Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

В Ад и Обратно...

Добавить в избранное

…здесь хреново. Жара, самое хреновое, но есть еще голоса. Слишком громкие, слишком пронзительные…, кажется, что эти крики достают прямо до мозга. Просто бьют в него со всей дури…, хотя, иногда отпускает. А еще этот мерзкий запах…, хотя, какой это ко всем чертям запах, это настоящая вонь. И не важно, как дышать, ртом или носом, все равно тошнит. Приспособиться можно…, надо контролировать дыхание…, но если хотя бы на миг забываешь, в следующий миг тебя выворачивает наизнанку. Даже представлять не хочу, что может так вонять…


И все-таки, самое хреновое здесь, именно жара…, к ней не приспособиться, в воздухе, градусов шестьдесят, или больше. Если лежать на земле, через пять минут кожа начинает гореть, через десять, появляются волдыри. Я проверяла….


Да и нельзя мне лежать…, надо идти…, осталось всего двести шагов. То есть…, то есть, двести шагов было…, шестнадцать шагов назад. Теперь, значит, меньше…. Так что, нечего валяться, подъем…, и вперед. Через секунду…, нет…, через две секунды…, подъем и вперед…. Сейчас…. Уже прямо сейчас…


- Что мы здесь вообще делаем? Лучше бы в классе сидели…

- Просто, экскурсия…

- Глупость это какая-то, природой лучше всего наслаждаться на пляже…


Учитель остановился возле металлических перил.


- Что ж, мы, практически на месте, но прежде чем мы поднимемся на смотровую площадку, она прямо над нами…, предлагаю немного передохнуть. Можно

осмотреться, сделать несколько фотографий…, уверяю, вид, который отсюда открывается, заслуживает внимания.

- Так говорили же, что фотографировать нельзя?

- Нельзя делать фото на верхней площадке, - уточнил учитель, - перед тем, как мы выйдем наверх, будет что-то вроде КПП, все оборудование придется сдать…, а здесь, пожалуйста, у вас есть минут десять…


…обычная неразбериха, старшеклассники группировались в парочки и тройки, кто-то просил приятелей сделать общее фото, кто-то наоборот, предпочел снимать вид…, который открывался с высоты, и как вполне справедливо утверждал учитель, действительно заслуживал внимания.


- Эй, подружка, сфоткать тебя?

- Не хочу, - отозвалась Хелен, - ноги гудят, дышать тяжело, счастливой улыбки, точно, не получится…

- Тогда, может, ты меня снимешь…

- Не вопрос…, ты в любой момент хороша.


Отпущенные минуты истекли быстро, почти незаметно, надо было подниматься…, в конце концов, это ведь обыкновенная, школьная экскурсия, а у всех школьных экскурсий имеется план и ограничения по времени…


- …а что же там, внизу?

- Это жерло вулкана, соответственно внизу, лава…, то есть, раскаленные массы, которые находятся в постоянном движении…

- Как вода в чайнике?

- Не совсем так…, но и такая картинка подходит…

- А этот чайник, часом не закипит, пока мы тут?

- А вот это хороший вопрос, - улыбнулся экскурсовод, и даже слегка поклонился девушке, которая его задала, - однако, беспокоиться не стоит. По большому счету весь этот вулкан опутан датчиками, приборы регистрируют каждое изменение, которое происходит с вулканом.

- И что, там внутри тоже есть датчики?

- Есть и там…, правда, периодически их приходится менять…, слишком часто перегорают, - шутка удалась, большинство рассмеялись, кто-то лишь улыбнулся, но все равно…


- …и напоследок, для особо любознательных. Этот вулкан был выбран не случайно. У него есть несколько существенных особенностей. Во-первых, он не потух

окончательно, и если вы воспользуетесь установленными зеркалами, то сможете увидеть, что там, внизу до сих пор идут определенные процессы, что дает нам шанс

понять, как работают вулканы, а с другой стороны, это позволяет расширить наши знания об устройстве нашей планеты, да и планет вообще. Ну и во-вторых, его

глубина…, как утверждают некоторые мои коллеги, скажем так, романтично настроенные…, жерло этого вулкана, самая короткая дорога в Ад.


Еще мгновение назад было скучновато, но стоило услышать про ад, большинство решило заглянуть в глубину еще раз, и не просто заглянуть, а присмотреться

повнимательнее…


Зрелище, и впрямь, было жуткое…, там, в глубине, двигалось что-то настолько громадное, что тело начинало чувствовать вибрацию. Оно гудело, дышало, периодически еще и плевалось…. И тогда, из жерла вырывался серо- алюминиевый, блестящий дым, похожий на облако…, вот тогда воздух ощутимо портился…, хорошо хоть ветра дули здесь непрерывно.


- Фу…, - Камилла поморщилась и отвернулась.

- Так воняют потроха, в данном случае, потроха Земли

- Жуть какая…, фу…

- Ну, на то они и потроха…, и если тебе не нравится, думаю, в медицинский колледж идти не стоит.

- Вот облом, а я уже нацелилась…


- …знаешь, Хелен, иногда…, ну, когда я остаюсь одна. Особенно, ночью, когда уснуть не получается. Я закрываю глаза и думаю…, и тогда мне кажется, что однажды я непременно окажусь в аду…

- Не придумывай…, за что тебя отправлять в ад?!

- Не знаю…, а вдруг, случайно или по ошибке…

- Ну, тогда, конечно, придется потерпеть…

- Потерпеть! Издеваешься!

- Тебе просто придется подождать, пока я спущусь за тобой и заберу…


Детектив Томас Краун в очередной раз пересек больничный коридор и остановился напротив двери в палату. Там, за непрозрачными дверьми в окружении многочисленного оборудования лежала женщина…, то ли жертва, то ли подозреваемая…, а может и то, и другое сразу. Именно это и предстояло выяснить детективу. Он поднял руку, намереваясь постучать, и даже войти, но дверь неожиданно распахнулась, и из палаты вышел сначала заведующий отделением, а потом и медицинская сестра, и еще двое мужчин в белых халатах…


- Вы еще здесь, детектив…, - поморщился врач, - кажется, я достаточно четко сказал – я вас к ней не пущу.

- Нет-нет, это я понял…, не пустите, пока ей не станет лучше, но потом…

- Ей не станет лучше…

- Погодите!

- Нечего здесь годить!

- Хотите сказать, у нее нет шансов?

- Детектив, - врач отпустил медицинскую сестру с распоряжениями, а сам подхватил под локоть детектива и указал направление, - давайте, туда…, я, кстати, собирался выпить кофе…

- Хорошо, пусть будет кофе…, но мне необходимо…


- Так, что вы там говорили?

- Мне необходимо знать, какое отношение она имеет к делу, которое я веду…

- Я так понимаю, это дело о взрыве в церкви?

- Да, но…

- Ничего страшного, я догадался.


…неважно или, наоборот, важно…, понять бы. То есть, сейчас еще не важно, но…, скоро придется вспомнить. Тут, правда, очередная загадка, вроде бы несложная, но…. Перед тем, как начать экскурсию в прошлое, неплохо бы вспомнить, что именно я ищу. Смешно…, даже сейчас, все равно смешно…, хотя и больно. Смеяться больно…, двигаться больно…, даже лежать пластом, все равно, больно. Не больно, наверное, только вспоминать…. Хотя, нет, вспоминать тоже больно…, просто боль другая, она в где-то сердце…


…воспоминания…, вот кто бы знал! Выпускной…, глупый, напыщенный школьный выпускной…, много слов, много музыки, танцы – это не болит. Правда, там была пара минут настоящей тишины…, или секунд…, но именно тогда было больно. Очень больно. Почти невыносимо…, но с чего бы это? Это ведь просто окончание школы, которую, если говорить откровенно, мы не так уж и любили…. Потом было что-то еще…, но оно прошло совсем незаметно…, словно и не было. Ах да…, письма…, колледж. Сначала письма туда, потом письма оттуда – взрослая игра…. Потом туман…


- Хелен, мне так жаль! Как такое вообще…, у тебя даже отметки лучше…, они что, с ума там сошли что ли!

- Забей, сестра…

- Почему сестра?

- А почему нет? Кажется, это из какого-то фильма…, или, из песни…

- Хелен, о чем ты вообще думаешь…, тебе надо учиться, без этого нет будущего…, не будет образования, не будет хорошей работы! Так и будешь выгуливать соседских собак?!

- Почему обязательно, собак…, стану наркокурьером…, или, там, наркодилером…

- Я серьезно с тобой говорю, а тебе все шутки шутить! Речь о твоем будущем!

- Не обижайся. Я просто растерялась немного…, не думала, что будет такой облом. Хотя, правильнее будет говорить мегаоблом – послали ведь все и сразу, они как будто, созванивались ради этого. Черт, это же заговор…

- Дура, ты, честное слово…, я переживаю за тебя…

- Правда?

- Конечно, сестра…


Больничный кофе в пластиковом стаканчике…, тот же мерзкий вкус, что и у кофе в полицейском участке. Со временем привыкаешь…, точнее, перестаешь обращать внимание, пьешь, как лекарство…, и не важно, что не вылечит. Достаточно того, что не вредит…


- …что, простите?

- Я спросил, каковы ее шансы, - повторил детектив.

- А-а-а…, шансы…, нет у нее никаких шансов.

- Но она ведь жива?!

- Ладно…, чтобы вы поняли – ожоги. Они не критичны, но это больше шестидесяти процентов кожного покрова. На некоторых участках, ее куртка практически

вплавилась в кожу. Три вывиха, это только то, что мы обнаружили сразу…, пара треснувших ребер…, кажется, без переломов, но это неточно…, ее даже осмотреть

не удалось нормально.

- Пожар, взрыв, падение…. Похоже, когда церковь рухнула, она находилась внутри…

- Вам лучше знать. Потому что это не все…, и даже не основное. Девять пулевых ранений. Две пули прошли навылет. Одну, та, что застряла в ключице, мы

вытащили, и чуть не потеряли ее. Несколько часов комы.

- Девять пулевых?!

- Две в легких, одна в живот, одна в голове, одна в сердце, в правом бедре…

- Вот, черт…, как она вообще выжила после того?!

- Откровенно говоря, я не уверен, что она выжила…

- То есть?

- Я не знаю, как это получилось…, может, случайно, а может, она сама…, не знаю. В общем, все ее раны засыпаны кокаином…, на ней его, наверное, граммов триста чистого порошка, а может, и все пятьсот…. Сейчас он работает как обезболивающее, но по сути, это смертельная передозировка.

- Ну, а если…, перелить кровь, дать ей кислород, не знаю, что вы там еще делаете…

- Мы делаем…, я лишь говорю, что все это бессмысленно…, с таким набором повреждений выжить невозможно…


…падаю. И обязательно со всей дури, и мало того, непременно мордой в грязь…, а потом поднимаюсь и иду вперед. Всегда так было…, может, это жизнь такая? Хотя…, почему у некоторых получается по-другому? Выходит, все дело во мне…


Когда-то давно, я хотела понять…., разобраться, как лучше, ну или как правильней надо подниматься, если упал. Надо ли каяться, если согрешил…, и как должно быть потом, после. Я хотела понять. Особенно, когда упала первый раз, ну и потом, когда поднялась впервые, думала. Сейчас уже нет, потому что неинтересно. Потому что со счета сбилась, то вниз, то вверх…, но главное, путаться начала. Перестала понимать, чем верх от низа отличается…


Меня другое теперь интересует – на какой хрен, зная все это, я поднимаюсь. Никто не заставляет, можно же свалиться и все…, а я поднимаюсь. Даже сейчас…, ноги не держат, дрожат…, все горит…, дышать невозможно, а я поднимаюсь…, иду…, шаги считаю…


- Хелен, это ты?! Боже мой! Я даже представить не могла, что встречу тебя здесь…

- Да, местечко не очень, сестра. Зато есть выпивка, мужики и драки практически каждый день…

- Тебе нравиться на это смотреть? Вот уж не думала…

- Почему смотреть?

- Не поняла…

- Ты же видишь, я пью…, и очень скоро я надерусь до нужной кондиции, и тогда обязательно полезу в драку…

- Ты серьезно?

- Хочешь посмотреть?

- Нет-нет, Хелен, не надо…, зачем?

- Зачем, что?

- Хелен, тебе, правда, нравиться?

- А что, колотить мужиков это прикольно…, а кроме того, знаешь, как это влияет на секс? Совершенно другие ощущения…

- Ты ведь шутишь…, скажи, что шутишь. Или что, это серьезно?

- Ну…, для начала надо самой убедиться, что в постели киска важнее хрена, потом, дать понять это мужику…, и вот тогда отношения становятся другими.

- Ты просто сумасшедшая Хелен…

- А ты что, раньше не знала…

- Только догадывалась…, но теперь, кажется, знаю наверняка.

- Смешно. Знаешь, мне почему-то расхотелось, и пить, и драться. Может, просто, пойдем, погуляем. Красот здесь кот наплакал, но ближе к городу есть набережная, с нее отрывается потрясающий вид…


…не ожидал. Тут, конечно, и опыт, и здравый смысл…, но ведь есть еще и душа. Пусть где-то глубоко, наверное, даже очень глубоко, но именно в душе он радовался за нее. Был удивлен, и в то же время рад… Она продержалась практически сто часов с момента поступления…


Не в одиночку, разумеется, помогали и лекарства, и оборудование, опять же дежурили возле нее круглосуточно, и это все, разумеется, было в помощь…, вот только главное, все равно, скрывалось в ней. Теперь было даже любопытно. Откровенно говоря, заведующий и сейчас не верил, что она выкарабкается…, ну, потому что так не бывает…, но где-то в душе, в той самой глубокой глубине, даже ему хотелось верить…. Приблизительно то же, наверное, испытывал и детектив, а иначе, зачем самому приходить ежедневно, телефоны никто не отменял. То есть, с одной стороны, на детективе висело расследование, дело было и грязное, и громкое, да и на контроле его держало сразу несколько серьезных организаций…, но все-таки было что-то еще…


- …детектив, а кто она?

- Подозреваемая…

- Я не об этом. Кто она? У нее есть имя, знаете, чем она занимается?

- Нет…, личность еще не установили. Имя, это, наверное, первое, что я у нее спросил. Род занятий…, в общем-то, тоже.

- Тогда, с чего вы взяли, что она ваша подозреваемая?

- Это закрытая информация, вы должны понимать, идет следствие…

- Я же не собираюсь идти с этой информацией на телевидение!

- Ну, если между нами…

- Только между нами.

- Ладно…, мы следили за церковью, той, которая взорвалась…, там было место хранения и фасовки наркотиков. Это мы знали, а вот чье это все нам предстояло разобраться…, у нас были только подозрения, но нужны были доказательства. Церковь мы держали на плотном контроле…, но, похоже, перемудрили. Засветились. И, судя по всему, кто-то решил, что проще будет взорвать.

- И как в вашу схему вписывается она?

- Она…, она появилась как-то внезапно, из ниоткуда. На простого наркомана она не очень похожа…, может, это картель ее направил, ну, что бы она навела порядок. Есть и такая версия…

- Ну…, такая версия, как минимум, объясняет полкило наркоты…

- Как вариант. Она ведь просто могла проходить мимо, а потом взрыв…

- Слишком притянуто…, концентрация порошка на ней разная…, больше всего на ранах, а это сами понимаете…

- Маловероятно.

- Вот именно…. Кстати, я сообщил, что она говорит?

- То есть, с ней можно…, - детектив даже поднялся.

- Нет-нет, вы не так поняли, она бредит вслух…, может бормотать несколько часов без остановки…

- Но это…

- Послушайте, я бы нашел копа с нервами покрепче и посадил напротив нее с диктофоном…

- Но данные полученные таким образом…

- Вы же сами говорили, что вам нужны зацепки, но если вы простив…

- Нет-нет-нет, я понял…, у меня и человек подходящий имеется…


Как пусто вокруг…, даже и не заметила, как оказалась здесь. Просто шла, падала, поднималась и снова, и снова…, а теперь вокруг пусто. Вроде бы все то же, что и было, но это не так. Другое место…, хотя и жара прежняя, и воняет также…, а вот голосов больше нет голосов. А может, я просто оглохла…, следует переживать, но я не могу. Нет сил. И еще, ноги печет не так сильно. Или, может, мне уже все равно…, хотя, рука ощущает только тепло…, жара нет, неужели я выбралась?! Неужели получилось…. И все равно, надо идти вперед, есть дела, есть долги, есть причины…, но я устала. Как же я устала….


…вспомнилось случайно. Тот, страшный, говорил, что здесь время идет иначе. Медленней, чтобы была возможность все вспомнить и осознать. Или я это придумала, не помню…, но мне надо отдохнуть. Иначе я просто не смогу…, несколько минут с закрытыми глазами…, совсем немного…, чуть-чуть.


- …а здесь ты как оказалась?

- На окраине квартирует наш полк, там, через дорогу от той забегаловки…, а здесь…, просто увольнение.

- Ты в армии?! С ума сойти…, мне даже в голову не приходило, что ты в армии…, как же так получилось?

- Обстоятельства…, это долгая история, а местами, жутко некрасивая.

- Ладно-ладно, если ты не хочешь, не надо…

- Ты не поняла, я не то, что не хочу, не могу. Есть определенные правила, их следует соблюдать.

- Понятно…

- Послушай, там есть тихое место…, небольшое кафе, его держит семья…, у них классная выпечка и обалденный выбор напитков.

- Ты по-прежнему любишь сладкое?

- Во-первых, это военная тайна, а во-вторых, я люблю сладкое еще больше, чем раньше…, пошли?

- Конечно…


- Здесь и правда, здорово…, прямо, рай.

- Наслаждайся…, но и рассказывать не забывай…

- А что рассказывать, у меня все просто…, я замужем, у меня два мальчика…

- Ух ты! Большие?

- Старшему девять, младшему три. Они сейчас на каникулах, у родителей…

- Так у тебя, тоже вроде каникулы?

- Думала провести время с мужем…, он постоянно в разъездах, дома бывает редко, вот и решили побыть вместе.

- Но…

- Нет-нет, все в порядке, у него деловая встреча, он вернется часа в три…

- То есть, все в порядке?

- В порядке…, мы побудем здесь еще пару дней, а потом на неделю на острова…, будем лежать на пляже, купаться в океане…

- Хороший план. Даже, отличный…, значит, у тебя все получилось?

- Почти все.

- Почти?

- Ну да, для полного исполнения желаний не хватает маленькой девочки…, три мужика в доме – настоящий женский кошмар.

- Представляю…

- А ты, у тебя есть…

- Семья и дети – нет. Я, так сказать, работаю над этим…

- Мне жаль, подруга.

- Забей…, к тому же, все не так уж и плохо, как выглядит…, по крайней мере, на первый взгляд….


- Что это за противный звук?

- Сирена с территории войсковой части…, общий сбор.

- О, тебе пора?

- Увы, сестренка, похоже, командование заскучало без нас…, надеюсь, мы еще встретимся.

- Надеюсь! Будем здесь еще пару дней, мы остановились в гостинице…

- Я найду!


- Майор, объяснитесь, почему вы прервали выполнение задания?

- Связной не пришел. Я и так ждала дольше, чем положено…

- Нас раскрыли?

- Нет…, не думаю. Намечался обыкновенный контакт, просто встреча, нельзя же обвинять человека за то, что, он решил выпить в баре…

- Хотите сказать, что операцию следует продолжать?

- Уверена.


Сегодня двери закрываются как-то особенно громко, особенно за спиной. Дверь в кабинете начальника штаба вообще была похожа на выстрел…, дверь в квартиру закрылась тише, но не вздрогнуть было невозможно…, или это уже привычка.


Усталость…, день был таким долгим, практически, бесконечным…, что-то я бы точно подсократила, а что-то, наоборот, растянула бы еще на час-другой…, хотелось бы. А еще, хотелось бы, чтобы вранья было меньше, сегодня был какой-то охрененный перебор…


…еще сто часов. Лучше не стало, но не стало и хуже…, а значит…


- Вряд ли это что-то значит, детектив.

- Но она жива!

- Кажется, мы уже обсуждали эту тему…

- Ладно. И правда, обсуждали…, вряд ли стоит начинать сначала.


- Я смотрю, подчиненная ваша, девушка ответственная…

- Она выполняет приказ.

- Детектив, мне кажется, или она вас зацепила?

- О чем это вы? Говорю же, она выполняет приказ, вот и все.

- Нет-нет, я не о вашей подчиненной, я говорю о подозреваемой, это она вас зацепила.

- Вовсе нет. Просто она единственная ниточка в этом деле…, других пока нет.

- И все?

- Все.


- Кстати, просто любопытно, вы слушали, что она там наговорила?

- Да.

- Есть что-нибудь полезное?

- Вы удивитесь, но есть.

- И правда, удивительно…

- Хотя, стоит признаться, полезного не так уж и много, в основном, все-таки бред…, ну и еще воспоминания какие-то непонятные…, по крайней мере, это очень похоже на воспоминания.

- Надо же…

- Основная проблема в том, чтобы разделить…, на это требуется…

- О, я понимаю…


Все дело в памяти…, от нее нельзя избавиться. Невозможно…, ну разве что, избавиться от мозга. Но если ты этого не сделал, готовься, память вернется…


…и не просто вернется, она будет рядом, будет одновременно с тем, что происходит сейчас, с тем, что происходит вокруг. Память станет реальностью…, другой реальностью. Иногда более реальной. Или уже стала…, или всегда так было, просто я этого не знала, не могла понять…, не то, что теперь…


Что же мне теперь делать? Что мне делать со всем этим? Что мне…


Здесь…, а здесь, это где? Или, все-таки, когда? И что важнее?


Где я? Эй, память, просыпайся! Помоги…


- О чем вы думаете, майор?

- Связной, это она…, моя школьная подруга…, бывшая одноклассница.

- Та блондинка, с которой вы ушли?

- Так точно, полковник.

- Что за бардак! Похоже, операцию придется сворачивать…, столько времени и все псу под хвост…

- Сер…, я не думаю, что операция под угрозой…

- И какие у вас основания для такого оптимизма?

- Это была случайность, мы друг друга узнали и растерялись…, поэтому и отказались от встречи.

- Ладно…, и о чем же вы разговаривали?

- Расшифровка записи есть в рапорте, сер, но там ничего такого…

- О чем вы разговаривали?

- Вспоминали, как учились в школе, как ходили на танцы, вспоминали разные школьные глупости…, она рассказывала о своей семье…

- Вы тоже рассказывали?

- Нет, сер…, я просто сказала, что служу в армии, и тут стоит моя часть…

- До особого распоряжения территорию части не покидать.

- Так точно, сер…


- …несколько вопросов, майор. Вы уверены, что ваша одноклассница вас не раскусила?

- Уверена…, так же я уверена, что своими действиями я не скомпрометировала расследование, но…

- Но?!

- Думаю, правильнее будет убрать меня из оперативной группы, по крайней мере, меня больше нельзя использовать для контакта, она дама умная, и в какой-то момент обязательно догадается…

- Знаете, как это сделать, не подставляя следственную группу?

- Проще всего будет разрешить еще одну встречу, где я скажу, что получала приказ и отправляюсь его выполнять…

- Считаете, этого будет достаточно?

- Вполне. Ситуация на данный момент следующая, не мы отказались от встречи, а они, значит, мы настороже…, можем какое-то время подождать…, вроде как

мы проверяем и все такое. На это уходит несколько дней…, убедившись, что все в порядке, мы назначаем новую встречу, и продолжаем игру…

- Логично. Послушайте, майор, а вам не обидно, в конце концов, следствие инициировали вы, большую часть работы сделала ваша группа под вашим

непосредственным руководством…

- Полковник, группа останется, у них есть вся необходимая информация, а я, если останусь, могу навредить…, при чем здесь какие-то обиды?

- Что ж, так и сделаем…


Время утреннего обхода, время покинуть кабинет и вперед…, врач на всякий случай проверил, на месте ли ручка и блокнот, а затем уже вышел в коридор. Первое. На что он обратил внимание, был детектив. Правда на этот раз он и выглядел бодрее, да и двигался активнее, кажется, даже заигрывал с медицинскими сестрами…


Причина у него и правда была…, даже две причины, и первая заключалась в том, что пациентка пережила и эти сутки, и если приборы не врали, причем все и одновременно, состояние ее начало стабилизироваться…, разумеется, насколько это возможно в подобных условиях.


- Выглядите так, детектив, словно собираетесь пригласить кого-то на танец.

- Нам удалось выяснить, кто она.

- И?

- Она моя коллега.

- Она полицейский?!

- Почти…, майор следственного комитета при МО.

- Военный следователь, да еще и майор…, надо же, - врач и правда был удивлен, - что ж, рискну добавить вам положительных эмоций, как ни странно, ее состояние стабилизируется.

- Это хорошо.

- Безусловно, однако, это не значит, что вы прямо сейчас можете бежать в палату и допрашивать ее, она по-прежнему в бреду…

- Я еще потерплю. К тому же, дело сдвинулось с мертвой точки…

- Поздравляю, детектив.


- …и почему у вас такое озадаченное лицо, - врач повернулся к коллеге, который дежурил ночью.


Вместо ответа, дежурный врач подал заведующему отделением металлическую посудину.


- Что это?

- Это пуля…, ее пуля, насколько я понимаю, она из тех, что застряли у нее в бедре…, правда, теперь она вышла из тела.

- И как такое возможно, - следует отметить, заведующий слегка растерялся, - а вы уверены, что это именно ее пуля?

- Абсолютно…, та полицейская, с диктофоном, она слышала, как пуля упала на пол.

- Не понимаю…, может, она была слишком близко…, но все равно…

- Что делать с пулей?

- Отдайте ее детективу, разумеется, она ведь больше не в теле пациентки, значит, это не наша забота.


…легче, действительно, легче. А это значит, что прошлое перестает быть разрозненными кусками, теперь оно начинает складываться. И хотя, дыры там…, просто огромные, размером не в день, и даже не в неделю…, но кое-что проясняется. Остается только ждать…, но теперь это ожидание с надеждой, а это другое…


Но главное я и так знаю, я ее не бросила, уже только от этого мне легче…. А вот все остальное, сплошной туман. Туман, в котором настоящее пекло, а от вони до сих пор мутит…


Эти воспоминания…, они мешают. Стоит только настроиться, начать складывать…, тут же вторгается жар. Он обжигает…, прожигает кожу насквозь, достает до костей…, я практически это чувствую…, а потом обрушивается облако. Дышать становиться невозможно…, я падаю. Поднимаюсь, и снова падаю…, и это длиться, длиться, длиться…, долго. Практически, до бесконечности…


- …просто хотела увидеться. Надо же было извиниться, за то, что я так сорвалась…

- Все в порядке. Я понимаю, служба…, хотя, признаюсь, я была удивлена, что ты выбрала армию…

- Я и сама удивлена, была удивлена…, а хочешь выпить?

- Если только кофе. Для крепких напитков как-то рановато.

- Кофе, но с пирожными…


- …в какой-то момент жизнь просто превратилась в бардак, я всегда легко заводилась…, а тут…, тут я просто не могла остановиться. Дальше, сама понимаешь,

приходят последствия…, аресты, условный срок.

- Черт, Хелен, мне так жаль.

- Перестань. Тем более, в какой-то момент я поумнела…, начала искать выход, сменила несколько работ…, в конце концов, оказалась в армии. Черт, мне здесь даже нравиться…

- Я даже представить себе не могла, что все так…, нельзя было расставаться насовсем…


- …пора. Пришел приказ, нас перебрасывают на север.

- Ты уезжаешь?

- Да. Сегодня вечером…, удалось вырваться всего на пару часов, которые, к тому же, почти закончились…

- Хелен, послушай, а как тебя найти? Как можно связаться…

- Вот номер телефона, но учти…, если я на задании, он будет выключен. Так что, если я вдруг не ответила не переживай, значит, перезвоню позже…

- Хорошо. Я поняла…

- Тогда, пока.

- Будь осторожна…, куда бы ты там не попала.

- Я стараюсь, ну, в том смысле, что… стараюсь быть осторожной…, вот только это не всегда возможно…, мы вроде как в армии, сестренка. Черт, это точно из песни…


Обыкновенное дорожное кафе по соседству с воинской частью…, основные посетители, люди в форме, да еще бедолаги, проезжающие мимо по федеральной трассе. Почему бедолаги, ну, потому что здесь, как правило, останавливаются те, кому приспичило перекусить на скорую руку, ну или приспичило сделать еще чего-нибудь.


Женщина дожидалась заказа и просто смотрела в окно. Надо сказать, вид был так себе…, то самое федеральное шоссе, а за ним, КПП войсковой части…, вот и все красоты. Впрочем, женщину не интересовала дорога, как и контрольно-пропускной пункт, она просто хотела убедиться, что тревога, которая поселилась в ней с момента встречи подруги, просто предвестник перемен в погоде, ну или, к примеру, месячных, но никак не…


- Прошу, - перед столиком появилась официантка с подносом.

- Спасибо.

- Чай сразу принести?

- Да…

- Будет через минуту.


Обмен любезностями закончился, официантка ушла, а женщина осталась один за один с видом за окном и паршивым, дешевым обедом. Она уже собиралась отодвинуть тарелку, когда тяжелый гул пронесся над забегаловкой…


- Что это, - не удержалась Камилла.

- Чертовы армейские транспорты…, - пояснила официантка, - это еще ничего, с дальней полосы взлетел, а когда с ближней, взлетает, тарелки со столов падают…

- Повезло вам…

- И не говорите, - вздохнула официантка, и добавила, - одна радость, солдатики сюда ходят, особенно по вечерам…, тогда тут и музыка, и выпивка, ну и драки, конечно, как же без этого среди мужиков…


- Значит, и правда, улетела, - пробормотала женщина, - все в порядке…


Неожиданно оказалось, что содержимое тарелки вполне себе съедобно…, не ресторан, конечно, но если запивать чаем, выходит вполне себе сносно…


…детектив продолжал приходить. Старался каждый день, однако следствие продвигалось, кого-то задерживали, кого-то допрашивали, а кроме того, были ведь и другие преступники, которые продолжали совершать преступления.


- Давненько вас не видел, детектив, - приветствовал полицейского заведующим отделением.

- Хотите сказать, что вы ее уже выписали, - постарался попасть в тон детектив.

- Нет…, но что-то мне подсказывает, что возможен и такой исход.

- Простите, не совсем понял…

- Тело каким-то образом избавилось от пуль. На данный момент осталась только одна, та, что в сердце…

- Вот, черт…, я даже и не знал, что такое возможно.

- А это и невозможно…, по крайней мере, я с подобным сталкиваюсь впервые…, с другой стороны, человеческий организм, по-прежнему, загадка, уж поверьте

доктору.

- Да уж…

- Детектив, вы что печалитесь? Вам радоваться надо, глядишь, через месяц эта ваша дамочка уже сама бегать будет.

- Хорошо бы…

- По крайней мере, часть приборов, которые ей помогали, мы отключили, она и без них отлично справляется.

- Но она все еще бредит.

- Да…, и этого я объяснить не могу. Но с другой стороны, по отношению к ней я много чего объяснить не могу. Но девица ваша пусть приходит, она не мешает…

- Я как раз хотел просить вас об этом…, дело в том, что там, в бреду и правда, звучат имена, фамилии, упоминаются некоторые события, которые нужны следствию.

- Без проблем…

- Док, а можно на нее взглянуть?

- Что, без разговоров?

- Нет-нет, никаких разговоров, просто гляну и уйду…, минута времени.

- Ладно…


Он и сам не знал, зачем это ему потребовалось…, то есть, конечно, она была симпатичной…, точнее, красивой. Причем, именно в его вкусе. Без излишней хрупкости, но в тоже время с каким-то особым собственным шармом, подарком природы…


Полицейская, та, что была с диктофоном, покосилась на детектива…, потом взглянула на женщину и прислушалась, та молчала, было похоже, что спала.


- Дела идут, - шёпотом поинтересовался детектив.

- Идут, - кивнула девушка, - бывает, говорит по несколько часов без умолку…, а потом, просто смолкает…

- Много интересного наслушалась?

- Сер, она иногда рассказывает…, о себе, всякие женские штучки. Нехорошо, что мы это пишем.

- Мы потом сотрем, - пообещал детектив.

- Если она нас не перестреляет раньше.

- С чего ты взяла?

- Она иногда о своих заданиях вспоминает…, я там столько всего наслушалась, иной раз уснуть не могу, жуть берет.

- Ты это к чему?

- К тому, что если она захочет вас или меня грохнуть, ее просто так не остановишь.

- Мы сотрем – клянусь.

- Ладно, - кивнула девушка, - вы обещали. Да, и вот еще что…, иногда она говорит на каком-то странном языке…, то есть он иностранный, но в то же время какой-то древний…

- Ты разбираешься в древних языках?

- В колледже увлекалась. Но этого не знаю…

- Потом будем разбираться…


Пора было уходить. Визит получился вполне оправданный, и на женщину посмотрел, и в то же время, с подчиненной вроде как поговорил…


- Детектив, а вы тут пару минут побудите?

- А что?

- Я за кофе хотела сходить…, ну и в дамскую комнату надо сбегать.

- Иди, конечно, я посижу…


Несколько часов сна…, не привычного беспамятства, не провалов с потерей сознания, а обыкновенного человеческого сна. До чего же хочется поворочаться в постели…, просто перекатиться с одного бока на другой…, прямо мечта всей жизни…, номер два. Потому что есть и номер один…, хочу в душ. Задолбали эти обтирушки, после них только чешется все, и это просто сводит с ума…


А с другой стороны, хорошо. Лежишь как мешок, чуть шевельнулся, какой-нибудь приборчик пискнул, и тут же несется медицинская сестра с набором. Не все, конечно, хорошо…, а с другой стороны, могло бы быть хуже…, или нет. Судя по состоянию, а потом еще по этой девочке с диктофоном, которая от меня практически не отходит, что-то не так. Вот бы еще узнать…


- Эй, малышка, ты кто?

- О, Господи, - полицейская даже побледнела, но быстро спохватилась, - вы не двигайтесь, я сейчас врача позову…


Она и правда была готова рвануть в коридор, пришлось срочно вмешиваться…


- Стоять, рядовой!

- Я не рядовой, - растерянно замерла девушка.

- То есть, я не в военном госпитале?

- Нет…, вы просто в больнице.

- Ладно…, ты это, не ходи ни куда, давай просто поговорим…

- Но у меня приказ.

- Потом выполнишь…, я ни кому не скажу, опять же, пара минут роли не играют…, пожалуйста.

- Я…, это неправильно…

- Пожалуйста…, к тому же, у тебя голос красивый, прямо, как у певицы…, ты, небось, в караоке всегда первая.

- Не всегда…

- Просто аппарат сломался, я так думаю.

- Пара минут!

- Договорились…


- Так как меня сюда занесло?

- После взрыва в церкви.

- Вот, черт…, взрыв в церкви?! Не помню…

- Вы чудом выжили…, обгорели вся.

- А волосы, прическа?

- Тоже…, но они уже отрастают…

- Ой, мама…, - пробормотала Хелен, - это я сейчас трандец, какая красотуля…

- Сейчас очень даже миленькая, а вот когда я первый раз вас увидела, я чуть не расплакалась…


- …что там у меня еще не в порядке?

- В вас стреляли, девять ран…

- Ни хрена себе! С другой стороны, тело я чувствую, руки-ноги шевелятся…, некоторые другие части, тоже вроде целы…, получается, стрелок был так себе.

- Не уверена…, одна пуля еще в вас.

- В сердце?

- Да…

- Так вот, что я чувствую…, давит, немного.

- Ой, мамочки…

- Перестань, я ведь жива, значит, с остальным разберемся…


- Можно, я все-таки, врача вызову?

- Давай, зови…, а то и правда, достанется тебе…


…осмотр продолжался больше часа. Сначала дежурный врач, потом присоединился заведующий отделением, та мало того, периодически вызывали профильных специалистов. Получилось и долго, и нудно, зато были и плюсы, теперь можно было немного приподнимать часть кровати…, получалось не совсем сидя, но главное, и не лежа…


- Знаете, док, - не удержалась Хелен, - после таких тщательных осмотров, порядочные мужчины делают предложение…

- Что, - доктор даже растерялся в какой-то момент.

- Эх, - слабо шевельнулась женщина, - какая была шутка.

- Слышал я вашу шутку, - улыбнулся доктор, - она и правда, смешная, просто я был не готов к тому, что вы будете шутить.

- Рано?

- В общем, да…

- Тут дело в том, что я сама по себе дама несерьезная…, с другой стороны, с такими как я, не заскучаешь…


…нарушала, то есть, слушалась вообще редко, а могла и вовсе спор затеять, однако, ситуация была уникальная, поэтому большинство ее проступков последствий не имели. Опять же, следствие, которое с каждым днем набирало обороты, в том числе благодаря ей…


Часы показывали полночь. И хотя, больница, по определению, заведение круглосуточное и пациенты, и врачи, и медицинские сестры, все – люди, которым ночью

полагается спать.


- Эй, малышка, помоги мне…

- Я сейчас позову…

- Не надо никого звать. Просто подойди ко мне…

- Вы опять все нарушаете, ну, не надо, пожалуйста.

- Малышка, ты очень милая девочка, но у меня есть дело, которое я обязана сделать…, а ты обязана мне помочь. Договорились…

- Меня уволят!

- Я тебя к себе заберу, тебе понравиться.

- Что нужно?

- Подняться на ноги.

- Но…

- Все в порядке. Я же не марафон собираюсь бежать, а пару шагов вполне могу сделать…


- …куда?!

- Третий этаж, палата тринадцать. Пошли…

- Господи…

- Тише, тише, малышка, давай никого не будем будить.

- Я вас просто ненавижу!

- Тебе кажется, на самом деле, это первая ступень любви, запомни ее как следует…


Пятьдесят шагов до лифта, потом еще двадцать семь от лифта до палаты, а потом еще три шага…


- Мы пришли малышка, ты меня поддерживай, но постарайся не слушать того, что я буду сейчас говорить.

- Ладно…


- Камилла…, - тихо произнесла женщина, обращаясь к женщине на кровати, - Камилла, это я, Хелен.


Пришлось повторить несколько раз, прежде чем та, кого называли Камиллой, шевельнулась…, просто шевельнулась, приоткрыла глаза, но стоило ей узнать Хелен, лицо ее исказилось, дыхание перехватило, но главное, в глазах был настоящий ужас…


- Ты…, - только и смогла произнести Камилла.

- Тише, милая, тише…, не надо кричать…, тут ночь, кругом больные люди…, не стоит их беспокоить…

- Я…, я убила тебя…, ты призрак?!

- Тише…, никакой я не призрак, я Хелен…, твоя подруга.

- Ты не…

- Нам надо поговорить.

- Не о чем нам говорить!

- Есть.

- Я не хочу…

- Просто выслушай меня спокойно, а потом я уйду…, и если ты не захочешь, мы больше никогда не встретимся.

- Уж будь уверена, не захочу, из-за тебя я…

- Камилла, заткнись! Это не я накосячила, а ты со своим мужем-придурком. Вы засветились на поставках дури в страну. Вас разрабатывали больше года…, финал был неизбежен – три пожизненных срока. Тебе, потому что муж тебя подставил.

- Ты врешь…

- Я слишком слаба, чтобы заниматься такой ерундой. Я пришла в подвал одна, хотела тебя предупредить, но ты схватилась за пистолет…, даже не дала мне ничего объяснить…

- Ты хотела меня арестовать!

- Нет…, ты ведь сейчас на свободе, и если сделаешь, как я скажу, на свободе и останешься…

- Я не…

- Церковь взорвалась, потому что в грузе была бомба…, от тебя просто хотели избавиться. Я не знаю кто…, может, конкуренты, может, твой благоверный…, не

знаю.

- Но зачем?

- Ты слишком быстро развивалась…, за десять лет ты вошла в тройку поставщиков, а наркотики это кровавый бизнес, ты же большая девочка, должна понимать.

- Черт…

- Ты выстрелила, я упала…, пуля угодила в сердце. Потом был взрыв…, откровенно говоря, дальше я не очень хорошо помню, но что-то было потом…, в какой-то момент мне показалось, что я умерла и оказалась в аду…, а может, так и было…, там все горело…, я нашла твое тело и потащила наверх.

- Ты! Зачем?!

- Любовь – странное чувство, а тогда я еще любил тебя…, очень сильно…, практически, безумно.

- Хелен…

- Это еще со школы, просто ты этого не замечала…. Не важно. Слушай, для всех Камилла умерла, с церковью ты не связана, начни все сначала. Уезжай в другую страну, выходи замуж, роди себе девочку и живи.

- Но…

- Вернешься в бизнес – умрешь. Мало того, заберешь с собой сыновей, сейчас они ни при делах, но стоит тебе воскреснуть – вынесешь им смертный приговор.

Впрочем, решать тебе…, я здесь лишь для того, чтобы оказать тебе последнюю услугу. Вместе нам не быть…, но я буду рада, если твоя жизнь продолжиться, и ты

сможешь быть счастлива.

- Хелен…, прости.

- За пулю в сердце? Перестань…, вытащу ее и сделаю себе подвеску. Будет прикольно, прощай…

- Прощай, сестра…

- Эй, малышка, помоги мне…, нам пора возвращаться.


Назад получилось дольше, намного дольше…, и если время, в этой ситуации вряд ли

можно было считать критичным фактором, то силы Хелен таяли буквально от шага к шагу…


- Слушай, малышка, если я вот прямо сейчас свалюсь, даже не вздумай меня поднимать…

- Ага, сейчас…, мало того что брошу, так я еще и ногами попинаю, для верности…

- А ты молодец…, значит, дойдем…


Операция продолжалась больше трех часов…, случай был настолько необычным, что в ходе операции пришлось менять бригаду, и когда казалось, что все усилия идут прахом, пациентка неожиданно заговорила…. Ко всем несуразицам нынешнего дня, оказалось, что наркоз ее совсем не берет…


- Эй, док, дайка мне передохнуть…


От неожиданности хирург выронил инструмент, и замер в киношно-докторской позе, вскинув руки вверх…


- Так, ребятки…, что-то у нас не складывается…

- Вы не можете говорить…

- Ну, если тебе легче, считай, что это белочка пришла в гости…

- Сестра, где морфий?!

- Отставить, сестра…, дури не надо…

- Но вы умрете, вот так!

- Ага, сейчас, все брошу и сдохну…

- Но…

- Тихо. Пусть будет тихо…, минут пять…, или лучше десять…, мне надо передохнуть немного…

- Но…

- Тихо…


И правда стало тихо, даже приборы, которые, по определению лишены права голоса, даже они работали на полтона тише…, и так длилось полные десять минут, даже с небольшим хвостиком…


- Хорошо…, - Хелен вновь открыла глаза, - так хорошо…

- Это безумие какое-то…, - не выдержал хирург.

- Еще какое безумие…, слушай, док, пуля сейчас выйдет…, минуту другая и выйдет…, только ты ее не роняй, пусть свалиться в биксу. Найдется, свободная?

- Да…, найдется…, найдем….

- Это моя пуля, не потеряйте.

- Да, хорошо…

- Потом следом за пулей будет кровь…, немного…, не надо ее останавливать, она грязная…

- Не будем.

- Ты там, сильно меня вскрыл-то?

- Нет…, не очень…

- Ну и ладно, не страшно…, но рану надо будет подержать открытой…, она должна заживать постепенно…, слой за слоем…

- Но…

- Не-не, док, как я говорю, договорились?

- Хорошо.

- И вот еще, док, ты с другими пациентами этого не повторяй…, делай так, как учили.

- А ты вроде как инопланетянка…

- Куда там, намного хуже…, а сейчас вы потихоньку собирайтесь…, забирайте инструменты, оборудование…, его не надо. Я без него управлюсь…

- Господи, боже мой…

- Собирайтесь, собирайтесь, все нормально…, а пуля сейчас будет…, я чувствую…


- Эй, сестричка…, там, в палате, должна быть деваха…, коп.

- Да…

- Пусть она придет…, у нее голосок приятный, успокаивает…, только, без обид.


Медицинская сестра вопросительно посмотрела на хирурга, тот пребывавший приблизительно в такой же растерянности, только на другом профессиональном уровне пожал плечами…


- Пусть придет.

- Спасибо док…


- Похоже, я вывела из строя целых две бригады хирургов.

- Дура!

- Так они во мне железками копались, знаешь, как неприятно, да еще и щекотно, а я этого жуть как не люблю…

- Ты же умереть могла!

- Не-не, не так…, я тебе потом расскажу.


История не вышла за пределы операционной, тем более, что были и другие вопросы, более существенные, опять же следствие…


- Рад, что вам лучше, Хелен.

- Спасибо. Мне рассказывали, что вы готовы были лежанку устроить возле палаты…, но по врачебным нормам этого делать нельзя.

- Что-то вроде того…

- Вопросы?

- Да…, несколько. Точнее, всего один…, что именно случилось в церкви?

- Вы ведь знаете о следственной группе МО, мы проследили всю цепочку, от плантаций до мелкой расфасовки, которая как раз и проводилась в подвале церкви.

Думаю, если ваш шеф обратиться к моему шефу, мы поделимся информацией. Что же касается непосредственно меня, в какой-то момент я выбыла из активной игры…, так бывает. Но меня не отстранили полностью, я занималась анализом данных…, и вот в какой-то момент я заметила, что… Вы же детектив, значит, понимаете, суть сбора информации, а тут обнаружились нестыковки…, я заинтересовалась, ну и пришла к выводу, что кто-то хочет вывести из игры наших подозреваемых. Картели

опасны, они не любят оставлять что-то в тылу…, следовательно, должна быть поставлена точка. Хотя, доказательств у меня не было, я решила кое-что проверить…, вот так и оказалась в церкви в момент взрыва…

- Вы не очень понятно рассказываете, майор.

- Эти данные секретны…, необходимо чтобы договорились наши шефы.

- Чертова бюрократия!

- Поработайте на военных, и только тогда сможете понять, что такое настоящая бюрократия…

- Но как вы выжили?! По всему получается, что вы были в самом эпицентре взрыва…

- А вот этого я и сама не помню. Помню только взрыв прямо за спиной…, а потом темнота…

- Да уж…, выходит, вы чертовски везучая.

- Наверное…


Вот и все. В палате тихо, можно просто закрыть глаза и уснуть…


- Ты соврала, - Хелен повернулась к девушке.

- Да…, ты меня осуждаешь?

- Она торговала наркотиками, из-за нее погибли люди…

- Но она и сама погибла.

- Нет! Она лежит в палате двумя этажами ниже!

- Тише…, тише, пожалуйста. Ты просто не поняла…

- Да что там понимать? Твоя Камилла глава картеля!

- Моя Камилла погибла во время взрыва…, на ее совести было столько зла, что она отправилась прямиком в ад.

- О чем ты?!

- Она умерла и попала в ад…

- Но…

- А я просто спустилась за ней и вернула сюда. Когда-то я обещала так поступить, я просто сдержала слово.

- Хелен…

- Я не брежу…, я вернула ее сюда…, вот только у таких прогулок всегда есть последствия…

- Хелен…

- Там сгорела моя любовь…, на самом деле там много чего сгорело и моего в том числе…, я теперь совсем другая. Только я еще не разобралась…

- О чем ты говоришь?

- Малышка, я устала…, честное слово. Только ты не уходи…, спой мне.

- Хелен, между прочим, это очень странно выглядит, - понизив голос, прошептала девушка.

- Я знаю…, но помоги мне уснуть, спой, пожалуйста…

- Какая ты все-таки…

- Да, я знаю. Но понимаешь, твой голос, он успокаивает не только меня, он успокаивает демона во мне…, не уходи…, останься со мной.

Рейтинг: 9
(голосов: 1)
Опубликовано 18.03.2021 в 16:49
Прочитано 33 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!