Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

VIII Путь на Землю

Рассказ в жанре Фантастика
Добавить в избранное

Если ничего не бояться, то можно легко потерять чувство стыда.


1 Борьба за жизнь

- Вот, Рем, я всегда поражался твоей абсолютной беспринципности по отношению к событиям сиюминутным, происходящим непосредственно сейчас. Но ответь на один вопрос, подчёркиваю, каверзный! И зачем, зачем всё это?

- Что?

- Вот неужели всё из-за денег? Ферапонт поступил вполне разумно - не вижу смысла в этой ссылке. В конце концов, я, действительно, к нему привык. И что теперь прикажешь, опять обходиться камердинером с электрическими лампами вместо мозгов?

- Извини, ты вот сейчас о чём? Кто совсем недавно решил от него избавиться? Я?

- Эх, не понимаешь ты меня. Совсем оторвался от людей. Может быть, вгорячах сказал, под влиянием чувств? А ты сразу к действию! Ну нельзя же так!

- Ленар, агентство на двоих, деньги тоже. Извини, но Марс мне должен, и тут нахальный пассажир образовался. Секретарь - твой проект. Вот и оплачивай его бессмертие сам. Добро! А не за счёт конторы. Распустил работников, смотри какой бардак! Секретарь, секретарь! Секретарь взял деньги, будто так и надо! Ага, 125 грамм! Захочет выбраться с Европы, что-нибудь придумает. Я, смотрю, больно уж он прыткий: и с принцессой успел, и в доверие влез с ногами.

- Так, а что будем делать с этим бедолагой, директором станции, ума не приложу? Может в космос выбросим? Зачем балласт с собой возить. Мне вполне твоего цинизма хватает на борту?

Ленар уставился в бесконечность космоса за иллюминатором: Вот умеет задеть за живое. Ругаю Рема за бессердечие, а сам тем временем злюсь на невинного человека, жизни готов лишить за ни за что. Самое обидное, что пользы в нём вовсе нет никакой, а когда начинаешь придумывать человеку занятие, точно, необходимо с ним прощаться.

- На Марсе используем, - предложил Рем после паузы.

- Используем? Вроде бы договорились, что я беру отпуск.

- После Марса!

- Снова-здорово! Это почему?

- Секретаря ты принимал на работу? Значит, твой промах! Я рисковал, спасая тебя. И где благодарность? Нет, так не пойдёт. Вернёмся назад, и ещё раз поработаем. Мне жить в твоей парижской квартире совсем не надо. Фамильный замок конфисковали. Что за ерунда! Пусть вернут. У тебя есть счастье: поместье и всё такое, а у меня взаймы. Мне, извини, не 20 лет. Хочешь смерти друга в чужом доме, на чужой Земле?

В рубку заглянул оживлённый в предвкушении скорой встречей с родными директор:

- Здесь есть бар?

- Вот вы вовремя, рассудите нас. Мы поспорили: что с вами сделают, когда узнают, что самовольно покинули вверенный объект и оставили ключи самозванцу. Например, я утверждаю, что лишат пенсии и отправят на урановые шахты лет на десять. Рем склонен предполагать более суровые меры: полная конфискация имущества и пожизненное в поясе трансплутоновых спутников. Всё зависит о того, на какую сумму нагреет корпорацию новый сменщик. Уверен, что на очень большую. Значит все же конфискация и пожизненное. Вы к какому варианту склонны? Вариант А или Б?

- Что? - вопрос повис в воздухе без ответа. Директор прислонился к стене. - Зачем вы так? Что я скажу жене?

В рубке стало неприлично тихо, показалось что огоньки на пульте приобрели звук. Электрический ток с треском преодолевал сопротивление вольфрама в лампах накаливания, трансформаторы, тиристоры и семестры внезапно загудели.

- Шутки у тебя, Ленар, опасные! Смотри, человеку чуть инфаркт не сделал, - прервал неловкую паузу Рем.

- Шутки? Да какие здесь шутки. Оставить в живых совсем не можем. Сдаст Ферапонта и плакали наши графены.

- Господа, вы говорите о судьбе человека! Разве можно так? - директор собрался с духом и решил бороться за жизнь. - Что может уверить в моём молчании! Неужели мало того, что страх перед арестом и заключением сделает любого немым. Хотите - язык отрежьте, но не убивайте?

- Из мести за членовредительство донесёте, не сразу, но, обязательно, потом. Впрочем, доля здравого смысла в вашем аргументе присутствует. Да, Рем, ты прав, придётся использовать директора на Марсе. Внешность позволяет, а наши физии уже примелькались.

- У меня два чемодана акций сотрудников космодрома, которые должен сдать в головной офис для перевода в электрический формат. Берите акции и отпустите, ради бога!

- Милейший, с этого и надо было начинать. Дурья вы башка! Рассказывайте скорее, что за бумаги такие?

- Ценные бумаги рабочих со станций Европы и Ганимеда на ежегодный процент от коммерческой деятельности корпорации HELIUS!

- Честный обмен, кошелёк на жизнь. Фу, ты, пошлость какая! В общем уговорили. Рем, сдаюсь! Директор принят на работу по срочному контракту в агентство «Альт Пальмира».

- А домой? Вы обещали на Землю доставить!

- После Марса! Все вопросы к господину Рему, - безапелляционно парировал Ленар.

Только «Модлен» углубилась в Главный пояс астероидов, разделяющий Юпитер и Марс, как раздался тревожный сигнал из машинного отделения и включился аварийный свет. Приборы указывали полное отсутствие топлива, хотя контейнера с Европы должно было с лихвой хватить до Земли.

- Можно я посмотрю, - предложил свои услуги директор и отправился в топливный отсек. Вернувшись, сокрушённо покачал головой:

- Господа, могу обрадовать! Вам подсунули отработанный картридж с гелием. На Ганимеде, скорее всего, брали, их механики промышляют этим безобразием, обманывая экономных путешественников!

В иллюминаторах угрожающе раскачивались каменные глыбы причудливых форм, не суливших ничего хорошего потерявшему ход судну.

Вот почему последствия пронырливости некоторых товарищей оборачивается бедой для совсем не имеющих отношения к их решениям людям? Что разве не мог Ферапонт, как все нормальные человеки, купить топливо через терминал? Так нет, решил схитрить! Результат - сплошные неприятности и преодоления!

- Ленар, что-то мы с тобой совсем расслабились? Ты скажи, я что форму потерял? Вместо гелия, коробку с макулатурой купил. Придурки! Телеграфируй теперь в космос: «Спасите обманутых аферистов!» Представь картину?

- Подождите, есть идея. Тут прямо по курсу, на Церере, находится неприкосновенный резерв корпорации, - робко предложил новый сотрудник.

- Ого, батенька, да вы становитесь полезным.

- Ну, как сказать! Там охрана. Но помощь, я думаю, должны оказать.

Действительно, вскоре после сигнала SOS неподалёку образовался катер, из которого пожаловали два бугая в форменных тужурках с шевронами корпорации.

- Что тут у вас? – хмуро спросил небритый техник, протирая заспанные глаза.

- Картридж закончился. Надо заменить.

- Покажите, – техник вскрыл контейнер и озвучил вердикт, - У вас нелицензионный взлом кода корпорации. Можем отбуксировать на станцию до выяснения: внутренний протокол корпорации.

- Замечательно! Проведём у вас внеплановую инспекцию, - попробовал блеснуть Рем, показывая удостоверение империи.

- Пыль! Мы подчиняемся напрямую президенту корпорации. Вас буксировать или здесь остаётесь метеориты считать?

- Уж извините моего компаньона, мы крайне благодарны, что вы откликнулись на сигнал о помощи. Обязательно отметим в отчёте вашу работу. Кстати, ещё несколько часов и всё: система потеряла бы знаменитого импресарио Ленара XIII. Только благодаря Вам, лично Вам, я спасён. А это чего-то да стоит. Знаете, я умею быть благодарным. Если это нужно, если захотите перевода в гарнизон на Марсе, или Земле, - обязательно похлопочу. Сделаю всё возможное. Вы, можно сказать прямо, спасли нас от смерти! Ведь так Рем?

- Офицер, был неправ! Нервы знаете ли. Жизнь мгновенно лечит. Прошу в кают-компанию, капитан яхты подпишет все необходимые бумаги, - с внезапно деловитым лицом Рем направился к трапу.


2 Танец смерти на Церере

Из окна гостиницы открывался вид на пирс с осиротевшей «Модлен», скованную причальными штангами. Когда выяснилось, что придётся сидеть на станции ещё несколько дней, Ленар пошёл к заместителю начальника гарнизона.

- Господин старший офицер, у меня предложение. А давайте устроим представление, покажем танго-дуэль. Иначе, здесь можно умереть от скуки.

- Так у вас нет партнёрши?

- Это ничего, вы увидите редкое зрелище: мужское танго! Только у меня просьба, разрешите забрать с яхты, так сказать, аксессуары.

- Что, позвольте?

- Туфли, музыку, стилеты, переодеться нужно, в конце концов.

- Отличная мысль! Я выделю человека.

- Сам обойдусь.

- Нет, здесь режимный объект. Пойдёте с охраной.

С Ленаром отправили квадратного формата астера, которого удалось закрепить в кают-компании у барной стойки с помощью бутылки элитного джина Caorunn. Тем временем в скоростном режиме Ленар поднялся в рубку и включил связь.

- Модест Алексеевич, могу вас поздравить! – обратился шёпотом к обер-камергеру, придвинув микрофон.

- Это с чем, позвольте узнать? – раздалось из наушников.

- Не могу долго говорить, обнаружил тайный склад HELIUS в большом метеоритном поясе. Готов поделиться за 10 процентов. Вам для войны в самый раз, и я не в накладе. Согласны? Добро. Пишите галактические координаты.

В дверь нервно застучался сопровождающий.

- Мне что-то нехорошо! – с бледным лицом промямлил охранник.

- Так, милый мой, яд с джином ещё никому пользы не приносил!

- Вы что! Какой яд?

- Фамильный, разве не слышали о репутации семьи Ленаров? Ах, да, откуда! Ну вот - последствия плохой информированности. Умрёте теперь в муках через несколько часов.

- Кэп, что надо сделать? Наверняка у вас есть противоядие, готов предать главаря в обмен за жизнь.

- Какого такого главаря?

- А вы не поняли? Мы перебили местную охрану и захватили базу.

- Бандиты, космические пираты, и много вас? Час от часу не легче! И зачем мы нужны? Я бы на вашем месте избавился от свидетелей.

- Это к вожаку, а он ещё не прилетел. Вот и держим вас здесь.

- Так, а выступление?

- А что выступление? Посмотрим. Братве скучно. Вы только противоядие дайте, а то я вас сейчас застрелю!

- Экий вы решительный человек! Оно не здесь. Значится так: поможете спасти компаньона и директора - получите противоядие.

- А не обманите?

- Зачем? Вот нужда грех на душу брать. И, собственно, у вас выбора нет, если жить хотите! Ведите в гостиницу, - Ленар направился к штормтрапу.

- Да, насчёт директора… - охранник почесал затылок.

- И что с ним? Успели ликвидировать?

- Так нет, он на нас работал.

- Всё, идёмте к Рему, а там видно будет!

Под сцену отвели военный плац, исполненный в лучших милитаристских традициях: центральная гравитационная плита расплющилась ровным квадратом в окружении лавок из клёпанного железа с торчащими по бокам плазменными колонками Теслы. Если не придавать значения мрачноватой атмосфере, то для настоящего мужского танца лучших декораций трудно предложить.

Князь потребовал от Ленара: собрать в одном месте всех бандитов, захвативших станцию. Теперь необходимо завладеть вниманием

Танго с короткими клинками, это особенное зрелище. Ленару, как артисту, хотелось непременным образом задеть публику, получить отклик и конечно аплодисменты.

Скоро начали собраться местные индивидуумы, одетые в полувоенную форму с обязательным оружием экзотических модификаций, начиная от раритетных маузеров и заканчивая нейтронными автоматами Круппа.

- Ты это, Рем, держись, всё-таки возраст не пропеллер, может и павлина загнуть. Надо тянуть время, пока не прибудет десант. Штурмовики, ты знаешь, церемониться не умеют, впечатают в асфальт на скорости. Первый взрыв и бежим на яхту, теряя ботинки, - напутствовал Ленар компаньона.

- Сам не поскользнись, заботливый! Идея собрать публику в кучу заслуживает ордена с бантом, но зачем пригласил империю? Вовсе не понимаю! Что сами бы не справились? Здесь гелия на две жизни с хвостом! Зачем делиться? Вот поторопился ты. Посмотри на этих любителей дешёвого пива. Сейчас прилетят бравые парни, и всё, никаких дивидендов! Плакала моя безбедная старость, - но окинув прибывающих бандитов, сбавил тон, - у бассейна с попугаями...

В коробку набилась целая армия. Казалось необычным, что все эти люди способны на убийство ради банальных графенов. На жёстких сиденьях расположились худосочные студенты вперемежку с возрастными лентяями, - это такой сорт человеков, которые не нашли себе применения в жизни и теперь в отчаянном рывке пытаются заскочить в переполненный автобус. Революционеры толкались и дружески похлопывали товарищей по плечам в ожидании спектакля.

- И кого ты надумал резать? – Ленар вопросительно посмотрел на Рема, - тут, судя по нимбам над ушами, фанатики Кампанеллы: любовь, наркотики, трусы.

- Всё, согласен на серебряники Иуды. Пусть имперские кассиры посчитают пенсию. И что здесь толстосумы заваривают? Вечно ты меня в политику втягиваешь. У тебя нехорошая карма: ты знаешь? Пошли, поздно искать тапочки. У нас рандеву с графом Штюрмом.

Не любил Ленар новомодные изобретения учёных: плазмофоны там всякие. Конечно, вещь невероятно красивая, когда звук рождается из большого сгустка пульсирующей плазмы. Но во всем этом великолепии есть одна пренеприятнейшая история. А именно, их же ещё используют для освещения сцены. Для спецэффектов совсем ничего, но разглядеть лицо артиста без экрана невозможно.

Танцоры встали напротив и выставили клинки, так что лезвия со звоном коснулись друг друга. Музыка начала задавать нарастающий нервный ритм движениям ног в туфлях от Aubercb. Брильянты в каблуках приковывали внимание яркими вспышками в лучах разрядов ионов, тут же зритель переводил взгляд на руки, сжимавшие блестящий металл. Пусть многие и понятия то не имели за настоящие танго, но опытные вояки знали, что такое наточенный стилет, упёртый острым кончиком в тонкую кожу подбородка, когда каждый неверный шаг мог закончиться глубоким порезом или смертью.

Рем посередине танца, когда вступил певец с рассказом о жестокой мести обидчику, стал задыхаться и вот же, старая перечница, потерял равновесие. Ленар еле успел убрать руку, чтобы партнёр на насадил нёбо на стилет. Рем отбросил оружие в сторону, демонстрируя поражение.

В кульминационный момент, когда внимание зрителей было приковано к артистам, раздалась серия оглушительных взрывов, с неба сквозь взорванные перекрытия броневого купола посыпались гвардейцы в пламени реактивных ранцев и вспышках магниевых гранат.

Под защитой телохранителей в кованных кирасах подошёл Модест Алексеевич Штюрм:

- Господа танцоры, вы не даёте ни минуты покоя обер-камергеру Ея Величества! Извольте рассказать, когда можно будет заняться моими прямыми, непосредственными обязанностями во дворце? Я вам, что палочка выручалочка, чуть что и вызываете!

- Модест Алексеевич, вот ни за что не поверю в ваше бескорыстие. Это вы жалуетесь, или по привычке делаете разнос. Так мы у вас не работаем. Остыньте. Надеюсь без наследника прибыли?

- Его Высочество во главе имперского флота занят осадой Луны.

- И как успешно? Вот разъясните, как вы умудряетесь воевать и торговать с корпорацией одновременно? Я с компаньоном поспорил, что это неудачная попытка отвлечь жителей системы от проблем империи. Он утверждает, что агония элит неизбежна. Вы у самого трона находитесь, просветите неразумных по старой дружбе.

- Должен разочаровать, дружбы нет и не было. Вот за гелий спасибо. Что вы скажите на то, что мне принадлежит пакет акций HELIUS.

- Рем, и где я не прав? Они мимикрируют, акциями торгуют, рвут многострадальное тело империи на куски, так сказать, а ты агония!

- Задам один только вопрос: зачем нам это знать? Опять политика! Вот ты меня чуть не прирезал, это вопрос! 10 процентов от запасов станции в виде акций? А ну как вы проиграете войну? – Рем поморщившись потёр кровоточащий подбородок. - Эти акции превратятся в цветную бумагу.

- Маэстро Рем, вам грех жаловаться. Империя вернула фамильный замок. Ценные бумаги корпорации, это щедрый подарок. Кстати, благодаря маэстро Ленару. Он так отчаянно торговался, убеждая в абсолютной необходимости обеспечить вашу старость. Однако и аппетиты у вас!

- Рем, ты редкая скотина. Ты знаешь за это? – Ленар чуть не задохнулся от возмущения. - Истерику устроил, что жить негде, а у самого бронепоезд в кустах!

- А на что я буду содержать это махину с бассейном, ты не подумал? - парировал Рем.

Штурмовики в экзоскелетах, усиливающих физическую силу, подвели недавнего охранника:

- Утверждает, что вы ему жизнь обещали, маэстро Ленар.

- Да, действительно, было дело. А теперь, дорогой, убедите меня, что я должен исполнить слово. Пользы от тебя было ноль? – Ленар начал рассматривать переносицу боевика.

- Две, - выдал «жертва химических опытов» уверенным тоном

- Что две, две причины? Озвучьте, ради Бога. Удивите!

- Можно приватно, информация частного характера.

- Добро, излагайте, - они отошли в сторону от толпы пленников, окружённых гвардейцами и боевыми роботами.

- Во-первых, я молчал как рыба.

- Ерунда, а что вам было делать?

- Во-вторых, могу сдать главаря.

- Так сдавайте! Мне что за дело? Нет, не заработали противоядие. Только время отняли.

- Это ваш сын, - прозвучало, как взрыв кислородного баллона в прихожей.

Ну час от часу не легче. Что за ерунда. Только, казалось бы, всё устроил. И вот на тебе, получите письмо с конвертом! Ленар нервно достал стилет и убрал в ножны:

- И где мой партизанский отпрыск?

- В безопасности. Его ждали завтра. Ну что? – бледный как смерть охранник с мольбой посмотрел в глаза

- Ах, вы за противоядие? Так не было ничего. У меня редкий дар убеждения и всего две, три непонятные смерти. Джин был, причём дорогой, а яду не успел подмешать. Времени не случилось. Можете присоединиться к товарищам, - Ленар милостиво махнул в сторону окровавленных трупов, валявшихся в проходах между сидений с рваными краями от взрывов.

- Подождите, у меня есть инфа на директора. Только разрешите улететь с вами на Землю?

- Мало. Что-нибудь посущественней есть? – решил Ленар безжалостно выжечь резерв боевика досуха.

- Чемоданы облигаций с Европы, я их припрятал в ящиках от снарядов за импульсными пушками, когда началось представление.

- Другое дело, вы пробудили во мне сочувствие. Держите противоядие. Оно вам, действительно, сейчас необходимо. Смотрите, уже вены проступили, ещё несколько минут и всё - кирдык! Колите быстрее, - Ленар отвинтил тыльник стилета и протянул пленному одноразовый мини-шприц. - И что директор? Раскройте досье диверсанта!

Охранник немедленно перетянул руку тонким репшнуром и ввёл лекарство. Затем продолжил уже более спокойным тоном:

- Шимоза на вас донёс ещё с Европы. Это он оставил топлива в контейнере только до Цереры. Вожак был с самого начала в курсе.

- И что? Все знали за моего сына, один я, словно евнух в борделе? Вот последствия женского воспитания: вырос без ремня поганец. Надеюсь, ваша совесть чиста?

- Холост. Я наобум бахнул, уж очень Антон на вас похож. Тоже идейный - чуть что и расстреливает. Фото с вами у него в кабинете, словно икона висит. Вот и сопоставил.

- Нет, всё-таки зря на вас противоядие перевёл. Что-то прирезать снова захотелось. Плакать никто не будет. А то, чего доброго, наплодите себе подобных и лицом, фу, какая у вас физия неухоженная, и телом. Идёмте за чемоданами и директором. Только вот что, условимся: ему ни слова, ни полслова о том, что мне рассказали. Придётся с ним разговор подушим сделать с пристрастием.

- Граф, благодаря этому человеку мы живы, - Ленар похлопал боевика по мускулистому плечу. - Он помог попасть на яхту и передать сообщение. Модест Алексеевич, позвольте героя приватизировать? Нужный товарищ! - обратился с просьбой к обер-камергеру, после того как отправил ничего не подозревающего директора космопорта на борт «Модлен».

- Не возражаю. Удивляете неизменным образом, маэстро Ленар. Вам удаётся находить преданных людей в самых неподходящих местах! Может быть есть пожелания?

- А заберите от меня Рема Великолепного на Марс? Отдохнуть от него хочу немедленно. В болота, в Индокитай отправлюсь, стерхами любоваться и этими самыми, тапирами! - невольно посмотрел на заросшего охранника и поморщился.

Это что за жизнь такая? Стараешься, трудишься, веришь в идеалы там всякие или вовсе глупым пингвином существуешь, способным только кушать и плодиться. А всё равно, переживать приходиться обязательным образом, за ушибленный палец, неудачное пищеварение или потерю близких. В любом случае, ты заложник химических процессов в организме.

Отложив выяснение отношений с компаньоном на будущие времена, Ленар отправил Рема на Марс с линейным дредноутом империи. «Модлен» взмыла в светящимся ореоле плазмы из ионов гелия и направилась к планете под названием Земля.


3 Поиск ответов

Ленару требовалось привести мысли в порядок, а заодно и пополнить информацией взлохмаченные извилины. Он выдохнул с шумом воздух и хлопнул в себя, зажмурившись, 50 гр. чистого спирта для бодрости духа. С покатил на гидравлическом штабелёре охранника, обмазанного кровью из медотсека, к пленённому директору.

- Докладайте, как вы до такой жизни докатились? Стали пособником идейных бандитов. Кстати, что там у вас за девизы: «Грабь награбленное» или «Аллах Акбар»? А может быть: «Империя превыше всего!» Чем вас воодушевил мой отпрыск? Пытать буду!

Директор, надёжно зафиксированный металлическими хомутами за большие пальцы к титановому креслу ремонтника, попробовал освободиться - не получилось, тогда дерзко заявил:

- Не посмеете!

- Ага, как же! Вон ваш товарищ подтвердит - Я жесток и коварен!

Боевик, притянутый широким ремнём Astroprofi к ручкам тележки, обессиленно кивнул головой в запёкшихся красных сгустках и показал руки в целлофановых пакетах, замотанных медицинским пластырем:

- Зверь. Лучше расскажи. Сынок жалкое подобие этому садисту.

На белой стене трюма под стрёкот кинопроектора показалось изображение гиены, рвущей мощными челюстями горло антилопы, дрожащей мускулатурой ног в агонии. На крупном плане хищник с жадностью слизывал с чёрной морды рубиновые капли крови, обильной росой подающие в красную траву.

- Нравится? Лично вывел для таких случаев. С удовольствием отдам на растерзание. Начнёт с конечностей, пальцы огрызёт мгновенно, - диверсант часто задышал и сжал кулаки, насколько позволили металлические хомуты. – Что там у вас за дела с Антоном? – Ленар с трудом стащил с тележки окованный железом ящик с амбарным замком. Раздалось урчание и противный хохот, по рифлёному металлу трюма потекла неимоверная вонь из отверстий, проделанных в досках для вентиляции.

- Так нет ничего, ничего особенного. Он попросил, я сделал, - косясь на зловещий предмет залепетал узник.

- Что сделал? И зачем? – Ленар с многообещающей улыбкой постучал ключом по замку.

- Ну это - выкупил дом на Огненной земле.

- Ничего не понимаю. А зачем захватывать нас с Ремом?

- Антон хотел, чтобы вы сделали Модлен подарок в знак примирения, - напуганный директор часто хватал ртом воздух с миазмами, от чего ему становилось только хуже.

- Почему у родственников всегда кривая пуля в голове! Вставай, идёшь со мной, - Ленар толкнул под рёбра боевика тыльником стилета и отрезал багажные ремни AstroProfi. Под ногами продолжал источать в усиленном режиме амброзию ящик, по которому Ленар в сердцах пнул новым ботинком. Увидев царапину на носке, разозлился:

– Обманываешь! – приставил острую сталь к горлу директора. Внизу утробно фыркнули, потом злобно зарычали и наконец выдали жуткий вой вперемежку с демоническим хохотом.

- Это африканская гиена? – хрипло спросил жертва семейных разборок.

- Она и голодная! Не мешай думать, зоолог, - рявкнул в самое ухо, чтобы немного разрядиться.

Сынок весь в маму, везде со своей правдой. Вот именно, со своей! Это что получается: организовал эсеров для бандитизма! Хорош! Да нет, не может быть! Наверняка, решил спасти человечество. Хотя, ничто не отменяет маленьких житейских радостей! Вот без меня, меня женили! Может быть, его сделать отцом дракоши? Взять на живца в виде чУмоданов с акциями? Ну если ему принципы позволят? Так, а что делать с любовями? Вопрос. Ведь перебеситься надо молодому человеку, иначе навечно так и останется дураком с красным пропеллером!

- Откуда она у вас, - прервал размышления любитель животных.

- Ага, хочешь наладить контакт с палачом! Не получиться, дорогой! Киплинга я тоже читал. Ещё скажи: как тебя зовут, и ты женат на Розе Люксембург с насморком, - позлорадствовал Ленар. - Зря ковыряешься. Был верный шанс умереть быстро - и тут умничать стал! Сиди теперь и наслаждайся урчанием!

- Идём уже, - махнул стилетом усердно сопяшему боевику в сторону кают-компании. В тамбуре, за дверью Ленар поинтересовался, - Ты что туда положил? Редкой мерзости запах. Никогда не думал, что у меня есть деликатное обоняние! Кстати, твоё имя не Ферапонт?

- Семёном записан при рождении, - с вызовом поправил боевик. - Это мои носки, в казарме офицеры сильно ругались. Зато всегда была отдельная кровать у окна. Не мешает никому, если не снимать в помещении. Так я ещё ромом из фляги побрызгал чутка для вирулентности.

- Молодец, глаза чуть не выело дихлофосом. Пусть директор ощутит радость и аромат жизни в полном комплекте пока пружина магнитофона не сдохнет в ящике! Значит так, Семён, спать будешь в каюте Ферапонта. Временно! А сейчас иди в душ смыть кровь товарищей, погибших за домик на Огненной земле. Ноги протри водкой, иначе запру в обнимку с ботинками и директором.


4 Хамов надо учить!

В квадратных иллюминаторах ходовой рубки показалась Земля. Да, вопрос жёсткий. Боевые корабли корпорации, покрашенные дешёвым суриком, висели словно ненужная гирлянда, словно оспа, словно насосавшиеся крови клопы на прекрасном голубом шарике с зелёными континентами. Вот незадача. Ещё и на родину не попадёшь без приключений.

- С вами говорит крейсер корпорации HELIUS. Назовитесь! – требовал военный корабль с огромным белым номером вдоль борта.

- Житель планеты Земли, маэстро Ленар!

- Номер и принадлежность?

- С кем имею честь?

- Номер яхты и принадлежность! Выключите двигатель. Высылаем досмотровую команду.

- Так я со всем уважением к вашему флагу. Зачем команда? Представьтесь ради Звезды! С кем разговариваю. Вы человек или где?

Экран на пульте показал активные позитронные пушки, взявшие на прицел строптивое судно. Из раскрытых броневых плит вышел серый аппарат и направился к яхте, поблёскивая габаритными огнями.

- Семён, ваши предложения? Как опытного нелегала и представителя боевой организации эсеров!

- Пустить на борт, перебить и на их катере ворваться в трюм крейсера. Устроим «Атаку мертвецов» !

- Нас двое, не считая полуобморочного директора, которого, кстати, показывать нельзя ни в коем случае: верная смерть! Но мне нравиться бойкий ход вашего катера. Всё-таки вы молодец! Идея взять топливо вместо акций оказалась удачной. В вас определённо дремлет талант хозяйственника - будем развивать! Вот что предлагаю: запасов гелия у нас, благодаря Церере, немеряно, все помещения завалены, - есть идея сделать из нумерованных хамов настоящих самураев.

Абордажный катер электромагнитными лапами взял, сверкающую дорогим такелажем, яхту и потащил в недра крейсера.

Злился Ленар до чрезвычайности на безымянное обращение. Хамство редкое, присущее работникам крупных компаний и вовсе невоспитанным филистерам :

- Капитан Никто, назовитесь! Иначе вынужден буду наказать существо безродное и бесполое. Одумайтесь! Вы отвечаете за жизнь вверенной команды, за людей! - Ленар попробовал вразумить коммерческий организм под грохот прямоугольных створок грузового шлюза. Семён с тоской осмотрел стены рубки в поисках подходящего оружия, но ничего, кроме коллекционного гладиуса, обнаружить не смог.

- Ну что, дорогой Семён, плакали наши курорты в Гаграх. Готовься бросать контейнеры с гелием в камеру аннигилятора!

Маэстро щёлкнул тумблером и взял управление дьявольским изобретением в правую руку.

«Модлен» мгновенно окуталась вибрирующим полем, начавшим уничтожать вокруг себя всё сущее, словно ненасытная огненная гиена. Металлические перекрытия, мостики, приборы, космические истребители на транспортной палубе - всё это превратились в крохотные светлячки, мгновенно проглоченные тёмной материей. Рычаг ресивера постепенно начал нагреваться. Командный мостик вместе с палубами и трюмом дредноута медленно исчезали в пламени аннигиляции.

Семён заворожённо, словно под гипнозом, подключал всё новые и новые контейнеры с гелием, создавая неимоверный топот босыми, но чистыми ногами.

Боль от раскалённого штурвала заставила Ленара с криком разжать ладонь. Яхта вывалилась в открытый космос из разорванного надвое крейсера без малейшей царапины, похожая на восход Авроры над бесконечно голубыми океанами Земли.

- Семён, мы что теперь нищие? – остановил маэстро топот дьявольского кочегара.

- Точняк! Под чистую. Хватит только приземлится. Но я счастлив как пацан в цирке Дю Солей! Здорово мы им обосновали нашу позицию. Они нам «Раз», а мы им «Два» и с кисточкой. Кэп, респект полный! Можете на меня рассчитывать стопроцентно. Порву горло любому, только скажите.

5 Просьба императора

Утром следующего дня Ленар приказал Гектору подать завтрак в садовой беседке, откуда начались вынужденные авантюры в космосах. Крепкий чёрный чай ударил в голову непомерным давлением, да так, что появилось ощущение, будто из ушей хлещет настоящий пар. Чтобы унять горечь от вредной жизни, разгрыз кусочек сахара. Развернул свежую хрустящую газету и тут же выплюнул сладкие крупинки: всю первую полосу занимал манифест о коронации Императора Платона I.

Конечно, смерть императора ожидалась, но, Бог мой, как не вовремя! Оставлять молодому наследнику войну с транспланетной корпорацией, когда в сенате образовались партии, готовые на любые диверсии ради собственных интересов. Да, здесь было от чего тревожиться.

Маэстро с тяжёлым вздохом извлёк из рундука эбонитовый телефон дальней связи и попросил барышню соединить с бывшем учеником, а теперь Ея Императорским Величеством Платоном I.

- Ваше Величество, позвольте выразить сочувствие. Готов в любой форме быть полезным империи и лично Вам в столь трудный час.

- Благодарю, позвольте узнать, это ваша работа, там на орбите? Знакомый почерк.

- Так обидно стало: домой не пускают. Пришлось пробиваться.

- Не в пример вам, моё сражение оказалась провальным: корпорация отстояла Луну. Император не перенёс поражения и скончался от удара.

- Узнал из газеты. Соболезную.

- Вы ещё готовите абсент? Есть срочный разговор…

Чё-то пасмурно стало рядом с сердцем. Ленар встал на крышку рундука и посмотрел вдаль. Над мангровыми зарослями реяли белые стерхи будто время застыло, и им дела не было до исключительных переживаний: «Вот пернатые гады», - подумал маэстро. Снова сел в кресло, обтянутое кожей тапира с протёртым в середине пятном.

- Семён, а где чемоданы с бумагами директора?

- Кэп, я тут, пока вы спали, котировки акций посмотрел. Гиены капитализма порешали аннулировать свои обязательства перед рабочими дальних станций в связи с войной. Всё, амба! Нет им цены ни копейки. Как вы сказали: «бумага!» На розжиг и то нельзя: дым противный.

- Следовало ожидать. И чё! Мы без ненавистных графенов? Мн-да, ситуация… Ты танцевать умеешь?

- Смеётесь? Я сирота. Писем не кому было писать, вот и не научился.

- Значит не умеешь. Печально, - Ленар в задумчивости постучал чёрным алмазом в перстне по столу из кованного иридия.

- Вы типа, по-настоящему? Если прикажите, легко! – Семён несколько раз неуклюже подпрыгнул. - Могу чечётку дать. - уверенно сделал основной шаг.

- Бодрит, но попробуем обойтись проверенной методой. Ты кормил врага империи?

- О, я его забыл в трюме. Сейчас. А зачем он нам?

- Ведите уже. Всё вам расскажи. Сначала заставь помыться и накорми. Потом сюда. Гардероб найдёшь у камердинера, подбери что-нибудь пафосное.

- Он сломался.

- Кто, Гектор? Не может быть: он вечный, как Эйфелева башня. Что ты с ним сделал? Вот когда успел!

- Вам директора готовить? Или железякой заняться?

- Предоставьте начинающее дарование. А за камердинера потом отчитаетесь.

У Ленара была особенная привычка, обращаться к знакомым и подчинённым на Вы, чтобы подчеркнуть обязательность просьбы.

Не успел Ленар приговорить чайничек обжигающе крепкого «купчика», как раздались шарканье бамбуковых вьетнамок по дорожке, выложенной зелёным кварцитом. Хорошо, что в чашке оставалось совсем ничего, иначе рубашку точно пришлось бы выкидывать. Директор предстал в бирюзовой ливрее с золотыми позументами и широких драповых штанах крупной клетки из театрального гардероба.

- Вы сами или Семён блеснул? - поинтересовался Ленар у недовольного Шимозы.

- Тебя как по батюшке? - пряча улыбку, повернулся к начинающему кутюрье.

- Семён Петрович, - бойко рапортовал юморист с серьёзным выражением лица.

- Итак, вы сами придумали столь помпезный образ, или Семён Петрович потрудился?

- Его работа, - хмуро буркнул директор, не зная, что делать с вылезающими из узких рукавов кружевами белой батистовой рубашки.

- А у самих не получилось?

- С ним поспоришь! Драться лезет. Можно сниму?

- У вас ответственная встреча в качестве члена совета директоров корпорации HELIUS - попрошу соответствовать! И побыстрее, пожалуйста! Берите всё что потребуется в моём гардеробе на втором этаже. И ещё, надеюсь, недоразумения исключены? В противном случае отдам вас Семёну навечно, - бывший повстанец, хрустнув пальцами игриво подмигнул, на что директор, вытаращив глаза, непонимающе развёл руками и быстро засеменил в сторону особняка.

- Семён Петрович, а ты, однако, вредитель! Знаешь за это! Ну ничего, я сейчас тебе найду применение. Будешь изображать охрану супердиректора и няньку одновременно. Найди костюм с чёрными очками, тебе подойдёт. И чтобы камердинер через десять минут мигал лампочками.

Только успел Ленар познакомить участников спектакля с диспозицией, как над лужайкой повисла клёпанная броня имперской платформы. Одетый в полувоенный френч император Платон I спустился в окружении охраны по широкому трапу, спущенному двойными гидравлическими цилиндрами рядом с беседкой.

- Узнаю знаменитую игрушку, о которой часто вспоминает Модест Алексеевич. Император похлопал рукой в перчатке тонкого лайка бронзовые прутья, покрытие зелёной патиной.

- А почему обер-камергер не с вами? Что с ним?

- Подагрой мучается. Надо его на лечебные грязи отправить. Как считаете?

- Запретите есть свинину, тогда можно и без грязи обойтись, но ведь поглупеет от углеводов. Надеюсь, он ещё нужен, или у вас другие планы?

- Сейчас, маэстро Ленар, только один - победить корпорацию! И здесь одного советника, пусть и такого ценного, мало.

- Ваше Величество, вот совсем не гожусь в суфлёры. Это ведь какая ответственность. А где я и где ответственность!

- Ха-ха-ха! Не горячитесь. Мне, именно, нужен человек авантюрный для совсем деликатного поручения вдали от театров империи.

- Это что за предприятие? Ведь не думаете же вы взаправду сочинить из меня Рихарда Зорге .

- А что? Вполне годитесь. Сами вызвались быть полезным! Вот вам и первое задание!

Подпрыгивая на неровных камнях широкими колёсами приблизился вполне исправный камердинер:

- Директор Шимоза просит об аудиенции, - бесстрастным голосом произнёс Гектор.

- Что за Шимоза такой? – Павел был заинтригован, зная о разборчивости Ленара в знакомствах.

- Враг, Ваше Величество. Может не надо? Ещё придумаете арестовывать. А друзей у меня совсем ничего.

- Напротив, и не подумаю. В моём положении уже надо полагаться на случай. А рядом с вами можно не беспокоиться: обязательно что-нибудь да произойдёт. Зовите.

Словно и не было мучительных часов в трюме «Модлен», внезапно посвежевший Шимоза в костюме, сохранявшим целостность только благодаря дорогой ткани, вальяжно, с оттяжкой ноги, подошёл и кивнул сначала Ленару, затем императору. Семён в образе профессионального телохранителя с невозмутимым лицом косолапил чуть сбоку, готовый в любой момент закрыть клиента своим телом.

- Представьте меня вашему другу, - с сияющей физиономией обратился прохвост.

- Его Императорское Величество Платон I, - с непривычки Ленар неожиданно громко произнёс титул своего ученика.

- Не может быть! Вот не думал, что доведётся встретиться так запросто. Собственно, я хотел маэстро Ленара просить о посредничестве. И вот удача. Позвольте выразить соболезнование в связи со смертью Пантелеймона IV, - живо отреагировал Шимоза.

- Как я понял, у вас есть дело? – с каменным лицом спросил Павел I.

- Совсем небольшое, но имеющее большие перспективы. Что ежели именно я завоюю Землю. Только не спешите с выводами. Ну, сами посудите, кто Шимоза в совете директоров? Никто! Один из многих! Президентства мне не видать никогда. А с вами можно целую планету взять под контроль. Начните закупать гелий только у меня. Дайте распоряжение, а я подкину пару, тройку почти новых дредноутов для боевых действий.

- И что мне с этим делать? - Павел насторожился, не зная, как относиться к подобного рода прожекту.

- Управляйте Землёй, ради бога, мне совсем нет дела до ваших посёлков, городов. Самое главное - гелия покупайте побольше и ладушки. А там, или фирма лопнет, или новая начнётся. Знаете, есть план поделить систему на абсолютно равные по объёму сектора, чтобы не спорить за рынки сбыта. Вы представляете этот бардак!

- Да, тяжёлый выбор, - великий князь сел кресло и задумался.

- А что поделаешь! Такова Се Ля Ви! – бывший директор разместился напротив, закинув ногу на ногу.

- Вы не могли бы встать. Мы ещё не договорились, - вежливо попросил Платон I.

- Ох, извините. На Луне на эти условности давно не обращают внимания, - заигравшийся Шимоза продолжал сидеть, покачивая носком туфли. По знаку Платона гвардейцы принудили хамоватого директора к соблюдению этикета.

- Повторяю: «Мы ещё не решили! Можете нас оставить!» – с немигающим взглядом повторил император и отвернулся ко мне:

- Удивительные у вас друзья маэстро! Но не бесполезные.

Шимоза скорым шагом вместе с невозмутимым Семёном удалился в сторону особняка, сбивая по дороге огромные головки одуванчиков голыми руками, отчего за ним словно за паровозом тянулся белый шлейф.

- Вы говорили за деликатное поручение, - напомнил Ленар о начатом разговоре.

- Да, - помолчав, император продолжил, - Вам придётся снова посетить Венеру с выступлением. Есть большая нужда. Гастроли оплачивает империя. Отказ не приму. Да, я пригласил вашу жену, Модлен, принять участие. Она чертовски хорошо выглядит для своих лет.

- Что! Что вы сказали! – Ленар в ужасе схватился за столешницу.

- Да, да, Модлен. Она летит с вами. И никаких возражений!

А Платон-то переплюнул своего папу по апломбу и великосветской бесцеремонности. Просто копия в развитии. Индюк напыщенный. Если бы не крайняя нужда в средствах, отправил бы в Тибет юношу, но пришлось подчиниться власти. Скорее всего, здесь была скрытая месть за неудачную помолвку. Вот не буду рассказывать за его счастье, приберегу козырь на будущее, если, конечно, Модест Алексеевич уже не обрадовал, решил Ленар.

- Абсент не отменяется?

Маэстро нажал тайную пружину. Из центра стола на шарнирах поднялись бутылки с зелёной жидкостью.

- Надеюсь, моя просьба вас не очень смутила? Прошлый раз сделал обер-камергеру нервный припадок, - император осторожно передвинул по марокканской керамике рюмку из цветного стекла.

- Что вы! Я не сумасшедший! Располагайтесь поудобней. Вот плед. Камердинер поставит «Времена года», - Ленар начал лить алкоголь на сахар.

С неба посыпал совсем мелкий дождь, вынудивший охрану раскрыть чёрные купола с золотыми гербами империи. Механический слуга прикрыл рукой от холодных капель плазменный динамик в груди. Над истыканным крохотными слезами озером зазвучала тревожная музыка Вивальди «Осень».


Продолжение следует…

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 12.09.2020 в 20:12
Прочитано 17 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!