Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

XII Правда Антона

Роман в жанре Фантастика
Добавить в избранное

Глава 1


Поиск истины всегда приводит к чужим богам.

1 Нужный человек

Чёрные полированные борта яхты Рема жадно поглощали свет стремительно уменьшающегося в размерах солнца. Семён, родившийся в космосе, наслаждался ролью капитана корабля представительского класса. Одно дело, скромная яхта импресарио, и совсем другое, аппарат бывшего дожа Арагона. С Фараоном Семён быстро нашёл общий язык и теперь они вдвоём подтрунивали над Ферапонтом.


– Ну что, браток, слетал на Венеру? Не зря её именем назвали самые популярные среди космонавтов болезни. Без приключений не обходиться.

Семён включил кофеварку с множеством декоративных трубок из отполированной латуни и стекла.

– Когда я служил в полиции, мой напарник влюбился в дочку одного крупного мафиози. И что вы думаете – ему сделали качественную инвалидность и подарили цветочный магазин. Обид нет, но неприятный осадок, как говорится, остался.

Фараон показал голограмму своего напарника на протезах в теплице с экзотическими магнолиями и аспарагусами.

– Вот видишь, Ферапонт, у тебя хорошие перспективы.

– Это какие? – бесцветным голосом спросил Ферапонт, лежащий под торшером на длинном узком диване в углу прямоугольной кают-компании. В двух иллюминаторах с закруглёнными краями из толстого наностекла, заменявших стены, хаотично складывались в безымянные цепочки звёзды Млечного пути.

– Флористом станешь. Там розы, мимозы начнёшь выращивать. Я тебе даже завидую.

– Семён, липкая сентиментальность – удел обывателей. Революцию с таким подходом не производят, – изрёк трудолюбивый робот, протирая и без того сверкающие золотом и платиной оборудование бара в центре кают-компании.

– Фараон, ты чё это решил беспокоиться за мои философии?

– Мне рапорт писать хозяину в вахтенный журнал, не люблю тексты с негативным содержанием, от них у меня клапан гидронасоса начинает заедать.

– Ферапонт, слышишь – не порть камердинеру работу трансмиссии любовным сплином.

– Семён, а зачем ты хочешь жителям системы вселенского счастья в равенстве и братстве?

– Ну не засранцев же производить, которые начнут отравлять жизнь невинным тварям. Возьмутся исправлять на родных и близких ошибки воспитания? Нет у меня нервов на такие подвиги. Ферапонт, твоя мгновенная жизнь замечательно избавляет от необходимости искать оправдания своей бездарности и лени. Цени своё счастье.

– Так я только за. Но жить хочется в удовольствиях, а кругом капканы!

– Господин Ферапонт, если вокруг только враги, то как вы сможете разглядеть друга? Конечно, у людей своя, непонятная роботам логика. Но я читал книжки по психологии, там всё подробно написано о вашей так называемой душе.


Фараон выбрался из-за барной стойки.


– Семён, а чьё это судно? – Ферапонт, сел на диване и начал оглядываться. – Шимоза сказал, что нанял контрабандиста. А здесь слишком шикарно для простой шхуны и ещё этот робот из дворца Рема.

– Наврал ваш Шимоза, теперь прячется у себя в каюте.

– Я не прячусь, а стараюсь держаться от вас подальше, товарищ Семён, – Шимоза выглянул из-за белой двухстворчатой двери итальянской работы.

– Боишься?


Семён широко улыбнулся, показав протезы из нержавейки.


– И это тоже. Вы меня пытали с помощью гиены. Такое не забудешь.

– Не валите, ради Звёзд, всё на меня. Я только страх нагонял, а пытал вас Гектор. У Фараона к нему техническая неприязнь. Он использует процессор другой фирмы.

– Не знаю насчёт Шимозы, но вот этот камердинер всадил в меня мощный разряд и бросил в подземный каземат, – сообщил Ферапонт, показав на робота, сосредоточенно водившего бесшумным пылесосом, на что тот поднял к говорившему один глаз на гибкой ножке и молча вернулся к работе.

– На вас не угодишь, – Семён подошёл к Шимозе. Помня, как его били, тот на всякий случай выставил перед собой руки. – Одного пытали, другому электрофорез сделали. Во я в компанию попал. Трудная у вас, однако, жизнь, господа хорошие! Делать выводы не пробовали?

– Так нечем, товарищ Семён. На раздаче мозгов все самые передовые модели захватили вожди революции.

– А говорите, что боитесь? Непохоже.


Шимоза прошёл к столу и налил себе чёрного кофе.


– Держу фасон из вредности.


Семён озвучил для камердинера диспозицию:


– Так, Фараон, этот персонаж в зоне моей ответственности, а с Ферапонтом ты уже знаком. Доставим их на Европу и длинный гудок домой. Добро?

– Кэп, может запрём? В трюме есть небольшой карцер, абсолютно герметичный, ни ползвука не долетит как раз на двух вредителей.

– Нет, врагов надо держать на виду, чтобы быстро убить.

– Семён, можно вопрос? – напомнил о себе Ферапонт. – Кто меня вытащил из театра?

– Он, кто ж ещё?

Семён показал на Шимозу.

– Тогда не понимаю, почему вы не сдали императору?

– Маэстро Ленар попросил увести тебя от греха с Венеры. Ты ему дорог, как помять о разбитых вдрызг надеждах. Он назвал это прививкой от правды и не хочет больше видеть неудачника.


Ферапонт совсем растерялся от такого определения. Его фактически назвали использованным гигиеническим средством. Чувство, которое его охватило, совсем нельзя назвать обидой. Это был обжигающий удар пощёчины, от которого стоит звон в ушах и накатывается волна тепла во всём теле от скачка адреналина в крови. Сжало грудь так, что Ферапонт издал короткий вздох-всхлип. Бесконечно злило то, что ничего уже нельзя исправить. Оставалось надеяться исключительно на Вечный Космос, вдруг пошлёт подсказку, как с этим жить.


– Ферапонт, ты опять покраснел, всё никак не можешь от удушения отойти. Ловко тебя принцесса придавила. Мы с трудом откачали. Благодари Шимозу, я бы тебя бросил.

– Спасибо, – буркнул молодой человек.

– Не за что. Нам теперь придётся долго слушать их бред. Привыкайте.


Шимоза скосил глаза на кряжистого Семёна с камердинером.


– Есть плюсы. Летим бизнес-классом. Опять же бесплатный концерт комиков, – ответил Ферапонт. На что Семён широко улыбнулся.


Яхта в автоматическом режиме замедлила скорость, попав в Пояс астероидов, и начала осторожно маневрировать, обходя опасные глыбы изо льда и камня. В иллюминаторе по правому борту на фоне далёких галактик от Цереры отделилась точка и начала стремительно увеличиваться в размерах. Вскоре можно было разглядеть марсианский боевой корабль с помятыми бортами, без опознавательных знаков, ощетинившийся стволами электромагнитных пушек.


– О, компания может существенно увеличиться, судя по размерам автобуса


Семён пошёл в рубку и включил пассивную защиту.

На иллюминаторы наползли броневые щиты. Яхта мгновенно превратилась в монолитную куколку без единого отверстия или выступа.


– Приветствую. У тебя дело или любопытствуешь для развития кругозора? – поинтересовался Семён у арна с небольшим шрамом на щеке.

– Семён, ты? Бандитская морда! Переметнулся?

– Ага и со всеми удовольствиями.

– Если не откроешь шлюз, вскрою борт плазменным резаком, как консервную банку.

– Причина уважительная?

– У тебя нужный человек.

– Это кто?

– Шимоза.

– Чем насолил объект?

– Неважно.

– Тогда, до свидания. Удачи с консервами, говорят от них изжога бывает.

– Подождите, – раздался голос Шимозы из-за спины Семёна. – Зачем я вам?

– За тебя просили.

– Шимоза, да вы популярны! – Семён с удивлением уставился на бывшего директора провинциальной заправки. – Антон, а если я его убью, давно хочется, то, наверное, и с консервами вопрос решится?

– Тогда возьму на абордаж. Тебя ликвидирую для примера остальным!

– Ага, вот оно, где счастье космонавта!


Семён схватил щуплого Шимозу и начал душить с помощью репшнура из нанонити, который всегда носил с собой намотанным на запястье руки.


– Подожди, плохая идея, – прохрипел Шимоза. – Есть предложение.

– Говори, – Семён ослабил петлю.

– Скажи ему уже.


Шимоза подмигнул и скосил глаза на Антона.


– Что?

– Что летим на Европу к Сержу Наоме-младшему.

– Не понял, – Семён снял импровизированную гарроту с шеи Шимозы, который тут же начал растирать покрасневший кадык.

– А что непонятного! Антон, мы работаем на Наому – все вопросы к нему. А от кого ты узнал, что я на этой яхте?

– Модлен попросила. Ей сказали, что тебя похитили контрабандисты. Она в твой футляр для сигар маячок подкинула.

– Эх, женщины, женщины. Что насчёт Ферапонта?

– С ним одни хлопоты. А из тебя отличный директор театра получится. Маман сказала: «Труслив и изворотлив – идеальный сотрудник!» Велела привези чуть-чуть помятого, но живого. Собирайся, не тяни.

– Антон, твоя мама, конечно, гениальная женщина, но у меня совсем свои планы. Мы, может быть, полетим своей дорогой на Европу? А?

– Я обещал, нельзя мамулю расстраивать, – Антон помолчал несколько секунд и выдал вердикт. – Просила, пожалуйста! Привезу дохлого, если Семён задушит. А я в это не верю, – экран погас и по корпусу яхты ударили лапы абордажных магнитов. Стало ясно, что просто так не отпустят.

– Вот за что всегда Антона уважал – рисковый малый! Резкий, как выстрел из Стечкина. Давай сюда злополучный маячок. Пошли, отправлю тебя вымогателям. Не хочу, чтобы яхту искалечили, я за неё отвечаю.

– Ты ведь понимаешь, что это полная чушь. Какой, в звёзды, театральный директор? Это всё для отвода глаз.


Шимоза сел в кресло пилота и вцепился в ручки. Семён вынужден был снова достать репшнур из блестящей чёрной нанонити.


– Всё, всё, что сразу не сказал. Дело, конечно, ваше. Тебе отчитываться перед обер-камергером


Встал и нехотя отправился к шлюзу под конвоем бывшего эсера.


– Иди уже стратег, – Семён поискал в карманах и достал из футляра для сигар QURKHA маячок. – Вот как можно было не заметить! Ты эту дрянь куришь? Всегда знал, что враг где-то рядом. – Они прошли в отсек со стоящими вдоль стен полужёсткими скафандрами. – Залезай, – приказал Семён и открыл дверь, похожую на холодильный шкаф. Шимоза, недовольно качая головой, подчинился.


Семён положил маячок внутрь скафандра с ракетным ранцем. Набрал время запуска двигателя на пульте, напутственно похлопав по шлему, затолкал в воздушный шлюз.


– Антон, слышишь? Это я, – Он повернул на панели управления тумблер связи. – Высылаю посылку. У твоего директора в скафандре воздушной смеси на полчаса. Поторопись, а то замёрзнет ценный груз. Тогда госпоже Модлен снова придётся красить волосы.


Вакуумные насосы быстро втянули в ресиверы воздух из шлюза. Овальный люк распахнулся, выпустив космонавта с ранцевым двигателем. Оранжевое пятно стремительно понеслось в сторону висевшего на фоне звёзд диска Цереры.

Семён глубоко презирал Шимозу и Ферапонта, судорожно цеплявшихся за свою никчёмную, по его мнению, жизнь. Люди без социальных идеалов для него не существовали. Он принимал их за организмы, годящиеся для производства удобрений. И пусть они что-то и могли создать полезное, пользоваться этим нельзя было в категорической форме, чтобы не заболеть эгоизмом паразитов.


Магнитные абордажные замки отскочили в стороны, обшивку опалили ионные двигатели пиратского корабля, кинувшегося вдогонку за скоропортящейся добычей.

В отсеке со скафандрами, раздался требовательный стук по переборке.

Невозмутимый Семён переключился на ручное управление, запустил термоядерный реактор на полную мощность, дюзы выплюнули длинные столбы ионов в холодный вакуум космоса. Яхта понеслась среди астероидов к полосатому Юпитеру, лихо уворачиваясь от возможных столкновений, под барабанный бой армированных перчаток по металлической перегородке шлюзового отсека. Наконец пространство очистилось, и Семён передал управление автопилоту.


– Выпустите меня! – кричал Шимоза в динамик внешней связи.

– Что расшумелся? – Семён отвязал репшнур от скафандра, намертво затянутый морским узлом к кронштейну на стене. – Хотел полетать? Не повезло стать космонавтом?

– А почему нас отпустили?

– Пришлось пожертвовать скафандром ремонтника. Представляю их рожи, когда догонят.

– Благодарю. Я уже простился с жизнью от страха. Никогда не выходил в открытый космос.

– Маэстро Ленара благодари. Просил беречь тебя, как любимую рубашку от новой прислуги.

– Тише, Ферапонт ничего не знает за эти пасьянсы.

– Звезда в печень! Никак не могу привыкнуть к вашему вранью. Будь моя воля, всех бы к стенке определил с контрольным в затылок. Иди поработай коком, блинчики напеки для команды. Этот Фараон совсем ничего не умеет. Теперь понимаю, почему Рем постоянно злой ходит. У него в организме язва, размером с кочегарку сухогруза. Бедолага.

– А у меня получится лучше?

– У тебя да. Ты жизнелюб. Хотя, всё равно классовый враг!


Продолжение следует...

Рейтинг: 10
(голосов: 1)
Опубликовано 18.11.2020 в 10:17
Прочитано 22 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!