Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Пасечные байки. Странный изюбрь

Добавить в избранное

Пчеловод Николай Петрович пользовался заслуженным авторитетом среди коллег. Удивительным образом ему удавалось разгадывать причину нестандартного поведения пчёл. Создавалось впечатление, что он мог читать мысли птиц и животных. Даже самые грозные и злые собаки, быстро привыкали к нему, и всегда приветливо виляли хвостом при его появлении. Он был ярым противником уничтожения животных и птиц, без крайней необходимости. Увидев мальчишку с рогаткой, спрашивал его:

- Для чего тебе рогатка?

- Птичек стрелять!

- Тебе кушать нечего?

- Нет!

- Они твои враги и нападают на тебя?

- Нет!

- Они же твои друзья, уничтожают вредных насекомых, а ты их убиваешь! Хочешь пострелять, бей по мишеням, но не по стеклянным банкам и бутылкам. Стеклянные осколки природе тоже не нужны.

Мальчишка стоял, опустив голову, и не знал, что можно ответить этому взрослому мудрому человеку, в оправдание своего глупого поведения,

В тот год пчеловоды выехали в тайгу рано. Место было обжитое. Раньше там базировались лесозаготовители. От них остался только большой гараж, врезанный в сопку. Ворот у гаража никогда не было. Вход закрывался большим брезентовым пологом. Теперь проём был открыт и гараж существовал, как навес. Пчеловоды использовали его только во время летней жары. Высота потолка была большая, проём ворот от стены до стены. При дожде с ветром было трудно укрыться даже в углу, а земляная кровля протекала. Все пасечники жили в своих походных будках на колёсах. За это время, вместе с мёдом, заготавливали корешки и побеги лекарственных растений, а также сушили чайную заварку из трав.

Родника на пасеке не было, зато недалеко протекал большой ключик. Однажды, Николай Петрович пошёл по воду и увидел молодого изюбрёнка. Взрослые лесные олени, вероятно, успели укрыться в тайге, а малыш поскользнулся и замешкался на гладких валунах. Через несколько дней встретил в лесу самку изюбря. Не делая резких движений, внимательно и с любовью смотрел на лесную красавицу. Когда она спокойно ушла, решил оборудовать солонец для этих животных. Через три дня обнаружил на солонце следы изюбрей и очень обрадовался. Такие соседи ему не мешали, они жили своей лесной жизнью. Зато появлялась возможность привезти на пасеку внуков и показать им не только пчёл, но и других лесных обитателей.

Однажды вечером, когда Николай Петрович был на пасеке один, без напарников и собаки, на ближнюю лесную поляну вышел изюбрь.

Полная луна ярко освещала зверя, а прошлогодняя пожухлая трава делала силуэт легко различимым. Изюбрь громко кричал, словно звал на помощь. Николай Петрович взял электрический фонарик, нож, топорик и пошёл на зов. Изюбрь заметил человека, немного отошёл в тень деревьев и оглянулся. Николай приблизился к нему, и самец снова шагнул в сторону леса. Под деревьями стало темно и пришлось включить фонарик, но изюбрь не шарахнулся от светового луча, а продолжал держаться на прежней дистанции. Вдруг за деревьями послышался детский плач. Сначала Николай принял это за галлюцинацию или крик ночной птицы, но плач повторился, и человек двинулся в его сторону. На лесной тропе, проходящей через поляну, была устроена ловчая яма. Изюбрёнок из последних сил держался грудью и передними ногами за жёрдочки на краю ямы. Любое резкое движение грозило переломить эти «соломинки» и привезти к катастрофе. Острые колья на дне ямы пронзили бы тело бедного малыша. Николай стал нашёптывать успокоительные слова и приближаться к животному. Тихонько снял длинный брючной ремень, и аккуратно подвёл его под брюхо. Одной рукой ухватился за ствол небольшого деревца, находящегося рядом с ямой, а другой за ремень. Потянул изюбрёнка на себя. Когда передние ноги уже оказались на краю ямы, затрещало деревце, под левой рукой. Николай понял, что если не бросит ремень, то сам может оказаться в яме на острых кольях. Перед глазами промелькнула вся жизнь. Вспомнилось, как он во время народных праздников побеждал в борьбе на поясах. Мышцы налились силой, и заученным приёмом, с поворотом вокруг себя, выбросил животное из ямы и перекатился через него. Изюбрёнок жалобно застонал. Николай Петрович поднял голову. Перед лицом находился большой испуганный глаз.


В нём появилась большая слеза и скатилась по шерстистой мордочке. Внимательно осмотрел животное и обнаружил, что повреждена передняя левая нога. Человек достал нож, изюбрёнок дёрнулся, пытаясь встать и бежать, но сил на это уже не было. С ближайшей берёзы снял пластину коры и аккуратно обернул повреждённый сустав. Сверху лубок закрепил ленточками из бересты. Ему хотелось приласкать и успокоить животное, но он не стал этого делать. Почувствовав много чужого запаха, мать может бросить детёныша. Николай только обрушил в яму ветки прикрытия и осыпающиеся стенки, чтобы в неё никто больше не попал. Изюбрёнка перетащил под куст, подальше от коварной ямы. Малыш уже успокоился и не кричал.

Вернувшись на пасеку, долго не мог уснуть, возмущённый человеческой жестокостью. Через три дня видел издали семью изюбрей. Малыш смешно прыгал за матерью, а берёзовый лубок напоминал небольшое поленце. «Ничего, скоро завязки перетрутся, и лубок скинется, самим малышом или мамашей!» - подумал Николай, улыбаясь.

История с ямой стала забываться, но однажды днём недалеко от пасеки послышались ружейные выстрелы. Николай взял бинокль и взобрался на высокую ёлку. Через ветки увидел двух браконьеров. Они стреляли по всему, что движется.

В бинокль ему удалось рассмотреть не только оружие, из которого стреляли, но даже лица. Сразу узнал их по плакатам избирательной кампании. На следующий день поехал в Новобурейский, к главе района с заявлением на браконьеров. Но ему сказали, что заявление принять не могут из-за слабой доказательной базы. Нужны показания трёх свидетелей с приложением подлинных фотографий. Дневная стрельба после этого визита прекратилась, но появилась ночная охота. Двое в масках с нарезным оружием, фарами, на технике продолжали шнырять по тайге.

Теперь фотографиями ничего нельзя было доказать. Да и сфотографировать издали было невозможно.

- Ну и чего ты добился? – восклицал напарник по пасеке – Они всё равно всю живность перестреляют!

- Ничего, битва ещё не проиграна!

- Что ты можешь сделать? У них – оружие, большие связи! А у тебя нет ничего! Будешь дальше воевать, себя погубишь или пчёл! Да и нам достанется!

Николай умом понимал, что пчеловоды правы, но сердце не хотело мириться с несправедливостью. На пасеке жила собака, но её не отпускали бегать по лесу, чтобы она не охотилась на подрастающую лесную братию или не попала в ловушку браконьеров. Однажды ночью, когда на пасеке остался только Николай, в лесу послышались выстрелы. Через полчаса собака стала рваться с цепи и громко лаять. Николай вышел, посветил фонариком. Шарик лаял в сторону старого бревенчатого гаража. Вооружившись топором, пошёл посмотреть на причину собачьего лая. Яркий луч фонарика осветил темноту проёма. Прижавшись к бревенчатым стенам, стояла самка изюбря с детёнышем. Наклонив острые ветвистые рога и сверкая глазами, впереди стоял самец. Николай осветил своё лицо, чтобы звери его узнали, повернулся и ушёл успокаивать собаку. Утром животных не было. Приехавшим на пасеку пчеловодам, рассказал о ночном происшествии и просил их не беспокоить изюбрей, если они снова появятся. Семейство, действительно, появлялось, как только раздавались выстрелы в тайге.

- Сейчас они под нашей защитой, а что с ними будет, когда увезём пчёл? Их обязательно застрелят браконьеры! – рассуждал молодой пчеловод – Может, в конце сезона сами поохотимся.

- Не смей даже об этом думать! Животные нам доверяют! Мы же не браконьеры! – категорично заявил Николай.

- Не эти, так другие приедут, уничтожат наших изюбрей! Они, как шершни, сколько их не уничтожай, а они всё равно прилетают! Надо их в самом гнезде уничтожать! Ты, Петрович обещал найти гнездо шершней, но пока обещание не выполнил!

- Сегодня найду! У меня одно направление осталось обследовать!

К концу дня Николаю, действительно, удалось найти гнездо шершней. Оно располагалось в дупле старой чёрной берёзы.

Вспомнились слова молодого пчеловода, насчёт семейства изюбрей. Вспомнились, светящиеся в свете фонарика, глаза рогатого быка. Сознание, словно молния, пронзила свежая мысль: «Надо устроить встречу двуногих и крылатых хищников около этой берёзы!» Быстро вернулся на пасеку и принялся за работу. Когда связал из жердей деревянный крест, один из пчеловодов спросил:

- Кому готовишь?

- Браконьерам!

- Ты их собираешься «урыть»?

- Нет, только проучить!

- Давай, давай, только чтобы мы крайними не оказались вместе с тобой.

Николай достал из будки утеплённую куртку сына со свето возвращаемыми полосками, аккуратно отпорол одну из полосок, и с помощью ножа и большой монеты вырезал два аккуратных кружочка. Отмерил на поперечине равные расстояния от центра и прибил маленькими гвоздиками готовые кружочки. Взял крест на плечо и вернулся к гнезду шершней. Определил направление на дорогу, по которой приезжали браконьеры и аккуратно установил крест, в створе с чёрной берёзой.

Ночью по лесной дороге ехали двое закадычных друзей. Они давно занимались незаконным промыслом. Имея хорошие связи и информацию о маршрутах движения инспекторов, действовали в тайге дерзко и нагло. Выполняли заказы по добыче в любое время года дикого мяса, жира и шкур. На этом участке они несколько раз видели свежие следы изюбрей, но сами олени не попадались. В этот раз они надеялись непременно добыть зверя. Новенький микроавтобус работал намного тише, чем Уазик и давал мощный свет ручной фаре. Михаил одной рукой держал руль, а другой шарил прожектором по лесным зарослям. Виктор держал ружьё наизготовку. Мощный мотор позволял вести автомобиль плавно и, почти бесшумно. Впереди высветилась пара глаз.

- Изюбрь! Бей его, Виктор!

Грохнул выстрел, но глаза не исчезли. Прогремел второй выстрел, но огоньки только дёрнулись.

- Кто так стреляет торопливо? – заорал Михаил, останавливая машину и поднимая свой карабин «Сайга».

Прозвучали пять выстрелов, глаза исчезли, и машина рванула с места. Доехали до чёрной берёзы, но изюбря не было видно.

- Бери ручной фонарь, пошли искать добычу! Он не мог уйти далеко! Я хорошо слышал «шлепки попаданий». Свет в кабине и салоне не туши, легче будет возвращаться к машине.

Поиски оказались безрезультатными. Не было даже пятен крови. Раздосадованные браконьеры вернулись к машине. Михаил снова сел за руль, включил фары и стал разворачиваться. Виктор запрыгнул в салон и стал искать новый патронташ. Дверь была сдвинута, и ярко горел свет. Маневрируя на небольшом пятачке, микроавтобус ударился задним бампером о ствол берёзы. Шершни, разбуженные выстрелами и ударом, ринулись на свет. Мужики приняли их сначала за оводов, пока те не стали их жалить. Укусы доставали через одежду.

- Гони, Миша! Иначе убьют!

- Открывай заднюю дверь! Пусть их сквозняком выдувает!

Но даже через открытую заднюю дверь насекомые не вылетали. Пришлось выбить ногой переднее лобовое стекло. Основная масса насекомых осталась позади, но некоторые продолжали жужжать в складках одежды и под сиденьями.

Машина мчалась по берегу реки, но вдруг вильнула и сползла в воду. Рыбаки, находившиеся на ближайшем острове, срочно вызвали спасателей. Два человека из машины уже выбирались на берег.

Помощь оказалась кстати. Пострадавшие были в состоянии шока. Укусы стали гноиться и потребовали длительного лечения в стационаре.

Браконьерам пришлось во всём признаться. Машину извлекли из воды, достали оружие и патроны. Составили административные протоколы.

Лечащий врач сказал, что пострадавшим обеспечена пожизненная аллергия на укусы жалящих насекомых и ряд лекарственных препаратов. Им категорически противопоказана вакцинация против энцефалита и боррелёза, поэтому дорога в тайгу «заказана» даже зимой. Укус зараженного клеща становится смертельно опасным. Играть с природой в «русскую рулетку» пациентам категорически не советует. Клещи зимуют не только на траве, под листьями, но и на шкуре животных. Под коленками лосей, изюбрей, а также за их ушами находится целое скопище насекомых. В тепле они быстро оживают и становятся активными.

Николай Петрович спокойно провел на пасеке остаток лета, а на следующий год на берегу ключа видел семью изюбрей с молодым пополнением.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 09.09.2020 в 16:34
Прочитано 26 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!