Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Найди меня

Рассказ в жанре Детектив
Добавить в избранное

Найди меня


– Раз, два, три, четыре, пять. Я иду тебя искать, – считала бабушка, закрыв глаза руками.

– Бабушка, не смотри. Я ещё не спряталась, – кричала Маша, выглядывая из-за кустов.

Маша с бабушкой гуляли во дворе. Рабочий день. Других детей на площадке нет. Девочка собиралась в детский сад, но утром стала жаловаться на боль в горле. Температуры нет, больничный лист не дадут. Светлана позвонила маме и попросила посидеть с дочкой. Хорошо, что они жили в одном дворе. Полина Ивановна сразу пришла. Маша прополоскала горло солёной водичкой. Выпила тёплое молоко с мёдом. Через час сказала, что уже всё прошло, и ничего не болит. Маше почти шесть лет. Пухленькая, с большими голубыми глазами и темными кудряшками вокруг миловидного личика. Она была не возрасту серьёзной и рассудительной. Бабушка говорила, что на Машу сильно повлиял развод родителей. Она любила и маму, и папу, и не понимала, почему они не живут вместе. А взрослые не стремились посвящать её в свои дела. Казалось, что крепкая семья и ничего не предполагало такого исхода. Но жизнь может изменить всё в один день. Николай работал старшим менеджером в солидном офисе. Большая зарплата порождает большие желания. То праздник, то сделки, то договора, то рестораны. Весёлая жизнь закрутила. Появилась другая женщина. И деньги стали уходить из семьи. Светлана пыталась объясниться, но достучаться не удалось. Ни слёзы, ни уговоры не помогали. А потом муж стал распускать руки. Придирался к каждой мелочи. То мясо пережарила, то суп пересолила, то рубашку плохо погладила. Светлана терпела, всё держала в себе. Боялась скандалов, чтобы не напугать дочь. Но однажды вернулась с работы, а на столе записка: «Я ухожу. У меня другая женщина. Прости». Развели быстро, делить было нечего. Квартира принадлежала Светлане, а другого имущества они не нажили. Дочь осталась с мамой. Николай сразу приходил к Маше каждое воскресенье. А потом всё реже и реже. Светлана не торопилась устраивать новую жизнь, никак не могла забыть обиду и полностью посвятила себя дочке. Маша видела, что маме тяжело, и, как могла, успокаивала. Обнимет маленькими ручками, поцелует, погладит, пожалеет. Так они и жили. Ещё во всём помогала бабушка, Полина Ивановна. Она вышла на пенсию, но подрабатывала вахтёром в студенческом общежитии. И работа не очень сложная и деньги не лишние. Светлана окончила медицинский колледж и устроилась медсестрой в поликлинику. Маша ходила в садик рядом с домом. Прошло полгода. Однажды вечером раздался звонок в дверь. Светлана открыла и отшатнулась. Это был Николай. От прежнего лоска не осталось и следа. Какой-то неухоженный, небритый, в грязной рубашке, ещё и выпивши. Достал из кармана помятую шоколадку.

– Привет! Я хочу видеть дочь. Маша, папа пришел, – крикнул он в комнату.

Светлана быстро закрыла дверь.

– Ты пьян. Зачем пришёл? Маша у бабушки. Она не должна видеть тебя таким. Иди, проспись, – строго сказала девушка.

– Отойди, не мешай. Где моя дочь? – крикнул он, резко оттолкнув её в сторону.

Светлана ойкнула, ударившись об угол. Николай открыл дверь и стал бегать по квартире в поисках Маши.

– Убирайся! Я сейчас вызову полицию, – пригрозила Светлана.

– Все вы стервы. Всю жизнь мне испоганили, – замахнулся он на неё.

Светлана ловко увернулась, схватила со стола нож, пытаясь защититься.

– Уходи. Не доводи до греха. Не смей больше подходить к дочке, – со слезами на глазах крикнула она.

– Дура! Это моя дочь. Не дашь встречаться, я её совсем заберу, – заорал он, брызгая слюной.

– Только попробуй. Ты себя видел? В кого ты превратился. На тебя смотреть страшно. Уходи, – уже спокойнее проговорила девушка.

Николай махнул рукой и вышел из квартиры. Такие заходы стали случаться часто. Но теперь Светлана старалась не пускать его. Он стучал и кричал под дверью, пугая дочь и соседей. Женщина тихо плакала, а Маша успокаивала:

– Мамочка, не плачь. Он хороший, только немного заболел. Вот поправится, и будет опять моим любимым папой. Вы помиритесь, и будем жить вместе.

От таких слов Светлана рыдала ещё больше. Трудно объяснить ребёнку, что нельзя склеить разбитое зеркало. Потом он опять исчез. Женщина вздохнула с облегчением. Жизнь стала налаживаться. И вдруг Николай встретил её возле поликлиники. Он был чисто выбрит, прилично одет и трезв.

– Здравствуй. Нужно поговорить, – спокойно сказал он.

– Не о чем нам говорить. Ты уже всё сказал и сделал, – резко ответила Светлана.

– Только пятнадцать минут. Пойдём в парк, – попросил он.

Светлана пожала плечами, но согласилась. Они присели на лавочку.

– Вся жизнь пошла под откос. Из фирмы уволили с «волчьим билетом». Обвинили в потере доверия. Будто я сливал информацию конкурентам. А на самом деле, директор взял на моё место своего племянника. Диана сразу сбежала. Нет денег, нет любви. Устроиться никуда не могу. Кем только не работал, даже грузчиком. С горя стал выпивать. Но теперь всё. Завязал. Больше ни капли. Уеду подальше и начну всё заново. Хотел бы попрощаться с дочкой. Разреши, – обратился к Светлане.

– Она тебя боится. И жалеет. Ей нужно время, чтобы всё забыть. Извини, но не сейчас. Вот найди работу, измени свою жизнь и приходи, – отказала Светлана, быстро встала и, стуча каблучками, пошла по аллее.

Николай остался сидеть, обхватив голову руками.


***

Раз, два, три, четыре, пять. Я иду тебя искать, – считала Полина Ивановна. Маша спряталась за кустами. Бабушка досчитала и пошла искать девочку. Но Маши нигде не было.

– Маша, ты где? Выходи, – крикнула она.

Но ей никто не ответил. Полина Ивановна стала обходить детскую площадку. Подбежала к подъезду, заглянула, позвала. Никого. От испуга резко закололо сердце. Но о плохом думать не хотелось. Присела на лавочку и стала звонить Светлане:

– Машенька пропала. Мы играли в прятки. Я не могу её найти. Приходи скорее, – тяжело дыша, говорила она.

– Ты ещё поищи. Я уже бегу, – крикнула Светлана.

Они обошли все соседние дворы, все детские площадки, все дома и подъезды.

– Она не могла никуда далеко уйти. Её украли. Это Николай. Он вчера просил о встрече с Машей. Я отказала, – причитала Света.

– Нужно срочно идти в полицию, – сказала Полина Ивановна, положив таблетку нитроглицерина под язык.

– Я пойду. Ты сиди здесь. Вдруг она придёт, – со слезами на глазах проговорила девушка, видя, что маме совсем плохо.

Отделение полиции было недалеко. Светлана написала заявление и рассказала про мужа. Молодой лейтенант пытался успокоить. Обещал срочно объявить розыск. Распечатали фотографию Маши и передали участковым. Отправили наряд на квартиру мужа. Он жил у своей мамы. Светлана напросилась с ними. Дверь открыла свекровь, Надежда Васильевна. Очень удивилась приходу полиции.

– Где Маша? Где моя дочь? – закричала Светлана, вбегая в квартиру.

Николай спал в спальне. Она стала его трясти, пытаясь разбудить. Он что-то бормотал, не открывая глаз.

– Не трогай его. Сначала выгнала, а теперь что надо, – возмутилась бывшая свекровь.

– У меня дочь пропала. Только он мог её забрать, – плакала Светлана.

– Не мог. Он пьёт со вчерашнего дня. Сегодня никуда не ходил. Проснулся, выпил и опять спит, – объяснила Надежда Васильевна полицейским.

Те попытались привести его в чувства, но махнули рукой. Составили протокол и вышли. Светлану отправили домой. Сказали, что будут искать дочь.

Прошёл день. Поиски результатов не дали. Распечатала фотографии Маши и развесили по всему городу. Подключились волонтёры. Обходили дома, скверы, даже ближайшие деревни. Ничего. Светлана не могла ни спать, ни есть. Маме стало плохо с сердцем. Её забрали в больницу. Девушка осталась совсем одна. Она лежала на диване, накрывшись пледом с головой. И только вздрагивала от каждого звонка. Бывший муж не появлялся, словно это пропала не его дочь. А вот чужие люди пытались помочь. Пришла соседка, принесла тарелку супа.

– Светочка, поешь хоть немного. Нужно верить. Нельзя же так себя изводить. Ты должна быть сильной. Машеньку скоро найдут. Что она скажет, увидев тебя такой? – пыталась она успокоить девушку.

– Я не хочу. Спасибо. Только бы она была жива, – прошептала Светлана.

– Не смей так думать. Всё будет хорошо. Не хочешь есть, так я тебе чай заварю с мятой, – настаивала соседка.

– Ничего не надо. Спасибо. Я полежу, – отказалась Света.

– Хорошо. Я супчик оставлю. Может, поешь потом, – вздохнула женщина и ушла.

Тут раздался звонок. Она дрожащими руками схватила телефон. Это был один из волонтёров. Сказал, что в больнице лежит девочка. Попала под машину. По возрасту подходит. Лицо сильно пострадало, сложно узнать. Светлана быстро оделась и выскочила на улицу. До больницы две остановки автобуса, но она пошла пешком. И не шла, а почти бежала. А в голове стучало: «Нашлась, нашлась, живая. Господи, спасибо». У больницы её встретил звонивший парень. Она на ходу накинула халат и забежала в палату. На кровати лежала девочка с забинтованным лицом. У Светланы защемило сердце. Она опустилась на колени, гладя маленькую ручку. Девочка застонала. Слёзы мешали говорить и видеть. Девушка хотела поцеловать пальчики, наклонилась, но вдруг резко отдёрнула руки.

– Это не Маша. У Маши на ручке большое родимое пятно. Где моя девочка? – зарыдала Светлана.

Медсестра вывела её в коридор и дала успокоительное. Светлана плакала, закрыв лицо руками. Подошёл врач, Седов Максим Семёнович.

– Что случилось? Ребёнку стало хуже? – тревожно спросил он.

– Нет. С девочкой всё нормально. Состояние стабильное, – успокоила медсестра.

– Тогда в чём дело? Мамочка, успокойтесь. Всё страшное уже позади. Главное, что она жива и поправиться, – сказал доктор.

– Это не моя дочь! – почти крикнула Светлана, вставая.

– Света? Макарова? Это ты? Ты что здесь делаешь? – удивился он, узнав девушку.

– Максим? Мне позвонили, что в больнице моя дочь. Но это не так. Маша пропала, – сквозь слёзы пыталась объяснить Света.

– Пойдём в ординаторскую. Ты всё мне расскажешь, – предложил врач, обняв её за плечи.

Светлана присела на маленький диванчик, стараясь успокоиться. Максим делал чай. Они не виделись несколько лет. Света проходила практику в больнице после колледжа, а он после мединститута. Оба молодые, общие интересы. Быстро сдружились, но до любви дело не дошло. Практика закончилась. Сразу перезванивались, а потом и это сошло на нет. Хотя Светлана ему очень нравилась. Стройная, голубоглазая с копной рыжих волос. Всегда весёлая, добрая и сильная. Казалось, ничто не сможет её сломить. И вот она сидела перед ним: измученная и несчастная. От той весёлой девчонки не осталось и следа. Максим не знал с чего начать и специально долго возился с чаем. Светлана стала рассказывать. Он слушал, не перебивая. А сам думал, чем помочь. Нужно только, как говорят, ждать, надеяться и верить. Он так и сказал ей, стараясь успокоить.


***

Маша открыла глаза. Всё чужое, незнакомое. Как она здесь оказалась? Играли с бабушкой в прятки. Потом увидела за деревом папу. Он её позвал. А теперь она одна в этой комнате. На стуле лежала курточка и шапка. Рядом стояли сапожки. Ей стало страшно.

– Мама, бабушка! Где вы? – позвала девочка, сквозь слёзы.

В комнату вошла женщина лет пятидесяти. В длинной синей юбке и серой кофте. Седые волосы завернуты узлом на макушке. Большие очки с толстыми стёклами скрывали глаза.

– Проснулась? Вот и хорошо. Кушать хочешь? Вставай, идём на кухню, –

сказала она хрипловатым голосом.

Маша вытерла слёзы и пошла следом.

– Вы кто? А где моя мама? – не унималась она.

– Я тётя Валя. Где твоя мама не знаю. А папа скоро придёт. Садись, ешь, – объяснила она.

– Я хочу в туалет, – захныкала Маша.

– Пошли свет включу, – сказала женщина.

Тётя Валя не отходила ни на шаг. Вместе они вернулись на кухню. На столе стояла тарелка с манной кашей.

– Я не люблю кашу, – отказалась Маша.

– Тогда пей чай с батоном. Проголодаешься и поешь, – спокойно сказала женщина, убирая тарелку.

Маша откусила кусочек батона и запила чаем.

– Спасибо. Я больше не хочу, – пробормотала она, отодвигая чашку.

– Как хочешь. Иди в комнату. Скоро придёт твой отец. И не вздумай реветь. У меня голова болит. Вот смотри книжку и сиди тихо, – предупредила женщина.

Маша взяла книжку и тихонько вышла. Плакать и кричать боялась. Сидела, листая картинки. Так и уснула с книжкой в руках.

Открыла глаза. Уже утро. Услышала голос отца.

– Ну как она? Проснулась. Не плакала? – спросил он.

– В комнате спит, – ответила тётя Валя.

Маша вскочила и бросилась к Николаю.

– Папа, что мы тут делаем? Я хочу домой к маме. Пошли скорее, – стала просить девочка.

– Пойдём, но потом. Понимаешь, мама уехала в командировку в другой город. А бабушка заболела. Вот мама и попросила меня побыть с тобой. Она скоро вернётся и заберёт тебя. Ты ведь умница и уже большая. Плакать не будешь? – стал он объяснять девочке.

– А почему мы не пошли к бабушке Наде? Она тоже болеет? – спросила Маша.

– Болеет. У неё грипп. Боится нас заразить. Пока будем жить здесь. Понятно? – спросил Николай.

Маше это не очень понравилось, но она, молча, согласилась, кивнув головой. Папа принёс детские книжки, карандаши, краски, альбом и фломастеры.

– Ты порисуй. А я схожу на работу. Принесу тебе сладости. Веди себя хорошо, слушайся тётю Валю, – сказал он и ушёл.

Маша больше не плакала. Немного поела. Рисовала, смотрела книжки. И ждала папу. Николай поехал на вокзал за билетами. На дверях висело объявление о пропаже девочки и портрет Маши. Подходили люди, читали и охали. Вот беда! Мужчина понял, что уехать, просто так, не получится. Съездил на автовокзал. Та же история. Он давно уже решил забрать Машу. Только ждал удобного случая. И теперь отступать не собирался. Больше всего его радовало, что может отомстить своей бывшей жене. Он винил именно её во всех своих бедах. Пусть теперь мучается всю жизнь. Увезёт Машу в Сибирь, и никто её никогда не найдёт. Недалеко от Первоуральска жил давний друг, Степан. Вместе служили в армии. Иногда созванивались. Он приглашал в гости. Вот и пришло это время. «Нельзя поездом и автобусом, поедем автостопом. Надо только изменить внешность Маши. Была девочка, а станет мальчик», – решил Николай. Заехал в магазин, купил необходимые вещи, еду и вернулся к тёте Вале. Маша уже заждалась. Ей надоело сидеть взаперти.

– Папочка, когда мама приедет? Я так соскучилась. Давай к бабушке сходим, – стала просить девочка.

Николаю это и было нужно.

– Ты соскучилась по маме? Она приедет не скоро. А ты хочешь к ней поехать? – предложил он дочке.

– Хочу! Конечно, хочу! – запрыгала от радости Маша.

– Мама уехала далеко. Билеты очень дорогие. Мы поедем на большой машине. Только у меня к тебе одна просьба. Машина грузовая. В платье ехать неудобно. Ты можешь испачкаться. Я купил тебе новую одежду. А ещё нужно остричь волосы. В дороге негде будет мыться. Согласна? – убеждал Николай.

– Мы, правда, поедем к маме? – стала сомневаться девочка.

– Конечно. Я тебя никогда не обманывал. Мама нас очень ждёт, – успокоил он Машу.

Она больше не стала возражать. Спокойно сидела на стуле, пока Николай срезал её кудряшки. Зеркала не было, и Маша не видела свою новую прическу. Но, потрогав рукой голову, чуть не расплакалась.

– Папочка, ты все волосы срезал. Я, что буду как мальчик, – всхлипнула она.

– Не переживай. Так удобнее. А волосы быстро вырастут. Переодевайся. И никому не говори, что ты девочка. Я буду звать тебя Мишей. Дядя водитель не любит возить девочек, – сказал Николай, протягивая пакет с новой одеждой.

Маша очень удивилась, достав джинсы, свитер, синюю курточку, черную шапочку и синие кроссовки. Но ничего не сказала. Вдруг папа рассердится, и они никуда не поедут. Тётя Валя вывезла их на своей машине на загородное шоссе. У дорожного кафе стояло несколько фур. Водители обедали. Николай присел к ним за столик. Быстро договорился. Одна из машин шла в нужном направлении. Он соврал, что болеет мама. А денег на дорогу нет. Водитель Семён согласился взять их с собой.


***

Светлана немного успокоилась. Дежурство Максима закончилось, и он предложил подвести её домой. Девушка, от лекарств, была как кукла-неваляшка. Всё воспринималось словно сон. Максим завёл её в квартиру и уложил на кровать.

– Ну, вот и хорошо. Нужно отдохнуть. До утра не проснёшься. Я приду завтра, – сказал он, закрывая дверь в комнату.

От усталости Света сразу уснула. Максим взял запасные ключи. Они висели на гвоздике рядом с дверью. Закрыл квартиру и ушёл.

Она проснулась рано. Выспалась и чувствовала себя отдохнувшей.

– Господи, сделай так, чтобы это был просто страшный сон, – пробормотала сама себе.

Прислушалась. На кухне кто-то был. Светлана резко вскочила и бросилась туда.

– Мама, ты дома? – крикнула она, открывая дверь.

Но это была не мама, а Максим.

– Ты что здесь делаешь? – удивилась девушка.

– Делаю тебе кофе, – улыбнулся он.

– А как ты вошёл? Я что дверь не закрыла? И как оказалась дома? – пыталась вспомнить Светлана.

– Я привёз тебя домой. Ты уснула. А я воспользовался вторыми ключами. Надеюсь, ты меня не прогонишь. У меня выходной. Могу помочь в поисках, – объяснил Максим.

Светлана обреченно опустилась на стул. Боль от потери придавила её своей безнадёжностью. Она снова начала плакать.

– Перестань. Ты должна быть сильной. Мы её обязательно найдём, – стал успокаивать Максим, гладя по голове, как маленькую. Светлана уткнулась в него лицом, и только плечи вздрагивали от рыданий.

В дверь позвонили. Максим пошёл открывать. Светлана вытерла слёзы, стараясь не плакать. Это был парень от группы волонтёров. Сказал, что развесят объявления, и продолжат поиск в других частях города. Максим сделал кофе и бутерброды и заставил Светлану поесть.

– Мне надо в больницу к маме. Что я ей скажу? – вздохнула женщина.

– Скажешь, что идёт поиск. Что её найдут. Нужно только верить, – твёрдо сказал Максим. Светлана быстро собралась, и они поехали в больницу на машине Максима. Это хорошо. Девушке не хотелось никого видеть. Полина Ивановна лежала под капельницей. Увидела дочку и сразу спросила:

– Маша нашлась?

– Пока нет. Но её ищут. Мы должны верить, – ответила Светлана.

– Это я во всём виновата. Недосмотрела, – заплакала Полина Ивановна.

– Мамочка, успокойся. Тебе нельзя волноваться. Всё будет хорошо, – уговаривала она маму, хотя сама слабо верила.

Зашла медсестра и попросила уйти. Больная не должна нервничать. Светлана вышла, но пообещала часто звонить. Максим ожидал в коридоре.

– Как мама? – поинтересовался он.

– Не очень. Во всём винит себя. Не знаю, что делать дальше, – вздохнула девушка.

– Твой бывший звонил? Это странно. То рвался к дочери, а то молчит. Поехали к нему. Мне кажется, что это он забрал Машу, – предположил Максим.

Светлана набрала номер Николая, но телефон был недоступен.

– Странно? Поехали. Я не могу сидеть, сложа руки. Надо действовать, – согласилась девушка.

Дверь опять открыла свекровь.

– Зачем пришла? Опозорила нас. Полицию притащила. Нет у нас Маши. Нет, и не было, – начала кричать с порога.

– Не шумите. Где Николай? Мне надо с ним поговорить, – настаивала Светлана.

– Нет его. Уехал. Он передо мной не отчитывается. Убирайся. И больше не приходи, – злобно сказала свекровь и захлопнула дверь.

Они сидели в машине. Светлана тихо плакала.

– Успокойся. Мне показалось, что твоя свекровь что-то недоговаривает. Похоже, Николай скрывается с Машей. Подумай к кому он мог поехать, – настаивал Максим.

– Я ничего не могу вспомнить. Он даже друзей не имел. У свекрови есть двоюродная сестра. Мы однажды к ней заезжали за вещами, – задумалась Светлана.

– Ты помнишь, где она живёт. Поехали. Нужно всё проверить. Любая зацепка может помочь, – ухватился за эту идею Максим.

Долго плутали по маленьким улочкам. Светлана точно не помнила адрес.

– Мы так никогда не найдём. Нужно у кого-то спросить. Вон женщина идёт, – сказала она.

Девушка вышла из машины.

– Извините, пожалуйста. Вы не подскажите, где живёт Валентина Ивановна. Такая высокая, седая. Голос у неё с хрипотцой, – спросила она.

– Валентина? Так она живёт на соседней улице. Третий дом от магазина. А она вам зачем? Что-то к ней гости зачастили. Вчера мужчина был. Сегодня вы, – поинтересовалась она.

Светлана показала фотографию Николая.

– Вроде похож. Машину во двор загонял, – сказала она с сомнением.

– А девочку не видели? – заикаясь, спросила Светлана.

– Не видала, – пояснила она.

У Светланы забилось сердце. Стало трудно дышать. Она слегка пошатнулась.

– Ты это что? Болеешь? – испугалась женщина.

– Нет, нет. Всё в порядке. Просто голова закружилась. Спасибо вам большое, – поблагодарила девушка и пошла к машине.

– Маша там. Николая видела соседка. Поехали быстрее. Третий дом от магазина, – торопила она Максима.


***

Фура удалялась от города. Маша с интересом смотрела в окно. Они с мамой давно никуда не ездили. Летом собирались к морю. Но до лета ещё далеко.

– Папа, а нам долго ехать? Мама точно там? – спросила девочка.

– Долго. Но мама будет нас ждать. Не переживай. Смотри в окошко, – успокоил он дочку.

– Ты же говорил, что едешь к больной маме. А теперь к жене, – удивился Семён.

– Я имел в виду его маму. Она лежит в больнице. Сын ничего не знает. Не хочу его расстраивать, – очень тихо объяснил Николай.

– Кто лежит в больнице? Мама? Почему ты мне не сказал?– переспросила Маша.

– С мамой всё в порядке. Это бабушка заболела, – соврал Николай.

Водитель только покачал головой, а Маша тяжело вздохнула:

– Да. У бабушки часто болит голова.

Они ехали уже часа три. Маша незаметно уснула, положив голову отцу на колени. Стемнело. Фура остановилась у придорожного кафе. Водитель сказал, что нужно отдохнуть до утра, перекусил в кафе и лёг спать в машине. Николай снял недорогой номер. Маша осталась в комнате, а он спустился в бар. Выпил несколько рюмок, закусив бутербродом, и сильно охмелел. Народа почти не было, и он стал изливать душу официанту. Не зря говорят: что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Маша, не дождавшись, пошла его искать. Заметила у барной стойки. Хотела подбежать, но услышала, что он кого-то ругает. Прислушалась. Николай рассказывал бармену про свою несчастную жизнь. Во всём обвинял жену и её мать. Поэтому решил отомстить и забрал дочь. Пусть страдают. Маша слушала и ничего не могла понять. Её любимый папа говорил плохие слова о маме и бабушке. Быстро вернулась в комнату. Скоро пришёл Николай. Увидел плачущую дочь. Хотел успокоить. Но Маша оттолкнула его и стала кричать сквозь слёзы:

– Ты меня обманул. Я хочу домой. К маме и бабушке. Ты плохой. Я тебя не люблю.

Николай с силой схватил девочку за руку.

– Успокойся. Не кричи. Ты теперь будешь жить со мной. Веди себя хорошо. А то вообще никогда не увидишь ни маму, ни бабушку. Вытри слёзы и ложись. Завтра долгая дорога, – рявкнул он, замахнувшись.

Маша вся съёжилась, ожидая удара. Но Николай только толкнул её на кровать. Сам лёг на другую, не раздеваясь, и сразу захрапел. Маша лежала, укрывшись одеялом, тихонько плакала и шептала:

– Мамочка, милая. Найди меня и забери. Я хочу домой.

Рано утром спустились в кафе на завтрак. Маша, молча, покачала головой, отказываясь от еды. Николай так посмотрел, что девочка начала есть. Она чуть не подавилась, запихнув в рот вареное яичко.

– Чаем запей. И булку ешь, – приказал отец.

Маша отхлебнула слишком горячий чай. Обожгла губы и язык. Дула на чай, а из глаз тихо катились слёзы.

– Прекрати реветь. Вставай и пошли. Булку возьми с собой. В машине доешь, – прошипел Николай.

Маша взяла булочку и поплелась за отцом к фуре. Водитель их уже ждал.

– Всё нормально? Чего пацан ревёт? – спросил он.

– Есть не хотел. Не обращай внимания. Он у нас слишком нежный, как девочка. Ращу, ращу мужика, а жена всё портит. Никакой строгости, – отшутился Николай.

– Ничего, подрастёт и поймёт. Дисциплина нужна. Садитесь, едем дальше, – предложил Семён.

Дорога шла через поля. Семён и Николай разговаривали про машины, запчасти и цены на рынке. Девочка смотрела в окно, и незаметно задремала. Она плохо спала ночью. Приснилась мама. Она звала её. Маша побежала, а мамы нигде нет. Проснулась от своего крика и долго плакала. Девочка понимала, что самой ей маму не найти. Она ведь даже не знает, куда они едут. А спрашивать боялась. Решила, что будет вести себя хорошо и папа вернёт её домой.


***

Светлана быстро открыла дверь. Максим поспешил следом. Валентина сидела в кресле и смотрела телевизор.

– Где моя дочь? Где Маша? – закричала девушка.

– Ты чего кричишь? – вскочила Валентина.

– Николай украл у меня дочь. Его видела соседка. Где он? Я сейчас вызову полицию, – пригрозила Светлана.

Валентина опять села в кресло.

– Откуда я знала, что он украл. Брал у меня машину. Приехал с дочкой. Она спала. Сказал, что завтра поедут в гости к другу. А куда не спрашивала. Попросил подбросить до дорожного кафе, чтобы ехать автостопом. Отправляйтесь туда. Их должны помнить. Он Машу переодел в одежду мальчика. В углу её вещи, можете забрать, – объяснила она.

Светлана прижала к себе дочкину курточку и без сил опустилась на стул. Сердце бешено стучало в груди.

– Мы опять опоздали. Они уехали. Я больше никогда не увижу свою дочь, – запричитала девушка.

– Поехали. Мы их найдём, – тихо сказал Максим, помогая ей встать.

Возле кафе стояли фуры. Максим стал показывать всем фотографии Николая и Маши. Светлана сидела в машине. От неё было мало толка. Слезами горю не поможешь. Мужчина поговорил с официанткой. И девушка вспомнила мужчину с мальчиком, которые договаривались с Семёном, водителем фуры. Он часто у них обедает. А другие водители рассказали, в каком направлении он уехал.

– Они отправились в сторону Казани. Мы их найдём. Ты только не плачь. Будем проверять стоянки, кафе и заправки. Уже поздно. Поедем рано утром. Нужно собрать вещи и отдохнуть, – твёрдо сказал он.

Светлана сидела, вжавшись в сиденье. Казалось, она его не видит и не слышит. И только слёзы медленно стекали по щеке.

Заехали к Максиму. Он взял самое необходимое, и быстро вернулся. Ночевали у Светланы. Утром Максим завёл машину, и продолжили поиск. Часа через четыре тормознули у заправки. Показали фотографии. Ничего. Поехали дальше. Остановились около небольшого мотеля. По фото хозяйка сразу узнала Николая. Сказала, что они ночевали, а уехали рано утром. Это известие слегка успокоило Светлану. Наконец, появилась надежда.

– Заночуем здесь. Скоро стемнеет. Нужно проверить машину. Что-то мне не нравится, как она работает. Поедем рано утром, – предложил Максим.

Светлана спорить не стала. Она понимала, что без машины им никак не догнать Машу. Да и Максим устал, весь день сидел за рулём. Она хоть поспала в машине, а он не отдыхал. Одно радует, что Маша жива. Николай её любит и ничего плохого не сделает.

Максим заказал ужин и снял комнату на двоих. Потом долго возился с машиной. Светлана отдыхала. Вечером поели и улеглись. Мужчина сразу заснул, а Светлана лежала, перебирая в памяти события этих дней. Вся жизнь перевернулась. Возможно, и она виновата, что так произошло. Но что теперь себя винить. Нужно найти Машу. И всё образуется. Будильник разбудил их в половине шестого. Быстро собрались, выпили кофе и отправились дальше.


***

Машина неслась по трассе. У Семёна зазвонил телефон. Он внимательно слушал, искоса поглядывая на своих пассажиров. Мальчик смотрел в окно, а Николай сидел, закрыв глаза. Водитель положил трубку и остановил машину.

– Что-то случилось? – спросил Николай, открыв глаза.

– Всё нормально. Нужно поговорить. Пошли, выйдем, – сказал Семён.

Они отошли от машины.

– Мне звонил приятель. Тебя ищут. Меня не интересуют твои проблемы, но я не хочу в этом участвовать. Сам понимаешь, нам не по пути. Скоро город. Я вас довезу. Высажу на объездной. Дальше уже сами, – не терпящим возражения голосом сказал Семён.

Николай не стал ничего объяснять, только кивнул головой. Остальную часть дороги проехали молча. На заправке перед городом Семён высадил Николая и Машу. Заправился и уехал.

– Папа, а почему мы не едем с дядей Семёном? – спросила дочка.

– Нам с ним не по пути, дальше отправимся на автобусе, – пояснил он.

Долго стояли на остановке. Пошёл мелкий дождь. Маша сильно продрогла. Николай прижал её к себе, чтобы немного согреть. На маршрутке добрались до автовокзала.

– Ты посиди возле этой бабушки, а я узнаю расписание, куплю билеты и что-нибудь из еды, – сказал Николай.

– А вы можете присмотреть за сыном, пока я схожу в кассу, – обратился он к пожилой женщине.

– Конечно, мой автобус ещё не скоро. Идите и не беспокойтесь. Я посижу с мальчиком. Ты ведь никуда не убежишь? Как тебя зовут? – спросила она Машу.

– Миша. Я буду ждать папу, – кивнула девочка.

– Я быстро, – успокоил Николай и ушёл.

Узнал расписание, купил билет и вышел на улицу. Рядом был продуктовый магазин. Николай направился туда. Вдруг к нему подбежал мальчик лет семи.

– Дядя, дядя, помогите. Моей маме стало плохо. Идёмте скорее. Вдруг она умерла, – сквозь слёзы прокричал он.

Схватил Николая за руку и потянул за угол здания. На земле сидела молодая женщина, прислонившись к стенке. Николай наклонился к ней, хотел пощупать пульс. Но тут что-то холодное ударило его по голове. Он упал, потеряв сознание.

Маша тихонько сидела, болтая ногами. Прошло уже много времени, а папы всё нет. Она хотела в туалет, но боялась отлучиться.

– Я хочу в туалет, – обратилась она к женщине.

– Вон, видишь в конце зала дверь. Беги. Если придёт папа, я ему скажу, – махнула она рукой.

Маша быстро вернулась, а папы ещё нет.

– Что-то твой отец не торопится. Ты есть хочешь? Возьми печенье, – предложила женщина, – Меня зовут Антонина Яковлевна или тётя Тоня.

– Спасибо. Печенье очень вкусное, – ответила Маша, откусывая кусочек.

Прошло уже больше часа. Маша ерзала на стуле от ожидания. Но Николая не было.

– У меня скоро автобус. Что с тобой делать? Может сдать в полицию, – спросила Антонина Яковлевна.

– Не надо в полицию. Вы идите, а я буду ждать папу, – сказала Маша.

– Ещё чего! Так, поехали ко мне. Тут работает уборщицей моя знакомая. Я ей скажу, что тебя забрала. Если вернётся отец и будет искать, она мне сразу позвонит. Пошли, – решила женщина.

Маша не хотела никуда ехать, но спорить не стала. Она очень устала и хотела есть. Они сели в пригородный автобус. Ехали около часа, а потом ещё долго шли по тёмной улице. Маша всю дорогу молчала.

– Ну, вот мы и дома, – сказала тётя Тоня, открывая дверь, – Раздевайся, вымой руки. Ванна и туалет там. А я разогрею ужин.

Они сидели на кухне, ели и разговаривали.

– А куда вы ехали с папой?

– К маме.

– А где твоя мама?

– Она работает в другом городе. Вот мы к ней и собрались. Только я не Миша, а Маша. Папа сказал, что так лучше. У него не было денег на поезд, мы ехали на большой машине с дядей Семёном. А потом он нас высадил. Мы и вернулись на вокзал.

– Интересно. Зачем он тебя переодел?

– Понимаете, с девочками сложно. И в платье ехать неудобно. Так папа сказал.

– Тоже верно. Наелась? Я тебе постелила. Иди, ложись.

Маша поблагодарила, разделась и легла на кровать. Зашла тётя Тоня. Взяла её одежду.

– Я постираю. До утра высохнет. И, вообще, завтра сходим в магазин и купим тебе всё новое, девичье. Нехорошо это, ходить как мальчишка.

Маша так устала, что сразу уснула. Утром вскочила и бегом к Антонине Яковлевне. Та жарила на кухне оладьи.

– Папа не звонил? – тревожно спросила девочка.

– Нет. Похоже, он про тебя забыл. Но ничего, поживёшь у меня. Умывайся и садись кушать, – сказала женщина.

Зазвонил телефон. Антонина Яковлевна вышла в другую комнату. Она с кем-то негромко говорила.

– И что, полиция спрашивала? А ты? Правильно, что не сказала. Тут не всё так просто. Он живой. Травма головы. В больнице? Пусть лечится. Спасибо тебе. Я отблагодарю, – сказала она кому-то.

– Кто в больнице? Папа? Поехали к нему, – вскочила Маша.

– Нет. Это не папа. Заболела моя родственница. Я её потом навещу. А мы пойдём в магазин за покупками. Одевайся.


***

Светлана не могла ехать спокойно.

– Как мы будем их искать? Прошло уже много времени, – волновалась она.

– Давай рассуждать логически. Водители фуры могут ехать без остановки часа четыре. Потом отдыхают полчаса. И опять часа четыре или пять. Если взять среднюю скорость 80 км, то можно рассчитать, где они примерно остановятся, – объяснил Максим.

– Какой ты умный! Твоя логика вселяет надежду, – восхитилась девушка.

– Нужно верить и всё получится, – сказал Максим, глядя ей в глаза.

– Я верю, и эта вера даёт мне силы, – вздохнула Света.

Через три часа стали проверять кафе, бары, заправки и стоянки. Всем показывали фотографии. Пока результата не было. Но вот на одной заправке девушка вспомнила, что вчера видела мужчину с ребёнком. Они вышли из фуры и долго стояли на остановке, ожидая маршрутку.

– Наконец, нашли. Я скоро увижу дочку, – обрадовалась Светлана.

– Не спеши. Нужно подумать, куда они собрались, – остудил её радость Максим.

– Здесь только один маршрут, до города. Надо по нему проехать и найти водителя. Может он их запомнил, – предложила девушка.

– Так и поступим. Поехали, – согласился мужчина.

Они медленно ехали, внимательно осматривая окрестности. Конечная остановка была автовокзал. Светлана и Максим пошли опрашивать водителей. Маршрутка с тем же номером стояла на стоянке. Водитель сказал, что вчера не работал, но он может позвонить сменщику. Светлана с замиранием сердца ждала конца разговора. Оказалось, что сменщик помнит мужчину с мальчиком. Довёз их до автовокзала. Максим стал обходить вокзал. Никто никого не видел.

– Опять пустота. Мы всё время упираемся в глухую стену, – упавшим голосом сказала девушка.

– Не отчаивайся. Это не конец, а начало. Пошли в полицию, – предложил Максим.

Они долго рассказывали свою историю молодому старшему лейтенанту, Кротову Игорю Семёновичу. Показали фотографии.

– Вчера вечером в районе вокзала напали на мужчину. Он сейчас в центральной больнице с тяжёлой травмой головы. Без сознания. Ни документов, ни телефона, ни денег при нём не было. Вот теперь мы знаем, кто это. Но мальчика или девочки с ним не было. Я звонил в больницу. Состояние стабильно тяжёлое. Когда придёт в себя неизвестно. Поэтому вам нужно ждать и надеяться на лучшее. Вот моя визитка. Оставьте и вы свои данные. Будем держать связь.

– Ты понимаешь, они никуда не уехали. Маша где-то рядом. Надо в больницу. Вдруг он пришёл в себя, – с горячностью воскликнула Светлана.

Николай лежал в реанимации. Их, конечно, не пустили. Поговорили только с лечащим врачом. Тот сказал, что травма тяжёлая, но жить будет. А вот когда придёт в себя неизвестно. Может завтра, а может через неделю. Организм молодой, здоровый, должен выдержать.

– Что дальше? Маша в городе. Её нужно искать. Но я не хочу тебя задерживать. Ты возвращайся домой. Я поселюсь в гостинице или сниму комнату. Буду ухаживать за Николаем, и искать Машу, – тихо прошептала Светлана.

– Никуда я не поеду. Позвоню на работу, возьму отпуск за свой счет. Одну тебя не оставлю. Пошли искать жильё, – тоном, не терпящим возражений, сказал Максим.


***

Антонина Яковлевна и Маша зашли в большой магазин. В одной части были продукты, а в другой одежда. Маша задержалась у прилавка с пирожными.

– Что, хочешь? – спросила тётя Тоня.

– Хочу. Они такие вкусные, – кивнула Маша.

– Возьми деньги, иди и купи. А я посмотрю одежду, – согласилась женщина.

Маша стала в конец очереди. Через большое стекло она видела автобусную остановку. Там стояли люди. Подошла группа ребят. Дети баловались и гонялись друг за другом. Воспитательница кричала, пытаясь их успокоить. Подошёл автобус. Все стали потихоньку заходить. Маша быстро выскочила из магазина и побежала к автобусу. Заскочила вместе с ребятами и села на заднее сиденье. Дверь закрылась и они поехали. На Машу никто не обратил внимания. Девочка всё думала, куда ей ехать: на вокзал или в больницу. Но где и что находится, не знала, а спрашивать боялась. Тихонько смотрела в окно. Впереди сидели две женщины. О чём-то тихо разговаривали. Маша услышала слово больница.

– Тётя, а где выходить, чтобы попасть в больницу? – обратилась она к одной из женщин.

– А тебе зачем? – поинтересовалась та.

– У меня папа в больнице, а я не знаю где она, – ответила Маша.

– А что ты его не навещаешь? – не унималась женщина.

– Мама ходит к нему, а меня не берёт. А я очень соскучился, – соврала Маша.

– Так ты один едешь? Сам? Без мамы? – удивилась вторая женщина.

– Я не сам. Мы с ребятами в музей едем с воспитателем. Я просто хочу знать, где больница, – уточнила Маша.

– Через две остановки. На другой стороне улицы, – объяснила первая женщина, вставая, – А мы выходим сейчас.

– Спасибо. Теперь буду знать, – поблагодарила девочка.

Подъехали к остановке. Маша выскочила из автобуса. Аккуратно перешла дорогу. Увидела, как в большие ворота въехала скорая помощь. Рядом стоял охранник.

– Дядя, это больница? – спросила она.

– Больница. А ты что тут делаешь? Где твои родители? Почему ты один? – строго произнёс он.

– У меня папа в больнице лежит. А мама меня к нему не берёт. Я соскучился, – испуганно ответила Маша.

– Иди домой и приходи с мамой. Тебя одного к папе не пустят. А будешь бузить, сдам в полицию, – пригрозил охранник.

Маша тихонько пошла прочь. Рядом был парк. Она присела на лавочку и заплакала.


***

Светлана с Максимом нашли небольшую недорогую гостиницу. Взяли один номер на двоих. Они не знали, сколько здесь ещё пробудут. Зачем зря тратить деньги. В комнате было две кровати, две тумбочки, два стула, шкаф стол, душ и туалет. В холле стоял диван и телевизор. А в конце коридора небольшая кухня. В шкафчике тарелки, кастрюли и несколько чайников.

– Нормально. Внизу небольшое кафе, а можно и самим готовить, – сказал Максим, ставя чайник, – Или спустимся в кафе?

– Я никуда не хочу. Только спать, – отказалась Светлана.

– Ты располагайся, а я куплю что-нибудь поесть, – предложил он.

Светлана приняла душ, привела себя в порядок. Мысль о том, что Маша где-то рядом вернула ей спокойствие. Теперь она твёрдо верила, что найдёт дочь. Вернулся Максим с новыми чашками, ложками и бутербродами. Они перекусили. Светлана спокойно уснула. Впервые за последнее время. Завтра трудный день.

Утром спустились в кафе. Позавтракали и отправились в больницу. Николай был ещё без сознания. Поговорили с врачом и опять поехали на автовокзал. Старший лейтенант был у себя.

– Мы из больнице. Состояние Николая не изменилось. А нам нужно искать девочку. Может её кто-то забрал с собой. Увидели одну и увели. А если опросить всех работников вокзала. С нами они не будут откровенны, а вот вы можете узнать, – стал его уговаривать Максим.

Лейтенант сразу согласился. Они обходили вокзал. Спрашивали у всех: у кассиров, у дежурных, у носильщиков, у таксистов. Никто не видел. Светлана уже начала отчаиваться. Но тут продавщица в киоске вспомнила, что видела женщину с мальчиком. Она разговаривала с уборщицей Надей. Нашли Надю. Немолодая женщина сначала отнекивалась. Мол, никого не видела и ничего не знает. Лейтенант припугнул, сказав, что может привлечь к ответственности за участие в краже ребёнка. Это её сильно напугало, и она всё выложила. Мальчика забрала её знакомая, Антонина Яковлевна. Живёт в небольшом посёлке за городом.

Быстро сели в машину и поехали в посёлок. Антонина Яковлевна оказалась дома. Светлана сразу спросила о девочке. Женщина вздохнула и пригласила зайти. Рассказала, что её попросил мужчина присмотреть за сыном, а сам не вернулся. Она забрала ребёнка с собой. Не оставлять же его на вокзале. А сын оказался дочкой. Утром позвонила уборщица Надя, рассказала про раненого мужчину. Они пошли с девочкой в магазин, а та убежала. Вернее уехала на автобусе в город.

– Я её хотела переодеть и отвести в полицию. Что ж я не понимаю, что будут искать. Но вот недоглядела. Куда уехала? – заохала женщина.

– Найдём. А вам спасибо большое, что не бросили девочку, – сказал Максим.

– Родители с жиру бесятся, а дети страдают. Моя вот дочка тоже с мужем разошлась. Плохой стал, денег мало зарабатывает, а внук переживает, бегает к нему втихаря. Ох горе, горе, – запричитала Антонина Яковлевна.


***

На дорожке парка показались двое ребят немного старше Маши, в странной одежде. У одного были ботинки не по размеру, без шнурков. Он ими шлёпал при ходьбе. А у другого короткие штаны и большая куртка, словно с чужого плеча. Они пили колу и ели булочки. Увидели девочку и подошли.

– Ты кто такой? Мы тебя не знаем. Чего ревёшь? – спросил старший, ставя ногу на скамейку.

Маша заплакала ещё громче.

– Эй, пацан, хватит сырость разводить, как девчонка, – хмыкнул младший.

– Я не пацан. Я Маша, – сквозь слёзы прошептала девочка.

– Вот это номер! И что ты здесь делаешь? – не унимался старший ребёнок.

Маша вытерла слёзы и всё рассказала мальчишкам. Те слушали, не перебивая.

– И что с ней делать? Пропадёт одна. Заберут в приёмник или ещё хуже, – как взрослый рассудил старший.

– Да не пугай её. Она и так вся дрожит. А твой батя точно в этой больничке? – спросил меньший.

– А что ещё есть больницы? – удивилась Маша.

– Это – районная больница. А есть ещё и центральная, – сказал старший.

– Я этого не знаю, – опять захныкала девочка.

– Ты свою фамилию знаешь? У бати такая же? – поинтересовался меньший.

– Да. Я, Маша Сивцова. Папа – Николай Сивцов, – ответила девочка.

– У нас в больнице бабка работает санитаркой. Попросим, она узнает. Пошли с нами, а то замёрзнешь тут, – предложил меньший.

– А что мамка скажет? – спросил старший.

– Ничего. Небось, опять напьётся и будет спать. Пошли. Да. Я Сашка, а он Вовка. Мы братья. Хочешь булочку? – предложил Сашка.

Маша вытерла слёзы и пошла следом. В квартире было грязно. На кухне вереница пустых бутылок. В раковине немытая посуда. На столе остатки еды и окурки сигарет. В комнате кто-то спал, укрывшись с головой одеялом. Маша с ужасом смотрела на этот бардак.

– Как вы тут живёте? А кто вам кушать готовит? – удивилась она.

– Нормально живём. Всё лучше, чем в детском доме. Тут мы сами себе хозяева. Мамка добрая, когда трезвая. Наш папка умер год назад. Вот она горе и заливает. Сашка, убери со стола и вымой посуду. А я схожу в магазин, – строгим голосом приказал Вовка.

– Вот сам и убирай, командир нашёлся, – пробурчал Санька.

– Я тебе помогу. Я всегда помогаю маме. Давай помою посуду, – предложила Маша.

Она встала на стульчик и стала тщательно мыть тарелки, ложки и вилки. Сашка вытер стол и подмёл пол. Вернулся Вовка. Принёс макароны, сосиски, хлеб и несколько конфет-тянучек.

– Сейчас сварим и поедим. А вам ещё и конфеты. Малыши любят сладкое, – как взрослый сказал он.

– Тут три конфеты. Всем по одной. Мне, Машке и тебе, – уточнил Сашка.

– А где вы деньги берёте? – спросила Маша.

– Мамка даёт, и мы зарабатываем, – объяснил младший брат.

– А разве дети работают? – удивилась девочка.

– Я в церкви помогаю, а Сашка милостыню просит, – уточнил Вовка, – много не дают, но нам хватает.

Макароны и сосиски сварились и они с удовольствием поели.

– А где я буду спать? – поинтересовалась Маша.

– У нас в комнате две кровати. Мы с Сашкой ляжем на одной, а ты на другой. В тесноте, но не в обиде. Пошли, – позвал Вовка.

Утром встали поздно. Мамы уже не было. На кухне стояла тарелка с блинчиками, накрытая полотенцем.

– Быстро ешьте и пошли к бабке. Она нас любит. А на маму ругается, чтобы не пила. Нужно найти твоего отца, – стал торопить Вовка.

Их бабушка, Клавдия Петровна, жила недалеко. Оказалась маленькой худенькой женщиной. Очень обрадовалась, увидев внуков. Выслушала их, и пообещала всё узнать. Позвонила в больницу и долго с кем-то разговаривала. Оказалось, что такой больной к ним не поступал. Дети остались у бабушки. Смотрели мультики и жевали вкусное ванильное печенье.

– Сиротки вы мои, – вздохнула она, гладя их по голове, – Я тут вам обновки купила с получки. Хотела занести, а вы и сами пришли.

Достала из шкафа темно-синюю куртку с белыми полосками на рукавах, двое джинсовых брюк и ботинки.

– Одна работница продала за полцены. Её детям уже мало. А вам будет как раз. Примерьте, – попросила она.

Мальчишки схватили вещи, и ушли в другую комнату. Им почти всё подошло. Только джинсы были широки в поясе. Но они быстро прокололи шилом в ремнях новые дырочки и застегнули.

– Ну, покажитесь, – позвала бабушка.

Ребята, стесняясь, зашли в комнату.

– Вот и хорошо. Почти впору. С другой получки ещё что-нибудь куплю, а то ходите как нищие. Хотя, так и есть, – смахнула она слезу.

– Спасибо, бабушка. Ты самая лучшая, – в один голос сказали мальчики, обнимая и целуя её.

Клавдия Петровна позвонила в приёмную центральной больницы, своей знакомой медсестре.

– Два дня назад привезли мужчину без документов с травмой головы. Скорая забрала его у автовокзала. Лежит в реанимации. Без сознания? – сказала та.

Бабушка передала разговор детям.

– Может это твой отец? – спросила она девочку.

– Он, он, конечно, он. А мы можем к нему пойти, – запрыгала от радости Маша.

– Сейчас уже не пустят, пойдём после пяти вечера. Но если он в реанимации, то мы к нему не попадём, – засомневалась бабушка.

– Проверить надо. А вдруг не он, – возразил Вовка, – Мы пока пойдём. У нас дела. Пусть Маша побудет у тебя. Вернёмся к пяти.

– Бегите, бегите. А ты, внученька, посиди со мной. Зачем с мальчишками гонять. И мне веселей.

Ребята вернулись раньше. Бабушка накормила детей. Собрались и пошли в больницу.


***


Максим, Светлана и старший лейтенант Кротов возвращались в город. Зазвонил телефон Светланы. Это был врач из больницы. Сказал, что Николай пришёл в себя. Ещё слаб, но с ним можно поговорить. Если всё будет хорошо, то завтра переведут в палату. Светлана очень обрадовалась, хотя они уже знали больше, чем Николай.

– Ну что? В больницу? – спросил Максим.

– Вас не пустят. Тихий час. Подбросьте меня до участка. Пообедайте и встретимся около пяти у входа, – предложил Кротов.

Светлана ковыряла вилкой котлету. Есть не хотелось. Она не могла просто сидеть. Нужно искать Машу.

– Давай поездим по городу. Вдруг нам повезёт. Бывают же чудеса, – стала она уговаривать Максима.

– Не спеши. Поговорим с Николаем и продолжим поиск. Развесим фотографии. Дадим объявление по местному телевидению. Город небольшой. Найдём. А сейчас ешь. Нужны силы. Отдохнём в гостинице и к пяти часам поедем, – разложил всё по полочкам Максим.

Время тянулось медленно. Светлана не находила места. Без пятнадцати пять они уже стояли у ворот больницы. Ждали Кротова.


***

Бабушка с ребятами прошли через парк и остановились у пешеходного перехода. На той стороне улицы стояли мужчина и женщина. Они о чём-то говорили. Маша глянула и не поверила своим глазам.

– Мама! Там моя мама. Мамочка! – закричала она.

Женщина повернулась на крик и замерла. Маша бросилась через дорогу. Светлана видела, как большой грузовик выскочил из-за угла. Всё было как в замедленном кино. Девочка бежит. Грузовик несётся. Максим кричит и хватает её за руку. Что-то тёмное взлетает в воздух. Машина, не останавливаясь, скрывается из виду.

– Ма-а-а-ша!!! – кричит, не помня себя, Светлана и теряет сознание.

Время остановилось. Максим подхватывает её и оттягивает к забору. На той стороне мужчина держит за шиворот Машу. А на краю дороги лежит большая чёрная сумка.

Светлана куда-то неслась, словно в водовороте. Всё вокруг вертелось с бешеной скоростью. И только голос дочки тихо-тихо звал её:

– Мама, мамочка, не умирай. Я тебя люблю, мамочка. Проснись.

Появился свет, темнота стала отступать. Вращение замедлилось. Светлана с трудом открыла глаза. Вокруг люди. Что-то солёное попало на губы. «Это её кровь», – подумала девушка. Тёплые руки гладили по лицу.

– Мамочка, ты меня нашла. Не умирай, пожалуйста, – плакала Маша, тряся Светлану.

Наконец сознание вернулось полностью.

– Ты живая. Доченька, моя. Я так долго тебя искала. Господи, спасибо, – зарыдала Светлана, прижимая к себе девочку.

Они так и сидели у забора, обнявшись. Девушка не могла поверить своему счастью. Неужели всё плохое закончилось. Пыталась взять себя в руки, но слёзы ручьем текли из глаз. Максим помог ей встать.

– Всё хорошо. Маша в порядке. Спасибо парню, успел её схватить. Машина зацепила только его сумку. Он даёт показания Кротову, – пояснил он.

– А это кто? – спросила Светлана, кивая на женщину и мальчишек.

– Это мои друзья, Сашка и Вовка и их бабушка. Они мне помогли найти папу. Он в больнице. Мы шли к нему. А тут ты, – тараторила Маша.

– Спасибо вам за дочку. Я всегда верила, что хороших людей больше чем плохих, – стала благодарить всех Светлана.

Подошёл Кротов.

– Ну что, успокоились? Идём в больницу? Ты нам расскажешь, где была? – спросил он Машу.

– Расскажу. А мальчики? Идём с нами, – позвала она ребят.

– Н-е-т. Вы идите. А мы вас подождём в парке, – отказались те.

– Мне тоже домой пора. Слава Богу, что всё обошлось. Чуть инфаркт не хватил от ужаса. Я пошла. Расскажите мне потом, что и как,– сказала Клавдия Петровна, качая головой.

В палату к Николаю пустили только Кротова и то на пять минут. Светлана, Максим и Маша видели его через стекло. Голова забинтована, весь в трубочках.

– Он поправится? – забеспокоилась девочка.

– Поправиться. Обязательно. Мы придём к нему завтра, когда его переведут в палату. Дядя полицейский ему скажет, что ты нашлась, – успокоил её Максим.

Вышел Кротов. Сказал, что Николай не видел, кто его ударил. Помнил только мальчика, который позвал к больной маме. А потом провал. Они вышли из больницы. Лейтенант пошёл в участок, а Маша с мамой и Максимом в парк к мальчикам. Те сидели на лавочке.

– Ну что, замёрзли? Я предлагаю пойти в кафе. Закажем мороженое, пирожные, соки и поговорим, – обратился Максим к детям.

– Ура! – обрадовалась Маша.

Ребята смущенно переминались с ноги на ногу.

– Чего задумались? Пошли. Машина за углом, – прервал их сомнения Максим.

Они долго сидели в кафе. Ели сладости, пили сок, смеялись и разговаривали. Мальчишки оттаяли. Потом пошли в игровую комнату. Прыгали на батуте, спускались с горок и лазили по лабиринту. Все были счастливы. Светлана не сводила с дочки глаз. Она боялась поверить своему счастью. В голове, словно молоточек выстукивал: «Нашлась, нашлась, нашлась». Стемнело. Максим купил торт, и они отвезли ребят к бабушке. А сами вернулись в гостиницу. Маша спала рядом с мамой, обняв её рукой за шею, словно боялась опять потерять. Утром отправились в больницу. Максим остался в машине. А Светлана с Машей пошли к Николаю. Его уже перевели в обычную палату. Он увидел их и очень обрадовался.

– Как ты мог? Я чуть с ума не сошла. А если бы с ней что-то случилось? – напала на него Светлана.

Маша присела на кровать и стала гладить его по руке.

– Мамочка, не сердись. Видишь, папе плохо. Он хороший и любит нас, – стала просить Маша.

– Прости меня, если можешь. Я сам себя наказал. Дочка для меня всё. Прости. Я чуть её не потерял. Больше я вас беспокоить не буду. Поправлюсь и уеду к другу в Сибирь. Можно мне вам звонить, хоть иногда? – с трудом говорил Николай.

– Мы возвращаемся домой. Мама в больнице. А ты не дури, поправляйся и приезжай. Тебя тоже мама ждёт, – сказала Светлана, вставая.

Они попрощались и вышли. Забрали вещи из гостиницы. Заехали к Клавдии Петровне. Ребята были там. Привезли фрукты и сладости. Они очень обрадовались, увидев Машу.

– Приезжай к нам в гости. И больше не теряйся, – сказал Сашка.

– И вы к нам. Я буду вам звонить, – всхлипнула Маша, обнимая мальчишек.

– Нам пора. Звоните. Свой телефон я вам записала. Спасибо большое за Машу. Берегите себя, помогайте бабушке. Вы замечательные, – вздохнула Светлана, прижав их к себе.


***

Через два дня были дома. Добрались без приключений. Сразу отправились в больницу к Полине Ивановне. Та долго обнимала внучку и плакала от радости. Скоро её выписали из больницы. Жизнь пошла своим чередом. Маша ходила в садик и готовилась к школе. Светлана работала. Максим стал частым гостем в их доме. Через месяц появился Николай и не один. В больнице познакомился с симпатичной медсестрой. Завязались отношения. Вернулся домой уже с ней. Жить с его мамой не стали, а сняли небольшую квартиру. Николай бросил пить, устроился на работу и хорошо зарабатывал. Светлана больше не боялась отпускать с ним дочку. Маша часто звонила своим новым друзья, как и обещала. Максим сделал Светлане предложение. Она сразу согласилась. А через девять месяцев у них родился мальчик. Его назвали Мишей.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 08.04.2021 в 17:28
Прочитано 23 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!