Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

ГИА. Шабашка. Ж…па с ручкой. В деньгах счастье?

Добавить в избранное

“Боссом” был и мой студенческий друг. Конечно масштабы его финансовых операций, по понятным причинам, не идут ни в какое сравнение с теми, что проводились позже. В “лихие девяностые”. Но вот, что касается изменения его менталитета, его системы ценностей, то совпадения здесь разительные. Появившиеся свободные деньги сначала радовали его семью. Сразу и значительно улучшилось их материальное положение. Захотелось поменять квартиру. Вместо двухкомнатной построили четырёхкомнатную. Кооперативную. В престижном районе. Улучшенной планировки. Приобрели машину. Сначала подержанную. Потом купили новую. Через год и эту машину поменяли. На более престижную. Марки "люкс". В "экспортной исполнении", как говорили тогда. Для работы, поездок в районы нужна была машина с высокой проходимостью. Так, кроме "Жигулей", появилась ещё и "Нива". Затем машины менялись каждый год. Постепенно мой друг стал обзаводиться полезными связями. В авто магазинах. В мебельных. В продуктовых. Образовались связи и в фирменном магазине “Берёзка”. Там можно было приобрести товары, отсутствовавшие в обычных "рублёвых" магазинах. Продукты питания и потребительские товары продавались там за валюту (для иностранцев). Или по специальным сертификатам. Позднее - по чекам Внешторгбанка. Такие сертификаты и чеки советские люди могли получить только работая заграницей. А операции с иностранной валютой государство строго контролировало. Но уже существовал чёрный рынок по обмену чеков на советские рубли. Человеку со средствами не составляло труда приобрести заветные чеки.

Деньги у "Босса" водились. Его семья благоденствовала. Но его жена, как и многие другие жёны состоятельных людей, совершила ошибку. Свалившееся на неё благополучие она приняла как должное. Раз муж зарабатывает деньги, то, естественно, он должен тратить их только на семью. Он же мужчина. Настоящий мужчина. Ей просто повезло, что у неё такой муж. То, что он постоянно работает в режиме физических и психологических перегрузок, просто не приходило ей в голову. Да и сам он, по молодости, не до конца это осознавал. А усталость постепенно накапливалась. После утомительных деловых поездок всё чаще требовалась разрядка. Снималась она давно известным способом. Да и бесконечные деловые переговоры в то время традиционно заканчивались совместной выпивкой. У него вошло в привычку вседа иметь в портфеле бутылку-другую коньяка. Это вызывало у его жены сначала неудовольствие, а потом и раздражение. Начались скандалы. Они происходили всё чаще и чаще. "Босс" стал задерживаться на работе и выпивать свой элитный, добытый в "Берёзке" коньяк, уже вне дома. Что только добавляло скандалов.

Мужчина с деньгами не мог не привлечь к себе внимание других женщин. Практичных и не отягощённых ненужными моральными комплексами. У жены появился повод для ревности. И далеко не всегда безосновательной. Эмоциональные срывы становились всё более яростными.

Однажды, на каком-то праздновании в нашей квартире, жене моего друга показалось, что он уделяет слишком много внимания своей соседке за столом. И она потребовала от него тут же покинуть вечеринку. Не чувствуя за собой вины, тот предложил ей остаться. Или уехать домой одной, если она этого хочет. Взбешенная жена ещё нашла в себе силы придумать какую-то отговорку для присутствующих, чтобы покинуть застолье. Десерт на стол ещё не подавали. И прощаясь, моя жена, не будучи в курсе произошедшего, вручила ей пакет с большой веткой винограда и парочкой кусочков торта. Расстались с улыбками и поцелуями. А наутро на лестничной площадке верхнего этажа мы обнаружили превращенный в месиво, с яростью растоптанный пакет со сладостями. Можно только представить себе, какие страсти бушевали у них дома после той вечеринки.

И случилось то, что должно было случиться. "Босс" не устоял перед чарами продавщицы прелестницы-блондинки из магазина "Берёзка". И ушёл от жены к ней. Не смогли удержать его даже двое детей, которых он очень любил. Нет он их, конечно, не бросил. Продолжал содержать семью. Оплачивал их расходы. Правда, его экс-жене пришлось вспомнить, что у неё есть диплом медсестры. И после официального развода, она таки пошла работать. А "Босс", обласканный молодой женой, уже вил новое "семейное гнёздышко". Новую четырёхкомнатную квартиру блондинка обставила по своему вкусу. Денег на это она не жалела. А мужу при этом была отведена почётная роль “кошелька”.

“Босс” не был жадным человеком. Часто с большим размахом устраивал застолья для друзей, поражая гостей обилием дефицитных и дорогих продуктов и напитков. Именно у него я впервые попробовал французский коньяк "Наполеон". Но на критические замечания в свой адрес он реагировал жёстко. Мог запросто сказать старому другу, что в свой отряд он его никогда бы не взял. Потому что критиканы ему там не нужны. А в гости он приглашает его, как друга. И в таком качестве всегда рад принимать его у себя. И твёрдо заявлял: "В мой бизнес не лезь".


Далеко не все истории удачливых поначалу бизнесменов имеют счастливый конец. Особенно , если этот бизнес начинался во времена, когда общество ещё не было готово принять его. Вот и в этом случае явные и нескрываемые обеспеченность и благополучие, не могли не привлечь к себе внимания компетентных органов. Начались проверки законности производимых сделок. Естественно, находились нарушения. Да и как их могло не быть в строительном бизнесе. Он всегда был одним из самых криминальных. Поначалу удавалось откупаться от проверяющих. Но давление всё возрастало. И если "Босс" вначале только посмеивался над предупреждениями моей жены-адвоката, то вскоре всё чаще стал приезжать к ней за советом. Справляться со всё усиливающимся на него прессингом со стороны властей становилось всё сложней. При малейшей возможности, он старался уладить дело, используя экономические методы. Моя жена вынуждена была признать, что они работали. И о своих коллегах, в том числе о судьях, она с удивлением узнавала много нового. Но деятельность друга получила уж слишком широкую огласку. И выручать его советами жене становилось всё трудней. Дело дошло до того, что уже и простые гаишники узнавали его машину. Старались всеми правдами и неправдами поймать на нарушении правил уличного движения. "Боссу" всё чаще приходилось вынимать из бардачка машины бутылку коньяка. Но, наконец, и он понял, что его бизнес закрывают. Бороться с системой невозможно. Система побеждает всегда.

Пришлось искать новый бизнес. Какой-никакой первоначальный капитал у него был. И он занялся перепродажей машин. Несколько сделок прошло удачно. Машины всё ещё были дефицитным товаром и пользовались большим спросом. Но беда в том, что, пока "Босс" занимался строительным бизнесом, авторынок был уже поделён между другими “серьёзными” людьми. Новый конкурент был им не нужен. Мир бизнеса, мир денег - жёсткий мир. Здесь нет места сантиментам. Эти ребята дрались за свою долю в деле жестко. Расчищая себе поле деятельности, они предавали и своих компаньонов, и своих друзей. А уж с чужаком, посягнувшим на их территорию, разговор был коротким. Одно предупреждение. Второе. И его сдали. Статью о спекуляции тогда ещё не отменили. И как ни старался он “выйти сухим из воды”, в этот раз ему это не удалось. Его осудили. Дали два года принудительных работ в условиях ограниченной свободы. Как говорили в народе, “химии”. На стройке, куда его определили, он организовал бригаду, побивавшую местные рекорды производительности труда. Через год его освободили по УДО (Условно-досрочное освобождение). За хорошую работу и примерное поведение.

И вот свобода. Талантливый физик-теоретик, не ставший защищать почти законченную кандидатскую диссертацию, соблазнившись на, казавшуюся лёгкую и приятную во всех отношениях жизнь, теперь должен был начинать всё с нуля. А тут и с новой женой отношения не заладились. Теперь она уже позволяла себе относиться к нему с лёгкой иронией. Всё чаще отпускала на его счёт колкости. И у детей его авторитет упал. Особенно у старших. От первой жены. Не мог он больше, как раньше, помогать им деньгами. Его советы ... В своей бы жизни разобраться. А ведь ему перевалило уже за четвёртый десяток. Сохранились ещё кое-какие связи среди строителей. “Босс” опять стал создавать бригады. И строить небольшие объекты по всей территории Белоруссии. Но теперь он был уже не начальником, а первым среди равных. Работал и топором. И лопатой. Не столько, сколько раньше, но тоже неплохо зарабатывал. Люди в бригадах были, правда, уже другие. Более жёсткие. Более требовательные. Случались и неприятные инциденты.


Однажды бойцы его бригады взбунтовались. Посчитали, что из-за его неверного решения, они потеряли часть заработка. И в наказание поместили его в недавно вырытый котлован, выбраться из которого без помощи верёвки или каких-либо приспособлений было невозможно. Бросили ему на дно котлована несколько досок, и пару охапок соломы. Чтобы было, на чём спать. Еду спускали на верёвке. И продержали его там двое суток. Пытались за это время самостоятельно решить все возникшие проблемы. Но начальник объекта категорически отказался иметь с ними дело. Под договором стояла подпись “Босса”. И начальник хотел говорить только с ним. Работа застопорилась. Пришлось вызволять своего бригадира из котлована и покаянно просить у него прощения.

К чести "Босса", он и не держал зла против членов своей бригады. Ну недопоняли они его стратегии. Рабочие моменты. Бывает. Своеобразно он посчитался только с одним человеком. Заводилой расправы над ним. Звали его Мишка Заикин. Здоровенный детина двухметрового роста Мишка обладал незаурядной силой. У него было крупное, широкое лицо. Толстый, мясистый с горбинкой нос. Белёсые, чуть навыкате глаза. И беспорядочная копна курчавых, цвета меди, волос. Носил он громадного размера жёлтые высокие ботинки. Когда громоподобно хохотал, обнажал крепкие, редкие зубы. У него был взрывной характер. В состоянии раздражения, которое случалось довольно часто, мог серьёзно напугать случайных зрителей. Те, кто знали его, пугались меньше. Но тоже старались обходить стороной. Рассказывали, что благодаря своей экзотической внешности, он несколько раз получал эпизодические роли в кино. В одной из них, в сцене на танцплощадке, где происходила драка молодых людей, он врывался в круг дерущихся, расставлял руки с растопыренными пальцами в стороны, обнажал в оскале зубы и свирепо вращая глазами, рычал: ”Гы-гы-гы ... Гы-гы-гы ...". Дерущиеся в ужасе разбегались в разные стороны ...

После вызволения "Босса" из котлована, все собрались около столовой. Не знали, какой реакции от него ждать. А тот подошёл к ним, остановился молча и махнул рукой.

- Всё, проехали! Пообедаем - и за работу. И так потеряли много времени.

И направился к открытой двери. Потом, словно вспомнив что-то, остановился, повернулся и, увидев Мишку, сказал:

- Миш, а Миш! Я знаю, что ты мужик здоровый. Победить в борьбе тебя невозможно. А хочешь покажу тебе приём? С его помощью я у тебя легко выиграю.

Мишка оскалился в улыбке.

- Ну давай. Попробуй. Только это у тебя вряд ли получится …

- Ладно. Сейчас увидишь. Только не нервничай. Приём проводится из стойки в партере.

"Босс" поставил Мишку в партер (на четвереньки). Сам стал с его правой стороны. Левой рукой взлохматил его волосы, отчего тот недовольно замотал головой. Затем, схватив прядь рыжих Мишкиных кудрей, поднял его голову вверх. Приставил правую ладонь к своему лбу и, словно поправляя козырёк воображаемой форменной фуражки, громко произнёс:

- Пограничник в дозоре!

Все вокруг грохнули от смеха. Пока Мишка медленно соображал, какая роль отведена ему в этой сцене, "Босс" предусмотрительно отпрыгнул от него подальше. Один из зрителей, желая помочь Мишке побыстрее понять суть происходящего, тихонько заскулил. Наконец, всё поняв, Мишка задохнувшись от возмущения прошептал:

- Меня? За собаку…?!!!, - дальнейшее разобрать уже было трудно.

Мишка рванулся к "Боссу". Кто-то успел поставить ему подножку и он плашмя упал прямо перед своим бригадиром.

- Слушай, ты, "жопа с ручкой", - спокойно сказал "Босс". - Немедленно прекрати этот цирк. Или можешь считать себя уволенным с сегодняшнего дня! С сегодняшнего дня!, - всё так же спокойно повторил он и направился к столовой. Сзади него, на всякий случай, выстроились несколько человек, отделяя его от всё ещё лежащего на земле Мишки.

Странно, но после этого Мишка как-то сразу стих. Погрустнел. Иногда становился задумчивым, что прежде случалось с ним крайне редко. Ну и уж, конечно, никаких попыток выяснить отношения со своим бригадиром больше не делал. Спокойно проработал до конца сезона, безропотно выполняя любую работу. И только на прощальном банкете, он подошел к "Боссу" и спросил:

- Слушай, а почему "с ручкой"?

И, не получив ответа, с обидой произнёс:

- Жопа! Да ещё с ручкой ...

И несогласно покачал годовой.


До поры работа в строительных бригадах устраивала "Босса". Не было уже, как прежде, шальных денег. Но по сравнению с другими его зарплата всё равно была большой и позволяла вести привычный образ жизни. Казалось, всё установилось и вошло в нормальную колею. И тут грянула перестройка. Рушилась существовавшая система хозяйствования. Рвались экономические связи между предприятиями. Вдруг резко стало не хватать денег для финансирования строительных работ. Небольшие предприятия, совхозы, колхозы всё чаще стали отказываться от услуг строительных бригад.

И наступило время, когда работы для них не стало совсем. В великой стране наступал хаос. Туго стало всем. Необходимо было выживать в новых условиях. Находить новые источники заработка. Куда мог пойти так и не состоявшийся физик, приобретший никому теперь не нужную специальность строителя? Можно было, как сделали многие другие, попытать счастье на поприще "купи-продай". Но его душа к этому не лежала. И он занялся извозом. Благо ещё со старых, относительно благополучных времён, осталась у него почти новая машина. Но ... Здесь тоже была большая конкуренция. Безработица в стране стремительно росла. “Водители- бомбилы” могли немного заработать. Но на приличную жизнь этого не хватало. Он стал работать на машине и по ночам. Конкурентов в это время было меньше. И если знать места, откуда чаще всего выходили запоздалые “гуляки”, то денег получалось больше. "Гуляки" платили щедрее. Зато возросла опасность попасть в неприятную историю. Среди подвыпивших "гуляк" попадались и агрессивные пассажиры. "Синие" - мрачного вида типы, тело которых было испещрено татуировками, свидетельствующими о их криминальном прошлом, - старались не платить вовсе. А иногда делали намёки, что могут вообще отобрать выручку. Не раз и не два выручала монтировка, которая всегда лежала у него под сиденьем. Время было такое. Приходилось рассчитывать только на себя. Потом в сложную ситуацию попал сын "Босса". Он подрабатывал на обмене валют. И однажды не вовремя рассчитался со своим кредитором. Его "поставили на счётчик". Долг рос с угрожающей быстротой. Валютчики - люди без лишних сантиментов. Сын босса знал, чем могут окончиться такие разборки. И обратился за помощью к отцу. "Босс" тоже воспринял ситуацию серьёзно. Продал машину. И заплатил долг сына. Оставшихся денег хватило, чтобы купить "запорожец". Не новый, но ещё на ходу. Теперь "бомбить" пассажиров "Босс" выезжал только ночью. В дневное время его "такси" было неконкурентноспособно. Нужно было опять искать новую работу. А её всё не было. Всё чаще приходилось ремонтировать этот чёртов "запор". И однажды он заглох. Навсегда. Прямо во дворе очередного клиента. Все попытки оживить его закончились неудачей. И "Босс" оставил его там, чтобы больше уже никогда к нему не возвращаться.

И тут как раз ему предложили временно поработать. Присмотреть за электроприборами в здании бывшего дворца культуры тракторного завода. Заодно в свободное время выполнить разную мелочёвку - подремонтировать замки дверей, поменять расшатанные щеколды на окнах … И здесь пригодился опыт работы в строительных бригадах. Постепенно он приводил в порядок строение, заброшенное за годы экономического кризиса в стране. И чем больше он работал, тем больше нравился местному начальству. Оценили и его ответственность, и его добросовестность. Иногда, во время проведения каких-либо ответственных мероприятий, его просили остаться и подежурить вечером. Ему даже отвели место отдыха - небольшую комнатку с диваном, столом и стулом. Потом принесли телевизор. А скоро он сам притащил туда чайник и электроплитку. Смастерил полку для разных полезных бытовых мелочей. Добираться домой, после вечерних дежурств, без машины было затруднительно - он жил на другом конце города. А транспорт в эти часы работал плохо. И "Босс" оставался в своей комнатке ночевать. Со временем всё чаще и чаще. Тем более, что, появляясь в своей четырёхкомнатной квартире, стал испытывать всё больший дискомфорт. Подруги жены как-то странно на него косились. А её родственники, со временем почти на постоянной основе оккупировавшие две комнаты, при встрече с ним тоже не выражали особой радости. Сама она, хоть и перестала пилить за нехватку денег после того, как устроилась на работу, теперь всё чаще упрекала его за забывчивость. Забыл что-то купить. Забыл кому-то позвонить. Забыл решить какой-то мелкий бытовой вопрос. И "Босс" сначала с удивлением, а потом с раздражением вдруг вспоминал, что действительно не сделал того, что обещал. Тогда он завёл дневник. Записывал туда неотложные домашние дела. Но решая проблемы на работе, забывал посмотреть эти записи. И домашние дела он решал только после неоднократного напоминания о них. Пошли слухи, что, сохранив в памяти прошлые события, он неадекватно реагирует на происходящее в данный момент. Теперь и друзья поглядывали на него с озабоченностью. И даже мне, встретившемуся с ними после нескольких лет разлуки, поведали эту нерадостную новость …


Не очень-то я поверил этим рассказам. Не вязалось это со всем тем, что мне было о нём известно. Скорее всего, росказни о его “неадекватности” были выдуманы женой одного из наших приятелей, по какой-то причине невзлюбившей его. Возможно, она не могла простить ему его прошлый успех. Когда по шкале потребления материальных ценностей, она чувствовала себя незаслуженно обойдённой. И теперь, видя кардинальные перемены в судьбе нашего друга, она не упускала случая подчеркнуть понижение его социального статуса. Это ведь так просто - "пнуть упавшего". Но "пнуть" ещё не значить стать выше его.

Для меня мой друг и теперь остаётся неординарной сильной, независимой, самодостаточной личностью. Сумевшей раньше других понять происходящие в стране и мире перемены. Настоящий “Босс”!

Ну а забывчивость ... С возрастом все мы становимся более забывчивыми. Особенно если заняты многочисленными другими делами …

У каждого своя судьба. И пишется она определённо не нами.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 12.04.2021 в 05:57
Прочитано 27 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!