Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Принц своего королевства

Миниатюра в жанре Мелодрама, любовь
Добавить в избранное

Ещё накануне он не выходил у меня из головы. Впрочем, как и многие предыдущие дни... Последнюю неделю я жила надеждой увидеть его. Не знаю, почему мне это так было необходимо, ведь мы даже не знакомы. К тому же, надежды никогда не отдавали отчаянием, наоборот, моё сердце было лёгким и радостным. Одной верной возможности я лишилась в мгновение ока, оставалась лишь одна, которая оживила утро субботы, пятницу и даже четверг. Я не имела каких-либо намерений, нет, мне просто хотелось увидеть его, этого удивительно притягательного для меня человека, уже, кажется, начавшего своё восхождение к трону моей музы. Сказать по правде, тайно я надеялась, иногда мечтала о том, что случилось бы, познакомь нас кто-то. Разумеется, я рассматривала исключительно идеальное стечение событий, выгодное мне и ублажающее моё сердце. Однако я понимала, что эти истории никогда и ни за что не пересекутся с жизнью, и оттого я нисколько не печалилась. Пусть так, но мне хочется увидеть его, только и всего.

Отчего-то мне казалось, что я выгляжу лучше, чем обычно. Было ли дело в причёске, одежде или ещё чём-то, я не знаю, но меня упорно не покидало ощущение, что сегодня я чуть привлекательнее, чем обычно. Я уже не думала о нём, но, очевидно, эта мысль, плотно переплетшаяся с мечтой о знакомстве, молча сидела в дальнем углу моего сознания. И я отвлеклась. Отвлеклась настолько, что, войдя в театр и увидев его, легко подошедшего к какой-то женщине, я едва не воскликнула от радости и удивления. Он был достаточно близко от меня, но совершенно не смотрел в мою сторону, что дало мне возможность рассмотреть его лучше. Стараясь быть вежливой, я пыталась не делать взгляд оскорбительно-пристальным, но всё равно не могла смотреть куда-либо, кроме как на него. Он же был обыкновенен, возможно, даже прост в некоторой степени. Светло-голубые джинсы, простая красная рубашка-поло - ничего необычного, но нечто в нём неизбежно делало его уникальным. Он улыбался, глядя на женщину, словно испытывая удовольствия от того, что происходило вокруг него, а я по-прежнему не могла оторвать от него глаз, почти улыбаясь просто от того, что он находится поблизости. Я не испытывала никаких сентиментальных чувств, только радость от того, что он, объект моих последних мечтаний и фантазий, стоит так близко от меня. Он улыбался и улыбался, а мне всё ещё хотелось закричать, выплёскивая своё обожание: "Смотрите, смотрите, это он!". Но я сдержалась, и он ушёл раньше, чем я успела бы указать на него своей подруге, теперь знавшей о том, что я испытываю к этому человеку.

В зале, как обычно, вяло суетились, занимая места почти в самый последний момент. По партеру, где сидела я со своей компанией, растекались будущие зрители. Я, чувствуя себя странно игриво, постоянно двигалась в своём кресле, чем, возможно, раздражала сидящих поблизости людей. Но вот прозвенел последний звонок, откуда-то из-за сцены заговорил полумеханический голос, просящий о вежливости и уважении к артистам, - эту просьбу я слышала достаточное количество раз, чтобы сейчас не вслушиваться в неё. Но вот все притихли, хотя свет ещё не погас, и на сцену вышел он, тот самый человек. Улыбнувшись и коротко посмеявшись, он встал на краю сцены с микрофоном в руке и принялся рассказывать о чём-то. Он моментально стал центром моего внимания, хотя сейчас я с трудом вспомнила бы, о чём именно он говорил. Я смотрела на него во все глаза, на этот раз не отвлекаясь от его лица, ведь именно туда должны были быть направлены все взгляды. В какой-то момент я почувствовала, что мой рот непроизвольно открылся, и сразу же взяла себя в руки, но мне всё равно хотелось выглядеть зачарованной и несколько глупой. Я знала, что он не заметит меня, поскольку его взгляд мягко скользил по партеру, не задерживаясь на ком-либо и поднимаясь выше время от времени. Его правая рука крепко сжимала микрофон, в который он говорил, явно несколько напрягаясь и очень стараясь, а левая, напряжённо выпрямленная, была заложена глубоко в карман джинс. Когда он немного замялся, пытаясь подобрать нужное слово, мой внутренний голос сразу же подсказал его, однако он просто не закончил предложение. Не знаю, сколько людей были рады видеть его, но его речь, его присутствие составляло мою радость. Мне хотелось смотреть на него, и только; восхищаться без слов, находясь под его гипнозом. Но вот он замолчал, снова растягивая губы в улыбке, и скрылся в боковом проходе, хотя мне хотелось, чтобы он остался здесь ещё. Стоило ему покинуть сцену, как я невольно подумала, что и мне можно уходить, ведь больше, чем он, никто не сможет меня порадовать...

По окончании представлений я не нашла его нигде. Он словно испарился, как это всегда было для меня, но я не расстроилась. Я уже получила свою порцию восхищения и, довольная проведённым вечером, могла со спокойным сердцем удалиться домой.

...Я помню первый раз, когда я увидела его. Тогда он тоже представлял какой-то спектакль, и одним своим появлением сумел приковать мой взгляд. Я смотрела на него пристально, почти жадно, хотя минуту назад задыхалась от приступа страха. Он в тот же миг стал для меня той сладостью, что, проходя мимо меня, оставляет шлейф аромата, за которым неизбежно тянется мой нос, увлекая меня всю. В тот первый вечер я видела его ещё несколько раз, но думала о нём совсем иначе, нежели сейчас. Тогда он был для меня в некотором роде забавой. Особенно, когда несколько раз проскальзывал мимо, почти задевая меня плечом. Но очень скоро моё отношение к нему стало в разы серьёзней. Я больше не кривила губы в улыбке при его появлении - теперь я преисполнялась уважением и обожанием. За несколько месяцев, в течение которых я видела его в общей сложности меньше десяти минут, я привыкла к нему. Привыкла к его красоте, к его голосу, улыбке, невероятной пластике, что стала последней пулей, сразившей меня наповал. Отчего-то я не стремилась и не горела желанием увидеть его в действии, но потом поняла, что зря: тот вечер стал для меня неким открытием и одновременно сокровищем, что я любовно перебирала и, очевидно, ещё буду перебирать много раз. Я снова задыхалась от страха, пытаясь согнать с лица краску, и вот появился он. Но я была настолько поглощена собственными неприятностями, что почти не отреагировала на его присутствие. Тем не менее, время всё расставило на свои места - уже через несколько минут я позволила себе свободно смотреть на него и с неким волнением заметила, что он, уже игравший свою роль, глядит куда-то в мою сторону. И, странное дело, моя храбрость не растаяла. Я не отводила от него глаз до тех пор, пока он не повернул голову в другую сторону. Позже эта история смаковалась не единожды. Само же представление было полно восхищения. Оно накатывало на меня ласковыми волнами, сохраняя рассудок трезвым. Мне было жаль, что в конце, кланяясь с другими артистами, он не улыбался. Про себя я просила его улыбнуться, словно нанести последний штрих на шедевр, но он так и остался мрачен... Прошло три месяца ожиданий, во время которых я постоянно думала о нём. Я знала, что он никогда не влюбится в меня - на то были веские причины, нисколько меня не огорчавшие, - но я могла надеяться на его дружбу. Разумеется, в теории многое возможно, но практика всегда куда жестче. Я догадывалась, что он едва ли нашёл бы меня настолько интересной, чтобы разговаривать со мной часами и проводить даже по полчаса в неделю. Но мои мечты показывали обратное: там он любил меня, часто улыбался моим глупостям, сказанным исключительно для него, обнимал, позволял обнимать своё идеальное тело, ощущая биение мужского сердца, наконец, проводил в тот мир, что подвластен ему и где он если не король, то точно принц. Для меня он уже стал принцем, отчего-то не кичившимся собственным положением. Он значил для меня достаточно много, в то время как я для него, вероятнее всего, была одной из многих, кто смел обожать его. Тем не менее, мне хочется чего-то иного, хотя я знаю, что я не настолько нахальна или самоуверенна, чтобы предлагать ему свою компанию или приглашать стать музой, чего мне безумно хочется. Сердце требует его, требует, чтобы я называла его исключительно "Вы", подчёркивая не то нашу не самую большую разницу в возрасте, не то моё к нему уважение. Ах, если бы только ему потребовался некто, кто будет ловить его слова, улыбаться ему постоянно и радоваться одному его появлению! Я бы могла занять эту должность в его королевстве, но меня туда никто не приглашал. Или не приглашал пока. Кто знает, - моё сердце упорно продолжает питать безумные надежды, - не обратит ли он когда-нибудь на меня внимание, не подзовёт ли к себе, не улыбнётся ли и не спросит моё имя. Возможно, я слишком мечтательна, но я всё ещё надеюсь.

В конце концов, для художника обожание не страшно. Равно как и надежда на лучшее для человека.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 27.09.2012 в 17:31
Прочитано 672 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!