Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Дороги судьбы

Роман в жанрах: Мемуары, Разное
Добавить в избранное

Глава 1


ТАТЬЯНА


Я много раз задумывалась, с чего всё началось. Мои мысли, воспоминания убегают всё дальше и дальше, в те давние годы, когда я была молодой.


У меня были муж и маленький сын, которых я любила. Я работала в статистическом управлении. Помните фильм "Служебный роман"? Так вот, в таком месте я и проводила пять дней в неделю по восемь часов в день. Работа была нетрудной, всё бы хорошо, да что-то нехорошо.


Это "что-то" заключалось в том, что у пяти из двадцати трёх женщин нашего отдела умерли или погибли дети, причём это были их единственные сыновья. Я знала это из разговоров женщин, которые долго работали в нашем отделе.


Однажды, когда я работала уже несколько месяцев, опять случилось несчастье. У одной сотрудницы пострадал на рабочем месте единственный сын, недавно вернувшийся со службы в Советской Армии и устроившийся работать на завод. После несчастного случая парень попал в больницу. Мы все очень боялись, что он останется инвалидом и переживали за мать. Но действительность оказалась намного страшнее. Через три дня её единственный сын умер.


Это была трагедия для всех нас, и, конечно, в первую очередь, для матери, которая была убита горем. Пять женщин нашего отдела, ранее потерявшие своих единственных сыновей, вновь переживали свою старую трагедию. А через несколько месяцев у начальницы нашего отдела погиб единственный сын. Все женщины были в шоке. Я думала о своём единственном маленьком сыне и представляла... И так было каждый день. Дело кончилось тем, что я решила родить второго ребёнка. И родила...


Дочка была хорошенькая. Когда я вынесла её первый раз на улицу, ко мне подошла знакомая бабушка Настя и спросила:

- Ну, что, Танюша, кого тебе Бог послал?


Я всё время вспоминаю эти слова и думаю, что для чего-то каждый из нас пришёл на этот свет.


Глава 2


СЕРГЕЙ


В конце декабря 1992 года мне позвонил Лёша Беляков, с которым я познакомился, когда мы оба искали работу на стройках Бруклина. Я продолжал работать на стройке, а он устроился работать шофёром-дальнобойщиком, и в начале января собирался в свой первый рейс.


- Серёга, ты где Новый год встречаешь?

- Я пока не знаю.

- Тут недалеко от моего дома открылся русский ресторан "Ты и я". Я разок был, у них хорошо и недорого. Пойдём?

Я согласился. Лёша был на два года моложе меня, он приехал на заработки из Ярославля, жена с двумя детьми осталась там. Он знал, что у меня ситуация другая. Я приехал в Америку с женой и десятилетней дочкой, но... Здесь моя Катя быстро сориентировалась в обстановке и бросила меня, найдя хорошо устроенного американца, который был в восторге от её домовитости и русских обедов. Лёша сильно скучал по жене и детям и понимал, что я тяжело переживаю разрыв со своей семьёй, особенно со Светочкой.

Ресторан в самом деле оказался неплохим. В большом светлом зале стояло много столиков, было весело, празднично. Все говорили по-русски, и мне на мгновение показалось, что я дома, в Ленинграде. На столах стояли водка, вино и шампанское. Официант объяснил, что дополнительно водку и вино можно заказывать за свой счёт, а шампанское - бесплатное, пей сколько хочешь. По лестнице можно спуститься в танцевальный зал, там цветомузыка и бар, где тоже можно выпить шампанского.

На столах, помимо напитков, стояли холодные закуски. Было начало одиннадцатого, и почти все места были заняты.

- Ну, давай за старый год, - предложил Лёша.

Мы чокнулись рюмками со "Смирновской", выпили и закусили жирной, тающей во рту, селёдочкой.

В это время за пустующий столик недалеко от нас усаживалась компания из пяти человек - две пары и женщина лет тридцати. Она села лицом ко мне, и мне понравилась её внешность, тёмно-русые волосы до плеч и серые глаза, а главное - понравилось, как она держалась - скромно, спокойно, но с достоинством.

После нескольких рюмок люди начали спускаться в танцзал.

- Пойду потанцую, - сказал я Лёше, встал и направился к понравившейся мне женщине.

Вся компания за её столиком с интересом посмотрела на меня.

В ответ на моё приглашение женщина кивнула, отдала сумочку подруге, и мы спустились по лестнице в полутёмный танцзал. Он был просторный, с барной стойкой слева, с большим телевизором в углу под потолком, на экране что-то мелькало без звука. Множество пар кружилось под приятную мелодию. Мы танцевали и разговаривали. Её звали Татьяной, она была разведена и приехала год назад из Москвы с двумя детьми.

Когда танец окончился, я подвёл её к бару. Бармен, весёлый мужчина лет сорока пяти, налил нам по бокалу шампанского.

- За знакомство! - предложил я тост, и мы выпили.

Время приближалось к полуночи, и даже те, кто не танцевал, спустились в зал. За несколько минут до двенадцати музыку выключили и включили громко телевизор, на экране которого были Таймс Сквер и шар, падающий ровно в полночь. В углу экрана шёл обратный отсчёт секунд, и все в зале стали скандировать:

- ...Тридцать шесть! Тридцать пять!...

Я оглянулся. Рядом с лестницей стояла Танина компания, недалеко от них - Лёша, который, увидев, что я смотрю на него, одобрительно подмигнул.

- ...Три! Два! Один! Ур-ра!!! С Новым Годом!!!

К концу вечера мы с Лёшей уже были знакомы с Таниной компанией. А через две недели я встречал с ними Старый Новый год. Лёша уехал в свой первый рейс и был в этот момент где-то в Калифорнии.


Глава 3


СЕРГЕЙ


Мы встречались с Таней ещё только пару месяцев, а я чувствовал, что она мне очень близка, как будто я знаю её много лет. И ещё я чувствовал, что вызываю у неё такое же чувство. Катя уже начала бракоразводный процесс, но это оказалось делом не быстрым. Я хотел съехаться с Таней и жить вместе, a в качестве первого шага пошёл знакомиться с её детьми.

- Здравствуйте! Давайте знакомиться, - сказал я, входя за Таней в комнату, где на диване сидели серьёзный мальчик примерно того же возраста, что и моя Света, и улыбчивая непоседливая девочка лет трёх-четырёх.

- Меня зовут Сергей, - продолжил я, протягивая руку мальчику.

- Слава, - ответил он и пожал мою руку.

- А я Маша, - воскликнула девочка.

Я дал Маше куклу, а Славе - робота. Они были очень довольны.

- Сколько тебе лет, Слава? - спросил я.

- Десять, - ответил он. Я обратил внимание на его сходство с матерью, даже выражение лица было похожее.

- Значит, ты ровесник моей дочери, Светы.

- А тебе сколько лет?

- Пять, - ответила Маша. Я кивнул, отметив про себя, что со своей улыбчивой мордашкой она выглядит младше.

- Я вчера в парке видела, как дядя девочку на колене качал. А ты можешь меня покачать? - спросила Маша.

- Не "ты", а "вы", - строго сказала Таня, но девочка, похоже, не обратила внимания на реплику матери, вопросительно глядя на меня большими серыми глазами.

- Конечно, могу, - ответил я и посадил её на левое колено.

- А меня - можете? - вдруг, сильно покраснев, спросил Слава.

- Ну, конечно, - приглашающе хлопнул я себя по правому колену.

Слава сел, и я начал качать его и Машу поочерёдно. Они обняли меня за шею, доверчиво прижались ко мне, и я почувствовал, как сильно эти дети изголодались по мужской, отцовской ласке.

- Хотите, чтобы я жил с вами и стал вашим папой? - неожиданно даже для себя спросил я.

- Да! - хором ответили они.

Я поднял глаза - Таня смотрела на нас и улыбалась, а по щекам её катились крупные слёзы.


ТАТЬЯНА


Со своим первым мужем, Павлом Емельяновым, я познакомилась ещё в школе, а когда нам исполнилось восемнадцать лет, мы поженились. Так вчерашняя школьница Таня Гаврилова превратилась во взрослую женщину Татьяну Емельянову. Через год у нас родился сын Слава, а потом дочка Маша. Она была ещё грудным ребёнком, когда Павел встретил другую женщину, и мы разошлись. Через несколько лет я с детьми уехала на заработки в Америку.

Мне всегда казалось, что я люблю Павла, и только познакомившись с Сергеем Николаевым, я впервые поняла, что такое любовь. Я считала дни и минуты до встречи с ним. С Сергеем я любила разговаривать и молчать, танцевать и слушать музыку, с ним мне всё было интересно. Сергей был мой ровесник, но прошёл трудную жизненную школу. Во время службы в армии он участвовал в боевых действиях, терял друзей. Сергей не любил об этом говорить, но я поняла, что он видел и знал намного больше, чем я.

Когда Сергей сказал, что любит меня, а мои дети для него всё равно, что родные, я ему сразу поверила. Я чувствовала, что такие люди, как он, не обманывают.

Дочка Сергея Светочка не только спокойно отнеслась к изменению судьбы отца, но и была откровенно, с детской непосредственностью, рада, что в семье есть другие дети. Она по собственной инициативе с удовольствием начала называть Славу братом, а Машу сестрой.

Бывшая жена Сергея, Катя, тоже была довольна, так как все выходные и праздники Светочка жила у нас, и Катя могла свободно ездить в круизы по Карибским островам, развлекаться в казино и ресторанах со своим американским мужем.

Так в Бруклине появилась ещё одна русская семья - отец, мать и трое детей.


Глава 4


ТАТЬЯНА


Мой сын Слава был хорошим мальчиком, он всегда и во всём мне помогал - ходил в магазин, прачечную, умел мыть посуду, стирать, подметать полы. Он был общительный мальчик, у него было много друзей, он занимался спортом, хорошо учился в школе. Но, к сожалению, не бывает так, чтобы всё было хорошо.


Моя дочь Маша с самого рождения сильно отличалась от Славы. Она развивалась намного медленнее, но, когда я обратила на это внимание врачей, они в один голос успокоили меня, уверяя, что все дети развиваются по-разному и у Маши всё в порядке. Позже, когда она плохо ходила и быстро уставала, врачи объясняли мне, что у неё слабые мышцы и это скоро пройдёт.


Маша росла капризной, я не могла найти с ней общий язык. Конечно, это была моя вина, мне повезло со Славой, мне было с ним легко, и я была уверена, что точно так же должно быть и с Машей. А всё было по-другому, и я была обязана перестроиться, но не смогла этого сделать.


Когда-то Слава сказал мне: "Мама, я хотел бы иметь папу, но только хорошего." Я всегда помнила эти слова.


Когда в нашей жизни появился Сергей, Слава сразу потянулся к нему, хотя тот не старался понравиться, а просто относился к мальчику открыто и по-дружески. Славa с детства привык к серьёзным отношениям со взрослыми, и ему нравилось, что Сергей разговаривает с ним, как с большим. A Маша по своей наивности и простоте решила, что Сергей - её отец, и сразу же стала говорить ему "Папа".


Я снимала в Бруклине небольшую квартиру с комнатой и кухней, мне с двумя детьми она вполне подходила. Сергей переехал жить к нам в пятницу, он привёз Светочку, которая осталась с нами до понедельника. Семье из пяти человек было не очень удобно жить в одной комнате. Сергей предложил снять небольшую, двухкомнатную квартиру.


Tакая квартира нашлась в нашем же доме, и мы переехали. В ближайшую пятницу Сергей, Света, Слава, Маша и я вышли из дома и начали приглядываться к тому, что выставили на улицу жители ближайших домов. Мы нашли красивый, раскладной диван с огромными круглыми подушками и несколько стульев, два из которых были поломаны. Я не хотела их брать, но Сергей сказал, что они со Славой их починят и у нас будут хорошие стулья. Мы с радостью несли домой нашу новую мебель.


Когда дети уснули, мы с Сергеем ещё посидели на кухне, поговорили о своих планах на завтра и пошли в комнату. Свою односпальную кровать мы переставили в детскую, теперь на ней спала Светочка. К себе в комнату мы поставили только что приобретённый на улице раскладной диван с огромными круглыми подушками. Мы разложили диван и легли, но тут же оказались на полу. Диван был очень мягким, разъезжался в разные сторны, спать на нём, да и сидеть, было невозможно. Только теперь до нас дошло, почему такой красивый диван оказался на улице.


Ночь мы провели на полу, а диван утром отнесли на улицу. Света, Слава и Маша настояли на том, чтобы оставить подушки. Они положили эти подушки на пол и с удовольствием на них прыгали.


Глава 5


СЕРГЕЙ


Со Славой у меня сразу установились хорошие отношения. Он был очень рад, что у него появился папа, я ему, видимо, понравился, и он откликался на любую просьбу. Мы ходили вместе в магазин и несли оттуда тяжёлые сумки с продуктами, но больше всего он любил помогать мне в мужской работе по дому, например, когда я укреплял шатавшуюся полку и менял испорченный замок в двери. Когда я сказал Тане, что мы со Славой починим найденные стулья - он прямо засветился от радости. Дома я предоставил починку ему, в основном помогая только советом, и почувствовал, как мальчику это приятно.


К сожалению, с Машей дело обстояло не так просто. При всей своей весёлости и жизнерадостности Маша оказалась непростым ребёнком. Она чутко улавливала обстановку и начинала капризничать в самые неподходящие для нас моменты, зная, что ей, скорее всего, уступят. Когда мы куда-то шли, она вскоре начинала проситься на руки. Я удивился, что девочка, которой идёт шестой год, не может пройти десять минут, но Таня объяснила, что у Маши, видимо, врождённая мышечная слабость. Позже, заметив, что Маша может носиться по квартире как заведённая и не уставать, я усомнился в наличии этой слабости и решил проверить свою догадку.


В ближайший выходной мы решили пойти на набережную океана, до которой идти было примерно полчаса. Маша капризничала и отказывалась завтракать, села за стол, когда все уже собрались уходить.

- Таня, Света и Слава, идите, а мы с Машей подойдём попозже, - предложил я, и все согласились, что так будет лучше.


Маша, увидев, что все, кроме меня, ушли - перестала капризничать, быстро поела, и мы вышли на улицу.

- Хочешь играть? - предложил я.

- Хочу! А как?

- Ты будешь маленький зверёк, а я хищник. Ты должна добраться до угла, и чтобы я тебя не догнал. Дотронешься до угла и остановишься - значит, ты выиграла.

- Хорошо, - согласилась Маша и побежала.

Я дал ей добежать до угла, взял за руку, и мы перешли дорогу.

- Ещё разок хочешь? - спросил я .

- Да! - окрылённая победой, ответила Маша и побежала.

В конце этого квартала я догнал её и, чтобы ей не было обидно, поднял высоко в воздух, как она любила.

- А теперь, - сказал я, когда мы перешли дорогу, - я буду динозавром, а ты - охотником. Ты должна догнать меня, - и пошёл быстрым шагом.


Так, меняясь ролями, мы добрались до набережной, где Таня и старшие дети, поджидавшие нас на скамейке, с удивлением увидели Машу не на руках, а весело бегущей впереди меня.


Глава 6


СЕРГЕЙ


В мае мне позвонил Лёша Беляков. Мы с Таней были рады его звонку и пригласили прийти к нам в ближайшую субботу. С утра мы все готовились к приходу Лёши, Таня решила запечь в духовке большую индейку, мы со Славой принесли из магазина продукты, водку, вино, кока-колу и апельсиновый сок, Света мыла и резала овощи для салата. Только Маша не хотела ничего делать и всё время повторяла, что ей скучно. Мы со Славой принесли из кухни стол, раздвинули его и к приходу гостя стол был уставлен закусками и напитками.


Раздался звонок, и на пороге появился Лёша - весёлый, загорелый и похудевший. Мы обнялись, я достал из морозилки заиндевевшую бутылку "Абсолюта" и все уселись за стол.

- За встречу, - предложил я тост, все чокнулись и взялись за закуски.

- За процветание этого дома! - поднял стопку Лёша.


Таня принесла большое блюдо с горячей индейкой, покрытой аппетитной корочкой, и по комнате разнёсся бесподобный аромат.

- За хозяйку! - предложил гость.


Отдав должное вкуснющей индейке, мы разговорились.

- Ты что так долго не появлялся? - спросил я. - Как ни позвоню - телефон молчит.

- Да я в Нью-Йорке почти не бывал, - ответил Лёша. Приезжал, отсыпался - и опять в рейс. И в Калифорнию ездил, и в Техас, и в Канаду... В Канаде, кстати, в феврале интересный случай был. Подъехал на стоянку для грузовиков, там магазинчик небольшой, мне надо было бутылку воды купить. В кабине у меня тепло, на улице - минус двадцать. Встал близко, до магазина метров тридцать пройти, я одеваться не стал, так выскочил. Захожу, там человек шесть шоферов, продавщица, разговаривают, а я вошёл - они все замолчали и вылупились на меня, как будто к ним чёрт с рогами пожаловал. Смотрю, покупатели в меховых куртках, в дублёнках, все в тёплых шапках, а я - в футболке и джинсах, без шапки. Помолчали, и один спрашивает:

- А ты откуда?

- Из России, - говорю.

- Значит, правда, что русские медведи холода не боятся?

И тут они все так ржать стали, что стёкла в магазине затряслись.


Я подумал, что невысокий, крепкий Лёша действительно смахивает на медвежонка, и тоже рассмеялся. Мне вторили Таня и дети. Когда все отсмеялись, Лёша продолжил рассказ о своих приключениях.


- А на прошлой неделе еду ближе к вечеру, солнце садится и - прямо в глаза светит. И вдруг вижу, над дорогой знак какой-то, из-за солнца его плохо видно. Притормозил, разглядел - оказывается, предупреждение, что впереди мост, и по высоте я под него чуть-чуть не прохожу. И указана обводная дорога вправо для высоких грузовиков. Я на неё съехал, и тут вспомнил, что сзади едет второй грузовик из нашей компании, пуэрториканец один его ведёт. Ну, думаю, надо мужика предупредить. У нас рации есть, уоки-токи, я кричу в неё: "Рауль, Рауль!" - ни ответа, ни привета. Видно, он свою рацию выключил или батарея села. И тут вижу, как этот Рауль на скорости миль шестьдесят в час - а это где-то километров под сто в час - влетает под мост, и, на моих глазах, самый верх его кабины срезается ровно, как бритвой, и складывается в гармошку, как будто откидной верх у шикарной легковушки!


Мы все хором ахнули.

- А что потом было, дядя Лёша? - спросил Слава.

- Позвонили мы в компанию, мне велели ехать дальше, а за его товаром прислали другой грузовик, перегрузили всё, и другой водитель поехал дальше. А Рауля после этого уволили.


Мы с Лёшей допили водку и пошли на лестницу курить.

- А как тебе платят? - спросил я Лёшу, доставая зажигалку.

- Платят-то нормально, но работка не лёгкая. Я же - сам и экспедитор, и грузчик, и охранник. Перед тем, как начать работать, получил лицензию на ношение оружия, езжу с пистолетом - иной раз приходится ночевать прямо в кабине, на неохраняемой стоянке. Английский у меня получше стал, и это хорошо, а то у одного нашего такой случай был. Он привёз товар, а у самого предприятия стоят какие-то и не пропускают, кричат что-то. Ну, он остановил машину, ждёт. Они малость разошлись, он попробовал проехать, так его из кабины вытащили, морду набили, да ещё и шины порезали. Оказывается, они кричали, что у них забастовка, нельзя привозить товар, а он не понял. Так что всякое бывает.


Мы помолчали.

- А у тебя-то как? - спросил он. - На стройке ведь тоже не сахар, да и платят немного, ничего другого не наклёвывается?

- Помнишь Сашку Розовского, вместе с нами работал? - спросил я. Лёша кивнул.

- Он говорит, один русский мужик открывает свой бизнес по ремонту частных домов. Розовского он знает, спросил, есть ли у него надёжный напарник, Сашка назвал меня. На той неделе пойдём обсуждать. Платить он будет побольше, чем здесь, а если всё хорошо пойдёт - со временем можно будет в бизнес с ним на паях войти.

- Ну, желаю удачи! А вообще, Серёга, я так рад за тебя! Не зря я вытащил тебя в тот ресторан на Новый год!

- Спасибо, Лёха! Ты прямо крёстный отец нашей семьи! - сказал я, и мы обнялись.


Когда мы вернулись, стол был готов для чая, Таня домывала посуду, Света её вытирала, а Слава убирал в шкаф. Маша на диване играла с куклами. Мы попили чай с тортом из русского магазина, и Лёша распрощался, обещав позвонить, как только сможет. Дети пошли спать, а мы с Таней выпили вина за нашу дружную семью и её замечательного крёстного.


Глава 7


ТАТЬЯНА


Нашим любимым местом отдыха была набережная Атлантического океана с красивым видом на мост Верразано, который соединяет два района Нью-Йорка - Бруклин и Стейтен-Айленд. От нашего дома до этой набережной было примерно тридцать минут пешком. На полпути находился парк и большая детская площадка с качелями, лестницами и различными спортивными снарядами для детей.


Света, Слава и Маша любили этот парк, и по дороге на океан мы всегда в нём останавливались. Дети с удовольствием качались на качелях, потом Света и Слава подтягивались на перекладинах, лазили по лестницам и другим снарядам. А Маше это быстро надоедало, она начинала капризничать и требовать, чтобы все шли на океан. Славе и Свете хотелось ещё побыть в парке, но они уступали, и мы уходили.


Теперь я понимаю, что мы должны были придумать что-то, заинтересовать Машу. Но тогда никто из нас этого не понимал, мы всегда делали так, как было спокойнее и портили Машу ещё больше. Так было в России, и так продолжалось в Бруклине.


В то же время мы понимали, что Маша не единственный ребёнок с такими проблемами и обратились к русской женщине - детскому психологу на Брайтоне. Она выслушала нас, поговорила с Машей и сказала, что всё нормально. А на визит к специалисту более высокого класса у нас не было денег. Поэтому мы все шли по линии наименьшего сопротивления, так было легче нам и хуже для Маши.


Если у вас или ваших знакомых есть дети с такими проблемами - мы советуем обратить внимание на это как можно раньше; чем дальше - тем труднее что-либо сделать и помочь ребёнку.


На набережной мы проводили много времени. Пляжа там не было, мы гуляли по набережной и дышали океанским воздухом, играли в мяч, бадминтон. Увидев, что многие запускают воздушных змеев, мы купили самый дешёвый и дети любили его запускать. Любовь к запусканию змея осталась на долгие годы. Через несколько лет мы узнали, что в соседнем штате, Нью-Джерси, каждый год проводится международный фестиваль воздушных змеев, и стали регулярно туда ездить.


Рядом с набережной было несколько магазинов и кафе. Мы облюбовали кафе "Рой Роджерс." Там можно было купить гамбургер и самим набирать нарезанные овощи - солёные и свежие огурцы, помидоры, лук, зелёный салат. Поэтому нам было выгодно ходить именно в это кафе. Когда Света и Слава подросли, они часто ходили туда вдвоём или с друзьями.


Однажды, когда мы были в кафе, начался сильный ливень. Наконец он закончился, мы вышли на улицу и увидели, что все идут по колено в воде, так как началось наводнение. К счастью, у Сергея в этот день был выходной, он был с нами и подхватил Машу. Мы шли и смеялись, особенно веселилась Маша, сидя у Сергея на шее. В этот момент рядом проехал большой фургон, и нас окатило грязной водой почти с головой.


Домой мы пришли мокрые, грязные, но весёлые, и все по очереди полезли в душ, потом Света, Маша и Слава пили горячий чай, а взрослые - кое-что покрепче!


Глава 8


СЕРГЕЙ


К июлю мы с Сашей Розовским уже месяц как работали у Володи Кузнецова, по ремонту домов. Работа по-прежнему была нелёгкой, но зарплата значительно выше, чем раньше. Мы отремонтировали пару домов в Бруклине, следующий объект был в Бронксе. Добираться туда было неудобно, надо было ехать на сабвее (Нью-Йоркском метро) с пересадкой, а потом идти пешком около получаса. Так что на дорогу в один конец я тратил больше двух часов, а на машине туда можно было добраться минут за тридцать-сорок. К тому же общественный транспорт в Нью-Йорке не дешёвый, и когда мы в выходные ехали куда-то всей семьёй - проезд на пятерых стоил довольно дорого. В общем, перед нами встал вопрос покупки машины.


На новую машину денег у нас не было, надо было найти старую, недорогую, но надёжную. Мне посоветовали поехать в Пенсильванию с русским дилером, которому надо платить только в случае покупки. Я поехал, но у меня появилось ощущение, что он на стороне продавцов, а не покупателей. И это логично: покупатель - человек разовый, а с продавцом дилер всё время дело имеет. Так что я решил купить машину самостоятельно.


В субботу отправились на дилерскую площадку всей семьёй.

- Ребята, ведите себя тихо, - инструктировал я. - Никаких восторгов, никаких эмоций. И не ждите, что купим сразу, найти хорошую подержанную машину нелегко.


Продавец на площадке, узнав, что нам надо, стал показывать старые машины в той цене, которую мы могли себе позволить. Одна оказалась слишком маленькой для нашей семьи, у другой был слишком большой пробег, третья - слишком старая, 12-летняя.

- Есть ещё одна машина, но немного дороже, - сказал продавец и подвёл нас к неплохой пятилетней Шевроле синего цвета с не слишком большим пробегом. Я хотел сделать вид, что машина мне не очень нравится и поторговаться, но Маша стала так восторженно кричать и поглаживать машину, что продавец, даже не зная русского языка, понял, что машина понравилась, назвал высокую цену и не хотел сбавлять.


- Серёжа, поезжай со Светой и Славой дальше, а я с Машей поеду домой, - предложила Таня, когда мы, расстроенные, вышли за ворота.

Мы так и сделали, однако на двух других площадках не было ничего подходящего и мы, уставшие и разочарованные, вернулись домой ни с чем.


Через неделю, в субботу с утра, я со старшими детьми снова отправился на поиски машины.

- Не улыбаться, - инструктировал я их в автобусе по пути к площадке. - Если хотите что-то сказать - только по-русски, негромко и с недовольной физиономией.


Продавец показал нам небольшую обтекаемую машину. Света тут же сделала кислую мину, как будто съела лимон.

- Папа, она такая здоровская, - недовольным тоном произнесла она. Слава молча кивнул.

- Ребята, она нам маловата. К тому же двухдверная, - ответил я и по-английски попросил продавца показать что-нибудь ещё.

Следующая машина, шестилетний Олдсмобил, выглядела неплохо, но при торможении её заносило вправо...


Посетив три стоянки, мы прилично устали и зашли в пиццерию. Народу было мало, и официант, молодой брюнет, подошёл к нам, когда мы ели, спросил, откуда мы, давно ли в Америке.

- Главное, хорошо учитесь, - обратился он к детям. - В этой стране, если будешь хорошо учиться - будешь много зарабатывать и хорошо жить! - важно сказал он и отошёл обслужить вошедших посетителей.

- А будешь плохо учиться - в пиццерии будешь работать, - в тон ему, но по-русски произнесла Света, и мы со Славой расхохотались.


На следующей стоянке нас обслуживал латиноамериканец, который, услышав наш акцент, решил, что мы говорим по-испански. Я объяснил, что мы - русские и, кроме "но пасаран" и "буэнос диас" никаких испанских слов не знаем. Тем не менее, похоже, мы ему понравились и, когда мы "положили глаз" на пятилетний Бьюик, который был нам дороговат, он пошёл поговорить с менеджером, и в результате к семи вечера мы подъехали к дому на этом Бьюике.


- Что так долго? - спросила Таня. - Я уже волноваться стала. Голодные?

- Мама, а что ты про машину не спрашиваешь? - удивился Слава.

- Неужели купили?! - ахнула Таня. - Показывайте!


Мы все вышли на улицу, подошли к машине.

- Красивая, - одобрила Таня. Маша запрыгала и стала гладить машину.

Я достал ключ.

- Садитесь, мадам, карета подана! - сказал я Тане, придерживая дверь. - Куда желаете?

- Вообще-то надо бы за продуктами съездить, - неуверенно произнесла Таня.

- Не проблема, - я включил мотор.


В этот раз нам со Славой не пришлось нести тяжёлые сумки из супермаркета.


Глава 9


ТАТЬЯНА


Приближался август, Сергей думал отметить свой день рождения в русском ресторане "Ты и я", в котором мы познакомились. Но потом я обратилa внимание, что на полянах, расположенных рядом с набережной, в тени густых деревьев, многие люди устраивают праздники с шашлыками. Сергею понравилась идея дня рождения на воздухе, рядом с океаном. Лёша должен был вернуться из рейса в середине aвгуста, мы поговорили с остальными друзьями и определили день.


Заранее купили и замариновали мясо, пришли на поляну, подготовили мангал, нанизали мясо на шампуры, включили магнитофон с песнями Высоцкого, Окуджавы, Кукина и других бардов, а тут и гости начали собираться. Первыми подъехали товарищи Сергея по работе Саша и Володя с жёнами и детьми. Вслед за ними - мои старые школьные подруги, Надя и Даша, с детьми и мужьями Колей и Витей. Последним приехал Лёша, который только накануне вернулся из рейса и отсыпался.


Дети бегали, играли в мяч, бадминтон, взрослые разговаривали и слушали песни. Все были рады хорошей идее отметить день рождения на берегу океана. А тут и шашлыки подрумянились и издавали заманчивый запах.


Лёша на правах старого друга семьи произнёс тост за здоровье Сергея, все чокнулись пластиковыми стаканами с водкой и вином, выпили и накинулись на аппетитный шашлык, лучок, помидоры, огурцы, солёные грибочки, зелень.


Сергей поставил новую плёнку, зазвучали песни Высоцкого, и мы начали подпевать. Некоторые прохожие с любопытством смотрели в нашу сторону.


Неожиданно к нам подошла пара примерно нашего возраста с гитарой. Они начали нам подпевать, а мужчина ещё и подыгрывал на гитаре. Мы все обрадовались и стали петь ещё дружнее, а когда допели песню - все зааплодировали.


Новых знакомых звали Геннадий и Вера, Сергей пригласил их к столу. Все выпили за знакомство. Празднование продолжалось, магнитофон выключили, и все с удовольствием пели под гитару. Когда все тосты были произнесены, шашлык съеден, а спиртное выпито, все дружно отправились на набережную.


Прогулявшись и полюбовавшись закатом, гости начали прощаться. Сергей обменялся телефонами с Геннадием, и все разъехались.


Света, Слава и Маша набегались, надышались воздухом и быстро уснули. Мы вышли на кухню. Сергей налил по бокалу вина, мы ещё раз выпили за его день рождения. Сергей обнял меня, заглянул в глаза и тихо сказал: "Танюша, это был самый лучший в моей жизни день рождения."


Глава 10


СЕРГЕЙ


Во время празднования моего дня рождения я заметил, что Маша пыталась играть с другими детьми, но у неё не получалось - и мяч у неё летел не туда, и по волану она не могла попасть... Её это очень расстроило.


Через пару дней, вечером, я спросил:

- Маша, а ты бы хотела стать сильной и ловкой?

- Да! - ответила она, удивлённо глядя на меня своими большими серыми глазами.

- Я могу помочь тебе. Только ты должна слушать меня и не лениться. Сможешь?

- Да, смогу!


В субботу, когда после завтрака все стали собираться на океан, я сказал, что мы с Машей пойдём в другой парк, а потом все встретимся на набережной. Таня удивилась, но промолчала, а старшие дети обрадовались, что никто не будет тянуть их с площадки, когда им хочется ещё побыть там. По-моему, они решили, что я делаю это для них.


Мы с Машей действительно пошли в другой парк, вернее, на игровую площадку рядом с ближайшей школой, где были спортивные снаряды для малышей.

- Залезь вот сюда, - предложил я Маше, подводя её к вертикальной лестнице из пяти ступенек.

- Я боюсь! - сказала она, оказавшись на второй ступеньке.

- Во-первых, с папой не надо ничего бояться, запомни это раз и навсегда. Во-вторых, мы договорились, что ты будешь меня слушаться, тогда ты сможешь стать сильной и ловкой.

Подумав, Маша залезла на третью ступеньку. Я дотронулся до её спины.

- Я же держу тебя, не бойся!

Когда Маша залезла наверх и потом слезла, радости её не было предела. Но я не дал ей почивать на лаврах и повёл на бревно, по которому надо было идти, держа равновесие...


Перед тем, как идти на океан, мы с Машей присели на скамейку. Она отдыхала от нагрузки, а я объяснил ей, что понемногу она освоит все снаряды на этой площадке и сможет перейти к тем, которые в парке на пути к океану. Мы договорились, что никому не расскажем об этих тренировках.


Когда мы присоединились к Тане и старшим детям на набережной, все обратили внимание на то, что Маша была очень весёлой и довольной. Света даже спросила, не купил ли я Маше мороженое. Кончилось тем, что все трое детей стали требовать мороженого. Я купил им по мороженому, и все остались довольны.


Тренировки потребовали больше времени, чем я думал. У Маши в самом деле были слабые мышцы, но не из-за болезни, а из-за отсутствия тренировок. Пару раз она срывалась с турника, но я был начеку и успевал её подхватить. Понемногу она освоилась на всех снарядах, и мы перешли на площадку в парке.


В октябре было очень тёплое бабье лето, и в одну из суббот мы пошли все вместе в парк. Таня и старшие дети были очень удивлены, что Маша пошла не на качели, а на спортивные снаряды. А когда она повисла вниз головой на турнике, держась ногами, а потом, изогнувшись, ухватилась руками, опустила ноги и, раскачавшись, спрыгнула - все трое зааплодировали. Маша сияла, как начищенный самовар.


По случаю Машиных спортивных успехов мы пошли в кафе "Рой Роджерс", а потом запускали змея и дали Маше держать его дольше всех.


Я решил научить Машу кататься на коньках. Но я знал, что старшие дети мечтали о роликовых коньках, а денег на три пары коньков у нас не было. Я поделился своими сомнениями с Таней.

- Давай посоветуемся со старшими детьми, - сказала она. - Я всегда советовалась со Славой в подобных случаях.


В ближайшую пятницу вечером, посадив Машу смотреть мультики, мы собрались в другой комнате.

- Вы видели, ребята, каких успехов достигла Маша, - сказал я. - Я бы хотел по свежим следам научить её ещё и кататься на коньках. Вы оба в её возрасте уже умели кататься. Но я знаю, что вам тоже хочется иметь коньки, я денег у нас хватит только на одну пару. Что вы думаете по этому поводу?

- Я думаю, надо купить коньки Маше, - сказал Слава. Света кивнула и добавила:

- А мы поможем тебе учить её кататься.


На следующий день мы зашли в спортивный магазин, и через час на набережной Слава и Света держали с двух сторон Машу, робко делающую первые шаги на новеньких роликовых коньках.


Глава 11


ТАТЬЯНА


Друзья - это то, без чего нельзя жить на свете. У меня всегда были друзья - там где я жила, где училась, где работала, где отдыхала. Я никогда ни за кем не бегала, не набивалась в друзья, просто всегда и везде находились люди с такими же интересами, с таким же пониманием мира и людей, как и я.


С кем-то из друзей я встречалась часто, с кем-то редко, с кем-то не виделась годами, но поддерживала переписку, кого-то из друзей уже нет, но память о них жива.


Ещё в первом классе подружились четыре маленькие девочки с косичками и бантиками - Надя, Даша, Галя и Таня. Одной из этих девочек была я. Надя и Даша сидели за одной партой, а Галя и я за другой. В школу, из школы мы шли вместе, вместе гуляли и играли на переменках, вместе делали уроки у кого-нибудь дома, чаще всего у Нади, так как у её родителей была большая квартира.


Когда кому-то из нас нравилась книжка - она нравилась всем, нам нравились одни и те же кинофильмы, спектакли. Когда мы стали старше нам нравились одни и те же мальчики. А потом, в пятнадцать, в шестнадцать и особенно в семнадцать лет всё изменилось, начала проявляться индивидуальность каждой из нас.


Мы встречались каждый день, но после школы часто шли разными дорогами. Я начала встречаться со своим будущим мужем Павлом Емельяновым. Надя и Даша серьёзно готовились к поступлению в институт. Галя должна была во всём помогать своим немолодым родителям.


Вскоре после окончания школы я вышла замуж, Надя и Даша уже учились в институте и много занимались, Галя поступила на работу, чтобы помочь родителям. Мы редко встречались, но перезванивались по выходным дням и знали друг о друге всё.


Когда родился Слава, подруги мне много помогали, потом вышла замуж Галя и у неё один за другим родились два сына. Мы все ей помогали. Последними, почти одновременно, вышли замуж Надя и Даша. Вскоре и у них появились дети.

Теперь мы все часто встречались в парках, на детских площадках.


Первыми уехали в Америку Надя и Даша с мужьями и детьми. Устроившись они прислали приглашение Гале и мне.

Галя поехать не смогла, не на кого было оставить родителей. Она провожала меня в дальнюю дорогу и плакала, что остаётся одна, без нас, своих подруг. Надя, Даша и я никогда не забывали о Гале и при любой возможности отправляли ей деньги и продукты.


Глава 12


ТАТЬЯНА


Америка встретила меня... Да никак не встретила. Америка никого не приглашает и никого не встречает. Приехал - живи, устраивайся, как можешь, никто не будет мешать, но никто и не будет помогать. Всем некогда. Все работают... или занимаются поисками работы.


Самое главное для приехавшего в Америку - это забыть кем ты был раньше, хранить это только в глубине своей души. Многие приезжие начинают с того, что всем подряд с упоением рассказывают, кем они были, какие имели квартиры и т.д., совершенно не понимая, что это никого из американцев не интересует.


Причём, вот что интересно, из рассказов многих русских выходит, что все они были знаменитыми артистами, писателями, поэтами, художниками, музыкантами, докторами и кандидатами наук, директорами заводов и фабрик, главными врачами больниц... Такое впечатление, что простых людей в СССР никогда не было.


Американцы, во всяком случае те, с кем мне пришлось общаться, люди простые. Например, встретил человека, одет он как все, говорит об обычных вещах, в обращении прост, а потом выясняется, что это очень богатый или очень известный человек.


Когда освоишь язык, разговаривать с американцами просто - будь самим собой и всё в порядке, а вот если американец поймёт, что ты говоришь неискренне, его интерес к тебе ослабевает и разговор прекращается. Кстати, многие американцы очень любят расспросить о России, многие помнят песню "Подмосковные вечера" и знают несколько русских слов, например, "До свидания".


При этом просить их помочь с работой бесполезно, они очень удивятся. Вероятно, они считают, что о работе говорят только на рабочем месте, а не во время отдыха. Иногда, если ты понравился, они сами могут заговорить на эту тему. Если это произойдёт, просто отвечай на вопросы, которые тебе задают.


Возможно в высших сферах всё происходит по-другому, я говорю о мире обыкновенных людей.


А главное - в Америке всё очень просто. Сегодня у человека есть работа, бизнес, деньги, есть квартира или дом, а завтра он потерял работу или бизнес, или деньги - и нет ничего. Новые люди приходят от этого в ужас, теряют голову, а вот американцы к этому уже привыкли и начинают всё сначала. Я приехала в 1991 году, такое отношение к жизни для меня, родившейся и всю жизнь прожившей в СССР, было ново и непривычно.


Глава 13


СЕРГЕЙ


Перейдя на работу по ремонту домов, я стал зарабатывать лучше, но расходов у нас тоже хватало. Шли девяностые годы. В России ситуация была очень сложная, поэтому каждый месяц мы посылали деньги Таниной подруге Гале в Москву и моей маме, которая жила с моей разведённой сестрой и её детьми в Питере.


Жизнь у моей мамы, Людмилы Кирилловны, сложилась непросто. Она была школьницей, когда началась война. Отец её, мой дед Кирилл Иванович, ушёл в ополчение и погиб в боях на Невской Дубровке. Люся с матерью оказались в блокадном Ленинграде. Они бы, наверное, погибли от истощения, если бы в феврале 1942 года их не вывезли по ладожский Дороге Жизни. В эвакуации тоже было голодно, и мама рассказывала, что во время войны она думала, что никогда не будет выбрасывать картофельные очистки - будет их мыть и варить из них суп, как они делали в эвакуации. Очистки она, конечно, потом выбрасывала, но бережное отношение к еде осталось у неё на всю жизнь и передалось нам с сестрой. Тем более, что, когда она познакомилась с моим отцом, Алексеем Петровичем Николаевым, который был значительно старше - выяснилось, что он, будучи молодым лейтенантом, защищал Ленинград, находясь внутри блокадного кольца. Помню, как в детстве я любил перебирать ордена и медали отца, среди которых была медаль "За оборону Ленинграда".


Папы уже не было в живых, мама несколько лет была на пенсии и помогала дочери воспитывать внуков. Как-то она написала, что давно не видела свою старшую внучку - Свету и меня, а также хотела бы познакомиться с новой невесткой и её детьми. И мы решили пригласить её на пару месяцев в Америку и оплатить эту поездку. Было много хлопот, и наконец, в начале ноября я встретил маму в аэропорту Кеннеди.


Мне сразу бросилось в глаза испуганно-озабоченное выражение лица мамы, которое мгновенно сменилось на радостное, как только она увидела меня. Ей понравилась моя машина, и, пока мы ехали домой, она с интересом разглядывала мелькающий за окном Нью-Йорк, удивляясь, что в начале ноября у нас тепло, как в Питере в сентябре.


Самолёт прилетел утром, и дети были ещё в школе. Дома нас встретила Таня. Мама обняла её, пожелала нам счастья и стала рассказывать про жизнь в Питере, про мою сестру и племянников. Потом я поехал забрать детей из школ. Был четверг, но я договорился с Катей, своей бывшей женой, что заберу Свету из школы и она пробудет у нас в этот раз не с пятницы, а с четверга до конца выходных.


Когда дети вошли в квартиру - мама расплакалась.

- Почему Вы плачете, Людмила Кирилловна? - удивилась Tаня.

- От радости, Танечка, - ответила мама, утирая слёзы. - Теперь ведь у меня не трое, а пятеро внуков. И все такие красивые, хорошие ребятки!


В этот день мама отдыхала и привыкала к восьмичасовой разнице во времени. А назавтра, узнав у Тани, где лежат кухонная посуда и продукты, она уверенно взяла готовку в свои руки. Придя домой и с удовольствием обедая борщом и котлетами, я узнал, что мясо для котлет крутил в мясорубке Слава, которому понравилось помогать бабушке.


Глава 14


СЕРГЕЙ


Через три недели после приезда моей мамы, 25 ноября, в четверг, был американский праздник - День Благодарения. К счастью, Катя со своим мужем полетела на праздник на Багамы, так что Света была у нас, начиная со среды. В среду вечером, когда я пришёл с работы и обедал, Света и Слава рассказывали бабушке о празднике.


- Первые переселенцы были голодными, а дружественные индейцы угостили их чисто американской едой - индейкой, картофелем, кукурузой, - говорила Света. - В Европе тогда про картофель и кукурузу ещё не знали.

- А потом урожай был очень обильным, поэтому принято благодарить Бога за то, что он послал и индейцев с пищей, и хороший урожай, - добавил Слава. - И этот праздник отмечают в последний четверг ноября.

- И на столе обязательно жареная индейка, картофельное пюре, кукуруза, желе из клюквы, - вставила Света.

- Завтра у тёти Нади, наверное, будет большая индейка! - сказал Слава.


На следующий день, когда мы приехали к Таниной подруге Наде, там уже были Даша с Виктором и Лёша, а сразу после нас пришли Гена с Верой, с которыми мы все познакомились на моём дне рождения. Я представил всем мою маму, и Надин муж Николай пригласил гостей за стол.


Слава оказался прав. Индейка была не просто большая, а огромная, килограммов 15 -20. Она лежала на большом блюде в середине стола, а вокруг стояли блюда поменьше и тарелки с подливой, пюре, зёрнами кукурузы, клюквенным желе... Николай взял большой нож и стал нарезать и раскладывать по тарелкам индейку, остальные мужчины наполняли тем временем рюмки и бокалы.


Николай, следуя американской традиции, произнёс тост-благодарность за то, что у него в доме собралась такая приятная компания. Все выпили и накинулись на индейку, которая была очень вкусной, женщины даже стали спрашивать у Нади рецепт приготовления.


Я поднял тост-благоданость большинству присутствующих - если бы не они, мы с Таней бы не встретились. Потом моя мама произнесла тост за знакомство с хорошими людьми...


После нескольких тостов Геннадий взял в руки гитару, и все запели. Моя мама потихоньку вытирала глаза салфеткой.

- Прямо как у нас дома, когда ты был студентом, - шепнула она мне. Я кивнул и погладил её по руке.


- Кстати, можете поздравить нас с Верой, - сказал Геннадий в перерыве между песнями. - Мы купили дом в Нью-Джерси.

- Поздравляем! Поздравляем! В добрый час! А далеко?

- Да нет, на машине четверть часа от Манхэттена. И там есть электричка в Манхэттен, нам обоим это удобно.

- А кем Вы работаете, Гена? - спросила моя мама.

- Я - программист, а Вера - медсестра, - ответил Геннадий.

Моя мама вопросительно взглянула на меня.

- Понимаешь, мама, в Америке медсестра - это, во-первых, человек с высшим образованием, а во-вторых, медсёстры очень хорошо зарабатывают, - объяснил я.


- Новоселье мы не устраиваем, - продолжал тем временем Гена, - но приглашаем всех к нам на Новый год. Приедете?

- Конечно! - был общий ответ. Только Лёша сказал:

- Ручаться не могу, но постараюсь.

- Значит, замётано! - воскликнул Гена и запел песню Б. Окуджавы про новогоднюю ель. Все подхватили.


- Серёжа, а Нью-Джерси, где Гена купил дом - это большой город? - спросила меня мама, когда мы уже ехали домой.

- Это не город, мама, а штат, соседний с Нью-Йорком. Переезжаешь реку Гудзон - и ты в Нью-Джерси.


На следующий день Маша за завтраком заупрямилась и оставила полную тарелку хлопьев с молоком. Мама тут же перелила всё в миску, добавила немного муки, простокваши, яйцо, и испекла прекрасные оладушки, которые дети, включая Машу, моментально съели.


Потом мы пошли гулять на набережную.

- Вот на этой лужайке мы праздновали мой день рождения, - показал я маме. А когда мы пришли домой, я поставил видеозапись дня рождения, которую сделал Виктор, муж Таниной подруги Даши.


- Хорошие у вас друзья! - сказала мама. - Никогда не думала, что встречу в Америке столько хороших русских людей!


Глава 15


ТАТЬЯНА


Вечером дети и Сергей легли рано спать, а Людмила Кирилловна и я вышли на кухню. Она попросила меня рассказать ей о моих друзьях, как они и я оказались в Америке и как я познакомилась с Сергеем. Ей всё было интересно. Мы пили чай с пирогом и я рассказывала...


Коля и Витя приехали в Америку первыми. Они устроились дальнобойщиками и работали без отдыха, чтобы скопить деньги и взять к себе свои семьи. Надя и Даша очень боялись ехать с детьми в далёкую, незнакомую страну, но другого выхода они не видели. Наша Родина - СССР разваливалась, государство о людях не заботилось, и каждый делал это сам, как мог.


Первое время в Америке Надина и Дашина семьи жили все вместе, потом они устроились работать прислугой в богатые американские семьи, сняли небольшие, но отдельные квартиры и начали присылать нам с Галей немного денег.

Это сильно помогло, всем известно, как трудно было в те годы в России - работы нет, на руках дети, у Гали ещё и старые, больные родители.


Немного освоившись, Надя и Даша прислали мне и Гале приглашения, Галя осталась в России, а я с детьми поехала в Америку на заработки. Первое время мы жили у Даши, у неё квартира была побольше, потом сняли маленькую квартирку,

и началась жизнь на чужбине.


Дети пошли учиться в бесплатную, общеобразовательную школу, им было нелегко, так как английский язык они не знали. А мне подруги помогли устроиться прислугой в русскую семью, так как английский я знала очень плохо. Немного освоившись, я перешла на работу в американскую семью, они платили больше, жизнь постепенно налаживалась. Вскоре я тоже смогла послать Гале немного денег. Галя не знала, как нас благодарить, без нашей помощи она бы не смогла прокормить семью.


Приближался Новый год, Коля и Витя вернулись из рейса и предложили первый раз за всё время пребывания в Америке пойти в ресторан и отметить наступающий 1993 год. Все дружно решили, что мы можем себе это позволить, душе тоже нужен отдых и праздник.


Мы выбрали недавно открывшийся, недорогой ресторан с романтическим названием "Ты и я ". Нас посадили за один из нескольких, ещё свободных столиков. В зале было нарядно, шумно и весело, звучала приятная музыка, на столах стояли закуски, водка, вино, шампанское. Мы подняли бокалы и выпили за уходящий, 1992 год.


Опуская бокал на стол, я подняла глаза и заметила, что мужчина лет тридцати, сидевший за соседним столиком, внимательно смотрит на меня. Наши взгляды встретились. Мужчина что-то сказал своему другу, поднялся и направился к нашему столику. Тогда я ещё не знала, что этого человека зовут Сергей Алексеевич Николаев, и он - моя судьба.


Глава 16


ТАТЬЯНА


Когда мой муж Павел Емельянов сказал, что любит другую женщину и подаёт на развод, я как-то сразу это приняла. Ещё раньше я чувствовала, что моя влюблённость в Пашу прошла, а чего-то большего между нами за все годы совместной жизни не возникло. Жаль было не себя, а детей.


Витя и Коля были такие злые на Павла, что собрались идти бить ему морду, мне еле удалось остановить их.

Я объяснила, что в какой-то степени понимаю Павла. Мы познакомились, начали встречаться, а потом поженились, когда в сущности были ещё детьми. Чувство первой влюблённости мы приняли за что-то большее. А теперь он, видимо, нашёл настоящую любовь, это большое счастье, и я не хочу ему мешать.


Затем переезд в Америку, новая страна, новая работа, новая жизнь.


И вдруг... Волшебный новогодний вечер, ресторан "Ты и я", ко мне приближается молодой, стройный, симпатичный мужчина с тёмно-русыми волосами и голубыми глазами. Во всей его фигуре чувствуется спокойная уверенность и сила.

Он подошёл и пригласил меня на танец.


В нижнем зале ресторана свет был приглушён, звучала медленная музыка. Когда мы начали танцевать, я почувствовала, что по мне, с головы до ног, пробежали электрические искры, я никогда до этого не испытывала ничего подобного. Мне показалось, что незнакомец понял мои ощущения, потому что он прижал меня к себе чуть сильнее, и сказав, что его зовут Сергей, спросил моё имя.


Часы пробили двенадцать, наступил Новый Год. Мы поднялись в зал, Сергей представил меня своему другу Лёше, и мы пошли знакомиться с моими друзьями. Через пять минут мы все сидели за одним столом и поднимали бокалы за встречу и за Новый Год. Настроение у всех было прекрасное.


Мы спустились вниз, все вместе танцевали быстрые танцы и пили шампанское. Потом Коля, Витя и Лёша решили выпить за дальнобойщиков и за дружбу, Даша и Надя к ним присоединились. Они все поднялись наверх.


Сергей и я остались. Мы долго танцевали и разговаривали обо всём на свете. Уже под утро, когда все уходили из ресторана "Ты и я", Сергей предложил мне встретиться через пару дней...


Я закончила свой рассказ, Людмила Кирилловна обняла меня, поцеловала и пожелала нам счастья.


Глава 17


СЕРГЕЙ


Приближалось Рождество, которое в Америке празднуется 25 декабря. Рождество и День Независимости - два самых главных праздника в американском году. В эти дни практически все учреждения закрыты, и даже круглосуточные супермаркеты, которые открыты весь год - закрываются во второй половине дня.


Почти за месяц, сразу после Дня Благодарения, богатые христиане начинают наряжать свои дома и дворы. Особенно отличаются американцы итальянского происхождения. В декабре у них на крышах частных домов появляются подсвеченные изнутри оленьи упряжки, везущие Санта-Клауса с мешками подарков, перед домами - фигуры снеговиков, щелкунчиков и Санта-Клаусов, а также отряды молодцеватых гвардейцев и балерины. Большинство этих фигур - надувные, с постоянным поддувом и подсветкой, некоторые - движущиеся, с моторчиком. Кроме этого, сам дом и деревья перед ним и во дворе опутаны гирляндами с сотнями лампочек.


За несколько дней до Рождества я повёз маму и детей вечером в богатый итальянский район Бруклина. Мама совершенно обалдела от этой иллюминации, ярких, разноцветных фигур, библейских сцен. Мы прошли кварталов шесть, и она призналась, что у неё в глазах рябит от сверкающих огней и ярких красок.


- Серёжа, а сколько это всё стоит? - спросила она.

- Все эти украшения не дешёвые, но их, конечно, покупают не на один раз. А вот устанавливать - явно каждый год надо кого-то вызывать, сам так виртуозно каждое дерево не опутаешь и все фигуры не установишь. Не говоря, что за декабрь за электричество, думаю, хозяева такого дома заплатят больше, чем мы с Таней за год.

- Неужели?! - ахнула мама.

- Но дело всё в том, что здесь бедные люди не живут. Если ты заметила, дома на этих улицах все большие и участки не маленькие. А поскольку район этот считается престижным - всё стоит очень дорого. Не думаю, что ты найдёшь здесь дом дешевле двух миллионов. А для таких людей раз в год выкинуть несколько тысяч - проблема небольшая. У богатых, как говорится, свои причуды.


Всю дорогу домой дети трещали без умолку, а мама молчала, она явно была под впечатлением увиденного и стоимости этой красоты.


Через пару дней, в канун Рождества, мы поехали в Манхэттен. Поехали мы туда на сабвее, и мама с интересом разглядывала людей, сидевших напротив.

- Знаешь, Серёжа, напротив сидят белый, негр и китаец - прямо как на плакатах пятидесятых годов, когда нам вечно твердили о дружбе разных народов, - тихо сказала мне она.

- Мама, здесь нельзя говорить слово "негр", - шепнул я ей. - Оно звучит, как оскорбительное для чернокожих слово "ниггер", и за это можно схлопотать большие неприятности. Говори "чёрный".

- А у нас в школе русские называют их баклажанами, - вставил услышавший наш разговор Слава, и мы все рассмеялись.


До этого мама была в Манхэттене, я возил её в будний день в дневное время, и она смотрела из окна машины. Но в этот раз, когда она вышла из сабвея на разукрашенную Пятую Авеню и увидела небоскрёбы совсем рядом - впечатление было несравнимым.


Мы пошли в Рокфеллер-центр, посмотрели на каток, на котором каталось множество людей - кто-то в спортивных костюмах, кто-то - в обычной уличной одежде.

- А кто здесь катается? - спросила мама.

- Сюда, бабушка, кто угодно может прийти покататься, надо только отстоять вон в той очереди и потом заплатить, - объяснила Света, указывая на очередь человек в двести.

- Надо же! А у нас в Юсуповском парке, да и в других парках, можно было кататься бесплатно, - удивилась мама. - И очередей не было!

- А вон та ёлка - самая высокая в Штатах, - блеснул эрудицией Слава, указывая на высоченную ёлку по ту сторону катка.


- Ой, ребятки, - вздохнула мама, и глаза её заблестели, - как же мне всех вас будет нехватать!


Мы промолчали. День маминого отъезда был уже совсем близок.


Глава 18


ТАТЬЯНА


Быстро пролетело время. Людмила Кирилловна должна была завтра улетать домой, в Россию. Надя, Даша и я решили устроить праздник и проститься с ней. Утром, когда Сергей уехал ремонтировать очередной дом, я объяснила маме, что сегодня не работаю, так как мои хозяева уехали. Она обрадовалась, что я присмотрю за детьми, которые не учились по случаю праздника, и решила сходить попрощаться с нашей соседкой Марьей Петровной, с которой подружилась за это время.


Я позвонила девочкам, чтобы они с детьми приходили. Через час у нас всё было готово - накормленные дети сидели в маленькой комнате и смотрели мультфильмы, на столе, накрытом розовой скатертью, стояли закуски, вино и белые астры в вазе.


Минут через десять появилась Людмила Кирилловна и, увидев Надю и Дашу, воскликнула:

- Ой, девочки, и вы здесь?

- А мы не работаем, хозяева разъехались на праздники, - в один голос ответили Надя и Даша, целуя Людмилу Кирилловну в обе щёки.

- Вот и хорошо, сейчас я вас всех кормить буду! - сказала Людмила Кирилловна, входя в комнату, и при виде праздничного стола ахнула.

- Коля, Витя и Лёша очень хотели с Вами проститься, но они в рейсе, Серёжа на своей работе, Гена и Вера тоже сегодня работают, дети смотрят телевизор. А у нас девичник! - весело объявила я.


Мы все сели за стол, налили вино и подняли бокалы.

- За Вас, Людмила Кирилловна, - сказала я. - Наши родные далеко в России, и для всех нас Вы - мама.

- Мы познакомились не так давно, а как будто знали Вас всю жизнь. Здоровья Вам, дорогая! - добавила Надя.

Людмила Кирилловна растрогалась, на её глазах появились слёзы. Мы её успокоили и, выпив вино, налегли на вкусные закуски.


Людмила Кирилловна подняла свой бокал.

- Танечка, Наденька, Дашенька, спасибо вам, очень вы мне все понравились, жалко от вас уезжать, я бы вас всех ещё подкормила, с детьми помогла бы, да ехать надо, дочка одна с двумя детьми, тоже надо помочь. За ваше здоровье, дорогие мои девочки!


Минут через десять мы сидели за столом и ели вкусный борщ и котлеты, приготовленные Людмилой Кирилловной с помощью Славы, который любил помогать бабушке крутить мясорубку. Она не могла нахвалиться своим помощником, чувствовалось, что новый внук ей понравился.


- За дружбу и чтобы мы ещё много раз встретились, - подняла свой бокал Даша.


- Вы очень хорошие девочки, - выпив вино, сказала Людмила Кирилловна. - Жаль мне вас всех, много и тяжело вы работаете, а платят вам - по нашим российском меркам хорошо, но, как мне объяснил Серёжа, для Америки это очень немного, ведь у вас здесь цены на всё совсем другие. Вы, девочки, только не обижайтесь, любая работа хорошая, ничего зазорного в том, чтобы быть прислугой нет. Мне самой где только не приходилось в жизни работать, на простых работах я не один год провела. Но знаю по себе, и вам, как родная мать советую - учитесь, пробивайтесь, пока молодые, пока силы есть.


- Да мы и сами подумываем о том же, - сказала Надя, переглянувшись с Дашей. - Вот только не знали, как об этом сказать.

- А в чём дело? - с удивлением спросила я.


- Да мы вчера вечером зашли в парикмахерскую, записали нас всех троих на стрижку на 31 декабря, - начала рассказывать Надя. - В это время появилась молодая девушка, которая пришла по объявлению устраиваться на работу. Хозяйка объяснила ей условия - из того, что девушка официально заработает, 50 процентов она должна отдать хозяйке, а 50 процентов оставляет себе. А вот чаевые, сколько бы их ни было, все остаются девушке. Услышав это, мы с Дашей переглянулись и спросили у хозяйки, сколько же зарабатывает парикмахер. Хозяйка назвала столько, сколько нам в прислугах и не снилось. Но надо учиться, без диплома на работу не берут. Учёба стоит недёшево, но можно платить с рассрочкой, - закончила свой рассказ Надя.


Мы с Людмилой Кирилловной переглянулись.

- Но учиться-то надо вечером, после работы, с детьми сидеть некому, - с огорчением сказала я.


Людмила Кирилловна улыбнулась:

- Я как раз сегодня поговорила с Марьей Петровной. Она сказала, что при необходимости с удовольствием поможет с детьми. Я как чувствовала, что вы найдёте что-нибудь интереснее, чем мыть полы, да варить обеды! - радостно сказала она и предложила тост за успех нового дела...


На следующий день Сергей повёз Людмилу Кирилловну в аэропорт. Мы проводили её до машины, она обняла и поцеловала меня, детей, на её ресницах блестели слёзы...


А через несколько часов Людмила Кирилловна, дорогая наша мама, улетела в далёкую, но близкую нам всем Россию.


Глава 19


СЕРГЕЙ


В отличие от России, в Америке ёлку покупают к Рождеству. Раньше, не проданные до 25 декабря ёлки продавцы выбрасывали. Теперь в местах, где живут русские, в частности, в Бруклине, они распродают остатки ёлок после Рождества, очень дёшево. Поэтому 28 декабря мне удалось приобрести прекрасную ёлку почти до потолка, которая на неделю раньше была бы мне явно не по карману.


Ёлочные игрушки, которых в магазинах осталось немного, тоже после Рождества продавались с большой скидкой, и дети с радостью поехали покупать их, а потом с большим удовольствием наряжали ёлку. В доме пахло хвоей, и настроение у всех было праздничное.


На следующий день мы повезли Машу на Брайтон, где была организована русская новогодняя ёлка для детей. Конечно, нам с Таней, бывавшим в детстве на ёлках в Ленинграде и Москве, представление показалось примитивным. Но всё же там были Дед-Мороз, Снегурочка, Леший, Баба-Яга - и Маша, как и остальные дети примерно её возраста, осталась очень довольна. Тем более, что в конце праздника, как и в нашем детстве, каждому ребёнку вручили мешочек с гостинцами.


А через два дня, 31 декабря, мы поехали к Геннадию и Вере, в Нью-Джерси. Договорились встретиться в районе девяти часов вечера, чтобы дети попраздновали и легли спать, а взрослые могли спокойно встретить Новый год.


Мы выехали из дома в восемь часов. Катя, моя бывшая жена, праздновала Новый год с мужем в ресторане, и была рада отпустить Свету к нам на праздник.


Подъезжая к Бруклинскому мосту, мы любовались небоскрёбами Манхэттена и их отражением в Ист-Ривер. Над всеми небоскрёбами возвышались светящиеся башни-близнецы Всемирного Торгового Центра.


- Между прочим, Гена работает во второй башне, - сказал я.

- Правда? - удивилась Света. - А на каком этаже?

- На двадцать девятом.

- Невысоко! - разочарованно протянула Света. - Я думала, хотя бы на пятидесятом!


Переехав через Бруклинский мост, мы повернули на север по скоростному шоссе, носящему имя Франклина Делано Рузвельта. Машин было немного, и в половине девятого мы переехали мост Джорджа Вашингтона и оказались в Нью-Джерси. Гена дал точные инструкции, и без пятнадцати девять мы остановились около довольно большого двухэтажного дома. Я сразу заметил Понтиак Николая, припаркованный около дома.


Все вылезли из машины, я открыл багажник и мы стали вытаскивать подносы и коробки с едой. Раздался скрип шин, и за нашим Бьюиком остановилась зелёная Хонда Виктора. С переднего сиденья вылезла Даша, с заднего - семилетний Саша и Лёша, которого они подобрали по дороге. Из-за руля вылез Виктор и достал из багажника пакет с бутылками.

- Помощь нужна? - поинтересовался Лёша, пожимая мне руку.

- Держи, если не шутишь, - весело ответила Таня, вручая ему большой поднос.


Вера! - обратилась Таня к хозяйке, как только все поздоровались, разделись и прошли в комнату. - Здесь у меня пирожки, которые Людмила Кирилловна перед отъездом слепила и заморозила. Она сказала, их надо на двадцать минут в духовку поставить - и будет очень вкусно. С мясом, с капустой и с яблоками.


Улыбающийся Гена повёл нас осматривать дом.

- Вот в этой спальне мы положим девочек, а в этой - мальчиков, - сказал он, открывая двери в комнаты второго этажа. - Кстати, у меня для них есть сюрприз.


Когда мы спустились, Вера уже усадила детей за стол. Восьмилетняя Наташа, дочка Нади и Николая, оживлённо беседовала со Светой, уплетая салат Оливье. Маша ела бутерброд с колбасой. Слава и Саша налегали на студень.


Вскоре дети наелись, попили чаю и подошли к большой ёлке, стоявшей в углу.


- Здравствуйте, дети! - вдруг раздался низкий голос, и в комнату вошёл... Дед-Мороз. Он был в красной куртке с белой оторочкой, такой же шапке и с белой бородой. Даже я не сразу сообразил, что это - обещанный Геной сюрприз, так ему удалось замаскироваться и изменить голос.

- Слушались ли вы в этом году родителей? - продолжал Дед-Мороз. - Хорошо ли вели себя?

- Да! - не сразу ответили изумлённые дети.

- Ну, тогда спойте мне песенку!

- В лесу родилась ёлочка... - затянула Наташа, остальные дети подхватили.

- Молодцы! - похвалил Дед-Мороз, когда песня закончилась. - Вот вам подарки! - и стал вытаскивать из мешка кукол, роботов, машинки.

- Но дам я их вам с одним условием. Время уже позднее, вы поиграете пятнадцать минут и пойдёте спать. Согласны?

- Да! - восторженно закричали дети и встали в очередь за игрушками.


К одиннадцати часам дети благополучно улеглись в гостевых комнатах на втором этаже.

- Гена, зачем было так тратиться? - спросила Таня. - Ведь костюм, наверное, стоит недёшево!

- Я сначала подумывал сдать его после праздника назад, - объяснил Гена, - в этом магазине можно сдавать в течение месяца. А потом решил - пригодится. Каждый год буду надевать его. Теперь, когда мы дом купили, можем и о своём ребёнке подумать, - и он ласково взглянул на покрасневшую Веру.


- Давайте к столу, - пригласила всех Вера, - проводим старый год.


Все уселись, и я попросил слова.

- Я не кавказец, но тост будет длинный, - предупредил я.

- Ничего, время есть, - усмехнулся Виктор. Все одобрительно закивали.


- Прошедший год был для всех нас очень важным, - сказал я. - Особенно - для нас с Таней. Год назад в ресторан пришли две компании. Одна - маленькая, Лёша и я. Вторая - побольше: Надя, Коля, Даша, Витя и Таня. Мы познакомились и подружились, а позже к нам присоединились Гена и Вера. И получилась у нас у всех хорошая, симпатичная компания, а у нас с Таней - хорошая, симпатичная семья. И я хочу выпить за уходящий год, который принёс нам любовь и дружбу, и за то, чтобы с каждым годом и дружба, и любовь крепли!

- За дружбу и любовь! - зашумели все и стали чокаться.

- Молодец, Серёга! -обнял меня за плечи Лёша.

- Ой, уже без трёх минут! - спохватилась Вера. - Мужчины, открывайте бутылки!


Через три минуты все выпили шампанское. Наступил новый, 1994-й год.


КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 08.09.2012 в 02:45
Прочитано 756 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!