маргарита оглядывается.

- Ничего. Мазню.- пожимает плечами она и смотрит на доктора.

ХХХ вертит песочные часы в своих пальцах. Песок сыпется.

-Там бабушка нищая.- произносит нелепицу мужчина.

-Какая бабушка?- смущается Маргарита, не понимая.

- За окном.- Доктор смотрит на стекла.- Вы ее видели? Она стоит у входа в здание.

- Нет, я не заметила.

- Там ваша мать.- бросает доктор.

- Что простите!?- женщина покрывается испугом.

- Идите, посмотрите.

Через минуту она возвращается.

- Зачем вы соврали?- взмахивает эмоционально рукой женщина, изображая свое непонимание, испуг, злость и какое-то прозрение, которое начинает появляться в глазах женщины.

- Я наврал?

- Вы сказали « там ваша мать»

- Я так сказал?- смотрит на нее внимательно доктор. Он молчит, время в пальцах сыпется. Выдержав молчание ХХХ объясняет- Я хотел сказать: «там могла быть ваша мать»

Женщина садиться, ее глаза опускаются в пол.

-Маргарита! Куда вы так спешите? Бежите? Время рано или поздно все равно кончится.- песчинки досыпались. Мужчина поворачивает часы. Время снова идет.- Ну и что? Вы не проживете больше, если будите бежать, это ошибочное убеждение. Иногда медленность ваших действий вмещает в себя больше, чем бег.

Женщина всматривается в картину Дали.

-Сходите в музей, там есть его другие картины.- предлагает доктор. Он делает пометки, чтобы закрыть женщине медосмотр.

Рука протянулась. Движение было поло поймано художником.

- Вы на такси?

- Нет. Пойду пешком.- Маргарита смотрит сквозь окно: на розоватое небо, которое растворяется в золотых лучах солнца. На солнце.

Звук женского и мужского голоса доносится где-то там. Голоса приближаются, смешиваясь между собой, и прерывают друг друга. Муж и жена врываются внутрь.

Солнце отражается на ресницах Маргариты. Женщина молча выходит.

Доктор разглядывает напряженных сожителей.

- У него проблемы со слухом!- кричит жена, зовя на помощь отоларинголога

- Я доктор.- улыбается доктор, говоря это, прям, как Мастер.

-Доктор, посмотрите его уши.- иронично язвит женщина.

-Я послушаю, зачем смотреть? Вы же не к окулисту.

Лицо женщины не изменяется. Она не услышала скрипнувшего звука заевшей пластинки. Не почувствовала игру со словами, в которую доктор не уставал играть.

- Говорите.- отделяет звуки губами доктор.

- Что говорить?- спрашивает жена.

-Просто поговорите. Расскажите друг другу по одной истории.

Глаза женщины становятся слабыми. Еще чуть- чуть, и женщина заплачет. Когда последний раз она рассказывала истории? Когда последний раз он их слушал?

( Их разговор передавать не буду, по интимным соображениям)

- У тебя красивый голос, произносит мужчина в конце.

Скрипач играет. Доктор слушает. Тела двигаются. Опера, развернувшаяся в кабинете, опера для глухих. Бетховен утрачивает слух. Он пишет свои сонаты чувствами. Так и доктор, не слышит их, считая, что не имеет право подслушивать. Немое кино содержательно мимикой.

Женское движенье руки, вздымающаяся грудь.

Мужское смущение, съехавший галстук.

Кино 30-ых годов. Черно-белые элегантные кадры.

Снятая шляпа, наклон. Женщина, выходящая в приоткрытую мужчиной дверь.

***

Я вхожу. История, рассказанная выше, должна была следовать после того, как я вошел. Когда я входил, я еще не знал Маргариты, Артема, и двух актеров фильма 30-ых годов. Не знал господина XXX . Я не знал себя.

- Я болен! – кинулся я к ногам доктора. Мое отчаяние было на столько велико, что падало, как женская шаль. Изящно. Кто бы не хотел познать тайну этого явления?

- Что с вами?

- Я не знаю. Знаю только то, что болен.

- Странно- произносит доктор. Многие больные отрицают свою болезнь. Не знают, что они больны. А вы знаете?

- Я знаю.- подтверждаю я .- Только понять не могу, что со мной.

Доктор подходит к окну. На него смотрит моё отражение. Мои глаза. Мои сжатые губы. Мечущийся взгляд.

Врач резко оборачивается, оказавшись напротив меня практически вплотную. Он смотрит. Согнув ноги в коленях и слегка приседая, осматривает меня снизу, наклоняя голову влево. Обойдя меня, как статую, он, наконец, произносит:

- Я вас, мне кажется, знаю.

-Нет. Мы не знакомы.- утверждаю я уверенный в своем утверждении.

- Но я вас припоминаю.

- Откуда же?

Врач не ответил.

- Я не уверен. Давайте взвесим вас.

Я встаю на весы.

У меня обнаруживается перевес боли.

- Меня беспокоят глаза. Они слезятся и становятся красными.

- Отчего же?

- Больно смотреть на боль.

- Боль?- смотрит на меня изучающе доктор.

- Боль людей. Я ослеплен безобразием мира. Мое сердце, то бешено колотиться, то замирает, почти до анабиозного состояния.

- Сделаем Кардиографию. Пойдемте.

Я следую за ним. ХХХ идет впереди.

В кабинете сидит до странности грустный мужчина. Он рассматривает карту сердца.

-Что там?- врач берет у коллеги карту.

- Брошенная девушка. Разбитое сердце.

Врач идет по прямой линии кардиограммы.

Я падаю на эту линию, пораженный.

- Вы спасете ее? – спрашиваю я, в надежде.

-Не знаю, в делах любовных можем ли мы вылечить? Я много лет возвращаю людям зрение. Слух. Я много лет ищу лекарство. Но могу ли я помочь, когда спасти может только любимый человек, а не кто-то с улицы. Даже если этот кто-то очень талантлив.- доктор разводит руками.- А вы любите?

-Да- изображаю я ее образ кистью. Прямо здесь пишется картина из парящих в воздухе слов.- Мне кажется, я ослеп от ее красоты! Истинное творение искусства. Я ослеп от ее света.

-Это метафора. Ослепнуть, значит прояснить зрение. В этом случае.

- Ваши слова….- протягиваю я, слыша, или лучше сказать, чувствуя их оттенки.

Слова доктора были разными на вкус. Были сладкими или торжественными, метафоричными или ясными, когда слово-это слово, когда слово-это акмеизм.

Слова были мятными или броскими.

Сделав кардиографию, врач выразил ярое удивление:

-Ваше сердце то замедляет пульс, то бьется, как ноги влюбленного, бегущего к женщине. Пройдемте в мой кабинет.

Мы возвращаемся, доктор включает экран проектора.

- Посмотрите на экран.

Я погружаюсь в картину Рене Магритта:

«Любовники»

- Что вы на это скажите? - спрашивает меня доктор, присматриваясь к каждому моему движению.

- Абсолютно противоречивое.

- Но все же?

- Два человека, целующиеся в пелене. На их головы наброшена вуаль. Магритт поймал любовников в порыве сокрушительной страсти. Об этом свидетельствуют складки, утонувшие внутрь себя от движения. Страсть, вспыхнувшая между двумя людьми, действительно приводит к ослеплению. Она лишает способности рационально думать и понимать очевидное.

Может быть, сюрреалист изобразил ненастоящую любовь, не способную дать наслаждение от соприкосновения тел.

Или напротив, истинные чувства, которые не знают никаких материальных преград. Картину можно трактовать и более оптимистично: любовь сама по себе настолько самодостаточна, что зрение ей не нужно. Влюбленным людям совершенно не обязательно видеть друг друга и окружающий их мир. Они способны почувствовать близость даже сквозь двойной слой наброшенной ткани.

- Невероятно - протягивает доктор.

- Меня мучают головные боли - жалуюсь я.

- Опишите их. - доктор скрещивает руки на груди.

- Мысли. Будто кто-то шепчет мне мысли.

Глаза доктора раскрываются, на сетчатке отображается шок. Восторг. И может быть, благодарность.

- Я болен?

- Результаты ваши, результаты больного человека, но вы здоровы.

- Не понимаю.

ХХХ произносит:

- Вы писатель. Писателю свойственно болеть.

- Я писатель?

В тот день я узнал, что я писатель. В тот день, доктор объяснил мне, что болезнь растекается по миру. Люди больны. Они не слышат друг друга. Они слепцы, разучившиеся видеть искусство. А виденье искусства имеет целительную силу.

Я рассекречиваю протоколы. Его записи. Заключения. Я передаю их вам.


З а к л ю ч е н и е N 1

Имя: Артем.

Болезнь: Нарушение слуха.

Лекарство: Соната Бетховена номер 5.

Опыт проведения: Я сразу заметил его страх, который расползался по его лицу, искажая его. Мужчина увидел во мне образ отца, который использовал неправильный метод обучения. Перепады музыкальных тонов, должны были вызвать у Артема перепады чувствительных начал, которые смешались с симфонией. Я оказался прав. Звуки влияют на человеческую душу.

З а к л ю ч е н и е N 2

Имя: Маргарита.

Болезнь: Слепота души.

Лекарство: Алый рассвет. Картина художника. Шоковая терапия, игра слов, направленных на сопряжение старухи и ее матери.

Опыт проведения: Маргарита, увидевшая мазню в картине Дали, впитывала алая краски, отраженные на ее трепещущихся ресницах.


З а к л ю ч е н и е N 3

Мужчина и Женщина из фильма 30-х годов.

Болезнь: Глухота сердца.

Лекарство: Разговор.

Опыт проведения: Я не слушал их, выключив слух. Передо мной развернулась немое кино. Движения тела. Мимика скул.

В низу каждого заключения вместо подписи он написал: П и с а т е л ь.

***

Девушка, с отсутствием пульса, я надеюсь, ты это читаешь. Я надеюсь, мы вместе с господином XXX найдем именно то слово, которое реанимирует твое сердце. Перед нами лежат вываленные книги.

Артюр Рембо. Оскар Уальд. Набоков.

Зюскинд. Лермонтов. Камю.

Хармс. Ахматова. Булгаков.

Маяковский. Хайсмит. Рул.

Рейтинг: 8
(голосов: 1)
Опубликовано 15.06.2020 в 20:45
Прочитано 49 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!