Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Расхворалась душа моя бедная (глава 1)

Добавить в избранное

Александр Посохов


РАСХВОРАЛАСЬ ДУША МОЯ БЕДНАЯ

(повесть)


М о с к в а

2021


Действие повести происходит во второй половине двадцатого века в СССР и в наши дни. Главный герой, сын расстрелянного «вора в законе», по личным качествам и по превратности судьбы действительно является незаурядным человеком. Столкнувшись с бездушием и лицемерием власти, он твёрдо решает посвятить свою жизнь борьбе против тоталитарного режима, за торжество разума и свободы. Однако, борясь за свободу для всех, он теряет свободу для себя.


Глава 1.

Середина шестидесятых


Поздняя осень, пасмурно, дождь. Строительство нового жилого района на окраине Свердловска. Рядом с возводимыми домами передвижные вагончики строителей. На одном из них трафаретные надписи: «Уралэлектромонтаж», «Бригадир Сергей Загвозкин» и номер телефона.

В вагончике человек десять рабочих. Четверо из них сидят на длинных скамейках за столом и доигрывают в домино. Чуть в стороне от них, разглядывая какую-то разложенную перед собой схему, сидит бригадир – сутулый, широкоплечий мужчина лет тридцати пяти. В углу на куче проводов, подложив телогрейку под голову, лежит Дух – светловолосый, мелкого телосложения парень, на вид очень худой и хилый. У входа в вагончик ещё один парень – Александр Панкратов, который с отрешённым видом, покручивая в руках кепку, сидит на перевёрнутом ведре.

– Ладно, обед кончился, пошли работать, – командует Загвозкин.

– Ну, дай ещё немного подрыхнуть, Серый, – зевая и потягиваясь, говорит Дух.

– Вставай, Дух, вставай, – требует бригадир. – Ты и так всю смену ничего не делаешь.

– Ну, не все же такие мордовороты, как ты, – оправдывается Дух.

– Только и знаешь стонать да нукать, – выговаривает Духу Загвозкин. – Как водку пить, так ты здоров, а как работать или в армию идти, так у тебя сил нет.

– Ну, чё ты мне всё про эту армию талдычишь, – нехотя вставая, говорит Дух. – Не сил у меня нету, а веса, понял. Пока отсрочка, но всё равно, сказали, заберут.

– Совести у тебя нет, – говорит Загвозкин. – Ты, наверно, сам себе и кликуху такую придумал, чтобы не работать. Дух он и есть дух, чего с него спросишь.

– Да причём здесь это, – продолжает оправдываться Дух. – Говорю тебе, здоровья у меня нету, устаю быстро.

– А практикант вон не устаёт, – кивает в сторону Панкратова бригадир. – Пацан ещё совсем, а пашет, как надо. Хотя мог бы и сачкануть втихаря, он же тут временно, до весны только. А ты вроде как форменный рабочий и ничего не можешь. Кабель протащить не можешь, дюбель забить не можешь, кувалду поднять не можешь. Правда, пацана этого с кувалдой я тоже ещё не видел. Тоже, поди, силёнок маловато.

– Ты это серьёзно? – уже на выходе из вагончика спрашивает Панкратов.

– Да ладно, не заводись, – обращается к Панкратову Загвозкин. – Пошутил я, чтобы Духа пристыдить. Только пользы от этого никакой.

– А то попробуем, – надевая кепку, предлагает Панкратов. – Ты же и меня задел зачем-то.

– Чего попробуем?

– Насчет силёнок.

– Например? – спрашивает Загвозкин.

– Ты же сказал, что с кувалдой меня не видел. Давай тогда посмотрим, кто больше дыр сделает.

– Во, даёт! – восклицает Дух. – Совсем оборзел салага.

– За салагу ответишь, – обещает Духу Панкратов.

– Да не тронь ты его, – вмешивается Загвозкин. – И вообще никого не трогай. А то, я слышал, тебя тут побаиваются уже все.

– А чего меня бояться, – недоумевает Панкратов. – Людей я не трогаю.

– А ты сам-то человек? – спрашивает Дух.

– Человек, а ты гнида, – отвечает Панкратов. – Таких, как ты, давить надо. И чем больше, тем лучше.

– Опять сцепились, – выражает неудовольствие Загвозкин. – Пойдём лучше дыры бить.

– Так мы будем соревноваться или нет? – спрашивает Панкратов.

– Будем, конечно, если ты такой настырный. А с какого ты года, между прочим? – интересуется бригадир.

– С пятидесятого, – отвечает Панкратов.

– У-у, так тебя же на тяжёлую работу ставить ещё нельзя, – качает головой Загвозкин. – Но, извини, ты сам напросился. Давай так. Ты ведь до четырёх работаешь. И в субботу не работаешь. Вот до четырёх, кто больше дыр сделает, тот и победил. Если победишь, в понедельник можешь не выходить, отдыхай. Чуть чего, мастеру своему из училища скажешь, я разрешил.

– Всё, договорились, – соглашается Панкратов. – Кого на крюк дашь?

– А вот с Духом и иди, – решает Загвозкин. – Больше меня всё равно не сделаешь. Зато его погоняешь, если получится.

– Да куда он денется, – говорит Панкратов.


Квартира в строящемся доме. Две стремянки. Стоя на одной из них, Дух держит длинный металлический крюк острым концом зубила к поверхности потолка. Напротив, на другой стремянке, как бы оседлав её, стоит Панкратов. В руках у него увесистая кувалда. Видно, что он изготовился к удару. Отверстия в межэтажных перекрытиях необходимы, чтобы смонтировать скрытую электропроводку. Для того, кто с кувалдой, работа очень тяжелая, требующая большой физической силы и выносливости. Замах кувалдой делается из-под ног, снизу вверх, при резком разгибании спины. С одного удара бетонная панель пробивается редко – для этого надо правильно выставить крюк, точно под внутренней полостью в панели, очень сильно ударить и попасть прямо в зубило. Промахи, как правило, приводят к повреждению деревянной рукоятки кувалды, потому что часто при этом именно рукоятка попадает в зубило, а не сам боёк. На потолке почти в каждом отдельном помещении пробивается как минимум два отверстия, у стены для ввода провода и где-то посередине – для вывода его к лампочке.

Панкратов бьёт кувалдой по крюку, ещё бьёт… Закончив в этой квартире, Панкратов и Дух перетаскивают стремянки, крюк, кувалду в другую квартиру. И снова замахи, удары… Затем на другой этаж. Видно, что Дух устал, передвигается и залазит на стремянку медленно, крюк в руках у него вихляется, зубило перед ударом в одном положении он не фиксирует.

– Держи ровнее! – требует Панкратов.

– Руки устали, – жалуется Дух. – Давай перекурим.

– А я сказал, держи!

Панкратов бьёт и промахивается – перед самым ударом Дух чуть качнул крюк в сторону. Панкратов попадает по зубилу не металлической частью кувалды, а рукояткой.

– Ещё пару раз так смажешь, – говорит Дух. – И молоточек накроется.

Панкратов продолжает наносить удары… Следующий этаж, другая квартира… В очередной раз крюк в руках у Духа перед ударом сдвинулся в сторону, и рукоятка кувалды после удара расщепилась так, что тяжёлый боёк просто отвалился.

– Хана! – с облегчением выдыхает Дух.

– Беги за другой, – приказывает Панкратов.

Но Дух не реагирует.

– Глухой, что ли?

– Ну, чё упираться-то, – возражает Дух. – Посмотри на часы, пятнадцать минут осталось.

– Беги, говорю, за кувалдой, – зло повторяет Панкратов.

– А я говорю, пора сматываться, – успевает вымолвить Дух.

После этих слов Панкратов резко пинает стремянку, на которой стоит Дух. Дух валится на пол. Панкратов спрыгивает со своей стремянки и заносит ногу над головой лежащего на полу Духа.

– А я раздавлю тебя!

В этот момент с нижнего этажа раздаётся голос Загвозкина.

– Ну, где вы там, орлы?

– Мы здесь, здесь, – громко вопит Дух.

Панкратов оставляет Духа в покое и выходит навстречу Загвозкину, который поднимается на этаж, откуда послышался голос Духа.

– Почему раньше? – спрашивает Панкратов.

– Ладно, хватит, – говорит бригадир. – Я и так сорок штук надолбал, руки отваливаются. Сегодня раньше смену заканчиваем.

– А я сорок две.

– Не свисти, не верю.

– Тогда сам считай, – предлагает Панкратов.

Загвозкин проходит в квартиру и спрашивает:

– А Дух-то куда делся?

– В другой комнате отдыхает.

Загвозкин заглядывает за стенку и подходит к лежащему на полу Духу.

– Сдох, что ли? – спрашивает Загвозкин.

– Живой пока, – вставая, отвечает Дух. – Но если б не ты, не знаю.

– Что, попало?

– Да он же в натуре бешеный какой-то, на глазах звереет, – с опаской поглядывая на Панкратова, жалуется Дух.

– А с тобою по-другому нельзя, – говорит Загвозкин. – Ты же лодырь, каких свет не видел. И слова на тебя не действуют. Правда, что ли, сорок две дырки пробили?

– А хрен его знает, я не считал, – равнодушно отвечает Дух. – Мне это надо?

– Ладно, сам посмотрю, – говорит Загвозкин. – Пошли отсюда.


Тот же строительный вагончик. Входят Загвозкин, за ним Панкратов и Дух.

– Да, пацан, – говорит Загвозкин Панкратову. – Хребет у тебя крепкий. В понедельник можешь отдыхать, как договорились.

– Он что, один пахал? – возмущается Дух.

– С тобой, Дух, с тобой, – уточняет бригадир. – Ты тоже молодец. Поэтому сгоняй-ка за горючим. Такой случай обмыть надо. Пэтэушник, малолетка, самого Загвозкина уделал. Да и пятница сегодня, всё равно ведь напьётесь. Вот тебе червонец, возьми пару пузырей.


Вся бригада в вагончике. Все сидят за столом. У кого в руках алюминиевая кружка, у кого стеклянная банка. На столе хлеб, колбаса, лук, консервы.

Загвозкин держит бутылку водки и обращается к Панкратову:

– Будешь?

– Немного можно, – отвечает Панкратов.

Загвозкин подставляет Панкратову гранёный стакан и заполняет его наполовину.

– Единственный стакан у нас, так сказать, для торжественных случаев. Сегодня для победителя, – объясняет Загвозкин и спрашивает. – У всех налито? Тогда давайте за Панкратова Александра, не знаю как тебя по батюшке?

– Сергеевича, – заканчивает предложение бригадира Панкратов. – Отца, как тебя звали.

– А почему звали?

– Умер давно.

– Болел, что ли?

– Да, вроде того, – уклончиво отвечает Панкратов.

– Ну, ладно. Не хочешь говорить, не надо. Короче, за Панкрата! – снова предлагает Загвозкин и снова спрашивает. – Так ведь тебя называют, я слышал?

– Так, – отвечает Панкратов. – Но дело не в этом. Бригадир наверняка не старался или наврал, что у него всего столько дырок. Выпейте лучше просто за меня.

– А как я мог соврать? – возражает Загвозкин. – Я ведь раньше тебя свой результат объявил.

– Говорю, борзый нашёлся, – криво усмехаясь, перебивает бригадира Дух. – Просто так за него пить предлагает.

– А у меня сегодня день рождения, – признаётся Панкратов.

– Ну, ты даёшь! – удивляется Загвозкин. – Подарок, значит, себе сделал. Ладно, тогда вначале пьём за твои шестнадцать лет, если я правильно подсчитал, а потом уже за твою победу. Работяга из тебя классный получится.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 21.05.2021 в 08:45
Прочитано 23 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!