Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

ГИА. Север Крайний - I. Тикси.

Добавить в избранное

Перед поездкой в составе геодезической экспедиции номерного предприятия на Крайний Север я внимательно изучил карту Арктического региона. На ней изображена вся береговая часть Крайнего Севера России. В правом углу, между Охотским и Беринговым морями, видны очертания полуострова Камчатка. В самой северной его части узкой полосой врезается в сушу Охотское море. Это Пенжинская губа. В неё и впадает река Пенжина. На этой карте они не отмаркированы. А вот порт Тикси, разместившийся на побережье Северного Ледовитого океана, обозначен. Он лежит в устье великой Лены, впадающей в море Лаптевых. Дальше на Западе расположены полуостров Таймыр и небольшой остров Диксон, получивший известность, главным образом, из-за находящейся на нём метерологической станции. Они, так же, как и полуостров Ямал, лежащий ещё западнее, омываются водами Карского моря …

Четвёртого мая 1968 года я вылетал из Минска в Тикси. После краткой остановки в нём мне предстояло лететь дальше. В небольшой поселок Кюсюр. Там находилась база нашей экспедиции.

К этому времени я был женат. В семье подрастала двухлетняя дочь. И я уже несколько лет работал в одном из НИИ инженером-физиком. Но в экспедицию устроился простым рабочим. На растущие запросы молодой семьи зарплаты инженера не хватало. И я надеялся, что в этой поездке на Крайний Север смогу прилично заработать. При начислении зарплаты здесь действовал повышающий коэффициент 1,8. Плюс командировочные. Плюс полевые для рабочих- геодезистов. Да и мои расходы в тех условиях были бы минимальны. В общем, финансовые перспективы меня устраивали.

В том году весна выдалась ранней. В начале мая уже было тепло. Даже вишни успели зацвести. Когда я вылетал из Минска там было + 20*С. И я оделся, как мне казалось, даже слишком тепло. Майка с длинными рукавами. Теплая рубашка. Толстый шерстяной свитер. Я не сомневался, что этой одежды вполне хватит, чтобы дотянуть до начала работы. По прибытии нам обещали снабдить всех тёплой спецодеждой. Эти иллюзии мгновенно рассеялись, как только наш ИЛ-18 приземлился в Тикси. Выйдя из самолета, я сразу понял свою ошибку. Температуре воздуха была -20*С. Дул шквальный, пронизывающий до костей, ледяной ветер. А никакой куртки у меня не было. Не было даже шапки. Тепло быстро выдуло из неподходящей для такой погоды одежды. И я окончательно замёрз ещё прежде, чем успел забраться в подошедший забрать нас автобус.

Городской поселок Тикси, расположенный на берегу одноимённой бухты моря Лаптевых, - административный центр Булунского района Якутии. Его основали в 1933 году, как один из портов Северного Морского пути. К 1970 году население посёлка достигло 8100 человек. Здесь, на побережье, очень сильные ветры. Намного сильнее, чем на материке. Самый холодный месяц для этого района, находящегося за Полярным кругом, - февраль. Его средняя температура -39*С. Минимальная достигает -50.5*С. Морозы в Тикси несколько смягчает море. Если на побережье средняя температура января -32*С, то на материке -40*С. Но вот в июле и августе - самые теплые в этих местах месяцы - картина меняется. В Тикси средняя температура +7*С, а на материке - +15*С. Лето здесь очень короткое. Уже в конце сентября приходит климатическая зима. И оканчивается она только к концу мая - началу июня. Навигация длится менее трех месяцев. Круглый год возможны заморозки и морозы. У меня о Тикси осталось впечатление, как об очень холодном, ветреном месте. С небом, постоянно покрытом серыми тучами. На местном языке "тикси" означает "встреча". С невесёлым юмором я отметил, что "тикси" у меня случилась очень холодной.

В Кюсюр мы должны были лететь на маленьком самолёте. Но из-за нелётной погоды задержались в Тикси на целых два дня. Этого времени мне хватило, чтобы серьезно простудиться. В местной гостинице даже туалеты были во дворе. И находились они довольно далеко от здания. Кроме того, я решил, что должен зафиксировать мое пребывания на берегу Северного Ледовитого океана. И посчитал, что лучший способ для этого, - пройтись по льду Моря Лаптевых. Из-за снега граница между береговой линией и морем была едва различима. И чтобы сделать это наверняка, мне пришлось уйти довольно далеко от бетонных блоков, лежавших на берегу. После такой прогулки я долго не мог согреться в гостинице. И через два дня летел в Кюсюр уже больным.

Село Кюсюр - единственный эвенкийский национальный посёлок (наслег) в Булунском районе Якутии - расположен за Северным полярным кругом на правом берегу реки Лены. В 120 километрах к юго-западу от поселка Тикси. Население его - около тысячи трехсот человек. Большую половину из них составляли эвенки. Следующими по численности - русские. Немногим меньше было якутов. Жили там и другие представители народностей Севера. Занимались оленеводством. Рыболовством. Охотой. В поселке выстроили все необходимые социально значимые объекты. Дом культуры. Среднюю и музыкальную школы. Интернат. Больницу. Пристань. Был здесь даже народный театр.

Но, как почти везде на Севере, коренные жители имеют большие проблемы с алкоголем. Как показали медицинские исследования, особенности физиологии народов Севера таковы, что в их организме отсутствуют ферменты, расщепляющие алкалоиды. Поэтому у них происходит быстрое формирование алкогольной зависимости. И алкоголь оказывает сильное разрушающее воздействие на мозг. Власти знали это и старались ограничить или исключить употребление местными алкогольных напитков. Их не завозили в национальные посёлки. А если и завозили, то старались не продавать его местным жителям. Но уж если те дорывались до них, то пили они без всякой меры. Мне приходилось видеть, как пьяные чукчи, якуты, коряки, эвенки смешно выясняли, кто из них более “цивильный”. То есть, кто более цивилизованнее. Иногда дело доходило и до драк. Спасало только то, что и так не будучи физически уж очень сильными, пьяными они слабели ещё больше. И не могли нанести увечий друг другу. Ну а вопрос, кто из них цивильнее, вообще некорректный. Очень часто эти народы перемешиваются между собой. Так эвенки - это смесь аборигенов Восточной Сибири с тунгусскими племенами, пришедшими из Прибайкалья и Забайкалья.

Долгое время народы Севера и паспортов не имели. При кочевом образе жизни они им были не нужны. А когда начался переход от кочевой жизни к оседлой, когда стали появляться населенные пункты, началась их паспортизация. Мне рассказали смешную историю.

В одно из селений приехал фотограф. Чтобы сделать им фотографии на паспорт. Снимал всех подряд. А потом привёз готовые фотографии и предложил каждому забрать свои. Один из местных долго рассматривал фотографии. Не мог решить, на какой из них изображён именно он. Фотограф, потеряв терпение, спросил его, наконец, нашёл ли он своё фото. А тот, нерешительно показав ему на одно из них, сказал:

- Эта! Морда мой. А рубаска Кески. ( Лицо моё, а рубашка Кешки).

В чумах зеркал не было. А с Кешкой они были похожи. Только рубашки носили разные. Вот он и засомневался.

Надо сказать, что молодые девушки-аборигенки в большинстве своем желали выйти замуж за русского. А если возможно, то и уехать с ним в Европу. Но и в северных посёлках было много смешанных браков. Крепких. С большим количеством детей. Удивительно, но среди девушек-полукровок было много настоящих красавиц. Экзотичных. С особой изюминкой. И жены из них получались хорошие. Я знал такие случаи. Один из моих товарищей, побывавший на Камчатке в составе студенческого строительного отряда, женился на местной девушке, у которой мама была корячка. Привёз молодую жену в Минск. И был счастлив в этом браке.


Самолет в Кюсюр прилетел вечером. Впрочем, вечером - это только так говорится. Солнце в это время года здесь совсем не заходит. Из шести человек, прилетевших этим самолетом вместе со мной, трое были разного уровня начальники из администрации нашей экспедиции. Двое других прибыли сюда, чтобы вскоре отправиться в “поле”. Строить геодезические объекты. Один из них - молодой парень со странноватой фамилией Ушан - оказался бригадиром отряда. В нём мне предстояло работать. Другой был опытным строителем, работавшим в экспедиции уже не первый год.

Встретивший нас вездеход сразу отвез начальство и Ушана к стоявшему отдельно дому. А меня с оставшимся парнем высадил у обшарпанного барака на другой стороне улицы. Как только вездеход остановился, мой компаньон сразу выскочил из него и с сумками в руках скрылся в бараке. Я замешкался, доставая рюкзак. А когда вошел в комнату, то увидел его среди парней, устроившихся на кроватях и уже распивавших с ним водку. Понятное дело - привез с собой "приходную ". Я знал об этой традиции, но как-то не подумал, что это может относиться и ко мне. Водки у меня с собой не было. Все, что я хотел от этой экспедиции, это отбыть здесь сезон и заработать денег. Затем устроиться в одном из академических институтов с перспективой получения темы для работы над кандидатской диссертацией. Правда, до этого мне предстояло ещё сдать кандидатские экзамены. Поэтому в рюкзаке у меня была не водка, а объёмистый англо-русский словарь и несколько книг на английском. Я рассчитывал, что между сменами в экспедиции найду время для работы над языком.

При моем появлении парни примолкли и с любопытством смотрели на меня. Наверное, что-то было во мне такое, что не позволило им вот так, сходу, пригласить меня в свою компанию. Я поздоровался. Спросил, какую кровать могу занять. В комнате повисла тишина. Я ждал. Наконец, один из парней, уже немолодой, лет сорока, со шрамом рассекающим всю его правую щеку, глянув на меня исподлобья, спросил:

- А ты знаешь правило, чтобы хорошо спалось на кровати ее надо обмыть?

Парни недвусмысленно требовали поставить " приходную “.

- Я вообще-то не пью, - нахмурившись, ответил я.

- Зато мы пьем, - загоготали парни.

- А ты посчитай кровати, - повернулся ко мне парень со шрамом. - Их двенадцать. А нас с тобой тринадцать. Значит твою кровать забыли поставить. Нету у тебя кровати. Одеяло - есть. Простыни - тоже есть. Вон там в углу лежат. А кровати нет. Забыли поставить, - в его голосе слышались издевательские нотки.

- В коридоре стоит диван. Там и переспать можешь. Если хочешь.

- Но ведь там холодно. Я видел - вода в бочке замерзла.

- А это уже к Ушану обращайся. Ты его знаешь. Вы вместе приехали. Только он, наверное, уже спит.

- У меня даже одежды теплой нет. Не знал я, что здесь так холодно.

- Эх, что с тобой поделаешь! Добрый я. Держи, - кинул он мне свою куртку. Следом полетела шапка-ушанка.

- Завтра получишь свою одежду. Тогда отдашь. В коридоре на вешалке штаны висят. И валенки стоят. Утепляйся!

Меня бил озноб. Температура, наверняка, была высокой. Но я уже понял, что меня не оставят в теплой комнате. Мне хотят преподать урок. Сразу поставить на место. Взгляды и других членов этой группы совсем не казались мне сочувствующими. В этой ситуации мне ничего не оставалось делать, как подчиниться. Я забрал одеяло, куртку и вышел из комнаты. Одел на себя и ту одежду, что нашел в коридоре. Обулся в валенки. Стало немного теплее. Но все равно меня сильно знобило. Во рту пересохло. Хотелось пить. Я подошел к бочке с водой. На табуретке, стоявшей рядом с ней, нашёл металлическую кружку. Попробовал пробить ею лёд в бочке. Не смог. Слой льда в ней оказался слишком толстым. Вернулся на диван. На какое-то время забылся во сне. Почему-то снилось жаркое-жаркое лето. Проснулся от стука в дверь. Кто-то выходил по малой нужде. Здесь, как и в гостинице в Тикси, “удобства” были на улице. Теперь я чувствовал жар во всём теле. Было ощущение нереальности происходящего. Наверное, я бредил. Казалось, что все это происходит со мной во сне. Вот проснусь и сон кончится. Я снова окажусь в Минске. И снова рядом будут жена и дочь. Я даже улыбался - надо же такому присниться. Опять стук дверей. Проснулся и какое-то время не понимал, где нахожусь. Окончательно разбудил меня голос:

- Ну вот и устроился. А ты боялся. Спи, спи. Рано ещё.

Голос показался знакомым. Ах, да! Парень со шрамом. Я, вдруг, окончательно понял, что это не сон. Что весь этот кошмар происходит со мной наяву. Голова разламывалась. Тело горело. Но лежать без движений в этом холоднющем коридоре было бессмысленно. Все равно уже не засну. Я с трудом поднялся и вышел из барака. Солнце было уже высоко. И сначала я подумал, что долго спал. Потом вспомнил - солнце здесь в это время не заходит. Полярный день. Удивительно - на улице оказалось теплее, чем в коридоре барака.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 20.03.2021 в 22:23
Прочитано 42 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!