Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

ГИА. Север Крайний - I. Разбойники. Девятое мая.

Добавить в избранное

Узнав, что произошло вчера в бараке, Гриша посоветовал обратиться к Ушану. И уже по дороге рассказал, что сам Ушан парень хороший. Довольно опытный. Хоть и молодой. Но у него в отряде всем заправляет тот, со шрамом. Все зовут его Резо. А за глаза - “Резанный“. У него уже есть несколько ходок в тюрьму. Человек он злопамятный. Но хитрый и осторожный. С ним лучше не ссориться. Да и в отряде он собрал компанию под стать себе. Половина парней из неё по окончании сезона остается здесь на зиму. Некоторые из оставшихся находят здесь работу и зимой. В основном, работают кочегарами. А остальные кучкуются около них. В кочегарках тепло. Так и зимуют. А весной, в новом сезоне, едут в "поле". Мужики они битые. Неприхотливые. Многие со смекалкой. Что очень важно при такой жизни. Вот и берут их с удовольствием в качестве рабочих в экспедиции. Это же Север. Здесь на многое приходится закрывать глаза. И на пьянство. И на пристрастие к чифирю. Чистоплюи здесь не задерживаются.

Мы подошли к дому, где остановился мой бригадир. Григорий постучал в окно. Через минуту на крыльцо вышел Ушан. Услышав, что я болен и в бараке для меня не нашлось места, он тут же предложил перейти к нему в дом. Там как раз была свободная кровать. Потом пошел со мной в барак и помог принести вещи. Я попрощался с Григорием, пообещав ещё встретиться с ним.

Теплая комната. Горячий чай. Горсть каких-то лекарств, выданных Ушаном. И кошмар первых часов пребывания в Кюсюре начал отступать. А ближе к обеду я уже получил свою тёплую спецодежду. Жизнь налаживалась.

Село Кюсюр было основной базой экспедиции. Здесь находилось её начальство. Сюда же завозили снаряжение для отрядов, чтобы потом вертолетами доставлять на опорные точки. Уже с них рабочие на заранее доставленных туда вездеходах делали вылазки к местам строительства тригопунктов, ориентиров и других объектов, необходимых для проведения геодезических работ.

Перед отправкой на опорную точку мы должны были провести несколько дней в Кюсюре. За это время подготовить к отправке на неё всё необходимое. Приборы. Материалы. Продукты питания ... На точке должно было быть организовано совместное питание всего отряда. А теперь, на базе, мы должны были питаться самостоятельно. Сами покупать себе продукты. Что-то готовить, если была такая возможность. На следующий день, взглянув на часы, я сообразил, что магазин уже должен быть открыт. Решил сходить за продуктами.

Солнце только начало набирать высоту. И ещё было довольно холодно. На площади перед магазином - самом людном месте посёлка - снег днем местами уже подтаивал. Теперь он замерз и образовались скользкие проплешины. Идти по ним нужно было с осторожностью. К моему удивлению около магазина я увидел двух невысоких, серых лошадей. Они ходили вокруг него и подбирали капустные листья и подгнившие яблоки. Видимо, перед продажей овощи и фрукты чистили. А очистки выбрасывали прямо на улицу. И лошади-санитары тут подкармливались. Зайдя в магазин, с удовольствием отметил, что в магазине в продаже был даже свежий хлеб. Я купил его две буханки. Потом ещё какие-то консервы. Сумки у меня с собой не было. Поэтому консервы пришлось держать в руках. А хлеб нести, зажав буханки подмышками. Не проблема. Идти было совсем недалеко. Нужно пересечь скользкую площадь. А от неё до дома уже рукой подать.

Я осторожно шёл по площади, обходя наиболее скользкие места. И вдруг почувствовал сильный удар в спину. От неожиданности упал на лед. К счастью, успел выбросить руки вперед. Это спасло мое лицо от неизбежных травм. Консервные банки покатились по льду. Ещё раньше выпали из подмышек буханки хлеба. Первое, что пришло в голову - на меня напали люди Резо. За то, что я непочтительно разговаривал с ними вчера. За спиной послышалось громкое сопение. Я приготовился к следующему удару. Его не последовало ... Обернувшись, я увидел, что две серые лошади с аппетитом пожирают мой хлеб. Черт! Что за бандитский край! ... Здесь даже лошади занимаются разбоем.

Потом мне рассказали, что здесь это любимое развлечение местных лошадей. Они бродят около магазина и ждут, когда кто-нибудь купит хлеб и понесет его в руках. Тут же следует коварный удар в спину. Человек падает и роняет хлеб. А лошадки подбирают его и съедают. Это же Север. Здесь все силы и смекалка и человека, и животных направлены на выживание. И лошади этот трюк успешно освоили. Пришлось мне возвращаться в магазин и опять покупать хлеб. Продавщица лукаво улыбалась. Понятно. Новенький. Познакомился с местными нравами.
 Теперь я спрятал хлеб под куртку. Проходя мимо лошадей, я сделал зверскую мину. Но на этот раз они пропустили меня без всяких эксцессов. Одна из них дружески махала хвостом. А вторая, как мне показалось, скалила зубы в издевательской ухмылке.

На следующее утро я проснулся от гула людских голосов за окном. Чуть позже послышались звуки духового оркестра. С трудом протер глаза. И тут вспомнил, что сегодня 9 мая. День Победы! Вот уж не думал, что его отмечают в этих захолустных, богом забытых местах. Оказалось, отмечают! Да ещё как! ...

Быстро одевшись и выйдя на улицу, я увидел колонну демонстрантов. С красными флагами. Со связками воздушных шариков. С лозунгами. Колонна прошла по площади и остановилась на её краю. А потом, по другую сторону площади, появились оленьи упряжки. И началась демонстрация силы и ловкости местных оленеводов. Эвенки и якуты носились на оленьих упряжках, лихо разворачиваясь на поворотах. Только снег столбом стоял!

Затем пригнали небольшое стадо оленей. И оленеводы стали соревноваться в меткости бросания арканов. Надо было видеть с каким энтузиазмом болели за участников этих соревнований зрители. Кричали. Прыгали от восторга. Бурно аплодировали победителям. И им тут же вручали призы.

А потом появились собачьи упряжки. Первой из них управляла маленького роста девушка с красным флагом в руке. По-моему, она была якуткой. Флаг несколько раз выпадал из ее рук. Она останавливалась, поднимала его. Но через некоторое время вновь роняла. Я стоял недалеко от края площади и, хлопая, подбадривал её. Неожиданно она подъехала ко мне. Спрыгнула с нарт и протянула флаг.

- Помоги мне. Становись на полозину и держи флаг.

Секунду поколебавшись, я взял флаг и стал на левую полозину нарт. Девушка встала на правую. И уже освободив руки от флага, лихо повела свою упряжку. Я все время боялся упасть с нарт. Но флаг держал крепко. Мы сделали большой круг и остановились напротив того места, где она меня подобрала. Забрав флаг, в порыве восторга она поцеловала меня в щеку. Мне даже пришлось нагнуться для этого. Затем уселась в нарты и укатила, не заходя уже на второй круг. Все вокруг зааплодировали. Просто от хорошего настроения.

Вечером Ушан предложил пойти в местный клуб. На танцы. Пойти нужно было обязательно. Иначе местные девушки могли обидеться. Для них это было одно из немногих развлечений. Для геодезических экспедиций начинался новый сезон. С материка приезжало много молодых мужчин. И, конечно, это возбуждало женскую половину поселка. Вселяло у девушек надежду встретить здесь свою судьбу. А такое здесь случалось. И не однажды. Поэтому не следовало их огорчать. Даже если ты абсолютно уверен в иллюзорности девичьих грёз в видах на тебя.

В клубе царила праздничная атмосфера. В танцзал клуба девушки явились принаряженные. Успев сменить теплую обувь на красивые, легкие туфельки. Повсюду слышались веселые разговоры и громкий смех. Местных красавиц не смущало даже то, что большинство приезжих пришли в клуб явно навеселе. Вначале толпа в зале была как бы разделена на две половины - жителей посёлка, среди которых преобладали девушки, и парней с материка. Зазвучала музыка. Начались танцы. И всё перемешалось. Вскоре объявили голубой танец. Ко мне подошла девушка, которая прокатила меня на собачьей упряжке. Даже на высоких каблуках она казалась очень маленькой. Просто миниатюрной. Пригласила на танец. Конечно, я принял её приглашение. И весь вечер после этого она оставалась рядом со мной. Время от времени мы танцевали. Но большей частью беседовали. Смеясь, она рассказывала о себе. Она действительно оказалась якуткой. Недавно окончила школу-интернат в Кюсюре. Работала здесь в детском саду. Её родители - оленеводы. Навещают ее. Но не часто. Потому как не могут надолго отлучаться от стада. Мне было интересно ее слушать. Потом танцы окончились. И она попросила проводить ее домой.

Это было совсем недалеко. Подошли к её дому, а она всё говорила и говорила ... Я уже порядком замерз. Но неудобно было ее прерывать. Я поежился. Она заметила это.

- Замёрз? А хочешь я покажу тебе нашу ДЭС? Там тепло. Заодно и согреешься.

Мне было любопытно увидеть дизельную электростанцию изнутри. В моем родном городке недалеко от нашего дома тоже стояла ДЭС. Мы ее называли "пыхалка". При работе, что случалось нечасто, она издавала такой пыхтящий звук - “пых, пых, пых ...”. В ДЭС работал отец одного из моих товарищей. И он позволял нам заходить туда. Объяснял, как она работает. Но ведь на такие жизненно важные объекты, какими являются ДЭС на Севере, просто так не попадешь. Именно вокруг них сосредоточена вся жизнь селений. Они дают электричество и тепло. Остановится ДЭС - и жизнь в поселке угаснет. Я сказал об этом Кате, так звали мою новую знакомую. Она хитро улыбнулась и достала из кармана ключ.

- Не волнуйся. Мы ведь ничего там ломать не будем.
 Через минуту мы уже входили в здание электростанции. Дизель-генераторы работали в автоматического режиме. Мерно гудели моторы. Пощелкивали реле. И было очень тепло. Катя сбросила шубку. Я с интересом рассматривал внутренность ДЭС. Она была совсем не похожа на ту, что была в моём родном городе. И машинный зал был намного просторнее. И никакого пыхтения не было слышно. Это уже было гораздо более совершенное оборудование.

Около одного генератора стоял крепко сбитый ящик. Катя забралась на него. Прижалась к агрегату руками.

- Тепло. Ты тоже можешь раздеться. Иди сюда. 
 Я подошел. Теперь, стоя на ящике, она была почти вровень со мной. Она повернулась ко мне, положила руки на плечи и поцеловала. Я стоял молча. Не выказывая никаких эмоций. Она отстранилась и глядя мне в глаза спросила:

- Тебе здесь не нравиться?
 - Мне надо идти. Уже поздно, - ответил я.

И тогда она обвила мою шею руками и прижалась ко мне. Показалось, что в ДЭС действительно стало жарко ...

Я молча смотрел на эту девушку, больше похожую на девочку-подростка. Мечтающую о любви. Жаждущую её ... Да, нелегко здесь, на Севере, с его ограниченными возможностями, найти свою судьбу.

Поправил бретельку ее шелковой комбинации ... Странно. Шелковая комбинация такого маленького размера. Не знал, что такие производят. Катя заметила мой любопытный взгляд и лукаво улыбнулась.
 - Это японские. Японки ведь тоже небольшого роста. Я одел куртку. Приобнял её.

- Я подожду тебя. И провожу.
- Не надо. Иди домой. Я останусь, - на этот раз ее улыбка показалась мне печальной. - Мне нужно ещё закрыть ДЭС.

Я молча повернулся и пошел к выходу.

Ушана дома не было. Он ещё не вернулся с танцев. Следующие два дня я провел на складе. Помогал укладывать вещи для нашей опорной точки. Катю я больше не видел. Никогда.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 22.03.2021 в 07:24
Прочитано 84 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!