Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Я Есмь Путь... Что за Путь?

Статья в жанре Религия
Добавить в избранное

Божий Путь измеряется не шагами и вёрстами, а делами. ПРАВЕДЕН ГОСПОДЬ ВО ВСЕХ ПУТЯХ СВОИХ И БЛАГ ВО ВСЕХ ДЕЛАХ СВОИХ (Псалтирь 144:17), - пути и дела здесь надо понимать как синонимы. И ПОВЕДУ СЛЕПЫХ ДОРОГОЮ, КОТОРУЮ ОНИ НЕ ЗНАЮТ, НЕИЗВЕСТНЫМИ ПУТЯМИ БУДУ ВЕСТИ ИХ; МРАК СДЕЛАЮ СВЕТОМ ПРЕД НИМИ, И КРИВЫЕ ПУТИ – ПРЯМЫМИ (Исайя 42:16), - и здесь заявляется Божье дело, Господне творение. Когда Фома спрашивает Иисуса: что за Путь? – Христос напоминает ему об Отце, о Его творении, то есть о седмине, о которой повествуется в начале Библии, и не только о седмине – о многих седминах: ВЕРУЮЩИЙ В МЕНЯ, ДЕЛА, КОТОРЫЕ ТВОРЮ Я, И ОН СОТВОРИТ, И БОЛЬШЕ СИХ СОТВОРИТ (Иоанн 13:12). Коран тоже несколько раз призывает на Путь: ИДИТЕ ПО ЗЕМЛЕ (4:64; 16:38; 30:41), заостряя наше внимание на сотворённой земле Писания, матрице Торы: РАЗВЕ ОНИ НЕ ВИДЕЛИ, КАК АЛЛАХ ВПЕРВЫЕ ТВОРИТ ТВОРЕНИЕ, А ПОТОМ ЕГО ПОВТОРЯЕТ!.. СКАЖИ: «ИДИТЕ ПО ЗЕМЛЕ И ПОСМОТРИТЕ, КАК ОН НАЧАЛ ТВОРЕНИЕ»(Коран 29:18-19). Евангелие тоже указует перстом на заглавие Писания, на начало Торы, на символику творения: В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО, И СЛОВО БЫЛО У БОГА, И СЛОВО БЫЛО БОГ. ОНО БЫЛО В НАЧАЛЕ У БОГА. ВСЁ ЧРЕЗ НЕГО НАЧАЛО БЫТЬ, И БЕЗ НЕГО НИЧТО НЕ НАЧАЛО БЫТЬ (Иоанн 1:1-3).

БОГ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ (1 Иоанна 4:8; 4:16) - эта привычная, расхожая фраза из апостола Иоанна позволяет предположить, что Путь – как раз и есть путь любви, половая лестница. В русском языке много слов так или иначе указывают на пол: политика, полюс, полярность, половик, полка, полк, половина, полыханье, полынь, полынья, поле, польза, прополка, полость, пола. полено, плата, получка, плоть, плод, плуг, плен, плеть, пляска, плечо, сплочённость, плот, плут, заплата и т.д. Но какое отношение имеет к полу слово ПОЛК? В религии всегда противопоставляются Единство и множество. Единство – свет, а множество – тьма, что значит в русском исчислении десять тысяч. Вот ПОЛК и есть своеобразный пример полового множества. А ПОЛКА? Полка – как бы ниша или пенал для полового (партикулярного) множества вещей. ПЛАТА И ПОЛУЧКА потому половые термины, что в любви один даёт, другой получает. ПОЛЕНО кидают в жерло печи, в ненасытное женское начало, а ПЛЕТЬ ассоциируется с полом потому, что мужское и женское начало в рабстве друг у друга. Вот как поэт описывает в стихах назначение плётки.

Я скверные видел картинки

И я их рассматривал, — что ж,

Все эти подходы, разминки,

Слияний последняя дрожь, —

Сказать, что на мне ни соринки

Из этого ужаса, — ложь!

Содом в жеребячьей горячке,

Гоморра в кобыльем поту.

Искусницы, стервы, гордячки,

Грудь с грудью, живот к животу,

Забеги, заплывы и скачки.

И все они будут в аду.

И ты вместе с ними, сознаться

Не смеющий в зависти к ним,

Способным вот так расплеваться

С достоинством бедным своим.

Подумаешь, тоже Гораций!

Твой бронзовый памятник — дым.

Сплошное желанье и жженье,

Брезгливость и, может быть, страх.

А все-таки воображенье

И практика — в разных рядах.

Сравни, например: преступленье

Или преступленье в мечтах.

А звезды сияют так кротко,

Так пахнет на клумбе табак!..

А там еще, кажется, плётка,

И черный чулок, и башмак.

Как будто душа идиотка

И может унизиться так!(Александр Кушнер)


Если пол распределить по седмине творения, или, сказать по-нынешнему, по семёрке, то половая лесенка будет выглядеть так: 1 – мужчина, 1,5 – евнух, 2 – женщина, 3 – гермафродит, 4 – опять мужчина, 4,5 – евнух, 5 – снова женщина, 6 – гермафродит, 7 и последующая 1 – мужчина. Да, если Бог – любовь, то числа тоже имеют пол и стремятся к совокуплению. Слова – тем более. С кем, например, совокупляется ПОЛЕ? В Коране есть стих: ЖЁНЫ ВАШИ – ПАШНЯ (в других переводах – нива) ДЛЯ ВАС, ПАШИТЕ ЕЁ КАК ХОТИТЕ, С БЛАГОСЛОВЕНИЯ АЛЛАХА (Коран 2:223). Кто-то будет, может, противоречить: это только сравнение, поэтическая метафора! Что ж, обратимся к Гесиоду, древнегреческому поэту и певцу дохристианской эпохи, современнику Гомера:


Сеешь ли ты, или жнешь, или пашешь -

Голым работай всегда! Только так приведешь к окончанью

Вовремя всякое дело Деметры. И вовремя будет

Все у тебя возрастать. Недостатка ни в чем не узнаешь

И по чужим безуспешно домам побираться не будешь.

(Труды и дни)


И римский поэт Вергилий склоняется к половому характеру сельскохозяйственных работ:


Голый паши, сей голый, – зима поневоле досужна.

(Георгики)


Евангелие тоже косвенно подтверждает, что дело и делатель – совокупляющиеся стороны. КТО НА ПОЛЕ, ТОТ ДА НЕ ОБРАЩАЕТСЯ НАЗАД ВЗЯТЬ ОДЕЖДЫ СВОИ (Матфей 24:18). Видимо, действительно, древние голыми священнодействовали на поле – оралом, сохой, бороной. Примечательна и притча о царе, устроившем брачный пир для своего сына, - гостя, пришедшего на торжество не в брачной одежде, с возмущением изгнали (Матфей 22:2-14). Что дело делателя носит половой характер, ткач он или художник, говорит за себя слово ПОЛОТНО. А ПОЛЬША? Ведь эта страна так названа не только потому, что находится на ровной местности. ПОЛЬША взаимосвязана с другими государствами политическими, экономическими и культурными отношениями, но это тоже половые скрепы! Китайская Книга Перемен насчитывает 64 половых комбинации ЯН и ИНЬ, мужского и женского начал, но по отношению множества к Единству их несчётное количество. Ведь вовсе не означает, что другие государства помимо Польши и другие слова без корня ПОЛ не вступают в брачные отношения. Поэтому Библия ограничивется семёркой (се мера!), двенадцатью, как кругом Солнца, то есть его эклиптикой, а также числом СОРОК, в которое вписано слово СРОК, что тоже мера и полнота. А поскольку половая лестница седмины имеет два одинаковых половых марша, то СОРОК или ЧЕТВЁРКА часто приравниваются к полседмине или седмине. Но библейские эти числа не конкретны, в них по мере эпохальности событий вписываются разные масштабы, так что когда Библия исчисляет исход евреев из Египта в Ханаан по двухсоткилометровому Синайскому полуострову сорока годами, к этому числу надо подходить осторожно.

Итак, представим себе один из половых маршей седмины. Он вполне проецируется на фазы Луны: мужчина (новолуние) – евнух (растущая луна) – женщина (полнолуние) – гермафродит (убывающая луна). Вергилий называет фазы луны муками. Действительно, в течение месяца так часто менять ориентацию!.. БЕЗУМНЫЙ ИЗМЕНЯЕТСЯ КАК ЛУНА (Сирах 27:11) – написано в Библии. При Ельцине травились съедобными грибами, потому что гриб, санитар природы, синхронизируясь мистическим грибом-разрушителем эпохи, токсинами своими губил всё: здоровье, благополучие, традиции, надежды, нравственность. В луне же фаза полнолуния подчёркивает женские качества – эмоциональность и меркантильность, доводя их до карикатурности, - вспомним сказку Пушкина о рыбаке и рыбке. Сущность женщины – наполняться, вбирать, всасывать в себя, ёмить (от слов ЁМКОСТЬ, ПРОЁМ, ЯМА). А мужчина – добытчик, агрессор, завоеватель, и в фазу новолуния эти раздражительные качества возрастают. Мужчина и женщина дополняют и вписываются в друг друга – НЕ ХОРОШО БЫТЬ ЧЕЛОВЕКУ ОДНОМУ (Бытие 2-18). Союз мужчины и женщины – это как бы нож в ножнах. Разделение же союза похоже на бесовщину, поэтому новолуния и полнолуния боятся, от него отгораживаются, занавешиваются.

Половой марш также накладывается на страны и стороны света: север (мужчина) - восток (евнух) – юг (женщина) – запад (гермафродит). К андрогинным странам востока можно отнести Китай, Индию, Россию – по своему «половому» строению это «евнушеские», ладно скроенные империи, хотя и они подвергаются центробежным процессам. Но их единство более монолитно по сравнению с западными «гермафродитными» устройствами. Где, например, былые колониальные владычества Франции, Испании, Португалии, Великобритании? Впрочем, ныне европейские западные страны соединены в новый «гермафродитный» Евросоюз под эгидой мужского начала Германии и Франции, который тоже подвержен потрясениям. С Запада мы кроме того получаем сигналы бисексуальности, гомосексуализма, лесбиянства и их навязчивую пропаганду. Получившие «половую» независимость Украина, Грузия, Армения, Киргизия, Таджикистан чувствуют себя сиротливо, неуютно и рады бы приткнутся в какой-то брачный союз.


…То в множества недрах

Крепнет Единство, то множество вновь прорастает в Единстве.

Тленного также двояко рожденье, двояка и гибель:

Эту рождает и губит всеобщий порыв к единенью,

То же, разладом питаясь, в нем вскоре конец свой находит.

Сей беспрерывный обмен прекратиться не в силах:

То Любовью влекомое сходится все воедино,

То ненавистным Раздором вновь гонится врозь друг от друга.

Так, поскольку Единство рождается без перерыва

В множества недрах, а множество вновь прорастает в Единстве,

Вечно они возникают, и нет у них стойкого века.

(Эмпедокл).


По половому маршу шествует также Солнце, хотя мы привыкли его путь называть абстрактно и отвлечённо – проекцией плоскости земной орбиты на небесную сферу, эклиптикой: мужчина (зима) – евнух (весна) – женщина (лето) – гермафродит (осень).


О Боге нам гласит времен круговращенье,

О благости Его — исполненный Им год.

Творец! весна — Твоей любви изображенье:

Воскреснули поля; цветет лазурный свод;

Веселые холмы одеты красотою;

И сердце растворил желаний тихий жар.

Ты в лете, окружен и зноем и грозою,

То мирный, благостный, несешь нам зрелость в дар,

То нам благотворишь, сокрытый туч громадой.

И в полдень пламенный и ночи в тихий час,

С дыханием дубрав, источников с прохладой,

Не Твой ли к нам летит любови полный глас?

Ты в осень общий пир готовишь для творенья;

И в зиму, гневный Бог, на бурных облаках,

Во ужас облечен, с грозой опустошенья,

Паришь, погибельный… как дольный гонишь прах,

И вьюгу, и метель, и вихорь пред собою;

В развалинах земля; природы страшен вид;

И мир, оцепенев пред Сильного рукою,

Хвалебным трепетом Творца благовестит.

О та́инственный круг! каких законов сила

Слияла здесь красу с чудесной простотой,

С великолепием приятность согласила,

Со тьмою — дивный свет, с движением — покой,

С неизменяемым единством — измененье?

Почто ж ты, человек, слепец среди чудес?

Признай окрест себя Руки напечатленье,

От века правящей течением небес

И строем мирных сфер из тьмы недостижимой.

Она весной красу низводит на поля;

Ей жертва дым горы, перунами дробимой;

Пред нею в трепете веселия земля.

Воздвигнись, спящий мир! внуши мой глас, созданье!

Да грянет ваша песнь Чудесного делам!

Слиянные в хвалу, слиянны в обожанье,

Да гимн ваш потрясет небес огромных храм!..

Журчи к Нему любовь под тихой сенью леса,

Порхая по листам, душистый ветерок;

Вы, ели, наклонясь с седой главы утеса

На светлый, о скалу биющийся поток,

Его приветствуйте таинственною мглою;

О Нем благовести, крылатых бурей свист,

Когда трепещет брег, терзаемый волною,

И, сорванный с лесов, крути́тся клубом лист;

Ручей, невидимо журчащий под дубравой,

С лесистой крутизны ревущий водопад,

Река, блестящая средь дебрей величаво,

Кристаллом отразив на бреге пышный град,

И ты, обитель чуд, бездонная пучина,

Гремите песнь Тому, Чей бурь звучнейший глас

Велит — и зыбь горой; велит — и зыбь равнина.

Вы, злаки, вы, цветы, лети к Нему от вас

Хвалебное с полей, с лугов благоуханье:

Он дал вам аромат, Он вас кропит росой,

Из радужных лучей соткал вам одеянье;

Пред Ним утихни, дол; поникни, бор, главой;

И, жатва, трепещи на ниве оживленной,

Пленяя шорохом мечтателя своим,

Когда Он, при луне, вдоль рощи осребренной,

Идет задумчивый, и тень вослед за Ним;

Луна, по облакам разлей струи златые,

Когда и дебрь, и холм, и лес в тумане спят;

Созвездий лик, сияй средь тверди голубыя,

Когда струнами лир превыспренних звучат

Воспламененные любовью серафимы;

И ты, светило дня, смиритель бурных туч,

Будь щедростию лик Творца боготворимый,

Ему живописуй хвалу твой каждый луч…

Се гром!.. Владыки глас!.. Безмолвствуй, мир смятенный,

Внуши… Из края в край по тучам гул гремит;

Разрушена скала; дымится дуб сраженный;

И гимн торжественный чрез дебри вдаль парит…

Утих… красуйся, луг… приветственное пенье,

Изникни из лесов; и ты, любовь весны —

Лишь полночь принесет пернатым усыпленье

И тихий от холма восстанет рог луны —

Воркуй под сению дубравной, филомела.

А ты, глава земли, творения краса,

Наследник ангелов бессмертного удела,

Сочти бесчисленны созданья чудеса

И в горнее пари, хвалой воспламененный.

Сердца, слиянны в песнь, летите к небесам;

Да грады восшумят, мольбами оглашенны;

Да в храмах с алтарей восстанет фимиам;

Да грянут с звоном арф и с ликами органы;

Да в селах, по горам и в сумраке лесов

И пастыря свирель, и юных дев тимпаны,

И звучные рога, и шумный глас певцов

Один составят гимн и гул отгрянет: слава!

Будь, каждый звук, хвала; будь, каждый холм, алтарь;

Будь храмом, каждая тенистая дубрава, —

Где, мнится, в тайной мгле сокрыт природы Царь,

И веют в ветерках душистых серафимы,

И где, возведши взор на светлый неба свод,

Сквозь зыблемую сеть ветвей древесных зримый,

Певец в задумчивом восторге слезы льет.


А я, животворим созданья красотою,

Забуду ли когда хвалебный глас мольбы?

О Неиспытанный! мой пламень пред Тобою!

Куда б ни привела рука твоей судьбы,

Найду ли тишину под отческою сенью,

Беспечный друг полей, возлюбленных в кругу —

Тебя и в знойный день, покрытый рощи тенью.

И в ночь, задумчивый, потока на брегу,

И в обиталищах страдания забвенных,

Где бедность и недуг, где рок напечатлел

Отчаянья клеймо на лицах искаженных,

Куда б, влеком тобой, с отрадой я летел,

И в час торжественный полночного виденья,

Как струны, пробудясь, ответствуют перстам

И дух воспламенен восторгом песнопенья —

Тебя велю искать и сердцу и очам.

Постигнешь ли меня гонения рукою —

Тебя ж благословит тоски молящий глас;

Тебя же обрету под грозной жизни мглою.

Ах! скоро ль прилетит последний, скорбный час,

Конца и тишины желанный возвеститель?

Промчись, печальная неведения тень!

Откройся, тайный брег, утраченных обитель!

Откройся, мирная, отеческая сень!

(Джеймс Томсон, Гимн, перевод В.А. Жуковского)


По половому маршу движется вся природа: мужчина (криптозой, яйцо и зима природы) – евнух (палеозой, весна природы) – женщина (мезозой, лето природы) – гермафродит (кайнозой, осень природы). Каждая палеоэпоха формирует минеральную, растительную и животную жизнь в эгрегоре своего пола. В мужскую палеоэпоху вздымаются горы, в женскую образуются морские пучины. В мезозой доминантными животными были пресмыкающиеся, зависимое женское начало: раб пресмыкается пред своим господином, подданный заискивает перед царём, пол умилительно смотрится в потолок, как в зеркало.


И в мужских глазах отразится узор ковра,

И останется в женских лепной узор потолка.

Эта разница ракурса, в сущности, так мудра –

Как и разница тел, которая так сладка.

Так умно всё устроено в той золотой полумгле:

Можно всех поменять местами, но как ни крутись,

Вечно в небо глазеют притиснутые к земле,

И уставились в землю вздымающиеся ввысь

( Марина Бородицкая)


Учёные спорят и приводят разные причины вымирания животного мира той или иной палеэпохи: вулканическая активность, изменение климата, уничтожение жизни упавшими метеоритами и даже небесная кара… Но жизненные метаморфозы палеоэпох связаны только со сменой половой ориентации.

На половом марше строятся также и общественные отношения: коммунизм(евнух, весна человечества) – рабовладельческий строй( женщина, лето человечества) – феодализм

( гермафродит, осень человечества) – капитализм( мужчина, зима человечества). Как удивительно Бог решил задачу единства при коммунизме: мужские и женские национальные противоречия объединены в «нерушимую» советскую идеологию, а религиозные противоречия отменены атеизмом! Репрессии же в Советском Союзе, в КНДР и зажимы при культурной революции в КНР можно объяснить самоедством мужского и женского начал в евнухе. А ведь при капитализме и рабовладельческом строе половая еда и едьба и вовсе хищничекие: ведь лев любит лань до полного подавления женского начала, до растерзания, а «чёрная вдова», самка каракурта, съедает своего друга после полового акта.


Что уж там людские страсти пола:

Кровь и ревность, плаха и венец…

Видишь, мчится к самке богомола

На крылах безудержный самец.

Он летит в желанные объятья,

Он спешит, скрипя на вираже.

Сметены соперники-собратья,

И финал он выиграл уже.

А она, шипастое растенье –

Вся ему навстречу подалась:

Жутких лап тройное сочлененье,

Челюстей чудовищная страсть.

Страсть уже за гранью исступленья,

Жрёт нутро, стекает по глазам…

Где ж ты, миг восторга утоленья!

Дай схватить!

А он уже и сам…

За своё стремленье половое,

За момент прижатия к брюшку

Он сейчас заплатит головою,

В полном смысле потеряв башку.

… Сомкнуты смертельные объятья.

Захрустела челюстью она.

А ведь точно ведал, что заплатит,

Понимал, что тут ему хана.

Ну какой, скажите, Казанова,

Дон Жуан, любой самец людской

На извивах ремесла дурного

Так рискнул лихою головой?

Ну какая даже Мессалина,

Заманив на сладостный приём,

На своей языческой малине

Сожрала б любовника живьём?

Что уж там людские наши страсти!

Наслажденья тусклые мертвы.

В океан неслыханного счастья

Богомол плывёт без головы.

(автор неизвестен)


«Подкаблучный» мужчина, как и «настоящий полковник», слабая женщина, как и доминантная, всегда будут существовать на земле и определять погоду не только в доме, но и на планете: ведь что такое антициклоны и циклоны, как не мужчина и женщина, и ураганы, дожди, грады, снега, громы, молнии, штиль и вёдро – не что иное, как благодать Божия между ними. Беседа языком-ЯН в ухо-ИНЬ – тоже один из форматов половой связи. Посещение пчёлкой цветка в качестве гостя – факт не только угощения, но также опыления и оплодотворения растения, то есть половой факт-акт.


Пятясь, пчела выбирается вон из цветка.

Ошеломлённая, прочь из горячих объятий.

О до чего ж эта жизнь хороша и сладка,

Шёлка нежней, бархатистого склона покатей!

Господи, ты раскалил эту жаркую печь

Или сама она так раскалилась – неважно,

Что же ты дал нам такую разумную речь,

Или сама рассудительна так и протяжна?

Кажется, память на время отшибло пчеле.

Ориентацию в знойном забыла пространстве.

На лепестке она, как на горячей золе,

Лапками перебирает и топчется в трансе.

Я засмотрелся - и в этом ошибка моя.

Чуть вперевалку, к цветку прижимаясь всем телом,

В жёлтую гущу вползать раздвигая края

Радости жгучей, каленьем подёрнутой белым.

Алая ткань, ни раскаянья здесь, ни стыда.

Сколько ни вытянуть – ни от кого не убудет.

О неужели однажды придут холода,

Пламя погасят и зной этот чудный остудят?

(Александр Кушнер)


Надо сказать, что и правители стоят на половой лестнице. К сожалению, я не историк, и могу говорить только о тех исторических половых метаморфозах и перипетиях, что произошли на моих глазах: Ленин (гермафродит, политическая осень) – Сталин (мужчина, политическая зима) – Хрущёв (евнух, политическая весна) – Брежнев (женщина, политическое лето) – Горбачёв (гермафродит, снова осень). Да не обманут никого эти половые метасимволы, как обманываются многие буквой Библии! Ленина я называю гермафродитом только как гибкого политика, прислушивающегося к настроению масс. Хрущёв – евнух вовсе не потому, что импотент, а потому, что ослабил сталинскую жёсткость и жестокость и на государственном сталинском костяке вводил евнушеские экономические построения, например, совнархозы. Брежнев, конечно же, не женщина, но, тем не менее, любил целоваться, развивал лёгкую промышленность (как бы вышивал) и принимал желаемое за действительное. Перед либералами жесткость Сталина я могу оправдать моментом, сразу: это «настоящий мужчина», это жестокая зима, природа, а природу не судят. Беда Горбачёва, как гермафродита, в том, что пытался усидеть на двух стульях, хотел угодить и нашим, и вашим, - увы, плоды коммунизма сгнили! Но дальнейшее похолодание через Ельцина и Путина назвать капитализмом никак нельзя, его черёд ещё не пришёл в России, это диалектическое извращение, новый хищнический НЭП. Второй и третий виток коммунизма неизбежны!

Половую цикличность и сезонность можно наложить и на очень мелкие формы жизни, на насекомых: яйцо (мужчина, зима) – личинка (евнух, весна) – куколка (женщина, лето) – имаго, взрослая особь (гермафродит, осень).

Итак, теперь понятно: когда Христос говорит Я ЕСМЬ ПУТЬ И ИСТИНА И ЖИЗНЬ (Иоанн 14: 6), то под Жизнью надо понимать движение и покой, Путь – это путь половых реинкарнаций, Истина – иск и поиск новых, качественных, возможностей, например, на смену проводному телефону пришёл приёмопередатчик, на смену приёмопередатчику пришёл компьютер, и этим, конечно, поиск утилитарных вопросов и ответов не ограничится. Библейская седмина – матрица Пути, Истины и Жизни. В полседмине, и в начале седмины, на стыке видимого и невидимого миров проглядывает лицо Единого. В полседмине - это солнце и луна, как взаимосвязь женского и мужского начала, а в начале седмины - Дух, витающий над хаосом старой, исчерпанной седмины, то есть над тьмой, и зарёй новой седмины; тьма и свет – тоже женское и мужское начала в Едином. Когда говорят – Бог в сердце человека, это не зряшные слова, потому что сердце находится на стыке закосневших и коснеющих членов (черепа и грудной клетки) и неразвитых ещё конечностей. Христос – образ Единого, поскольку в нём ради единства, правды и справедливости, ради любви и мира – деформированы крайности, мужское и женское начала: пророком Исайей они названы курящимся, догорающим льном и надломленной тростью (Исайя 42:3). Когда Христос говорит: ЧАДА ВЕКА СЕГО ЖЕНЯТСЯ И ВЫХОДЯТ ЗАМУЖ; А СПОДОБИВШИЕСЯ ДОСТИГНУТЬ ТОГО ВЕКА И ВОСКРЕСЕНИЯ ИЗ МЁРТВЫХ НИ ЖЕНЯТСЯ, НИ ЗАМУЖ НЕ ВЫХОДЯТ, ИБО ОНИ РАВНЫ АНГЕЛАМ И СУТЬ СЫНЫ БОЖИИ, БУДУЧИ СЫНАМИ ВОСКРЕСЕНИЯ, здесь есть некоторая существенная недоговорённость. Именно в как бы бесполом Едином находится истинный сладостный брачный чертог. Те, которые некогда были противоречивыми мужами и жёнами, отцами и сынами, матерями и дочерями, в Едином скрепляются как песчинки в камне. И БУДЕТ ТАМ БОЛЬШАЯ ДОРОГА, И ПУТЬ ПО НЕЙ НАЗОВЁТСЯ ПУТЁМ СВЯТЫМ… ЛЬВА НЕ БУДЕТ ТАМ И ХИЩНЫЙ ЗВЕРЬ НЕ ВЗОЙДЁТ НА НЕГО (Исайя 35:8). Или по другой исайевской версии: И ТЕЛЁНОК, И МОЛОДОЙ ЛЕВ, И ВОЛ БУДУТ ВМЕСТЕ, И МАЛОЕ ДИТЯ БУДЕТ ВОДИТЬ ИХ… И ЛЕВ КАК ВОЛ, БУДЕТ ЕСТЬ СОЛОМУ, НЕ БУДУТ ДЕЛАТЬ ЗЛА И ВРЕДА НА ВСЕЙ СВЯТОЙ ГОРЕ МОЕЙ (Исайя 11: 6-9). Апостол Павел, мистически прошедший три круга восхождения к Богу, трижды молил Бога, чтобы освободил его даже от безвредного львёнка, как жала и занозы сатаны, но Бог возвестил ему назначение тьмы, как фундамента света: СИЛА МОЯ СОВЕРШАЕТСЯ В НЕМОЩИ (2 Коринфянам 12:7-10). Но и бесчисленное множество, вся природа – это не только тварь, творение Единого, но тоже боги (Псалтирь 81:6), имеющие как бы свободную волю, которая сочетается с генерируемой волей из Единого. Поэтому пантеизм, обожествление природы – тоже правомерная религия, как и православие. Да и «Теогония»Гесиода и гомеровский расклад политеистического мировоззрения – не совсем уж выдумка и сказка. Апостол Павел, поднаторевший в миропознании и Богопознании, тоже не отрицает, что ЕСТЬ МНОГО БОГОВ (1 коринфянам (8:5).

Теперь хотелось бы сделать расклад числа ДВЕНАДЦАТЬ, двенадцати учеников Иисуса, но поскольку их иерархия и ранжиры неясны, за исключением некоторых, интерпретацию придётся давать по двенадцати сынам Иакова, вернее по отцовским благословениям сыновьям (Бытие 49:1-27).

РУВИМ, ПЕРВЕНЕЦ МОЙ! ТЫ КРЕПОСТЬ МОЯ И НАЧАТОК СИЛЫ МОЕЙ, ВЕРХ ДОСТОИНСТВА И ВЕРХ МОГУЩЕСТВА; НО ТЫ БУШЕВАЛ КАК ВОДА – НЕ БУДЕШЬ ПРЕИМУЩЕСТВОВАТЬ, ИБО ТЫ ВЗОШЁЛ НА ЛОЖЕ ОТЦА ТВОЕГО, ТЫ ОСКВЕРНИЛ ПОСТЕЛЬ МОЮ, НА КОТОРУЮ ВЗОШЁЛ. В Библии есть басня, что когда Иаков раскинул шатёр за башнею Гадер в Палестине, во время пребывания в той стране, Рувим переспал с Валлою, наложницей отца (Бытие 35:21-22). Пусть история евреев останется евреям, мы же, христиане, ТУ страну знаем как седмину и башню как семёрку. Вот семёрку-то Рувим и «осквернил», обратив её в знаковую единицу.

CИМЕОН И ЛЕВИЙ БРАТЬЯ, ОРУДИЯ ЖЕСТОКОСТИ МЕЧИ ИХ; В СОВЕТ ИХ ДА НЕ ВНИДЕТ ДУША МОЯ, И К СОБРАНИЮ ИХ ДА НЕ ПРИОБЩИТСЯ СЛАВА МОЯ, ИБО ОНИ ВО ГНЕВЕ СВОЁМ УБИЛИ МУЖА И ПО ПРИХОТИ СВОЕЙ ПЕРЕРЕЗАЛИ ЖИЛЫ ТЕЛЬЦА; ПРОКЛЯТ ГНЕВ ИХ, ИБО ЖЕСТОК, И ЯРОСТЬ ИХ, ИБО СВИРЕПА; РАЗДЕЛЮ ИХ В ИАКОВЕ И РАССЕЮ В ИЗРАИЛЕ. Опять же, нас не интересует красочная 34-я глава Бытия, но только квинтэссенция из неё: убитый муж и перерезанные жилы тельца – это числа 1,5 и 2, болезненный процесс развития мужского начала в женское.

ИУДА! ТЕБЯ ВОСХВАЛЯТ БРАТЬЯ ТВОИ. РУКА ТВОЯ НА ХРЕБТЕ ВРАГОВ ТВОИХ; ПОКЛОНЯТСЯ ТЕБЕ СЫНЫ ОТЦА ТВОЕГО. МОЛОДОЙ ЛЕВ ИУДА, С ДОБЫЧИ, СЫН МОЙ ПОДНИМАЕТСЯ. ПРЕКЛОНИЛСЯ ОН, ЛЕГ, КАК ЛЕВ, И КАК ЛЬВИЦА: КТО ПОДНИМЕТ ЕГО? НЕ ОТОЙДЕТ СКИПЕТР ОТ ИУДЫ И ЗАКОНОДАТЕЛЬ ОТ ЧРЕСЛ ЕГО, ДОКОЛЕ НЕ ПРИИДЕТ ПРИМИРИТЕЛЬ, И ЕМУ ПОКОРНОСТЬ НАРОДОВ. ОН ПРИВЯЗЫВАЕТ К ВИНОГРАДНОЙ ЛОЗЕ ОСЛЕНКА СВОЕГО И К ЛОЗЕ ЛУЧШЕГО ВИНОГРАДА СЫНА ОСЛИЦЫ СВОЕЙ; МОЕТ В ВИНЕ ОДЕЖДУ СВОЮ И В КРОВИ ГРОЗДОВ ОДЕЯНИЕ СВОЕ; БЛЕСТЯЩИ ОЧИ ЕГО ОТ ВИНА, И БЕЛЫ ЗУБЫ ЕГО ОТ МОЛОКА. Иуда - знак 3. Символ «гермафродита», зрелой осени, здесь три дня седмины. Действительно, «гермафродит» - достойный объект для восхваления, богатое, насыщенное время, здесь и лев и львица вместе, тогда как мужское и женское начала по отдельности - сироты, над каждым из них досадный ореол незавершенности. Однако РУКА НА ХРЕБТЕ ВРАГОВ - неспокойная пора. Внутри «гермафродита» - постоянная война, разгул несправедливости, противоречия. Под личиной “гермафродита” уживаются созидатель и разрушитель, правохранитель и законопреступник, святость и грех – всякие разномастные линии противоположной ориентации. Именно о времени гермафродита Михей, а вслед за ним и Иисус Христос возглашают: ВРАГИ ЧЕЛОВЕКУ - ДОМАШНИЕ ЕГО (Михей 7:6; Матфей 10:36). ДОКОЛЕ НЕ ПРИДЁТ ПРИМИРИТЕЛЬ, - следует обратить внимание на это условие пребывания дисгармонии: примирителем будет Завулон и Неффалим, но об этом попозже.

ЗАВУЛОН ПРИ БЕРЕГЕ МОРСКОМ БУДЕТ ЖИТЬ И У ПРИСТАНИ КОРАБЕЛЬНОЙ, И ПРЕДЕЛ ЕГО ДО СИДОНА. Завулон – знак 3,5. География благословения на середине седмины, между женским и мужским крылами святилища. ИНЬ и ЯН именовались уже разными женскими и мужскими метафорами. Иаков посчитал нужным наименовать счастье Завулона между «женской» водой и «мужской» сушей – на кромке берега, на пристани.

ИССАХАР ОСЕЛ КРЕПКИЙ, ЛЕЖАЩИЙ МЕЖДУ ПРОТОКАМИ ВОД; И УВИДЕЛ ОН, ЧТО ПОКОЙ ХОРОШ, И ЧТО ЗЕМЛЯ ПРИЯТНА: И ПРЕКЛОНИЛ ПЛЕЧИ СВОИ ДЛЯ НОШЕНИЯ БРЕМЕНИ И СТАЛ РАБОТАТЬ В УПЛАТУ ДАНИ.

Иссахар – знак 4. Также как и Завулон, Иссахар обитает между женской и мужской половинками седмины, между двумя протоками, между началом и концом. Но четвертый день творения к концу ближе, чем к началу, конец, как покой, Иссахару уже мерещится на горизонте, и он склоняется к нему, к нему стремится, ему отдает дань.

ДАН БУДЕТ СУДИТЬ НАРОД СВОЙ, КАК ОДНО ИЗ КОЛЕН ИЗРАИЛЯ; ДАН БУДЕТ ЗМЕЕМ НА ДОРОГЕ, АСПИДОМ НА ПУТИ, УЯЗВЛЯЮЩЕМ НОГУ КОНЯ, ТАК ЧТО ВСАДНИК ЕГО УПАДЕТ НАЗАД. НА ПОМОЩЬ ТВОЮ НАДЕЮСЬ, ГОСПОДИ! Дан - знак 5. Пятый день творения, пять дней седмины.

ГАД - ТОЛПА БУДЕТ ТЕСНИТЬ ЕГО, НО ОН ОТТЕСНИТ ЕЕ ПО ПЯТАМ. Гад – знак 6. Не только Дана, но и Гада можно считать змеем и аспидом. Пятый и шестой день седмины - время творения пресмыкающихся и гадов. И человека, кстати, почему и считается щестерка числом человеческим. Здесь средоточие мудрости. Но мудрость без любви ущербна, печальна. Время себя изживает. Шестой день Гада - очередная печальная осень, опять раздираемый непримиримыми противоречиями «гермафродит». ВСЯКОЕ ЦАРСТВО, РАЗДЕЛИВШЕЕСЯ САМО В СЕБЕ, ОПУСТЕЕТ, И ДОМ, РАЗДЕЛИВШИЙСЯ CАМ В СЕБЕ, ПАДЕТ (Лука 11:17).


Из повреждённой статуи торчит

Железный штырь. Ты хочешь знать загадку

Жизнеустройства? Хватит с нас обид!

Не суй свой нос к миропорядку

С расспросами. Увидишь грубый срез

И ржавчину. И это Афродита?

Не руку жаль, а душу жаль, - протез

Не заведёшь, не торс, а жизнь разбита.

(Александр Кушнер)


ДЛЯ АСИРА - СЛИШКОМ ТУЧЕН ХЛЕБ ЕГО, И ОН БУДЕТ ДОСТАВЛЯТЬ ЦАРСКИЕ ЯСТВА. Асир - число 7. Царское и мужское число. Бог воцарился на троне и отстранился от творения. Это священная суббота. Именно здесь благословения гор древних и приятности холмов вечных, о которых упоминается в предначертаниях Иосифу. Тем не менее это безжизненная зима и cуббота, шаббат, сЕмерть, природа пребывает в успении. Сквозь дрему прозябает мечта и вера о новой жизни.

Но чтобы войти в новую жизнь из исчерпанного предела, получить избавление, спасение, надо семь дней творения переменить в единицу другой седмины, надо отказаться от царского трона, от священной семерки. КТО ПРИОБРЕЛ МИР И СТАЛ БОГАТЫМ, ПУСТЬ ОТКАЖЕТСЯ ОТ МИРА (Евангелие от Фомы). Итак, бегство и избавление от мерзости запустения - приспело, но оно чревато неизмеримыми скорбями. ГОРЕ БЕРЕМЕННЫМ - то есть горе семерке, не родившей единицу, да и родившей, но питающей ее от сосцов - тоже горе. МОЛИТЕСЬ, ЧТОБЫ НЕ СЛУЧИЛОСЬ БЕГСТВО ВАШЕ ЗИМОЙ ИЛИ В СУББОТУ ( Матфей 24: 20 ). В естестве, в природе знамением и осуществлением бегства является тоже поБЕГ, росток, и зимой он еще только мечтается.

НЕФФАЛИМ - ТЕРЕВИНФ РОСЛЫЙ, РАСПУСКАЮЩИЙ ПРЕКРАСНЫЕ ВЕТВИ. Вот теперь бегство осуществилось. Зерно проросло, а значит это уже не семя-семёрка, а семя с хвостиком, начало дню восьмому, или второму, если говорить про новую седмину. Знаковые числа Неффалима 7,5 или 1,5. Вот он, ПРИМИРИТЕЛЬ (Бытие 49:10), einziger, единый, евнух! Как время, весна, простирается до полутора седмин. БЛАЖЕННЫ ЕДИНСТВЕННЫЕ И ИЗБРАННЫЕ, ИБО ВЫ НАЙДЕТЕ ЦАРСТВО, ИБО ВЫ ОТ НЕГО И ВЫ СНОВА ТУДА ВОЗВРАТИТЕСЬ (Евангелие от Фомы). Конечно же, Неффалим в дверях Царствия, ведь двери между единицей и двойкой: ОТ СМОКОВНИЦЫ ВОЗЬМИТЕ ПОДОБИЕ: КОГДА ВЕТВИ ЕЕ СТАНОВЯТСЯ УЖЕ МЯГКИ И ПУСКАЮТ ЛИСТЬЯ, ТО ЗНАЕТЕ, ЧТО БЛИЗКО ЛЕТО; ТАК КОГДА ВЫ УВИДИТЕ ВСЕ СИЕ, ЗНАЙТЕ, ЧТО БЛИЗКО, ПРИ ДВЕРЯХ (Матфей 24 : 32-33). Пришествие Иисуса Христа на облаках небесных ради избранных - в дверях. Только не надо понимать буквально: Иисус Христос в человеческом облике, грядущий на облаках, - нет и нет. Под облаком подразумевается круг времени. Вот для сравнения разнородные слова из единой семантической группы, все они означают круг : облако, яблоко, облатка, облик, облачение, обол, обруч. Время обновляется каждую седмину, и пришествие Иисуса Христа происходит при незрячих глазах каждого поколения - НЕ ПРЕЙДЕТ РОД СЕЙ, КАК ВСЕ СИЕ БУДЕТ (Матфей 24:34).

ИЕРУСАЛИМ! ИЕРУСАЛИМ! ИЗБИВАЮЩИЙ ПРОРОКОВ И КАМНЯМИ ПОБИВАЮЩИЙ ПОСЛАННЫХ К ТЕБЕ! CКОЛЬКО РАЗ ХОТЕЛ Я СОБРАТЬ ЧАД ТВОИХ, КАК ПТИЦА ПТЕНЦОВ СВОИХ ПОД КРЫЛЬЯ, И ВЫ НЕ ЗАХОТЕЛИ (Лука 13:34). Что значат сии слова, если отвлечься от Христа, как человека, и представить Его, как творящее время, которое творит по своему подобию? Cлова сии, если обобщить, сожаление о подавленном женском начале, об агрессии против него. Собранные под крыльями птицы птенцы – это манифестируемая гармония между мужским и женским началом сеющего и жнущего (женущего) в неразрывном, едином евнухе. Соломон жалуется, что ГОРЧЕ СМЕРТИ ЖЕНЩИНА, ПОТОМУ ЧТО ОНА СЕТЬ, И СЕРДЦЕ ЕЕ – СИЛКИ, РУКИ ЕЕ – ОКОВЫ, ДОБРЫЙ ПРЕД БОГОМ СПАСЕТСЯ ОТ НЕЕ, И ГРЕШНИК УЛОВЛЕН БУДЕТ ЕЮ (Екклесиаст 7:26).Так же вполне может высказаться и любая женщина о мужчине, который пожал ее свободу, привязал ее к своим эгоистическим нуждам, к переливанию из пустого в порожнее, ведь в словах “жена” и “жених” тот же самый корень – жен, что по-древнеруски значит серп, орудие жатвы. Поэтому женитьба (женитва) та же самая жатва, страда, страдание, испытание. Добрый евнух – как раз форма спасения от разрушительного женского начала путем перевода его внутрь под дружеский контроль мужского начала. ВОТ, ОТРОК МОЙ, КОТОРОГО Я ДЕРЖУ ЗА РУКУ, ИЗБРАННЫЙ МОЙ, К КОТОРОМУ БЛАГОВОЛИТ ДУША МОЯ. ПОЛОЖУ ДУХ МОЙ НА НЕГО, И ВОЗВЕСТИТ НАРОДАМ СУД, НЕ ВОЗОПИЕТ И НЕ ВОЗВЫСИТ ГОЛОСА СВОЕГО, И НЕ ДАСТ УСЛЫШАТЬ ЕГО НА УЛИЦАХ; ТРОСТИ НАДЛОМЛЕННОЙ НЕ ПЕРЕЛОМИТ, И ЛЬНА КУРЯЩЕГОСЯ НЕ УГАСИТ; БУДЕТ ПРОИЗВОДИТЬ СУД ПО ИСТИНЕ; НЕ ОСЛАБЕЕТ И НЕ ИЗНЕМОЖЕТ, ДОКОЛЕ НА ЗЕМЛЕ НЕ УТВЕРДИТ СУДА, И НА ЗАКОН ЕГО БУДУТ УПОВАТЬ НАРОДЫ (Исайя 42). По своей природе евнух не может допустить доминанты ни мужскому, ни женскому началу – это было бы самоковерканьем, надругательством над своей природой. Уровняйте путь, возвышения пусть понизятся, впадины наполнятся! (Исайя 40:4; Лука 3:5) – так корректирует Писание мужские и женские амбиции.

ИОСИФ - ОТРАСЛЬ ПЛОДОНОСНОГО ДЕРЕВА, ОТРАСЛЬ ПЛОДОНОСНОГО ДЕРЕВА НАД ИСТОЧНИКОМ; ВЕТВИ ЕГО ПРОСТИРАЮТСЯ НАД СТЕНОЮ; ОГОРЧАЛИ ЕГО, И СТРЕЛЯЛИ И ВРАЖДОВАЛИ НА НЕГО СТРЕЛЬЦЫ, НО ТВЕРД ОСТАЛСЯ ЛУК ЕГО, И КРЕПКИ МЫШЦЫ РУК ЕГО, ОТ РУК МОЩНОГО БОГА ИАКОВЛЕВА. ОТТУДА ПАСТЫРЬ И ТВЕРДЫНЯ ИЗРАИЛЕВА, ОТ БОГА ОТЦА ТВОЕГО, КОТОРЫЙ И ДА ПОМОЖЕТ ТЕБЕ, И ОТ ВСЕМОГУЩЕГО, КОТОРЫЙ И ДА БЛАГОСЛОВИТ ТЕБЯ БЛАГОСЛОВЕНИЯМИ НЕБЕСНЫМИ СВЫШЕ, БЛАГОСЛОВЕНИЯМИ БЕЗДНЫ, ЛЕЖАЩЕЙ ДОЛУ, БЛАГОСЛОВЕНИЯМИ СОСЦОВ И УТРОБЫ, БЛАГОСЛОВЕНИЯМИ ОТЦА ТВОЕГО, КОТОРЫЕ ПРЕВЫШАЮТ БЛАГОСЛОВЕНИЯ ГОР ДРЕВНИХ И ПРИЯТНОСТИ ХОЛМОВ ВЕЧНЫХ; ДА БУДУТ ОНИ НА ГОЛОВЕ ИОСИФА, И НА ТЕМЕНИ ИЗБРАННОГО МЕЖДУ БРАТЬЯМИ СВОИМИ. Иосиф - знаковые числа 8 или 2. Как время заключает в себе две седмины. По коранической терминологии – время удвоения. Женское начало, лето, БЛАГОПРИЯТНОЕ ЛЕТО ГОСПОДНЕ (Исайя 61:2), ЛЕТО БЛАГОСТИ (Пс 64:12). Плодоносная пора. Вся результативность сконцентрирована здесь, и женские БЛАГОСЛОВЕНИЯ БЕЗДНЫ, СОСЦОВ И УТРОБЫ доминируют над прежними мужскими благословениями ГОР ДРЕВНИХ И ПРИЯТНОСТЯМИ ХОЛМОВ ВЕЧНЫХ.

ВЕНИАМИН, ХИЩНЫЙ ВОЛК, УТРОМ БУДЕТ ЕСТЬ ЛОВИТВУ И ВЕЧЕРОМ БУДЕТ ДЕЛИТЬ ДОБЫЧУ (Бытие 49: 3-27). Вениамин - знаковые числа 9 или 3. Гермафродит, осень. Утренний и вечерний хищники, волки – так представляются в гермафродите сопряженные мужское и женское начала. Время Вениамина заключает в себе три седмины. Вениамин, как младший сын должен бы ожидать наилучших благословений, но природой в нем заложены разрушительные силы. Не могут удержаться в дланях Вениамина восхитительные Иосифовы плоды нетленными - они портятся. ОТРЕЧЕНИЕ ОТ ВСЕХ ПЛОДОВ ДЕЙСТВИЙ – это красная нить вечного завета, - ОТ ОТРЕЧЕНИЯ НЕПОСРЕДСТВЕННО ПРОИСХОДИТ МИР (Бхагавадгита 12:12).

Надо сказать, что примирителя в двенадцати числах – два: Неффалим и Завулон. Это о Завулоне, господине брачного чертога солнца-ян и луны-инь, сказано в благословении Иуде: ЕМУ ПОКОРНОСТЬ НАРОДОВ, ОН ПРИВЯЗЫВАЕТ К ВИНОГРАДНОЙ ЛОЗЕ ОСЛЁНКА СВОЕГО И К ЛОЗЕ ЛУЧШЕГО ВИНОГРАДА СЫНА ОСЛИЦЫ СВОЕЙ; МОЕТ В ВИНЕ ОДЕЖДУ СВОЮ И В КРОВИ ГРОЗДОВ ОДЕЯНИЕ СВОЁ; БЛЕСТЯЩИ ОЧИ ЕГО ОТ ВИНА, И БЕЛЫ ЗУБЫ ЕГО ОТ МОЛОКА. Завулон приносит мир в полседмине, после хищнической доктрины Иуды, а Неффалим даёт пример гармоничного бытия ЯН и ИНЬ после уничтожения женского начала в Гаде, когда остался в победителях Асир-ЯН. Вот как говорит Евангелие о потере женского начала в Иуде и Гаде: В ТУ НОЧЬ БУДУТ ДВОЕ НА ОДНОЙ ПОСТЕЛИ: ОДИН ВОЗЬМЁТСЯ, А ДРУГОЙ ОСТАВИТСЯ(Лука 17:34), ДВОЕ БУДУТ НА ПОЛЕ, ОДИН ВОЗЬМЁТСЯ, А ДРУГОЙ ОСТАВИТСЯ(Лука 17: 36). О Завулоне и Неффалиме повествует пророк Исайя как о благодатном пришествии в мир Иисуса Христа (Исайя 9:1-7).

О чём же говорит расклад числа 12, то есть двенадцати учеников Иисуса Христа? Ответственно заявляю, что 12 и 70 учеников указывают на семьдесят седмин пророка Даниила, когда будут покрыты грехи, заглажены преступления и приведена вечная правда (Даниил 9:24). О том же вторит псалмопевец Давид: БЛАЖЕН, КОМУ ОТПУЩЕНЫ БЕЗЗАКОНИЯ, И ЧЬИ ГРЕХИ ПОКРЫТЫ (Псалтирь 31:1). О том же говорит Христос, когда Пётр Его спрашивает, сколько раз прощать согрешающего брата, до семи ли раз, - ДО СЕМИЖДЫ СЕМИДЕСЯТИ РАЗ! (Матфей 18:22). Митрополит Волоколамский Илларион (Алфеев), председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, когда его спросили на телеканале «Союз», почему окормляемые тюремными священниками заключённые по выходе из мест заключения снова совершают преступления, сокрушённо развёл руками: механизм исповеди не работает, не только заключённые снова совершают преступлёния, но и воцерковлённый люд на свободе годами и годами исповедуется в одних и тех же грехах. Увы, - это уже не митрополит Илларион говорит, - пост, который изгоняет бесовщину, в церкви – не достаточный! Образом настоящего библейского поста является собирание небесной манны при исходе из Египта: шесть дней собирай, постись, ничего не ешь; в седьмой день не собирай, ешь. Семьдесят таких седмин, семьдесят гоморов (Исход 16:33), надо насобирать за свою грешную жизнь, чтобы стать праведным. КТО НЕ СО МНОЮ, ТОТ ПРОТИВ МЕНЯ; И КТО НЕ СОБИРАЕТ СО МНОЮ, ТОТ РАСТОЧАЕТ (Матфей 12: 30) - так однозначно заявлено роду неверному и развращённому: ДОКОЛЕ БУДУ ТЕРПЕТЬ ВАС? (Матфей 17: 17). Число 12 – это Путь совершенствования, восхождения к Богу. 12 – это три половых лестницы: ветхий завет в седмину, в гомор, новый завет в семь седмин и вечный завет в семьдесят седмин. В вечном завете и существует, видимо, любовь, которая долготерпит, милосердствует, не завидует… (1 коринфянам 13:4-7) Одному человеку трудно достичь такой любви, но в церкви, когда одни члены церкви попеременно постятся, а другие отдыхают, набирается приличная сумма благочестия. О постепенности и последовательности этого процесса собирания благочестия и Богопознания говорят евангельские притчи Иисуса: НИКТО НЕ ПРИСТАВЛЯЕТ ЗАПЛАТЫ К ВЕТХОЙ ОДЕЖДЕ, ОТОДРАВ ОТ НОВОЙ ОДЕЖДЫ; А ИНАЧЕ И НОВУЮ РАЗДЕРЁТ, И К СТАРОЙ НЕ ПОДОЙДЁТ ЗАПЛАТА ОТ НОВОЙ(Лука 5:36), НЕ ВЛИВАЮТ ТАКЖЕ ВИНА МОЛОДОГО В МЕХИ ВЕТХИИ; А ИНАЧЕ ПРОРЫВАЮТСЯ МЕХИ, И ВИНО ВЫТЕКАЕТ, И МЕХИ ПРОПАДАЮТ, НО ВИНО МОЛОДОЕ ВЛИВАЮТ В НОВЫЕ МЕХИ, И СБЕРЕГАЕТСЯ ТО И ДРУГОЕ (Матфей 9:17). О том же учит притча из Торы: НЕ НАДЕВАЙ ОДЕЖДЫ, СДЕЛАННОЙ ИЗ РАЗНЫХ ВЕЩЕСТВ, ИЗ ШЕРСТИ И ЛЬНА

ВМЕСТЕ (Второзаконие 22:11). Ибо одежда тканая изо льна – брачная одежда, а одежда из шерсти – чтобы согревать остывающую кровь для мудрости. Как сказал Гораций: Тот, кто весел, и тот, кто грустит, не выносят друг друга. Теперь понятно, что Библия написана не для обихаживания домостроя, а как руководство по воспитанию жрецов и пророков.


1


Семь язв, семь ангелов, семь чаш,

горят в проекции Египта.

Вне всех времён - камней коллаж,

где миф, как запах эвкалипта,

развеялся среди людей,

и путь свой начал Моисей.


Творят мистерию песка

ветра над храмами Изиды.

В века возносится тоска,

закованная в пирамиды.

И память множества могил

несёт окровавлённый Нил.


Останется язык камней,

где Слово стало Трисмегистом.

Средь птиц последних и зверей

самум сражается с Египтом.

Сожгут и жизнь, и ложь, и блажь -

семь язв, семь ангелов, семь чаш.


2


Вино разбавлено тоской

синайских танцев-суховеев,

морская бездна за спиной

двенадцати колен евреев.


Две эры длящийся исход,

неисчислимы дни и судьи:

пусть богоизбранный народ -

богоотверженные судьбы.


Две эры миф не победим,

в песках две эры длится битва –

зачем ведёте, Элохим,

стезёю плачей и молитвы?!


Пути - клубок чугунных пут,

левиты мужествуют ветер,

но не кончается маршрут

ни у Фасги, ни в Назарете...


3


Здесь средоточие пророчеств -

мерцают в цитадели мрака,

оцепенев от одиночеств,

двенадцать ниток Зодиака.


Не в силах бестии с тиары

стихий и бездн Владыки Света

покинуть звездный бестиарий

через стеклянный свод рассвета.


Но в час огня и власти Слова

двенадцать выпущенных джиннов

ворвутся вспышкою Сверхновой

в миры потомков красной глины.


И, вывернув чулок пространства,

по вечным правилам сатуры

Господь для нового мытарства

расставит на доске фигуры

(Михаил Гофайзен, Иудейский триптих)

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 12.11.2012 в 09:08
Прочитано 1232 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!