Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Обстоятельства места

Рассказ в жанрах: Детектив, Публицистика, Юмор
Добавить в избранное

Станислав Малозёмов

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА МЕСТА

Сборник рассказов и эссе


Горько


В деревне так говорят: - «Как свадьбу сыграешь - такую семью и получаешь».

Потому на селе женятся и замуж выходят весело, радостно. Гостей много – значит, семья крепкой будет. Ничем не взорвёшь, не сглазишь и дурной молвой не погубишь. Еды должно быть столько, чтобы в гостей она уже через пару часов не влезала, а самогона с водкой самый достаток - когда к концу свадьбы самостоятельно ходить могли бы только более аккуратные в общении со спиртным женщины и не знакомые с «дурман-питьём» малолетки.

Гармошки должны быть. Через древние проникновенные голоса их из прошлых времён на молодую семью благодать снисходит. Так старики говорят, которые всегда знают, что и когда надо сказать. В общем, много, всё не перескажешь, разных своеобразий и ритуальных обязательств у правящих свадьбой избранных. Кроме поставленного законно тамады на гулянье втихомолку «правят бал» отдельные граждане из числа познавших правила жизни до глубин глубоких.

И вот они с утра уже управляли всеми процессами, от правильной расстановки столов до украшения алыми лентами большой, уложенной дощатыми щитами площадки, куда сносили подарки приглашенные.

В общем, в конце сентября 1968 года, сразу после уборки урожая, в последнюю пятницу, собирались стать дружной, на любовь опирающейся семьёй, Илья Пилкин, комбайнер, и знаменитая на весь район доярка Нинка Мятлева.

Вот когда застольная свадьба уже началась - всегда все правильно и всё как надо. Без сюрпризов и неожиданных недоразумений. Когда положено - орут «горько», тосты произносят по ранжиру. Сперва самые уважаемые, потом родители, а после них уже нетрезвые односельчане. И музыка тебе во время, и драка - когда положено, и невесту воруют всегда в нужный момент. Строго по графику, Часа через два, кстати, потом находят слегка пьяную да весёлую и жених её выкупает. Всё на свадьбе деревенской здорово, от души.

А вот перед ней - суета безобразная, разброд, шатания и сплошные нестыкухи. Вот, скажем, Нинке Мятлевой платье подвенечное сшили за полтора часа до торжественной регистрации в районном Дворце молодоженов. Нинка с утра обильно поливала всё окружающее трагическими слезами в холле районного ателье индпошива первого разряда, а тётка её по отцу, Галина Аркадьевна, билась за правоё своё дело с заведующей ателье.

- В квитанции, вот она, бумажка ваша, сказано, что готово будет к двадцать второму. А сегодня какое число, а? - прошибал обитую коричневой кожей дверь кабинета похожий на визг циркулярной пилы тёткин голос.- Вам с директором облбыткомбината хочется на его ковре поплясать в кабинете?! Так я организую вам это развлечение за полчаса. Это, конечно, если вы сейчас же не включите все свои потаённые резервные скорости, не найдёте быстренько заказ и через пару часов кралю нашу не украсите той моделью, какую мы с вами месяц назад выбрали! Излагаю доступно? Вот телефон Василия Степановича, областного вашего царя и бога.

Тетка Галина Аркадьевна потрясла открытым блокнотом перед носом заведующей, после чего всё прекрасным образом воплотилось в идиллию быстрого и качественного обслуживания. Подавленная темпераментом и уровнем знакомства Галины Аркадьевны, заведующая вместе с ней стала в темпе грандиозного аврала метаться от закройщиков к швеям, в кабинет для уточнений и снова по тому же кругу.

- К двадцать второму, значит к двадцать второму! - добивала тётка заведующую, Субботину Н.Г. Как докладывала табличка на её кабинете. - А вот как вы работаете, так племянница моя может запросто и без мужа остаться!

- Ах, вы мне ещё до свадьбы начали нервы грызть! - скажет жених наш. Вот такой парень, скажу я вам! А потом вообще со свету изничтожите! Тьфу, скажет, на вас! И прав будет.

От этих несуразных предположений Галины Аркадьевны жених, Пилкин Илья, сидевший там же, на подоконнике под сенью десятилетнего фикуса, нервно бледнел и мысленно грубо выражался. Но вслух произносил тихо, чтобы никого не отвлекать.

- Ну, ты ж глянь, чего она такое несёт, чего она, дура, лепечет! Это ж надо такое сморозить, что я из-за какого-то платья скажу «тьфу на тебя, Нинка, и на всех вас тоже тьфу!» Да по мне ты хоть в фуфайке регистрируйся! Какая разница!?

- Правильно, в фуфайке!- временно прекратила рыдать бегающая с тётками невеста. Как расслышала? Загадка. - Когда сам в финской тройке, по блату из города доставленной, то ты, жена без трёх минут, хоть в пододеяльник завернись с поясом от рабочего халата - сойдет ему. А люди что скажут? Что у Мятлевых для дочки денег нет на модель французскую, не всем доступную?

Вообще-то Нинка хорошая была, мягкая, культурная, покладистая и добрая.

Но тут же случай-то какой! Единственный в жизни! Регистрация брака. Торжественная! И гулянка свадебная с самыми распрекрасными гостями. Стресс! Нервы плавятся просто. Но, хорошо, заведующая оказалась умная, к доводам Галины Аркадьевны прислушалась чутко и дала указание - платье доработать в присутствии заказчицы и её, Субботиной Н.Г. Начальницы строгой и справедливой.

Тут же будущую супругу Ильи Пилкина начали всячески тискать в пределах трудовой необходимости три немолодых закройщика. Они вдоль и поперек по нескольку раз изъездили сантиметровой лентой крепкую фигуру Нинкину, крутили её перед собой как пустой стакан вокруг своей оси и даже на табуретку её один раз вознесли. Так, видно, требовалось для ускорения шитья. Потом примерки пошли. Нинка с лицом ошалевшей козы, потерявшей родное стадо, носилась раз пятнадцать за бархатную ширму, где пряталось большое зеркало, после чего её ещё с часик перебрасывали от закройщика к портному, от него к вышивальщице, которая нитками такого же цвета делала снизу вверх красивые рельефные узоры. Потом - снова за ширму и опять - по кругу. Наконец, когда у всех, кто вершил красоту, да у самой Нинки и даже у Галины Аркадьевны и у жениха глаза вылезли на лоб от ожидания, старания и сотен перебежек – тожественное платье было готово.

В половине третьего молоденькая швея, возле машинки которой стоял воткнутый в кусок пластилина флажок с вышитым словом «лидер», мелкими стежками вручную прицепила прямо в начале декольте роскошный бант с розовым отливом, все счастливо заулыбались. Работники ателье, видимо, установили какой-нибудь яркий рекорд скорости качественного пошива. Жених с невестой светились как самые яркие звезды небесные - тоже понятно почему. А Галина Аркадьевна, тётка невесты излучала лицом радость, поскольку добилась своего и, главное, доброе дело сделала. А это с ней случалось довольно редко. А и действительно: радостной красоты и удивительно приятного фасона вышел наряд невестин.

-Я его потом подрежу, перекрашу в голубое и буду в нём с тобой в город ездить. В облдрамтеатр, - шепнула Нинка пока ещё жениху Пилкину Илье.

- Во, дурная-то! - ласково оценил мысль невесты Илья и пошел на улицу к машине, запутавшейся в лентах, бантах и воздушных шариках. Шофер отцовской «волги», он же - брат Нинкин Славик, упоительно дрых на заднем сиденье, схоронив лицо под газетой «Известия»

- Жениться мне, штоль? - с удивлением рассмотрел боевую раскраску машины Пилкин Илья и сел на живот другу Славику. - Отдашь сеструху за меня, Славян? А я тебе свой мотоцикл покататься дам. На целый час. А? Отдашь?

- Перетопчешься, - проснулся Нинкин брат, потягиваясь и складывая газету вчетверо. Чтобы почитать в свободное время. От всего. От работы, ото сна, свадьбы сеструхиной, да и других напастей.

Илья со Славиком выросли лучшими друзьями с самого горшочного возраста. В Алданском совхозе на улице Пушкина в домах двадцать четвертом и двадцать шестом. Отцы их тоже дружили по-братски с войны. В пехоте в одном взводе - все четыре года. Не убило обоих и поехали они жить в деревню, где деды раньше жили и прадеды. В Алдановку. В совхоз Алданский. Это его с пятидесятых теперь так зовут. Между дворами не было забора и всё, кроме жён, было у друзей, прошедших без ран и смерти жуткие военные дороги, общее. От чего оба они испытывали гордость и удовольствие.

Славик с Ильёй были всегда вместе. Нинка, родившаяся на четыре года позже. обоих считала родными братьями с того дня, когда научилась ходить. И носило её всюду, куда решали пойти, поехать на велосипедах, поплыть на лодке или покататься между вагонами от станции Алданская до вокзала городка Шатёрск и обратно. Сообразила Нинка, что Илья чужой поздно почему-то. Годам к шестнадцати. В связи с этим внезапным открытием у неё на три года так испортилось настроение, что обиделась она на Пилкина за невольный обман и стала его презирать, ненавидеть и испытывать к нему острейшее отвращение. Она завела дневник и всё, что думала о лжебрате скрупулёзно туда вносила. Попутно все заметили, что стала Нинка дерзкой, ехидной и своевольной. Делала, что хотела. Родителям хамила мимоходом, а в школе хоть и училась хорошо, но учителей истязала тем, что злорадно и напоказ нарушала школьные правила. Губы красила, форму не носила, слушала на географии, например, музыку из транзисторного приёмника «Романтик», ну, и так далее и тому подобное.

А вот после девятнадцати что-то в душе нежданно взорвалось, и открылось после взрыва Нинке неожиданное: настоящий брат Славик навсегда братом и останется, а вот Пилкин Илья, который ей никто и которого она презирает за всё сразу - вот он может однажды взять, как шутили в деревне, все свои ноги во все свои руки, и исчезнуть из села. Унесет его к чертовой матери какая-нибудь очередная комсомольская путёвка, которые райком комсомола пачками развозил по деревням. И Пилкина Ильи, ненавистного, больше никогда в её жизни не будет. Это открытие потрясло пока не успокоившиеся гормоны Нинкины, заставило их кипеть и через край выплёскиваться в виде града слёз, которыми она три дня подряд, не вставая, смачивала сено в стогу за сараем. А на четвертый день сила неведомая сбросила её с сеновала и унесла к Илье, который во дворе перетягивал цепь на велосипеде. Нинка полчаса говорила ему самые гадкие гадости, после чего иссякла, заплакала неслышно и без слёз, да и прижалась к Пилкину Илье. Постояла, собрала в горсть всю дерзость, накопившуюся за последние годы, и призналась ему в любви таким тоном, каким могут произнести суду самые трудные последние слова приговоренные к смертной казни.

А к свадьбе дело подошло как-то шибко уж обыденно. Вечером в предпоследнюю субботу августа отец Ильи Пилкин Николай Ильич помылся в баньке своей, приоделся в модные бостоновые штаны и поплиновую рубаху военного цвета «хаки», выкопал из старого тряпья в сарайчике бутылку столичной и пошел к Нинкиному отцу Гришке Мятлеву. Ну, это он только для него и мятлевской жены Варвары был Гришкой. С женой он жил, с Николаем под пулями бегал и на пузе ползал ниже колючки, сливаясь с песком, травой и грязью. А для остальные алдановцев Гришка был только Григорием Егоровичем, главным человеком в Алданском. Директором. Уважаемым за много лет и почти родным. Только Пилкину одному приходился он и не другом страшной, украденной войной короткой юности, и не соседом дорогим,

А второй своей половиной. И жена, с которой Мятлев жил в радость и с обоюдным удовольствием, никогда не возражала против такой расстановки приоритетов.

Вернулся Николай Ильич Пилкин через полтора дня, в воскресенье под утро. Он разбудил сына и, стараясь не уснуть стоя, высказался так:

- Иди, Илька, к своей и женись. Решенный вопрос. Это мы с Гришкой одобряем. Потому, что и любите вы друг дружку, и на морде у обоих нарисовано, что хотите вместе жить. Дом мы вам с Гришкой построим. Хотите - позади наших избушек перед огородами, а хотите - построим там, куда пальцами ткнёте. Ну, пойди к Гришке и подтверди, что он не против.

Он не стал ответа ждать, а чтобы жену не беспокоить прошел в пустую комнату, где хороший диван стоял, упал на него и растворился в хороших, конечно, снах.

- Батя, прям счас и бежать жениться? - зевнул Пилкин младший, пытался снова уснуть, но благословление отцовское, ожидаемое, кстати, сон отшибло всё равно. - А к дяде Грише мне зачем? Не на нём, чай, женюсь. И вместо сна стал он размышлять, где лучше место для дома выбрать. С этими раздумьями он аж до самых первых петухов дотянул.

А дней за десять до свадьбы сели все за круглый стол у Мятлевых в светлице и стали составлять список гостей. Угрохали на это дело весь вечер, но гостей набрали где-то всего под сотню. Фильтровать народ было труднее всего.

- Райком, мать его, запретил руководству совхозов устраивать пышные праздники. Стукнет, не дай бог, кто-нибудь, что я половину деревни собрал, да и поеду на бюро получать пинков за нескромность и партийную расхлябанность. А так бы я мог и всю деревню собрать.

- Да, по шее получишь. Директор же, - огорчился Пилкин Николай Ильич. - И меня подтянут до пары. Хоть я простой главный прораб стройконторы.

Короче, решили кроме родственников и близких друзей своих да жениха с невестой позвать передовиков, парторга, председателя профсоюзного и комсомольского секретаря и уважаемых деревенских стариков.

- Правильно, - сказала Нинка Мятлева. - Как раз человек сто и набирается.

- А потом самоходом народ попрёт как водится, - развеселился Пилкин Илья. - Так что ты, дядя Гриша, один пёс, попадёшь на разборки в райком!

- Чего радостный такой? - прикрикнула Варвара Мятлева. - Вот отменим к свиньям собачьм вам свадьбу и празднуйте её в городе, в кафе «Мороженое». Вам и на лимонад ещё должно хватить .Бутылки на три.

Все развеселились. Поболтали ещё часок на вольные темы да и разошлись довольные. Треть дела сделали. Теперь зарегистрироваться торжественно и свадьбу провести с размахом, чтоб гости надолго запомнили.

Утром женщины стали открытки пригласительные подписывать. Григорию из района зампред исполкома пригнал на Волге полную сумку хозяйственную. Там открыток чуть ли не тысяча была.

- Во даёт Сёма.! Провокатор! - Мятлев долго смеялся. – Думает, мы столько народа позовем, а меня потом на бюро! Вот жук! Хотя это он, видать, без задней мысли, от души.

Григорий Егорович раз пять перечитал список. Всё вроде бы нормально было в нём. Но какой-то нервный червь сомнения грыз душу и потому неспокойна была душа Мятлева, волновалась и тужилась подсказать хозяину, где он чего не додумал.

- Ё!!! - неожиданно он вкатил себе с размаха ладонью в лоб. - Ванина-то нет! Ванина забыли! Пиши, Варя, ему открытку! Нет, не надо. Я его лично по телефону позову. Это ж дорогой мне человек. Ангел мой хранитель. Не он бы, так..

- Гриня, угомонись! - Жена стукнула кулачком по столу. - Ты ещё на общем собрании расскажи, почему Ванин тебе дороже отца с матерью, упокой, господи, их души, дороже дочери да жены. Блин! Надо - звони иди. Но молча. Мы и так все знаем, что без Ванина агрономил бы ты сейчас в колхозе далёком и задрипанном. Если б, конечно, живой сейчас был…

Мятлев хмыкнул, пригладил волос и пошел в контору. Звать дорогого ему человека, действительно спасителя от беды неминуемой, на лучший из семейных праздников - свадьбу дочери.

Ванин, второй секретарь областного комитета партии - чин огромный по областным меркам. К нему на приём за месяц вперёд записываются. А в те годы, когда у Григория судьба резко крутнулась и понесла его вверх, сидел Ванин в кабинете председателя исполкома Покровского района. И это он после трех встреч с Григорием быстро сообразил, кто ему нужен в заместители. Да через месяц согласований забрал Григория Егоровича вот из этого самого директорского кресла в Алданском себе под крыло. А директором Мятлев как-никак, а седьмой год уже вкалывал и давно себе место среди самых уважаемых занял. А Ванин так технично надавил на него, что Григорий плюнул, да согласился.

- Если что, вернусь обратно. Кого после меня посадят - уберут. Моё это место.

Прежнего зама своего попросил Ванин начальство забрать инструктором райкома. Послушный был зам, но глупый и без искры в груди.

Перевез Мятлев семью в Покровку. В большой райкомовский дом. Работать начал лихо, с задором и потому с Ваниным скоро сложилась дружба. Не вынужденная рабочая, а мужская, настоящая.

- И чего тебя на совхозе столько лет держали? - искренне изумлялся Ванин после пары рюмок коньяка в конце рабочего дня. - Ты же минимум - районный масштаб. Минимум! А то и в области запросто потянешь лямку не короче, чем у завсельхозотделом.

Он действительно поражался тому как много Мятлев знал и мог. Реакции его мгновенной и точной удивлялся. Любое сложное дело Григорий исполнял так, будто кто-то сверху подсказывал ему на ухо - как и что.

И всегда светило бы над головой Григория Егоровича солнце ясное и ласкало безоблачное небо голубое. И перспективы манящие уже подогревались солнышком жарким и авансом забрасывали порции радостного тепла в душу. Но было так год всего. Ну, чуть, может, больше. А потом внезапно для него самого, совсем неожиданно для Ванина и всех приближенных, включая жену, судьба Гришина простыла, приболела, закашлялась до полного задыха и стало ей на время всё равно, что будет с хозяином.

И сломала Мятлева за год руководящая должность. Скомкала его охромевшая и больная судьба и выбросила из обоймы руководителей. Вбок, в сторону. Близко к помойке и отхожим местам. Да, впрочем, и многих других. Тех, кто не догадывался, что невинная с виду и обязательная в среде руководящей забава - беспрестанная выпивка, одним не даёт заболеть и утонуть в бутылке, а других превращает почти в калек. Безвольных рабов «московской», «столичной» и пятизвездной отравы с красивым именем «коньяк армянский пятилетней выдержки». Кого-то похожий набор после года искренней страсти к нему, гробил насмерть, кого-то просто опускал ниже колен тех, кто ещё недавно был позади по росту и хлипче перспективами. Мятлеву повезло, но относительно. Он не помер, а только опустился ниже всех пределов и с должности, как ни защищал его Ванин всюду, слетел.

И ведь как просто и легко оказалось уронить в грязь лицом даже сильного мужика. А Григорий и был сильным. Только вот, когда мотался он по хозяйствам с инспекцией или по другим делам, когда вопросы решал сложные на заседаниях и украшал собой всякие важные президиумы, то после них не принято было расходиться без обеда или ужина. Руководители всегда уходили куда-нибудь перекусить и «попить чайку». Это традиция была. Не блажь.

Не распущенность. Это было одним из незыблемых правил руководящего клана.

В те времена никто, наверное, не понимал, а, вероятно, что от учёных не долетали до народа утверждения, что алкоголь у кого-то почти ничего не меняет в организме, а многих прихватывает за горло как клещами и обращает в раба своего. Которого истязает, мучает, лишает всего, превращает в калеку. Но

сам клещи никогда не отпустит. И человек превратится в ничто. Которое не нужно никому. Кроме тех, кто догадается или выяснит у врачей, что пленник водки тяжело болен. И спасет его только медицина. Как и всех больных. С гастритом, почками и сердечной недостаточностью.

После «чайка», бывало, так худо становилось зампреду Мятлеву по утрам, что бился он лбом о стены, рвал на себе рубаху, не снятую на ночь, и клялся: ни в жизнь, никогда, ни с кем и даже в день Великой Октябрьской Революции не опрокидывать в горло первую рюмку. После которой будет и пятая, и двадцатая. И боль всюду. В душе, теле, сердце, печени и совести, если она ещё оставалась через пару лет активного питья.

Но как пломбир под июльским солнцем таяли клятвы Григория Мятлева под обиженными взглядами «своих». Райкомовцев, тружеников исполкомов разных, директоров совхозов, давно знакомых ему по долгой и непростой хозяйственной работе. Застегнуться на все пуговицы и стать живым непьющим памятником означало одно. Человеческого дружеского контакта с деловыми, нужными людьми точно больше не будет.

И вот пришло время «Ч», которое уже нельзя было ни изменить, ни перенести.. Стал зампред Мятлев после очередных посиделок вынимать из портфеля рано утром бутылку, которую из дома с собой прихватывал, когда по совхозам ездил. Закрывал дверь в гостинице-люкс на ключ и «поправлял здоровье». Стакана водки сначала хватало. Он бодрел, свежел и был как пионер готов выполнить любой завет мавзолейного вождя Ленина В.И. Но потом стакана стало не хватать и дела приходилось вершить под шафе. А получались они уже не так четко, быстро и умно. Пили в любую погоду «на капоте», когда провожали до околицы Григория Егоровича из подшефного совхоза, заглатывали почти смертельные дозы в баньках после солидных совещаний. Многие после этого деловито работали, выделяясь из не пивших вчера только красными глазами. А Мятлев однажды пошел ночью, когда у одного парторга дома собрались после совещания «на чаёк», в нужник. И пропал. Искали его до утра и нашли в поле. Километрах в трёх от села. Трое соседей парторга рассказали поисковой бригаде, что в пять утра он ломился во все двери. Забыл, откуда пришел. Просил водки или самогона. Одному мужику, у которого дома спиртного не было, дал по морде, а последний, механизатор Проскуряков, вынес ему четушку самогона, после чего заместитель главы района пошел в поле. Там он уснул, а когда его нашли, выпил самогон и обматерил всех совхозных руководителей за сволочное отношения к районной власти.

Кто стукнул в райком - неизвестно. Но после короткого разговора на бюро его тихо, без шума освободили. Ванин потом бегал к первому секретарю, в грудь себя бил, на поруки брал, клялся держать Мятлева под пристальным взглядом.

Но не уговорил.

- Бюро решало, не я, - сказал первый, не глядя на Ванина. - Пусть завяжет с этим делом, раз организм её, проклятую, не выдерживает. Тогда приходи. Самолично назначу. Обещаю.

И начал Григорий Егорович снова от печки плясать. Вернулись они с женой Варварой и Нинкой в Алдановку. Варькины братовья денег дали на стройку кирпичного дома из четырёх комнат. За месяц и построили. Переехали когда ещё тепло было, в сентябре. Ванин из райисполкома позвонил директору совхоза новому и сказал, чтобы ему привели Мятлева на разговор.

- Слушай меня, Гриша. Жить хочешь? - сразу спросил он. Не поздоровался даже. - Тогда езжай сейчас в город на улицу Пролетарскую, дом 17, кабинет номер девять. Там Алексей Свиридов. Неделю поживешь в гостинице. А Алёша поставит тебе семь специальных капельниц. От него уйдешь и никогда больше пить не будешь. Если, конечно, сам решишь.

- Решил, - ответил Мятлев. - Спасибо, Сергей Данилович.

- Я тут до тебя с директором перетолковал. Будешь работать вторым агрономом пока. А там видно будет. Не переживай. Выберешься. Поможем.

Съездил Григорий Егорович в город на неделю и вернулся другим человеком. Вернее - прежним. Каким был до взлёта в исполкомовское поднебесье.

Стал Мятлев окончательно выбираться из болота, откуда его вовремя потянули Ванин с Алексеем. Рюмку на праздниках поднимал. Но символически. За год глотка не сделал.

- Ну, у тебя воля, Гриня! - удивлялась жена Варвара. - Как у космонавта.

- Сравнила тоже! - радовался вместе с ней Григорий Егорович. - Никакой воли. Не хочу - не пью. И не буду. Воля тут каким боком? Выпил своё с запасом.

Агрономом он поработал с полгода, а потом Ванин перебросил его заведующим шестым отделением совхоза. После того как заведующий Фёдоров уехал к сыну в город. И здесь Мятлев за год сделал из отстающего зернового отделения лучшее по совхозу. За год всего.

- Ну, вот, а ты боялась, дурочка! - долго смеялся в телефонной трубке Ванин.- Орёл! Мужчина!

И через неделю директор совхоза убыл в район управлять отделом в заготовительной конторе. А на Григория пришло из области обкомовское предписание-распоряжение. Назначить его директором совхоза. Два с половиной года всего прошло. Такая малость. Сел Григорий Егорович в своё кресло, которое новый директор не менял. Он вообще ничего не тронул в кабинете. Понимал, видно, что Мятлев сюда обязательно вернётся. Сел он, значит, в кресло, достал из правого ящика стола свой чернильный набор, пресс-папье, маленький портрет Ленина на откидной подставке. Поставил всё это туда, где раньше стояло. И заплакал. Хорошо, что не было никого. Засмеяли бы. Мужчины плакать не должны ни с горя, ни в радости. А тут как раз и Ванин позвонил. Поздравить.

- Давай! - сказал он - Дыши как дышал. А там видно будет. Ты всё же масштабный работник. Покрутись пару лет ударно - верну в район. Хотя самого меня через пару месяцев пересаживают туда, куда и взгляд не дотянется, и шапка свалится. Аж вторым секретарём обкома партии. Во как, брат. А ведь не просился, не намекал.

- Спасибо, - глотая перегородивший горло комок, произнес восставший из руин и пепла Мятлев. - Спасибо душевное, что не забыли обо мне.

- Так мужик ты толковый, - серьезно закончил разговор Ванин. - Чего тебе пропадать по глупости? У нас у всех её полно. Только разная у каждого. Живи. Вкалывай. Меня не забывай тоже. Ну, привет семье!

Григорий стал чаще в район ездить. Крутился по всем серьёзным организациям специально. Изображал пустяковые потребности и просил всех подсказать решение. А на самом деле и надо-то ему всего было, чтобы все его увидели живым, здоровым, деловым как раньше.

- Пусть видят, что я в порядке. Хуже никому от этого не станет. Спасибо Ванину.

Пять лет прошло. Ванин правил всей областью, Мятлев держал совхоз в тройке лучших. Урожаями поражал своими, качеством молока и свинины.

И прошлое утонуло. Григорий Егорович чуял нутром, как скребётся оно на волю, душу царапает, но рассуждал жестко.

- Это тебе, сука-водка, пожизненное заключение. Ты меня чуть не похоронила. А я, вишь ты, добрый. Упрятал тебя на задворки души, но пощадил. Убивать не стал.

В конторе Мятлев долго держал трубку «вертушки», настраивался. В обком звонить на самый верх - это вам не по-маленькому в сортир сбегать. Хоть и звонишь высокому, но другу, можно сказать.

Ванин взял трубку сразу. Обрадовался. А когда узнал, что Нинка замуж выходит, обалдел натурально.

- Да я же, бляха, её такой куклой помню. В кармане можно было носить! - Засмеялся он искренне, по-доброму.

- Я Вас, Сергей Данилович официально приглашаю ко мне домой на празднование свадьбы. Двадцать второго к восемнадцати часам местного времени. От имени молодых приглашаю и от жены Варвары. Вы запишите. У Вас столько забот в обкоме. Можно и запамятовать.

- А вот на календаре и записал. Это получается - через десять дней. Постараюсь, Гриша, вырваться. Спасибо за приглашение! Ну, Нинка! Ну, коза!

Всё. Жди. Благодарю, что позвал! Ну, пока. Отбой!

Десять дней мелькнули как скорый поезд мимо стоящей на переезде машины. Мгновенно. И уже вернулись с регистрации молодожены. Совсем другие люди приехали. Взрослые. Семья. Муж с женой. Нинку уже не стесняло непривычное пышное одеяние и фату она сдвинула набекрень. Прекрасно чувствовал себя в образе мужа и Пилкин Илья. В голове его струились невнятные пока ещё мысли о семейном счастье, а карман пиджака топорщился от твердой корочки свидетельства о браке.

Тёща со свекровью носились вместе с молоденькими девчонками от пятнадцатиметрового стола, стоящего посреди двора под брезентовым навесом. Бегали они до кухни и обратно, путаясь под ногами у серьёзных электриков, делающих не просто освещение, а сложную праздничную иллюминацию. Потому на тёток и девчонок добродушно злились и покрикивали.

- Только сами не ешьте пока! А то народу не останется ничего!

- Кто ест? Сдурели вы, пацаны! - урезонила электриков Нинкина подружка Наталья, дожевывая кусочек окорока. - Нам нельзя. Мы ж на работе. Вы, смотрю я, лампочки свои не едите! А пора уже. Время ужина.

- Дура ты, Натаха! - радовались специалисты по электрификации. - Потому мы тебе дадим откусить только одну лампочку на сто ватт. Иди бегом сюда, а то прокиснет!

Весело было перед началом свадьбы. Радостно. Торжественно. Хорошо.

Славик, брат Нинкин, от души выспался на заднем сиденье «волги» пока буйствовала суматоха в ателье. Поэтому сил у него скопилось - девать некуда. И он тратил их на развешивание динамиков, из которых гостей будет заливать замечательная музыка. Магнитофон Славик пристроил возле розетки на крыльце дома. А вот динамиков всяких у него было штук пятнадцать, поскольку охмурил его пяток лет назад радиолюбительством совхозный киномеханик и вдвоём они собирали то приёмники, то передатчики, из которых делали рации для механизаторов и даже спаяли натуральный радиоузел в клубе. Из него на весь совхоз местная библиотекарша вещала утром и вечером о новостях своих да районных. А так же о всяких предстоящих событиях. От дней рождения до коммунистических субботников по облагораживанию родимой Алдановки. Так вот Славик придумал так сделать, чтобы музыка на свадьбе не с одной стороны долетала до последних столов, а окружала гостей. Чтобы весь празднующий народ ел, пил и радовался за молодую семью, находясь внутри музыки. Чтобы проливалась она дождём прекрасных мелодий

Сверху, струилась снизу, как бы из-под земли, и как нежный ветер овевала народ с боков. Славика видели то на крыше, то на столбе возле ворот. Потом он залез в погреба - свой и соседский, поставил там по большому громкоговорителю, а в маленькие ямки, которые выкопал под столом и вокруг него, тоже разложил по динамику. Он радовался, что хватило провода и задумка реализовалась.

Вскоре пришли почти все деревенские собаки, которым ветер подробно доложил всю мясную кухонную программу. Собаки поменьше, суетливые и взволнованные сразу же стали беспорядочно бродить по двору, ласково заглядывая в глаза братьям своим большим и наступая им на туфли и босоножки. А крупные экземпляры такими глупостями не занимались. Они солидно расселись вдоль забора, подстелив под себя хвосты, и погрузились в спокойное ожидание. Они знали, что всем на праздниках огрызков достаётся столько, что хозяева их потом пару дней не кормят. Не лезет ничего в собак сразу после больших мероприятий с изобилием еды.

Мужчины возрастом от восемнадцати до семидесяти совместными усилиями истязали глубоко народную футбольно-хоккейную тему, а юные невестины подружки, не отвыкшие толком от школьной формы, торчали тонкими хворостинками посреди двора в неудобных пока «взрослых» платьях. Они как-то испуганно перехихикивались и сверлили завистливыми взглядами незнакомую взрослую женщину в потрясающем наряде и с лицом подружки Нинки Мятлевой.

После четырёх, с опозданием в рамках приличия, дружно подтянулись знатные люди, передовики производства. Механизаторы и животноводы. Все были в костюмах, украшенных всевозможными значками, медалями, а Ляпин, выдающийся комбайнер, имел на лацкане орден «Знак Почета». Передовики пришли солидно. Молча. И лица их отражали внутреннее состояние души. Состояние было уважительным и торжественным. Четверо из них несли огромную коробку, опоясанную почти по всей территории лентами. Ленты сходились в толстые пучки, зажатые в большие кулаки механизаторов. Они аккуратно приземлили коробку перед площадкой для подарков и все свободные от дел подбежали и прочли надпись: Телевизор «Рубин-102». В деревне было всего три телевизора. У Мятлева и ещё двух рекордсменов-хлеборобов. Но Илья с Нинкой не собирались жить у Мятлевых, поэтому подарку этому были рады больше, чем другим.

В пять часов общий невнятный гул перешиб скулящий стон тормозов директорского «УАЗика», хлопнули дверцы и окрестности расцвели от серебряных переливов аккордеона. Это привезли клубного худрука Шевцова, присланного в совхоз по распределению, странного человека, который с радостью играл часами на всех больших праздниках, Но ни на одном из них не выпил ни капли спиртного, несмотря на творческую натуру и душевную утонченность. Играл он часа полтора, ни разу не повторившись. Богатейший был у худрука репертуар.

Около семи часов вечера Варвара, жена Григория Егоровича, вышла из дома на крыльцо и крикнула сестре мужа, плясавшей что-то цыганское.

- Аркадьевна, мы тут все в доме. Родители, значит. Тебя не хватает. Посоветоваться надо.

Надежда Афанасьевна Пилкина, и директор Мятлев сидели с усталыми лицами за круглым столом, уперев локти в розовую скатерть, а кулаки в подбородок. Николай Ильич пристроился на подоконнике и сосредоточенно грыз ноготь. Варвара села рядом с мужем.

- Чего думаешь, Галинка-малинка? - спросил её брат Гриша. - Удобно будет начать без Ванина? Или обождём-таки ещё маленько?

- Да ты что, Гриня! - воскликнула Галина Аркадьевна, описывая круг невдалеке от стола. - Почти сто человек во дворе, да за забором двадцать. Жених с невестой целоваться хотят. Аж не могут уже терпеть. Там уже горько всем гостям-то! Да и нажарили всего. Остынет потихоньку. Надо садиться да начинать!

- Ну, допустим, они-то нацелуются ещё. Аж надоест. Жизнь вся впереди, - тихо проговорила мама Ильи Пилкина Надежда Афанасьевна. - Тут другой вопрос. Людей чего мурыжим? Свадьбы так не делаются. Бестолково. Полный двор гостей. И семья такая ж будет бестолковая. Ни уму, ни сердцу. Чего ждём? Большого начальника твоего? Шишку! Свадебного генерала! Да он, небось в областном театре премьеру с почетной ложи смотрит сейчас. Или в Москву срочно вызвали на ночь глядя. У них, у верховных, всё не как у людей. А мы тут над гостями измываемся. Не говоря уже про молодых.

- Он сейчас кем служит, Гриня? - Пилкин старший ноготь-таки отгрыз и выплюнул за окно. - Вроде как второй человек в области он теперь? То есть, занят под самое не хочу. Он, может, никак совещание со своими раздолбаями не закончит. Или с Первым секретарём великую думу в две мудрых головы думают

- Ага, как же! - вставила ехидно Галина Аркадьевна. - В сауне, небось, пиво пьют все областные командиры. Устали же за день. Горы сворачивали, реки вспять пускали. Умаялись.

- Вот ты, Гриша сам прикинь картинку, - Пилкин Николай разыскал на пятерне ещё один ноготь, чтобы погрызть. - Ну, будто не его пригласили, а тебя.

Ты ищешь и берёшь подарок, потом с трудом отбиваешься от неотложных забот обкомовских, прёшься почти за сто километров с улыбкой на лице, поскольку знаешь, что тебя очень ждут. Что гость ты почетный и долгожданный. Приезжаешь, а все кругом вдрызг, на столах объедки, парни по углам девок тискают, а молодые устали исполнять команду горько и удалились на время передохнуть. Одни объевшиеся собаки бегают и тётки-посудомойки. Во дворе - пьяные за столом, мордой в салаты воткнутые. Из трезвых только собаки вот эти и магнитофон на крыльце. Как себя чувствовать будешь? Почетным и долгожданным, или будто на тебя из окна ведро помоев вылили?

- Ты, Коля, прямоугольный такой! - обиделась на мужа Надежда Афанасьевна. - Как дверной косяк. Разве ж в еде да в питье дело? Он что, пожрать едет, накваситься до зелёных человечков в глазах? Он уважение Грише выказал, когда согласился. Гриша у него в долгу по самый похоронный оркестр. До гроба в долгу. Кабы не Ванин, то и свадьбы сейчас не было. И ты, Гришка, копал бы силосные ямы штыковой лопаткой на третьем отделении. Я, Варя, так говорю или нет?

И она поднесла к глазам краешек шелковой розовой скатерти. Не было платочка.

- Не, а я к чему клоню! Не слышите никто меня? Пилкин нервно отгрыз маленький кусочек ногтя и катал его пальцем по ладони. - Я ж к чему клоню? Обождем ещё! Невелики персоны, гордость тут свою как флаг над головами не носим. А Ванина обождать надо. Он - общее наше спасение как-никак. Да и времени - десять минут девятого всего. Сейчас подъедет. Чувствую.

Мятлев, директор, невестин отец, медленно поднялся. Подошел окну и уперся лбом в стекло. За окном было темно и прохладно. Сентябрь-таки. Перед собой вместо палисадника и вялых георгинов, да осыпающейся желтой акации увидел он просторную комнату, райкомовский зал заседаний. Стол, красной тканью покрытый, члены бюро на стульях. А в торце стола тогдашний первый - Шагалов. Он глядит из темноты в упор на Григория, стоящего перед бюро в позе виноватого и говорит зло: - Такую шваль как Мятлев мы на любой мусорной свалке найдём. А вот они, со свалки которые, партию и дело общее позорят. Исключать не будем тебя. Ванин упросил. Спасибо скажешь. Но от работы его заместителем мы тебя освобождаем. Есть кто против? Нет! Свободен, Мятлев.

- Черт знает что. Чего оно вылезло-то? - сказал директор, отворачиваясь от видения. Он размял пальцами виски. Сел. Закурил.

- Эй, да что вы все подурели одновременно? - весело заворковала Галина Аркадьевна, сестра Гришина. - Вот проблему слепили на ровном месте! Тоску развели. Похороны у нас или свадьба, черт возьми? Обождем и никаких вариантов! Все подождут. Делов-то! Пошли на улицу, пусть гости сами скажут - ждать Ванина, генерала нашего, или начать «горько» орать и хлестать водку под курочку в тесте? Ну, пошли, пошли!

- Во, шалая! - вздохнула Надежда Афанасьевна Пилкина, но тоже встала и пошла за всеми во двор.

А сестра директорская уже доходчиво разъясняла народу ситуацию. По её версии выходило, что уважаемому Сергею Даниловичу припасено первое слово и первый тост. Как крёстному отцу этой замечательной свадьбы. Потому, что это он упросил обком вернуть Мятлева на своё место. А то жила бы Нинка в Покровке, а Илья в Алдановке. И разошлись бы пути их и любовь не разгорелась. Да и ответит Ванин далеко не на любое предложение. У него их - мильён в месяц. А нам вот не отказал. Уважил. Подождать, в общем, надо! Как, народ?

- Одно слово - «надо»! - крикнул за всех передовой механизатор-орденоносец Косенков. - Мы и трезвые потанцуем - аж пыль столбом встанет. Да, девки?

- Ещё как попляшем! - хором подтвердили веселые женские голоса.

Славик врубил пластинку с фокстротом «Лисичка». Все, кто смог разбились по парам, а подружки Нинкины тоже стали ритмично топтаться посреди двора, смущенно хихикая и стараясь на ходу не слететь с высоких «шпилек».

В комнату, куда вернулись родители и Галина Аркадьевна, лениво вошли молодожены. Нинка швырнула фату на подушки кроватные, а Илья Пилкин расстегнул жилетку на финской «тройке», облокотился о косяк, закурил и стал разглядывать родных и близких.

- А вот без этих штучек, без экспериментов с высочайшими покровителями никак нельзя было?

Надежда Афанасьевна, мама Пилкина Ильи расхохоталась, показывая новые золотые зубы. - Ты вон смотри, чтоб твоя женитьба экспериментом не стала. Вот об чём заботься. А взрослых, ответственных людей понимать учись. Без тебя уж серьёзный народ решил, что делать, не печалься.

- Ну, глядите сами. Ваши деньги, значит ваша и правда, - Илья выбросил к потолку толстое кольцо дыма и вышел.

В половине десятого Мятлев старший тоже во двор вышел. Народу, конечно, поубавилось, но не так чтобы опустел двор. Кто-то ещё за воротами анекдотами перебрасывался. Ржали человек десять. Не меньше. Только дружков Ильи не видно было.

- Да они к Самохину, к деду пошли самогону хлебнуть, - объяснил Пилкин. То ли муж, то ли жених всё ещё. - Придут после двухсот граммов.

Директор Мятлев остановился возле девственно нетронутого стола, взял из вазы светившееся изнутри янтарём яблоко, погрел в ладонях и волчком крутнул его между тарелками с закуской. Гости глядели на него молча. Понимающе. Врагов не было среди них. Враги по домам сидели.

- Ты, Григорий Егорыч, скажи, когда подойти, мы и подойдем к сроку. Да, мужики? - громко сказал старик Ромашин. Уважаемый. Отработал своё по первому классу. - Как он подъедет, ты к Сашке Прибылову пошли кого, так он нас всех быстро и оббежит. Тут же объявимся!

- Такое, понимаете, дело…Тонкое. Сразу всё не объяснишь, - подключился Николай Пилкин, отец жениха. Но на Егорыча не обижайтесь. Ему самому неловко. Но он Ванина позвал, а тот слово дал, что приедет. Вот Григорий наш и стоит как витязь на распутье. Направо пойдешь - неизвестно что будет. А налево свернешь - вообще ничего не ясно.

- Да чего уговаривать? Понимаем ситуацию. И Егорыча знаем как мужика слова. Обещал дождаться. Вот и ждёт…

- Ты, Егорыч, Славку пошли к кому-нибудь из наших когда «генерал» прибудет. Долго ему на машине проскочить? А нам недолго и обратно собраться. Да, мужики? Да, бабоньки?

- А то! - крикнули все вразнобой.

В двенадцать часов ночи две старых семьи и одна новая сидели молча под навесом. Под фиолетовой лампочкой из гирлянды. От неё подал мертвенный мутный клин слабого света на жену молодую. Или на невесту. Она зевала откровенно, не прикрыто. А фиолетовый свет делал в эти мгновенья лицо её покойницки умиротворенным.

- Не, я не верю! Не может быть, чтобы он просто из вежливости тебе не отказал. Свадьба всё же! Событие. Да и слово своё такого ранга человек держать просто обязан. На кого ж нам, бедолагам, равняться? - Рассуждала Варвара Мятлева.- Ты-то с ним вообще как, Гриня? Нормально? В друзьях?

- Да нормально. В друзьях, - Мятлев ответил устало, грустно и стал рыться в карманах. Папиросы искал.

Ну, это самое! - поднялся Илья Пилкин, муж всё таки после ЗАГСа. - Нинка, слышь!? Брачную ночь всё равно бы мы без Ванина у изголовья и со свечкой провели? Верно? Хрена он бы торчал у нас в спальне? Потому скажу я, что свадьба, конечно, на сегодня накрылась, но первую брачную никто не отменял. А, Нинок?

Он взял Нинку на руки и унёс в спальню с хохотом и громкими поцелуями.

- Одно на уме! - фыркнула мама Надежда Афанасьевна. - Ну, дурной!

Ну, так а мне что, завтра поутряне народ собирать, или как? - спросил Нинкин брат Славик, накидывая большие полотняные куски ткани поверх салатов и фруктов.

- Само собой. Прямо с девяти и собирай, - Григорий Мятлев нашел-таки папиросы. Достал одну. Смял в кулаке и ссыпал пыль табачную под ноги. - Суббота же завтра. Только трём учительницам на работу. Так что можно прямо с утра. Погуляем пару суток. Не люди мы, что ли?!


Век свободы не видать


Вот снимают понемногу все запреты, и слава богу! Привыкнем. А то жили как дошкольники: туда нельзя, сюда не ходи, водку не пей, закуску не ешь… Произвол был, давление на личность. В результате - все серые, все одинаковые. До сих пор на красный свет смирно стоим, уже не думая. Стоим и всё. Кто это зверство придумал? Кто меня спросил: хочу я, как свободный гражданин стоять, или я как раз в это время хочу продолжать движение?

Ну, раз пошло дело – запреты снимать – дойдут и до красного света. Сразу всё отменить трудно, это мы понимаем. Спасибо хоть за то, что уже отменили. Возле дома у меня, сколько себя помню, столб стоял с табличкой «Не влезай – убьёт!». Я с работы специально уволился, пятнадцать лет не работал, каждый день с утра до ночи торчал на балконе, всё ждал – ну хоть один свободный человек есть у нас в городе или нет? Ну, хоть кто-нибудь восстанет против ущемления наших гражданских прав? Ни фига! Все послушные, дрессированные, подневольные.

Я боролся с режимом как мог. Со всего города я один на этот столб три раза влезал. И ничего. Не убило!

Да, я теперь инвалид первой группы. Да, зубов у меня сейчас только четыре, но на жизнь хватает. Руку, видите, заклинило: держится так, вроде я всё время голосую против… С головой ещё, правда, стало неважно – фамилию забываю, считать стал в последнее время всего до двух… Зато в последний раз полез – так после реанимации сразу стал свободно на китайском разговаривать. Сам ещё не врубаюсь, что говорю, но получается всё равно лучше, чем на русском.

А главное – комплекс неполноценности пропал.

Сейчас эту табличку со столба сняли – так, думаете, народ с благодарностью откликнулся на уважение? Никто кроме меня лезть на столб не хочет. А я хочу, но уже не могу. У меня ещё с ногами не очень стало. Одна ещё туда-сюда, только стоять на ней нельзя, а вторую ещё с первого раза электричеством начисто отшибло.

Но не в этом дело. Во мне появилось чувство внутренней свободы и я готов поделиться им с любым желающим, пока нам ещё не всё позволено и есть, что преодолевать. Делается это просто.

В прошлом месяце я на своей инвалидной коляске объехал полгорода и собрал человек сто энтузиастов. Мы написали плакаты, письмо в Кабинет Министров и сколотили митинг протеста возле одного склада. Там на проходной с самых «совковых» времён висела табличка «Посторонним вход воспрещён» и всегда стояла толстая тётка, верный часовой административной системы.

Мы выдвинули требования властям – табличку снять, тётку отдать под суд. Через день приехали умные люди из Кабинета Министров, парламента и ОМОНа. Тот, который из парламента, ничего умнее, чем «Вы с ума сошли!», сказать не смог. А который из Кабинета министров, молодец, подумал и приказал: «Наш народ нигде не может быть посторонним. Табличку снять, тётку, действительно, под суд, и всех пропустить на склад. Бог нам простит». ОМОН почему-то дружно перекрестился и всех нас пропустил.

На складе мы провели ещё два митинга. Один в защиту тётки от суда, другой – с требованием к властям объяснить людям, что спрятано от населения на этом складе, так как никто ничего не понял: всё завалено мешками, а в магазинах таких мешков нет вообще.

Через день пришли двое неизвестных и, не снимая противогазов, объяснили, что с сегодняшнего дня доступ в склад ядохимикатов открыт для всех и уже изготовлена демократическая табличка «Добро пожаловать!».

В общем, что интересно, нас не только не разогнали, как было раньше, а, напротив, всех развезли по больницам, каждого устроили под капельницу и две недели кормили совершенно бесплатно, пока не поправились все, кто не помер. И я через год всего выздоровел. Только есть мне с тех пор нельзя почти ничего, организм не берёт. Но это в наше время даже к лучшему: и продукты искать не надо, и деньги будут целей.

Главный вывод на сегодняшний день я сделал такой: если каждый из нас вставит свою палку в колесо тупой запретительной машины, она остановится. Берите пример с лучших и мы сотрём с лица земли все запреты!

У меня был сосед. Вот такой парень! Настоящий борец. Он оказался единственным на нефтебазе работником, восставшим против десятка унизительных надписей «Курить на территории категорически запрещено!». Простой человек из обычной семьи, терпеливый, как весь наш народ. Но я с ним поговорил пару вечеров и настал конец его терпению! Он сказал твёрдо: «Всё! Поизмывались над людьми, и хватит!»

Жаль, нефтебаза у нас была на весь город одна, да и парня такого, как мой сосед, где ещё найдёшь?! Но похожие на нас с ним есть, значит, есть и надежда, что движение наше не засохнет. С радостью читаю сообщения в газетах о редких пока, но ярких фактах борьбы наших граждан за внутреннюю свободу.

Вот, буквально в позапрошлом номере написано о том, как один юный студент перебегал улицу на красный свет…

И радуется душа! Шагнул ведь человек через запрет, бросил вызов системе. И память о нём навсегда сохранится в моём сердце. Если оно, конечно, завтра у меня не остановится. Я теперь как раз с Минздравом борюсь. У них ведь что ни таблетка, то бюрократический шедевр: «Принимать строго по указанию врача по одной три раз в день».

Хватит! Откомандовались. Прошло время произвола! Купил сейчас двенадцать упаковок фталазола и десять бутылок желудочного сока. Выпил всё до капли за нашу свободу, закусил пачкой хлортетрациклина гидрохлорида и хорошо мне так, легко и свободно. Третий час ночи, лежу, гляжу на экран. Только что табличку показывали: «Не забудьте выключить телевизор».

Ну-ну… Как же! Разбежался…


Вот моя деревня


(«Путешествие в обратно я бы запретил.» Г. Шпаликов))


Через всю свою большую Родину, с южного конца её на северный, я сонно катился по старинным неровным рельсам вместе с дремлющим на ходу поездом № 43 из Алма-Аты в Кустанай. На родину с маленькой буквы. На малую, значит, родину.Ехал я туда в последний раз. Правильнее, конечно, должно быть, чтобы не в последний. Но как-то уж совсем неуверенно правильность эта чувствовалась. Без вдохновения и честного патриотизма.

Ну, а как чувствовалось, так и получилось. Десять лет после того трехдневного налёта на «край родной, навек любимый», который меня

выкормил, снабдил наглостью кота и орлиным бесстрашием юности,

признаками местного, слишком уж яркого провинциального колорита, замашками и манерами победителя, северной крепостью характера и настырностью дятла, пробивающего дырку в любом дереве. Да и в бетоне, если надо будет.

За жизнь, довольно - таки затянувшуюся, я наслушался со всех сторон от разных по силе духа людей о ностальгии. Одни натурально рыдали, вспоминая рынок в далеком своём райцентре, где продавали сахарную разноцветную вату и горячую кукурузу, и где они, малолетки, гуляли маленькой толпой по рядам и всё подряд пробовали, наедаясь бесплатно на пару дней вперед. Другие, с натугой скроив из лица маску рыжего клоуна и неумело кривляясь, вспоминали Москву. Туда их и сейчас какая-то сила впустую тянет не первый год уже. А рванули они из столицы в Казахстан с большими долгами и мелкими пакостями родственникам. Они вспоминали ту Москву, в которой было куда лучше жить, чем с азиатами, если бы не долги эти немалые. А тут, в Казахстане, и искать их никто не стал. Не пришло в головы.

И ещё от разных знакомых, которых черт унес далеко от городка или деревеньки, где родились, слушал я и всхлипы, снабженные положенной по теме слезинкой, и мат-перемат о себе, идиоте, предавшем родные, хоть и неизвестные миру края.

А по мне ностальгия – это просто ноющее внутри чувство безвозвратной нехватки неожиданно улетевших детства и юности. И вот оно, болезненное чувство это, привязано к конкретной географической точке, в которой уместилась малая родина. Точка может быть и неказистой деревней, и городом-милионником. И никакие события, упавшие в пропасть уже взрослой вашей памяти - ни размашистые стройки, ни повальное освещение улиц или смена плохого руководства на хорошее - никак и никогда не станут мучить вас ностальгическими страданиями.

Только детство и юность ранняя, только то, что было рядом с вами в то бурлящее время: дома-хрущовки, водопроводные колонки на углах, скверы, рынки, клумбы вдоль улиц, неуклюжие щиты с издевательским текстом «Храните ваши сбережения в сберегательной кассе», танцплощадки в парке, камни и грязь на фирменных отечественных дорогах, обитые белой жестью лотки с тетками, весело продававшими ливерные пирожки, да ещё и незабвенные любимые всеми автоматы с газводой.

Ностальгия – это тоска по закуткам за сараями или густым кустарникам, где друзья пацаны шабили первые свои папироски, стыренные у отцов. Это драки край на край, село на село, без причин, а просто потому, что так было всегда. Ещё деды ходили стенка на стенку. Ностальгия - это как яркое сновидение, в котором ты, шестнадцатилетний заморыш, героически тискаешь после кино прямо за клубом свою первую любовь Валюху, а она заливается хохотом, как на кинокомедии.

Но самое главное в ностальгической грусти, если ты уехал давно – это запахи. Все. Они не дают душе покоя нигде. Улетишь жить во Вьетнам - замучают и там. В Конго, не дай бог, занесет нелегкая - съест тебя и там тоска по запахам своего детства и юности.

Мы животные. Инстинкты наши не в состоянии подавить и нейтрализовать ни деньги, ни почет и слава, ни жена с выдающимися данными. Я бы утверждал, что запахи и звуки - это основа ностальгии. Тот маленький, узкий и тесный мир, в который ты появился жить, был пропитан запахами и звуками, каких больше нигде не бывает. Нигде. Только на этой твоей малой родине, на этом куцем географическом клочке. Каждый человек из твоего городка или села имеет тот запах, которого не замечаешь, пока живешь здесь. Воздух на родине твоей имеет неповторимый вкус и запах, настоенный на ароматах молочного завода, пекарни, дыма из трубы общественной бани или душистых опилок деревообрабатывающего цеха. Металлическая стружка даже самого маленького фрезеровочного цеха раскидывает непередаваемый словом вкус срезанного металла по ветру, скользящему в воздухе по всему городку. И ты не чувствуешь его, пока не вырастешь и пока не уедешь.

В детстве ты не слышишь звук своего города или деревни. Он фоном висит над всеми жителями, как детский конструктор, собранный из шума всего, что умеет шуметь, визга всего, что в принципе визжит. И из общего гула людских голосов, смеха, криков и ругательств, которые только в этой географической точке вот именно такие, и нигде в мире больше похожего звукового фона нет.

К чему я это так долго мусолил и написал много букв? Просто многие не так называют воспоминания о прошлом, о своей прошлой жизни совсем в другом месте. Путают и зовут эти воспоминания ностальгией. Запомните: ностальгия - животного происхождения. Она инстинктивна, подсознательна. Она не осмысливается. Так же, как, например, любовь.

Если любовь можно описать словами и осмыслить как событие – это уже не любовь, а простое желание иметь эту женщину. Или, наоборот, женщине – этого мужчину.

Чтобы от души пострадать и помучиться ностальгией - ради Бога - не надо ехать туда, где она казалось бы, утихнет, успокоится и уснет ещё лет на десяток. Почему?

Не спешите возражать. Вдумайтесь. Нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Ностальгия- это всего-навсего трепетная и изнуряющая игра воображения. Невозможно утешить душу именно тем прошлым, которое помнится и сидит в каждом нейроне. Нет того прошлого давным–давно, а вместо него есть тоже чьё-то, пока еще действующее ностальгическое прошлое. Но не ваше.

Я приехал в Кустанай сонным поездом №43 через два года после смерти отца. Решили с братом переделать могилу. Мрамор поставить, гранит положить вокруг надгробья. Ну и по мелочам: покрасить, дорожку к могиле крошкой мраморной отсыпать. Сделали за два дня.

У меня было ещё два дня для успокоения ностальгического приступа. Я взял у брата «жигуль-пятерочку» и поехал по местам детско-юношеской боевой славы. Сначала усмирение ностальгии пощло красиво. Я приехал к дому, где жил с семидневного возраста и впал в сладкую истому. Дом не изменился вообще. Ворота остались прежние, лет сто им. Корявые, некрашеные, с нелепым козырьком через весь забор и ворота. Но их не тронули, хотя дом был на пятерых жильцов, двухэтажный. Его, по-моему, даже не белили никогда и от старой побелки, которой уж 50 лет точно есть, пахло моим детством. И от ворот. И со двора тянуло тем же запахом старого рубероида, который покрывал до сих пор длинный дворовый сарай с пятью дверьми. Я глянул налево, в дворовый палисадник. Там моя бабушка в 1953 году посадила березку и учила меня её поливать. Когда мне было 17 лет – один пьяный придурок со второго этажа эту березу спилил ночью. Просто так. Из-за неё он не видел двор соседа, с которым пил.

Бабушка сильно плакала и по вечерам шла в палисадник, наклонялась и гладила пенёк- обрубок так же, как гладила маленького меня. В свои 17 лет я был отлично тренирован, имел второй взрослый разряд по легкой атлетике. Так что, пошел и от всего сердца избил этого дурака. До красных соплей и лежачего положения.

Всегда, когда вспоминаю бабушку, вспоминаю березку. И наоборот. А в палисаднике всё так же совсем старая, за 80, тётя Оля сажала бархатцы, циннии и космею. И я их много лет уже сажаю у себя на даче. Их запахи и сам вид держат меня недалеко от начала жизни моей.

Вот так порадовал меня мой старый дом, хотя все взрослые, с кем я тогда жил, умерли, а их дети и внуки – разъехались. Напоследок, уходя, я попросил молодого парня из нижней квартиры оторвать старинный железный ржавый номер дома и название улицы, выдавленное на том же металле. Он без разговоров оторвал, потому, что чуть выше висел новый, из долговечного пластика. Этот номер сейчас у меня - единственная реликвия из прошлой жизни, не считая маминого торшера и её альбомов с фотографиями.

Длинный сквер на три квартала с дорожкой вдоль желтых акаций тоже остался. Там, внутри сквера, меж веток гудели пчелы как и 50 лет назад, так же носились на великах по дорожке малолетки, так же пахла улица и всё такой же над ней висел шум средней школы № 14, где я учился, и воздух обнимал меня всеми этими шумами, запахами и фигурами старых домов и домишек, не тронутых людьми и не убитых временем. Меня обволакивали трепетным спокойствием мои родные домики, акации, запахи и тихий, тот же самый фоновый гул в святом месте моего детства.

На этом мои ностальгические утешения как топором обрубили. Из восемнадцати друзей детства и юности, с которыми начинали курить, бегать за девчонками, воровать яблоки из сада, росшего прямо за рекой Тобол, с кем плечом к плечу бились в дурацких драках с «наримановскими», не осталось никого. Один уехал в Челябинск, один в Германию, один – на Север, пятерых убили в разборках девяностых годов. Остальные спились и померли сами.

Потом я поехал в родную отцу и мне деревню Владимировку. Сорок км. от города. И там в прах испепелилась надежда загасить ностальгию. Здесь я рос. В основном летом. Ничего из того, что могло напомнить мне мою малую родину, больше не было. Озерцо посреди деревни рядом с клубом и сельпо засыпали чем-то твердым, клуб снесли, сельпо, видно, развалилось само. Здесь почти всё рассыпалось и исчезло. И дома старые, чисто русские в землю вросли по самую крышу. И запах горящей травы, которую после предварительной распашки защитной полосы жгли вокруг огромного и уникального леса «Каракадук», спасая его от пожара, исчез.

Деревня эта была всегда казацко-немецкой. Из пленных немцев состояла и ссыльных казаков, жертв расказачивания. Казаки крепко пили и за хозяйством толком следить не могли. Пропали и лошади, и коровы, даже куры не гуляли по дороге. То есть и запах их пропал. И аромат конского навоза, вспоминавшийся как основной запах деревни – пропал. Родственники мои - казаки, вымерли почти все. Пили много. Сыновья в город уехали: к работе тянуло. Точнее – к деньгам за работу. На селе откуда деньги? Дочери в соседних деревнях мужей завели. Деревья, росшие красивой аллеей, высокие, раскидистые, соединявшие как зеленый коридор, две части Владимировки – спилили зачем-то. И немецкая часть стала видна со всех сторон. Дома там были целые, но другие, новые, из современных материалов. И оттуда пахло иначе уже. Там раньше играли на губных гармошках и днем, и ночью. На нашей, казацкой, стороне играли гармошки обычные и под них пьяными голосами пели всегда. Тоже в любое время суток. Всё это - от мычания коров во дворах, кудахтанья кур и рулад от всяких гармошек звонких, всё создавало звуковой фон Владимировки моей детской. А теперь прислушаться – тихо стало в деревне, люди вроде как онемели все. И трактора с бензопилами заглохли.

Я проехал всю незнакомую теперь Владимировку, не увидел ни цветов в палисадниках, ни ворот, связанных по казацки из жердей. Остановился на том месте, где стоял дом бабы Шуры, родственницы. Умерла три года назад в 95 лет. Дом её, самый старый в деревне, развалился, рассыпался. Торчали куски жестяной крыши и валялись рядом битые стёкла окон. Никто дом не сравнял бульдозером и, похоже, не собирался. Я минут пятнадцать походил вокруг развалин, выкурил две сигареты и почувствовал - как устал от ожидания радости встречи с детством и от разочарования одновременно.

В Кустанай вернулся разбитый и грустный. Подъехал к стадиону, где начинал заниматься и где выполнил норматив первого разряда в десятиборье. Пошел к центральному входу, хотел пройтись по рекортановой дорожке, дойти до сектора метания копья и посидеть на трибуне. Но на входе стояла охрана и постороннего не пустила. Я посмотрел через решетку. Не было рекортана. В глубине стадиона торчали два двухэтажных офиса. Трава на футбольном поле была искусственной, А вместо деревянных длинных скамеек поставили пластиковые сиденья разного цвета. Всё пахло иначе, не было звука струи воды из шлангов, которыми поливали траву на поле, не было запаха пота, который раньше никак не выветривался. Тренировки самые разные шли с утра до позднего вечера. Ну, выкурил я ещё сигарету и поехал к брату.

Брат предложил перекусить слегка и поехать в центр города.

Сказать, что я не узнал центра города Кустанай, где жил до призыва в ряды защитников большой Родины, значит не сказать ничего. Это был абсолютно другой город. Красивые фасады стеклянных зданий, фонтан в пруду с лебедями, какие-то незнакомые деревья и цветы, которые у нас никогда не росли, Просторные, как поля в степи, площади со смешными фигурами героев фильмов и сказок. Огромное и нелепое в этом месте колесо обозрения и много маленьких, огороженных плетнями уличных блинных, чебуречных и пивных. Красиво. Поражало вкусом хорошим и модерновым стилем.

Но это был не мой город. Это была не моя ностальгия.

Я улетел утром. И уже в самолете понял, что ностальгия- это болезнь души и ума. И сердца. Это она, болезнь, внушает, вдалбливает во всю твою внутренность, что всё постоянно в этом мире. Всё незыблемо. И если истосковался по малой родине, то приезжай и хлебай ложками успокоение и умиротворение от прикосновения к своему прошлому, к детству и юности. Через дома, улицы, запахи, звуки, теток с ливерными пирожками, автоматы с газводой, урны в стиле ампир и автобусы ЛиАз. Древние и уютные.

Это иллюзия. Застывший в памяти воображаемый виртуал. Обман зрения, слуха и нюха.

Нет ностальгии, как возможности прикоснуться снова к тому же самому своему прошлому. Есть ностальгия как заболевание. Скорее всего - это одна из форм невроза.

Печально лишь то, что это не лечится. Да никто и не собирается лечиться от этой сладкой, но мучительной муки - ностальгии.


По несчастью или к счастью,

Истина проста:

Никогда не возвращайся

В прежние места.

Даже если пепелище

Выглядит вполне,

Не найти того, что ищем,

Ни тебе, ни мне.


Это написал талантливейший поэт, не по годам мудрый и рано умерший Геннадий Шпаликов. Он тоже – моя ностальгия, которую уже точно ничем не вылечить.


Вся жизнь на ладони


Статистика знает вообще всё про всё. Но вот вы спросите её про человека, про жизнь его будущую, про всякие развороты и перипетии событий по дороге к славному или бесславному концу. Да или про то, допустим, сколько у нас бегает туда-сюда умных, а сколько дураков, так ни черта внятного не узнаете вы у статистики. Она всё учитывает, но ни во что не вникает. Не положено.

Есть ещё экстрасенсы, не прогоревшие пока на вранье и лавирующие внутри судьбы отдавшегося им клиента как мастера большого лыжного слалома. Но рано или поздно клиент устает от вязких как повидло и прозрачных как воздушный шарик видений ясновидящей и, не имея даже приблизительно верного результата, либо дают экстрасенсу по голове для стимуляции ясного видения, либо не дают денег, что тоже стимулирует экстрасенса колоть другого клиента ещё яростнее и совсем беспощадно.

Крепче всех за руль управления нашими судьбами вцепились хироманты. Люди они бесстрастные и бесстрашные, поскольку имеют ненаказуемую возможность лепить клиенту горбатого с любой конфигурацией горба, так как работают не виртуалом неосязаемым, а то и потусторонним, а с обычной рукой, точнее – с любой ладонью, на которой прямо-таки всеми узорами и бороздками поставлена гербовая, официальная печать твоей судьбы. Хиромант никогда не лепечет невнятицу типа «мне идет сигнал, что вскоре у вас всё изменится и будет не так, как сегодня»… У него перед глазами натуральный, сделанный природой материал , в котором каждый пупырышек, загиб, перегиб, тонкая линия или шишка под пальцем - это документ, заверенный Всевышним. Это уже исключает возражения клиента.

Но, главное, хиромантия – это наука. Кто-то когда-то так её нагло обозвал. А так как само мероприятие почти щутейное, вроде вызова духов вращением блюдца, то и пусть с ней. Называйся как хочешь, тем более, что продаются толстые и тонкие (для недалеких) книжки со схемами, формулами и портретами великих людей, уважавших хиромантию пятьсот лет назад..

В ней, как в науке, так и в практике – главное - не путать линии. Вот борозда ума. И хиромант тебе гладит её и утверждает что у тебя жутко много ума. Просто с ума сойти можно от того, сколько одному человеку отсыпали с небес ума. И тебе деваться некуда. Тебе не надо этому верить или не верить. Надо просто запомнить. А лучше записать для надежности. Потому как ум – это такая эфемерная штука: одни думают, что он у тебя есть, (включая тебя самого) а другие - хоть ты все стены у него в квартире облепи цветной ксерокопией линии твоего ума с автографом нашедшего эту линию хироманта – сомневаются. А многие вообще грубо не согласны. Ну, дураки же. Разве можно переть буром против убедительной науки? Чему и кому тогда доверять?

Ну, вот же у тебя линия любви, изрытая шрамами разлук и тупых пролётов мимо. У неё глубина – таракан из неё не вылезет, если линия ума даст добро таракана туда засунуть. Это о чем говорит? О том, что охмуреж девчонок, начиная с 5 класса и посещение секты «кому за 40» с целью свалить в койку тётку, у которой в койке сто лет и конь не валялся - это не развлекуха для твоей жгучей физиологии, а любовь. Любовь, вам говорят! Вот линия. Природный документ.

Или вот бугор Венеры! Испещрен полосками, образующими клетки и ещё более замысловатые фигуры. Места живого нет на бугре. Следовательно, это официальная справка о том, что перелюбил ты в худшем смысле этого благородного слова всех, кроме английской королевы. Да и то – пёс его знает. Там у них секреты умеют хранить, в Скотланд Ярде.

Ну да ладно. Счастье, как жизнь показывает, и не в уме, поскольку его приткнуть сейчас некуда, да и не в любви, от которой кроме горя расставаний и детей нечаянных – нет результата. Счастье, оно в самой жизни. Вот живешь полтинник лет, а то и более того, а не помираешь. Счастье это? А как же!!! Не для всех, конечно, но для тебя самого - однозначно. Одной хиромантке при обследовании моей линии жизни стало плохо, истерика её прихватила и душевный надлом. Потому как она впервые видела живого мужика, который 382 года уже просуетился на земле, а линия жизни сползла с ладони , прошла через всю руку, плечо, спину и закончилась там, на чем я сижу, постоянно эту линию придавливая. А то бы она и дальше пошла. Получается, что жить мне ещё минимально 7,5 десятых тысяч лет, сказала хиромантка. А если я начну со стула вставать почаще, хотя бухгалтерская работа этого не поощряет, то могу вообще жить на одной площадке вместе с Кащеем Бессмертным.

.Так что главное у человека – не сама голова. Не любовь, не сердечность, верность или этот, как его? - ум! Главное – ладошка.

Я одного мужика знаю. Фаната хиромантии. Так он с утра до вечера кулачки сжимает и разжимает, сжимает и опять разжимает. На ладошках гвоздиком аккуратно линии продляет и углубляет. Вот у кого линия ума! Ему бы ко всему ещё и самого ума добавить - ну вылитый бы был нобелевский лауреат! Или вообще главбух на пивзаводе!

Ну а чего бы и не помечтать?...


Вы арестованы!


Сегодня в морге ночевал. Честное слово… Кто меня туда принёс, когда, зачем - не помню. Вот и номер мне на пятке там написали – 750. Сколько вчера выпил, такой и номер. Я у санитаров утром спрашиваю. Я говорю:

- Парни, а как вы догадались, что я вчера принял всего 750?

А они прямо такие гордые, что в морге работают! На вопросы не отвечают, прикидываются, что им срочно по делам бежать надо. Я только рот открыл, они развернулись и убежали.

Ну, я тогда думаю: чего лежать-то на железе, простыну ещё. Пойду, думаю, к Николаю. Николай – это братан мой. Позавчера познакомились. Вот такой мужик – золотые руки. Пробку с пива отстреливает буквально щелбаном!

Мастер! Мало уже таких осталось. Вымирают как из пулемета - очередями.

Не берегут у нас мастеров. Ну, так вот. Думаю, пойду сейчас к Кольке, к братану, снова почитаю вслух свежие газеты и на работу.

Выхожу из морга, смотрю – за мной ещё один мужик тащится. Рядом лежал. Вообще синий весь. Я говорю: - Ты, земляк, если пить не умеешь, лучше сразу пойди и подшейся. Ты, говорю, глянь на себя – весь синий к чертовой матери…

- Да нет, - говорит. – Это потому, что я тут уже трое суток лежу, как дурак. Меня, говорит, вообще-то машина сбила насмерть. Завтра после обеда похороны.

Я говорю: - Ну, ты точно дурак. Такой день! Похороны! Это ж раз в жизни бывает, а ты никого не предупредил и сваливаешь. Завтра, говорю, народ на поминки соберётся, родные с близкими. Людям такой шанс - выпить на халяву – а хоронить некого. Ты чё? У тебя совесть где? – говорю.

Он чётко отвечает: - Ну, я прямо не знаю, что делать. Прямо по-дурному как-то вышло. Мы с женой, понимаешь, пошли к её такой-то матери на праздник. У её такой-то матери юбилей был – пять лет как мужик сбежал, мой тесть. Так она всё никак не нарадуется. Отметили по – людски. Тремя поллитрами. Её такая - то мать даже провожать нас пошла, когда отпраздновали. Вот мы идём гуськом, я, значит, впереди ползу, как разведчик, а они сзади, как танки. Только начали через дорогу переправляться – я лёжа , а они сзади на полусогнутых. А тут, блин, слева машина!

Жена кричит: - Лежать! Не ползти!

А тёща говорит: - Если он мужчина, то проскочит.

Вот мог я себе позволить, чтобы тёща оказалась права? Не мог! Я мужик или кто!? Назло ей не проскочил. Ну, жена сразу испугалась за мою жизнь. -Может,- говорит,- его, козла, сдать в больницу? Там его на операции и прикончат!

А тёща как заорёт: - Да ты что, дура! Такой счастливый случай, когда ещё так повезёт? Давай лучше сразу в морг!

Больше ничего не помню.

Я тогда этому мужику говорю. Слушай, говорю, земляк, а я вчера случайно не с вами праздновал, нет? У нас с тобой всё совпадает. Я тоже ничего не помню. И номера у нас на пятках один за другим. У меня – 750. Без одного стакана- литровка.. У тебя номер ровно пол литра – 500. Просто у тебя в организм меньше входит, а результат тот же. Но как в морге угадали – сколько мы приняли? Загадка.

Мужик заплакал тогда весь и говорит:

- Все несчастья, все беды от женщин идут. Если бы они,- говорит,- мне вчера сказали, что ты где-то тут, вместе с нами за столом сидишь, если бы они мне тебя показали, да мы бы, может, с тобой ночевали как люди – в вытрезвителе. Там с утра одёжку обратно отдают, никто не лезет к тебе вскрытие делать, ещё и на работу всегда позвонят, что живой…

Я на него прямо обиделся. -Ты, - говорю,- земляк, с вечера, пока трезвый был, мог меня предупредить, что я вообще у твоей тёщи праздную? Мог или нет? Я же не знал! Я думал, что это мы с Николаем, с братаном моим, сидим у него, газеты свежие читаем перед тем как на работу пойти. А то я теперь вообще ни черта не соображаю – у кого похмеляться?

Мужик тоже обиделся и говорит: - Ну, во-первых, какой же я был тебе трезвый, когда я ещё до тёщи с Серёгой полтора литра на двоих завалил? Серёга – это мой братан. Во - парень! На ликёро-водочном работает. Но у него такое горе! Он позавчера по блату с работы ящик водки украл. А его на проходной – бац! – и тормознули.

- Не дадим, - говорят, - вынести, и всё!

Оскорбили по-всякому.

- Ворюга,- говорят,- ты несчастный. Пей, говорят, как все, на территории, а на вынос – никогда! Он мне с проходной и позвонил.

- Приезжай, говорит, выручай. Не приму я на грудь полный ящик. В него и сыграю потом.

А меня если просят выручить – то я железно! И бегом к Сереге, братану, выручать из беды!

Послушал я этого мужика, чувствую, что-то не так. Прямо всё заскребло внутри.

- А ну, - говорю, - колись, какой он из себя, твой братан, Серёга этот твой? Такой в рубашке, да? Небритый такой, а?

У мужика глаза на лоб!

- Точно, - говорит. - И штаны на нём были.

Я его тогда за грудки беру и спокойно так ему:

- И штаны, - говорю, - белые в пятнах, и помятые. И пробку он щелбаном открывает, так?

Мужик вообще в осадок весь вывалился.

- Откуда, - кричит, - ты знаешь?!

- Оттуда, - говорю, - что это Николай и есть, мой личный братан. А вы его, придурки пьяные, зовёте каким-то Серёгой. Это Николай же ящик водки с завода спёр, а на проходной его тормознули. Я его и тормознул, потому что как раз дежурил охранником через два дня на третий. Мы сели с ним за будочкой и две штуки – хрясь!

Мужик говорит: - Три, а не две. А, возможно, и четыре. Но почему я тебя не помню? Серёгу с Николаем помню, а тебя нет…

- А потому, - говорю, - что я тогда был в форме, на голове фуражка с эмблемой «секьюрити» и повязка на рукаве – «охрана»! А сейчас -то я без повязки и голый. Мама родная не узнает. А ты тем более.

Мужик посмотрел на меня и говорит:

- Правильно, вспомнил. Я ж тебя с собой к тёще из-за повязки и позвал. Говорю: - Выпьешь, сунь повязку «охрана» ей в нос, эмблему «секьюрити» туда же и кричи: «Вы арестованы! И посажены в тюрьму пожизненно. Шагом марш в тюрьму!»

-Может сгоняем обратно в этот долбанный морг? Пусть там хоть трусы отдадут, вампиры…

Ну, дурак - дураком. Жизни не знает. Они же трусы сразу описывают и по акту сдают в «секонд- хэнд».

Сели в автобус, поехали. Я к братану моему Николаю. А мужик этот к своему братану, к Серёге. Братан наш за проходной так и сидел. И ещё шесть штук у него осталось. Один разве много выпьешь?..

Ну, прогрелись после морга хорошо и пошли на мою родную проходную звонить такой-то матери такой-то жены этого мужика.

Сам мужик, дурачок ненормальный, таким сладким голоском с тёщей, как после операции на мозгах:

- Ну и шутки у вас, - говорит, - Марьиванна.

Тьфу!

А я, молодец, трубку у него отобрал и как дал ей, заразе:

- Вы, говорю, - арестованы! Сдать оружие! И в тюрьму пожизненно шаго-ом марш!

А чего с бабами долго разговаривать?! Все, блин, беды от них!..


Дуракам всегда везёт


В субботу Васяткин всегда читал газету. Если рано просыпался, успевал купить престижную, «Свисток», например. Но чаще опаздывал и брал уж то, что оставалось: когда «Аргументы и факты» или, когда уж совсем не везло – «Вечерние новости». В этих случаях он так искренне огорчался, что слабонервная киоскёрша не выдерживала и давала ему из-под прилавка дефицит похлеще «Свистка» - местную газету «Впереди авангарда», которую свободно можно было купить только на чёрном рынке, да и то за валюту.

В эту субботу Васяткин снова проспал и «Свисток» расхватали.

- Люди прямо как с ума пососкакивали, - сказала баба Катя, подавая спрятанную в «коммерческие новости» местную газету. – Они, понимаешь, с пяти утра за «Свистком» очередятся! А самые шустрые вовсе спать не ходят для верности. Так тем даже «пластилинавая скульптура» иногда перепадает и «Блокнот мелиоратора».

Васяткин дал киоскёрше, как обычно, рубль сверху, выбросил за углом «новости» в урну, а «Впереди авангарда» сунул под рубаху, от завистливых глаз подальше, и побежал домой.

- Ну? – крикнула супруга Нина Петровна с кухни. – Достал?

- Пятёрку переплатил, - устало сказал Васяткин. – Это ж такая мафия!

- На хорошее дело не жалко, - успокоилась супруга. – Пусть подавятся.

Васяткин покрыл полированный стол скатертью, положил на неё газету, потом надел выходной костюм и сел читать. К обеду он осилил три статьи. Одна была про ветерана труда Мухина, который за тридцать лет ни разу не опоздал на работу, за что был награждён путёвкой в санаторий, где лечат нервы. Вторая статья сообщала о судебном процессе над продавцом Сидоровым, обсчитавшем покупателя сразу на шесть копеек, а в третьей слесарь Крюков подробно рассказывал о том, как ему удалось усовершенствовать червячную передачу от маховика на редуктор.

- Кипит жизнь, мать! Кипит, зараза! – радостно воскликнул Васяткин и собрался было пойти перекусить перед обедом, как взгляд его натолкнулся на заголовок: «Повезло, так повезло!»

- Дуракам всегда везёт… - хмыкнул Васяткин и начал читать. Ровно через минуту он отчётливо сказал: «Ни черта себе!», после чего потерял сознание и рухнул со стула.

Супруга Нина Петровна полчаса била его по щекам и таким образом отомстила за свою тяжёлую женскую долю, но в чувство Васяткина всё же привела.

- Теперь все они у меня во где! – слабым голосом высказался розовощёкий Васяткин. – Читай, мать!

Заметка сообщала: «Вчера в центральный сбербанк города Айлюлютинска пришёл счастливый обладатель лотерейного билета № 37821 серии 016, служащий «Райкрайоблгорсельконторы» Васяткин Борис Васильевич. Он выиграл автомобиль «Газ-24»! Присоединяясь к радости товарища Васяткина, добавим, что это уже вторая его крупная удача за последнее время, так как совсем недавно он, вскапывая огородный участок на даче своей тёщи Трубецкой З.Х., нашёл клад и, передав его государству, получил большое вознаграждение.

- Почему лотерейку утаил, змей? – поинтересовалась супруга страшным шёпотом, от которого тонко взвизгнула хрустальная ваза в серванте.

- Какую лотерейку? – хихикнул Васяткин. – Не было у меня никакой лотерейки!

- А «Газ-24» откуда?

- Ты что, читать не умеешь? – сказал Васяткин с издёвкой. И снова сунул жене газету. – Наша пресса – сама правдивая пресса в мире! Раз написано выиграл, значит, выиграл! А в нюансах пусть уж сами ковыряются.

Он взял паспорт, спрятал газету под рубаху и пошёл в сбербанк.

- Н-да… - почесал затылок управляющий. – Хохма!

- Хохмв в «Крокодиле» печатают, - вежливо сказал Васяткин. – А это – наша серьёзная газета. Вы что, печатному слову не верите?

- Ну, а билета-то у вас нет… - трепыхнулся управляющий.

- А вот тут уже ваши проблемы! – Васяткин грустно усмехнулся. – Человек выиграл «Волгу», об этом знают тысячи ни в чём неповинных граждан, пионеры, наверное, уже постановили пригласить этого счастливца на сбор, а его, извините, даже билетом вовремя не обеспечили. Интересно, что по этому поводу ваше начальство скажет?

- Ладно, - сказал управляющий и зачем-то поглядел газету на свет. - Чёрт с вами. Тем более, что билет совершенно случайно купила наша кассирша. Но мы его отдадим вам. К тому же она случайно три «Волги» выиграла. Подождёт до следующего тиража, не треснет.

Он вышел и скоро вернулся с билетом.

- Завтра оформлю всё как полагается, пообещал Васяткин, сверив серию и номер по газете, и поехал к тёще на дачу. Мартовское солнце съело весь снег на тёщином огороде, но землю не отогрело. Васяткин вынес из дома всю дачную мебель, разобрал веранду с крыльцом, порубил всё это на дрова, и стал жечь костры, чтобы легче копалось. До темноты он углубился в грунт по колено, а к утру перепахал участок полностью. Но никакого клада не нашёл.

- Невероятно! – поразился Васяткин и ещё раз перечитал заметку в газете. Там всё было по-старому.

- Но не мог ведь я уже сдать клад государству раньше, чем его выкопаю…

Вскоре приехала тёща, но нисколько не помешала, так как сразу же брякнулась в обморок. От полноты разнообразных чувств. А Васяткин к полудню перелопатил огород ещё раз с тем же успехом.

Тогда он оставил тёще записку: «Мамуля, мой скромный труд не стоит благодарностей!» и рванул в редакцию.

Редактор внимательно изучил заметку, проверил паспортные данные Васяткина, и сказал устало, как положено редактору солидной газеты:

- Что вас не устраивает, товарищ?

- Как что? – попёр Васяткин. – Сказано – нашёл клад. А его там и близко нет! Но вы ведь не западная пресса, чтобы так дурить читателей?

- Извиняюсь, - сказал редактор ещё более устало. Взял газету и стал с любопытством её разглядывать: - Вы, милый, где взяли этот номер?

- В киоске, где ещё… - Васяткин отвернулся.

- Так вот, с киоском и разбирайтесь! – редактор захохотал и стал крутиться в кресле. – Газета-т, глядите, за послезавтрашнее число. Мы её ещё не выпустили, понятно? Завтра с утра копайте. Завтра клад найдёте. А послезавтра, в понедельник, заметка как раз и появится. Всё логично.

- А как же лотерейный выигрыш? – обалдел Васяткин. – Сбербанк мне его уже подтвердил.

- Не знаю, не знаю, - отмахнулся редактор. – Розыгрыш тиража тоже завтра. Во Дворце первопроходцев.

Весь следующий день Васяткин работал на огороде и клад всё же нашёл. Правда, деньги оказались наши – червонцы да четвертаки. Да к тому же выяснилось, что закопала их сама тёща, уходя на пенсию из ресторана «Вишенка». Но он всё равно сдал его государству, а вознаграждение за клад сунул в банку и снова зарыл, но дома, в кадке с пальмой.

Кое-как дожил Васяткин до понедельника и с огромным трудом выпросил у бабы Кати «Впереди авангарда». Пришлось взять в нагрузку весь комплект неликвида: «Российский колокол», «Литературку», «Аргументы», «коммерческие новости» да ещё какой-то там «Новый мир»… Забежал за угол, развернул газету и обомлел: заметки «Повезло так повезло» не было нигде!

До позднего вечера он изучал газету, перелистал на всякий случай «Литературку» и «Новый мир», но заметка как в воду канула. Около полуночи в дверь позвонили. Пришёл управляющий Сбербанком.

- Гони билет, - сказал он с хамской интонацией. – А то душу выну!

В полночь Васяткин сидел на кухне, пи чай и убеждал свою Нину Павловну:

- Я ж тебе, мать, говорил: кругом мафия! Чёрта с два что-нибудь поймёшь! Такое закрутит – волос дыбом!

Хорошо, что супруга уже давно почивала в спальне и всей этой чепухи не слышала…

Живите долго


Сейчас обозначилась крупная проблема. Очень многие граждане стали изъявлять сильное желание долго жить и в итоге скончаться очень нескоро, причем молодыми и красивыми. Но большинство из них не знает – как это сделать и от того крепко мучается. Некоторые от переживаний даже досрочно помирают. А те, кто ещё не успел, продляют свою жизнь кто как может, и кому что подсказывают внутренний голос, и тётки из телевизора..

Ничего хорошего из этого, граждане, не выходит. Вот, допустим, типичное трагическое последствие моды на потребление витаминов: одного стареющего тридцатилетнего менеджера солидной компании послали осенью со всей солидной компанией помочь государству убрать простую негосударственную редьку на полях одной, не менее солидной, дружественной государству фермы.

Там он впервые столкнулся с демократичной возможностью открыто съесть все витамины в любой редьке совершенно бесплатно сколько сможет. Он трое суток подряд с небольшими часовыми перерывами на туалет продлял жизнь с помощью свежайших витаминов и к рассвету четвертого дня съел почти шестую часть неплохого урожая, чем сильно подкосил здоровье и подсократил жизнь хозяина фермы, а также главного агронома, но зато свою собственную так крепко укрепил, что потом еще целый день настойчиво и убедительно приказывал всем долго жить, а к вечеру всё – таки приказал.

А вот вообще совсем свежий пример: Один писатель, создававший только бессмертные произведения, решил жить рядом с этими произведениями по возможности почти столько же. Он выловил в интернете, что далеко в горах живет некто Муратбек-ага, или угу, которому недавно стукнуло 187 лет. Писателю, естественно, захотелось узнать секрет долголетия, открыть его в очередной бессмертной книге всему сразу миру, и хотя бы таким способом остаться жить вечно в памяти благодарных потомков.

Он двадцать пять лет скитался по всем горам, какие есть на карте, в поисках Муратбека- аги, он облазил всё, в одиночку покорил три семитысячника, насмерть бился лбами с семьей горных козлов и победил, трижды его кусал за ногу снежный барс и неоднократно ,но без травматических последствий, клевали в талантливую голову орлы и с надеждой приглядывались к его перемещению грифы. Наконец возмужавший и загоревший, помолодевший лет на тридцать и страшно мудрый от испытаний, он наткнулся на дряхлого старика, обозревавшего с вечного камня ближайший кишлак. Старик обозревал кишлак с закрытыми глазами и при этом убедительно, в меру старческих сил, храпел.


- Я ищу Муратбека –ага, которому 187 лет, - разбудил его писатель, теряя последнюю надежду и, заодно, силы.

- Тебе повезло, джигит,- на чисто русском языке сказал, старик, не прекращая храпеть и спать. – Ты встретил самого Муратбека-агу. Только мне, айналайын, не 187 лет, а почти 260, а, возможно, уже где-то 320. Время быстро летит, дорогой, а в связи с тем, что люди всё равно так долго не живут, после второй сотни я уже не считаю.

- Но неужели зря скакал я по скалам полжизни за Вашим секретом, ага?! – зарыдал писатель. – Скажите ради потомков – что надо делать , чтобы жить так долго!!

- Лично я - сказал древний Муратбек –ага, - сохранил себя тем, что ещё двести лет назад полностью отказался не только от спиртного и табака , но и от еды вообще. Главное – начать. Первые сто лет непривычно, зато потом уже легче.

Писатель спустился с гор и сначала испытал метод на себе. Но как только он бросил пить – его на всякий случай тут же исключили из Союза писателей за неадекватное поведение и противопоставление себя дружному писательскому сообществу. Когда он бросил курить, его настиг инфаркт.

- Разве можно Вам, батенька, при такой профессии дышать чистым воздухом! – сказали ему в реанимации – Вы с ума сошли!!

Тогда, наконец, он бросил есть. Через два месяца супруга писателя установила на его могиле мраморную плиту с надписью: «Жаль, Коля! Пропало столько продуктов!»

Создали комиссию, которая изучила все прошлые медицинские анализы усопшего и установила, что он легко и непринужденно мог бы писать книжки лет до 120, если бы не лез ни в какие авантюры. Оказалось, что секрет долголетия писателю открыл вовсе никакой ни Муратбек-ага, а некто Кусаинов , чабан бывшего совхоза « Ни свет, ни заря», который как раз в это время доползал домой из районного вытрезвителя.

- Наш Кусаинов, - рассказал комиссии бывший директор бывшего совхоза,- вообще большой шутник с детства. А выглядит он в свои сорок два года, действительно, лет на сто шестьдесят, поскольку активно злоупотребляет.

Умные люди говорят: хочешь долго жить – двигайся. Причем не хаотично, а в соответствии с научными рекомендациями. Но ведь кто заповедь соблюдает? Кругом- сплошная самодеятельность. Ритмическая гимнастика появилась, помните, еще до фитнеса?! Пенсионерки, те так прямо мгновенно озверели - Ура. Эликсир жизни! По улицам ходят в полосатых гетрах, в автобусах норовят на шпагат сесть. Все какие-то неспокойные, какой-то двусмысленный блеск в глазах, а лица у всех такие счастливые, будто до ста лет они уже дожили без единой царапины и любимое занятие у них - крутить сальто.

Ну, эти как раз будут долго жить. Они из автобуса домой приходят, гетры и трико сразу прячут подальше в шкафчик и до следующего забега по автобусам в руки их не берут. Потому, что понимают: мода – модой, аэробика, может, жизнь и продляет, но кости лучше беречь вязанием и приготовлением борща. Что жить в покалеченном шпагатами и сальто виде, может, и долго будешь, но жить будет тяжко.

Вон , домохозяйка одна захотела мужу показать, как она сильно помолодела телом благодаря упражнениям. «Ласточку» сделала - ничего, только заскрипело в ней всё сверху донизу. Муж говорит: -- Всё, больше не надо. Я тебе на слово верю.! Так она от радости тут же в «мостик» согнулась. Второй год пошел - так и стоит. Невропатологи пробовали разогнуть, травматологи, даже хирурги – фиг! Бесполезно. А терапевт обстучал её всю и сказал, что здоровье от упражнений у неё стало действительно железное, и что если её поставить в уголок, чтоб не мешала, то лет тридцать - сорок она спокойно так простоит.

А сколько вокруг секретов молодости темного народа крутится – страшное дело. Ух, что творят!!! Пустили слух, что мясо сокращает жизнь. Граждане перепугались, от мяса шарахаются, к мясному отделу даже по приговору Верховного суда не заставишь подойти… Несчастные продавцы взмолились: - Да что ж нам теперь, самим его есть?!

А потом еще другие пошли слухи. Что жизнь сокращает совсем даже не мясо.! А стрессы! Ну, нервы – по- простому. Мол, если орать друг на друга перестанем, а также не будем друг друга подсиживать, подначивать, издеваться друг над другом, хамить, сплетничать и с чужими мужьями кокетничать, а также чужих жен с праведной жизни сбивать, то нервы у всех будут как хорошая строительная арматура, и жить все станут без всякого фитнеса тыщу лет, как дерево баобаб!

Граждане – то сперва на баобаб клюнули, но потом быстро протрезвели: это ж на кой черт нужно – целую тыщу лет маяться без самых любимых и главных в жизни радостей!!

То есть , перед медициной и наукой теперь стоит труднейшая задача: чтобы всё оставалось как есть, но чтобы при этом прибавлялось долгожителей. Как это сделать?

Интересное открытие, возможно даже открытие века , сделал молодой пока ученый Борис Барбосюк. Всем известно, что наша парфюмерная промышленность выпускает плохо востребованный крем «Молодость». Так вот ученый Барбосюк предложил не мазаться этим кремом, так как всё равно бестолку, а употреблять его внутрь. По три столовых ложки три раза в день вместо еды. Эффект – потрясающий! Полтора месяца назад была создана группа добровольцев из будущих долгожителей. Первые результаты, граждане, очень обнадеживают. Прямо-таки стопроцентно.

Все добровольцы до сих пор живы и даже самостоятельно переворачиваются с боку на бок, не смотря на мрачные и ехидные ухмылки скептиков. Правда пока добровольцы довольно сильно мучаются, но это ничего. Это только первые сто лет трудновато. А там – само пойдет!


Зазвонил телефон


- Ну, - сказал Сидоров и откусил от бутерброда. – Слушаю…

В трубке щёлкнуло, пискнуло, треснуло, и хриплый голос произнёс:

-Алло, это Земля?

- Ну, - сказал Сидоров, откусывая вторично. – Земля. Квартира. Сидоров.

- О! – закричал хриплый голос во весь голос, - Ура! Земля! Есть контакт. Клянусь крабовидной туманностью! Наконец-то! Да здравствует разум!!!

- Да здравствует, - сказал Сидоров без восторга и откусил от бутерброда в третий раз. – Это ты, Плащевич?

- О! – продолжала радостно верещать трубка. – Свершилось! Теперь Бета Водолея и Земля – сёстры! Теперь мы вместе пойдём к вершинам познания Вселенной! Закрыта ещё одна пропасть между Бетой Водолея и соседним миром, ура!

- Ну, - согласился Сидоров и съел бутерброд окончательно. – Закрыта. Приезжай, Плащевич. Хватит с ума сходить… Где ты?

- Я же объяснил! – занервничал голос. – На связи Бета Водолея. Мы преодолели всё, что только можно было преодолеть, и вошли с вами в контакт! Ура! Но прилететь пока не можем. Не на чем пока… Но мы счастливы, что… В общем – свершилось, и теперь мы вместе пойдём…

- Слушай, Плащевич, - сказал Сидоров. – Повиси минутку на проводе, я сейчас.

Он пошёл на кухню. Отрезал хлеба, намазал сверху маслом, полил бутерброд вареньем и вернулся к телефону.

- Давай, поехали, разрешил Сидоров и откусил от бутерброда. – Куда мы пойдём?

- Я ведь уже говорил, - прохрипел голос, - к вершинам… этого… Разума и…

- Ты, случаем, не от Бабадусина звонишь, змей? – спросил Сидоров, откусывая. – Точно! Раз приехать не можешь, значит, от него…

В трубке стало тихо. Потом дрожащий голос произнёс:

- Простите, а это Земля?

- Да, Земля, Земля, ёлки-бутылки! – запсиховал Сидоров и проглотил остаток бутерброда, не откусывая. – Говорил тебе – не ходи к Бабадусину! Ишь, как он тебя… Как ещё только телефон мой не забыл… Так ты едешь, или мне одному начинать?

-Мы пока не можем прилететь, - сказал голос вяло. – Пятнадцать световых лет… Горючего не хватит… Мы решили, что пока хватит телефонного контакта… Ура!

- Ну вот я сейчас тебе налью, - съехидничал Сидоров. – А ты и выпей… По телефону, Водолей!

Он бросил трубку, пошёл на кухню, намазал маслом хлеб, полил вареньем и беспокойно откусил.

Дежурный по станции внешнегалактических связей на Бета Водолея Анунэзоавы услышал короткие гудки и закричал хриплым голосом:

- О, горе! Связь с Землёй пропала! Столько лет труда, столько сил, все надежды! Всё пропало…

Он уронил голову на грудь и зарыдал.

Сидоров съел бутерброд и задумался.

«И чего я дружу с этим Плащевичем? – думал он сурово. – И денег у него вечно нет, и шутки плоские…»


Крокодил взлетает в полночь


Двадцать пятый век. Год, допустим, 2484. Киностудия. Заседает худсовет двести четырнадцатого творческого объединения, которое специализируется на фантастике.

- Коллеги! – волнуется вслух директор объединения, - У меня важное сообщение. Час назад нам разрешили начать работу над картиной «Ёлки-палки» по сценарию нашего знаменитого фантаста Вадима Папакарлова. Сюжет обращён к давно минувшим временам. Фантастика в стиле ретро! Это, коллеги, нестандартно и свежо… Как там у Папакарлова: «Пятьсот лет назад в непроходимом лесу заплутал охотник Василий Сысоев. Смеркалось. Чуя темень, надсадно заухали крылатые хищники – воробьи, и с воем забегали туда-сюда, сшибая по недосмотру вековые баобабы, жуткие десятитонные зайцы. «Ишь ты, - ласково подумал о них охотник Сысоев, - расшалились, поросята». При тусклом свете молодой луны Сысоев нарвал среди густой травы упругих ароматных карасей, затем влез на столетнюю землянику, поужинал и задремал». А!? Аж мороз по коже, до того фантастично.

После этих слов без спроса вскочил побледневший режиссёр Эльмир Тарзанов и, прижав пальцем дёргающуюся бровь, сказал:

- Коллеги, братья по жанру. Я понимаю, что мне от этого фильма не отвертеться, раз уже утвердили смету. Я глубоко ценю Вадима Папакарлова за безупречное знание жанра фантастики. Но это уже третий сценарий в стиле ретро, и я не выдержу. Первую картину «Шумел камыш» зритель не принял. Мы ухлопали полгода на поиск консультанта, который знает, как этот самый камыш выглядел, но после того, как консультант получил гонорар и уехал, выяснилось, что он подсунул нам вечнозелёное растение кактус, которое наши предки выращивали высоко на болотах, исключительно ради ярко-оранжевых плодов под названием огурцы. Опыт, конечно, меня выручил. Мы сделали фильм «Шумел кактус», но при этом пострадали сам исправленный сценарий, так как мне, например, не удалось достоверно снять эпизод: «Людмила со словами – «люблю побегать по зарослям шумящего кактуса» - остаётся в купальнике и, радостно смеясь, бросается в кактусовое царство».

Правда, артистка З.Буклетова честно отработала два дубля, после чего уже второй год амбулаторно посещает травматологическую больницу, где из неё извлекают колючки. От дальнейшего участия в съёмках её пришлось отстранить, поскольку в важном эпизоде, где «Людмила садится и небрежно закуривает», З.Буклетова категорически отказалась садиться.

Теперь о новом сценарии. Я, коллеги бился и бьюсь хоть за фантастический, но всё-таки реализм. Зритель должен получить правдивое отражение такого удивительного явления древних времён, как животный и растительный мир. А что я, как режиссёр, имею для отражения?

Начнём с названия будущего фильма «Ёлки-палки» - это смело и экзотично. Но, простите, кто из нас, включая уважаемого сценариста, видел живую ёлку? Правда, я слышал, что приблизительно в двадцатом веке они гнездились большими стаями в горах, а к зиме косяками улетали на юг. Но и тут важно знать – какие у них были двигатели и что за топливо они использовали, так как зритель не терпит приблизительности…

Дальше. По сценарию охотник Василий Сысоев рвёт в траве упругих и ароматных карасей и ночует на столетней землянике. Ну, допустим, траву я сниму. Я её видел в одном архивном фильме. Это почти то же, что у нас делают из полиметилэтилацетилбутандиен феноланилина, но только зелёного цвета и похуже качеством. Причём, в этом фильме она торчала прямо из земли, что, конечно же, неправдоподобно. Ну, да ладно… А как быть с карасями? Я, правда, выяснил у историков, что этот овощ в старину назывался «рыба» и урожай его собирали специальным старинным инструментом – удочкой! Тогда позвольте узнать у сценариста – что это за инструмент такой и почему охотник Сысоев, нарвав карасей руками, должен вводить в заблуждение доверчивого зрителя?

И, наконец, о самом трудном. Кто будет играть десятитонных зайцев? Допустим, я уговорю талантливого актёра Прикусаева. Он уже играл зайца в историческом фильме «Крокодил взлетает в полночь». Но ведь и там не обошлось без неточностей. Учёные считают, что тело зайца было защищено от врагов панцирем, а оружием ему служили метровые рога и хобот. Так вот на съёмках актёр блестяще сыграл зайца, этого чудовищно свирепого царя так называемых зверей, но ни учёные, ни, тем более, представители кино не сумели достоверно описать хобот, и его пришлось заменить лазерным пистолетом.

Допустим, я также уговорю Прикусаева жутко рычать и он сделает это как натуральный заяц, но чем будет он сшибать, рыча и бегая, баобабы, если у него нет хобота, а подойдёт ли для этой цели лазерный пистолет, неизвестно, поскольку мы не знаем, что из себя представляет баобаб.

И, в конце, концов, позвольте поинтересоваться у сценариста, почему его герой вдруг путает зайцев, этих тиранов всего живого, с поросятами, которые, как я слышал, распускались рано утром, сразу после выпадания так называемой росы, о которой мы понятия не имеем, ибо выпадала она на какой-то там траве, которую мы сроду не видели.

Вообще, у меня такое впечатление, что сценаристу вздумалось любой ценой задавить наш жанр собственной эрудицией в области древней экологии. Вот в сценарии написано: «Волки, кружась в прозрачном осеннем воздухе и переливаясь на солнце, тихо падали в лиловое озеро». Мы, конечно, вам доверяем, товарищ Папакарлов, но ведь можно же было в сноске расшифровать – что именно падало и куда. А всякие эти загадочные словечки, которыми сценарий буквально засыпан, всякие там «подосиновики, ежевики, дубы, форели, бурундуки, осетры» и тому подобное – это, простите, не разгул ли болезненного авторского воображения?

Я, конечно, этот фильм сниму, раз смету уже утвердили. Но сценарий позвольте довести до ума мне лично. Никаких вольностей. Будем снимать так, чтобы зритель наш хоть что-то понял. Весь реквизит из натурального бетона, титана, ванадия, асфальта, полиэтилена и алюминиевой фольги. Чем ближе к природе, тем спокойнее! Я кончил.

Почесал директор объединения в затылке и задумался.

«Это ж надо, - думал он сурово, - наворочал, действительно, этот хвалёный сценарист… Хотя, поди теперь, докажи, что там у них в двадцатом веке было, а чего не было… Да и некогда доказывать, фильм надо снимать. Как там: «Волки, кружась в прозрачном осеннем воздухе, тихо падали…» Красиво же, чёрт возьми!»


Кто не рискует…


Наша личная жизнь - это всегда огромный риск. Малейшая случайность с неточностью - и нет в жизни счастья.

В городе Раздолбайске стряслась недавно жуткая семейная драма с последующим плавным переходом всех её участников на вторую группу инвалидности.

Короче, собрался обыкновенный среднестатистический муж в рядовую командировку в город Запупейск. Ну, собрался, и молодец. Ветер ему в спину. С утра заложил в рюкзачок сухой паёк на три дня: три бутылки сухого белого , чтобы не травануться самопалом в чужом городе, бритву «Жиллет» без помазка и мыла, так как «жиллет» почти без травм скоблит и на сухую. И в отдельный карманчик поместил он фотографию жены в юности, когда она ещё была похожа на женщину.

Вот в таком продуманном виде он вечерним рейсом Х-007 улетел на старорежимном «кукурузнике» поскольку город Запупейск от Раздолбайска совсем недалеко, доплюнуть можно при хорошей тренированности.

Но улетел он, как и все настоящие мужья, естественно, не вечерним рейсом, а в действительности завтра утром уехал на автобусе. А вот вечером он, как положено, посетил одного своего хорошего знакомого- Вострикову Нину Петровну, где всё ночь беседовал с ней об итогах осенней сессии Раздолбайского городского парламента, запивая наиболее яркие ощущениях от сессии сухим пайком.

Утром, на почти свежую голову, он прыгнул в такой же быстрый как «кукурузник» автобус и к обеду благополучно прибыл в Запупейск, после чего сразу залёг отсыпаться в гостинице, так как беседа с Ниной Петровной Востриковой за ночь вымотала его до крайности. Спал он добросовестно всю половину оставшегося дня и полную ночь, и поэтому не имел возможности купить местную вечернюю газету «Запупейская новь», которая на первой странице сообщила трагическую новость о том, что вчерашний рейс Х-007,следовавший из Раздолбайска, исчез бесследно в районе бермудского треугольника, куда его снесло сильным боковым ветром. Это же сообщение продублировала и «Раздолбайская правда»,откуда унесло ветром «кукурузник». Газета выразила положенное по ситуации соболезнование и проинформировала население, что в связи с такими неожиданностями самолеты ни в Запупейск из Раздолбайска, ни в Раздолбайск из Запупейска больше летать вообще не будут, чтоб было всем спокойнее. И что по той же уважительной причине прекращается на всякий случай и автобусное движение.

В связи с редким сенсационным сообщением местное население вечером раскупило весь тираж « Запупейской нови» до последней газетки, а утром про сенсацию все сразу забыли, поскольку в центральную аптеку завезли что-то настолько недорогое, что за ним сошлись в очереди сразу все городские женщины с мужьями и детьми, чтобы можно было за раз унести как можно больше.

Командированный муж вышел по холодку а опустевший город и, не встретив ни души, решил, что всех жителей Запупейска эвакуировали из города в знак протеста против деятельности горводоканала, который перестал подавать гражданам холодную воду и гнал только кипяток.

Он зашел в учреждение, куда был командирован, но, естественно, никого там не застал, а потому сам нашел круглый штамп, отметил себе командировочное удостоверение и двинулся на автостанцию, где обнаружил красочное объявление об отмене рейсов в свой родной Раздолбайск. До позднего вечера он простоял на трассе с надеждой добраться хотя бы на попутном грузовике, не зная , что все водители грузовиков, отстояв со своими женами полный день в аптеке за чем то поразительно дешевым, естественно, сил куда-то ехать ночью не имели.

И только под утро его захватил с собой какой-то сумасшедший велосипедист из Японии, который совершал свадебное путешествие по маршруту Токио - Раздолбайск и обратно. Свою молодую жену он вёз сзади на багажнике, но примерно полгода назад как обронил её где-то на Дальнем Востоке, так с тех по один и ехал..

В общем еще через три дня командированный муж поздно вечером прибыл в родной город и, расплатившись с японцем автобусным месячным проездным, пошел к старому приятелю Востриковой Нине Петровне, чтобы успеть до утра рассказать ей о своих командировочных впечатлениях. Но гражданка Вострикова за время его отсутствия, видимо, сильно сдвинулась с ума. Увидав прибывшего, она успела трижды перекреститься, после чего спрыгнула с балкона и ухромала в неизвестном направлении.

От удивления командированный переночевал тут же в одиночестве, а рано утром пошел домой в связи с законным окончанием командировки.

Дома он обратил внимание на большое количество не совсем трезвых родственников жены и незнакомых людей, которые плясали под гармошку, непрерывно радовались и кричали « горько». Пляска и возгласы относились впрямую к его персональной супруге Клавдии Антоновне и к совершенно неизвестному гражданину в торжественном костюме и чистых ботинках, которые на призыв «горько» очень дружно и активно откликались.

Уставший в командировке муж не стал мешать непонятному торжеству, а только взял венский стул и с его помощью быстро перевел торжественного гражданина во вторую группу инвалидности, после чего его все сразу узнали, а особенно сильно узнала его жена Клавдия Антоновна, которая целых три дня после поминок по жертве авиакатастрофы не решалась снова выйти замуж и от этого больно мучилась.

Узнав покойника, родные и близкие временно выпали в обморок, а, возвратившись, с интересом стали обсуждать его чудесное воскрешение.

В процессе обсуждения, как мы уже сообщали вначале, практически все его участники, включая мужа, также получили инвалидность второй группы и теперь в командировки никто не ездит, а некоторые не ходят даже погулять - развеяться в Раздолбайский парк культуры и отдыха. И поэтому семейная жизнь сейчас у всех у них в порядке.

Правда, личной жизни с тех пор ни у кого нет по чисто техническим причинам и медицинским противопоказаниям. Так что, всем, у кого личная жизнь пока течёт, совет: едешь в командировку –читай местные газеты регулярно, меньше там спи, а когда возвращаешься домой – ничему не удивляйся.


Кушать подано


(Шедевры популярной домашней кулинарии на скорую руку)


Ни одну достойную даму не украшает неумение просто и быстро накормить гостей, поэтому мы предлагаем в помощь начинающим , а также продолжающим хозяйкам рецепты, не имеющие ни малейшего отношения к заковыристым секретам изысканных кухонь.

Помните: гость – существо хрупкое и случайное, поэтому не надо травмировать его психику неожиданностями. Готовьте то, что привычно каждому, из продуктов, которые всегда под рукой.

Сальсифи по-коринфски с соусом «Жу»

Берете из холодильника732 грамма свежего сальсифи. Режете его вдоль, добавляете 122 грамма протертого кашкавала и 82 грамма колотого пармезана в строго указанной последовательности, и всё это тщательно перемешиваете, медленно вливая соус тартар, который предварительно разбавляете слегка подогретым пуаврадом. Вообще, пуаврад можно заменить более легким на вкус жуанвилем или ремюлядом, который, кстати, не добавляется отдельно, а только в равной пропорции с альбуфра.

Все это вы складываете на противень, в кастрюлю или во что хотите, покрываете тонким слоем эскариоля, поверх которого укладываете фльоранси полумесяцами и трюфеля кубиками, поливаете смесь горячим галантином и ставите в духовой шкаф, а если туда не вместится, то в любое другое место, и ждёте пока оно сварится, а, вполне вероятно – вообще испечется. Подается к столу в охлажденном виде с соусом «Жу», который в домашних условиях приготовить нельзя, так как при нагревании он взрывается.

На 732 грамма сальсифи 122 грамма кашкавала, 82 грамма пармезана, 1 литр соуса «тартар», немного пуаврада, столько же жуанвиля, а если ремюляда, то примерно 18 куб. см., 1,5 метра эскариоля, 0,8 кг фльоранси и галантин по вкусу

Если гости благополучно съедят сальсифи - не переживайте. Предложите им второе блюдо, которое, кстати, готовится проще, чем обрисованное выше, и ничуть не хуже усваивается организмами.

БУДЕН САРЛЯДЕЗ С ГАРНИРОМ « ИСМАИЛ-БАЯЛДЫ»

Очищаете 400 граммов профитролей, натираете их кельбером и тушеным феноилом. Освежаете комнату, после чего смешиваете состав с канелонами, добавляете 1 грамм чистого еписа в произвольном сочетании с охлажденным фондю. Когда всё это вспенится, кладете один пятисотграммовый волован и по щепотке бешамели с кашкавалом. Главное тут – не перебрать. Иначе вам трудно будет добиться удачного вкусового сочетания приготовленного состава с каперсами, которые засыпаются по вкусу с анчоусами, которые в свою очередь едятся вприкуску с готовым блюдом. Важно, чтобы до остывания смеси ( которую, кстати вообще не надо ставить на огонь, так как она закипает самостоятельно, если верно соблюдены пропорции компонентов) вовремя положить бенье из спаржи и штук 15 артишоков. Сверху можете посыпать блюдо чем угодно, это уже все равно ничего не изменит. Характерно, что гарнир « исмаил-баялды» подается гостям на следующий день отдельно, если они снова появятся…

На 400гр. профитролей - тазик кельбера, пучок феноила, 1 кг. 358 гр.анчоусов, ведро каперсов. Остальное в принципе можно вообще не класть, но если вам трудно от этого удержаться – старайтесь не злоупотреблять каперсами. Говорят – они сильно действуют на голову.

Не забудьте перед подачей блюд на стол поздравить гостей со всеми предстоящими праздниками, так как потом может быть поздно.

Приятного аппетита!


Кто смеётся последним

- Завтра днём, - сказал с экрана диктор, - сухая, ясная погода. Температура воздуха – плюс восемнадцать градусов.

- Слышь, мать, - крикнул Борис Васильевич в спальню. – Пошли уже первоапрельские штучки… Пожалуйста, наше вам – сухо завтра будет.

- А чего? – жена крутнулась в кровати, села.

- А того… - Борис Васильевич грустно кашлянул и подошёл к окну. – Ты на улицу глянь. Лежит снег? Ну? Так если завтра плюс восемнадцать стукнет, - что у нас вместо снега получится?

- Вода… - тихо удивилась супруга и озадаченно умолкла.

Борис Васильевич сердито засопел и нервно отстучал на стекле дробь указательным пальцем.

- А я, допустим, взял и поверил. Обуюсь завтра в туфельки, брючки нацеплю светлые… Представляешь?

- Ужас! – жена заволновалась и начала одеваться, - Как же то так?

- Вот так, значит, - нехорошим голосом ответил Борис Васильевич, - по-крупному им надо над людьми посмеяться, масштабно. Завтра граждане к сухой погоде принарядятся, а кругом воды по колено. Чем не шуточка?

- Ты, Боря, сходил бы с утра в поликлинику, - вздохнула супруга и поставила на газ чайник. – Скажи – голова раскалывается, да бюллетень возьми на пару дней. А то ведь с этим первым апреля у вас на работе половину нервных клеток тебе запросто угробят. Один ваш Каплюков любого до инфаркта доведёт. Ещё тот жук…

- Это, конечно, - согласился Борис Васильевич и ещё пристальнее стал смотреть за окно. – Первого апреля они без всякого разбора дурят, под одну гребёнку. Ну, ладно бы баловались с такими же остолопами, как сам этот Каплюков. Так нет – солидных, серьёзных людей им в первую очередь надо обмануть.

- Садисты, - сказала жена горько.

- В прошлом году они под первоапрельское дело, знаешь, какую свинью подсунули Зацепину? – Борис Васильевич налил себе чаю, глотнул и посмотрел жене в глаза. – Они ещё утром позвонили откуда-то и предупредили по секрету, что после обеда на его складе начнётся министерская ревизия. Зацепин часов до одиннадцати крепился, а потом вышел за город и на рельсы лёг. Хорошо хоть, ближайший поезд на три часа опаздывал, да случайный прохожий Зацепина увидел, оттащил кое-как..

- Как им не стыдно?! – стукнула супруга кулаком по столу.

- Ну, это ещё туда-сюда. Обошлось. А Лопатникова Фёдора Антиповича как подъели! Подошли к нему двое, лица у обоих скорбные. Вашу жену, говорят, Фёдор Антипович, вчера видели в кафе «Привет» с Кулябиным из отдела механизации. Лопатников тут же взял ручку, написал на Кулябина пять жалоб во всякие инстанции, а потом пошёл в отдел механизации, безо всяких вопросов дал ему по физиономии и только после этого вспомнил, что он, Лопатников, то есть, вообще-то, не женат. В общем, собрание потом, то да сё… Строгача дали.

Борис Васильевич с обидой щёлкнул языком.

- Это, мать, ладно. Я думал – хоть со мной шутки шутковать не посмеют. Ну, сама видишь, я же не Каплюков какой-то… Вес у меня, авторитет. Должность всё-таки – старший экономист. Со мной Андрей Михайлович за ручку, не иначе.

- Ты, Боря, серьёзный мужчина, кивнула жена уважительно.

- Хе, - криво ухмыльнулся Борис Васильевич, - а то они не знают. Они в другой день со мной вообще стесняются разговаривать. Уровень у них не тот. А в прошлый первый апрель прямо обнаглели с утра пораньше. Один приходит: «Вас начальник отдела вызывает». Чёрта с два, думаю, поумней чего придумай. Второй подбегает: «Вас к начальнику». Сходи, говорю, сам и привет от меня передай. Гляжу – третий бежит: «Вы чего к начальнику не идёте?» Ну, сказал я ему! Ладно…

И что ты думаешь – минут через пять сам начальник заглядывает. Порфирьев. Ну-ка, пальцем манит, зайдите ко мне! Тут я психанул! Да вы что, говорю, повернулись все с этим первым апреля?! Совесть кто за вас иметь должен? Вам посмеяться, а у меня вон семь ордеров по приходу неоформленных, да четыре по расходу. Плюнул на них, собрался и ушёл с работы…

- Правильно, - обрадовалась супруга. – Ишь какие. Нет, чтобы с ордерами помочь…

- Э-э, - ехидно прищурился Борис Васильевич, - помочь… Своё бы успевали делать. Им бы работы поменьше, им лучше день смеха побольше… Петухи.

Жена задумалась.

- Погоди, Боря. А где это вообще указано, чтоб первого апреля над людьми насмехаться? Это из главка распоряжение?

- Да брось ты… Из главка, хе-хе… Это традиция, мать. По всей стране ходит, не обломаешь…

- Конечно, не обломаешь, если не пробуешь, - жена сердито поджала губы. – Взял бы да написал куда следует. Просим, мол, официально отменить унизительный обычай измываться над авторитетными работниками первого апреля. Антимонов Пётр Семёнович подпишется, Говорков, Мефодьев…

- Не…- сказал Борис Васильевич, подумав, - во всесоюзном масштабе не отменят. Это надо сколько подписей собрать! А первый апрель – завтра. Тут другая мысль есть! Я это заявление нашему руководству напишу, Андрею Михалычу. Мы с ним, как-нибудь, за ручку, не иначе. Он поймёт.Первого в девять утра Борис Васильевич передал через секретаршу заявление, в девять двадцать Андрей Михалыч вызвал к себе начальника отдела Порфирьева, в девять тридцать Порфирьев обошёл всех сотрудников отдела, кроме Бориса Васильевича и каждому что-то сказал на ухо.

Целый день сотрудники разыгрывали друг друга как хотели, но Бориса Васильевича никто не тронул даже намёком на шутку.

- Во, - легко вздохнул он. Другое дело. А то вам волю дай, так вы, представляю…

Минут за пять до конца работы он вышел из кабинета постоять возле любимой стенгазеты «За высокий процент». Всё хорошо, кроме наличия в душе осколка прошлогодней первоапрельской обиды.

«Юмор, значит, любите, - подумал Борис Васильевич мстительно, - Сейчас. Сделаем».

Он вернулся и, не переступая порога, сказал тусклым голосом:

- Начальник отдела просит всех зайти.

- Так время-то уже вышло, - возразил за коллектив Каплюков, но пошёл вместе со всеми.

Борис Васильевич быстро взял со стола свою книжную папку-портфель, шляпу и через полминуты был уже на улице.

«Вот вам и первый апрель, - думал он весело, - вот, значит, и день смеха!»

На душе стало гораздо легче. Она бы и совсем успокоилась, душа, но вот против розыгрыша синоптиков он был пока бессилен. Вместо обещанной

сухой и ясной погоды жуткая слякоть.

Борис Васильевич подумал и синоптиков этих всё-таки простил.


Летайте самолётом

Представьте себе, встречаются отдельные граждане, которые не верят в Аэрофлот. Моя очень дальняя родственница десять лет ездит в отпуск поездом из Владивостока в Сочи. Она ездит в санаторий, где лечат нервы. Причём все знают, что нервы у неё вообще-то железные. Просто она любит отдыхать только на юге, но принципиально не верит в Аэрофлот и путешествует поездом. За десять дней пути у неё благополучно развиваются неврастения, истерия, четыре вида неврозов, циркулярная депрессия, ипохондрия, сумеречное состояние и мания преследования.

Поэтому в санатории, где лечат нервы, её принимают как родную безо всякой путёвки, так как, глядя на неё, все остальные нервные больные чувствуют себя здоровее здоровых.

После путешествия по железной дороге она примерно ещё месяц спит, не раздеваясь, на шифоньере, на ночь бельевой верёвкой привязывает к ноге чемодан, а во время сна часто вскрикивает: «Сколько я вам должна за чай?» и «Занято!»

Я её жалею, но не оправдываю за то, что она не чувствует преимуществ Аэрофлота.

Их много, но главное – это отсутствие нервотрёпки и полная надёжность. Доказываю на живом примере.

После регистрации билетов и просвечивания багажа под рентгеном идём мы в порядке очереди сквозь ту самую подкову, которая отзывается на металлические предметы. Двадцать человек прошло, а на двадцать первом подкова эта зазвенела. Милиционер ему вежливо говорит: всё металлическое из карманов выньте и ныряйте снова. Гражданин этот мгновенно выворачивает наизнанку свои одиннадцать карманов и с улыбкой идёт сквозь подкову. Она снова звенит.

- Интересно, - говорит милиционер. – у вас, наверное, что-нибудь в пальто под подкладкой зашито! Кстати, - говорит, - почему вы до сих пор в пальто, когда середина июня?

Двадцать первый этот ему достойно рапортует: весной находился, мол, в трудовом отпуске на юге. С апреля по май стоял в кассе за обратным билетом, потом немного рейс задержали…

Мы тогда милиционеру подтверждаем. Да, мол, действительно, хорошо знаем этого гражданина по совместному ожиданию рейса. Он из отпуска движется, так как уже неделю спрашивает у кассиров – по-прежнему ли входит в стоимость авиабилета курица?

- Ладно, - говорит милиционер, - тогда снимайте пальто и проходите ещё раз, если за вас люди поручились.

Двадцать первый уже в костюме лезет в подкову. Подкова звенит.

- Так, - радостно говорит милиционер, - будем с вами работать. Будем выявлять металл.

Через полтора часа гражданин прошёл через подкову двадцать шесть раз и к двадцать седьмому на нём остались носки и, извините, пляжные плавки цвета морской волны.

- Снимите, - говорит милиционер, утирая со лба пот. – Да нет же, только носки.

Двадцать первый на босу ногу помещается в подкову. Она звенит.

Тогда милиционер твёрдым шагом идёт к телефону и звонит домой.

- Люся! – говорит он строго. – Я сегодня сильно задержусь. Такая у нас работа.

Он возвращается на пост, с любопытством глядя на плавки цвета морской волны, говорит:

- Ну, что будем делать дальше?

Пассажиры заволновались, женщины начали пробираться к выходу, а сам двадцать первый покрылся гусиной кожей.

Тогда кто-то из очереди, видать нервный, кричит:

- Да мы что тут все, железные, что ли? Давай, не тяни!

- Ребята, - вздрагивает двадцать первый. – Товарищ сержант! Я горячо поддерживаю идею обеспечения безопасности полётов, но давайте проверим и подкову. Мне уже самому интересно – чего она звенит…

- Хорошо, - соглашается сержант и куда-то уходит.

Через час он возвращается посвежевший и говорит:

- Начальство дало добро. Сегодня же прибудет аварийная группа ремонта.

На следующий день действительно приехала группа. К обеду подкову разобрали, промыли спиртом и к вечеру собрали.

- Пашет, как часы! – заключил старший ремонтник. – Подпишите вот здесь, что на промывку ушло шесть литров спирта.

Сержант поморщился, но подписал.

- Ну, я опять пошёл? – спросил двадцать первый с надеждой.

Сержант заткнул уши, вздохнул и сказал:

- С богом!

Подкова зазвенела громче, чем раньше. Видно, спирт помог.

- Так, сказал сержант и, как был весь в железе, вошёл в подкову и там замер. Подкова молчала.

- Правильно, своих она не трогает, - сказали из чуть живой очереди.

Сержант надолго задумался. Потом начистил до блеска сапоги и куда-то ушёл. Через час он вернулся с гражданином повышенной солидности.

- Начальник отдела перевозок! – зашептали пассажиры с двухнедельным стажем ожидания. – Сейчас он лично разберётся!

- Так, товарищи! – сказал начальник отдела перевозок. – По инструкции мы граждан без верхней одежды к полётам не допускаем. Я снимаю вас с рейса, можете одеваться.

Двадцать первый рухнул на колени.

- Друзья, - сказал он каким-то внутренним голосом. – Вот хоть на части меня режьте – я чист перед Аэрофлотом!

- Это мы уже много раз слышали, - отрезал начальник.

- Давайте не будем пока резать, - предложили из очереди. – Давайте мы его под рентген сунем. Может, он чего железное съел и не помнит.

- Это идея! – согласился сержант.

Двадцать первый принял форму чемодана и залёг в аппарат.

- Ноги и руки не входят! – констатировал оператор на досмотре. – А внутри у него ничего, кроме язвы желудка, не вижу.

- Всё! – сказал начальник торжественно. – Мы и так из-за вас аэропорт на трое суток закрыли. Некоторые пассажиры начали волноваться. Идите, откуда пришли. Перестанете звенеть – тогда милости просим.

- Я не выживу, - сказал двадцать первый и заплакал. – У меня после отпуска осталось всего полтора рубля, и те – мелочь. Сами посчитайте, если не верите.

И он разжал онемевший кулак. На ладони лежала жёлтая горсть монет.

- Так вот что звенит, - сказал сержант и, нарушая инструкцию, закурил. – Сейчас я вас арестую!

- Не имеете права! – внезапно обнаглел двадцать первый. – Был приказ вынуть металл из карманов, я честно вынул. Но оставить последние деньги без присмотра… Нет, я не могу.

- Пассажир всегда прав, - сказал начальник. – А жаль. И ушел.

А ещё через день мы все благополучно прошли через подкову и улетели.

И вы, гражданин, летайте самолётами Аэрофлота. Это быстро, выгодно и, главное, надёжно.


Мафия бессмертна


Снять правдивый фильм трудно даже сейчас, когда , наконец, уже всё можно и всё хорошо. Потому, что много сил уходит на борьбу с пережитками недавнего прошлого.

Творческое объединение «Стакан» снимает очередной отечественный боевик « Слезы мафии»

Действие фильма начинается в Гаграх, на вилле крёстного отца мафии, старшего грузчика тарной базы города Запупейска. Он как бы пригласил на свой день рождения самых уважаемых в городе расхитителей капиталистической собственности- якобы учредителей всяких АО,ООО и ТОО, как бы друзей из отдела по борьбе с экономическими преступлениями, вроде как зама прокурора и будто бы представителей дружественной прессы. Он их позвал мирно выпить – закусить без убийств и аналогичных развлечений.

Работу над простенькой сценой – «выпить-закусить» по графику надо было сделать за полтора дня, поэтому съемочная группа приехала в Гагры налегке. Все взяли с собой только самое необходимое: плавки,купальники, электробритвы, губную помаду, презервативы и противозачаточные средства.

Администраторы перед отлетом купили продукты в спецбуфете столичного парламента и накрыли стол в беседке рядом с морской волной. На столе было всё, что обычно ест мафия.

Первый дубль запорол сам крёстный отец в исполнении заслуженного артиста Петухова. Не успел он произнести хорошо отрепетированную реплику: « Ну, а теперь закусим, чем бог послал!», как первым, роняя на пол стулья, женщин и незаслуженных артистов, подлетел к столу и, стоя, за двенадцать секунд сметал полкило икры паюсной, банку крабов консервированных в собственном соку, чашечку горчицы и - никто не понял - какие именно два красивых салата…

Все на площадке остолбенели, а режиссер остолбенеть не успел, потому, что озверел сразу.

- Так молотят только студенты первых курсов педагогических институтов и артисты областных драмтеатров, -сказал он очень ехидно. – когда кушает настоящая мафия – у неё сроду так громко не трещит за ушами. Показываю.

Режиссер с достоинством дона Карлеоне сел за стол, лениво воткнул окурок в паштет из осьминога, заправил за воротник салфетку и налил полный фужер джина « Бифитер»

- За капиталистический способ производства и неограниченного потребления – сказал он натуральным мафиозным голосом и элегантно сглотнул весь фужер джина, после чего равнодушно приступил закусывать. На килограмм омаров у него ушло сорок минут, на оставшуюся половину килограмма паюсной икры – примерно полчаса и еще двадцать минут он нехотя жевал маленький кусок бастурмы. Миндальные орешки он лениво кидал в рот так редко и нехотя, что, глядя на него, две юные, подающие всевозможные надежды артистки, рухнули в обморок. Всё употребленное он не спеша запил тремя фужерами итальянского вермута и с ненавистью посмотрел на заслуженного артиста.

- Ну Вы хоть чего –нибудь поняли? -спросил он грубо. – И вообще..Почему я должен бесплатно пахать за каждую бездарь?!

Крестный отец оскорбленно побледнел и сел к столу. Без вилки он держался совсем молодцом и поначалу ему даже удался спокойный взгляд на блюдо с балыком. Но как только рука нащупала вилку- по лицу его пробежала нервная судорога, а через мгновение в двух ближайших тарелках не стало устриц..Ещё за полминуты мафиози грохнул бутылку португальского портвейна и две холодных перепелки, после чего стеклянными глазами уперся в морской горизонт и перестал откликаться на имя, фамилию а также на звание заслуженного артиста.

- Ну, хорошо- задумчиво сказал режиссер. – Жалею, что клюнул на правду жизни и отказался от любой бутафории. – Ладно, смотрите внимательно. Показываю еще раз для всех, кто ни черта не понял в сценарии. Глядите - икру настоящая мафия трескает неохотно и непринужденно, как рядовой офисный менеджер перловый гарнир. Приличный мафиози никогда не торопится заглотить грильяж в шоколаде, раньше чем выплюнет обертку от конфеты. И не надо дурить зрителя тем, что хозяин супермаркета остругивает банан ножом , как карандаш. Даже худщий ученик самого бестолкового шеф- повара в кабаке пятизвездночного отеля умеет есть осетрину, не заливая слюной пол.

Режиссер аккуратно и лениво обглодал осетровый балык до костей, после чего сразу же понес какую-то ахинею и мгновенно уснул.

- Вот сволочь! -сказал уснувшему режиссеру главный мафиози.- Он нас все тут за идиотов держит. Мы же эту сцену вообще ни разу не репетировали! Как без репетиций высокий класс дашь, а?! Как?!

-Да!- согласилась группа. – Пусть он заслуженно передохнет, а мы пока порепетируем. А то, действительно, нехорошо выходит с импровизацией.

За стол сели все, даже осветители, здоровые такие лбы, бывшие воины- десантники. Главный мафиози сперва пожелал их выгнать, но посмотрел на их голубые тельняшки и вовремя передумал.

Часа через четыре многие играли уже вполне сносно и только один мелкий мафиози (по роли- простой кладовщик супермаркета), не уследил за собой, злоупотребил сыром «рокфор» и чуть не умер.

Утром, когда режиссер проснулся в хорошем настроении, выяснилось, что снимать эпизод больше нет возможности, поскольку на столе остался только черный перец молотый, который бывшие десантники просто не успели доесть к утру.

Пришлось послать с письмом в тот же спецбуфет директора фильма и через полмесяца он вернулся с продуктами, но предупредил, что в спецбуфете активно ругали режиссера словом «козел» и просили больше не беспокоить.

- Бюрократы!- обиделся режиссер.- Будем бороться. В фильме должна быть чистая правда жизни!

Накрыли стол. Собрались снимать, но тут на площадку, пыля, вылетел «мерс»,из которого выполз аж синий от злости сценарист Сучков и хорошо «упакованная» барышня с искренне безумным взглядом.

- Я всё знаю!- сказал сценарист страшным голосом.- Вы осквернили мой сценарий. Вы над ним подло надругались! Вот у меня написано: «Крестный отец, обнимая красотку, лениво жевал ананас!

-Ни фига!- возмутились все.- Вон еще тринадцать штук ананасов!!!

- А красотка!! Где красотка?- заорал сценарист. – Или вы снимаете вот эту Мальвину, или я весь эпизод со жратвой вообще вычеркиваю к такой-то матери!

-Ты не связывайся с ним - шепнул режиссеру первый ассистент. – я его, гада , знаю. Вычеркнет точно. Да и сколько там она съест, доходяга эта…

- Иди покушай, лапуля,- нежно сказал сценарист, после чего сел за стол вместе с барышней.

На двадцать первом дубле в середине тоста за удачную продажу Парижу и Лондону крупной партии отечественных пирожков с творогом, оператор потерял сознание от голода. При этом он сильно стукнул камеру головой и разбил её напополам.

-Ура! – закричала вся группа. – пленка засветилась!!!

- Да, друзья! - повеселел режиссер. – К сожалению теперь весь эпизод придется переснять по новой!

Снова послали директора фильма в спецбуфет, но оттуда его послали еще дальше и вернулся он в Гагры только через полгода на грузовике, полном деликатесов, которые выменял в одном подмосковном кабаке на автограф Киркорова. Вместе с ним в кузове приехала комиссия киностудии в составе двенадцати человек и оба продюсера.

- Ни фига! – обиделся крестный отец -Мафию они будут проверять! Убрать на хрен всех!

Комиссию посадили за стол и оставили наедине с едой и бутылками. Через сорок минут всё было кончено. В живых остался только зампред комиссии, который, к счастью, потерял сознание чуть раньше, чем объелся.

-Чиновников всегда просили не лезть в творческий процесс – сказал режиссер на поминках. Не те времена.!

Через полтора года сцену дня рождения главного мафиози сняли только наполовину из-за хронической нехватки продуктов. Почти все артисты, кроме беременных женщин и лауреатов всесоюзных фестивалей стали подрабатывать массовиками – затейниками в санаториях. На вырученные деньги группа покупала провизию в санаторских ресторанах, но низкий профессиональный уровень актеров все равно не позволял режиссеру довести эпизод до совершенства.

- Кто так ест!!! –слышали с утра до вечера жители курортного городка его страшный крик – Ешь как я!!!

Двухлетний юбилей с начала работы отметили большим скандалом. Кто-то из своих стукнул руководству, что оператор уже седьмой месяц снимает пустой камерой, потому, что все запасы пленки давно обменяли на апельсины, хурму и «Гурджаани».Рассвирепевшее начальство лично приехало в Гагры и, убедившись, что пленку действительно разбазарили, конфисковало оставшиеся полтонны балыка, сто килограммов устриц, восемь ящиков «Гурджаани», объявило всем выговор и уехало.

Чтобы продолжить съемку, пришлось продать кинокамеру, осветительные приборы, а на вырученные деньги купить продукты.

Сейчас обстановка на площадке почти нормализовалась. Ежедневно три раза в день идут репетиции. Аппетит у всех в норме, вес стабилизировался, у многих уже прошло расстройство желудка, и только двое – главный мафиози и автор сценария никак не отвыкнут от дурной привычки: едят в одиночку по ночам, прячась в прибрежных камнях.

Когда закончатся съемки- не знает никто. Одно утешает: сколько бы они еще не тянулись – фильм никогда не опоздает к зрителю. Потому, что продуктов в стране, слава богу, меньше не становится. А мафия – бессмертна!


Наконец- то!


Уже как-то легче… Уже любой может позволить себе запросто выйти и всё сказать вслух, откровенно, принципиально, после чего может сразу войти, если не сильно далеко вышел. Уже как-то спокойнее… Как-то не сомневаешься уже, что куда бы ты не вышел и как бы ты тихо не сказал, всё равно к тебе прислушаются, всё запомнят и никогда этого не забудут…

Уже можно запросто называть фамилии. Не кто-то там, мол, неизвестно кто, не кое-где у нас, как раньше, а можно называть… Вслух, при начальстве! Чтоб у него мороз по коже! Чтоб оно всё треснуло! И не так, как раньше, может, я, конечно, не прав, пусть товарищи меня поправят… а прямо в лоб, прямо по фамилии. Прошу принять меры к артисту Бельмондо! Что он себе позволяет на нашем экране! Что пропагандирует?! Стыдно сказать, но их убогий секс… Нам, конечно, надо поднимать рождаемость, но давайте попробуем своими силами! У некоторых ведь иногда получается без подсказок оттуда…

Надо вот так – принципиально, вслух, чего нам теперь бояться? Потом читаем в газете: Бельмондо сняли! Дошёл сигнал трудящихся! Снимали таких и будут снимать! Есть сведения, что его вообще часто снимают, значит, есть за что!

Главное нам – громко, вслух и вовремя выявить! Треснуть, так сказать, крупную фигуру. Скажем, у какой-нибудь бабки кран потёк. Раньше как: приходит слесарь, долго ищет кран по описанию в специальной литературе, после чего сразу же уходит, сильно потрясённый тем, что представлял его несколько иначе. В доисторический период вышеуказанная бабка могла рассчитывать только на то, что замёрзнет в холодной воде чуть раньще, чем захлебнётся…

Теперь она спокойно выходит прямо на министра, который, наконец, добился разрешения тоже свободно встречаться с гражданами. Ежегодно каждую девятую среду второго квартала с двух часов дня до четырнадцати. Она вслух, громко, не опасаясь преследования, называет второму помощнику его третьего заместителя свой домашний адрес, где жила с детства до того, как потёк кран, и где сейчас уже второй год базируется плавучая рыболовецкая артель.

Группа водолазов жилкоммунхоза совместно с водолазами райпрокуратуры, рискуя жизнью, ныряла неделю и установила, что отпечатки пальцев на кране принадлежат слесарю Зайцеву Н.П. А ещё через год Зайцев Н.П. был найден, задержан и справедливо освобождён от занимаемой должности, несмотря на то, что работал уже не слесарем ЖЭКа, а главным инженером городского мясокомбината.

В свою очередь министр, тяжело переживая беспрецедентный случай невыполнения слесарем задания счёл невозможным дальнейшее пребывание на своём посту, подал заявление и уехал из столицы в совсем маленький городок… Пицунду, где и находится уже восемнадцатый день очередного трудового отпуска…

Могла бы ещё недавно простая бабка без образования скинуть главного инженера и загнать министра на черноморское побережье Кавказа вместо любимой им Прибалтики, причём на целых полмесяца до начала бархатного сезона?!

Следовательно, есть сдвиги, и уже как-то спокойнее, как-то увереннее. Уже чувствуется, что вскоре наши начальники будут отпрашиваться у нас покурить и на всякие совещания, знаем мы эти совещания, - только с разрешения уборщицы!

Пора ставить всё на свои места! Они это чувствуют, потому и притихли. Раньше они руководили самостоятельно – и вот что из этого вышло! Но уже лучше стало, уже свободнее! Недавно на одном заводе в котле клапан заклинило. Внутри кипит, наружу не выходит. Прибегает директор, бодрый такой, радостный.

- А ну, ребята, - кричит, - глуши топку, отрубай электроэнергию, охлаждай механизм, не то шарахнет сейчас!

Но времена-то не те, сильно не пободришься. Коллектив ему говорит. А с коллективом, говорит, кто будет советоваться?! Нас всех, мол, уже буквально мутит от такого волюнтаризма! Принеси, отнеси, врубай, отрубай! А, может, люди иначе думают?!

И всё! И он спёкся! Куда ему деваться? Назначили собрание, дали высказаться каждому. И не зря: столько у трудящихся, оказывается, интересных мыслей, такой живой интерес к проблеме, такой, знаете, творческий поиск! Одни говорят: надо срочно на заводском дворе разбить клумбу и всем коллективом три раза в день ходить нюхать для повышения производительности! Другие с ними спорят: вам бы только всё разбить да ломать, а надо строить. На заводском дворе аэровокзал. Потому что многие трудящиеся часто летают в отпуск…

Сошлись на аэровокзале, и директор, куда ему деваться, согласие дал, тем более, что после того, как котёл рвануло, столько места освободилось – не только аэровокзал – взлётную полосу можно построить, а по бокам – клумбы!..

То есть на лицо очевидное преимущество коллективного решения перед директивным. Разумнее как-то и без волокиты… Если бы не собрание – неизвестно, сколько бы ещё пришлось бы заводской аэровокзал пробивать…

В общем, что хорошо – все наконец поняли, как не надо жить. Ещё немного, и кто-нибудь обязательно сообразит, как надо, и мы тоже узнаем, как он это собирается делать. И поможем ему, какой разговор?.. Выступим, оценим и одобрим. Пусть все слышат: мы – «за»!


Полная анестезия


Вчера из моей квартиры нашего участкового врача «скорая» увезла. Перелом руки с вывихом всех пальцев. Хорошая такая женщина, спокойная, слова от неё не услышишь… Придёт по вызову, сядет тихо в уголочек и всё пишет, пишет… Бывает, оторвётся на секундочку, спросит: «Фамилия ваша, больной, прежняя? А квартиру регулярно проветриваете?» и давай дальше писать.

А вчера, понимаете, руку сломала. То ли авторучка ей попалась тяжёлая, то ли так торопилась на очередной, сорок девятый вызов… Да я ещё с дурацким вопросом из-под одеяла высунулся: дыхательные пути, мол, прослушивать будете, или, как всегда, чёрт с ними?

Тут она как вздрогнет: ах, мол, кто здесь?! Ну, и сломала руку-то об бумагу.

Мне её так жалко стало! Нет, думаю, не умеем мы ещё с врачами обращаться и вообще сильно отстали от уровня нашей медицины, которая долго шла к своим высотам и уже почти дошла. До ручки, без которой врача уже трудно представить. Я вот недавно третий раз попал на стационар с аппендицитом, так у нас один хирург эти аппендициты на спор шариковой ручкой вырезал. Скальпелем у него сроду так здорово не получалось. Да он этот скальпель и видит-то редко, а возьмёт в руку – всё равно как авторучку его держит и всё норовит в чернильницу макнуть.

Врачам сейчас самая неприятность – когда в разгаре дня в стержне паста кончается. Тогда всё! Общая и полная анестезия! Раньше-то лечили по старинке – не больных, а болезни и добились-таки, что болезней стало значительно меньше, чем больных… А тут поспела мысль, что теперь, мол, как раз наоборот надо делать. То есть, болезнь – тьфу на неё, а главное – что за человек к ней прилепился и достоин ли он, как личность, ею болеть. Конечно, сразу выяснилось, что ничего о нас доктора не знают, кроме того, что все мы без исключения хорошо едим аспирин, особенно когда медицина уже ничем помочь не может.

Это был жутко тревожный сигнал, но, слава богу, его всё-таки услышали и повернулись лицом к нашей нездоровой личности и стали нас письменно исследовать. Теперь, если какой-нибудь достойный гражданин, звезда торговли или председатель садоводческого товарищества, из вредности к достижениям медицины вздумает дать дуба, то останется о нём готовый материал для толстой книги из серии ЖЗЛ.

Да что там звезду торговли, меня вон, и то недавно по-современному лечили. После третьего аппендицита вышло мне осложнение на голову: в ней стали появляться мысли. А у меня такая работа, что этого допускать никак нельзя! Да к тому же гудеть начала голова как небольшой трансформатор и коллегам моим спокойно сидеть мешала.

Я с утра – бегом к терапевту. Быстренько рассчитываю, приму сейчас их любимый противостолбнячный, да обязательный – против бешенства, ну там, может, язык покажу, если времени хватит, потом пью таблеточку цитрамона и – на законный бюллетень.

- Ну, нет, - говорит терапевт. – Голова у человека – самое слабое место. Было бы у вас их три, как у дракона, я бы вам, может, и позволил одну цитрамоном травить. А в данном случае, говорит, раздевайтесь, будем лечиться по-настоящему.

Я – за ширму. Он – хвать авторучку и к столу. Ну, спрашивает, раздеваетесь? А как же, говорю. Что, интересуется, сейчас снимаете? Рубаху, сообщаю я. Прекрасно. С длинным рукавом? А как же, говорю. Сейчас начну брюки скидывать… Вот когда начнёте, тогда и скажете. Я же не успеваю записывать! Брюки чьи? Мои! – смеюсь. Прекратите, нервничает терапевт, хихикать тут! Чьё производство? Венгерские, вроде, - говорю, - а, может, каскеленские. Всё, оскорбился он, одевайтесь. Когда выясните точно, чьи брюки, тогда приходите. Наугад мы лечить теперь не будем, довольно!

Кое-как нашёл я с перепугу этикетку: каскеленские, оказывается.

- Значит, вас надо бы их в районную поликлинику, - почесал терапевт затылок авторучкой. – Ну, да ладно, не бюрократы мы…

До обеда он записал обо мне всё. Что вместилось в промежуток от устройства меня бабушкой по знакомству в ясли с литературным уклоном до институтского распределения и приказал зайти завтра с чистой общей тетрадью. За следующий день мы проанализировали и занесли в тетрадь мою несчастную жизнь от свадьбы до развода, причём трижды его душили рыдания и он выбегал на чистый воздух.

На четвёртые сутки терапевт дописал потрясающе дикую историю о том, как Колбасевич подсидел меня на службе, а также отразил начало моей битвы с кульбытсектором за льготную путёвку в Боржоми. После этого он сложил все девять тетрадей в стопку и сказал грустно:

- Интересная у вас была жизнь… Жаль, что мы больше не встретимся.

И знаете, как в воду глядел. У меня с тех пор голову как рукой сняло, я её вообще перестал чувствовать, как, впрочем, и всего себя в целом. Причём без единой таблетки. А если и зашуршит чего-нибудь в организме – вызываю участкового. Она у нас женщина тихая, спокойная, слова от неё не услышишь. Сядет молча в уголочек и всё пишет, пишет. А вчера вот руку об бумагу из-за меня сломала и бюллетень выписать не успела. Вот уж чего, действительно, жаль….


Чтоб я так жил!


Ездил недавно в этот..как его..Ну, там ещё эти живут..такие..у меня где – то записано.

От завода посылали. Езжай, говорят, посмотри там у них это самое…Больше, чем у нас, или меньше. А заодно, говорят, глянь – откуда у них столько этих самых, таких вот, которые, если нажмешь - они сразу туда-сюда, туда – сюда, и свистят..У нас тут таких нет, не спутаешь. И ещё, говорят, посоветуйся там с ними - не желают ли они иногда с нашим заводом обмениваться. Мы бы им посылали наше изделие №7, а они нам хоть чего –нибудь…Или эти самые , которые туда –сюда, туда – сюда..

А там, куда меня послали, всё, чего у нас нет, называется, конечно, по-другому. Чтобы назвать правильно- надо языком достать до лба, и звук при этом выходит такой – ну, короче он у нас тоже получается, но обозначает не это… Походил, посмотрел. Ничего особенного, кстати, не нашел. Всё точно такое же, как наше, если бы оно у нас, конечно, было. Поэтому взял всего понемногу.

Одна вот такая фиговина, сантиметров двадцать от земли, на колесах. Спереди какое-то вот такое, вроде хобота. Сзади дырка. И, самое главное - шнур есть с вилкой. В сеть воткнешь, кнопочку - тюк, и вся фиговина как загудит! Страшное дело. Пробовал потом её в хозяйстве приспособить - не подошла. Ставить некуда. Всё уже заставлено своим. Отдал пацану.

А у них там вообще такой прикол: делают, лишь бы сделать. Что дальше – их не колышет. У них сам человек на последнем плане. Главное – деньги с него состричь. Хорошо, что меня на заводе об этом предупредили. Поэтому я не шибко выбирал, а брал всё подряд. Вот, например, прикиньте: Есть у них такая штуковина. Сантиметров сорок от земли. Слева дырка, справа тоже дырка и всё блестит. Но, что опять же характерно – тоже со шнуром. Воткнешь в электричество – внутри вода – брызг – брызг..! С левой дырки тепло прет как из парилки , а от правой дырки к левой – маленький такой эскалатор все время бежит. И всё! Маразм, короче, полный. Но металла на штуковину ушло – я бы из него три лома сделал для ковыряния асфальта Короче – не сгодился. Отдал пацану..

Ещё одна пакость попалась. Выглядит так: сантиметров пятнадцать от земли, шнур с вилкой, а вилка, вы не поверите – зеленого цвета. Сунешь в электричество – и ничего. Тишина. Только, конечно, дышать легче становится, розовеешь целиком весь, глаза горят и к жене тянет срочно. Это они не слабо придумали, но какой дурак у нас будет на это дело переводить электричество, когда всего полпузыря – и тот же эффект. Шнур оторвал, штуковину отдал пацану.

Потом вот еще что..Очень много у них этих самых, тоненькие такие, бело – желтые…Снаружи бумага такая, ну как вам сказать…А внутри этот.. Такой , желтовато – серый. Они эти бело – желтые втискивают в такую блестящую эту самую, сверху заворачивают тоже в блестящую обертку и на каждом углу продают… Я съел пару штук – гадость натуральная. А на обертке мужик держит эту штуковину в зубах, рожа довольная, и даже как бы дым из мужика идет.

Короче, и своих граждан они там тоже дурят..Обертку снял. Остальное отдал пацану.

А эта, ну, как её…тоже на каждом углу. Да вы её все сто раз в кино видели..Такая…вспомнили? Я уже не говорю про такие вот, которые надевают кто на что натянет..Лежат. Никто не берет. Я взял, хоть мне не надо. Отдал пацану.

Нашел и эти, про которые ребята с завода спрашивали. Нажмешь, а они туда – сюда, и свистят. Взял сто штук. Привез. Правда, на таможне то, что свистит, выкрутили. Вроде чего – то не то насвистывают. А без свистка наши на заводе эту дрянь не взяли. Отдал пацану.

Короче, я это всё к чему… Я бы туда, в этот долбанный как его там… сроду бы не поехал даже под давлением коллектива завода. Я из- за него три футбола по ящику пропустил и два фигурных катания. И явно стал маленько духовно беднее. Но бог бы с ним! Я – то согласился на эту дурацкую командировку ради собственного ребенка. У меня пацан растет – вот такой! Уже десятый год придурку. Так я ему хотел на день рождения чисто импортный лом подарить!

Чтобы к совершеннолетию долбил профессионально, элегантно, не хуже меня чтоб! Я, к слову, на нашем асфальтовом заводе долбильщик номер один! Все знают. Ребята асфальт сделают, в кучу потом свалят, он застывает, а я высококвалифицированно долблю.

Можно, конечно, было проще всего со своего же завода лом этот и вынести. Кто меня поругает? Но своему - то пацану имею я право импортный, чисто зарубежный инструмент подарить!

Вы не поверите: поперся, черт знает, даже точно не знаю куда, чуть всю родную речь там не позабыл, все деньги просадил на эти всякие, как их…чтоб они!

- Как иностранцу, - кричу, - найдите мне в вашей хвалёной, как там её..один единственный лом! Не себе ведь прошу, пацану на день рождения подарить.

Не нашли. Хотя, вроде не хуже нашей страна. Но и не лучше.


Не лечи учёного


(разговор в аптеке в 23 веке)


- Вон те таблетки дайте, пожалуйста, в серой коробочке.

- Как называются?

.- Крекспексфексбрекекекскваксцифин.

- Давно их пьёте?

- Ещё не пил.

- А почему правильно выговариваете?

- А правильно?

- Ну, наверное. Странно…

- Что странно?

- У нас в аптеке никто не выговаривает. А вы где работаете?

- Я не работаю. Я больной. Пожизненно. Вот мне их и прописали, чтобы мог перед смертью маленько поработать.

- Где?

- Ну, вообще, в принципе. Я уже двадцать шесть лет не работаю. У меня, извините, глисты.

-Да, с глистами Вас никуда не возьмут. Но вот то, что вы просите, в серой коробочке – оно не от глистов.

- А от чего?

- Не знаю я. Тут аннотация есть, но она на арабском. Поэтому никто не знает. Но не от глистов - точно.

- Да не надо обязательно от глистов. Мне же вот конкретно его прописали – крекспексфексбрекекескваксцифин. Буду просто пить. Пока не поправлюсь.

- От чего?

- Да мне-то без разницы. Это для поликлиники. Чтоб отчитаться. Ну, оно же лечит? Это же лекарство? Лекарство – нет?

- Да, у нас тут только лекарства. У нас аптека.

- Вот, мне две коробочки, пожалуйста.

- А ещё раз подскажите, пожалуйста, как оно называется?

- Крекспексфексбрекекекскваксцифин.

- Знаете что, идёмте к нам работать, в аптеку. Я с шефом договорюсь. Про глисты не скажу.

- Так мне же работать пока нельзя. Пожизненно. Я ж лечусь. И потом, я вообще не знаю, какие лекарства для чего.

- А у нас тоже никто не знает. Видите, сколько лекарств? Четыре тысячи названий только в нашей аптеке. Когда их вообще не было, никаких, мы знали, какое от чего. Больной спрашивает: -А от спазмов в левом крайнем пальце есть что-нибудь? А я ему говорю: -Видите же, нет ничего кроме левомицетина! И ведь брали же хорошо! На все болезни. Он от всего вообще помогал!

- Ну, и мне дайте.

- А его теперь нет. Есть аналог, в Панаме делают. Но это как бы уже и не левомицетин. Это как бы его стопроцентный аналог. Крекспексфексбрекекекскваксцифинмицетин. Но точно выяснить не можем. Аннотация-то на панамском языке.

- А что, есть уже панамский язык?

- Не знаю. У нас же аптека. Не институт иностранных языков. Тут всякие лекарства. Чёрт их знает, от чего.

- Раз левомицетин от всего, то,может, аналог как раз и вылечит от этих, которые глисты?

- Не знаю. Наверное, нет. На панамском языке всё. Чёрт его знает. Но продаём всё равно как крекспексфексбрекекекскваксцифинмицетин. У нас другого товара просто не бывает. У нас поставщик - серьёзная фирма. Наш надёжный партнёр. Они дублёнки возят из Турции, а им к каждой дублёнке полагается взять триста килограммов лекарств.

- А вот каких лекарств?

- Э! В Турции не знают. Они у них просто есть. Всегда. Тысячи тонн! А откуда берутся и какие – туркам по барабану. Они ж дублёнки продают. И потом – все же аннотации на чешском языке. А в Турции по-чешски никто не чешет. Привозят сюда, а наши здесь уже сами переводят на арабский и на панамский.

- Так вы бы лучше с чешского сразу на казахский, на русский, всё полегче.

- Ну, вы даёте! Мы же с серьёзной фирмой работаем. Наш надёжный партнёр! А у них переводчики только на арабский и панамский. Редкие люди. Что ж их – увольнять, потом новых брать или старых переучивать? Знаете, сколько тогда пачка таблеток стоить будет?

- Да они и сейчас… Я, если бы работал, то на этот ваш крекспексфексбрекекекскваксцефин сроду бы не накопил. Я вот сейчас эти, которыми болею, оптом продаю, мелким, правда. В одну восточную страну. У них там вообще их нет, или не такие. Поэтому небольшую прибыль имею. На пачку лекарства хватит.

- А что они их там? Это самое? Едят?

- Не знаю. Это не моё дело. Я оптом сдал и забыл. Мне в поликлинике сертификат качества дали. За товар отвечаю. Берут хорошо.

- Да вы сумасшедший! Зачем же вам лечиться? Бизнес пропадёт, вы что?!

- А я никогда и не вылечусь! Никто же не знает, какое надо лекарство, но мне в поликлинике сказали, что раз они поликлиника, то должны мне посоветовать лечиться! И прописали крекспексфе…

- Не надо, я уже почти запомнила. Но оно же от другой болезни.

- От какой?

- Вы меня совсем запутали, больной! Да я, честно, не знаю. Аннотация же вот, смотрите - на арабском.

- Вот и мне в поликлинике тоже сказали: мы, мол, точно не знаем, от чего оно, но вы попейте. От какой-нибудь болезни всё равно поможет.

- А какая у вас ещё болезнь?

- Ну, вот то, что двадцать шесть лет не работаю… Больше, вроде, ничего нет.

- А голова не болит? Может, болит? Потому, что у нас для головы как раз есть таблетки растворимые, шипучие. Название попробую повторить: крекспексфексбрекекекскваксцифин. Правильно?

- Правильно. И что, они лечат?

- Они, наоборот, не лечат, от них как раз голова начинает болеть. Но шипучие и растворяются в бензине моментально.

- Ну, чтобы моя голова начала болеть, мне ей надо сперва поработать! А работать мне нельзя пока не вылечусь. Так в поликлинике сказали.

- Всё! Я всё поняла. Я вам сейчас дам одно лекарство. Редкое. Нам фирма-поставщик, наш надёжный партнёр, всего семь упаковок выделила. От него страшно болит голова! И работать ей перед приёмом не надо!

- Сами принимали? Действуют?

- Нет, сами не принимали. Нам зачем? Мы его для крупных бизнесменов держим. Они же без головных болей не могут бизнес делать. А самостоятельно голова у них без дорогих специальных лекарств никогда не болит. Вот от нашего крекспексфексбрекекескваксцифина так башка трещит, аж с трёх метров слышно!

- А называется правильно? Мне тогда надо в поликлинику сообщить. Потому что от глистов у вас ничего нет, а про голову они мне ничего не говорили.

- Так вы сами прочтите, у вас получается. Вот, в жёлтой коробочке.

- Вот это? А! Крекспексфексбрекекекскваксцифин. То же самое, что ли, аналог левомицетина?

- Да бог с вами! У нас все лекарства разные, вы что?! Коробочка жёлтая? Жёлтая. А вон та серая. А вот красная! Называется, конечно, так же, это да. Но аннотации-то на все лекарства разные. Одни на арабском, другие на панамском. На китайском и норвежском. Даже на эсперанто есть, но очень мало. Для своих держим.

- Ну ладно, давайте две штуки. Одну жёлтую и три красных. Мне всё равно же не лечиться, а только пить прописали. Названия совпадают. Начну принимать, что-нибудь вылечится, а что-нибудь всё равно заболит.

- Конечно!!!

- Тогда, если что, я снова к вам. Вы так хорошо объясняете всё, просто приятно.

- К нам, к нам, конечно! Нам фирма, наш надёжный партнёр, на днях завезёт крекспексфексбрекекескваксцифин в полосатой упаковке. И в голубой с цветочками! И розовые - в бабочках! Я образцы лично видела. Ну, там такие упаковки – вааще! Полный отпад! Лаковые, блестят, как не знаю что! Их при женщинах достанете – так все женщины ваши!

- Э, нет! Мне в поликлинике чётко сказали. При вашем, говорят, заболевании – никаких женщин.

- Так чем вы, простите, я забыла - болеете?

-Болезнь- то сама хорошая. Глисты. И вот двадцать шесть лет не работаю ещё. Две болезни, выходит. Но тут хоть есть надежда, что вы аннотации переведёте и можно даже нечаянно вылечиться.

А вот от женщин, врачи говорят, вообще никаких лекарств нет, не было никогда и не будет. Вот в чём весь ужас!!


О чём речь?


(примерная стенограмма универсального стратегически-тактического текста-самоучителя для докладчиков)


Товарищи! (аплодисменты) Сегодня у нашего коллектива замечательный день (аплодисменты). Он навсегда останется с нами (аплодисменты). Каждый из нас, не жалея себя, старается сделать всё, чтобы он наступил (аплодисменты). И он наступил, товарищи! (Бурные аплодисменты. Все встают). Садитесь, товарищи! (аплодисменты. Все садятся). Давайте оглянемся назад (аплодисменты. Все оглядываются). Мог ли бы ещё вчера кто-нибудь представить себе, что уже сегодня, а не завтра, этот день придёт! (аплодисменты). Не все, конечно, верили в это, но они глубоко просчитались. (оживление в зале. Аплодисменты). И не на них, к счастью, мы опирались в достижении цели! (Смех в зале. Аплодисменты) А совсем на других (аплодисменты). И только потому мы её, товарищи, достигли! (аплодисменты. Все встают). Садитесь, товарищи! (аплодисменты. Никто не садится). Я говорю – садитесь, товарищи! (бурные аплодисменты. Все садятся). И достигнем её ещё не раз, если понадобится! (все встают. Аплодисменты). Пусть это зарубят себе на носу те, кто в нас сомневался! (оживление в зале. Все садятся). Правильно я говорю, товарищи?! (возгласы с мест: «А как же!» Аплодисменты. Все встают). И мы с уверенностью можем сказать, что наш коллектив и впредь будет идти вперёд семимильными шагами! (аплодисменты). Садитесь, товарищи! (Никто не садится). Хорошо, товарищи, пусть тогда сядут только те, кто внёс наибольший вклад в дело приближения сегодняшнего замечательного дня! (бурные аплодисменты. Все садятся).

Но вместе с тем, товарищи, наш сегодняшний день являет собой яркий пример того, как не следует идти к намеченной цели! (аплодисменты) Сегодня мы, к сожалению, не можем с полным правом сказать, что достигли её законным путём (аплодисменты). Каждый из нас втихомолку делал всё недопустимое, чтобы добраться до цели обходным путём. Позор нам за это! (бурные аплодисменты. Все встают). Садитесь, товарищи! (все садятся). Давайте оглянемся назад (аплодисменты. Все оглядываются). Мог ли ещё вчера кто-нибудь представить себе, что уже сегодня, вопреки здравому смыслу, элементарной логике и несмотря на полнейший завал в нашем общем деле, этот день придёт? (аплодисменты). Но ведь он, к нашему стыду, пришёл! (бурные аплодисменты. Все пытаются встать). Не надо, товарищи! (все перестают пытаться).

Не все, к счастью, верили в это, и они оказались правы! (оживление в зале. Аплодисменты). Действительно смешно, что не на них мы опирались в достижении цели! (смех в зале. Аплодисменты). А совсем на других! (возгласы негодования. Аплодисменты).

Не могу без содрогания говорить о том, какими путями мы её достигли! (аплодисменты. Все встают). Садитесь, товарищи! (никто не садится). Я кому говорю! (бурные аплодисменты. Все садятся).

И если только кто-нибудь попытается достигнуть её ещё хоть раз такими средствами – не будет им прощения! (все встают. Аплодисменты). Пусть это зарубят себе на носу те, кто сомневается! (оживление в зале. Все садятся. Правильно я говорю, товарищи? (возгласы с мест: «А как же!» Аплодисменты. Все встают). И мы с уверенностью можем сказать, что наш коллектив ни за что не позволит себе впредь идти вперёд семимильными шагами на глиняных ногах! (Аплодисменты). Садитесь, товарищи! (никто не садится). Хорошо, товарищи, пусть тогда сядут только те, кто внёс наименьший вклад в дело приближения этого недоброй памяти дня! (бурные аплодисменты. Все садятся).

Но вместе с тем, товарищи, наш сегодняшний день являет собой яркий пример того, как следует идти к намеченной цели, избавившись от позорных пятен! (аплодисменты). Сегодня, товарищи, учтя наши ошибки и промахи, мы можем с полным правом сказать, что не напрасно его ждали! (аплодисменты). Каждый из нас, сделав глубокие выводы из наших упущений, не жалея себя…

(И так далее по предложенному тексту до полного общего изнеможения).


Один день Володьки Борисыча


Всю ночь у Володьки Токарева изнывал коренной зуб. Прохватило его сквозняком в кабине тракторной днём ещё, а к вечеру щека «подошла» как опара кислого теста, вздулась твёрдым пузырём и стала глянцевой как коробка китайской розовой пудры, которую Наташке, жене, совхоз подарил на восьмое марта. Часов до трёх ночи Володька Токарев честно маялся в постели, надеясь, что пригреет зуб шалью маманиной, да уснёт. Попутно он считал несуществующих баранов, заталкивал голову под подушку и раза три разводил в кружке содовый раствор. Полоскал зуб. Никогда в жизни он и не подумал бы всерьёз, что такая маленькая кость во рту может разбередить всё тело. Болело всё, даже, почему-то, ноги. В три часа безразличная к мукам людским кукушка в часах заскрипела пружинками и, раздвинув пластмассовым клювом дверцы, проскрипела такую отвратительную песенку, похожую не на кукование, а на причитания «бабы яги» из недоброй сказки.

Метнул Володька в кукушку пуховый платок, но долететь он не успел и пластмассовая птица нырнула обратно раньше.

- Бляха-птаха, - без зла заклеймил Володька Токарев кукушку, вывернулся из одеяла и плавно, как балерина, снятая на киноплёнку замедленной съёмкой, переместился к окну. На улице валился сверху медленный желтоватый снег. Казалось, что расхристанные бесформенные хлопья падают, минуя редкие фиолетовые тучи, прямиком со звёзд, блестящих в просветах. И каждая снежинка несёт в сугроб под окнами по капле далёкого золотистого звёздного света.

Хоть и не ко времени, невпопад вроде встрепенулось в нём лирическое настроение, а зуб проникся душевным трепетом Володькиным и притих минут на пять, приспокоился. Плавно, не мотая тело по сторонам, подплыл Токарев Володька к буфету, нащупал вслепую стеклянную вазу, где мать хранила на всякий случай всевозможные таблетки, сунул в горлышко руку, сгрёб в кулак пакетики и пластиночки. В результате кулак получился огромным и без приключений из вазы выбраться не смог. Ваза вместе с кулаком выбралась из буфета, зависла над досками пола и только потом обрела самостоятельность. Она легко соскользнула с руки и на полу уже разлилась стеклянными брызгами. Лекарства при этом как лежали кучкой, так и остались. И не видно было в три ночи ни стеклянных огрызков, ни таблеток и порошков.

- Во! Расшустрился! Чего тебя мотыляет средь ночи? Девки что ли приблызились? - басом сказал отец, не отрывая головы от пухлой подушки.

Грубый голос у него был только спросонок. А так - вполне нормальный, мягкий говор имел батя. Проснулись, ясное дело, все. Мать - Вера Степановна, Николай Антонович, батя, да и младший брат Витька, спавший всегда как убитый, тоже сел на кровати.

- Девки…- съехидничала мама. - Не помнишь, что у сына личного с утра ещё зуб томится, всё нутро раздирает.

Отец смущенно кашлянул и посоветовал утром к Тихомирову пойти, к врачу, который в совхозе был один, но умел всё, что делал практически каждый специалист.

Младший Токарев ничего не сказал, и правильно сделал. У него и днём-то башка не шибко варит. Точнее - язык отдельно работает, а голова сама по себе. В ней, конечно, не то, что у Витьки на языке. Но что именно - покуда ещё семья не разгадала.

А сам Володька Токарев сколько себя помнит - уважал мысли тонкие, отшлифованные природным умом до приятной чистоты. Такие, какие в книгах старых писателей живут. Их, правда разглядеть и понять надо. А вот как раз это Володька Токарев и умел делать не хуже, скажем, совхозной библиотекарши Марии Васильевны, которая университет закончила и среди книг жила как у близких душой и разумом родственников.

Володька Токарев внутри поэтом был, хотя стихи писал редко и сразу прятал их на чердаке в старом дедовском рюкзаке из чистого брезента. Он чуял своё поэтическое существо интуитивно, как птица, которой мама ни разу не чирикнула, что птице положено летать. Он глядел на жизнь не так, как все и видел в ней такое, мимо чего другие умы и взгляды пролетали как ветер вдоль улицы. Без остановок и снижения скорости.

Скажем, Санин Иван, бригадир Володькин, глядит утром из кабины вперед и видит обожженную солнцем бесконечность степи. Серую, скучную. Которую надо перепахать и сделать черной. А Володька едет и нутром чувствует как в полукилометре от него, на высушенной солнцем, негнущейся траве тихо звенят, проживая свои короткие мгновенья, красивые перламутровые росинки. На них сидят разноцветные стрекозы, напиваясь росой, а маленькие мышки-полёвки нагибают коротенькими лапками стебли и слизывают чистейшую, наполненную полезностью росу. Да, Володька был настоящим поэтом, но писал всего пару раз в год по какому-то сверхъестественному наитию, потому, что писать он как раз и не умел. К великому его разочарованию. Да и некогда было стихи слагать и играть рифмами. Утром - на трактор, а вечером дома дел - выше роста. Бате под семьдесят, да и маме не семнадцать давно. Утомилась за тридцать лет на свиноферме и дома уже с напругой женские дела исполняла. Как-то вышло, что и стиральной машинки в хозяйстве не было. А с меньшого Витьки толку вообще и не ждал никто, пока не наиграется он в своём клубном ансамбле на гитаре, то есть, пока не втянет его жизнь в мир взрослых работяг.

И так сидел, прижатый к подоконнику этими мыслями Володька Токарев, держал тёплой рукой щёку и вместе с осатаневшим зубом ждал, когда безразличная к мукам человеческим кукушка в часах точно и вовремя откукует декабрьский рассвет.

Тихомиров, врач, сколько его помнили, приходил на работу вместе с рассветом. В любое время года. Наверное, грустно было ему дома, поскольку после смерти жены в аварии на трассе из города не шесть лет прошло по его личным меркам, а максимум день. А ещё раз жениться он не смог, хотя предлагали вполне достойные, культурные женщины.

- Ты б не шел сёдни на трактор-то, - проходя к печи за сухими валенками посоветовала мама. - Загубишь всю челюсть. Вставную будешь носить. В твоей тарахтелке дырок больше, чем железа. От зуба, говорят, и сердце может заболеть. Не ходи, говорю.

Володька на мать поглядел устало, но головой влево-вправо мотнул бодро.

Пойду, мол, поработаю. Тоже мне болезнь - зуб!

- У Денисыча вон язва желудка, - запил медленные слова Володька Токарев кружкой молока. - И ничего. Живой. Передовик. А как натрясётся в поле - ух, она ему даёт жизни адской! Аж в круг его сгибает. Ничего. Глотнет порошок тихомировский, перетерпит с полчаса и на работу едет. Это мужик!

Отец хмыкнул, молча оделся, валенки натянул и ушел за углем в сарайчик. Вечерняя топка на последнем издыхании держалась, пришло время обновления огня, а топил в доме только сам отец. Хотя такого, чтобы остальным запрещал, не было. Топи, кто хочет. Но нет. Никто у бати любимое занятие не отнимал, даже не покушался.

Володька тоже оделся, бриться не стал, чтобы опухоль на щеке не сердить лишний раз. Допил здоровой стороной рта простоквашу из кофейника. Там кофе не варили сроду, а под простоквашу, ну, просто идеальная была посудина. Пропустил как-то не очень тёплую простоквашу мимо зуба и тоже пошел во двор.

Над старой его Валентиновкой, которая в бумагах районных двадцать лет уж звалась совхозом «Восточный», висела изумительно синяя синева, окантованная по краю земли розовой тысячекилометровой дугой. Было в красоте небесной и розовое от восхода, и тёмно-сиреневое, последние блики ночи, и бесцветное было в середине купола, прямо над головой. Так виделась утренняя прозрачность воздуха и чистота бесконечности.

- Ах, ты ж, так твою! - ласково и громко произнёс Володька набросив голос свой на всё совхозное утро. - Это ж надо ж!

И в соседних дворах от восклицания его вздребезнулись и виновато заорали разноголосые, но одинаково виноватые петухи. Проспали они рассвет.

- Чё сёдни делать будете-то?- крикнул отец из сарайчика, кряхтя и отдуваясь от угольной пыли.

- Косить. Чего ещё? На третьем озере, на Щучьем. - Тоже крикнул Володька Токарев и словил в рот грубого как рашпиль холодного воздуха, впившегося в зуб. Пришлось нагнуть голову к воротнику фуфайки и шарфом пригреть щёку.

- Вот же вам делать не хрена! Вот же не сидится никому по домам. - Отец выбрался из сарайчика, отряхивая блестящую пыль антрацита. - Раньше скажешь, что поехал косить, то я понимаю. Лето. Время покоса сена, а осень - хлебная уборочная. А щас, гляди, декабрь. Серединка самая. А они опять – косить. Косари, ядрёна мать!

- Чего б я насмехался? – возразил бате Володька, прижимая шарф второй ладонью. - Раньше, пять лет ещё тому - простаивала техника. Трактора, косилки. Какой был коэффициент использования зимой? Нулёвый. А сейчас вон и деньги домой несу, и трактор не ржавеет на изморози. Развиваем экономическую эффективность. Сам директор сказал. Во!

- Ну, ну…Грамотный. Эффективность, - Николай Антонович задел сына угольным ведром и пошел к печи. Обеспечивать близких теплом и покоем.

Володька разозлился, что впустую холод ртом хватал. Отец так и скрылся в доме с ехидной улыбкой. Не убедил он батяньку. Плюнул Токарев под ноги и побежал сперва через огороды до грейдера, с него по лысой рощице к свиноферме, а от неё - по протоптанной механизаторами дорожке в сугробе - к воротам МТС.

Сколько бы ни ходил он лет этой дорогой, а всегда радовался тому, как три примерно поколения подряд обустраивали красивую жизнь у себя в селе. И рощу вырастили из осин, берез и елей, не срубили на дрова как соседи из Павловки. И модного асфальта «валентиновские» в меру настелили. На главные только улицы и на площади перед дирекцией. Деревня же. Не Нью- Йорк. А в деревне и воздух должен быть первозданным, природным, с вековым запахом пыли придорожной и травы, которая всегда вдоль колеи растет. Вот это запах! Душе радостно. А от асфальта дымом затухшим годами пахнет и почему-то перекаленной смолой. И в свои двадцать шесть лет уже без подглядок в газеты угадал Володька сам: почему много молодых срывается в город и работает там, где пофартит. Сматываются оттуда, где асфальтом все улицы закидали, где деревьев оставили так, для приличия, чтобы обозначить ими наличие скверов почти городских, со скамейками лакированными да урнами с вензелями. Оттуда бегут, где домов на двадцать квартир настроили, похожих на городские, но без цветов под окнами. Где дворцы культуры типовые, с застеклённым первым этажом и зрительным залом на тысячу мест. А это уже не деревня. Это – имитация города, плохая, пародийная. Но этого молодым ребятам вполне хватает, чтобы заразиться цветастой житухой городской, где и погулять интереснее, и поработать без деревенской тяготы можно легко. Короче, оригинал всегда лучше любой копии. Потому в окрестных деревнях почти все - старики. То есть, все. Кому за сорок.

А Валентиновка уцелела. Осталось деревней. И маленького клуба всем хватало, и танцплощадка деревянная, мелкой сеткой обнятая, юному народу нравилась. Тополя серебристые пробегали вокруг неё и уносились двумя рядами на все сельские улицы. А на них у каждого был свой дом, не скворечник неуклюжий, как у соседей. В котором жил народ без удовольствия.

Потому из Валентиновки не сбегал никто. И совхоз, укреплённый силами и шустростью молодых, был всегда передовиком.

- Когда человек на своей земле не временный, то он и работает всласть, - объявил однажды на каком-то митинге директор Мухин Данил Иваныч.

Володька почему-то это запомнил крепко. Главное - нигде и ни в чем не быть временным. Вот это врезалось в нутро.

Каждый день, добираясь до машинной станции думал Володька о разном, что успел увидеть, а то и хватануть от жизни. Он, может, и побольше успевал поразмышлять, если бы дорожка вела к центральным воротам метров на сто влево. Но работяги давно уже втихаря, ночью безлунной, ломами продолбили в бетонном заборе дыру, куда легко вошел бы двухметровый, в меру толстый механизатор. Каких, правда, в деревне и не было никогда. У дыры имелся и ещё один плюс. Выныривая из неё, каждый шофер или тракторист упирался носом прямо в Доску показателей, а, отвернув взгляд вправо, упирался взглядом в Доску Почета. И это стопроцентно помогало всем переключиться с домашнего настроя на трудовой. Володька Токарев привычно оценил на пятёрку своё место на Доске Почета:

- Вот тебя я сегодня сделаю как ребёнка, - сказал он фотографии Вити Гаранина, вечного передовика, глядевшего в объектив скромно, но строго.

- Что, Вовка, поправился? - спросил бригадир Санин, без интереса обследовав Володькину лоснящуюся щёку. - Зря ты ешь одной стороной. Надо и другую тренировать. Вот такая будет ряха.

Он нарисовал двумя руками в воздухе здоровенный круг.

И громко, не по-утреннему, захохотал из уважения к своему чувству юмора. До того звонко заливался минут пять бригадир, что метров в двадцати отозвалась ему дребезгом пустая цистерна из-под солярки.

- Зуб схватило, - небрежно, по-мужски, сказал Володька Токарев. - Нехай саднит. Не тресну. Где сегодня камыш режем-то? Хочу Гаранина сегодня наказать. Зубу удовольствие доставить.

Бригадир Санин почесал подбородок спичкой.

- Ну, наказать оно может и не выгорит, а рискнуть - рискни. Прояви бодрость.

- Поглянем попозже, - с натугой растянул губы в улыбку Токарев - А то и накажу! Чего мне!

Санин ещё раз почесал спичкой подбородок, глянул на часы и сказал тихо.

-У нас сегодня директор с парторгом на лёд поехали. Проверять будут, сколько мы нарезали. Работа не раньше десяти начнется. Мешать им зачем? Пусть считают. К десяти и двинемся. А ты пока двигай к Тихомирову в больничку. Ещё восьми нет. Пусть он зуб твой выдернет. А то не лицо, а тыква натуральная у тебя. И воспаление на другие зубы перекинется. Тогда не скоро на трактор сядешь. А Гаранин процентов набьёт на тройную премию. Давай, не чешись. Дело серьезное - больной зуб.

Минут через десять Володька Токарев уже скрёб веником валенки до полной сухости на больничном крыльце.

Доктор Тихомиров, молодой парень лед тридцати с небольшим прицепом, шесть лет назад приехавший в Валентиновку после гибели жены по направлению Облздрава, вправлял на кушетке руку слесаря Никишина в плечо. Вывихнул, когда закручивал в тиски заготовку для треснувшей карданной сцепки на Газ-51.

Никишин кряхтел для порядка, обозначая покорность врачу, а Тихомиров говорил ему что-то радостным, полным уверенности голосом. Он вообще был счастлив лечить кого угодно от чего ни попадя. Потому как не повезло Тихомbрову с заболеваемостью и травматизмом в Валентиновке. Болел тут народ редко, а под увечья попадал ещё реже. Потому Тихомиров большую часть дня читал какие-то книжки, стопкой сложенные за серебристым стеклянным шкафом, где в идеальном порядке ждали болезных пузырьки, ампулы, таблетки, ножницы, шприцы и скальпели. Книжки, подсмотрел Володька летом, когда проволока на сеялке соскочила как пружина и разодрала ему спину почти до рёбер. Доктор за пятнадцать минут рану подлечил и заклеил крест накрест пластырем над марлей. Тогда как раз и разглядел Володька, что там на обложках написано. Какая-то социальная психология, политэкономия, основы научной организации труда и рассказы Чехова. Ну, много чего ещё, плюс медицинские книжки.

- Привет, Токарев, - отвлекся доктор. Надежды на то, что придется с Володькой серьёзно поработать, не чувствовалось в голосе его. А глянул-то мельком, без особого внимания. - Каким ветром задуло ко мне?

- Зуб, стервец, - без выражения доложил Токарев Володька, чтоб не терять мужицкий образ крепыша, презирающего мелочи-болячки.

Никишину он плечо поправил так, что Васька сразу начал махать рукой и бодро воткнул руку в рукав телогрейки.

- Спасибо, Иваныч, - пожал бывшей больной рукой Никишин здоровенную лапу доктора.

- Нормально всё. Давай, не шустри там особо, - строго молвил врач напуnственную короткую речь.

- Ну, прыгай в кресло! - подтолкнул он Володьку. И добавил весело. - Мы его мигом загасим.

Ему было радостно от того, что работа есть. Ему было совершенно всё равно, что на человеке править. Зуб, руки, ноги, желудок или кишки. Он и роды принимал так, будто лет пятьдесят трудился акушером. Но, что самое забавное - вылечивал Тихомиров все, всегда и всех. Как это он работает сразу и зубным техником, гастроэнтерологом и гинекологом - никто вообще не вдумывался. Умеет и ладно. Хорошо же!

Он укрепил Володьку в кресле, вколол ему безболезненный укол в десну, минуту что-то там во рту делал и выбросил зуб в маленькую белую урну.

Володька понял, что уже ничего не болит и сказал сдержанно:

- Надо же. Ну, ты, Иваныч, доктор Айболит. Чудеса!

Тихомиров на комплимент не обратил внимания. Он приказал Володьке с кресла пока не вставать, а сам сел на подоконник.

- Слушай, Токарев, - он вращал меж пальцев старый скальпель. - Ты ведь тоже на озёрах камыш косишь?

- Ну, - ответил Володька, разглядывая сверкающее вращение скальпеля. - А чего?

- Ну тогда ты своим всем передай, чтобы они директору сказали. Что на всех вас и на начальника нашего я написал три жалобы: в обком, в прокуратуру и в Алма-Ату. В Совет министров.

- Жалобу? - поразился Токарев Володька. - А на фига? Мы ж ударно косим. С перевыполнением. - Нас награждать надо. А ты - в прокуратуру. Ты чего, Иваныч?

- А того, - перестал вертеть скальпель Тихомиров. - На кой ляд вы его столько нарезали? Я бумаги видел у экономиста. За чернилами к нему ходил недавно.

Это ж весь город Кустанай можно забором из ваших матов камышовых в два ряда огородить. Куда его деваете на самом деле?

- Ну, честно если, то неважно стали брать. Раньше дома все камышитовые ставили. Теперь кирпич - король стройки. Ну, на складе у нас лежит тысяч шесть матов. Из Суховки заказали на той неделе пятьсот. Из Затоболовки на ограду вокруг конезавода тоже тысячи две забирают на днях. Пока всё. Зима же. Весной ещё кто-нибудь купит тысячу-другую.

- Копейки стоят маты? - спросил врач.

- Ну, ясное дело. Не золото. Даже не кирпич. Да деньги хоть и маленькие, а в кассу капают. Так по капле и набирается…

- Ни черта там не набирается, - Тихомиров вдруг разозлился. - Вы хоть весь свой запас за раз продайте, так на те деньги даже «Беларусь» трактор не купишь. Не хватит почти половины. Так на кой чёрт вы его режете со льда, камыш?

- У нас экономист думает. И директор. Значит, есть у них хозяйственный расчет. - Володька Токарев смотрел на доктора с любопытством. Косили камыш уж лет пять как. А кроме врача никто сроду не мучил себя вопросом: зачем режем его так много?

- Про то, что вы срезали я уже молчу, - успокоился Тихомиров. - Я про тот камыш, который живой ещё. Вот на озере Восьмерке далеко он от берега уходит?

Восьмеркой звали огромное озеро, которое в одном месте от берега до берега перемыкалось косой песчаной.

- Метров на сто, - прикинул и сам удивился Володька Токарев. - Летом рыбачишь - не продерёшься на лодке. Плотный сорняк, камыш этот.

- Сорняк? - подпрыгнул на подоконнике доктор, выдернул из заднего кармана брюк папиросу «Север» и закурил, нарушая все суровые инструкции. - Вот я потому и написал не в Минсельхоз, чтобы гербицидов нам дали побольше. А, я, вишь ты, в прокуратуру, в Совмин. Какой это к маме родной сорняк? Вы что, все так думаете? С директором говорил - он тоже как попугай повторяет: «сорняк, сорняк!» Вы ведь уже пятую зиму косите?

- Лично я – вторую, - Володька выбрался из кресла и сел на корточки перед окном. - Но видел и помню когда начали косить. Меня просто не брали тогда по молодости. Провалиться можно. Смотря какая зима, какой лёд.

- Ну так ты мне тогда и скажи, - доктор закурил вторую и приоткрыл форточку. - Куда делись с озера Казаринского те же самые казарки? Они ж табунами плавали и летали. Они жучков отлавливали, которые карася гложут и карпа. Водоросли едят тоннами, которые мутят и отравляют воду. Яд в них слабый. Но прикинь, озеро-то большое. А ондатра, которой здесь пять лет назад невпроворот было, - куда пропала? А она рыбу ела сорную и больную.

Ты зайцев когда на озёрах видел последний раз? Их что, волки сожрали? Нет, это вы, передовики, почти всю живность из озёр вытравили. Лисы тебе попадались на рыбалке, корсаки, змеи водяные?

Вспоминал Володька, взяв голову в руки. Он же хорошим рыбаком был. Любил это занятие.

- Да… Как бы так. Рыбы тоже стало меньше. Щуку выбрасывали раньше как второсортную. Сазана ловили, карпа, Окунь был шире ладони. На Восьмерке

лещ шел, как лапоть. Толстый, высокий. Краснопёрка, чебак. Да… А куда они делись? Я и рыбачу сейчас редко. Клёва почти нет.

Токарев Володька, освобожденный от боли зубной, думать стал быстрее и внятней.

- Получается, что мы им всем жизнь ломаем?

- Природа никогда не делает лишнего. Тем более того, чего делать не надо, -

Тихомиров поморщился и ткнул окурок в каблук импортного сапога. - Я шесть лет назад приехал и только любовался тучами казарки на воде да в полёте. Специально ходил. В городе этого нет. Зимой по пороше на льду идешь - каких только следов не увидишь!

- Чего-то я и не задумывался, - вспоминал Володька Токарев, - так ведь и не переживает никто. Ни директор. Ни народ. Ну, нет ондатры, да и бог с ней. Не баран, шашлык не сжаришь. Чего-то и не слышал я таких разговоров: а пошто, мол, вокруг четырёх из девяти наших озер пусто стало? Выходит, мы сами всю живность вытравили?

- Я егеря Потапова из Савеловки лечил на той неделе. Глаз он веткой поранил. - Так он мне такое показал! До сих пор волос дыбом.

- Браконьеров наловил?- про браконьеров Володька сжатыми губами спросил. Скривился. Не любил он эту вонючую публику.

Доктор грустно улыбнулся.

- Браконьер - ангелок, ягнёночек невинный по сравнению с вами, передовиками и победителями соревнования. Это вы вместе с директором и прислугой его профсоюзной как кувалдами лупите по весам природы, которые, если к ним не лезть - в равновесии всегда. Мы вот болеем, когда ослабевает сопротивляемость организма. Когда баланс, равновесие организма разваливается. Ну, так и природа тоже! Мы ведь копия её. Ей созданы и благодаря её здоровью сами здоровы. А начнём ей на горло наступать, так и самим хреновины всякой выпадет - мало не покажется. Как врач говорю!

Володька Токарев надавил теплым пальцем на окно и прогрел проталину. Через маленькое отверстие в изморози в кабинет заглянула улица. Кончик ветки березовой, дрожащий на ветерке как ресницы плачущей женщины.

- Деньги получаем. Да, блин. Грамоты тоже. В газете про нас писали, что мы и зимой не спим по хатам, а делаем государству нужное дело.

- Да чего ты со своим государством!- Снова разгорячился Тихомиров.- На вот, гляди. Егерь оставил мне две бумажки. А у него таких - пара десятков. Не меньше.

Он достал из ящика стола два документа с печатями, на каждом из них было по три росписи.

- Это вот решение райисполкома о запрещении выкоса камыша на озерах и прочих водоёмах с целью охраны окружающей среды.

- Правильная бумага, - твердо сказал Володька. Бумажку на свет посмотрел. Печать была густая и не просвечивалась.

- А вот это - творение того же райисполкома. Тремя днями позже написанное. Читай.

- Разрешить хозяйствам выкос камыша в зимнее время в необходимых количествах для собственных нужд. - Мама родная, и подписи те же! Володька стал детально изучать печать и подписи. Они ничем не отличались.

- Как это? - прислонился, сидя на корточках, Токарев к углу кабинета.

- Ты лист не вздумай на зуб пробовать.- Засмеялся Тихомиров, врач. - Зуб только выдрали. Зfнёсешь с бумажки заразу и я тебя уже не вылечу.

- Не, ты-то как раз вылечишь, - тоже засмеялся Володька Токарев. Он смотрел на две бумаги и не видел ни печати, ни текста с росписями. Два белых листа так же ярко светились, как запорошенные снегом озёра пустые, без огрызков камыша, присыпанных метелями да буранами. - -Слушай, чего вся дичь почти уходит и рыба? -

Спрашивать было неловко, даже стыдно слегка. Коренной деревенский у приезжего из города про деревню расспрашивает. Позор же! Цирк на арене шапито. Приезжал сюда такой.

- Вот смотри, Вова, - доктор сел за свой стол и достал чистый лист и карандаш. - Я тогда у егеря тоже спросил, а в чем проблема-то? Камыш за три дня вырастает до прежнего состоянии. Это я читал, когда собирался лекарственные порошки из камыша делать. Корневищами в старину всё лечили. Выкопают камыш, корень сушат. Потом перемалывают. Мука, кстати, не хуже пшеничной. А мы, врачи, можем из этих корневищ лекарства делать, прямо хоть вот в таком кабинете. Причём почти от всех болезней.

- И что егерь? - Володька напрягся. Ждал чего-то шокирующего.

- Да что-что! - доктор написал первую строчку. «Мука, лекарства». - Не всякий камыш быстро растёт. Вот срезать его в воде - тогда да. Через неделю вырастет. Это ж тростник. А ещё рогоз есть. Он полезнее в корнях. Но дольше растёт. На вид не отличишь. Специалисты могут. А мы не умеем.

А вот когда его скосили по льду, да придавили сверху гусеницами - он ведет себя как простая трава. Скосишь её летом - быстро вырастет. А достань её из под снега и отрежь верхушку. Или сожги. Черта с два она весной куститься начнет. Так и камыш. Резаный в холодном льду он с воздухом уже никак не связан. А воздух и зимой должен в корни поступать. А тут вы его резанули, конец согнули, тракторами придавили. Всё. Воздух по стеблю не идет к корням. Потому и растёт он с горем пополам. Еле-еле.

Володька задумался и стал напряженно вспоминать, кого из животных и птиц он в последние годы перестал встречать на озёрах. Волков не стало. Они за зайцами приходили. А зайцы убежали неизвестно куда. Уток в прогретых телами полыньях тоже не встречал давно. Ондатра, прогрызавшая в самом тонком прибрежном льду норки и потом добиралась до дна, где и рыбку можно было выловить, и жучков разных - тоже исчезла. Раньше зимой рыбаки прямо посреди зарослей сверлили лунки и носили домой леща, окуня, чебака крупного, вообще перестали на рыбалку ходить. А чего ходить? Бестолку. Не клюёт рыба. Больше вообще ничего не вспоминалось.

- Вот возьму эти бумаги, да отчёты совхозные и поеду в область, - врач Тихомиров что-то ещё дописал и сунул лист в ящик стола. - Пусть сами кумекают, как это правая рука у ихних подчиненных сегодня пишет «запретить», а левая нога завтра рисует «разрешить». Вроде бы как будто кабинеты у них забиты недоумками, неучами и дураками.

- Жалко дичь. Озёра жалко, - грустно произнес Токарев Володька. И хоть стало ему совсем неловко трепать городского деревенскими вопросами, спросил: - Так наука как-нибудь объясняет, что не надо косить камыш-то зимой?

- Наука говорит, что нельзя делать что-то вместо природы. Леса жечь, траву на полях, камыш по льду резать. Родники закапывать на озерцах. Вместо самой природы с ней насильно ничего делать не надо. Нарушается экологическое равновесие.

- Какое-такое? – не понял Токарев.

- Ну, тесная связь всего живого в природе. Человек одурел уже от того, что он «царь зверей» и хозяин Земли. А природа-то не знает, что он царь и властелин всего, что на планете есть. Откуда ей знать? - Тихомиров открыл дверь и курить стал на улицу. Пациента ждал. – Лебяжье озеро за четыре года высохло. Пять метров глубина была. Теперь через него пешком ходим, на машинах катаемся. Так с него зимой косили четыре декабря. А в прошлом году в августе там и не стало даже лужи маленькой. Потому, что все пять родников возле берега задавили гусеницами. И вода пошла другое место искать. А вам чего? Деньги заплатили. Фотокарточки на доску Почёта прилепили. Почет. Уважение ударникам труда.

- Брось ты врачевать, - Володька поднялся, поправил одежду. То место, где был зуб, даже не напоминало о себе ничем. - Иди егерем совхозным. У нас и лесов полно, три речки, озера не все угробили. Иди, а!

Токарев пожал доктору руку и пошел в трактор. Тепло в нём было. Правильно сделал, что движок не выключил. Он ехал по своему следу и почти не глядел на дорогу. Перед глазами стояло бывшее Лебяжье озеро, где до зимы почти жили красавцы лебеди. Сейчас там такыр на дне и жухлая трава по берегам.

- Ладно, ладно, придумаем чего-нибудь. Есть же умные люди, помогут восстановить и озёра, и живность вернут..

На автобазе народ уже собрался и анекдоты травил. Грелись трактора, выкидывая в морозный воздух соляровые кольца.

- Тебе что там, пересадку сердца Тихомиров делал? – съехидничал бригадир Санин Иван Андреич. - Давай, надо косить ехать.

- Я не могу сегодня, - Володька отвернулся. - Мне в город срочно надо.

- Чего? - бригадир удивился.- Врач наш зуб не смог выдернуть?

-Во! - открыл рот Володька. - Выдернул. Но он попутно мне и операцию на мозгах сделал. Перевернул мозги как надо. Неправильно они в черепке лежали.

- Больно? - спросил молодой тракторист Шухов Петя.

- Зуб – не больно. Не заметил даже как он его. А вот мозги переворачивал - это да! Очень больно. До самой души и сейчас болит.

Он поехал в больницу и сказал Тихомирову.

- Ты в портфель все бумажки про озёра в портфель собери. А я за грузовиком сгоняю. В обком партии поедем. Вдвоём - оно легче буде с ними разбираться.

Через два часа они уже были в кабинете завсельхозотделом, показывали бумаги, рассказывали, злились и вглядывались в лицо начальника: - «Что решит государственный деятель?»

- Езжайте, работайте, - сказал заведующий.- Завтра комиссию пришлю. Остановим это безобразие.

Тряслись мужики по ухабистой трассе, но радостно было, не смотря на поганую дорогу. – Дело-то доброе сделали. Причем быстро, без волокиты привычной.

На следующий день никто из города ни приехал. И через день тоже. И через месяц. Вообще до весны не собралась комиссия в Валентиновку. И всё это время больно было душе Володьки Токарева. Ну, а зуб зажил основательно. Вроде бы как и не болел никогда.


Парадокс


Лучшее, что у меня сегодня есть – это моя зарплата и моя жена.

На свою зарплату я могу, если припрет, купить сразу тысячу баночек с палочками для чистки ушей, или 17 тысяч изящных белых пуговиц для нижнего белья, или 1666, 6 пузырьков полезного лекарства «нафазолин», или 2000 зажигалок, недоделанных до рабочей кондиции в дружественном государстве Китай, или целую тысячу доделанных почти до рабочей кондиции в не менее дружественной Российской федерации. Моя зарплата позволяет мне приобрести одновременно, если сильно припрет, приблизительно 833 или 832 батончика( в зависимости от названия магазина)с чем-то забавным внутри -«сникерс»,или же 762 - 764 батончика с чем- ещё более забавным и внутри, и снаружи- «баунти», или, если припрет конкретно- сразу 3618 упаковок таблеток от кашля местного производства…На мою зарплату я также легко могу постричься на местном рынке 166,6 раза за месяц, если, опять же, здорово припрет…

Мне нравится моя зарплата за то, что раз в месяц я почти без ущерба для питания могу купить сразу целых три тысячи метров шнура для сушки одежды и почти тысячу раз по 9 секунд позвонить моей жене с мобильного из больницы, где я сейчас лежу по той причине , что никак не могу понять- почему на мою любимую зарплату я могу купить только ноль целых три десятых добротного японского « ноут-бука», с которым я каждый день захожу поздороваться в «Технодом» после работы, ноль целых две десятых не менее японского телевизора «Sony» , такого же, кстати, плоского, как лепешка на нашем рынке( которых, между прочим, если припрет, я могу взять за раз прямо всю тысячу штук) и всего ноль целых и две стотысячных автомобиля «BMW –х5» , который мне не перестает сниться даже после четырех таблеток успокоительного.

На свою зарплату я теоретически могу содержать только ноль целых семь сотых нормальной жены, но , что поразительно, содержу её всю целиком и нисколько не боюсь, что она уйдет к другому, потому, что в том виде, до которого её довела моя зарплата, никто её сроду не возьмет до конца такой парадоксальной нашей жизни..

За что я и благодарен им обеим.


Пять роковых ошибок женщин


Вспоминайте, дамы.

Вспомнили? Когда мужик начинает планово и регулярно исчезать на ночь-другую из вашей любви, из вашей совместно склеенной жизни, а также из вашей общей койки на самом интересном месте? То есть, когда вам кажется, что мужик уверенно взят в заложники лет на пятнадцать минимум, заарканен, закапканен, потоплен вашей слезой счастья от избытка чувств к нему, задарен разноцветными носками, годовым запасом пены для бритья и ящиком крема, который втирают после него. Причем этими оригинальными приманками он приручен до такой степени, что уже стал доносить мусор до мусороприёмника и почти перестал заикаться при тёще.

Тут у вас обеих рождается негодующий вопрос:« Чего ж ему не хватало, если хватало всего?»

Тут же выясняется с помощью подруг, что мужик переметнулся от Зинки к Нинке. Которая, не будем спорить, красивше. У неё и ноги покривее, и горб побольше, и метла не китайская, не ширпотребная.

Но тогда возникает всеобщий диалектический вопрос, который одновременно философский и обывательски-житейский.

- Может, я чего-нибудь не так сделала? Может, носки надо было брать одного цвета, а пены лет на пять? Или, черт с ним, пусть бы вываливал мусор соседям под дверь, как всегда мечтал? А, может, надо было по старинке, как наши прабабушки делали, его иногда кормить мясом? Хотя бы по пятницам? Даже по телевизору однажды Малышева лично сказала, будто от кого-то слышала, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. И даже показывала огромный мужской желудок из папье-маше, а внутри в разрезе мясо, колбаса, сыр «пошехонский» пиво и обломки воблы.

Вот это и есть первая роковая ошибка, в которую попала даже Малышева, которая знает в разрезе мужика из папье-маше от самого маленького ногтя на ноге до центра лысины.

Не к сердцу совсем лежит путь через желудок мужика, а к голове. Которой он не только ест, но ещё и мыслит в пределах образования.

Мыслит он примерно так. Понедельник - каша «геркулес» утром и на ночь. Обед в столовой, где на гарнир «геркулес». Вторник – овсяная каша. Кофе, растворимый настоем овса на рыбьем жире. Утро и вечер. Обед в столовой на работе. На гарнир каша овсяная к биточкам из геркулеса. Среда. Овсяные воздушные хлопья под майонезом «провансаль»

Это завтрак и ужин. Обед в столовой: На первое овсяный суп-пюре. На второе пюре из овса. На третье - овсяная сыворотка со вкусом сёмги. Четверг. Утром и вечером дома - омолаживающие пророщенные зерна овса. На третье – молодая зелень овса, замоченная в собственном соку. Обед в столовой: на первое суп Геркулес из чистейшего геркулеса, зато на второе и третье - овсяные оладьи с коктейлем из овса и геркулеса, разведенного отваром овсяной шелухи.

В пятницу мужик исчезает сразу после работы, на звонки не отвечает, через подружек не отыскивается до воскресного вечера. Часам к 22 PM в воскресенье он приходит почти ползком и пахнет на жену с тёщей всякой гадостью: блинами, малосольными огурцами, рыбой осетр, пивом и действительно копченой колбасой микояновской фабрики. Оказывается, он случайно встретился с одноклассниками и выходные они провели в ресторане «Зайди перекуси», там же и заночевали в раздевалке на крючках с номерками.

Вторая ошибка, дамы, в том, что вы беретесь вместе с умной мамой, (для него, пардон, тёщей) мужика взять на испуг. То есть намекнуть через родственников, что собираются вообще не давать ему геркулес ни в каком виде, но ничем его не компенсировать. Потому что мужик любой, даже орёл, чахнет без геркулеса, как говорил по телевизору другой бессмертный целитель – Малахов. Вянет мужик – говорил Малахов, - и по овсу болезненно страдает, и даже ест его тайно в магазинах сырым прямо из пачки.

Третья ваша роковая ошибка в том, что вы верите про одноклассников, ресторан « Зайди перекуси» и про ночевки на вешалках. Во-первых, за ночь зависания на крючке для пальто любой мужик с пятью литрами пива в организме, отвисает к полу и становится в среднем на семь сантиметров длиннее. Ночью незаметно замерьте его всего рулеткой и убедитесь в том, что мужик не удлинился ни целиком, ни отдельными частями тела. Значит врёт. Но почему?

Четвертая женская ошибка в том, что её сразу же поражает молния жуткой догадки. Это даже не догадка, а страшное откровение:«Он меня больше не любит и у него есть другая, которую он теперь любит вместо меня, потому что у неё импортный геркулес из какой-нибудь Шри-Ланки! Права была мама, когда вспоминала отца, который бросил её, не доев полтонны геркулеса, купленные по дешевке оптом. А после развода пошел на курсы поваров и сейчас категорически не женится, работает в кафе на вторых блюдах и имеет толстые розовые щёки, внешность зрелого помидора и такой счастливый вид, будто ему каждый день дарят по внедорожнику модных брендов».

И вот она пятая, главная и самая тупая ошибка. Пусть те дамы кинут в меня камень, бревно или стеновую панель, кто не считает, что геркулес для мужика заменяет и мясо, и пиво, и блины, а также блинчики с творогом и вареньем, рыбу хек, луковый суп по-французски, сыр «дор блю», охотничьи колбаски, коньяк с пятью звездами «Арманьяк» и даже виагру, если вовремя дать. Ну, геркулес, в смысле.

Закройте глаза и вспомните историю средних и более ранних веков. Что делал тогда мужик? Правильно. Мужик воевал и ел, ел и воевал. Когда как получалось. Генетически он и сегодня сформулирован природой так же точно. Воевать главным образом, (за исключением тех мужиков, которые живут не в мирных странах) ему кроме жены и тёщи не с кем.

Ну, может, если повезет, повоевать с соседями напротив по причине сбрасывания мусора им под дверь. Но даже сильно побитый соседями по голове чем попало, он все равно хочет и должен есть! Настоящий мужик есть может с утра до утра с перерывами только на забег в ватерклозет. Настоящий мужик ест всё: мясо в любом виде, состоянии и форме, причем неважно – чьё. Он охотно мечет рыбу, сыр, кефир, конфеты, консервы, колбасы и сосиски с сардельками, китайский взрывпакет, (он же - бич ланч), пирожные, творожную запеканку, борщ и даже сальсифи по-коринфски в соусе «Жу».

Когда жена в отъезде и кроме геркулеса в доме только мебель и разные домашние тапочки, настоящий мужчинский мужик сожрет либо сервант, либо книжный шкаф вместе с четырьмя книжками и все тапки без исключения, даже свои.

Да! Не будем отрицать, что наиболее бережливые и мудрые мужчины предметы домашнего уюта кушать не станут. И тогда у них нет никакого другого выхода, как завести любовницу.

Многие считают, что любовницу заводят для любви с этой любовницей. И вот это - главная и разрушающая семьи обманка и ошибка. Нормальный мужик знает от друзей и понимает, что любая любовница сначала накормит, напоит, а потом уже, если мужика не перекормит и не перепоит – спать, возможно, уложит. И он, если правильно покормлен, то засыпает мгновенно, повторяя перед падением на кровать не имя любимой, а словосочетание «чесночная подливка к антрекоту». Любовница, она тоже человек, и не желает низко пасть лицом в грязь или в недоделанный оливье. Для неё тоже главное не постель, от которой её давно мутит, а сделать мужчине приятное, доставить такое удовольствие, какого он сроду не получит дома. И она готовит такие шедевры кулинарии, что бросить её мужик не сможет даже по приговору Верховного суда.

К чему это я? Я к женщинам, к женам, взвываю! Или, ладно, просто, но убедительно взываю.

Если вы хотите иметь дома верного, надежного, негулящего по любовницам мужика, не слушайте этих идиотов - проповедников здорового, а то, не дай Бог, диетического или, совсем ужасно, вегетарианского питания. Больше мяса, а, если это возможно, то мяса ещё больше. И будете вы с ним жить в обнимку над третьим по счету шницелем за вечер, и выпьете по-братски вместе литра полтора водки «хрустальная». И будете жить с ним долго и счастливо, и умрете в один день.

Если, конечно, за раз оба шибко злоупотребите палёной, но хрустальной водкой.


Салями, сэр!


Васяткин страшно любил колбасу «салями». Но ни разу не ел. Брал он каждый день к вечеру бутылку водки хоть и не дорогую, но на «салями» всё равно не хватало. То есть можно было бы и взять, но тогда на следующий день не хватало бы на водку. И любил он поэтому «салями» теоретически: по слухам и по внешнему виду. Слухи ходили очень разные и только

раздражали. Потому, что некоторые говорили о « салями» почти как об обыкновенной колбасе , а кто-то произносил слово «салями» так, как говорят о женщине, на которой завтра пора жениться. Но никакие слухи не могли

затмить красоты упаковки. Она была трех аккуратных цветов, с золотистыми нарисованными ниточками, которые окручивали палку колбасы витиеватой спиралью, а посредине палки, в кружочке, отороченном двумя серебристыми нитками, был изображен рыцарь. Может, конечно, и не рыцарь вовсе, но мужчина был строг, с усами и в шлеме.

- Если колбасу развернуть – представлял Васяткин – то упаковку можно будет легко разгладить и повесить на стенку вместо картинки из журнала.

А жена выдавала Васяткину в день всегда одинаковую сумму: на проезд туда, на обед там, и на проезд обратно. Если не ехать, а шлёпать на работу своим ходом и не обедать – к вечеру собиралось ровно на бутылку без закуси. Он выпивал пузырь по дороге домой в попутной чебуречной, вдыхал вязкий горячий запах затаившейся в куске теста баранины, мысленно закусывал этим едким запахом и шел домой ругаться с женой за ежедневное питьё водки, безденежную работу и отсутствие мужских качеств: умения зарабатывать, воли, ума и любви к жене.

Такая однообразная, просто никакая была у Васяткина жизнь, которую он терпел и одновременно не любил, как и жену.

Однажды шел он из чебуречной домой ругаться с женой, имея внутри себя пол-литра, которые привычно тепло растекались по организму, и, видно, чересчур расслабился, так как случайно попал под иностранный джип. Ну, попал- это уже для криминальных сводок… Джип этот просто на переходе слегка поддел Васяткина за нетренированный зад , что Васяткина подкосило и уронило на исковерканный асфальт.

Мужик, который рулил джипом, дал ему два раза по морде, но свидетели стали кричать, что мужик сам наехал на Васяткина, а не Васяткин попал под джип, и что они, свидетели, всем хором сейчас вызовут дорожную полицию. Тогда мужик дал Васяткину по морде уже потише, затащил его в машину и они поехали.

Васяткин ехал в джипе впервые и ему стало интересно. Много кнопок, всё отовсюду светится, а магнитола –так сразу в несколько цветов, и руль непривычно толстый, одетый в меховую шубку, и, главное, панель! Такая утонченная и элегантная, как вроде её специальный скульптор лепил. А кресло вообще – сидишь как в пуховой подушке. Мужик молча понаблюдал за любопытством Васяткина и сказал:

-Ладно, лох, сдуйся, короче типа я в натуре виноват, что на тебя наехал и в рыло зря махнул…Давай на выбор- или я тебя до дома довезу, или пузырь тебе поставлю. –В тебя – говорит – по моему запросто ещё пузырь влезет. Один – то, как я чувствую, ты уже на грудь взял…

А Васяткин как-то непривычно для себя очень быстро сообразил и прямо таки закричал: - Не надо меня домой и не надо пузырь! Можете в магазине взять одну палочку «салями»!?

Мужик равнодушно почесал за ухом и сказал: - Ты вникни, лох! Я ж тебе пузырь не палёный какой ставлю, а чистый « СМИРНОФФ» .Сам пью..Ну, когда виски нет под рукой. А ты у меня эту тошнотину просишь, какую-то «салями» Медведи её пусть едят! Ты извилины-то расчеши - «СМИРНОФФ»! Сам бы сейчас глотнул стаканок, но нельзя, бизнес, блин, надо вертеть. И руль. Я ж видишь - за рулем сижу.

- Салями! – сказал Васяткин голосом, каким семьдесят лет назад диктор Левитан произносил фразу « От Советского Информбюро!» Железным и твердым голосом подписал он мужику приговор.

- Первый раз такого придурка вижу – хмыкнул мужик, остановился возле ближайшего супермаркета и через пять минут принес короткую и не очень толстую палочку, золотистую, в переливах.

- Салями – вслух прочитал Васяткин сквозь выползающую слюну.- Голд!

И стал разворачивать, чтобы для начала просто откусить, а целиком съесть уже в подъезде.

- Э! – закричал мужик и чуть не наехал на автобус, - Только не здесь! Меня от этого запаха крупно тошнит. И машину потом за день не проветришь. А у меня вечером на твоем месте будет вот такая шмара сидеть! Мужик увлеченно описал в воздухе пальцем формы шмары, А тут такая вонь! Девчонка насквозь пропитается .Мне потом что, её всю ночь нюхать? Лучше я тебе сейчас куплю всё - таки флакон «СМИРНОФФ» Из горла выпьешь и пусть в салоне лучше хорошей водярой пахнет .Моя шмара к ней приучена капитально, как порядочный пёсик писать в песочек…

Он снова остановился возле какого – то магазина с двухэтажной витриной и купил Васяткину плоский трехсотграммовый пузырек с размашистой росписью «СМИРНОФФ» Васяткин никогда не пил «СМИРНОФФ», Да и видал его давно и мельком. Поэтому перед тем, как хлебнуть из горла, сильно выдохнул и мысленно помолился, чтобы не вырвало. Он не любил пить из горла. Но тут выбора не было.

Водка водкой совсем почему-то не пахла. Наоборот- от неё веяло свежестью и ароматом карамели. Он вздохнул и сделал глоток, но как-то не понял даже, что через несколько секунд пузырёк опустел.

- А хорошо пошла, - сказал мужик и зевнул. – Грамотно принял. Вот одного не пойму – откуда у вас, чмырей, деньги берутся на классную водяру? Может ты и виски пьешь из горла? Вон как выпил, аж бровь не дернулась. Меня ,вон, и то кусает, когда самое хорошее пью. Как бы краснею на секунду. .А дерьмо не потребляю, упаси бог.. А ты прямо как солдат: глазом не моргнул. Значит привык к элитному пойлу. Но вот откуда они у тебя, слесарюги, берутся, бабки-то серьезные? У тебя ж, небось, зарплата, как у инвалида пособие на бедность…Ты хоть стольник зеленый видал живьём хоть раз?

Мужик достал из внутреннего кармана портмоне из чьей-то кожи, вынул оттуда сто долларов и покрутил над головой. Васяткин отметил, что таких бумажек в портмоне не меньше десятка.

- Нам зарплату уже пятый месяц не дают, - сказало он без выражения. – А работаю я точно - слесарем. Как Вы угадали?

Мужик так заржал, что снова чуть не наехал на очередной автобус. Васяткин почувствовал, что водка стала подавать хорошие признаки душевной жизни. И он незаметно и аккуратно сунул «салями» в боковой карман.

- Ну, тогда ладно, спасибо, - вежливо сказал Васяткин, - отсюда я дойду. Тут уже рядом.

Мужик тормознул.

- Это...Зря я тебя по морде – то, - сказал он искренне. – Ты вроде лох нормальный, ну, типа не чмо…На тебе зеленый на память..Да бери, у меня их на три жизни припасено.. И считай – ничего не было. Вкурил?

- Ну, а то как же..- тихо казал Васяткин. – А чего было – то? Ничего и не было…Меня, вон, когда балка со штабеля падала – крепко задела. Ребро, вон, неделю уже ноет. А лицо у меня вообще закаленное. Я раньше на ветру работал. .Монтажником по электричеству.

- Я раньше тоже работал, - закрыл глаза мужик – Дальнобойщиком был - хрен сейчас такие есть. .А теперь вот бизнес у меня, понял? Потому что расти надо, укрепляться и обрастать панцирем.. .Жизнь,- она пока у всех одна. Машина вот моя тебе нравится? Так у меня их три разных .И квартир- четыре. И коттедж за городом. А шмар сколько! Бр-р- р!!!

Васяткин машинально взял купюру, поёжился, вжал плечи, попрощался и вышел.

В подъезде он сразу достал из кармана «салями», развернул, понюхал. Пахло чем – то сложным, незнакомым и душноватым. Он откусил и ничего не почувствовал. Что-то жеванное с добавлением перца и соли. Он откусил еще раз. Во рту стало почему – то скользко, жирно и вообще как-то неуклюже. Пожевал с минуту. Выплюнул.

- Докторская поприличнее будет – вспомнил он любимую колбасу жены и начальника цеха. – А шума - то сколько вокруг этого непонятно чего.. «Мы вчера брали «салями»…Так.. К винегрету...» Понты сплошные. А эта «салями» - хлеб сырой. С салом.

Он швырнул огрызок колбасы под лестницу, сел на ступеньку и достал из другого кармана узкую зеленоватую бумажку с чьим-то портретом. На ладошке лежали натуральные сто долларов, которые Васяткин раньше видел только на фотографиях и в американских фильмах на DVD.

- Красивая. – заключил он, перевернув купюру раза четыре на разные стороны, после чего пошел домой.

Жена как всегда молча жарила картошку. Васяткин прилепил ей стольник на широкое плечо как погон и сел рядом.

- Вот. – сказал он лениво – баксы. Доллары значит. Сто баксов. На наши перевести - считать замаешься.

- Наверное – две, а то и три твоих зарплаты.- хмыкнула жена, переворачивая картошку . – А где взял-то, Борь? Не украл?

- Ну, ты дурная, - хохотнул Васяткин. – Где ж столько украдешь? Заработал я! Лицом. Фотограф один по дороге попался. – У Вас, говорит, мужчина, лицо сильно напоминает боксерскую грушу. Раза три сфотографировал. Потом вот стольник заплатил за тренировку.

- Иностранец. – охнула жена. – Они все чокнутые.

- Так я хотел сперва домой «салями» купить. Колбаса такая, слышала может? Для крутых. А потом передумал. Думаю, лучше мы на эти деньги луку мешок возьмем, мешок муки, да сахара. А ты в салон сходишь..Ну, где красят, прически дурные делают. А там и мне останется чуток на это самое. На чуть – чуть. Заработал же.

- Какой разговор, Боря! – тепло сказала жена, ещё раз переворачивая картошку покрасневшей стороной вверх. – «Салями» - баловство эти самых. Оли… как там..?

- Олигархов, - вспомнил Васяткин.

- Для гонора едят. – жена выключила конфорку и накрыла картошку крышкой. – Потому как деньги у них ворованные. А честные зарабатывать – это им надо у вас, у работяг учиться. Купим ещё утюг без пригара и чайник , который сам выключается. Как у Нинки. И носки тебе теплые на зиму.

Она открыла крышку сковороды, еще раз перемешала картошку и робко спросила

- А еще когда заплатят?

- Скоро – сказал Васяткин убежденно. – Рабочему человеку один раз покажи, как надо зарабатывать, считай всё – второй раз учить не надо.

Он взял зеленую бумажку, посмотрел её на свет, как видел в кино, потрогал челюсть, щеку. Вроде не болели.

- Салями, блин! - сказал он с естественным отвращением – сто лет не пробовал и в мыслях нет.

Он закурил и пошел на площадку вспоминать – где в городе есть всякие фирмы, возле которых всегда, когда мимо шел - видел много иномарок.


Сервис


С премии кто куда, а мы с Сергеем Петровичем как обычно - в парикмахерскую. Ну, очередишку там скромненькую отсидели, человек, может, двадцать всего. Остыли. Расслабились. Хорошо.

Потом Сергея Петровича стричь стали. Гляжу - неплохо вроде стригут, профессионально. Ну, разве сзади маленько скособочили, да левый висок напрочь снесли, А в целом здорово постригли. Мастерски. За 50 долларов всего в переводе на наши деньги.

Надо, думаю, потом к этому мастеру обязательно сесть. Специалист, сразу понятно. Даже, видно, виртуоз!

И вот, знаете, к нему и сел. Мастер, ясное дело, сразу ножницами защелкал, обрадовался, что клиент не какой попало, а отборный идет. И стрижет он, надо сказать, не глядя. То есть он с соседним мастером беседует насчет неизбежной затупляемости ножниц и параллельно на ощупь меня стрижет. Его высокая квалификация ему это позволяет.

Гляжу – тоже вроде тоже у него замечательно получается моя прическа. Только, может, сверху чуть больше нормы снято. Прямо – таки целый клок напрасно выхвачен, И голова, знаете, очень натурально из прически выглядывает. Ничего, думаю, это можно сверху шляпой прикрыть. Даже внешность еще интеллигентнее станет. Очень даже, думаю, выигрышный момент. И сижу дальше, радуюсь, что теперь, наконец, начну в шляпе ходить. Гляжу – ну совсем симпатичная прическа выходит. Если все время левой стороной к людям стоять – то очень даже мило смотреть. Прямо – таки шедевр парикмахерского искусства.

А правую сторону мастер напрочь состриг. Под нуль. Получается, что я как-то должен ходить по городу, чтобы люди всегда были только слева. Нет, думаю, это не на всех улицах у меня получится. А в автобусе вообще – никак. Только если сидеть дома в окне левой стороной в сторону проходящего мимо окна населения.

Я мастеру тогда говорю: - или, говорю, сейчас прямо надо милицию позвать? Не может быть, чтобы Вас за такое преступление на свободе оставили! Или выкручивайтесь изо всех своих парикмахерских сил как можете!

Мастер этот тогда не к месту занервничал, ножницы стал на пол ронять.

-Надо же – говорит – каких подлых клиентов к нам стали пускать! - Я – говорит – специалист высочайшей квалификации, у меня ножницы и то именные! От председателя горбыткомбината! За лучшее исполнение прически «наголо» Я, говорит, лауреат межрайонного конкурса и почетный член городского клуба собаководов! И я не позволю!

Тут, хорошо, директор их подбежал .Серьезный, сразу видно, мужчина. Нестриженый никогда вообще. Ответственное лицо. Волос на нем как на всей очереди, человек двадцать очередишка, я рассказывал…

- А ну-ка повернитесь анфас. Любопытно с профессиональной стороны, как он Вас изуродовал. И давай меня разглядывать, и рулеткой останки волос замерять.

- Да – согласился он скорбно, - Справа, действительно, на семь, а местами на восемь сантиметров короче, а слева всего на три. Почти брак. Но, честно говоря, ходить можно. Ночью или же, знаете, под утро, когда еще не всем всё видно. Серьезного ничего пока не вижу.

Мастер мой тогда сразу в разговор влезает.- Я, обещает,- даже газетку ему за свой счет с премии куплю. Вполне можно правую сторону газеткой прикрыть. Даже оригинально.

- Ладно. – говорю, - не ожидал от вас. Придется, наверное, писать в министерство. Или пусть считается, что я у вас бесплатно постригся.

Мастера от этих слов просто скрючило и сильная дрожь забила.

- Это как же – кричит – может быть бесплатно, если ножницы не менее, чем на полсантиметра стерлись о Ваш проволочный волос. Разве это волос! Гвозди делать из такого волоса! Я, кричит, вообще не понимаю такого нахальства.! А директор, умный, видно, мужчина, говорит строго: ладно, мол, раз так столкнулись нравы и принципы, то давайте будем считать, что бесплатно. Долларов 20 по курсу нашими деньгами заплатите в кассу, и до свидания. Приятно было познакомиться!

- Ну ладно – соглашаюсь. – это уже совсем другое дело. Это уже чистое уважение к клиенту и забота. Очень трогательно.

- И Вы теперь, в период отрастания прически , главное, не волнуйтесь.- говорит директор - Если нервничать - волос плохо лезет, неравномерно и пучками. А мастера этого я непременно накажу своей властью. Я ему выговор объявлю и, вероятно, лишу его права работать с одеколоном Жасмин на три месяца. А может даже на все полгода. Или лучше я его вообще уволю по собственному желанию директора!

- Можете идти, - обращается он к мастеру. – Я Вас уволил.

Мастер, не долго думая, халатик свой белоснежный сбрасывает, расчески и пульверизатор по карманам распихивает, ножницы затыкает остриём за носок и бодро уходит из помещения.

- Ну, - говорю,- спасибо Вам за благополучный исход. – Теперь, ладно, и с левой стороны тоже под нуль соскоблите и в этом виде я благополучно уйду. Извините, что надоедаю.

- Знаете что! – директор поглядел на часы и затяжно улыбнулся. – Давайте еще восемь минут о чем- нибудь отвлеченном побеседуем….А как раз через восемь минут заканчивается месячник культурного обслуживания населения. Я, представьте , в связи с этим долбаным месячником просто не могу с Вами нормально поговорить. Вот он сейчас кончится и я тогда Вас.. это..по всем пунктам..

Тут, хорошо, Сергей Петрович выручил.

- А давайте – говорит, мы сейчас куда – нибудь Вам благодарность запишем. Так, мол, и так, за всё спасибо, будем приходить к вам всю жизнь. А Вы его за это до упора дострижете.

- Так это всё в корне меняет! – обрадовался директор. – Благодарность ещё сильнее украсит наш и без того передовой коллектив. Садитесь, я Вас лично достригу.

И, знаете, как сказал, так и сделал. Прекрасно достриг. Мастерски. Правда , сверху стричь не стал, островочек такой небольшой оставил, с блюдце размером.

- Тут – говорит - я не могу. Квалификации не хватает. Руководить – это я запросто. Пожалуйста, обращайтесь. А сверху, будьте добры, сами достригите. За это, говорит, я Вас, чтобы обид не было, одеколоном Жасмин полью всего целиком сверху донизу. Причем совершенно бесплатно. Долларов всего за десять нашими деньгами по курсу.

Вот вы думаете – я на эту парикмахерскую злой. Да напротив!!! Вот раньше я кто был? Простой среднеарифметический мужичок. А теперь с меня люди глаз не сводят, внимание обращают. И даже, представьте – наконец и женщины!


Сцена у рояля


Барабасовы достали вещь. Что-то японское. Оно имело семьдесят тумблеров, пятьдесят восемь кнопок, двадцать индикаторов и, как рассказывали Барабасову, явилось миру только в трёх экземплярах. Один купил император Японии, второй – он же – прихватил на всякий случай, если выйдет из строя первый, а третий взял было тоже, но потом передумал и сдал в комиссионку, где в этот момент совершенно случайно находилась Соня Сумкина с мужем, приехавшие в Японию по турпутёвке.

Соня Сумкина привезла вещь домой и обнаружила, что кнопочки диким образом не вписываются в интерьер, а тумблеры, если и вписываются, то плохо.

Кроме того, приглашённый на просмотр вещи специалист по импорту Боба Ушечкин сказал, что она наверняка в нерабочем состоянии, иначе чего бы император пускал такое добро через комиссионку.

Тогда муж Сони, которого давно уже угнетало присутствие в доме лишних предметов, моментально созвонился с Барабасовыми и на другой день эту штуковину им сбыл.

Глава семьи Барабасовых, убедившись, что заросшую кнопочками штуковину без инженерной подготовки не включишь, взгрустнула, но распорядилась тем не менее установить её на почётное место – у рояля.

В субботу вечером к Барабасовым стали совершенно случайно заходить гости. Они сделали вид, что ничего о покупке не слышали, трогали тумблеры и говорили комплименты частично Барабасовой, частично японской фирме. К ужину мимолётные гости разбежались и остались одни достойные.

- Да, - сказала продавец книжного Клава Попрыгасова, обыгрывая мимикой жуткую зависть, - только за то, что я эту штуку здесь видела, с меня, как минимум, детская энциклопедия. Кстати, о детях. Недавно выяснилось, что наш Петюня терпеть не может музыку. Давайте попробуем устроить его в музыкальную школу к вашему Веникову…

- Конечно, конечно, - обрадовалась Барабасова, - я давно хочу наказать Веникова за то, что он не понимает, для чего в нашей квартире рояль.

- А для чего, правда, рояль? – спросил из уголка толстенький молодой человек, которого привела с собой Маша Ручкина, из ювелирного.

Стало тихо. Все стали пить кофе по-турецки с сухариками.

- Кстати, - откусывая сухарик, сказала Маша Ручкина, - такой же кофейный сервиз я видела на международной выставке керамики. Его там отметили за симпатичность.

- А это он и есть, - заметил Барабасов как можно небрежнее. – Что касается сухариков, то они засушены на кухне ресторана «Седьмое небо». У Волосовичей там тётя.

- Простите, - перебил толстенький молодой человек, - а кто у вас всё-таки играет на рояле?

Барабасова поморщилась. Барабасов посмотрел на супругу и тоже скривился. Недалёких людей они она не любили.

- У меня, кстати, тоже есть знакомый в тресте столовых и ресторанов, - вспомнила Клава Попрыгасова, которая тоже недолюбливала как недалёких людей, так и всех остальных. – Но он пока того… временно не работает.

Спутник Маши Ручкиной допил кофе и решительно спросил, глядя в глаза Барабасовой:

- Так кто играет на рояле?

- Простите, - поднялся Барабасов, интеллигентно бледнея, - простите, но причём тут рояль? – Никто, - сказал он, доводя бледность до предельно благородной кондиции, - никто из присутствующих, мне кажется, вообще не избирал предметом обсуждения наш рояль.

-Всё понятно, - пробормотал поставленный на место приятель Маши Ручкиной и как-то сразу попрощался и как-то тут же ушёл.

- Эх, Маша, - удивилась легко обиженная Барабасова, - откуда у тебя такие друзья?

- И как он сюда попал? – сказа ещё бледный Барабасов.

- Я извиняюсь, - покраснела Маша, - что сразу не познакомила. Это Федя из института радиоэлектроники. Он с ребятами на досуге эту штуковину из отходов собрал. Эмблему японскую для смеха прилепили, а когда деньги понадобились, продали этот аппарат Сумкиной, которая у них бухгалтером работает и, по слухам, всё подряд покупает.

- А рояль причём? – прекратив бледнеть, спросил Барабасов.

- Так это к нему приставка такая. Подключишь, рояль может любой инструмент копировать. От скрипки до тромбона. А подключить, кроме него, эту технику никто не может.

- Ой, - взволновалась Клава Попрыгасова, - может ещё не успел далеко уйти? А, может, вернём его?

- Этот рояль, - сказала Барабасова гордо, был предназначен для известного ансамбля «Зелёные ребята», а Груздевич сумел устроить его нам.

- А зачем? – вырвалось у Маши Ручкиной, и все увидели, что Барабасов неумолимо бледнеет.


Такая работа


В понедельник Петров клал внутреннюю стенку в два кирпича с дыркой для вентилятора.

Перед обедом пришёл мастер, посмотрел на стенку сбоку и сказал:

- Просил я тебя, Федя, не ходи по воскресеньям к Шифоньерскому. – Видишь, крен теперь стена даёт, вроде в сон её тянет… И кирпич у тебя танцует, Федя, ровно артист. И дырку ты, обрати внимание, не с той стороны пристроил… Говорил ведь: сиди в воскресенье дома или в библиотеку сходи, в читальный зал, спецлитературу полистай. Эх, Федя…

- Ну, чего ты, Захарыч, - сказал Петров, роняя голову на прохладный кирпич, - не надо, ну… Далась она тебе, эта стенка, вместе с дыркой. Я тебе завтра пять таких до обеда поставлю, ты ж меня знаешь.

- Да ведь некуда уже их лепить, Феденька, - горько улыбнулся мастер, - твоя – последняя. И вообще, сегодня к нам комиссия приедет. Рабочая. Сдавать нам этот домик скоро, никуда не денешься… А стенка твоя, не дай бог, на эту комиссию ссыплется. Тогда ты, Федя, считай, без премии, а меня, надо полагать, - того…

- Да ты что, Захарыч! – воскликнул Петров шёпотом, перекладывая голову с нагретого кирпича на прохладный, - что ж то ты говоришь-то! Когда же такое было, чтоб мы – без премии? Панель торцовая, вспомни, в прошлом месяце соскочила – ничего. Пролёт лестничный Вася с Сергуней на шестом этаже забыли повесить – тоже ничего. А когда Зюзин с Мышьевым душ по всему дому в спальнях прикрутили – кто нас рублём обидел?

- Так мы же тот дом как экспериментальный оформили, - вспомнил мастер, закуривая. – Там ещё и окон, кажись, не хватило. Восемь штук. Коля Сидоров в чертёж не глянул и бетонной стеной те места заложил… А премия, однако, действительно, ничего…

- Ну, вот, - успокоился Петров и сдвинул голову на два кирпича влево. – а то, ссыплется, комиссию придавит, премии не будет. Комиссия, во-первых, вся поголовно в касках. Во-вторых, их там десять мужиков. Их десять, нас тут пятнадцать плюс прораб. Пусть на них три таких стенки свернутся – через пять минут всех в строй поставим.

- Молодой ты, Федюня, - сказал мастер, отходя от стенки, - зелёный. Всё тебе просто-запросто. А я вот помню – Мальцев дом сдавал, бедненький. Так у него там один, из комиссии который, к полу прилип. И не пускали же его в ту комнату, сдерживали. Полюбовался, мол, прихожей и давай дальше. А он, как назло – любопытный… Ну, дошёл до середины и прилип. Намертво. Канат ему бросили и дёрнули вшестером. Отклеили, конечно. Но не целиком. Без туфлей.

- И что? – спросил Петров, - поглаживая холодным кирпичом затылок, - не дали премию?

Мастер закурил, задумался.

- А ведь глянь-ка, Феденька, дали, однако… Точно, дали. И благодарность ещё всем шестерым за то, что не позволили ответственному лицу присохнуть к сурику.

После обеда пришла комиссия.

- Вот, - сказал мастер, показывая на стенку. – Это наш последний штрих к картине досрочной сдачи объекта. С планом мы справились на на сто два целых, четыре десятых и одиннадцать сотых процента, что на ноль целых, две десятых и тридцать одну сотую выше, чем за этот период позапрошлого года…

Комиссия от всего сердца зааплодировала, отчего стенка сразу упала и всех, кто был, придавила.

В пятницу мастер вышел на работу. Петров клал наружную стенку в три кирпича с большой дыркой для окна. Мастер поглядел на стенку сбоку и сказал:

- Выходной, Федюня, вроде, завтра, а стенка у тебя уже как больная. К земле её гнёт и кирпич опять танцует…

Петров почесал голову о прохладный кирпич и удивился шёпотом:

- Где ты, Захарыч, видел такого каменщика, который бы на другой день после заслуженной премии ровную стенку клал?

Вспоминал мастер, вспоминал… Не вспомнил


Эссе


Книга жизни


Всерьёз я безо всякого желания подумал об особенном, и, наверное, самом высоком смысле жизни - о смерти - когда вышел из морга. Пять минут назад два мужика в серо- белых, никогда не глаженых халатах выкатили из неровно залитого цементом кривого коридора больничную каталку, укрытую такой же свежести простыней, под которой до этого уже возили Бог знает сколько покойников. Под ней лежал мой мертвый отец. Простынь мужики стянули до середины отцовского гробового пиджака и сели на подоконник.

- На последнее свидание отпущено пять минут - сказал один из них.

-И руками не надо трогать, только что напудрили - погромче сказал другой.

Отца я не узнал. Видимо это и отгородило меня от слезы. Я еще в самолёте тяжело, но настроился-таки увидеть покойного близкого человека без трагических эмоций, но то, что лежало на каталке – совсем не было похоже на человека.

Отец жил один в другом городе и к нему никто кроме соседа не ходил. Он умер утром в пятницу, а сосед пришел только во вторник после работы. Сначала один, а потом с милицией, чтобы от имени государства законно взломать дверь. К тому моменту Борис Павлович не существовал уже почти пять дней и июньское тепло через открытое окно обезобразило красивого даже в старости мужчину страшно. Это было что-то черное, обугленное долгим смертным временем не в могиле, с неразличимыми чертами лица и черными кистями рук, связанными на груди серой, разрисованной крестиками ленточкой.

Минуту я стоял в полуметре от отца и не мог отвернуться от того, что всю жизнь мою было родным лицом. Потом пришел ещё какой-то мужик в очень белом халате и положил на каталку бумагу с печатью. Я взял справку паталогоанатома и среди множества букв выловил заключение- « смерть наступила в результате гнилостного разложения трупа». Хотел спросить мужика - а как это? Но он уже поворачивал за угол маленького холла в коридор. Санитары слезли с подоконника, натянули простынь отцу на голову и с грохотом развернули каталку так, чтобы покойника катить обратно по коридору ногами вперед.

Я вышел на воздух , пахнущий березами, как попало натыканными вокруг морга.

Постоял, покурил, сунул в карман справку и пошел мимо демонстрационных памятников, оградок и венков к остановке автобуса с маршрутом «центр- кладбище». У отца закончилась вся жизнь, а у меня всего только один этап: - теперь у меня отца нет.

Вот тогда я и понял смерть как единственное, исключительное и не случайное полное право любого, кто ещё мается жизнью. Остальное случайно и не логично абсолютно всё. Рождение случайно и в принципе бессмысленно, потому что самой жизни ты не нужен вообще. Не появился ты на свет Божий – всё будет идти как шло. Вместо тебя где-то явятся в мир другие. Явятся тоже случайно и не понятно для чего. Что-то неведомое и мощное, какие-то инерции и необъяснимые силы потащат их, любящих жить, к старости и к обязательной смерти, по дороге к ней позволяя использовать, кто как сумеет, своё короткое и хрупкое существование либо в пользу, либо во вред. Но зачем? После кого-то родственникам, оставшимся временно преодолевать жизнь дальше, перепадет в худшем случае банальное наследство, а в лучшем – всему народу сразу какое – нибудь общественного пользования большое и полезное наследие. Кто -то, как мой отец, не оставит ничего, кроме фотографий в семейном альбоме , партийного билета и скоросшивателя с рукописями стихов, которые стеснялся читать и боялся публиковать.

Я перелистал, насколько вспомнил, отцовскую жизнь. Со стороны глядя и не вдумываясь - удачную. Известный журналист. Все уважали. Но близкие постоянно были рядом с его житейскими страданиями, в паутине его проблем и боязней. Он на воле как будто тяжко отбывал срок наказания за какие-то никому не известные плохие поступки, мучился, старался делать хорошие. И делал. Но кто-то неведомый , хозяин и распорядитель его жизни, видно, не принимал их. От этого он становился несчастным, путался и ошибался, делал глупости большие и маленькие, потом снова брался за добрые дела. Но, похоже, не доделал. Остался один. Ушел из семьи. Потом умер. Всё.

Жизнь вообще печальна. Преодоление всего и всегда - это первый и основной признак, и четкий закон жизни. Никто никогда не видел человека, который не имеет проблем, который не тратит жизнь на преодоление всяких, малых и не малых заковык, загогулин, нестыковок и неудач.. Если вам встретится некто оптимистично бравый и устремленный к высотам, если скажет вам, что жизнь прекрасна и нет проблем - вы ему не верьте. Он врёт. Может потому, что глупый. Не читал в детстве даже про Му-Му и Каштанку…А, вероятно, он временно перевозбужден на текущий момент. Деньгами. Женщиной. Отсутствием болезней тяжких. Но он врёт!

Проблемы всевозможной сложности, от мельчайших до глобальных – суть любой жизни. Причем всюду. И не у только у давних и недавних поколений или у нас. Жизнь вообще всегда, сколько существует, была наказанием для людского и животного, и растительного рода. Бессмысленность жизни , явная и необъяснимая, заставляет людей , имеющих ум или не имеющих, искать смысл жизни...Зачем? Для чего? Что при этом должно поменяться, если найдут?

Тоже не понятно. Сейчас напишу витиевато, не попросту, и многие меня заругают. За заумь и нефилософскую наглость. Но, тем не менее.

Не только мне одному, наверное, кажется, что земная жизнь людей - это и есть тот самый ад, куда всесильные и всемогущие энергетические силы спускают нас в белковой форме существования, чтобы ответить за что- то нехорошее, сделанное в существовании ином, бесконечном. В другой форме, конечно, бытия. Может в виде сгустка энергии. Или, как его зовут здесь - души... Но не суть это..

Какая разница в том, что там за неведомая форма существования обрекла тебя на такие проступки, за которые Управители энергетической бесконечности перевоплощают тебя в белковое существо и отправляют в "отстойник", в ад! Для искупления какой - то вины. Я не религиозен, я понимаю мир и жизнь до банального реально, без сатанизма или буддизма. Я вижу людей, утопающих в жизни, которая, кстати, миллионы лет всё никак не приводится ни нами , ни силами бесконечности, хоть в какой бы- нибудь порядок... Это печально.. Но никто не убедит меня, что это случайно. Это- закономерность , Или непреложный закон.

-«Mеmento mori». «Помни о смерти» - говорили древние римляне. Причем именно великие полководцы, причем именно в момент триумфа, когда возвращались домой с победой. Потому, что их победа- это убийство, лишение возможности мучиться дальше жизнью сотен и тысяч людей сразу. И надо было понимать и помнить, что скоро или нет, но повезет и им. Мы о ней , к несчастью, не помним. Или не думаем. Или думаем со страхом , с опаской. Надеясь втайне, что еще нескоро…

И, наверное, правильно что молодые смерти своей не чувствуют. Даже чужую не понимают толком.

Это так устроено Всемогущей силой. Молодые должны отмучиться положенное время , натыкаясь на сотни преград, тратя нервы и силы, болея и путаясь между боязнью врагов и любовью к друзьям. Хотя бояться стоит как раз друзей больше, чем врагов. Молодые проходят, если смерть не решит прибрать их пораньше в связи с быстрым искуплением вины, проходят все девять кругов ада, не покидая родного города, где случай повелел явиться на свет. Напомнить про ад Данте?

По мнению Данте Алигьери, перед самым входом в ад можно встретить людей, которые провели скучную жизнь — не делали они ни зла, ни добра.

1 круг

Первый круг ада называется Лимб. Стражем его является Харон, который перевозит души усопших через реку Стикс. В первом круге ада мучения испытывают младенцы, которых не крестили, и добродетельные нехристиане. Они обречены на вечное страдание безмолвной скорбью.


2 круг

Второй круг ада охраняет Минос — несговорчивый судья проклятых. Страстных любовников и прелюбодеев в этом круге ада наказывают кручением и истязанием бурей.

3 круг

Цербер — страж третьего круга, в котором обитают чревоугодники, обжоры и гурманы. Все они наказаны гниением и разложением под палящим солнцем и проливным дождём.

4 круг

Плутос властвует в четвёртом круге, куда попадают скупцы, жадины и расточительные личности, неспособные совершать разумные траты.

5 круг

Пятый круг представляет мрачное и угрюмое место, охраняемое сыном бога войны Ареса — Флегием. Чтобы попасть на пятый круг ада, нужно быть очень гневным, ленивым или унылым.

6 круг

Шестой круг — это Стены города Дита, охраняемого фуриями — сварливыми, жестокими и очень злыми женщинами. Глумятся они над еретиками и лжеучителями, наказание которым — вечное существование в виде призраков в раскалённых могилах.

7 круг

Седьмой круг ада, охраняемый Минотавром, — для тех, кто совершил насилие.

8 круг

Восьмой круг ада носит название Злые щели, или Злопазухи.

В Злых щелях несут свою нелёгкую судьбу обманщики.


9 круг

В этом круге томятся Иуда, Брут и Кассий. Кроме них также попасть в этот круг обречены всяческие предатели — Родины, родных людей, близких, друзей.


Теперь скажите - разве это не мы? Разве это не с нами творится всё, описанное Алигьери как ад, здесь, в наших родных и дорогих городах и весях? Нет, конечно, ни Цербера видимого глазами, ни Минотавра, ни Плутоса.. Да и Бог с ними. Но мы – то себя узнаём! Это же мы, каждый в своём кругу. Или нас, таких виновных и порочных людей, как просчитал Данте – нет? Или нам очень хочется думать, что, возможно, и есть такие, но это не мы…?

Я помню и думаю о смерти. Смысл жизни этой - в ней одной. Не потому, что я старый и смерть где-то тут уже, наступает на пятки.. Я помню о ней, как будто уже не раз умирал и иногда немного здесь жил. Я понимаю её как единственную бесспорную истину, обязательное великое событие , которое означает, что я искупил вину мучениями и справедливая Высшая сила заберет меня из ада.

И не известно- надолго ли заберет…


Философия одиночества


Идеального одиночества не бывает. Идеальное - оно ведь страшное. Оно по жуткости обгоняет голливудские страшилки с бензопилой и как бы обкуренными зомби. Ужас полноценного одиночества в том, что куда ни плюнь – ни в кого не попадаешь. Нет никого.

Мух нет!!! Повторю для убедительности тем, кто не полностью осознал ужас: НЕТ МУХ!!! Цеце, помойных, зелёных, толстых как вертолет и дрозофил нет. Никаких вообще. Ты есть, а мух нет! Кому рассказать - не поверят ведь. Но рассказывать некому. Нет никого. Одиночество только.

Простых бомжей - как унесенных ветром – нет даже в самых раздолбанных подвалах. Не говоря о заколдованных в камень дикторах ТВ, бесноватых телеведущих и птицах голубях, которые обычно и сами всюду, и в тебя сверху попадут всюду и всегда. Отсутствует всё перечисленное. Ты сам один ходишь по любому запрещенному пространству и руки тебе не вяжут, в обезьянник не несут. Можешь лезть туда, где табличка с траурной каймой « НЕ ВЛЕЗАЙ - УБЬЕТ». Потому, что не убьет. Включать то, что должно умертвить гарантированно наповал - некому. Нет никого нигде.

При полновесном одиночестве нет даже твоего отражения в зеркале, в магазинах нет мерчендайзеров и, самый кошмарный кошмар – кассиров и оловянных солдатиков-охранников нет. Бери сколько войдет запазуху и подмышки, и неси. Но куда? Нигде никого нет и дать кому-нибудь что-нибудь понюхать из взятого даром – не дашь ничего. Некому! Вот оно, хрестоматийное одиночество!!

Но это ещё можно пережить, хотя будешь попутно болеть оспой, чумой и холерой, которые хоть и не так страшны, как одиночество, но зато безопасны. Потому как никого нет кругом и заразить хочется хоть одного, но некого, да и как их лечить - всё равно никто не помнил бы, если бы вообще был. Но нет никого.

Пережить невозможно то, что некому дать в морду. Одинокий бродишь ты по закоулкам, чтобы встретить поперек дороги негодяя, который прикажет нагло:- Эй, ты, доходяга, закурить дай! И ты вместо закурить, потому, что бросил, даёшь ему быстро в морду, чтобы он не успел дать тебе раньше. Но нет никого в закоулках. Полицейские под заборами не сторожат преступников. Потому, что никого нет. Преступников тоже унесло ветром перемен и одиночества. И полицейским нефиг торчать в подворотнях, хотя бы потому, что их самих тоже нет.

Пережить невозможно и отсутствие женщин. Любых. Уборщиц, бизнес-леди, сиделок у платных туалетов, злобных медсестер со шприцами наперевес, тёток, продающих на базаре пончики в огромных полиэтиленовых пакетах, юных дурёх, изуродованных татуированными бабочками, змейками и китайским иероглифами, которые они не смогли выколоть только на зрачках глаз, воспитательниц маленьких мерзавцев, чьих-то несуществующих маленьких злодеев, которых не произвели на свет те, кто должен был произвести, но не смог, потому что его нет. И женщины нет. Можно, конечно, порыться, поискать в капусте, но кому это надо? Тем более, что - где? И кто рыться будет? Нигде никого!! Одинокий ты идешь в дамскую святую-святых – в солярий, потом в тайскую массажную, в контору по выращиванию когтей, ресниц, грудей и сбриванию не с головы волос. Но ужас: пусто и там. И мух тоже нет!! Нет мух - нет жизни! Потому как одиночество, да без мух и женщин – это совсем уж и не жизнь.

А куда деваться? Где быть не одиноким?

И тут тебя озаряет внутренняя заря! Осеняет тебя скрытое временно в глубине головы спасение! Есть же пока не идеальное, можно даже сказать банальное и тривиальное, совсем не страшное одиночество. Оно не настоящее, оно придуманное, чтобы только напоказ страдать понарошку в жизни прекрасной и удивительной, где кругом сплошной восторг, веселье, гульба с балалайками да гармошками, девчонки с айфонами, юноши в прыщах, но на папиных «тойотах» и с «парламентом» в еще молочных зубах. Где всюду, куда ни плюнь, мухи на выбор. зеленые, серые, полосатые, даже тараканов тьма - хоть продавай, причем в любом месте, достойном жизнедеятельности граждан. А страдать – лицедействовать притворно прямо-таки надо. Иначе будешь недооценен приличным обществом, которое видит в страданиях от одиночества всё самое человечное в самом человеке. И душу трепетную чуют, и аристократизм, и даже каким-то образом видят в тебе интеллигентность и внутренний надрыв, что возвышает и приносит социальную пользу.

И ты тогда идешь куда? Правильно идешь. Домой. К жене. Ей тоже одиноко, бедняге. Вот пьёте вы на кухне вечером какао с печеньем, отгоняя от стаканов зеленых мух и заедая какао сыром «пошехонский», и хорошо вам, потому, что ждете - кто первым застрадает одиночеством. Минут через десять после окончания сыра и печенек она тихо говорит, глядя в пустой стакан как в могилу: - «Боже, как мне одиноко!». И, нервно заламывая ручки с крошками печенек на пальцах, усилием мощной воли выдавливает из одного глаза сразу две слезы, что не любой сумеет. «Боже, как одиноко мне в этом мире!!»

Вот в этом месте ты гладишь её по спине, по шерстяной кофте, и утешаешь:

- Ну, успокойся, дорогая. Ты же веришь в бога, раз уж с ним разговариваешь?

Он тебя тоже любит. И он всегда с тобой!

- Всегда со мной, - эхом повторяет она, отрывая взгляд от дна стакана.

- Значит ты уже не одна и не одинока!

- Не одинока, - повторяет она монотонно, как сомнамбула.

- Ну, вот и славненько, – говоришь ты и глядишь за окно. А там, конечно – пустота. Ни машин, ни шагов, ни тёток с пончиками, ни девчонок с кольцом в пупке. Никого. И мух не видно. Нет мух! Никаких. Ни цеце, ни толстых зеленых. Как положено в идеальном одиночестве.

И ты идешь к зеркалу, чтобы убедиться, что и в зеркале – тоже никого…


Хохма


Жена сантехника Забодаева Люся пришла с работы весёлая и принесла ему

бутылку розового крепкого.

«Завтра, значит, купит себе сапоги с переплатой», - ужаснулся Забодаев, хотя подарка не отверг.

- Импортные, что ли, сапожищи? – спросил он робко, наливая себе в фужер.

Супруга молча заглянула под кухонный шкаф, но пустой бутылки не нашла и поэтому сильно удивилась:

- Ты чего это, Вась, портвейн с сапогом спутал? А я, ненормальная, старалась… Первый апрель, как никак, день смеха, а ты, я же знаю, без этого дела даже не улыбнёшься. Пусть, думаю, праздник как у людей будет. Эх, Вася…

- Гы-гы-гы, - искренне обрадовался Забодаев тому, что сапоги с переплатой отменяются. – ну ты, мать, даёшь! Во, разыграла! Один – ноль! Давай, садись, анекдот расскажу, раз день смеха…

Но не успели Забодаевы зажевать анекдот консервами «Скумбрия с добавлением масла», как в дверь позвонили.

- Если Витька Хребетюк – не пускай, - сказала жена Люся. – Пусть сначала обои шахматные достанет, если пообещал.

Забодаев открыл дверь и почесал затылок. У порога стояла толстенькая волосатая собака ситцевой расцветки и что-то жевала. Он выглянул на площадку, но больше никого не увидел.

- Брысь, Жучка, - пугнул Забодаев друга человека и собрался захлопнуть дверь, но тут собака перестала жевать и внятно, без всякого акцента сказала:

- Кстати, относительно Жучки… Зовут меня в действительности Бобик Барбосович, тем более, что я к вам по делу. Извините, что поздновато…

Забодаев прижал ладонью зашевелившийся чубчик и ощутил жгучее желание перекреститься. Собака понимающе вздохнула, вытерла лапы о половик и вошла в прихожую.

- Собачья сырость на улице, - сказала она, покашливая. – Третий день насморк мучает, сил нет… Ну, так чего мы стоим?

Забодаев, не двигаясь, ещё раз усиленно почесал затылок и натужно хихикнул.

- Всё ясно, - сказа Бобик Барбосович и сочувственно помолчал, - психологический барьер. А вы представьте себе, что вы тоже собака, так нам обоим будет легче…

Забодаев сразу послушался, пошевелил воображаемым хвостом и, действительно, почувствовал, что уже может говорить.

- А ты это, не транзисторный? – спросил он шёпотом. – Не синтетика какая-нибудь, не со станции юных техников?

- Обижаете, Василий Петрович, - скривился Бобик Барбосович. – Да нешто я так неважно выгляжу в связи с насморком? Вот, глядите, натуральная шерсть, зубы, вот…

- Одно плохо, - продолжал Бобик невесело, - с родословной у меня совсем собачья история вышла… Дед, говорят, был у меня пудель, отец мой, Барбос, тоже, а я вот… В общем, пришлось взять фамилию хозяина. Так что теперь я – Хребетюк Бобик Барбосович…

- Ё-моё! – радостно взвыл Забодаев. – Так ты, выходит, Витюши Хребетюка пёс! Ну, хохма! Ай да Витька, ай юморист! Вот это я понимаю – первое апреля. Так разыграть!

- Слышь, мать! – крикнул он на кухню, - иди бегом сюда! Тут Хребетюк собаку говорящую прислал!

- Ну, и чего она тебе наговорила? – выглянула супруга Люся. – В чём дело?

- Действительно, - засмеялся Забодаев, - что там случилось у Хребетюка?

- Да он, собственно, попросил меня занять у вас пять рублей до вторника, - сказал Бобик, глядя в пол, - не хватило ему, говорит, на кефир…

- Нет, ну я потрясена, я просто поражаюсь! – очень взволновалась супруга. – Это же просто феноменально! Он, видите ли, уже даже за деньгами ленится прийти, нахал!

- Твой Хребетюк, - сказала жена Люся презрительно, - чтобы с друзей безвозвратно деньги слупить – шифоньер говорить заставит! А ну-ка, давай отсюда, лохматый!

Она открыла дверь, вытолкала смущённого Бобика Барбосовича из квартиры и, обиженная, удалилась на кухню.

Забодаев тоже сел за стол, налил себе розового, вспомнил про собаку и улыбнулся:

- Нет, ну это надо же! Феноменально! Ай да Хребетюк…

- Во-во, - горячо подхватила супруга Люся, - И я удивляюсь. Неделю назад зарплата была, а ему уже пятёрку подавай!


Феномен


Теперь простейший обвес облагородился импортным словом даунсайзинг. Уже как -то спокойнЕЕ, Легче.

В пятницу директор гастронома собрал весь коллектив.- Орлы мои, сказал он сурово, - впервые за пять лет нас будут проверять. За бухгалтерию, родные, я не боюсь. Там у нас Софья Петровна, которую я попутно поздравляю с юбилеем – двадцатой ревизией, - и которой по-прежнему желаю непрерывного трудового стажа. Но проверка, незаменимые вы мои, предстоит комплексная. Грубо говоря, целых три дня за нами будут незаметно наблюдать двое из горпищеторга и один из министерства. Наша задача – работать в эти мрачные дни как никогда. Точнее – как никогда ещё не работали, и уверяю, никогда не будем. Условия уникально трудные. Нам, золотые мои, нельзя в эти дни обвешивать, обсчитывать, гнать товар из-под прилавка и, что ужасно, даже ругнуть покупателя, не дай бог.

Коллектив содрогнулся, и на этом фоне Гога Марцепьян, из мясного, здоровый мужик, рухнул в обморок.

- Вот поэтому мы должны срочно перестроиться на действия в экстремальных условиях, - сказал директор, поливая Гогу из сифона, - а времени мало. Но, как вы сами видите, без тренировки ничего не выйдет. Значит – будем тренироваться сейчас и начнём с самых ранимых.

Гогу Марцепьяна постучали по щекам, растёрли махровым полотенцем и отнесли за прилавок.

- Ну, Гогусик, - сказал директор ласково, - ну, давай. Ты, как есть, - продавец Марцепьян, а я – рядовой покупатель. Мне надо полкило колбасы. Вот я подхожу к тебе и говорю: «Будьте добры, взвесьте, пожалуйста, 500 граммов любительской». А ты отвечай: сию, мол, секунду. Один, мол, момент. И бегом к колбасе. Так. Теперь режь.

Гога прицелился, отрезал и бросил колбасу на весы.

- Вот, - выдохнул он, - вот тебе твои полкило.

- Руку, руку убери, - шёпотом закричал ему грузчик Дусин.

- Да, товарищ продавец, - заметил директор. – Рука на весах не должна лежать. Вы меня обвешиваете.

- А что мне, понимаешь, в камеру хранения её сдавать, пока ты здесь торчишь? – сказал Гога выразительно. – На тебе мою руку, забери, если нравится. Думаешь, колбаса потяжелеет?

Гога презрительно глянул на директора и убрал руку. Весы показывали 500 граммов.

- А другую зачем кладёте? – закричал директор голосом покупателя. – Я ведь вижу! Он другую руку на весы кладёт!

- Послушай, дорогой, - обиделся Гога. – Ты что, мою руку пришёл покупать, да? Тебе больше глядеть некуда, да? На тебе её, унеси, куда хочешь, в музей сдашь, родственникам на Новый год пошлёшь… Я тебе дарю, забери и уходи, не мешай план делать.

Гога убрал другую руку. Весы показывали 500 граммов…

- Нет, - закричал директор уже своим, директорским голосом, - всё равно что-то не то! Что ты сейчас сделал, Гога? Почему полкило? Колбасы-то на весах граммов триста от силы. Как директору расскажи, что ты сделал… Не буду ругать, расскажи…

- Я гирьку положил. Сто граммов, - сказал Гога устало и утёр пот со лба.

- А где она, где? Нет ведь никакой гирьки. Куда ты её сунул, Гогочка? Почему полкило? – засуетился директор.

- В колбасу поместил, - так же устало поведал Марцепьян. – Ещё когда отрезал. Вы только не волнуйтесь, я с гирькой колбасу не отдаю. Я её потом вытряхиваю, даже сам не замечаю как…

Он вытряхнул гирьку и снова бросил колбасу на весы. Стрелка остановилась на делении 500 граммов.

Директор вспотел. Он повернулся к коллективу и почти испуганно сказал:

- Ну, а сейчас что? Ни руки, ни гирьки, и колбасы на весах граммов триста всего, и Гога наш на полметра от весов стоит, и весы, я знаю, исправные… Почему они полкилограмма показывают, почему?

Тогда подошёл к нему грузчик Дусин, дыхнул легонько «тремя семёрками» и объяснил:

- Вы за него не бойтесь, Михаил Сергеевич. Гога не влипнет. Это он от волнения ручищи-то на весы складывал да гирьки в колбасу совал… А вот сейчас он успокоился, в форму вошёл… Он же, Гога, - феномен. У него взгляд тяжёлый. Бывает же у людей тяжёлый взгляд? Так вот у Гоги он на три кило тянет. На этих же весах и меряли. А сейчас он, видите? – на весы глядит… Ровно на сто граммов. Пустячок.

- Кстати, - сказал Дусин совсем тихо, - учился Гога у Люси Цаплиной из бакалеи. Люсю научила тётя Зина из молочного, а тётя Зина с тетей Катей из кондитерского у нас самый тяжёлый взгляд имеют. Килограммов на шесть. Так что – зря вы волнуетесь.

- Ну, хорошо, хорошо, я не возражаю, - сказал директор, чувствуя, что весь коллектив глядит на него во все глаза.


Художественное пространство


В субботу Прохоров Борис Васильевич как всегда пошел в баню. Жена на это святое дело дала аж трояк. Утро октябрьское было кислое как лицо супруги за неделю до его получки, грязь и сырость за ночь не подсохли, а потому после скучной дороги парился Борис Васильевич долго. В парной он не лез как молодые мужички на последнюю полку, где скручивались уши, и на самой верхней скоблёной серой доске можно было запросто поджарить яичницу-глазунью. Борис Васильевич соблюдал здоровье своё отменное для пятидесятилетнего человека, просидевшего двадцать пять лет в нарукавниках на стуле бухгалтера крупного завода. Он во всем, всегда и везде выбирал серединку. Чтобы ни в верх его не тянуло к недоступному, ни вниз не опускало до неприличия. Сидел он на среднем снизу полочке, где хорошо было как на пляже в Сочи при добром солнце и ворковании прибрежных солёных волн. В Сочи Прохорова Бориса Васильевича аж трижды засылал на двенадцать дней родимый профком. Потому, что он был очень хорошим, внимательным, вдумчивым бухгалтером и всегда сам угадывал, как округлять цифирь, чтобы начальству жилось без нервотрёпки и боязни неприятных разборок в главке.

После заключительного омовения здорового тела, а в нём - здорового духа, пошел Прохоров в буфет и с наслаждением употребил часа за полтора три бутылки «ситро» и штук шесть эклеров, что подняло эффект удовольствия от похода в городскую баню на уровень счастья от сочинского пляжа и солоноватого ветерка с Черного моря.

Он медленно, упиваясь ароматом «Шипки», покурил на лавочке возле бани и пошел по магазинам. Это тоже входило в ритуал, потому, что в самых разных торговых точках Борис Васильевич был рад тому, что ему ничего не хотелось купить. У него было всё. Любимая работа, привычная жена и замечательная двухкомнатная квартира от завода, в которой кроме супруги он имел аккордеон, на котором с упоением учился играть много лет, и фанеру с электролобзиком, из которой он выпиливал несказанной красоты вензеля. Ими жена украсила всё в квартире. От подоконников до смывного бачка в туалете. Потому магазины он посещал как музеи, где любой наслаждается увиденным, но не имеет цели выпросить домой даже расписное китайскими каллиграфами блюдо для рыбы. Да, собственно, и денег-то Борис Васильевич не так уж много и зарабатывал. Все двадцать пять лет на одном месте в бухгалтерии. Два раза за все годы на червонец зарплату поднимали. И в карманах у него был каждый день законно выданный супругой рубль, из которого он выгадывал почти незаметный остаток. А он, остаток, со временем сбивался в очень приличную заначку, которую Борис Васильевич надёжно скрывал от жены в пустом чехле от фотоаппарата «ФЭД».

Обычно после экскурсий по магазинам Борис Васильевич домой приходил насупленный и мрачный, оседал на кухне, пил чай с сушками и с женой Галиной Анатольевной не разговаривал. А больше и не с кем было. Детей Прохоровы не любили вообще. Чужих, естественно. А потому и своих не завели, опасались их тоже не полюбить.

- Вот ведь парадокс, - мрачно думал он, хрустя сушками. - По телевизору смотришь - везде передовики. Там план перевыполнил, здесь и тут. А я вон летом пилки для лобзика неделю искал по городу. Но купил у спекулянта на толкучке. Срамота.

Сильно переживал человек. Не за себя. У него-то вровень всё. За страну обидно было. Огромная махина. Всех победила и уже к коммунизму подкрадывается. Через десять лет на всех великое счастье прольётся. Каждому по потребностям, а от него - сколько дать сможет. Праздник вечный. А ходили они с супругой недавно, галстук искали бордовый в мелкую полосочку под тёмно-синий костюм в мелкую крапинку. Так вот, нет таких галстуков. Даже в ЦУМе.

И вот этот тур по магазинам совершал он годами именно после бани. Нет, чтобы помыться и сразу домой. Так не мог он. Не хватало для равновесия души именно разочарования после большой дозы удовольствия. Равновесия не хватало. В общем, обошел он плавно универмаг, ювелирный «Агат», гастроном «Север» и уже на повороте к дому своему как всегда спустился в полуподвал. В книжный магазин «Художественная и документальная литература». Здесь было безлюдно и тихо как в аптеке, когда на грипп не сезон. Продавщицы по незанятости болтали в уголке о девичьих своих радостях и горестях. А одна, на выдаче возле кассы, перехихикивалась с толстым парнем в очках и при кожаном портфеле «дипломат», редкой в маленьком городе штуковиной.

Прохоров Борис Васильевич потоптался у стенда новинки, полистал «Справочник физики твёрдых тел при низких температурах» в новом издании, да пошел уже к двери. Но вот как раз в этот момент та, которая хихикала с толстым, имеющим «дипломат», нырнула под прилавок и книжку вытащила. Желтый перепёт и буквы с позолотой. Дорогая, ясное дело. А сама хи-хи да ха-ха и отдает книжку очкарику. Тот её мигом - в «дипломат», чмокнул девку в щёчку и вроде как собрался покинуть помещение.

Борис Васильевич оторопел и застыл в неудобной позе. Наклонившись в сторону подпольной сделки и приоткрыл рот от унизительного факта разочарования в советской торговле.

- Смотри-ка, она даже не стесняется. Вроде так и надо. А простой человек лбом бьётся, но Достоевского, скажем, найти не может. Да что Достоевского!

«Новые правила бухучета и счетоводческих операций» где взять? Надо, а нет нигде. Всё, надо полагать, в подсобках и под прилавками. Ладно…

Он секунду подумал, потом подошел и отсёк своим чистоотмытым

телом продавщицу от очкарика.

-Ну! - воскликнул он тихо и приторно. - Здравствуйте, добрый всем денёк!

- Здрассте! - моментально ответила продавщица, не успев изменить

приятельскую улыбку на служебную.

Борис Васильевич легонько поморщился. Чуть-чуть, чтобы только понятно было, что вот эти подприлавочные фокусы сто раз он уже видел и воротит его от них как гражданина и нравственного человека.

- Для себя, конечно, оставляли? Последние? А что было - всему городу распродали! - он аккуратно постучал по «дипломату» согнутым пальцем. - А то я гляжу - на полках нет, под прилавком навалом. Вот думаю, к заведующему, что ли, сходить? Так на кой он мне, заведующий ваш? Хорошая книга, она же лучше самого лучшего заведующего. Или я путаю чего?

Продавщица смущалась, прикрыв ладонью рот. А очкарик вскинул «дипломат» на колено. Щелкнул кнопочками и достал эту книжку с золоченым названием. Он как-то заинтересованно и странно посмотрел на Прохорова Бориса Васильевича и подал ему книгу.

- Если Вам срочно надо – возьмите, - сказал он так удивленно, будто Борис Васильевич был собакой, которую научили говорить и читать.

- Это «Поэтика древнеславянской литературы и устных сказаний», - произнес он с такой интонацией, с которой малого ребёнка знакомят в зоопарке с неведомым ранее павианом.

-А я, молодой человек, не из пустыни, не из безлюдной Сахары сюда забрёл, - съехидничал Борис Васильевич с удовольствием, но не глядя на книгу. - Сам вижу, что это не «Справочник электромонтажных работ. Их вон сколько всяких похожих. Половина магазина. А потому и интересуюсь, что «Поэтика». На что мне справочник?

Парень посмотрел на продавщицу жалостливо и сунул книжку обратно в «дипломат».

- Ладно, Катюха, пойду я. Два семинара в понедельник. Надо вникнуть в сказания древние. Дернул чёрт на филолога учиться. Лучше диплом зоотехника иметь. Зарабатывают они - я те дам!

Прохоров Борис Васильевич вывел его взглядом за двери, повернулся к продавщице Катюхе.

- Ну, так что, девушка? Пусто, небось, под прилавком. Последнюю выгребли?

Она, против ожидания, не стала выкручиваться а присела и поднялась точно с такой же книжкой в руке.

- Вот, - вздохнула она. - Это всё. Только я девочке из пединститута обещала оставить. Она просила очень. Экзамен у них по этой теме. Сегодня обещала выкупить.

- Э-эх! - Борис Васильевич взялся пальцами за виски и глядел на юную продавщицу серьёзно, тяжело глядел. - Тогда я совсем извиняюсь. Тогда, я так понимаю, мне не с вами надо сейчас говорить. А с заведующим. Вы не решаете вопроса. Этого вы не можете. А искусственно создавать на ровном месте дефицит, с которым вся страна борется, это - да! Это вы исполняете виртуозно. Как по нотам. Ладно, порешаем вопрос с руководством. Нет у вас возражений? Где тут оно прячется от трудового народа?

- Тьфу-ты! - вырвалось у Катюхи, но с голосом она справилась, с эмоциями тоже. И она стала говорить медленно и спокойно. – Понимаете, товарищ, я , конечно, сейчас могу эту книгу вам продать. Но вы мне скажите честно - она вам просто позарез необходима? Книга, знаете, специфическая. Особенности художественных систем первых семи веков славянского литературного творчества…Стилистическая симметрия, метафоры, идиоматика. художественное пространство. Я для филологов откладывала, для студентов. Им без этой книжки экзамен завалить - почти сто процентов.

Борис Васильевич дослушал из вежливости и пошел искать заведующего магазином. Он поймал спешащую навстречу продавщицу и на ходу спросил.

- А где, голубка, у вас старшой отсиживается?

- А вот же кабинетик её. Идёмте. Вы же по делу?

- У меня на безделье ни времени нет, ни сил. Дела, дела, только дела!

За столом сидела неприметная женщина в серой вязаной кофточке, слюнявила палец и переворачивала какие-то талоны.

Борис Васильевич сунул два пальца в нагрудный карман, где солидные мужчины содержат удостоверения их высоких чинов, и два раза деловито кашлянул.

Старшая подняла голову и вопросительно сощурилась.

Я не надолго, - сказал он спокойным уверенным баритоном, на который долго настраивался. Пальцев из кармана не вынимал будто размышлял - доставать удостоверение или не стоит мелькать им по пустякам. - Насчёт книги я. Простой вопрос. Её вроде и нет нигде, а она есть. Сами догадываетесь, где её держат. Народу не найти. Но если вам сложно, т о я могу и через управление торговли. Но суббота сегодня. Отдыхает управление. Да мне, собственно, и не хочется их по пустякам тревожить. Из- за одной-то книжки.

- Что за книга? - спросила девчушку старшая, послюнявила палец и стала листать талоны дальше.

«Поэтика», - продавщица улыбнулась. - Ну, нам их девять штук всего выделили. Студенты друг у друга берут на пару дней, выписывают, что надо.

Я два месяца её ищу, - прижал левую руку к сердцу Прохоров Борис Васильевич. - Ой, что Вы! Больше уже.

Старшая снова оторвалась от талонов и как-то опасливо глянула на Прохорова.

- Скажи Валентине, пусть даст.

Борис Васильевич вернулся туда, где стояли Катерина и Валентина.

- Валь, Зинаида Васильевна сказала дать одну «Поэтику».

- Ну, вот! А сколько пошумели из-за пустяка, - улыбнулся Борис Васильевич.

- Рубль девяносто, - сказала Валентина и выбила чек. И улыбнулась тоже. Легко. Безвредно.

- А вы говорите - студентам. Да в библиотеках, небось, на «Поэтиках» этих пыли - в палец. А тут выколачивать приходится через руководство. Не по-советски это, девушки.

Он взял сдачу с двух рублей, уложил книжку в сумку подальше от мыла, между мочалкой и веником. Попрощался вежливо да домой пошел.

- Вообще-то надо было фамилию записать, - лениво мыслил он. - В Торге за такие дела приголубили бы. На минус тринадцатую зарплату.

Дома было тихо. Пахло котлетами и жареной картошкой. Жена подшивала наволочки и пела что-то старинное, заунывное. Борис Васильевич пошел на кухню, согрел чай и сел к окну. Настроения не было.

- А чёрт его знает, чего мне надо? Кто меня всё время в бок пихает? - он принёс сумку. Мочалка всё же «Поэтику» малость подмочила. Но страницы не склеились.

- «Элементы реалистичности обычно сочетаются не только между собой, но и с элементами реальной же интерпретации передаваемого»

Закрыл книжку. Перевернул той стороной где цена и постучал себя по лбу.

Вышла жена с наволочкой. Поглядела на «Поэтику» и без выражения узнала.

- Опять про собак, что ли?

- Сама ты… - глотнул чая Борис Васильевич и бодро шлёпнул книжкой о коленку. - Про древнюю литературу. Нашла собаку, тоже мне… На, отнеси туда, где все лежат. Там уж штук десять есть точно.

- В чуланчик, что ли? - уточнила супруга, зевая.

- В чуланчик, в чуланчик, - Тоже зевнул Борис Васильевич Прохоров. Хорошая была банька. После такой всегда поспать часок хорошо. Он крепко зевнул ещё раз и отхлебнул из чашки.

Слышно было как жена снимает с полки пылесос, убирает молоток, банку с гвоздями и шепчет себе под нос:

- Ну, куда он их набирает! Читатель. Тоже мне… Берёт и берёт. За три рубля, за пять вон ту купил. Это ж четыре кило колбасы хорошей. Горе моё! Вон их уже сколько. Да, штук пятнадцать! Рублей пятьдесят - коту под хвост! А читать некогда. Когда ему при такой работе читать?

Борис Васильевич поёжился и отхлебнул глоток побольше.


Привычка


- Нет, Вася, - твёрдо сказал сантехнику Забодаеву сантехник Хребетюк Витя. – Я в корне не разделяю твоего мнения относительно прелюдии и фуги ми минор Броунса. Принципиально.

- Тогда шнуруй ботинки и двигай отсюда, - обиделся Забодаев. – Фуга ему не нравится! А «Агдам» за мой счёт хлестать – это ему ничего. Змей.

Хребетюк Витя тоже обиделся, налил в стакан до краёв, выпил и ушёл по-английски. Забодаев вышел на балкон, дождался, когда друг выплывет из подъезда, и крикнул, чтобы все во дворе слышали:

- А финский унитаз для Бекасяна где взял? Артист.

Витя погрузил шею в воротник и пошёл резвой иноходью.

- Унитазы ты мастак воровать! – на всякий случай уточнил Забодаев погромче, вернулся на кухню и сел замазывать остатком «Агдама» душевный надлом.

Примерно через час а дверь сильно застучали, потом длинно позвонили и громко заговорили. Так к Забодаеву обычно приходили гости, открывать он пошёл сразу. Но на пороге, пугая зеленоватостью щёк, вяло подпрыгивала Раиса Анатольевна Крысак, проживающая этажом ниже. Рядом подпрыгивал её муж Рудольф Наумович.

- Здрасьте! – удивился Забодаев. – Вы чего скачете?

- Вода у нас! – рявкнула Раиса Анатольевна. – Текёт как из фонтана.

- Затопило, - конкретизировал муж и провёл пальцем возле костлявых щиколоток.

- Не, граждане, - рассердился Забодаев. – Вы прямо наглеете. Суббота как никак… Я ж и так всю неделю мокрый, когда мне сохнуть? Не, товарищи. Доживём, как говорят, до понедельника. Лады?

- Так у нас ничего не прохудилось, - рявкнула Раиса Анатольевна вторично. – Это от вас текёт. С ванной, кажись.

Забодаев хлопнул дверью и бросился в ванную. Вода действительно текла из толстой трубы на чешский кафель и было её уже много.

- Во, дурная, - хохотнул Забодаев. – А щас мы тебя, чтоб не выступала!

Посвистывая, он прогулялся в кладовую и принёс чемоданчик с инструментом. Достал разводной ключ, лихо крутнул до упора большую ржавую гайку, но ничего этим не достиг. Вода прибывала.

- Э, - профессионально сориентировался Забодаев, - тут прокладку надо менять. Пятимиллиметровку.

Он ещё раз взглянул на дырявую трубу, шлёпнул по ней ладонью и вдруг сказал совершенно механически:

- Да ты что, хозяин? Культурный вроде человек, а издеваешься… Откуда у меня прокладка?

Забодаев ошеломлённо выслушал собственный монолог и мысленно ужаснулся.

- Да что это я? Мне ведь только позавчера мастер Бушуев триста штук еле всучил. Мне же их просто девать некуда, прокладки эти…

Но вслух произнёс через силу, с металлом в голосе:

- Ты, хозяин, над этим подумай. Скоро она, видать, в комнату зайдёт, а к утру, по-моему, начнёшь ты плавать.

Он сделал неопределённый жест рукой, который выражал сложнейшую гамму чувств по отношению к несообразительному хозяину и замер потрясённый.

- А ведь заплатить я себе должен. Бесплатно – рука не подымается.

Забодаев судорожно обшарил карманы и наскрёб полтора рубля мелочью. Эту смехотворную сумму он ссыпал на край ванны, но тут же обиженно отвернулся и безвольно сказал:

- Утопнуть хочешь, хозяин…

Такой поворот дела его самого крайне озадачил. Меньше трояка с клиентов он действительно не брал, а за спасибо даже к инструменту не притрагивался. Но чтобы самому себе задарма не сделать – это было слишком. Однако другого выхода не видел.

Он в изнеможении опустил руки. Вода журчала у ног и намекала на безысходность ситуации. Денег в доме не было, это он знал точно. В дверь снова сильно постучали. На пороге, уперев кулаки в бёдра, монолитно стояла Раиса Анатольевна.

- Кстати, - сказал Забодаев, опередив мощный монолог соседки, - у вас полтора рубля не найдётся? За прокладку заплатить.

- Кому? – открыла рот Раиса Анатольевна.

- Да себе же, - глупо улыбнулся сантехник. – Привычка, понимаете… За спасибо не делаем, вы же знаете.

Соседка шевельнула пальцем у виска и, не закрывая рта, ушла. Забодаев взял в ванной две копейки и побежал звонить другу Хребетюку Вите.

- Старик, - закричал он истошно. – Выручи рубля на полтора. Вот так надо!

- Нет, Вася, - ответил друг строго. Я отдал тебе всё, что имел. Чао.

Забодаев вернулся домой подавленный. Сел в ванной возле трубы и задумался. Вода уже выплёскивалась в прихожую. В дверь снова сильно застучали, и голос Раисы Анатольевны на весь подъезд посоветовал:

- Не можешь наладить, так хоть заткни чем-нибудь! Специалисты, чтоб вы треснули…

Забодаев встрепенулся. Это был выход. Он снял с вешалки два старых полотенца, укутал трубу, обернул всё это полиэтиленом и закрутил проволокой. Вода сочилась, но уже понемногу.

- Подержит, - прикинул Забодаев. – Два дня, а там как раз зарплата. Тогда прокладочку и заменим.

Он собрал тряпкой воду, лёг на диван, засыпая, услышал:

- Ну, обнаглели эти сантехники. Без трёшницы пальцем не шевельнут. Нахалюги…

- А как ты хотел, хозяин, - пробормотал Забодаев в полусне. – Бесплатно только мухи летают.

И уснул.


Домик с привидениями


Я его изобразил только из-за страшных историй, которые рассказывают мужики и бабы из соседних деревень и аулов.

Красивенький такой, аккуратный, приятно- голубой домишко запугал окрестный народ так, что в нём не селится никто уже лет десять почти.

То есть как – не селятся? Ищет , например, кто- нибудь, не местный, жилье в этих краях, ну, а местные мужики сразу этот домишко и советуют. Главное - говорят - и платить за него не надо. Заезжай, да живи. Ну, а кто от халявы откажется.?! Тем более - соседей нет. Ближайшее от этого дома жильё может - семь километров , если на лодке напрямую через озеро. А в объезд- все четырнадцать.

А любителей бирюком, в одиночку, значит, жить – хоть и не считай Много, в общем.

Ну вот он с семьей или сперва сам один заезжает и живет. Неделю живет, две, три…А потом , глядишь – бросает весь скарб свой и бегом к озеру. На лодку, да в Привольский. В село самое близкое, в первый же дом. Сам аж зеленый весь. Или синюшный. Глаза блестят, зрачки как колёса от «жигулей»

И клянется, что ночью его прямо за руку хватает привидение. Серое, метра под два ростом, полупрозрачное и скользкое. Рука, как слюнями облитая и холодная.

- Вставай – говорит – Идти надо. Помирать. Самое время пришло. Я тебе прямо под деревом уже и могилу срыл.

И тянет на себя с кровати. Я вскакиваю и прямо через это серое полупрозрачное- к двери .А дверь не открывается. Как подпёрли её колом с той стороны. Я тогда в окно как в воду – головой вперед. И ушибся, но добежал до лодки. Гребу, смотрю на дом- никто не выходит.. Как вроде и не было ничего. Как вроде приснилось…

- А может оно так и есть? – спрашивают его хозяева - Может приснилось? Выпил - то много на сон ?

- Стакан, как обычно - перекрестился мужик - вон лучше руку мою возьми, потрогай.

Хозяйка руку его взяла, да аж зашлась вся в истерике. Рука была скользкой, холодной как жаба и серой, как крыса.

Ну, мужик наш, привидением тронутый, у хозяйки той так и прижился. Живут , по рассказам тех , кто к ним заходит, вроде неплохо, дружно.

А в домик этот в позапрошлом году алкаш один, бомж, жить пошел. Жена выгнала. Его и стращали, и про привидение правду рассказывали, говорили ему, что это смерть сама, только без косы. Она, мол, прямо рукой и косит. Нет же, пошел-таки. Сумку взял с бельем чистым, да стакан, ну, полотенце ещё зачем-то. И пошел в домик жить. Правда ,когда уходил, к соседу зашел. Сосед старый был .И мудрый. Всем правильные советы говорил.

- А чего в этом доме уже лет тридцать никто не живет больше месяца, а он всё как новенький. Так разве бывает? Не жилой дом скучнеет и тихо гниёт, да разваливается по частям. А этот- стоит,как вчера вроде построенный. И ничего ему…

- Я не знаю. – сказал мудрый старый сосед. -И никто не знает. А кто хотел узнать - либо умом подвигался в дурачки, а то и помирал. Вот ты и пойди. И узнай. И нам расскажи потом. Пьющих этот дом, чую я, не трогает.

Ну и пошел тот алкаш жить в голубенький домик. И ведь ничего. Жил неплохо. Пил литрами то самогон, то бормотуху какую-то. В гости приплывал на лодке в деревню раза два. Целых полгода хорошо там жил. А потом помер. Одни говорят - от самогона. Другие, и знакомый вам мужик, говорят, что привидение его сожрало - таки. Но факт, что похоронили алкаша. И жена пришла на похороны. Вроде даже плакала.

Ну а домик стоит. Красивый. Голубой. Только вот кто мимо проезжал хоть раз – утверждают, что ни одной птицы на дереве не видел и не слышал. И змей там нет, и ежей. Даже мыши там не живут.

Может, врут. А, может, и нет. Не знаю. Я быстро его сфотографировал и уехал. А рисовал уже дома. И то – долго на рисунок смотреть не могу. Как-то муторно становится и душно внутри меня. Потому и вам не советую.


Разминка


Пришли к Попрыгасовым все, кого пригласили. Гости для приличия потоптались у нескончаемого книжного шкафа, покрутились для вида возле гигантской картины «Эпидемия холеры на планете Лямбдаикс» и стали рассаживаться за столом.

Соня Сумкина села возле солёных грибов. Жорж Пальцев – поближе к маринованным огурчикам, а Гога Марцепьян, продавец из мясного, сел подальше от мяса.

Тут хозяйка Клава Попрыгасова внесла из кухни мельхиоровый поднос с карасями, которых в субботу отловил её дядя, рыболов с детства, Попрыгасов З.Х. Чувствовалось, что карасей на подносе много, но видно было только трёх. Остальные трагически утонули в сметане.

Клава поставила поднос в центр стола и сказала, глядя на восьмую полку стеллажа:

- Мольер, друзья мои, обожал карасей в сметане…

Гога Марцепьян вздрогнул и стал вспоминать – где он эту фамилию слышал, в районной налоговой или в городской.

- Да… Мольер… - вздохнула Соня Сумкина и тихо подвинула стул к центру стола. – Вы не представляете, как я обожаю Мольера…

Жорж Пальцев прикинул расстояние от правого плеча до подножия карасёвой горы, переехал на стуле чуть вправо и сказал красивым голосом:

- Увы, не разделяю… Я, знаете, без ума от Сименона. Да, не стыжусь, я пришиблен этим гением! Ах, Сименон…

- Ну, - сказал Гога Марцепьян без выражения и стал глядеть на первого крайнего карася липко и тяжело.

- Как вы правы! – встрепенулась Клава Попрыгасова и села прямо, как в президиуме. – Сименон – это… Это вы не представляете! Когда я… Я всю жизнь… Всегда и вообще.

- А как он писал! – прошептала Соня Сумкина, физически ощущая, как остывают в прохладной сметане караси. – Боже мой, он писал почти как Мольер. Это непостижимо!

- О, да! – торопливо воскликнул Жорж Пальцев, думая о том, что, если густая сметана упадёт на брюки, - труба дело. – Это непостижимо, на все времена. Так писать – это феноменально!

- Это волнительно – выдохнула Клава, у которой были красиво говорящие подруги в местном театре. – Я преклоняюсь перед Сименоном.

- Евтушенко ещё есть, - напрягшись, выдавил Гога и мысленно съел верхнего карася. – По телевизору видел. Тоже пишет.

- А Есенин! Вы помните Есенина? – закричала Соня Сумкина, которой показалось, что Гога уже потянулся к мельхиоровому подносу. – Он столько написал! Это изумительно, восхитительно и поразительно! Это выше моих представлений! Это…

- Конечно, помним, сказала Клава Попрыгасова и смутная тень воспоминаний пробежала по её лицу. – Ах, Есенин… Кудрявенький волос – на пробор.

- Тьфу, - обиделся Жорж Пальцев. – И это разговор о прекрасном! Ну при чём тут волос, когда мы беседуем о литературе? Всегда найдётся кто-нибудь, который испортит любую замечательную беседу…

- А ты сам… - тоже обиделась Клава. – Ах, Сименон, ох, Сименон… Наверное, потому, что он тоже Жорж…

- Костей в нём, конечно, побольше, чем у коровы, - сказал наконец Гога Марцепьян и, тщательно подумав, взял самого толстого карася.

- Вечно ты, Гогочка, невпопад, - сказала Соня Сумкина и взяла чуть поменьше, - только бы поесть тебе… Никакой внутренней культуры.

- Гогу, честное слово, хоть не приглашай, - подвела итог эстетической беседы Клава Попрыгасова.

И все с удовольствием налегли на карасей.


Село Кукуево


Зима. Актуальная тема.

В прошлом году в январе поехал я километров за 20 от дома с хорошей видеокамерой поискать место для съёмки клипа на новую песню. Нужна была степь,

ровная как тарелка, а в степи одинокий куст большой или дерево. Я в эти края летом часто мотался с соседом вроде как рыбу ловить. Маленькую. Большой тут и не было сроду. Нам рыба сама была по барабану. Ехали просто душу отвести от крестьянских удовольствий. Поматериться без слушателей на бережку, новостями друг друга по горло присыпать, лапши по полкило на уши налепить каждому. Короче - отдохнуть по мужицки ездили. Рыба почти не ловилась.

Вот я, значит, врезался капотом в первый же занос степной и понял, что кадр свой не найду уже, поскольку хоть и хороший у меня джип, но он не вертолет-таки, потому взмыть над сплошным сугробом, почти до капота ростом, не взмоет. Поехал по какой-то колее от тяжелого ЗиЛа, который, заметно было, не заблудился, а путь сокращал. А куда - пёс его знает. Сколько бывал здесь летом - не помню, чтобы километров на сорок туда-сюда хотя бы коровник какой стоял.

Потом колея нырнула в неглубокий лог, а когда мы с ней вместе вывалились на бугор, я посмотрел направо и обалдел. Примерно в километре от меня жила сказочная деревенька, которую явно старик Хоттабыч живописно наколдовал минуту назад. Летом я болтался по разным озёрам всё время в этих краях, но никакой деревни не видел. А может просто ездил ниже этого бугра. Оттуда не видно.

Я заглушил движок, достал свою электронную сигарету, заполнил салон ароматным паром со вкусом кубинской сигары, и стал издали влюбляться в крохотный поселочек.

Строили его, видно, в год по домику, причем кому где нравилось. Потому получился он как солдат-первогодок, который по учебной тревоге надевал на себя за 45 секунд всё, но не туда, не так, не успев ни портянки толком намотать, ни исподнее гимнастеркой прикрыть.

Всё в этой деревеньке рассказывало издалека мне о том, что надуло её сюда не очень добрым ветром. Раньше такие поселения назывались - выселки. Съезжались в них и строились впрок люди, негожие в прежних своих сёлах, деревнях, аулах и городках. Проще говоря, выселяли их. Каждого по своей провинности или неуживчивости. К ним же прибивались и «откинувшиеся» на волю зэки, пожелавшие жить нормально.

Вот все они и вышивали импровизацией на пустой, свободной земле несуразные, но самобытные узоры нового житья-бытья и медленно пропадали тут, подрабатывая как придется в других местах, где бывают работа и деньги.

Попроси любого хорошего архитектора спроектировать подобную деревеньку - ни черта он подобного не сваяет. Это можно сделать только случайно, причем не понимая, что получится в конце.

Я достал из кофра камеру. В неё кроме видеоблока был вмонтирован очень неплохой фотоаппарат. Ни красок, ни кистей у меня с собой не было. Потому будущую картину свою я снял на фото. Снял с того самого бугра, который и подарил мне такой сюжет для картины.

Потом по ЗиЛовской колее продолжил месить сине-белый, липнущий к колесам снег. А колея сделала длинный замысловатый зигзаг вокруг каких-то больших древних камней-валунов. Они, видно, вросли в землю в очень старые времена и с ней срослись -сроднились так, что и археологи вряд ли угадают – какая сила их сюда прикатила или скинула..

Как я и думал, вывела колея на улицу этой деревеньки. Я доехал до середины улицы, приткнулся к столбу, несущему электрические провода, и заглушил мотор. Изнутри поселок выглядел грустно. Плохие дома, уродливые заборы, дворы, засыпанные сероватым от печной сажи снегом, и всякая рухлядь, пробившаяся на воздух из-под снега.

Тут же обозначили своё большое количество разноголосые собаки, унюхавшие мою машину. А ещё через минуту открылась калитка полусгнивших ворот и из неё выкатился маленький толстый мужичок при бороде и усах. Одет он был в стеганую безрукавку, надетую на фланелевую клетчатую рубаху. Мужичок подошел ко мне как к старому другу , которого утром уже видел, и, не здороваясь, сказал:

- Ну, чё?

- Чё в смысле - чего надо? – спросил я. - Да ничего не надо. Заплутал малость. Случайно к вам заехал. Теперь вот думаю, как побыстрее до трассы добраться.

- А-а…- зевнул мужичок и протянул руку - Николай. А ты кто? За самогоном пришел? Сколько надо? Есть первач по пятьсот тенге пол-литра. Есть простой - тот по триста.

- Не, самогон не надо, - я завел мотор. – Так как побыстрее от вас на трассу выскочить?

Николай повернулся маленьким толстым телом на север и ладошкой сделал четыре разнообразных жеста, по которым я должен был считать свой маршрут движения.

- Отлично, - сказал я Николаю.- Выскочу. А что за деревня ваша? Как называется? Кто у вас тут живет?

- Негры у нас только ещё не живут. И эскимосы. - Николай зевнул энергичнее и заразительно настолько, что пришлось тоже зевнуть. – А так вон там татары, вон где казахи, семь дворов подряд. По этой стороне русские, корейцы. Лук садят за околицей. Вон там, - кивнул он в сторону больших деревьев, - чечены и два двора ингушей, украинцев навалом, уйгуры есть .Три семьи. Даже вон латыши - муж с женой. Два года как построились. Бездетные. По-русски за два года как пьяные говорят. Слова путают. Николай неожиданно заржал как очень молодой конь. - А вообще по-русски в основном все разговаривают. Мы, наоборот, чуток по-казахски, маленько по-чеченски. Дружно живем. Хорошо. А, да! Еще же вон немцы лет десять живут. Человек тридцать с детками.

- Так деревня ваша называется-то как? - переспросил я.- Может, когда опять к вам попаду…

- Ни хрена она никак не называется. На карте-то нас нету. Пятьдесят семь домов, а на карту попасть - не тянем. Потому и зовут наши сами наш мегаполис кто Федоровкой, кто Кок Жол, кто Луковое. Корейцы придумали. А по мне – хоть как зови, только живи по-людски!

Николай поднял вверх палец и торжественно продекламировал: - « По реке плывет утюг из села Кукуева. Ну и пусть себе плывет , железяка…» Он смачно закончил рифму и заржал потише.

- Вот Кукуевым и называй. И летом приезжай. Я тебя на озеро одно свожу. Там сазан… ну прямо как лось!

- Ладно. – бодро и правдиво пообещал я. Мы пожали руки. Он пошел в свою кривую калитку, а я ещё три часа плутал, следуя указанию Николая, по снегам, переезжая чьи-то следы, какие-то овраги и поваленные ветром тонкие сухие деревья.

А дома взял холст, поставил на станок и за два дня написал симпатичное село с милым названием. Такая у картинки история. Вот.


Будь здоров, больной Петров!


В больничную палату быстро входят врач и восемь практиканток.

Врач: Вот, девочки, тяжёлый больной Петров. Садитесь, придётся немного подождать. Он уже скоро.

Девочки молча рассаживаются.

Больной: В чём дело?

Врач: Не отвлекайтесь, батенька. Ну как, ноги не холодеют?

Больной: Нет, а что случилось?

Врач: Вот, девочки, можете себе записать: далеко не у всех больных перед смертью холодеют ноги.

Больной: Не понял… Почему перед смертью?

Врач: А вот этого, больной, вам знать не надо. Это врачебная тайна.

Больной: Вы что, меня за дурака тут держите?

Врач: Кстати, надо проверить. Бывают, девочки, случаи, когда перед смертью больные – того, с ума соскакивают. Ну-ка, батенька, покажите язык!

Больной: Я вам всё покажу, если объясните, в чём дело!

Практикантка: Фи! Псих какой-то…

Врач: (оживляется) Я как чувствовал! Быстро язык!

Больной: Да ради бога!

Врач: Дальше высовывайте! На всю катушку!

Больной: Да пожалуйста!

Врач: Теперь, девочки, подумайте: может у нормального человека язык свисать до пола?

Больной: Ой, что-то мне нехорошо…

Врач: Вот это другое дело! Девочки, приготовились! Как он с такими анализами ещё разговаривает?! Я вообще удивляюсь.

Практикантка: (врачу) А вот интересно, жена у покойного была красивая?

Больной: (страшным голосом) Что с ней?

Врач: А ну, на место! Одной ногой, где ему положено, а туда же… Так я всего-навсего хотел узнать: в состоянии ли ваша жена выйти замуж в ближайшие дни после поминок. Лично я в этом не сомневаюсь. Успокойтесь.

Больной: (слабым голосом) Сестра-а!

Врач: (смотрит на часы) Как? Уже и родственники собираются?

Практикантка: Нет. Он, наверное, дежурную сестру зовёт. Хотя сейчас уже непонятно.

Врач: Интересно, где я ему возьму дежурную сестру? Она вторые сутки в пятой палате торчит. Позавчера поставила там одному клизму и теперь не может выдернуть.

Больной: Послушайте, доктор, может вы меня с кем-то спутали?

Врач: Вы больной Петров?

Больной: Так точно! Грипп у меня!

Врач: Мы можем ошибаться в пустяках. Диагноз, бывает, не тот нарисуем… Таблетки вон медсестра одному желудочнику случайно дала свои, противозачаточные. Ничего, две недели пил как миленький. За счёт больницы и похоронили. Но чтобы главное – фамилию перепутать – такого у нас не бывает.

Больной: Значит, всё-таки, диагноз перепутали. Вы проверьте!

Врач: Чепуха! Диагноз вообще никакого значения не имеет. У вас лечащий врач Сидоров?

Больной: Сидоров.

Врач: От него никто ещё живым не уходил!

Больной: Караул! (Вскакивает, вышибает лбом раму и выпрыгивает с третьего этажа).

Врач: (смотрит в окно) Приземлился. Всё, девочки, порядок. Быстро вниз, на носилки его и к нам в отделение! Одного не пойму: и чего их всех сюда, в инфекционное, как магнитом тянет?

У нас, в травматологии и телевизор цветной и мясо в котлеты по субботам всегда суём. А вот как кризис навалился, то и зарплату работягам стали реже давать. Так они, сволочи, меньше пить стали, кости себе не ломают! И теперь в травматологии больных почти нет. И план по койко-дням горит. Чтоб он вообще пропал!


Стихия


- Ты, Вася, пиши: «Когда над складом пронеслась буря, шестибалльный ветер сорвал крышу, и смерч выхватил из помещения 30 (тридцать) банок краски белой (слоновая кость), 50 (пятьдесят) бутылок олифы, 40 (сорок) листов шифера…» Написал?

- Оно-то, что, написать, Дмитрий Иваныч… Написать-то вроде бы легко… Только бури ведь не было. Или была?

- Была, Вася. Маленькая буря была. Несчастье-то какое. Прямо над складом пролетела, как нарочно. Так и пиши…

- Оно-то что, написать… Только ведь не поверят. Крыша-то, вот она – на складе, как и была. Ни царапинки на ней… Не поверят про крышу, я так думаю…

- Заминка тут, ей-богу… Не слогарифмировал я, значит. Ну, да бог с ней, с крышей. Ты, Вася, вот как пиши: «Когда над складом пронеслась буря, шестибалльный ветер распахнул окно склада и вынес оттуда тридцать банок краски белой (слоновая кость), пятьдесят бутылок олифы, сорок листов шифера…» Усёк?

- С окнами,Дмитрий Иваныч, оно, конечно, получше. Надёжнее, вроде. Только и тут, понимаете, конфуз. Решётки на окнах слишком крепкие, бомбой не взорвёшь… Вот и думаю: не поверят и про окна. А?

- Да, я тут будто бы маху дал… Дёрнул чёрт эти решётки вешать. Ну, не расстраивайся, Вася. Ты пиши так: «Когда буря пронеслась над складом, шестибалльный ветер со страшной силой рванул замок, взломал его и унёс…» Вник?

- Чего ж не вникнуть, Дмитрий Иванович. Оно даже очень запросто – вникнуть. Только вот думаю я, а не лучше ли сюда и маленькое наводнение привязать. Было ли наводнение, или, может, ошибаюсь я?

-А ведь и верно, Васенька. Вспомнил, как сейчас вижу: шестибалльный ветер срывает замок, в склад врывается вода и начисто смывает тридцать банок краски белой (слоновая кость), пятьдесят бутылок олифы, сорок лисов шифера… Разбушевалась стихия!

- А ещё, Дмитрий Иванович, если помните, сразу же и приключился набег диких животных – слонов, медведей и прочих зверей… Бегут, зубами клацают, и все – в склад. Спёрли кто что мог. Кто рубероид, кто нитроэмаль, а этот, с рогами, так прямо вязанку плитки облицовочной! -Значит, старею я, Вася, коли позабыл. А такое ведь не забывается. Страшное было зрелище, до сих пор вздрагиваю.

- Так выходит, Дмитрий Иванович, вы и про молнию помните? Ну, про ту, которая прямо об ящик с запчастями стукнулась. Помните – трах-ба-бах!! – и нет ящика. Вдребезги. Запчасти – какая куда. Разве найдёшь?

- Это ещё что, Вася… Ты вот заснул, притомился малость, а тут она возьми и тресни – земля-то матушка. Враз поперёк склада… Трёх стиральных машин – как не было. Мотоцикл канул. «Харлей Дэвидсон» называется…

- Оно- верно, Дмитрий Иваныч, насчёт землетрясения. Разве угадаешь, где треснет… Только вот пять диванов в трещину не пройдут. Большие они.

- Тут, Вася, история серьёзная вышла. Открылся, понимаешь, аккурат под диванами маленький вулкан. Ну и смёл их в момент подчистую. Никто и ахнуть не успел.

- Я их, Дмитрий Иваныч, вулканов этих, с детства боюсь. Как увижу где – ноги в руки и отсыпаюсь где-нибудь подальше. А что, ничего больше не сгорело?

- Сгорело, Васенька, вот ведь беда. Комод ещё сгорел, ковров пять штук, люстра хрустальная… Вот ты, Вася, и пиши. Пусть переводят нас на другую работу по состоянию здоровья. Это ж какой организм надо иметь, чтобы так долго бороться со стихией.


Диалектика


- Довольно! – сказала Супонину жена. – Я от тебя ухожу. Ты опять не выключил свет в ванной.

Зарыдала, собрала вещички и убежала.

- Ну и тьфу! – крикнул Супонин с балкона. – Обойдусь…

Он погасил лампочку и включил телевизор. Показывали кино. Он и она о чём-то беззвучно спорили. Она размахивала руками, он сидел, как приклеенный.

Супонин увеличил звук и услышал:

- Довольно! Я от тебя ухожу! Ты опять не выключил свет в ванной!

Зарыдала, собрала вещички и убежала.

- Ну и тьфу! – крикнул герой с балкона. – Обойдусь.

Он выключил свет и сел у телевизора.

Супонин затих, потрясённый.

«Как это жизненно и реалистично, - думал он. – Как глубоко схвачена суть явления. Насколько твёрдо проведена причинная нить нелепых семейных ссор. Ведь в самом деле: сколько трагедий случается из-за пустяка. И все они типичны».

Мужчина на экране достал из холодильника бутылку пива и осушил её. Супонин вспомнил, что тоже запасся пивом с утра. Он выпил, и на душе стало легче.

Герой закурил «Парламент».

Супонин, заворожено глядя на экран, нащупал на столе такую же пачку.

- Потрясающе! – восторгнулся он, закуривая и расстегивая вслед за героем ворот рубахи. – Фильм-то, небось, года три назад сняли. Это же срок. А ведь всё повторяется! Вот она, диалектика…

В это время герой фильма поднялся и стал нервно ходить по комнате.

- Позвоню Нине, - вдруг сказал он решительно.

Супонин с ужасом почувствовал, что именно это он и собирался сейчас сделать.

- Ниночка, - сказал в трубку телегерой, - жена куда-то пропала, только ты сейчас сможешь спасти меня от мук одиночества.

«Мудрая, разумная штука – диалектика, - размышлял Супонин, набирая номер подруги жены, буфетчицы Нины.

- Ниночка, - промямлил он, волнуясь. – Жена куда-то пропала и только ты сейчас сможешь…

- Конечно, смогу, - перебила Ниночка. – Смогу передать ей трубку…

- Ты уже разыскиваешь меня, милый? – сказала жена. – Ну, хорошо. Я простила тебя и сейчас приеду.

Супонин бросил трубку, со злостью выключил телевизор и пошёл спать…..


Жертва находит преступника


Виктимология - наука о жертвах - для нас пока terra incognita.

Ее главный предмет - странный на первый взгляд парадокс: во-первых, жертва, как и преступник, тоже считается участником преступления, а, во-вторых, далеко не всегда жертва бывает случайной. Скорее наоборот. Один из наиболее известных ученых-виктимологов В.Христенко вообще считает, что “жертва связана с преступником прочными невидимыми нитями, даже когда они не знакомы. Неразрывность пары “преступник-жертва” имеет свои причины, зачастую совершенно необъяснимые”


Кузнецы своего несчастья

Выходит, что для борьбы с преступностью вовсе недостаточно того, чем всегда занимались криминалистика и криминология, то есть изучения “преступника и преступления”. Виктимологи всего мира сегодня настаивают на необходимости изучения проблемы поведения жертв, поскольку уже совершенно очевидно, что преступлений совершается столько, сколько создает предпосылок для них конкретная социальная среда, действия будущих жертв, их психологическое состояние, привлекающее преступника.

Есть, конечно, категория людей, “психологически невиновных” в том, что против них совершается насилие. Они становятся жертвами из-за специфического профессионального или экономического положения: кассиры, таксисты, продавцы, сотрудники милиции, состоятельные люди.

Есть жертвы, просто случайно “подвернувшиеся под руку” во время совершения преступления (захват заложников, например). И, наконец, совершенно “невиновные психологически” жертвы - это люди, пострадавшие от стихийных бедствий, техногенных катастроф и т.д. В общем, при обстоятельствах, где, собственно, не было самой фигуры преступника.

А вот во всех остальных случаях оказывается, если мы становимся “пострадавшими”, то в девяноста процентах мы сами “кузнецы собственного несчастья”. Пусть каждый вспомнит конкретных своих знакомых, сослуживцев, родственников, которые, как заколдованные, постоянно влипают в неприятные для себя ситуации.

За что бьют?

За дело!

Мне таких примеров за три с половиной десятка лет в журналистике и самому попадалось достаточно, и чужих воспоминаний хватает. Один очень толковый “опер” из Костанайского ГУВД Владимир Давыдов еще тридцать лет назад рассказал мне историю простого инженера проектного института Павла Б., которую захочешь - не забудешь.

Инженера уже много лет нерегулярно, но периодически били. Причем разные люди, в разных местах и в несхожих ситуациях. Сам инженер был тихим спокойным парнем, из тех, кто мухи не обидит. Не пил, за юбками не бегал. В общем, человек, которых называют “с работы - домой”. Почему и откуда в его судьбу вкрался такой невеселый и опасный нюанс - никто в милиции из его частых заявлений ничего понять не мог. Сам инженер был уже на грани тихого помешательства. Давыдова послали дня три понаблюдать за ним. Опер “сел Павлу Б. на хвост” в полной уверенности, что именно за эти три дня, произвольно выбранных милицией, ничего с инженером не случится.

В первый же день к Павлу на автобусной остановке привязались два нагловатых и не очень трезвых парня, хотя остановка была буквально забита народом. Были там мужчины и большие, и маленькие, несколько подростков лет по 16, много женщин. Инженер стоял в сторонке, читал газету и под мышкой держал портфель. Подошли именно к нему, минут пять все трое о чем-то говорили, потом один из парней с размаху дал инженеру в челюсть, а второй - в живот. И ушли при полном безмолвии граждан на другой конец остановки.

Оперативник задержал обоих. В отделении им пообещали уголовное дело по злостному хулиганству. А тогда за это давали приличный срок. И вот как оправдывались нападавшие: “Да мы не собирались его бить. Попросили у него трояк. Ну, не хватало нам. А почему у него стали просить - сами не поймем. Ну, он стоял как-то не как все. Вообще какой-то пришибленный. Газету читает, а сам вроде даже испуганно по сторонам оглядывается. Такие обычно всегда деньги дают. Трояк - не миллион. А этот, тихий, “пришибленный”, а не дал. И сказал еще, что на таких, как мы, пахать надо, а за пахоту будут больше трояка платить. Нет, мы к нему по-человечески: дай три рубля, если не жалко, “трубы горят”. Так он же первый хамить начал, не мы! За дело получил. Надо же умник: “пахать на вас надо...”.

И рядовой оперативник Давыдов, рассказывая мне эту сумасшедшую историю, сказал тогда фразу почти научную, хотя в семидесятые годы у нас никакой виктимологии и в помине не было. Он сказал: “Вот таких, кстати, довольно много. Этот Паша страдает от того, что не вовремя и не по делу активно провоцирует тех, кто потом его бьет. Он провокатор. Значит, уже, в принципе, жертва. А есть еще так называемые убогие. Нормальный, в принципе, мужик, но ведет себя как испуганный кролик. И глаза вечно прячет, и плечи сжимает, от всего вздрагивает. Ей богу, самого подмывает такому хотя бы щелбан с оттяжкой влепить. Ему достается от любого, кому не лень”.

А вот заявления по изнасилованиям приносят. В кино нам показывают изнасилованных так: скромная, тихая, чистенькая и невинная девчушка. Ее жаль. А я смотрю на некоторых наших, которые заявления приносят, так они даже в милиции после изнасилования кривляются, кокетничают, сидят нога на ногу, разговаривают с такими зазывными интонациями, что ясно: на улице они ведут себя еще резвей и вызывающе и изнасилование явно провоцируют сами.

- Странно выходит, - сказал в итоге Давыдов, - почти все пострадавшие от нападений своим поведением сами “уговаривали” других людей на них напасть.

Вот как раз в это время, когда умный практик случайно и эмпирически сделал свой умный вывод - в СССР только зарождалась наука виктимология, о чем еще не знали ни милиционеры, ни преступники, ни жертвы.

По закону джунглей


Если вы сами или знакомые вам люди были жертвами, то вам небесполезно будет знать хотя бы несколько самых распространенных типов жертв. Универсальный тип обязательно имеет ярко выраженные личностные качества, определяющие его легкую и безответную уязвимость. Импульсивная жертва имеет бросающееся в глаза чувство страха, подавленность, заторможенность реакции на возможное нападение. Утилитарно-ситуативная жертва – это добровольные потерпевшие. “Заторможенные”, не чувствующие опасности, неосмотрительные, беспечные в поведении люди, которые из любопытства сами суются в назревающую криминальную ситуацию. Установочная жертва – агрессивный человек, истероид с вызывающим поведением, который дразнит преступника, после чего сам становится жертвой. Рациональная жертва – активный провокатор. Сам создает ситуацию для преступления и преступник выбирает его первым. Ретристская жертва – пассивный провокатор. Его внешний “опущенный” вид, несуразный образ жизни, повышенная тревожность и доступность подталкивают преступника к действию.

Известно то, что мы выделяем “сексуально привлекающий” аттрактант, благодаря которому случайные мужчина и женщина “прилипают” друг к другу.

Но тогда, утверждают биохимики, мы, как все животные, должны выделять и второй природный животный аттрактант – запах страха. Просто для нашего слабого обоняния наши аттрактанты неуловимы, но имеют невероятную притягательную силу, действуя на подсознание. А, значит, преступник может реагировать на запах страха потенциальной и предназначенной только ему жертвы, как это бывает во всей живой природе.


ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ РАССКАЗЫ ( ретро криминал)

В соавторстве с Еленой Малозёмовой


Нечеловеческий фактор

Cтанислав Малозёмов

Елена Малозёмова


Самолет “ИЛ-18” борт №75685 рухнул и развалился на части в полночь третьего дня нового 1965 года. Он упал рядом со взлетной полосой алма-атинского аэропорта, пропахав по жесткому снегу почти километр, крутясь, переворачиваясь, и распадался на искореженные фрагменты, и горел.Самой катастрофы не видел никто: ни пассажиры, ожидающие своих вылетов в тесном здании аэропорта, ни работники аэродромных служб. Был слышен грохот, свистящий гул еще не заглохших двигателей, треск рвущегося, как ткань, дюралюминия и крики еще живых людей, горящих в движущемся по ветру пожаре. Никто не видел самолета, потому что в ту ночь увидеть что-либо дальше своего носа было невозможно. Надо всей зоной аэродрома и аэропорта свисал до самой земли тяжелый, мрачный и совершенно непроглядный туман. Машины аварийной службы порта и фургоны “скорой помощи” добраться до самого большого куска уцелевшего фюзеляжа не смогли. Мешал довольно глубокий снег и горящие кресла, обломки винтов, куски обшивки и трупы, разбросанные ударом и скоростью на сотни метров во все стороны. К утру собрали остатки багажа и останки людей. Почти все трупы обгорели так, что медикам сразу сложно было установить не только возраст погибших, но и пол... Из ста трех человек, находившихся внутри “ИЛ-18”, в морг отвезли шестьдесят четыре. Среди них были три члена экипажа: бортпроводники Вячеслав Хорд, Анастасия Канапина и бортрадист Николай Семенов. (Фамилии всех фигурантов данного дела изменены по этическим соображениям).

Уцелевшие командир корабля Константин Парамонов, второй пилот Николай Курихин, бортмеханик Александр Сабиров и штурман Виктор Киянка, несмотря на травмы, помогали аварийщикам и врачам, относили тех, кто не мог идти, подальше от самолета, вытаскивали зажатых в обломках раненых... Когда стало светать, жуткая картина катастрофы потрясла всех, кто работал ночью и всего в тумане и темноте разглядеть не мог.

Тогда в утренней, морозной, мертвой в прямом смысле тишине кто-то из работников аварийной службы зло и громко сказал:

- Какая сволочь додумалась сажать машину? По полосе пешком идти невозможно в такой туман.

В том, что кто-то, пока неизвестный, принял совершенно идиотское решение о посадке борта №75685, сомнений ни у кого не было. Машина была технически полностью исправна и летела без малейших технических замечаний из Москвы с посадками в Омске и Семипалатинске. Кстати, в Семипалатинске, как потом выяснилось, экипажу сообщили об отмене полета в Алма-Ату по погодным условиям в столице. Летчиков уже отправили в аэропортовскую гостиницу отдыхать, но почему-то вдруг буквально через час вызвали обратно в машину и дали добро на взлет.

- Что, ушел туман? - удивился командир Парамонов.

- Ну там не то чтобы... Но “окна” появляются, - уклончиво ответили в управлении полетами. - Сесть, конечно, сядете...

Борт взлетел, не имея представления о том, что чуть раньше один очень важный человек, летевший с ними, позвонил в Алма-Ату начальнику управления полетами и приказал разрешить взлет. Уже в воздухе в 20.32 по московскому времени на радиоканале “метеосправка” экипаж получил циркулярную погоду Алма-Аты. Один параметр сводки сразу насторожил: облачность 9/9. В переводе с технического языка эта цифра обозначает тяжелую, густую, очень низкую, почти ползущую по земле облачность с туманом. Лететь, конечно, было нельзя. В Алма-Ате самолет ждали.

Так кто, действительно, дал себе право сыграть с природой в смертельно рисковую игру, в которой кто-то безмозгло поставил на кон сто с лишним жизней?

В аэропорту Семипалатинска уже не первый день после встречи Нового года держалась авральная, нервная обстановка. Сложная стояла погода, рейсы то отменяли, то задерживали, а на алма-атинский “ИЛ-18” №75685 каким-то образом пробились пассажиры с билетами на другой, опаздывающий самолет. В результате силовой борьбы бортпроводники и экипаж неуправляемой толпе проиграли. Салоны были забиты настолько, что “чужаков” отсортировывать пришлось довольно долго. А именно в это время продолжала портиться погода в Алма-Ате. Управлял наведением порядка в самолете не член экипажа, не энтузиаст-пассажир и не милиционер. Карим Асхатович Шарипов сам билета на рейс не имел, да и не нужен ему был этот билет вообще. Потому что товарищ Шарипов был большим человеком в Казахском управлении гражданской авиации, начальником летно-штурманского отдела и потому, естественно, летал бесплатно. В Семипалатинск он вернулся из Усть-Каменогорска, куда в тот же день срочно летал для расследования вертолетной аварии. Он сделал все, что было надо, очень быстро, за несколько часов, потом первым же рейсом улетел в Семипалатинск, сделал и там попутные служебные дела и был твердо настроен сегодня же вернуться в Алма-Ату. То ли ему быстрее, чем от него ждали, хотелось доложить начальству о результатах “разбора полетов” в Усть-Каменогорске, то ли очень спешил домой. Дома осталась одна совсем молодая жена. Повод для волнений и спешки. К тому же командировка на катастрофу вертолета оторвала его, мягко говоря, от приятной процедуры новогоднего празднования. В общем, ко времени вылета из Семипалатинска в Алма-Ату он пятнадцать часов подряд активно работал и уже чувствовал раздражение и усталость. Сложилось все вместе: мало отдыха и много работы на фоне еще вчерашнего празднования не без спиртного, естественно. Из Семипалатинска он собирался лететь рейсом №101 “Москва-Алма-Ата” в качестве проверяющего. По крайней мере, его оформили перед полетом именно так. Правда, без пояснений - что вообще он должен проверять. Когда все потихоньку упокоилось и 101-й рейс получил добро на взлет в сложной метеообстановке Семипалатинска, Карим Асхатович почему-то решил сесть не в пассажирском салоне, а в кабине пилотов, причем в кресло командира корабля. Потом, на суде, он так и смог толком объяснить - какая блажь на него нашла, чтобы второго пилота вообще снять с управления машиной, командира корабля взять себе в подчинение и заставить его вести самолет по приборам, а самому взять на себя самое сложное - основное ручное и визуальное управление и принятие Аэрофлот, хоть и был гражданской организацией, но законы и правила в нем реально мало чем отличались от авиации военной. Никому даже в страшном сне не снилось, что можно хоть в чем-нибудь перечить начальству, тем более “большому”. Парамонов молча освободил Шарипову кресло командира, не зная, что тот вообще не проходил контрольного медицинского обследования перед этим полетом, а вот тест на содержание в крови алкоголя ему делали трижды. Два раза прибор показал, что он пил, а на третий и прибор как-то уговорили. А усталый вид и нервозность начальника из самого управления обсуждению не подлежали. Не по чину было. И также несерьезно было устраивать такому энергичному и волевому начальнику, как Шарипов, допрос: как удалось добиться вылета из “нелетного” Семипалатинска и тем более договориться насчет посадки в уже закрытой для авиадвижения по причине почти полного отсутствия видимости Алма-Ате.

Набрали высоту и уже ровно, без проблем заняли свой эшелон и коридор на столицу республики. Уже через полчаса спокойного полета бортрадист Семенов взял промежуточную, но объемную сводку по метео и безрадостно доложил командиру Парамонову, что ориентировочно на расчетное время посадки в Алма-Ате в восточном районе аэродрома будет штормовой ветер, высота сплошной облачности около 40 метров и туман с ограничением видимости до 800 метров, дымка у земли: то есть садиться было нельзя ни в коем случае.

Народ в салоне чувствовал себя спокойно. Никто о невозможности посадки не знал. Была уже почти полночь, люди дремали или думали о делах завтрашнего дня. Группа врачей летела в Институт повышения квалификации, кто-то спешил на совещание в “Книготорг”, много студентов-заочников опаздывало на сессию в разные вузы, некоторые возвращались с новогодних встреч с родственниками, со свадеб или похорон...

В это время самая главная и самая полномочная фигура наземной службы, руководитель полетами Петр Иванович Лопатин, которому в порту на земле и на небе подчинялись все и вся, с помощью только что заступившего диспетчера стартового командного пункта Владимира Гурьева без приключений посадили в мелькнувший облачный просвет круживший над городом “АН-24” и пытались приземлить другой - “ИЛ-18”, из Киева. Но спасительный просвет быстро затянуло, и по обычному для больших самолетов курсу посадки 2300 с двух попыток сесть киевский борт №75689 не смог.

Тогда командир корабля Трофимов запросил у руководителя полетов попытку сесть по невозможному для “ИЛ-18” курсу - 500, с той стороны полосы, которая под крупные лайнеры была не оборудована вообще и не годилась даже для посадки в ясную, тихую дневную погоду. Киевский самолет бесполезно было посылать на запасной аэродром: могло не хватить топлива. Руководитель Лопатин рискнул и разрешил. Самолет командира Трофимова не без активной помощи Господа Бога, в которого тогда было принято не верить, оказался на земле целым, после чего командир Трофимов в непечатной форме изложил Лопатину свои впечатления о посадке и сказал, что сейчас сажать большие машины категорически нельзя. Разобьются...

- Вас понял, - ответил руководитель полетов и срочно дал команду московскому рейсу, который был уже на подлете к городу, разворачиваться и уходить на Караганду. Лопатин сам не знал, что на борту №75685 не просто летит из командировки, а самовольно командует экипажем большой чиновник из управления Шарипов. Этот Шарипов был во время полета подчиненным Лопатина на все 100%. Но по простой жизненной логике командовать им было опасно, так как, оказавшись на земле, он мгновенно превращался снова в крупного начальника и какой-то там руководитель полетов был для него вполне съедобным предметом. А “кушать” подчиненных большие чиновники умели с хорошим аппетитом.

Шарипов узнал, что киевский самолет сел и приказным тоном за минуту уговорил Лопатина разрешить сделать пробную посадку.

- Мне надо как можно быстрее в Алма-Ату, - сказал Шарипов. - Давай обеспечь приземление.

- Это опасно! - прокричал в эфир Лопатин. - Погода аварийная...

- Я сам лично командую полетом, - ответил Шарипов. - Парамонов управляет по приборам. Это я делаю главное, так что не дергайся, включай в работу все службы. Машину посадим. Разрешай пробный заход на полосу...

- Хорошо, - без энтузиазма ответил Лопатин и включил внутреннюю связь. - Внимание всем! Расчетным временем 21.05. обеспечиваем посадку борта 75685 градусом 230.

Ну а после все пошло так, как и должно было пойти при нарушении наземными службами и экипажем, который возглавлял фактически посторонний человек, хотя и летчик в прошлом, практически всех инструкций, наставлений, летных правил и требований. Позже в суде насчитали около четырех десятков нарушений. Диспетчер Гурьев, бывший летчик, стал диспетчером всего месяц назад и, ясное дело, в критических ситуациях еще не мог чувствовать себя уверенным. Он сделал, что успел, но и не успел многого. В последние пять минут не дал на борт данных о слишком плохой видимости и предельно низкой облачности.То же самое случилось и с опытным руководителем полетов Лопатиным, который в последние перед приземлением минуты как будто окаменел в своем руководящем кресле. Ни одной внятной и четкой команды от него экипаж не дождался. Вместо него работали диспетчеры старта и посадочного локатора. Они тоже сделали, что могли: вывели самолет на глиссаду, то есть на линии точного снижения, включили ближнюю и дальнюю проблесковые молнии и мачтовые маячки. Но этого оказалось мало.

На высоте 130 метров у экипажа еще была возможность уйти либо на второй круг, либо на запасной аэродром. Топлива оставалось целых 7 тонн. Но от руководителя полетов таких команд все же не поступило. А диспетчеры, видимо, ждали, что решит главный. А тем временем самолет уже снизился до 70 метров, попал в глухую облачность и отклонился от глиссады на 50. Появилась угроза не попасть на полосу.

В это время в самолете большой начальник из управления Шарипов, так сильно мечтавший скорее попасть домой, бросил управление. Просто раскис, а может, испугался, а может, впал в прострацию. Единственное, что он успел прокричать: “Я не вижу земли, не вижу посадочных огней! Парамонов, сажай сам по приборам”.

Но Парамонову, естественно, было уже не до начальника Шарипова. Нервы сдали и у него. Он пытался сажать самолет и визуально, и по приборам. Но земля все не появлялась. Ориентировочные фонари были как черным колпаком накрыты. Шасси выпустили давно, еще на подлете. Осталось сесть.

На суде командир Парамонов сказал, что Шарипов растерялся, бросил управление и потерял чувство пространства, но сказать об этом экипажу у него не хватило мужества. Парамонову пришлось выкручиваться одному. Кресло командира было занято испуганным Шариповым, а второй пилот, как бревно, стоял в кабине позади всех. А уже давно проверено временем, что при пилотировании такого сложного самолета, как “ИЛ-18”, особенно на малой высоте и в плохих погодных условиях, у пилота, который к тому же узнает, что работает совсем один, возникает такое физическое и нервное напряжение, что грубые ошибки просто неизбежны. Лишний крен, например, или скольжение вбок.

- Мы бы, возможно, нормально сели, - сказал на суде Парамонов, - если бы Шарипов не растерялся и мог мне помочь. И если бы руководитель полетов не бросил нас на произвол судьбы...

Последнее, что слышали в самолете все, у кого были наушники, - это крик диспетчера посадочного локатора: “Теперь у вас стабильное уклонение вправо. Высота - 50 метров. Маневр исключен. Убирайте шасси и срочно уходите на второй круг!”

- Есть убрать шасси, - успел сказать бортмеханик.Командир Парамонов успел глянуть на приборы: диспетчер ошибся. Высота была уже 30 метров. Скорость самолета не годилась ни для посадки, ни для взлета.

Больше никто ничего не успел. И произошло то, о чем мы рассказали в самом начале. Вскоре был суд. Лопатин получил 10 лет, Гурьев - 3 года. Парамонов - тоже три. А Шарипов - за смелость и мужественное поведение в критической ситуации - 7, всего 7 лет. Напомним, полет “ИЛ-18” №75685 из Семипалатинска в Алма-Ату закончился похоронами 64 человек.

Зато 3 января 1965 года Карим Асхатович Шарипов успел-таки под утро к скучавшей по нему молодой жене.

Авторы благодарят Центральный республиканский архив за помощь в подготовке статьи.

Станислав Малозёмов

Елена Малозёмова


Сладкая жизнь


В первые дни нового 1961 года главного инженера Тбилисского плодоконсервного завода товарища Тенгиза Григорьевича Чхеидзе срочно вызвали в Москву. Причем в один из самых “верхних” кабинетов Совнархоза СССР. Вышел плодоконсервных дел мастер из кабинета уже главным

инженером кондитерской фабрики далекой и слегка экзотичной столицы Казахстана Алма-Аты. А 10 января 1961 года гордый сын Кавказа уже дышал свежестью тянь-шаньских гор сквозь открытое окно своего нового пропахшего шоколадом кабинета

Теперь подумайте: а зачем вообще Москва приняла это очередное свое мудрое решение? Через высокие инстанции, безо всяких консультаций с

казахстанскими властями и вопреки удивлению и возражениям местных

руководителей-хозяйственников посылать из далекого Тбилиси для поднятия

уровня количества и качества казахстанских кондитерских сластей человека, который сам конфеты с шоколадом видел только в магазине? Специалист плодоконсервного дела у руля производства шоколада, карамели, мармелада и тортов... Но в период рассвета социализма даже химическим комбинатом мог управлять, например, человек с гуманитарным образованием, закончивший политический факультет Высшей партийной школы.

Главное, чтоб человек был хороший, понимающий политику коммунистической партии и своего собственного начальства.

Тенгиз Григорьевич был явно такой человек, причем, видимо, очень хороших друзей имел в Москве, которые, в свою очередь, тоже имели, но не друзей, а власть. Кто-то в Москве, имеющий веское слово, отправил хорошо проверенного Чхеидзе в Алма-Ату, чтобы получать оттуда материальную выгоду. Кто посылал - в архивах не отражено. Но, видимо, тот же, кто через три года помог удовлетворить его апелляцию в Верховный суд СССР, который ой как редко шел на уступки республикам. Обычно расстрельные статьи не меняли. А тут неизвестный московский авторитет вдруг уговаривает Верховный суд СССР поменять расстрел на срок, который «смертники» принимают как дар Божий - в пятнадцать лет.

Вряд ли Чхеидзе, чтобы заслужить это, посылал все три предыдущих года своим друзьям-покровителям леденцы с карамельками. Скорее в Москву уходили большие безналичные суммы, которые сначала оттуда и поступали. Сейчас эта финансовая фигура высшего пилотажа по обналичиванию денег и укладки в свои сейфы называется “отмыванием”. В шестидесятые годы, да и позднее, когда перед Москвой “по стойке смирно” стояли все, кто руководил чем-то и возглавлял хоть что-нибудь в провинции, никому из контролирующих органов и в страшном сне не снилось, что они проверяют и выводят на чистую воду воров, если они конкретно назначены Москвой. Упаси бог! Так можно было лишиться не только работы, но и, самое страшное, вылететь из рядов КПСС с “волчьим билетом”.

Поэтому за три года кондитерскую фабрику формально проверяли, конечно, но уходили с коробками коньяка, рома, дорогих конфет и шоколада и безо всяких оргвыводов. И только когда фабрика была окончательно разворована и разорена изнутри, Москве свой финансовый канал можно было тихо закрывать с очень правдивой ссылкой на беспрецедентно слабое руководство и страшное по масштабам воровство на самой фабрике, а после открывать где-нибудь новый. Вот только тогда Москва дала “отмашку” - можно наводить порядок... Ну в 1963 году и пошло дело. Следствие, допросы, признания, шум в газетах, аресты, суды.

Печальный финал изложим позже. А пока вспомним возможности вольного социалистического, как бы подконтрольного органам КПСС хозяйствования.

Итак - пятый день пребывания Чхеидзе в должности главного инженера. В этот день он лично спер своими руками несколько бутылок коньяка и пару-тройку коробочек разных подарочных конфет, чтобы достойно с новыми друзьями по работе отметить начало своего славного главноинженерного пути. На седьмой день он же собирает весь коллектив, дает всем без исключения потрясающий по накалу страстей разгром и нагоняй за снижение качества и прочие недостатки в бухгалтерии, учете и снабжению. И сразу после этого уже спокойно говорит: “Ладно. Работайте и не забывайте, что наша фабрика - это золотое дно! А вы - натуральные балбесы и, видно, этого не понимаете”. Но фабричный народ, как оказалось, понял это мгновенно.

Одна любопытная деталь. Перед приходом Чхеидзе с фабрики убрали старого директора и спешно поставили Ивана Трофимовича Топорова, о котором в архивах, как и о московском следе, - нигде ни слова. Кто был этот Топоров, чей был этот тихий дядя, при котором Чхеидзе практически ликвидировал фабрику как производственную единицу - не знает никто. Известно только, что за три месяца до суда его тихо сняли с должности и посадили на его место самого Чхеидзе, который наверняка заработал от Москвы свою долю, укрыл ее где-то надежно и был уверен, что ему сохранят жизнь. А Топорову дали в итоге шесть лет без конфискации, как и положено бывшему, снятому до суда с должности, директору. А не сняли - сидел бы Топоров тоже под расстрельной статьей. Значит, тоже был глубоко доверенным лицом, своим, тихим, послушным, нужным и понятливым.

Чхеидзе в начале своей бурной деятельности сказал, собрав начальников цехов, заведующих всякими сладкими производствами и кладовщиков:

- Не мешайте людям. Раньше у вас тут, я слышал, вообще нельзя было дотрагиваться до сырья и готовой продукции, если это не входит в процесс конвейерной операции изготовления. Теперь можно. Люди, рабочие люди, должны хорошо кушать, чтобы хорошо работать! Пусть едят, пусть несут!

Старый бухгалтер жаловался на него в наш Совнархоз, даже первому секретарю ЦК КазССР Д.А.Кунаеву писал, да и не он один. Ни до верхов Совнархоза, ни до первого секретаря, естественно, жалобы не доходили, и вместо проверок оттуда мелкие чиновники присылали указания директору Топорову. Общая мысль отписок: обратить внимание, сделать внушение, строго и в последний раз сурово народ предупредить, чтоб впредь...

Все, больше “нападений” на Чхеидзе Центральный республиканский архив не имеет. Не было их больше. А кто будет еще жаловаться на благодетеля, который не просто закрывал глаза на воровство, но просто открыто к нему призывал, почти умолял, уговаривал. И добивался! И словом, которое заставляло слушаться всех сотрудников, и делом!

Технологию хищений, причем не одну, мы описывать не будем. Это скучно: предельно примитивные бумажные фальшивки, полная отмена материальной ответственности заведующих производством, начальников цехов и даже кладовщиков. Такой мини-коммунизм в отдельно взятой организации. Все приходовалось внавал, завышалось на бумаге и уменьшалось на ней же в нужные моменты количество, менялась сортность, создавались несуществующие затраты на приобретение сырья и готового товара. Тоже все, ясное дело, на бумаге, которая всегда и везде обязана былаиз последних сил своих целлюлозных терпеть все, и терпела.

Между бумажной жизнью фабрики и реальной создалась значительная пропасть, но все работники фабрики, как тренированные спортсмены, легко через нее три года подряд перепрыгивали. Поэтому возьмем из архивов сколько возможно стандартных примеров, пригодных для размеров этой статьи, любопытных, хотя умопомрачительных и диких.

Первое. Чхеидзе был действительно уникален. Он безо всяких оправданий ругался и спорил с любой проверяющей комиссией и всегда (!) выигрывал. Последняя фраза, которую всегда слышали проверяющие: “Хлебом клянусь! Я грузин. А вы знаете, что такое грузин без денег? Нет таких грузин”. И заколдованная этим убеждением комиссия почему-то затихала и исчезала, груженая всем, что можно было унести с кондитерской фабрики. Чхеидзе мог в те годы громко сказать: “Это государство спасет только атомная бомба”. И ничего.

А вот как воровали “низшие чины”. Низшая в табели о рангах - уборщица. Ну стандартно тащила, как везде в Союзе. Из милицейского рапорта от 10 декабря 1962 г: - “При выходе с фабрики у уборщицы Гармоненко изъято: в дамской сумочке - 21 штука шоколадных конфет “А ну-ка отними”, под платьем в мешочке - 800 г конфет “Счастливое детство”, под платком в прическе - 300 г конфет разных, в хозяйственной сумке - 400 г конфет “Снежок”.Сумка крепко и очень профессионально привязана лентой для обёртывания коробок конфетных к ноге под юбкой”.

Те, которые именовались средним персоналом - кладовщики, экспедиторы, заведующие производством - тащили в итоге тоннами все, что можно увезти в фабричной же машине. Развозили прямо по “блатным точкам”, как свое собственное, вообще без документов. А воровали уже с клиническим синдромом жадности, не оставляя ничего, что находилось на территории фабрики. Частичный ремонт шел - так унесли почти все пиломатериалы, фанеру, краску, стекло. В общем, и несладкое воровать сладко...

Мы взяли из архива отдельно все цифры, обозначающие украденное в тоннах и рублях. Но, поверьте, если сейчас начать называть эти данные - эту статью мы закончим нескоро и места нам в газете не хватит. Ну, например, украдено в два приема почти 30 тонн сахара. А это, между прочим, ровно полвагона. И такими цифрами можно заполнить всю газетную страницу. Тонны, тонны, десятки этих сладких тонн, ну и спирт, коньяк, очень необходимые для особенных дорогих конфет на сотни тысяч рублей...

Но, если откровенно, дело-то вообще не столько в цифрах, сколько в принципе. Говорят полушутя, а может, так оно и было, даже кот, фабричный любимец, оставил в знак протеста территорию, потому что ему, коту, ни масла, ни сливок, ни даже молока... Дело все же в принципе.

Сам Чхеидзе лично украл на полмиллиона рублей с хвостиком. Но не ради же этих денег посылала его сюда твердая рука Москвы? Так, например, он в Алма-Ату, город яблок, из Тбилиси со своего плодоконсервного завода наладил поставку детского яблочного пюре. Зачем? В то время Алма-Ата даже в неурожайные годы имела за сезон столько яблок, что на них кондитерская фабрика могла работать годами. Не скажите: из Тбилиси - пюре, из Алма-Аты в Тбилиси - деньги. Здесь пюре разворовывалось, а там деньги, которые, как известно, даже ворованные не пахнут - оставались.

Высшим показателем беспредела на фабрике можно считать работу охранной службы - последнего оплота, призванного пресекать малейшее посягательство на государственное добро. Но охрана сама обнаглела настолько, что с утра еще самостоятельно тащила со склада и цехов спирт и сладкую закуску, а подпив, к вечеру уже ленилась ходить по складам и говорила выходящим со смены, а значит, несущим ворованное: “Если сейчас не принесешь сюда коньяка - не дадим вынести то, что ты сегодня украл”.

В общем, на фабрике до конца 1963 года лихая воровская малина цвела и пахла ванилином. А посвященные во внутренние дела люди даже удивлялись, что в городские магазины вообще попадает хоть что-то из продукции нашей кондитерской. Хотя чему удивляться-то? Продавать-то продавали, но в основном то, что воровали, только от своего имени, как свое собственное. Деньги делили с продавцами. Насыщенно жили, полнокровно.

Вот так и шли к коммунизму. Многие таким образом к нему тогда шли. Закончился же этот путь для тех лет тоже довольно традиционно. Восемьдесят человек с кондитерской фабрики судили, а самого нашего героя приговорили к высшей мере. О дальнейшем, впрочем, мы уже говорили.


При написании статьи использованы документальные материалы из фондов Центрального государственного архива РК.

Станислав Малозёмов

Елена Малозёмова


Этюд в кумачовых тонах


О том, что Советская власть жестоко мстила за нелюбовь к ней, известно хорошо. Но мы хотим рассказать о парадоксальном случае, когда крупный советский чиновник пострадал как раз-таки за чрезмерную любовь к ней. В 1965 году посадили в тюрьму директора Гурьевского авторемзавода Зинуллу Азербаева. А довел его до жизни такой излишний пиетет к высшим партийным бонзам. Зинулла очень хотел купить в “Детском мире” почти бесценный морально и нравственно набор высокохудожественных фотопортретов десяти членов Политбюро ЦК КПСС.

Он мечтал попутно купить там же десять серпасто-молоткастых кумачовых флагов и одно большое, увесистое знамя - символ любимого социализма. В своих снах он видел набор глубокочтимых лиц крупным планом в цехах и на проходной завода, у себя в кабинете и представлял, как подскочит всеобщая производительность труда.

Но была одна несерьезная загогулина в этой поэме его страсти. На счету завода, в бухгалтерском талмуде, по статье, которую государство разрешило использовать только на канцтовары, “бумажно-беловые и культурно-оформительские принадлежности”, не было ни копейки. А с любой другой статьи советская плановая экономика не разрешала брать ни гроша под страхом всем знакомых социалистических неприятностей.

Но у Зинуллы Азербаева был надежный трудовой партнер - автотранспортная эксплуатационная база. С базой у завода была разрешена и налажена система взаиморасчетов. И на базе статья в бухгалтерии по нужным Зинуле, драгоценным и недоступным ему товарам была абсолютно свободна, никому здесь не нужна и девственно нетронута.

- Давай, - сказал Зинулла партнеру, начальнику базы Асхатову, - ты заплатишь вместо меня с законной статьи за портреты, флаги, знамя и немного бумаги, а мы, брат мой, с тобой потом законным взаимозачетом восстановим финансовое статус-кво. Возьмешь, что пожелаешь, на эту сумму.

- Да это просто детская просьба! - обрадовал его партнер. - Иди с богом и с верой в коммунизм в свой “Детский мир” и забирай эту золотую коллекцию.

А в “Детском мире” у Азербаева работал родной брат Хамидулла. Отдал Зинулла Хамидулле все положенные доверенности с заводскими печатями, тот ему - положенную накладную, и сказка сразу стала былью. Поцеловал Зинулла нежно в лоб портреты любимых, ведущих к светлому будущему членов Политбюро ЦК КПСС, загрузил их в грузовик вместе с флагами, знаменем и бумажно-беловыми товарами и отбыл на родной завод радовать рабочий класс и интеллигенцию. Теперь и авторемзавод в Гурьеве стал совсем солидным предприятием. Повесили портреты с любовью повсюду - от кабинета кадровика Дюсекенова до кузовного цеха. И стали все радоваться и с каждым днем расти над собой и поднимать производительность.

А тем временем произошло три обычных события. Первое: деньги партнерская база, естественно, переслать забыла. Второе: без документа о проплате, имея только накладную, Азербаев не мог официально оформить товар на складе. Третье: естественно, именно в это время на завод пришла плановая проверяющая комиссия, которая посчитала портреты, флаги, бумаги плюс знамя, насчитали товара на 2183 рубля, определила эту сумму как присвоенную Азербаевым, а товар назвала краденым.

Наш самый гуманный в мире суд образца 1965 года был в меру справедливым. Он провел экспертизу портретов с целью установить: новые они или б/у, но установить не смог. И видимо, в силу социалистической гуманности и мудрой справедливости, с учетом того, что Азербаев лично себе из товаров не взял даже листа бумаги, впаял ему по-честному всего 12 лет с конфискацией и лишением права занимать после отсидки руководящие должности еще 3 бесконечных, полных страданий о любимой, радующей коммунистическое сердце и душу работе.

Правда, после нескольких аппеляций к вышестоящему суду от 12 лет неволи ему оставили всего 6. Но ведь настоящий мужчина даже за невзаимную любовь готов жизнь отдать, хоть за Родину, хоть за женщину. Хорошо, что обошлось без расстрела.

Благодарим Центральный государственный архив РК за помощь в подготовке материала.


Станислав Малозёмов

Елена Малозёмова


Вопрос полувековой давности


Этот случай из своей практики рассказал полковник милиции в отставке АМРАК ТАИПОВИЧ ХАСАНОВ. В своё время писатель Иван Щеголихин уже описал эту невероятную историю в повести «Пятый угол». Но это, во-первых, литературное произведение, в котором вполне допустимы некоторые вольности, а во-вторых, сейчас есть возможность опубликовать интересные подробности, об упоминании которых в семидесятые годы не могло быть и речи.


Тогда, в 70-м, для старшего следователя УВД капитана милиции Амрака Хасанова это дело началось с обращения в милицию гражданина Узбекистана Насырова. В своём заявлении он жаловался, что попася на удочку мошенника. Из объяснительной Насырова стало ясно следующее: он приехал в Алма-Ату, чтобы купить, минуя всяческие очереди и списки, автомашину «Волга». Естественно, пришёл он в «Тулпар» - единственный магазин в городе, где это можно было сделать. Пока богатый узбекский товарищ изучал объявления на доске, к нему подошёл гражданин приятной наружности и предложил свои услуги: мол, он продаёт ему машину за полцены, а полный расчёт состоится через месяц, после оформления всех документов.

ЗАЯВА

Продавец (пусть он будет для нас Юрием Деточкиным, так как настоящее его имя мы называть не вправе: он уже давно отбыл заслуженное наказание) оставил Насырову свой домашний адрес, телефон и все паспортные данные, так что никаких подозрений у новоиспечённого автовладельца не возникло. Он спокойно уехал в родной Андижан на белой «Волге» (госномер 09-76 АТЖ) и стал дожидаться вестей из Алма-Аты. Но время шло, известий не было, и Насыров вновь наведался в Казахстан, нашёл Деточкина и потребовал документы на авто. Юрий долго водил его по коридорам алма-атинской ГАИ, плёл небылицы о каких-то трудностях с оформлением, и в конце концов возмущённый Насыров обратился с заявлением в органы.

Капитан Хасанов быстро выяснил, что эта машина было украдена у шофёра председателя колхоза «Луч Востока», которую тот выиграл в лотерею и толком даже не успел на ней покататься. «Волга» была возвращена законному владельцу, а вот личностью Деточкина Амрак Таипович заинтересовался всерьёз. Да и в самом деле было чем заинтересоваться.

Юрий Эдуардович Деточкин был вором интеллигентным – солидный семейный человек, хорошая должность начальника «Гормостстроя». Все тогдашие подземные переходы в Алма-Ате были построены под его руководством. Но факт оставался фактом: именно на него указывал гражданин Узбекистана Насыров, да и госномер 09-76 АТЖ, изъятый с украденной машины, принадлежал именно ему.

ДЕЛО ЗАВЕРТЕЛОСЬ

По адресу, который дал Насыров, был произведён обыск, но ничего, указывающего на преступную деятельность Деточкина, найти не удалось. Однако, улик хватало и без этого, поэтому прокуратура дала ордер на арест подозреваемого и всей его корреспонденции. Юрия Эдуардовича поместили ИЗО КГБ, чтобы наверняка изолировать от каких-либо вестей с воли. На всех допросах он от всего открещивался или просто молчал.

Вообще, надо сказать, что угоны и кражи автомобилей были и тогда большой головной болью для милиции. И крали, и угоняли машины ничуть не меньше, чем сейчас. На все украденные автомобили ГАИ рассылала ориентировки по всему Союзу. И на одну из таких ориентировок пришёл ответ из Фрунзе (ныне Бишкек) о найденной на окраине города бесхозной и разграбленной «Волге». Цитата из запроса: «На ободке левой фары имеются отпечатки ладонной поверхности руки человека. На зеркале заднего вида имеются следы пальцев рук. В багажнике найдена газета «Вечерняя Алма-Ата» за 30.04.70 г.»

Отпечатки с фары совпали с отпечатками пальцев Юрия Эдуардовича. Сомнений не оставалось: случай с Насыровым – не единственный, здесь явно проглядывалась серия. Но Деточкин упорно молчал. И тогда Амраку Таиповичу пришлось включить всю свою фантазию и артистизм. Он узнал, что у Юрия Эдуардовича родился сын-богатырь – 51000г. Следователь накупил цветов, фруктов и пришёл в изолятор поздравить новоиспечённого отца. На радостях Деточкин расплакался и сознался в краже машины, найденной во Фрунзе.

ДАЛЬШЕ – БОЛЬШЕ

В скором времени органами милиции был перехвачен перевод из Намангана на 500 рублей, подписанный неким Анваром. Уже с помощью милиции Узбекистана Хасанов установил адрес Анвара Керимова, преподавателя местного ДОСААФ, и, взяв с собой старшего оперуполномоченного Валериана Кушекова, отправился на поиски ещё неизвестных, но явно существующих украденных машин. Как и положено, сначала зашли на приём к начальнику УВД Намангана, тогда ещё полковнику Эргашеву. Это тот самый Эргашев, восьмидесятые годы уже генерал-лейтенант, министр внутренних дел, который застрелился в связи со знаменитым узбекским делом Гдляна и Иванова. Амрак Таипович представился и доложил, что ему нужна помощь местных органов. Эргашев нажал кнопку и распорядился: «Ребятам – машину, инспектора, и чтобы они никаких забот не знали».

В кишлак, где жил Анвар, приехали поздно ночью. Маленький, щупленький, юркий и хитрый, он тоже не хотел рассказывать о своей связи с Деточкиным и делал вид, что совсем не понимает по-русски. С этим внезапным незнанием языка Амрак Таипович сталкивался ещё не раз. И тогда Хасанов переходил на родной уйгурский, который похож на узбекский: только так, с грехом пополам, удалось объясниться с нежелающими отдавать чужое узбеками. Но в случае с Керимовым не помогло и это. И вот, как в шпионских романах, Хасанов потребовал остановить машину посреди бескрайнего хлопкового поля. Кушеков вытащил пистолет: «Выходи!». Керимов уцепился за сиденье: «Я всё скажу, начальник! Одна машина – как раз по дороге».

В три часа ночи приехали в нужный кишлак, проверили номер на двигателе стоящей в одном из гаражей «Волги». Всё совпало: эта машина уже полгода находилась в розыске. Деточкин угнал её от кинотеатра «Алатау» ещё в октябре шестьдесят девятого. Хозяин с женой пошли проливать слёзы на длиннющий индийский фильм, так что времени у Юрия Эдуардовича было предостаточно.


Преступный гений


Действовал он следующим образом: пока законные хозяева смотрели кинофильмы, спектакли, концерты или мылись в бане, он одним из своих 64 подобранных ключей открывал машину, угонял её в безлюдное место, навешивал на неё законные номера с собственной белой «Волги» и через перевал Кумчик уходил в Узбекистан. Двух-трёх часов ему хватало, чтобы к моменту обнаружения быть в сотнях километров от Алма-Аты. Вот только с предпоследней машиной ему не повезло: недалеко от Фрунзе потёк радиатор и машину пришлось бросить.

Деточкин и Анвар Керимов хорошо понимали друг друга. Керимов никогда не спрашивал у него, откуда бралась очередная «Волга». Он просто покупал её без документов за 4-5 тысяч рублей, а потом так же, без документов, перепродавал своим соплеменникам тысяч за 8-10. В глухих кишлаках Ферганской долины о советской власти знали только понаслышке. Анвар работал преподавателем ДОСААФ, имел возможность сделать покупателям липовые права на вождение. А о существовании техпаспорта на машину «бедные» дехкане из благодатной Ферганской долины вряд ли вообще знали. А если и знали, то не очень-то и хотели иметь.

Так, например, второй покупатель, на которого указал Керимов, находился в Папском районе Ферганской области – в совхозе имени Ленина, которым руководил Герой Социалистического Труда, член ЦК и член Ревизионной комиссии ЦК Компартии Узбекистана Адылов. Да, тот самый Адылов, который, как гласит народная молва, пинком открывал двери кабинета первого секретаря ЦК КП Узбекистана Рашидова и благодаря которому мы в середине 80-х узнали, что такое «зиндан». Адылов обладал в Узбекистане огромной властью, но откуда было об этом знать капитану милиции из Алма-Аты Хасанову?


Воры от власти


К воротам совхоза группа подъехала в четвёртом часу ночи. На воротах – охранник: «Не пущу. После десяти не велено». Тогда Хасанов позвонил начальнику РОВД Папского района: «Что у вас тут за порядки? Я – представитель власти. Мы уже сутки почти не спим. Дайте команду, чтобы мы посмотрели машину: наша - не наша». – «Ты что, с ума сошёл?! Да меня директор совхоза с потрохами съест!»

Так и не пустили их на территорию совхоза. Пришлось ночевать в чистом хлопковом поле.

Утром рано их приняли. Машина оказалась действительно «нашей», угнанной в своё время у директора проектного института «Казгипрокоммунстрой». Но вот забрать её следователи не могли: нужна была команда Адылова. Хасанов идёт в правление, где ему говорят, что Адылов – дома. Идёт к нему домой, а жена отвечает, что муж уехал в правление. В правлении делают предположение, что директор уехал «на поля». Эта игра в «кошки-мышки» продолжалась два дня. Наконец кто-то сжалился над опергруппой и посоветовал обратиться к брату Адылова, работавшему там же агрономом. Амрак Таипович начал угрожать: «Если я сейчас не заберу машину, то еду прямо в Ташкент и иду в ЦК».

Подействовала эта угроза на всесильного Адылова или нет, неизвестно. Но, скорее всего, он решил не устраивать шума из-за подобной мелочи, тем более, что машина давно и безнадёжно была не на ходу. Вот так у следователя Хасанова стало ещё на одну машину больше головной боли. В Узбекистан были вызваны все три хозяина найденных «ГАЗ-21», которые с огромной радостью сами и чинили, и гнали домой свои давно оплаканные машины.


Вместо эпилога


А Юрий Эдуардович так больше ни в чём и не сознался, и неизвестно, сколько же он на самом деле угнал машин. Да этого, впрочем, уже и не требовалось. Естественно, был суд – ему дали шесть лет, из которых он отсидел в Заречном три года. Но его деятельная натура и там не давала ему покоя. Через Амрака Таиповича, с которым у него сложились доверительные отношения, он передавал на имя председателя горисполкома рацпредложения о строительстве подземных переходов без вскрытия асфальтного покрытия. Затем за ударный труд и примерное поведение его освободили досрочно, и он какое-то время работал прорабом на строительстве пионерского лагеря «Дзержинец».

В 1972 году стотысячным тиражом вышла повесть Щеголихина, разошедшаяся просто мгновенно. Историей заинтересовались на телевидении и захотели сделать передачу. Но, видимо, это было уж слишком: такой огласки Юрий Эдуардович не хотел. Говорят, он уехал с женой в Подмосковье, и его дальнейшая судьба Хасанову неизвестна.

Но один вопрос продолжает мучить и Хасанова, и всех, кто знает эту историю: зачем «Деточкин» это делал?


Станислав Малозёмов

Елена Малозёмова


Дело Девятьярова

Все здоровые люди здоровы одинаково, каждый больной человек болен по-своему. Сразу хочу оговориться, что этим материалом могу навлечь раздражение и медиков, и полиции, и простых обывателей. Но мне бы хотелось, чтобы читатели отнеслись к этой истории с максимально возможной объективностью, никого не очерняя и не обеляя. Как было, так было…Осень 1967 года. Заговор «чёрных полковников» в Греции, война во Вьетнаме, самый разгар культурной революции в Китае. А наша огромная страна – СССР – с небывалым размахом готовится к празднованию 50-летия Великой Октябрьской Социалистической Революции. По ещё чёрно-белому телевидению чередой идут программы «В помощь изучающим историю КПСС» или «Вечерние университеты марксизма-ленинизма». Страна всё время «в ритме пятилетки» шла навстречу то 50-летию ВЛКСМ, то 50-летию установления Советской власти в Алма-Ате. Но так случилось, что в это же время, шагая в ногу со всеми к обещанному светлому будущему, только одна категория граждан бывшей столицы КазССР – молоденькие девушки, трагически шли по воле агрессивного сексуального маньяка, кто к изнасилованию, а кто и к смерти.

Сейчас очень трудно найти те конкретные места, где происходили трагедии: там, где был пустырь, стоят многоэтажные дома, улицы по два раза поменяли свои названия, а иных проулочков уже и вовсе нет на карте города.

Но люди, участвовавшие в этой драме, живы, и поэтому все фамилии (кроме самого Девятьярова) изменены.


Начало

С сентября все райотделы милиции самых разных частей города оказались буквально атакованы заявлениями об изнасилованиях. В общем-то, подобные заявления для милиции не редкость, поэтому, естественно, никто в одно дело их не объединял. Но все эти дела роднил почерк: всех девушек насильник заставлял умолкнуть одним и тем же приёмом, так называемым «приёмом бесшумного снятия часовых противника», иными словами – профессионально придушивал. Уже потом, после ареста и опознаний, выяснилось, что насиловал Девятьяров чуть ли не каждый день. Вот хронология заявлений потерпевших только за сентябрь: 11,19, 22, 26, 29, 30. И это только заявления. Но ведь многие женщины предпочитают не подавать заявлений об изнасилованиях: уж больно неприятное и муторное это расследование. Но к этому вопросу мы ещё вернёмся.

Страшнее другое: то, что не были объединены в одно дело два изнасилования, совершённые практически в одно время и в том же самом месте. Но обо всём по порядку. 30 сентября ученики 8 класса 116 школы ходили в театр им.Лермонтова на спектакль «Заговор императрицы». Обратно ехали всем классом в одном автобусе, и каждый выходил на нужной ему остановке. Было одиннадцать часов вечера. Катя Вечковская выскочила на остановке «Водохранилище» первой и тут же, перебежав проспект Абая, углубилась в темноту наполовину построенного 8 микрорайона. Мальчики, сошедшие на той же остановке, остались пережидать идущий транспорт. Краем глаза они ещё видели её фигурку, бегущую вдоль бетонного забора к пустырю, за которым был Катин дом. Больше девочку живой никто не видел. Нашли её утром сёстры. Лежала она в кустах в 20 метрах от родного подъезда. «Двадцать метров до дома не дошла», - рыдал отец.

В ту же ночь, только на полтора часа позже, в том же 8 микрорайоне другая девушка, Зоя, возвращалась домой из кинотеатра «Сары-Арка» с двухсерийного фильма «Венгерский набоб». А Девятьяров, проспав часок после убийства Кати на лавочке неподалёку, шёл Зое навстречу, на Абая, чтобы сесть на автобус и уехать домой. Он всего-навсего забрёл в этот микрорайон, чтобы найти своего прораба. Был пьян, поэтому запутался в новостройках. Он не собирался кого-то насиловать, а уж тем более убивать. Поражает именно обыденность всего происходящего: был пьян, мимо шла молоденькая девушка – этого оказывалось достаточно, чтобы догнать, взять за горло и изнасиловать.

Уже позже, когда вовсю крутилась следственная машина, стало ясно, что наш алма-атинский маньяк потому и был так долго на свободе, что не было в его действиях тщательно продуманного, задолго готовившегося злого умысла.


Маньяк – импровизатор

Девятьяров (по отцу Белослудцев) Валерий Прокопьевич, 1944 года рождения родился на золотом прииске в Якутии. Образование – 7 классов.Много занимался спортом и был очень силён физически. В армии служил в десантных войсках, где и научился своему коронному приёму «бесшумного снятия часовых». В феврале 1967 года приехал к родственникам в Алма-Ату и устроился работать в «Казстроймонтаж».

Как рассказывала его мать, в пятилетнем возрасте его напугала чужая собака, и с тех пор он начал сильно заикаться. Вот это заикание и послужило началом его страшного комплекса, его болезни, если хотите. Здоровый и в общем-то симпатичный парень боялся знакомиться с девушками. Вот цитата из уголовного дела: «Все эти преступления я совершал в основном из-за того, что имел обиду на девушек других за то, что они меня раньше обижали, некоторые не хотели со мной знакомиться, потому, что я заикался. Другие девушки меня передразнивали как заику».

Насколько мне удалось выяснить из материалов дела, пить он начал только после армии, а в Алма-Ате пристрастился ещё и к анаше. Только алкоголь давал ему возможность расслабиться, забыть о комплексе, но он же будил в нём зверя. Есть в деле один показательный эпизод, когда возле Института защиты растений он попытался познакомиться с молодой женщиной, спешившей забрать сына из детского сада. Он даже представился своим настоящим именем – Валерий. Но как только она ответила ему отказом, «начал сильно заикаться и схватил её за горло».

Из множества навалившихся на нас сейчас фильмов о серийных маньяках мы уже знаем, что каждый из них «западает» на что-то определённое: чёрные колготки, яркие губы и т.д. В действиях Девятьярова не было никакой логики. Он просто шёл после работы куда-нибудь выпить, а нелёгкая заносила его в самые разные концы города: Геологострой, ВДНХ, Аэропорт, Мехпосёлок и даже в район его собственного местожительства: Дехканская (нынешняя Байзакова) и Виноградова. В некоторых девочках он узнавал своих соседок: кого-то отпускал от греха подальше, а с некоторыми даже сталкивался позже на родной улице Ударной. Он их узнавал, а вот им было тяжело его узнать: тёмное время, захват сзади, стресс. Но было ещё одно любопытное обстоятельство, которое позволило сделать работникам милиции довольно точный фоторобот преступника.


Октябрь- ноябрь

Заявления на голову прокуратуры сыпались, как из рога изобилия: 7, 8, 11, 24, 28 октября. В День рождения Комсомола на Красногвардейском тракте Девятьяров попытался изнасиловать ехавшую с ним вместе в автобусе Олю Квакшину, но шедший следом сосед сумел отбить девушку. Через 40 минут совсем рядом, остановкой ниже, Девятьяровым была изнасилована Лариса С.

4, 10, 15, 16, 19, 25 ноября – опять бесконечные заявления из разных мест города с одинаковым способом совершения преступления. Но чем ещё отличался Валерий Девятьяров от остальных маньяков – это жалостью к своим жертвам и своеобразным благородством после изнасилования. Он не торопился сразу отпускать, просил посидеть и поговорить о жизни, накидывал им на плечи свой пиджак, чтобы не сильно мёрзли, вытирал разбитые в кровь губы полой своего пальто, искал с девочками потерянные неизвестно где туфли, называл ласково по именам и провожал домой, «чтобы с ними ничего плохого не случилось». Одну из девушек он прихватил на слишком светлом, по его мнению, месте. Когда он поволок её через трамвайные пути в более тёмный закоулок и та отказалась идти босиком, Девятьяров отдал ей свои ботинки, а сам пошёл в одних носках.

Нет, он не был изувером, но вот был ли он здоров психически? Ведь у него даже была девушка, с которой он познакомился в самый разгар своих преступлений. Но, видимо, её не смутило его заикание и их отношения продолжались вплоть до его ареста. Даже поцеловались они в первый раз только через два месяца после знакомства.


Первый арест

5 декабря, 7 декабря, 10 декабря… 13 декабря молоденькая Вера Полякова возвращалась домой со второй смены. Шёл первый час ночи. На углу улиц Шевченко и 7 линия её догнал пьяный парень и коронным своим приёмом утащил в тёмный угол, к трансформаторной будке. Ни кричать, ни сопротивляться перепуганная девушка не могла. Но её вышли встречать обеспокоенные задержкой отец и сестра: город уже вовсю шумел о появившемся маньяке. Они услышали шорох и кинулись на выручку. Отцу Веры удалось ухватить Девятьярова за волосы и с силой ударить головой о трансформатор. Но силы, конечно, были неравны: насильник вырвался и убежал. На земле остались лежать его шарф и пояс от зимнего пальто.

После заявления Поляковых в милицию участковые с фотороботами стали проводить подворный опрос населения. Кто-то и указал, что на Ударной, 25 живёт молодой парень, похожий на рисунок преступника. Но похожим на него оказался и ещё один юноша из этого района. И когда 21 декабря на очной ставке Вере и её сестре был предъявлен Девятьяров в компании ещё троих молодых людей, то его сумела опознать только сестра. Сама Вера указала на другого, действительно очень похожего на фоторобот парня. Не узнали Девятьярова и другие девушки, вызванные в прокуратуру. Отец Веры забыл дома очки и отказался участвовать в опознании. Сейчас трудно судить: могла милиция найти подходящие очки или нет, почему не провели обыск в домах подозреваемых. А ведь пальто без пояса легко можно было найти в сарае. Почему не проверили больничный, который взял Девятьяров сразу после драки с отцом Веры. Кстати, он вообще часто после неудачных попыток брал больничные, жалуясь на боли в голове. Не было этого сделано…

А Валерий, перепуганный вызовом в милицию, прибежал домой и стёр сделанные им на стене у изголовья кровати карандашные засечки, которыми он, как заправский снайпер, вёл счёт своим преступлениям. Как сам он потом сознавался, их было уже тогда больше ста.

На какое-то время он затаился. Но, когда его отправили в командировку в Павлодар, он и там умудрился изнасиловать незнакомую женщину. Она, как и многие другие его жертвы, не подавала заявления в милицию. Девятьяров рассказал о ней уже на следствии.

А дела об изнасилованиях начали приостанавливать «до установления лица, совершившего данное преступление»…

Март- апрель


А в феврале всё началось с начала: 27 февраля (изнасилование и убийство), 8 марта два изнасилования и одно убийство), 15 марта (изнасилование), 30 марта (изнасилование), 10 апреля (изнасилование). Опять же, заметим, это только заявления, а сколько реальных попыток и изнасилований было на самом деле, не знал уже и сам Девятьяров.

Город трясло. Дело о серийном насильнике было поставлено на особый контроль уже в Москве. Создали несколько бригад по поимке преступника, в которые входили молодые оперативницы. Они должны были исполнять роли подсадных уток. Но и это не дало никакого эффекта.

11 апреля около 11 часов ночи восемнадцатилетняя Таня Василенко возвращалась домой со второй смены с трикотажной фирмы им.Дзержинского. Жила она на Октябрьской, за кинотеатром Казахстан. Она уже почти дошла до своего дома, когда услышала топот и оглянулась посмотреть, кто это гонится за парнем, бегущим в её сторону? Девятьяров уже почти схватил её, но, на её счастье, её спасла глухонемая соседка, которая сделала всё, что смогла: загремела тяжёлым металлическим тазом, привлекая внимание людей. Выскочила мать Тани, и тогда Девятьяров спокойно отступил. Всё обошлось бы для него и на этот раз, но тут в нашу историю вступает «Судьба».


12 Апреля

Родственники Валерия начали подозревать что-то неладное уже давно, но он отнекивался от их вопросов: поздно прихожу – так молодой же, грязный и поцарапанный – подрался, хулиганья-то вокруг вон сколько. Но они на семейном совете постановили отправить его обратно в Сибирь. Валерий согласился, только попросил подождать до 12 апреля, мол, получу аванс, чтобы было на что уехать. Так что, по крайней мере в Алма-Ате, он «вышел на дело» в последний раз.

Человек же, который его поймал, милиционер Отдела охраны правопорядка Советского района Глущенко Василий Константинович, тоже 11 апреля заступил на дежурство в последний раз: с 12 апреля он увольнялся из органов. В 1968 году – это был молодой и тоже очень сильный физически мужчина.

Из рапорта В.Глущенко: «Мы должны были втроём объезжать участок, но сломались рация и мотоцикл. Иванов и Степанов (напарники) ушли в участок за мотоциклом, а я обходил участок пешком. К западу от кинотеатра «Казахстан» я услышал крик «Помогите!» и звон таза. Девятьяров шёл спокойно. Мать Василенко Татьяны сказала: «Догоните его, он гнался за девочкой». Девятьяров побежал, перепрыгнул через двухметровый забор из колючей проволоки, потом ещё четыре разных забора, выбежал на Советскую и забежал во двор Скорой помощи. Под навесами для машин споткнулся, упал. Я ударил его прикладом пистолета в область спины, заломил руки и сел на него. Вскоре во двор въехала машина Скорой помощи. Я попросил у них что-нибудь, чем можно связать задержанному руки. Врачи дали жгут 2,5 метра из плотной ткани. Они предлагали увезти Девятьярова в милицию на Скорой, но я отказался, потому что должны были подъехать Степанов с Ивановым на мотоцикле».

Девятьяров никак не хотел подниматься, просил: «Убейте меня здесь. Я никуда не пойду». Шли молча, вдруг Девятьяров упал на землю и опять стал отказываться идти, предлагал 100 рублей.

«Я заставил его встать, привязал к дереву, а сам пошёл звонить 02 из дома потерпевшей. Ждали 30 минут, я позвонил ещё раз».

Не дождавшись подмоги, Глущенко потащил упиравшегося насильника дальше. Недалеко от ворот Скорой помощи стоял телефон-автомат и Глущенко, привязав Девятьярова к штакетнику, опять пошёл звонить в милицию. Но ему никто не ответил. Двушки кончились, и Глущенко пошёл попросить денег у дежурной на вахте. Когда вернулся, увидел только «кусок плотной ткани», болтавшейся на штакетнике. Девятьяров сумел порвать жгут и убежал со связанными руками.

Из рапорта командира мотовзвода Степанова Владимира Матвеевича: «В 00.15 мы с Ивановым ехали по пр.Сейфуллина на север, чтобы найти Глущенко. Из-за дома, где находится почта № 83, выбежал парень и побежал в сторону Комсомольской. Мы увидели, что руки у него связаны и поехали за ним. На Комсомольской, в кустах он запнулся и упал. Мы решили, что он пьян, и стали растирать ему уши, но он твердил, что никуда не пойдёт, что руки ему связали соседи из-за драки».

Но тут на лай окрестных собак прибежал Василий Глущенко. Девятьяров начал орать, биться головой о землю. Милиционерам пришлось выносить его на руках. Из ближайшего телефона позвонили ещё раз, требуя машину. А Девятьяров всё это время бился лицом о бордюр.

«Мы оттащили его от бордюра, привязали к дереву. В 3.25 снова позвонили 02, требуя машину».

Опять же, не нам судить, почему так долго, почти пять часов милиционеры не могли дождаться машину: то ли тоже все были сломаны, то ли выезжали на другие дела. Ведь никто тогда ещё не знал, что поймали именно его, того, кто пугал и будоражил весь город. Но если бы не счастливое стечение обстоятельств, уехал бы себе Девятьяров в Сибирь и наворотил бы там ещё множество бед.


Конец

Его ведь даже привлекли поначалу только на 10 суток за мелкое хулиганство: больше пока предъявить ему было нечего. Но в дело уже вступили профессионалы. Начали с изнасилования, совершённого 30 марта. Девушка, назовём её Ниной, сопротивлялась, ударила Девятьярова каблуком-шпилькой по голове. И это оказалось первым совпадением в череде ещё огромного количества опознаний, очных ставок, выездов на места преступлений. Нашли в сарае и зимнее пальто без пояса.

С каждым днём картина становилась всё более ясной. В дело подключили психиатров, и те признали его вменяемым. Но, конечно, здоровым этот человек не был. Нездоровье и вменяемость – вещи разные. Был ли вменяемым Чикатило, скрупулёзно готовивший свои преступления? Да. А был ли он здоров? Конечно, нет. Естественно, врачи могли признать нездоровье Девятьярова и сохранить ему тем самым жизнь. Но ведь вы наверняка помните историю нашего людоеда Джумагалиева, который сбежал из закрытой психиатрической лечебницы. И где он сейчас? Кого жуёт на просторах нашей необъятной родины? Здесь закон человеческий вступает в противоречие с Законом с большой буквы. И если врачи рассудили чисто по-человечески – не нам их судить.

Всего с 16 июля 1967 года Девятьяровым было совершено 31 (доказанное) нападение. Из них 21 изнасилование, 3 смерти и девять покушений на изнасилование. Двенадцать девушек были несовершеннолетними.

29 августа 1968 года Верховный суд Казахской ССР под председательством Председателя Верховного суда КазССР Джусупова по совокупности статей назначил Девятьярову высшую меру наказания – расстрел.

И ещё выдержка из документа: «Для взыскания за судебные издержки в сумме 578 руб. 75 коп. в доход государства по описи передаются 12 вещей В.Девятьярова для реализации через комиссионные магазины».

Директор комиссионки, слава богу, признал их непригодными и они были сожжены.

А на станцию Скорой помощи вернули «жгут плотной ткани», только стал он на 80 сантиметров короче…

Благодарим Центральный Республиканский архив РК за помощь в подготовке материала.


Станислав Малозёмов,

Елена Малозёмова


Дело об исчезновении диктора


Это была самая длинная зимняя ночь в году, самая длинная и самая страшная в жизни Адиля. Он долго сидел в другой комнате в тупом оцепенении. Ближе к утру стали появляться мысли. Но думать мешали все еще стоявшие в ушах оскорбительные крики жены. От них нужно было избавиться, как и от тела Галии. Да, уже неживого тела. Он понял, что убил ее, как только пришел в себя. И вот теперь нужно было что-то делать...

Из заявления А.Лукпанова в РОВД Октябрьского района г.Алма-Аты:

“23.12.82 г. я ушел на работу в 7.00. Жена спала. Мы договорились, что она пойдет в районо насчет детского сада. После пойдет искать мне костюм и если найдет, то позвонит. Но не позвонила и домой не пришла”.

Он рассказывал, что они с Галией женаты уже пять лет, у них двое детей, которые находятся в Кзыл-Орде, у родителей жены. Они вынуждены были отправить туда малышей, потому что в новом микрорайоне “Дария” (сейчас “Айнабулак”) детский сад еще не построили.

Из заявления А.Лукпанова: “У меня начиналась простуда, поэтому я отпросился домой пораньше. Дома был в 17.00. Попил чай и лег спать. Я не знал, что ее на работе не было. В 21.30 я выскочил на улицу встречать свою жену, стоял на остановке, ходил туда-сюда. Стал звонить из телефона-автомата к ней на работу, но не дозвонился. Я решил, что она у своей подруги по работе в микрорайоне “Аксай”. Там телефона нет. 24.12.82. я позвонил жене на работу. Мне ответили, что вчера ее на работе не было. После этого стал обзванивать все больницы и знакомых”.

На работе тоже были удивлены отсутствием Галии. Раньше она всегда предупреждала, если не могла по какой-то причине выйти в эфир. Ждали до последнего, и за десять минут до эфира ее заменил руководитель дикторской группы.

Естественно, первой и главной версией следователей была версия ссоры между супругами, закончившейся убийством. Но в квартире было убрано и крови не нашли даже при помощи ультрафиолетового осветителя. Проверили машину ЕрАЗ-762, принадлежащую НПО “Казсельхозмеханизация”, которой иногда пользовался Лукпанов, работавший там старшим инженером. С тем же успехом.

Были опрошены все соседи Лукпановых. Но дом был заселен всего полгода назад, и люди еще плохо знали друг друга. А шума никто не слышал.

27 декабря были разосланы ориентировки по поиску пропавшей без вести Г.Лукпановой во все РОВД города, областную и городскую ГАИ, пограничные части и отделы гражданской обороны. Везде результат был отрицательным: ни в какие аварии Галия не попадала, из республики не уезжала, по милицейским сводкам не проходила.

Из заявления А.Лукпанова: “Жена была одета в японский цветастый платок с блестками, дубленку коричневую, размер 46, розовый шерстяной костюм, зимние сапоги. На шее была золотая цепочка с кулоном (полумесяц со звездой)”.

И тут стали выясняться некоторые подробности жизни Галии. Оказывается, она все время пользовалась услугами ломбарда и бесконечно закладывала и перезакладывала свои немногочисленные драгоценности. При ее зарплате в 160 рублей и зарплате мужа 130 ей хронически не хватало денег. Работа диктора требовала от Галии всегда хорошо выглядеть. И если с лицом у нее все было в порядке, то с нарядами была проблема. Ну никак не получалось выкроить из небольших зарплат деньги на частую смену туалетов.

Они долго жили на разных съемных квартирах, приходилось бесконечно переезжать: хозяевам не слишком нравился шум, поднимаемый двумя маленькими детьми. Адиль специально не уходил с низкооплачиваемой работы: ему пообещали в скором времени выделить квартиру. Весной они въехали в новый дом. И опять проблемы: трехкомнатную квартиру надо обставлять, а дети растут и требуют все больше внимания и денег. Галия уставала и сильно нервничала, а ей надо хорошо выглядеть, потому что она “всегда на виду”.


Красота требует жертв


Следственной группой были опрошены сотрудники телецентра. Все в один голос говорили о неприязненных отношениях между Лукпановой и другим диктором, ведущей передачи на казахском языке, Розой С. Они были ровесницами и соперницами, но по части нарядов Галия ей безнадежно проигрывала. Престарелый муж Розы, профессор театрального института, одевал ее как куколку. А тут еще профессора назначили преподавать работникам телестудии дикторское мастерство, и он очень низко оценил профессиональные данные Галии, утверждая, что у нее есть дефекты речи. Из-за его ли оценки или нет, но ее сняли с ведения информационной программы “Казахстан” и поставили вести детские передачи.

Следователи хватались за любую информацию: не могли ли дефекты речи возникнуть от телесных повреждений? Проверили всех лор-врачей и травматологов во всех медицинских учреждениях города, включая маленький медпункт в “Айнабулаке”. Поднималась и версия криминального аборта - опять ничего.

Из объяснительной главного режиссера телевидения: “Последний раз я видел Галию 21 декабря. Она попросила у меня два билета на “Тамашу”. Мужа она на концерт не приглашала. Может, у нее был тайный роман, о котором никто не догадывался?

Следователями были отсмотрены пленки “Тамаши”, отснятой 21 и 22 декабря во Дворце им.Ленина. Они допросили всех сотрудников телецентра, которые попали в кадр. Никто из них Галию ни одну, ни с кем-либо на концерте не видел.

Были найдены все сокурсники Лукпановой по университету. Подруги отзывались о ней, как о вспыльчивой, но отходчивой девушке. Все ее бывшие воздыхатели благополучно переженились и к мужу совершенно не ревновали.

Опросили абсолютно всех знакомых Галии, с которыми она общалась в последнее время, проверили парикмахерскую, ателье, работников музея, куда она сдала на продажу антикварную вазу - подарок тещи на новоселье. В милицию Кзыл-Орды было отправлено поручение опросить всех родственников Галии, установить характер их взаимоотношений с нею, выяснить, кто и где находился в те дни, когда она пропала.

Еще и еще раз проверялись аэропорты и железнодорожные вокзалы. Но какую бы версию ни отрабатывали следователи, основной все равно оставалась версия убийства Галии собственным мужем. Были опрошены все коллеги Адиля, но они повторяли одно и то же: “Лукпанов - очень спокойный и покладистый человек”.

Выяснилось, что брак с Галией у него не первый. Но и бывшая жена говорила: “Адиль не был конфликтным и агрессивным человеком”. Она допускала, что если его довести, он может, в принципе, дать пощечину: случилось такое однажды. Но чего не бывает между супругами за семь лет жизни? Разошлись они из-за того, что она не могла иметь детей, но развод не был скандальным. Опять тупик.

Милиция продолжала поиски. Были разосланы ориентировки уже по всем областям КазССР и республикам Средней Азии. Отрабатывался круг ранее судимых лиц, которые, в принципе, могут быть причастны к исчезновению женщины. Было проведено три физико-технических экспертизы по совмещению фотографии Галии с останками найденных в окрестностях города скелетированных частей женских черепов. Не совпали.

29 марта 1984 года дело об исчезновении Г.Лукпановой было приостановлено до появления информации, представляющей интерес для следствия.

Шли годы, но следователи не оставляли надежды отыскать Галию и все время держали в поле зрения Адиля. Он явно очень нервничал и переживал. Стал пить, опустился, перешел работать слесарем на автобазу. В один из таких загулов, 23 февраля 1988 года, он ввязался в драку у пивного ларька и был арестован на 15 суток за мелкое хулиганство. Милиционеры тут же воспользовались представившейся возможностью допросить его еще раз. И он сознался...

Он говорил взахлеб, не останавливаясь, он радовался тому, что может наконец-то кому-то рассказать о своей страшной тайне, которая за эти годы буквально съела его изнутри.

Тот роковой скандал длился уже несколько часов. Адиль был сам не рад, что вернулся домой пораньше. Начинающийся грипп мешал думать. Каждое слово Галии отзывалось в ушах многократно повторенным эхом. Он жутко устал от этих ссор и не раз уже успел пожалеть, что пять лет назад так скоропалительно женился на молоденькой начинающей журналистке. Тогда в любовном пылу некогда было, да и не хотелось думать о том, как они смогут жить вместе. Главное, что Галия родит ему детей, а там все само собой образуется, ведь они хоть и совершенно разные, но главное, любят друг друга.

Но с каждым месяцем становилось ясно: они не просто разные, а несовместимые для семьи люди. Началось все с того, что Галия так и не смогла простить матери Адиля, которая не заплатила за нее калым. Ее кзыл-ординские родственники помалкивали, но она-то знала, что они думают и говорят по этому поводу. И всегда, когда возникала ссора, все сводилось к этому факту из биографии советского инженера.

Адиль не мог уволиться и перевестись на более высокооплачиваемую работу из организации, которая только что выделила ему новую трехкомнатную квартиру. Зарплата оставалась прежней, и денег на растущие запросы Галии стало не хватать просто катастрофически. Он все чаще уезжал от бесконечных скандалов в командировки, и это тоже ставилось ему в вину.

А тут еще на Новый год в Алма-Ату собрались приехать родственники из Кзыл-Орды. Галия знала, что они не поймут ее, уехав обратно без подарков. Так было всегда, сколько она себя помнила: родня приезжала со своими дарами, но уезжала, нагруженная подарками хозяев. Молодая женщина металась по городу, пытаясь занять деньги, заложила в ломбард почти все свои драгоценности, а мужу хоть бы что. Он не понимал ее, он вырос совсем в другой обстановке. Его мать, врач, после смерти отца Адиля вышла замуж и уехала в Москву. И жила она там по своим, московским, законам, ничего не требуя от сына, но и не помогая ему.

Галия распалялась все больше. В ход пошли запрещенные приемы: и слабохарактерный он, и дети не от него, и уйдет она от него, оставив ни с чем, потому что ему, “тюфяку”, ничего, кроме его работы, не надо. Она замолкала на какое-то время, а Адиль проклинал себя, что вернулся с работы пораньше, моля бога, чтобы все это поскорее закончилось. Он не мог лечь в постель, чтобы хоть немного отлежаться, не мог налить себе горячего чая, чтобы стало хотя бы немного полегче думать, он просто сидел и ждал, когда жена успокоится.

Но вместо этого Галия заскочила в комнату со скалкой и стала требовать от него вымыть полы, “чтобы от него в доме был хоть какой-то толк”. “Тебе надо, ты и мой”, - начал закипать Адиль. Тогда Галия кинулась на него со скалкой, норовя ударить по голове.

Что было дальше, он помнит плохо. Помнит, что сильно ругался - это точно. А как он выхватил у жены скалку, как нанес ей удар по голове, осталось где-то за пределами сознания. Это было как в страшном кино: кто-то хватает скалку, бьет Галию, его Галию, по голове, потом душит, потом снова бьет, уже прямо по лицу, и все время дико, жутко ругается.

Адиль долго сидел в оцепенении в другой комнате. Теперь на уши давила полная тишина. Он закрыл уши руками, опять прокручивая в голове недавний скандал. Этого не может быть, это просто болезненный кошмар. Галия сейчас выйдет из кухни и скажет, что она приготовила ему горячий чай с малиновым вареньем. Он выпьет его, ляжет в постель, и уйдет весь этот ужас, потому что это ему привиделось из-за высокой температуры. Этого просто не может быть...

В три часа ночи он понял: надо что-то делать. У его маленьких детей уже нет матери, а теперь не будет и отца. Ведь его посадят за убийство жены, надолго посадят. Значит, нужно избавиться от тела Галии.

Адиль действовал, как робот. Нашел два мешка из-под картошки, в один сунул дубленку, платок, сапоги и костюм, в другой - тело жены. Спустился в подвал и в самой дальней секции закопал труп подвернувшейся там же, в подвале, забытой кем-то лопатой. Утром он пошел на работу, а вечером вышел на автобусную остановку встречать жену, которой у него уже не было.

Он, как и положено, подал заявление в милицию, что-то объяснял следователю и убитому горем тестю, тут же приехавшему на поиски дочери. Он продолжал ходить на работу, как мог, воспитывал детей, но все это было ничто по сравнению со страшным мешком в подвале, закопанным всего в нескольких метрах от его квартиры.

Время шло. Он молчал, стал пить, чтобы хоть немного забыться. Но ничего не помогало: его страшная тайна разъедала его изнутри, сделала невротиком и алкоголиком. И когда следователи в очередной раз решили выяснить детали исчезновения Галии, он сознался. Он плакал и говорил без остановки о двух совершенно разных людях, вынужденных жить под одной крышей, о маленьких, ничего не понимающих детях, которые намертво скрепляли этот никому не нужный союз, о скалке, которая так некстати оказалась в руках разъяренной жены... И о ночи 22 декабря, самой длинной зимней ночи в году, которая превратилась в самую длинную ночь в его жизни.


При написании использовались материалы из фондов Центрального государственного архива РК.


Станислав Малозёмов

Елена Малозёмова

Другая « Черная кошка»

Все мы любим фильм «Место встречи изменить нельзя». Братья Вайнеры написали повесть «Эра милосердия», опираясь на архивные данные. В послевоенной Москве действительно орудовала жестокая банда, называвшая себя «Чёрной кошкой». Но мало кто знает, что и в Алма-Ате была своя «Чёрная кошка»…

Алма-Атинским бандитам и в голову не приходило сравнивать себя с московскими – это сделала за них людская молва. В ознаменование победы над фашистской Германией прошла большая амнистия: на свободу было выпущено огромное количество воров и бандитов всех мастей. И они опять стали грабить и убивать, наводя ужас на мирных жителей…

Всё началось 27 октября 1945-го. Фронтовик Михаил Корчной пошёл на

алма-атинскую толкучку, чтобы продать френч и шинель. Выручка быласовсем неплохой – две с половиной тысячи рублей. Он и не подозревал, что за ним следили бандиты: выждав момент, ударили сзади по голове, подхватили под руки и поволокли в тёмный переулок. Раздели, забрали деньги, талоны на хлеб и промтоварные карточки. Когда стали стаскивать сапоги, Корчной очнулся и закричал. Бандиты убежали, а полураздетый раненый фронтовик целую ночь стучался в дома, просил о помощи – никто ему не открыл.Когда читаешь показания потерпевшего, не перестаёшь удивляться, как избирательна человеческая память. Ведь все мы слышали ностальгические рассказы стариков о том, что раньше двери никогда не запирались, и воров никто не боялся. Ничего подобного. По крайней мере, осень и зима 45-го были пропитаны страхом перед бандитами.Главарём банды стал 24-летний вор-рецидивист Вячеслав Бороданов – «большой вор», как о нём отзывалась его подружка, тоже ранее судимая, Мария Полякова (она же Любовь Дубровская, она же Надежда Власова).Отец её – знаменитый ростовский вор – был убит при задержании ещё до войны, а мать сгинула в лагерях. Вряд ли она была так же очаровательна, как незабвенная Манька-Облигация, но схожесть в судьбах явно прослеживается.Остальные члены банды – несовершеннолетние урки, уже успевшие и народ пограбить, и на зоне отсидеть. Сейчас таких называют отморозками: украл, выпил - в тюрьму. Вот, собственно, и вся их недолгая биография. Тем страшнее читать про тот ужас, который напустили они на тогдашнюю Алма-Ату – маленький и не знавший войны городок. Где-нибудь в Ростове они, скорее всего, растворились бы среди серьёзного преступного мира, а в нашем городе удостоились «чести» именоваться «Чёрной кошкой».Грабили в основном женщин: под угрозой револьвера снимали модные тогда горжетки, белые пуховые шали и калоши. Всё это сдавали скупщику краденого или сами продавали на толкучке. Не брезговали курами, поросятами, овощами – да сами всё и проедали. В дома вламывались просто: могучий Бороданов выбивал окно или дверь, и бандиты, не обращая внимания на крики людей, тащили всё, что попадётся под руку. За три месяца они совершили 14 вооружённых ограблений, два убийства, изнасилование и «два нанесения тяжких телесных повреждений» (цитирую по протоколам).

18 декабря ученица 8-го класса одной из алма-атинский школ Нина З. возвращалась домой в детский сад, где власти выделили место дл жилья её бездомной матери – заведующей этим детским садом. Три бандита остановили её рядом с домом. Наставили парабеллум: «Раздевайся и не ори, а то хуже будет!» Перепуганная девочка разделась, и они изнасиловали её, ограбили, а потом ещё и пырнули в грудь ножом. Нина едва доползла до дома.

Но через минуту в дверь детского сада требовательно постучали. Бандитам показалось мало раздетой девочки – они решили ограбить детский сад. Хлипкая дверь закрывалась только на крючок, и завхоз Трофимцева, понимая, что они в любую минуту могут выбить её, изо всех сил удерживала дверь двумя руками. Тогда бандиты выстрелили через дверь. И ушли. А у порога осталась лежать убитая ими молодая женщина.

Нина З. выжила и дала показания. 10 декабря в доме одного из бандитов – Николая Овчарского по кличке Кока – была устроена засада. С дела возвращались Бороданов, Овчарский и Чубаев. При задержании они оказали сопротивление: участковый Маслацов сумел втащить в дом лишь Бороданова, остальные скрылись.

Подельники укрылись в доме Михаила Абрамишина. И уже на следующий день опять пошли на дело. Грабили прохожих по два-три раза в день. Вечером 18 декабря они втроём решили пробраться в больницу, где лежал раненый Бороданов, и выручить друга из беды. Но по дороге напали на прохожего возле кинотеатра «Алатау». С пьяных глаз Чубаев устроил стрельбу. Шум привлёк милицию, и всех троих задержали.

Бандиты предстали перед судом. Было их тринадцать человек. Возмездия избежал лишь Михаил Абрамишин – вор по кличке Оренбургский. Он покончил жизнь самоубийством, вбив в камере себе в голову ржавый гвоздь. В показаниях он написал: «Я работал весовщиком на кондитерской фабрике. Не нуждался, просто хотел больше денег на водку, папиросы и кино».

Бессмысленная жизнь и дикий бессмысленный конец. А туда же – «Чёрная кошка».


Благодарим Центральный республиканский архив РК за помощь в подготовке материала.


Станислав Малозёмов

Елена Малозёмова


Дело об убийстве таксистов


В нашем привычном представлении слово “банда” ассоциируется с “Черной кошкой” из бессмертного сериала “Место встречи изменить нельзя”. В кино

бандиты и на дело шли вместе, и жили дружным криминальным коллективомчуть ли не в одной комнате.

А в громком деле 1965 года, о котором я хочу вам рассказать, не все члены банды даже знали друг о друге. Но обо всем по порядку...

Жил-был в Алма-Ате в районе Геологостроя восемнадцатилетний молодой человек, звали которого Валера Григоров. Мысль об убийстве таксиста пришла ему в голову, как он сам говорил, “совершенно случайно”. 6 ноября он взял обрез с тремя заряженными дробью патронами у своего приятеля для того, чтобы грабить прохожих. Но тут на свою беду проезжало мимо такси. Григоров тормознул его, еще толком ничего не имея в виду.

Место было глухое. Немолодой таксист, видимо, не зная, куда дальше ехать, только и успел сказать: “Слушай...”, как с заднего сиденья раздался выстрел в упор. Григоров забрал 40 рублей выручки, перетащил тело шофера на пассажирское сиденье и решил поехать обратно, поближе к своему дому. Но машину в руках неумелого водителя занесло, и она со всего ходу врезалась в забор. Пришлось бросить ее и уйти с места убийства пешком.

Он прошел совсем немного, как услышал звук мотороллера. Григоров шапочно знал его хозяина, Володьку Замирайлова по кличке Рамодя, неудавшегося боксера и тоже весьма аморальную личность. Григоров попросил за 3 рубля отвезти его домой и по дороге рассказал, что только что убил таксиста, показал обрез.

Для Замирайлова эта новость показалась подарком судьбы. У него тоже была мечта: деньги. Много и сразу. Он уже пытался со своим дружком Борькой Яуфманом грабить пьяниц на улицах. Ну дали они плохо соображающему алкашу железной арматуриной по голове, ну сняли с него болоньевый плащ и часы... Все было пропито за неделю. А Рамоде хотелось взять кассу родного треста “Казэлектромонтаж”.

И решил Замирайлов во что бы то ни стало взять у Григорова обрез. Для чего предложил ему убить следующего таксиста.

Случилось это через месяц, в День Советской Конституции, праздновавшийся тогда 5 декабря - в праздники народ куда больше на такси ездит, значит, и выручка будет побольше. Завезли шофера почти на то же место, где Григоров убил первого таксиста. Стрелял опять Григоров, опять в упор... 40 рублей разделили, труп бросили у забора, Замирайлов забрал обрез, а машину Григоров отогнал на угол улиц Фурманова и Абая, бросил там и пешком пошел домой.

Но для ограбления родного треста нужна машина: воровской инструмент немало весит, да и с места смываться сподручнее. Так погиб третий таксист, совсем еще молодой двадцативосьмилетний мужчина...

Его труп Яуфман с Замирайловым бросили в канализационный колодец в том же многострадальном районе Малой Станицы, а машину с тяжелым трансформатором оставили на углу Карла Маркса и Горького, рядом с конторой треста. Пока они ходили в разведку, одиноко стоящее такси с погашенными фарами заметил патрульный наряд. Бесхозная машина насторожила милицию: к тому времени город уже вовсю шумел об убийствах таксистов. Но бандиты, увидев суету вокруг автомобиля, естественно, убежали дворами, отложив свое предприятие на месяц.

Люди постарше хорошо помнят, что за каста такая была - таксисты: веселые балагуры, считающие себя элитой шоферского мира, поэтому, если случалось что-то серьезное, они становились друг за друга стеной. Если бы убили троих строителей или, к примеру, учителей, то, скорее всего, дело не получило бы такой огласки, но таксисты - народ подвижный, общающийся с массой людей, поэтому молва быстро разнесла новости об убийствах по всему городу, и вскоре милиция уже сбивалась с ног, разыскивая убийц.

Пока расследовалось это дело, полетела не одна голова милицейских начальников, ведь огнестрел в 65-м году был явлением из ряда вон выходящим. Развязка наступила до некоторой степени случайно. Замирайлов после убийства третьего таксиста вернул обрез Григорову. На встрече Нового года между Григоровым и его дружком Владимиром Кучевасовым произошла мелкая ссора, и пьяный Валерий, не стерпев обиды, сбегал в сарай за обрезом и ранил Кучевасова в ногу. Поскольку вся компания так или иначе была связана с криминалом, а “скорую помощь” надо было вызывать, была придумана душещипательная история о ранении “бедного Володи” пьяным незнакомцем. Женщины быстро замыли кровь, а обрез выкинули в выгребную яму. Приехавшие милиционеры с сочувствием выслушали наскоро придуманную сказку, не обратив внимания ни на гарь от выстрела, ни на дырку в стене. Все это всплывет уже потом.

Замирайлов с Яуфманом тоже без дела не сидели. Неудачно повторив попытку ограбления кассы треста “Казэлектромонтаж”, они отложили свою хрустальную мечту до лучших времен, а сами занялись разбойными нападениями на пьяных припозднившихся прохожих. Теперь уже били слесарными молотками. Грабить предпочитали в дни авансов и получек. Так до середины апреля они покалечили десять человек, а одиннадцатый, совсем мальчишка, скончался, не приходя в сознание, в больнице.

Все трое вообще не сильно скрывали от своих знакомых, что убивали таксистов, грабили прохожих. Удивительно, но в той нашей стране, в которой доносительство на законопослушного соседа было обычным делом, но не совести, а зависти - отношение к явным уголовникам оставалось исторически каким-то боязливо-уважительным.

И получилось так: никто из посвященных в “подвиги” юных мерзавцев в городской отдел милиции не сообщил, а разрозненные районные отделы не могли объединить похожие дела в одно большое дело конкретной организованной банды. Но в конце концов нашелся человек, который сумел объединить эти территориально разобщенные дела - следователь городского отдела милиции Михаил Семенович Коваленко. Он затребовал из всех районных отделов дела, где мелькало огнестрельное оружие. Таким образом вышли на ранение Кучевасова и извлекли на божий свет из выгребной ямы обрез. Научно-техническая экспертиза была абсолютно категорична: данный обрез с убийств таксистов. Так 16 апреля арестовали Григорова, за ним Замирайлова, а тот уже рассказал о Яуфмане. Позднее Коваленко за блестящее раскрытие этого дела был награжден орденом Красной Звезды.

Суд над убийцами был открытым. Десять дней подряд зал Дома культуры АРЗ-2 не вмещал всех желающих, и весь судебный процесс через громкоговоритель транслировался на многотысячную толпу на площади вокруг здания. Всех троих приговорили к высшей мере наказания, несмотря на бесконечные прошения о помиловании. И, наверное, для Григорова это было благом, потому что ему “каждую ночь снились убитые им таксисты и все спрашивали: “За что?” А ответить на этот вопрос ему было нечего.

9 августа 1966 года всех троих расстреляли. И не жаль.

***

Редакция благодарит Центральный государственный архив РК за помощь в подготовке материала.


Станислав Малозёмов

Елена Малозёмова


Золотая ослятина


Поколение, которому сейчас около пятидесяти и старше, само помнит, а те, кто помоложе, обязательно слышали рассказы отцов и бабушек о том, что в начале шестидесятых на любимом городском Никольском рынке действовала банда преступников-шашлычников, которая кормила население ослятиной, то есть шашлыком из мяса ишака. И долго еще потом люди брезговали есть шашлык на Никольском.

Народная молва в этом случае возникла на ложном слухе, но зато уж точно - не на пустом месте. Все, что действительно происходило в то время не только на Никольском, но и на большом Зеленом базаре, а еще точнее, почти во всех подразделениях первого и второго трестов столовых и ресторанов Алма-Аты - куда более масштабно, чем маринованная ослятина


Сколько стоит дым от мангала


В феврале 1963 года Верховный суд КазССР приговорил сразу тридцать человек к разным мерам наказания - от условного до 10-15 лет. А одного из них - вообще к расстрелу. Но свершилось правосудие только через десять лет безостановочной, открытой и наглой деятельности большой общепитовской команды по рекордному разворовыванию социалистической собственности и уникальному обдуриванию населения.

В 1952 году некто Хакимов, торговец из Узбекистана, имевший двух жен (мать и дочь), две судимости и две отсидки за воровство, легко устроился шашлычником в чайхану треста №1 и через некоторое время стал зав.производством. Это очень могучая должность в среднем звене. Он сразу пристроил к делу без официального оформления на работу свою старшую жену, которая умело использовала великие достижения супруга в мастерстве недовложения мяса в узаконенную порцию. Он, бывало, ухитрялся продавать палочку шашлыка легче почти на сорок процентов от нормы. Ну плюс еще пересортица. Это когда покупаешь мясо второго сорта и второй категории, а продаешь по цене сорта первого. Мясо сэкономленное жена превращала в шашлык и продавала в другом месте. Излишков мяса было много. Следственная экспертиза установила: только с января 1957 до декабря 1961 года (до 57-го года просто не сохранилось никаких бухгалтерских документов) Хакимов украл 63 тонны 676 кг мяса. А деньгами без малого - миллион рублей. Это в то время-то!

Причем, что забавно, Хакимов этот особенно и мозги-то не напрягал. Он и всякие его временные и постоянные помощники, точнее подельники, обдирали народ и государство до тупости примитивно: просто повсюду, куда только можно было - не докладывали какие-то жалкие незаметные граммы, которые потом, когда их собирали вместе, превращались в сэкономленные, спрятанные от госучета тонны.


Шашлык вчера и сегодня: найди пять отличий.

Товарищ Саков и другие


А какие “подельники” шли рядом с Хакимовым! Кроме продавцов и директора Никольского рынка Сакова - люди из родного треста от рядового торгинспектора Ганжи и главного торгинспектора Шаманина до замначальника треста Малова и замначальника столичного управления торговли Сариева. Это и есть те самые “ангелы-хранители”, коррумпированные чиновники, о которых мы так много говорим сегодня как о тормозе прогресса и демократии.

Пятьдесят лет назад коррупционеры у нас были не менее “ядреные”, чем сейчас. Им давали очень приличные деньги, их бесплатно снабжали лучшими продуктами, а инспектор Ганжа, который почему-то носил среди своих кличку Министр, - тот даже в кругосветное путешествие ухитрился смотаться “на сэкономленные деньги” в одиночку, а с любовницей прокатился по странам соцлагеря. И это в пятидесятые, когда кругосветное путешествие обычному советскому гражданину и присниться-то не могло.

Насчет ослятины слухи не подтвердились, зато, как установил суд, подручные Хакимова клали в чебуреки собачье мясо. Но реальное количество дармовой собачатины, из которой делались “воздушные” деньги столько лет, суду подсчитать не удалось. Как, собственно, ни в чем не признался и “министр” Ганжа, игравший серьезную роль координатора действий и бывший посредником в передаче денег на самые “верха”. Все знали, что взятки он брал со всех, кто к нему обращался, что он ел и пил за счет воров, но на суде Ганжа отказался от всего и открестился вообще от всех, кому помогал воровать, утверждая, что ему мстят за его принципиальность и неподкупность. Он, правда, все равно получил 10 лет усиленного режима с конфискацией имущества, но писал жалобы о том, что его оклеветали и оболгали, в разные инстанции вплоть до съезда КПСС в 1978 году. Ему отказали.

“Уважаемым” коррупционером, “отцом-защитником”, который не пускал “не тех” людей во владения Хакимова (Никольский рынок и мелкие точки в городе), был замначальника треста Малов, которого, когда приходил, кормили отменными шашлыками, фруктами, коньяком, давали деньги. Коньяк на частых конференциях хакимовская бригада вообще разливала по заварочным чайникам и подавала эту “конспирацию” на столы заседающих. Малов тоже получил свои 10 лет. И другие руководители первого и второго трестов, рынка, горуправления торговли, руководители некоторых контролирующих ведомств - тоже от 10 до 13 лет. Сам Хакимов сел на пятнадцать.

Но до того, как сел, жил хорошо, пока не “сдал” его “органам” только в ноябре 1961 года брат родной. Написал, что у Хакимова в подвале что-то многовато мешков муки, 10 тонн. Чего они с братом вдруг не поделили почти через 10 лет - неизвестно. Но пожить Хакимов пожил. Золотишко высшей пробы у него нашли, хорошую сумму денег под крышей дома, сберкнижки, облигации 3-процентного займа. А у первой жены дом был просто забит коврами, отрезами дорогих тканей и шикарной посудой. И это при ее зарплате 25-50 рублей (очень мало даже по тем временам). Второй свой дом он оформил на сестру жены, а драгоценности, деньги и ценные бумаги, как и любимые машины “ЗиМ” и “Победу”, держал при себе. Дома. Все конфисковали. На сумму более 600 тысяч послереформенных рублей.


Чебуреки полувековой свежести


Впрочем, кроме суда уголовного, есть еще суд истории. И его вердикты бывают порой куда поучительней результатов громких процессов. В стране советской и в то время, и раньше, и позже воровали всюду все, кто мог и когда было, что украсть. Трудно поверить, что целых десять лет ни один из многочисленных советских органов контроля ничего нехорошего в работе всего двух трестов столовых и ресторанов не приметил, а сотен заявлений и жалоб обворованных покупателей не читал.

Скорее всего, следствие и суд состоялись по советским привычкам - в показательном порядке. Где-то когда-то кто-то из обнаглевших общепитовцев наверняка “крепко наступил властям на ногу” и не извинился. А пока шло следствие и суд над ними - остальные, кого судьба пока хранила, благополучно воровали и воровали. Везде и все, что можно - у родимого государства и у своих же рядовых братьев по недостроенному социализму.

Но дело еще и в том, что простейшая философия советского “бизнеса” - большие деньги всегда грязные и краденые - актуальна и до сих пор. Ведь наш сегодняшний “капиталистический” бизнес произошел вовсе не от западного, не у них - европейцев и американцев - мы учились азам рынка. Там частный бизнес всегда был открытым, а советский всегда был подпольным и вороватым. И корни того, что сегодня происходит в нашем “диком” и пугливом бизнесе, застряли там: в пятидесятых, шестидесятых, семидесятых. И до сих пор с того дня, когда объявили право на частное предпринимательство, у истоков и вершин сегодняшнего бизнеса еще крепко стоят бывшие советские цеховики-подпольщики, бывшие комсомольские и партийно-профсоюзные деятели, бывшие чиновники. А со стороны за ними не без пользы для себя активно следят и заботятся за деньги чиновники сегодняшние.

И малый бизнес наш потому “законно” работает лишь на третью часть. А две трети заработанного “исторически” - как в советские подпольные времена - уводит в “черный нал”, в тень.


Алматинский “тайваньчик”


В этом деле шашлычников особняком стоит судьба одного из подельников. Удивительно, что именно его, всего-то навсего заведующего лагманной, единственного из всех приговорили к высшей мере. Не начальника Никольского рынка Сакова, не замначальника треста Малова и даже не главного казначея банды Хакимова. Впрочем, учитывая идеологический подтекст его преступления, может, это и неудивительно

Звали его Мади Мафлянов, он дунганин тайваньского происхождения, имевший за плечами приличный срок за экономические преступления. Когда его арестовали, то первым делом нашли в кармане мелочь на текущие расходы - 4000 рублей. Чуть дешевле стоил тогда “Москвич”.

В ноябре 1953 года его по зековской справке взяли те же самые начальники, которые были “крышей” у Хакимова, причем сразу на “блатной” и серьезный пост: заведующим производством закусочной национальных блюд при втором тресте столовых и ресторанов на Зеленом базаре. Он получил в собственные руки лагманную, куда ходило огромное количество людей. Зеленый базар в 50-х годах был самым центральным и любимым местом для горожан и гостей столицы.

Мафлянов кое-кого оставил из прежних рабочих и служащих, а остальных подобрал “под себя”. Вот выписка из следственного архива. Признание делает новичок - бухгалтер Бабенко: “Примерно через неделю ко мне в кабинет зашел Мафлянов и положил на стол сверток: “Это вам”. Сам сразу вышел. И тут мои моральные устои дали трещину. Я взял сверток, развернул. Там было 500 рублей”.

Бабенко, похоже, был единственным человеком в подчинении Мафлянова, чьи моральные устои “дали трещину” позже, чем у всех остальных. В целом хозяин имел воровской коллектив, отлаженный, как швейцарские часы. А “наверху” и “сбоку” крутились, опекали, поддерживали, обеспечивали “зеленый свет” для воровства и где надо страховали чиновники.

Впрочем, Мафлянов был не просто человеком, который умеет делать огромные неучтенные деньги. Народ в лагманную на Зеленом просто ломился. Молва хвалила вкуснейший лагман и отменные чебуреки и манты. Феномен Мафлянова имел неизвестную для наших покупателей, но прочнейшую основу: он долго жил в Китае и знал секреты китайской кухни. Ведь в Китае никто не ест много мяса. Его добавляют в ту же дунганскую лапшу в значительно меньшем количестве, чем наши местные повара. Зато с помощью особых своих специй и большой дозы пряной зелени китайские повара делают такой полноценный лагман, что пальчики оближешь. Вот это и был “козырной туз” Мафлянова: в те годы китайская кухня для нашего народа была экзотикой.

Он игнорировал государственный стандарт и ввел стандарт свой и свою собственную технологию. Сегодня, между прочим, почти все изготовители так и делают: вполне официально и законно готовят так, как сами хотят. Но сейчас можно: частная собственность, капитализм. А тогда это было преступлением...

Мафлянов тоже успел пожить широко. Имел авторитет. Отдыхал в круизах по недоступным тогда удивительным странам Африки. У него был прекрасный двухэтажный дом, всегда новенький “Москвич”, а денег Мафлянов имел столько, что сегодня, естественно и бесспорно, он был бы признанным и мощным “олигархом”. Следствие подсчитало, что громадные миллионные суммы (подчеркиваем - доказанные следствием только по сохранившимся с 1957 по 1961 годы документам) образовались от “экономии” 42 процентов от прошедшего через лагманную мяса. То есть украл он, попросту говоря, почти половину. И делал это почти девять лет. Он же впервые в городе установил дополнительный “тайный” кассовый аппарат. На нем работала только одна, особо доверенная дама, причем только во время обеденных перерывов. Все деньги и чеки с него шли “налево”.

С известной точки зрения, Мафлянова можно даже назвать заложником времени: талантливому человеку с коммерческой жилкой просто “не повезло” с эпохой. Как бы там ни было, он установил высочайший денежный рекорд среди прочих городских расхитителей. Но современники не оценили. Мафлянова за этот “рекорд” в 1963 году расстреляли


Авторы выражают благодарность Центральному государственному архиву РК за помощь в подготовке материала.


Станислав Малозёмов

Елена Малозёмова


Охота на пушного зверя


Есть очень редкий, но очень яркий пример процветания в семидесятых годах прошлого века, в самый вязкий период застоя социализма, очень натурального, и, главное, практически легального капиталистического способа производства в отдельно взятом регионе Советского Казахстана.

Несмотря на победную поступь государства в святом деле полного подавления частнособственнических извращений в головах строителей коммунизма, цеховики-подпольщики все-таки жили-поживали, наживали добра, но сугубо конспиративно, не высовываясь

А в Саранском горпромкомбинате Карагандинского управления местной промышленности в мае 1969 года произошло событие, от которого сразу повеяло и презренной частной собственностью, и ненавистным нашему народу капитализмом. Тогда начальником цеха выделки и крашения овчины и пушнины назначили Льва Михайловича Дунаева, который добровольно унизил собственную судьбу, сменив интеллигентную и хлебную должность адвоката Карагандинской областной адвокатской коллегии на скромный пост командира красильщиков и выделщиков шкур. Причем цех в момент его назначения, судя по государственным комбинатовским бумагам, уже давно цвел и пах ядреными красителями от свежевыделанной кожи, но в действительности бюджетные деньги в свое время ухитрились как-то проскочить мимо строительства и реконструкции дубильного, красильного и прочего оборудования.

И тогда простой советский адвокат сунул руку в свой простой советский кошелек и достал скромные свои сбережения, на которые в рекордные сроки, уже к январю 1970 года, цех в идеальном состоянии пустили в эксплуатацию. Лев Михайлович очень даже не обижал строителей-шабашников, которые за хорошие личные дунаевские деньги работали и днем, и ночью. Потому что, кроме желания крупно заработать, они всегда имели под рукой все необходимое для бесперебойного труда. Дунаев за свои кровные наличные спокойно превратил такую муторную процедуру, как снабжение стройматериалами, почти в праздник. Вообще, досрочное и качественное изготовление такого долгожданного, главного, можно сказать, цеха на комбинате было очень похоже на обыкновенное чудо. Государство за свои деньги никогда ничего так быстро и без ошибок не делало.

Теперь давайте разложим служебное рвение начальника цеха городского промышленного комбината и адвоката Дунаева на две части. Одна - со знаком плюс. Комбинат получил-таки важный цех, и замаячили перед ним приятные в финансовом отношении перспективы развития.

Другая - со знаком вопроса. А на кой ляд, мягко говоря, Льву Михайловичу потребовалось кидать дуэльную перчатку государственным людям, надзирающим за законностью в планово-социалистическом хозяйстве? Какое могло быть в то время частное финансирование государственных объектов вообще?

Государство должно было мгновенно нейтрализовать противозаконную частную инициативу Дунаева, не уточняя, какую конкретно свинью он мечтал своим несоциалистическим поведением подложить республиканскому Министерству местной промышленности, в чьем владении числился Саранский горпромком?

Но ведь Саранск - маленький город, сам комбинат - тоже крошечный. А вокруг комбината, смотрите, сколько контролирующих, надзирающих и карающих органов: и ОБХСС, и УВД, и народный контроль, и финотдел, и областное Управление госторгинспекции плюс горком и обком партии, бдительное око советской морали и нравственности. Что - ни одной из этих контор ветерок не принес и не шепнул, что некто Дунаев, бывший рядовой адвокат и нынешний невысокий чин - босс цехового масштаба, устроил на Саранском комбинате оазис проклятого капитализма? Да ну...

Лев Михайлович, сегодняшним языком говоря, сделал солидные денежные инвестиции в бизнес. И чтобы такой умный и тертый человек, как профессиональный адвокат, делал такие инвестиции в бездонный и безответный государственный карман и в плановое производство - абсурд. Такой человек свои деньги мог вкладывать только в свой бизнес. А вот почему на это никак не реагировала бдительная советская власть - на первый взгляд загадка. Хорошо, что есть еще взгляд второй, который загадку отгадывает. Об отгадке чуть позже, а пока поудивляемся дальше.

Лев Михайлович взятками кормил всего-навсего заместителя начальника Карагандинского областного ОБХСС К. Нама, зам. начальника Ленинского РОВД Караганды С. Кима, старшего инспектора ОБХСС В. Чернова да начальника Карагандинского облуправления госторгинспекции Е. Мерзликину. Может, правда, еще кому перепадало, но суд не установил.

Смелый и везучий был Дунаев, и вот почему. Ну ладно, на глазах у всех организовал на комбинате вполне развитой капитализм безо всяких возражений со стороны социализма. Так он еще помимо одного этого источника личной прибыли стал строить, но уже не цех, а сразу две фабрики - швейную и сапоговаляльную. Мощные дополнительные честные каналы, по которым Дунаев мог без проблем доплыть до звания подпольного миллионера. “Честными” эти две фабрики можно назвать только потому, что Лев Михайлович и в этот раз ни от кого не скрывал, что строит их на свои собственные. И потому, что никому из надзорных органов, которые мы уже перечисляли, опять же не пришло в голову у Дунаева чисто по-человечески спросить: старик, мол, скажи на ухо - где успел столько заработать, не бойся. Но никто так и не спросил.

Юридически подкованный и уникально адаптированный в верхних, средних и нижних социальных пластах, Лев Михайлович стал одним из немногих на территории СССР деловых людей, которые задолго до кончины социализма начали протаптывать почти незаметную тропинку к естественному способу производства - капиталистическому и к зарождению частного бизнеса, чем мы все сейчас и живем как можем. Дунаев лично сам просто опередил время. Жил не вовремя. Ему сейчас жить - имел бы он статус уважаемого большого бизнесмена. Но Дунаев жил когда пришлось, и был, как и его подельники, большим вором. Построить-то он все построил, организовал и наладил работу производств, но получать личную прибыль от нового ли производства, от старого ли в то время можно было только от “сэкономленных”, то есть украденных государственных средств: сырья, материалов и т.д.

Поэтому Дунаев сделал последний единственный умный, хотя, конечно, не спасительный ход. Он оставил вместо себя собственного полномочного представителя Иосифа Моисеевича Эпельбейма. Представитель был жутко авторитетный и солидный: кандидат юридических наук, начальник кафедры уголовного права Карагандинской высшей школы МВД СССР. Дунаев отдал ему все права по контролю за производством и его безопасностью, доверил ему получать свою долю в размере одной трети от всей комбинатовской левой прибыли. А сам уехал в Подмосковье, устроился там начальником ОРСа треста “Стройэлектропередача” и стал жить там тихо, без капиталистических замашек, не выделяясь и не нервируя власти.

Деньги за строительство и реконструкцию Льву Михайловичу вернули, платили регулярно и долю. И на этом, собственно, историю об оазисе капитализма в производственной пустыне Страны Советов можно завершить. Дальше шло филигранное, профессиональное хищение социалистической собственности, самое, пожалуй, яркое и известное всему миру наше общенародное отрицательное достояние. Дунаев, по доказанным следствием эпизодам, поимел за время кураторства комбината больше полумиллиона рублей. В масштабах того времени - олигархическая сумма. Но доказано, похоже, не все. Обнаружены, скорее всего, только неспрятанные в Подмосковье “хвосты” еще более крупных денег.

На Абайском и Саранском комбинатах происходило стандартное для СССР, выделяющееся разве что размахом, разграбление всего, что поступало в виде сырья и что выходило в виде готовой продукции. Подлоги документов, пересортица, блатные договоренности с купленными “верхами” о внефондовых поставках, традиционное занижение в документах полученного количества сырья, удорожание в отчетных бумагах дешевых изделий из дешевых материалов, ну и, конечно, взятки, взятки, взятки...

На комбинатах в Саранске и Абае со всей области собрались единомышленники и глубокие профессионалы в так называемых “хищениях”. П. Снопков, бывший директор Карагандинского горпромкомбината, а позднее директор комбината Абайского, был безусловным “паханом” группы из 22 человек, хотя до начала следствия и суда их, конечно, было больше. Многие просто успели сбежать, поскольку ОБХСС в лице Нама и Кима главаря Снопкова и кое-кого еще предупредили, что хищения “засекли” и взяли в разработку.

Но до тех пор, пока никакого явного движения со стороны “органов” не наблюдалось, П. Снопков продолжал руководить процессом и людьми. Он успел наладить продуктивную связь с начальником управления “Казкооппушнина” Казпотребсоюза Изотовым. Эта связь стала для карагандинцев “клондайком”. За 20 тысяч рублей взяток Снопков организовал регулярное поступление внефондового левого сырья, которое сразу переводили в неучтенку и мгновенно крали. Представьте, как можно тихо украсть и без шума продать 100 тысяч шкурок обычного и 10 тысяч дорогого каракуля... И в таком духе не один раз. Неучтенные излишки расходились по новым цехам, там из них шили шубы, шапки, воротники, жилетки, куртки и “втемную” продавали через “блатные” магазины.

В общем, деньги гуляли бешеные. Опять же, следствие общую сумму украденного за четыре с лишним года определило в миллион рублей. Только при всем уважении к следствию все равно не верится, что воры при практически полной неучтеннности сырья и готовой продукции не успели закопать до следствия свои похищенные сбережения поглубже до лучших времен. Уж очень крутой был размах и железная дисциплина.

Кстати, у одного только Дунаева, кроме “Волги М-21” и крупных наличных сумм, отыскались еще 42 сберегательные книжки, у Снопкова, кроме 300 тысяч рублей, обнаружили шесть сберкнижек, 146 золотых монет, 575 золотых колец, 90 золотых браслетов, 28 цепочек и еще всякого разного почти на 100 тысяч рублей. Эпельбейм оказался, как ученый, кандидат наук, чуть умнее коллег по несчастью. Кроме “Москвича-412”, 8 сберкнижек на сумму всего 21 тысяча рублей и облигаций на 1870 рублей, у него ничего не нашли. Да, еще был у него офицерский кортик и 5 золотых монет. В общем, оказался он самым “бедным” среди равных. Да, кстати, по ходу расследования выяснилось, что Дунаев незадолго до начала следствия активно скупал недвижимость в Подмосковье. А в это время по всему Казахстану молва не менее активно носила слухи о том, что Лев Михайлович без напряга прикупил дорогущую дачу самой Лидии Руслановой.

А вот теперь о том, как вся эта история быстро и неожиданно закончилась. До начальника областного ОБХСС дошли конкретные звонки, письма и заявления. Сигналы, как говорили тогда. В их числе был сигнал из сферы торговли города Целинограда. Именно по нему вычислили и арестовали машину, везущую из Караганды в Целиноград шкурки каракуля. Сразу выявили неучтенку. 13 воротников не хватало. Дали команду повсюду опечатать все склады в обоих городах. Опечатали даже машину. Но совершенно непонятным способом, почти детективным, приближенный к Снопкову трижды судимый В. Длин ухитрился при плотнейшей охране опечатанных складов и грузовика вернуть все 13 воротников на место. Просто сверхчеловек какой-то!

А потом вдруг фортуна отвернулась ото всех и сразу. Куда-то испарились все ушлые связи, разобщились подельники. А тут еще неизвестный рядовой работник ОБХСС морально добил своего начальника Нама тем, что сам лично видел, как на хвосте у самих проверяющих и у членов воровской группы плотно сидят никому незаметные сотрудники КГБ. Это сообщение срочно уложило Нама в больницу с аппендицитом. И с этого момента защиты не стало никакой. Всех начали методично арестовывать. И Дунаева в Подмосковье взять тоже не забыли.

Расстреляли его, Петра Снопкова и Иосифа Эпельбейма. Остальным за временную жизнь в маленьком капитализме дали от 15 лет до трех. Вот такой аккорд в финале. Но кроме “капиталиста” Дунаева в этой истории блеснул, конечно, наш бывший, но вечный КГБ. Ведь дождался Комитет государственной безопасности, когда Дунаев все построит, наладит и запустит на свои деньги. А ведь можно было и раньше его к ногтю прижать. В КГБ-то наверняка эту историю знали с самого начала. Но поскольку обычное советское воровство КГБ не интересовало, комитет вытерпел до того момента, когда частное хозяйство Дунаева стало давать прибыль, позволил расхитителям с полгода порезвиться, а уж тогда мудро и вовремя вернул неудавшееся “капиталистическое” хозяйство в цепкие государственные руки. И в этом поступке КГБ была бесспорная социалистическая мудрость и светлая советская справедливость.

До начала в Казахстане эры свободного предпринимательства оставалось чуть больше десяти лет.


При написании статьи использованы документальные материалы из фондов Центрального государственного архива РК.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 19.08.2020 в 22:13
Прочитано 182 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!