Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

ЖАН

Рассказ в жанре Фантастика
Добавить в избранное

ЖАН

Глава 1

- Всё. Увози девчонку. Извелась совсем. Лица нет. Смерть Зары на неё сильно подействовала, - сказала Тимуру Шолпан, - Собрался к отцу ехать - езжайте. Может, новые места на неё благоприятно подействуют. Хоть убиваться перестанет. Врач Фотий с женой и сынишкой приехали уже, в доме её и жить будут, и пациентов принимать.

-А Жан как?

-Этого не трогай. Долго ещё в себя не придёт. Его сейчас от пещеры мёртвых, где Зара покоится, не увести. Сам, словно, мёртвый, каменный, неживой. Время лечит, - вздохнула, - Мальчишек с собой, что с макового поля, забери. Хорошие ребятишки. В замке отца из них настоящих мужчин, воинов воспитают.

-Завтра в путь отправимся. Галинка с мальчиками в карете поедет. Её сегодня вечером из города доставят. Потихоньку доберёмся. Спасибо за всё, Шолпан – апке.

-Да, поможет вам Всевышний. На всё его воля, - смахнула слезу, отвернулась.


Утром всё селение провожало их в путь.

Галинку с мальчиками ждала карета, запряженная четвёркой лошадей караковой масти.

При посадке ребятишки заспорили:

-На облучке, рядом с конюхом, сяду, - заявил Богдан.

-Почему ты? Я тоже хочу, - возразил Даниил.

-Успокойтесь. По очереди сидеть будете. Сейчас Богдан с кучером поедет. После обеда – Данька, - прекратил спор Тимур, подъехав к спорящим на пепельно – вороном коне.

Шолпан помогала укладывать вещи и продукты:

-Вроде ничего не забыли, - вздохнула она, - С каждого постоялого двора весточку шлите. Душа за вас болит.

-Травы мои где? – спохватилась Галинка.

-Новых, насушишь, - махнула рукой Шолпан, вглядываясь в провожающих, словно ждала кого – то.

Потеплевшим взглядом, проводила Жана с букетом полевых цветов, протискивавшегося к карете.

-Не поминайте лихом. Удачной дороги, - сказал он, протягивая букет Галинке.

- Увидимся ещё, дружище, - хлопнул его по плечу Тим, - Приезжай в гости. Рады будем.

Последние наставления, поцелуи, рукопожатия. Карета в сопровождении стражи тронулась в путь. Провожающие стали расходиться.

Шолпан тронула Жана за рукав:

-Пойдём домой.

-Ко мне Зара во сне приходила, - тихо сказал тот, - Просила не тревожить. Сказала: «Живым – живое, мертвым – своё».

Шолпан с тревогой смотрела на Жана.

-Не могу среди людей находиться. Тяжело. На озеро пойду.

-Поступай, как знаешь, сынок.


Жан, сидя на берегу бескрайного озера, образовавшегося на месте пустыни, смотрел вдаль. Голубизна воды завораживала. Горизонта не существовало, словно синева воды плавно перешла в небесную высь или небо перетекло в воду.

Мыслей не было. Была опустошённость. Давящая, гнетущая пустота. Жить не хотелось.

Он не заметил, как рядом с ним на песок опустился бородатый человек.

-Красота – то какая, - тихо проговорил тот, - Как озеро называется? Что – то не припомню, чтобы оно здесь было.

-Место драконье. Озеро Драконье, - словно очнулся Жан, - Пустыня Смерти это.

-Пустыня? – изумился бородач, - Где ты пустыню видишь? Озеро хрустально – голубое. Никак ослеп ты…

-Пустыня здесь была, - нехотя ответил Жан, - Я Дракон пустыни. Зара с друзьями избавили меня от заклятья. Человеком стал, - и с такой тоской, - Лучше бы она меня к жизни не возвращала. Как жить без неё?

Степан, а это был Степан Перепел, принесенный Жаном с макового поля, посмотрел на него долгим взглядом:

-Ты меня с Дружком спас. С поля вынес. Спасибо. Поклон низкий,- помолчал, - Я после пробуждения никак прийти в себя не мог – шутка ли - сто лет проспать. Вот и ты сейчас новую жизнь начинаешь. Тяжело она начинается. Зару не вернёшь, помнить о ней всю жизнь будешь. Память светлая. Словно огонёчек путь она тебе осветила. Вот и иди по этому пути, не сворачивая. Она за тебя на небесах порадуется. С добрых дел путь свой начинай. Ты ЧЕЛОВЕК. Помни об этом.


Вечером Шолпан сказала:

- Дела закончены. Домой поеду.

-Можно, мне с вами? – спросил Жан, - Тяжело. Не могу здесь оставаться.

- Места в телеге хватит. Собирайся.


Луна печальная на небе. Тихий ветерок. Тишина. Пещера мёртвых. Жан прощается с Зарой:

-Любовь моя, уезжаю. Больше тревожить не буду. Спи спокойно.

Спасла ты меня, жизнью своей заплатила, - замолчал, в горле перехватило, продолжил с трудом, - Достойным человеком быть обещаю. Всё сделаю, чтобы тебе в царстве мёртвых стыдно за меня не было. Уюгов вместе с Тимуром уничтожим. Пленных освободим.

Прости, не сберёг тебя. Светлячок мой. Звезда путеводная. Прощай.

-Верю в тебя. Прощай, - то ли ветер прошелестел, то ли донеслось из пещеры.


На лошади, некогда подаренной Тимуром старосте, Жан с Шолпан поехали в город.

Потихоньку за разговорами к вечеру доехали до небольшого лесочка, где и решили заночевать.

- Я шалаш сделаю. А вы чайку закипятите да ужин приготовьте, - сказал Жан, направляясь с топором в лес.

- Бу, сделано, - смеясь, ответила Шолпан, - Ты от драконьих привычек отвыкай. Ишь, раскомандовался.

- Простите, забылся, – покраснел Жан.

В лесу, делая заготовки для шалаша, Жан почувствовал на себе чей – то пристальный взгляд. Оглянулся. Не будь у него острого драконья зрения, то и не заметил бы девушку с зелёными волосами средь деревьев. Дриада наблюдала за его работой. Поняв, что её обнаружили, сказала:

- Бережно к лесу относишься, по – хозяйски, с душой.

- Разве можно иначе? – удивился Жан.

- Хмм… В лесу много разных ходят, - уклончиво ответила дриада, - Из нечисти сейчас русалки расшалились. Поосторожнее будь, - предупредила она.

-Русалки мне не страшны. Я сам из драконьих, - ответил Жан.

- С виду словно человек.

Жан пожал плечами:

- Стараюсь им быть.


Аппетитный запах из котла над костром, Жан почувствовал ещё в лесу:

- Вкусно пахнет. Вы просто кудесница, - похвалил он Шолпан, и, заметив у костра небольшого человечка в странной одежде, поинтересовался, - Кто к нам в гости пожаловал?

-Лесовичок здешний к тебе за помощью пришел, - ответила Шолпан.

- Случилось что?

-Без твоей помощи, мил человек, не обойтись, - заговорил Лесовичок, - Медведица в яму попала. Жива осталась. Плечо колом порвало, лапу повредила. Не выбраться ей ни как. Детишек двое у неё малых, шустрые медвежатки сидят у ямы воют. Помочь не могут. Спаси мамку ихнюю. В долгу не останемся.

-Так это я их рёв слышал?

-Возможно. Ну, так как?

-Пошли медведицу выручать. Шалаш потом сделаю, - Жан решительно зашагал в лес.

У ямы с медведицей Жан остановился:

-Что ж за нелюди такие ловушки делают? Руки поотрывал бы.

Медвежата ворча насторожено наблюдали за пришедшими.

-Не бойтесь, - успокоил их Лесовичок, - Мамку вашу выручать пришли.

Изрядно пришлось повозиться Жану, прежде чем медведица смогла вылезти из ямы.

-Спасибо, мил человек, какая нужда будет, обращайся. Поможем, - сказал Лесовичок.

- Крепкими растите, - улыбнулся Жан медвежатам, - Мамку берегите.

-Шалаш подвесной делай. Меж двух деревьев лежанку, - посоветовал Лесовичок, - Волки у нас пошаливают.

-Благодарствую, - склонил голову Жан.


Глава 2

В городе Жан остановился на постоялом дворе.

Шолпан вернулась в юрту.

Жана на первое время деньгами она обеспечила, сказав:

-Человек ты взрослый, работу найдёшь. Будет плохо - приходи.

Увидев, что Жан слегка помрачнел, улыбаясь, произнесла:

-Чего скис? Просто приходи. Буду рада.

Оставив вещи в комнате на втором этаже, Жан спустился на первый. Народу в харчевне было немного. Заказав обед, он с интересом рассматривал постояльцев. К нему подсела молодая женщина:

- Можно? – Жан кивнул, - Угостите?

-Ещё кружку пива и рыбку, - сказал Жан.

-Недавно в городе?

- Угу, - кивнул Жан, - В первый раз.

-Хочешь, город покажу? - поинтересовалась женщина.

-Нет. Шолпан много о нём рассказывала. Сам хочу пройтись, – ответил Жан, пытаясь отделаться от незнакомки.

-Шаманка? – протянула девица, - Ничего хорошего от неё не жди.

-Почему? Она умная, добрая… – начал Жан.

-Хм… Добрая…, - скривилась соседка, - Не общайся с этой старухой. Злая она…

- С тобой, что ли общаться? – усмехнулся Жан.

-Хотя бы, - девица не обратила внимания на иронию.

Она начала тяготить Жана:

-Извини, спешу, - не доев, он отодвинул миску, и встал из – за стола.

-Жаль, - глядя ему в след, протянула девица, - Ты еще об этом пожалеешь.

Город Жана не впечатлил. Обычный, провинциальный городишко. Работы по душе тоже не было. Побродив по полупустынным улочкам, Жан отправился к Шолпан.

-Ждала тебя. Знала, придёшь, - встретила его Шолпан, - Рассказывай.

Жан пожал плечами:

-Нечего и рассказывать, вроде. Город так себе. Девушки красивые с интересом смотрят. Может, лицо новое просто? - вопросил Жан.

- Парень ты красивый, видный. Привыкай к женскому вниманию, - сказала Шолпан, и с усмешкой, - Не приставали, хоть?

-Да, нет, - смутился Жан, - Правда, одна, назойливая в харчевне…

-Рыжеватая? – спросила Шолпан.

-Вроде. Особо не приглядывался…

-Остерегайся, - предостерегла Шолпан, - Из гильдии воров она. Да и грабежом заниматься не брезгуют. Ты, человек новый, вот и отправили её тебя «прощупать». Ночью жди гостей.

-Даже так?

- Чего тянуть? Они же не знают, сколько ты в городе пробудешь.


Вечером, поужинав, Жан спокойно завалился спать, словно Шолпан его ни о чём и не предупреждала.

-Ишь, разлёгся. Дрыхнет. Просыпайся, давай,- тормошил Жана какой – то мохнатый мужичок.

-Отстань, - приоткрыл глаз Жан, - Дай поспать.

-Этт…эттт…., что деется? – возмутился мужичок, - Вставай! Кому говорю?

-Чего тебе? – нехотя открывая глаза, зевая во весь рот, спросил Жан.

-Тебя сейчас грабить придут, а ты спишь, - возмутился мужичишка.

-Тебе – то что? Меня грабить будут…

-Ничего себе заявочки, - аж, задохнулся мужик, - А престиж заведения? - Жан открыл рот, - Всё должно быть пристойно.

-То есть, меня пристойно грабить должны? Или я сам должен всё отдать? – спросил Жан, - А ты вообще, кто такой? – спохватился он.

-Домовой я. Прохор. Хозяин.

-А трактирщик как же?

-Он – дневной. Его это заведение, - ответил Прохор, - А за порядком я слежу. Нечего здесь разбои устраивать. Хозяин я или нет?

-Хозяин, - усмехнулся Жан.

А Прошка неожиданно продолжил:

-В городе, в лесу, али в поле, что хошь пусть с тобой делают. А у меня - ни – ни…

-Ну, ты, брат, даёшь, - протянул Жан, - Молодец, о своём печёшься.

-Скажешь, тоже, - смутился домовой, - Шшшш, - приложил палец к губам, - Идут уже. Ложись.

Жан только успел накрыться одеялом, тихо щелкнула задвижка, и в комнату скользнули четыре тени. Трое грабителей бесшумно окружили кровать, четвёртый остался у двери.

Миг - и к лицу Жана плотно прижата подушка. Воры не знали, что имеют дело не с обычным человеком, а с бывшим драконом. Жан, сделав вид, что задыхается, подпустил к себе поближе второго. Схватив обоих, крепко приложил их лбами. Воры остались лежать у кровати. Третий выхватил нож. Вскочив, Жан одной рукой перехватил руку с ножом, второй, схватил вора за ремень и вышвырнул в окно. Вор вылетел во двор вместе с рамой. Двое у кровати, придя в себя, быстро ретировались к двери, которую уже распахнул четвертый. В свете луны медью сверкнули его волосы, дверь захлопнулась.

-Лихо ты их. Не ожидал. – раздался голос Прохора. Он уже сидел на подоконнике, смотря вниз, - Всё. Потащили своего, - вздохнул, - Без шума не обошлось, но у нас народ привычный – лишний раз нос не высунет, - почесал затылок, - За раму заплатить придётся, - помолчал, продолжил, - С утра съезжай. В покое они тебя не оставят, а мне беспокойные постояльцы не нужны.

Утром Жан уже был у Шолпан.

-Я воин. Наниматься ни к кому не хочу. Ехать к Тимуру? Долгий путь. Не знаю, что делать? - вздохнул, - Подскажи.

-Присядь, - Шолпан из шкатулки достала небольшую бархатную коробочку, - Это смарагд, - сказала она, протягивая Жану прозрачный изумрудно - зелёный камень, - Положи под язык, закрой глаза. Что видишь?

-Дворец. Красивый. Из разноцветного камня. Башенки. Крепостная стена. Ров.

-Довольно. Давай камень, - Шолпан протянула руку, - Придется тебе, дружочек, дворец из разноцветных камней строить. В будущее своё ты заглянул.

-На строительство деньги нужны. У меня их нет, - сказал Жан.

-Не проблема. Дворец из поющих камней Чудище собирался строить. Его нет. Вот ты этим и займёшься. Деньги у Чудища были, - вздохнув, продолжила, - Океан прячет несметные сокровища. Малую толику Чудище взял. На строительство дворца и не только – хватит.

-Чудища нет. Сокровища его где? Кто знает? – задал вопрос Жан.

-На Безымянном озере есть плавучие острова. Вот к ним и отправляйся.

Глава 3

За полдня по долине Поющих камней Жан добрался до Безымянного озера. Вопли, стоны, плач, крики камней не действовали на Жана. Он спокойно продолжал свой путь, словно совершал прогулку по полю или лесу, наслаждаясь пением птиц.

На берегу, раздевшись, он поплыл к островам, которые были недалеко от берега. Но, по мере приближения, острова потихоньку удалялись от Жана. Он к ним, они от него. Так продолжалось довольно долго. Жан понял, что на острова можно попасть только хитростью. Он перевернулся на спину, раскинул руки, закрыл глаза, словно собрался отдохнуть, и течение медленно понесло его. Острова поплыли за ним. Жан сложил на груди руки, и потихоньку шевеля ногами, стал удаляться. Теперь уже не Жан, а острова пытались догнать его. Играть в «догонялки» он не стал, выбрался на берег.

-На сегодня хватит, - решил он, - Посмотрим, что завтра будет.

Приготовив на костре ужин, Жан наслаждался тихим вечером, переходящим в тёплую ночь. Рожок месяца на темном небе, усыпанном алмазными звездами, тихий плеск воды, редкие крики ночных птиц, и… на волшебных крыльях феи Сна, Жан унесся в царство Морфея. Он видел Зару, окутанную туманом. Улыбающегося Тимура, беседующего с Шолпан. Какого – то громадного змея. Рассыпающиеся в пыль скалы. Водопады хрустальной воды. Себя, прогуливающегося по затонувшему городу, пытавшегося что – то отыскать. Что? Этого он не знал, но понимал, что обязательно должен найти…

Пробуждение было тяжёлым. Жан цеплялся за остатки сна, чтобы понять, что он ищет, но царство Морфея уже отступило, занимался новый день. Сон улетучился.

Сегодня острова были почти у самого берега, но Жан, позавтракав, не обращая на них внимания, отправился на поиски синего камня. Ему не давал покоя сон.

Идя вдоль берега длинного озера, он вспоминал его в мельчайших подробностях. Затонувший город. До боли знакомый. Где? Когда он мог его видеть? Воспоминания… воспоминания… Потом наступило прозрение - это его город. Город, в котором он родился, превратился в дракона. Город, поглощенный пустыней, на месте которой образовалось озеро. Какую же он несёт в себе тайну?

Жан обязательно должен её узнать. Но сначала надо построить замок, уничтожить уюгов, и уже потом заняться загадкой родного града.

На душе стало легче. Жан оглянулся, острова плыли за ним. Сейчас он о них не думал. Пусть плывут.

Озеро оказалось длинным. Только к вечеру Жан преодолел этот путь.

Ему предстоял выбор: идти на поиски синего камня затемно или отложить поиски до утра.

-Ночью все кошки серы. Найти темный камень будет сложно. Утро – вечера мудренее, - решил Жан, и остался на ночь у озера.

ОстровА с воды наблюдали за ним, флиртуя вдоль берега. Жан игнорировал их.

Ночью, любуясь пламенем костра, искрами, летящими в тёмное небо, Жан окунулся в воспоминания.

Картины прошлого возникли в памяти. В детстве он был совсем одинок. Сверстники сторонились его, не принимая в свои игры. Старшим он был не нужен. Детским умом он не мог понять их отношения, которое, как оказалось, крылось в родителях, их злобе и коварстве. Обида и горечь детства остались навсегда. До политики он не дорос. Пренебрежительное, порой жестокое отношение взрослых к низшим классам не воспринимал. Одиночество угнетало. Отец не посвящал его в государственные дела, считая слишком юным. Народ роптал. Жан думал, что со временем станет справедливым правителем, исправит огрехи предков. Этому не суждено было сбыться. Внезапно они превратились в драконов. Население, напуганное такими правителями, покинуло страну. Песчаная буря превратила её в пустыню. Пустыню Смерти, где он долгие века был хозяином. Зара вернула ему человеческий облик. Сама погибла. Жан считал себя виновником её смерти. Она хотела видеть его настоящим человеком, уничтожившим в себе ростки драконьей души.

-Я стану человеком. Настоящим, - глядя на огонь, прошептал он, - Тебе не в чем будет упрекнуть меня, любовь моя.

Ночь прошла спокойно. Без сновидений.

Утром, глянув на острова, которые словно прилипли к берегу, Жан отправился на поиски синего камня.

Побродив по долине, он увидел его. Большой камень темно – синего цвета притягивал взгляд. Ждал Жана.

-Приветствую тебя, - сказал Жан, - Думаю, не ошибся. Ты самый большой камень в долине.

-Здравствуй, путник, - глухо ответил тот на приветствие, - Что привело тебя?

-Собираюсь дворец строить в долине из этих камней. За разрешением пришёл, - ответил Жан.

-А Тимур?

-Думаю, поможет. Сейчас он с Галинкой у отца. Свадьба у них намечается.

-Свадьба – это хорошо, - проскрипел камень, - Тебя, что не пригласили?

-Сам не хочу. На сердце тяжело. Зара погибла, - ответил Жан.

Камень тяжко вздохнул:

-Продумай план. Найди деньги. Найми рабочих. Буду ждать.

-Благодарю, - Жан пошёл к озеру.

Теперь он спокойно добрался до одного из островов. Они уже ждали его. С комфортом расположился под тенью большого куста. Задремал. Острова тронулись в обратный путь.

Как общаться с островами Жан не знал, но думал, что они всё – таки смогут показать ему место, спрятанных Чудищем сокровищ. Отдохнув, он просто побеседовал с островом, не надеясь на ответ:

-Вы долго были с Чудищем. Он погиб. Собирался строить дворец в долине камней. Теперь нам с Тимуром предстоит это дело. Без денег его не построить. Скажите или покажите, где спрятаны его сокровища.

Вздрогнул, услышав:

- Поможем, - голос, словно журчание воды, - За Огненными скалами есть долина Тумана, ступай туда. Там найдёшь.

Глава 4

-В долине Тумана, говоришь? Далековато. Не одну пару башмаков сносить придётся, прежде чем доберёшься. Не смотри на меня так – я не нянька, - говорила Жану Шолпан.

-Ну, Шолпан – апке…, - протянул Жан.

-Ты – дракон – решения принимай сам.

-А, помочь слабо? – хитро глядя на Шолпан, спросил Жан.

-Пожилую женщину…

-Ну, какая же вы пожилая? Цветущая, как роза, сочная, как персик…

-Уши надеру, - остановила поток его красноречия Шолпан, - Слушай сюда: Огненные скалы не преодолеть. В высоту они километра полтора. Жаром от них пышет. Ничего живого вокруг нет.

- Как же…, - начал Жан.

- А, думать? – перебила его Шолпан, - Голова, что бы тюбетейку носить? В обход пойдёшь. Дальше намного, но…

-Это же долго, - протянул Жан.

- Зато надёжно, - припечатала Шолпан, - В долину Тумана с другой стороны попадёшь. Там, по обстоятельствам действовать будешь. Может, думать научишься.

-Что ж, - вздохнул Жан, - Собираться в путь надо. Теперь неизвестно, насколько строительство затянется.

-Строительство – это, зачастую, долгострой. Набирайся терпения. Там, глядишь, Тимур с Остапом приедут. Стройка быстрее и веселее пойдёт. Хотя, можно, колдануть, - Шолпан задумалась, - Но не буду. Энергии много, а радости никакой. С душой всё делать надо. В любое дело душу вложишь, результат радость доставит, - видя, что Жан достал блокнот, прикидывая список необходимых вещей, остановила его, - Подожди. На драконе полетишь. Ты, что и впрямь подумал, что я тебя в полугодовое путешествие отправлю? – вздохнула, - Плохо ты еще людей знаешь, - посмотрела на повеселевшего Жана, - Но, дней семь – восемь в пути провести придется.

Как здорово лететь на драконе.

Шолпан позаботилась об удобствах.

Жан сидел на мягкой подушке на спине дракона, между двух выступов хребта. Соскользнуть с шершавой спины не давали широкие лямки, которыми он был привязан.

Под ними проплывали, города со шпилями башен, леса, поражая пышностью листвы всевозможных оттенков зелёного цвета, деревни, пашни, разноцветные поля, пастбища с «букашечками» коров и другой живностью, узкими зеленовато – сине серыми лентами скользили реки, горы с шапками облаков.

Шумные взмахи крыльев не отвлекали Жана от созерцания меняющегося пейзажа.

Полёт проходил на большой высоте, в ушах свистел ветер, но Жану в тёплой одежде всё было ни по чём.

На ночь делали привалы у леса, возле рек или озёр, подальше от людских глаз.

Так и добрались до долины Тумана.

Молочно – белое облако словно заполнило громадную низину, освещаемую на горизонте всполохами Огненных скал.

Жан отпустил дракона, попросив вернуться дня через три. За это время он собрался разобраться с сокровищами Чудища.

Вечером, сидя у костра, когда Жан прикидывал утреннее путешествие в туман, к нему подсел старик в белоснежных одеждах. Толстый, круглый, необъятный, весь в складках. С белёсыми бровями, ресницами и усами. Глядя на огонь, полюбопытствовал:

-И чего тебя, мил человек, сюда занесло?

-Да, вот по долине побродить хочется. Может, новое что испытаю.

-Хмм, - усмехнулся старик,- Побродить… Любитель острых ощущений… Из долины выбраться сложно. Заплутаешь, назад не вернёшься.

-Значит, судьба такая, - ответил Жан.

-Охота – пуще неволи. Я тебя предупредил. Поступай, как знаешь.

-Спасибо, дедушка, - улыбнулся Жан и предложил, - Оставайся, заночуем вместе.

-Рядом живу, - поднимаясь, кряхтя, ответил старик,- Домой пойду.

Утром, обвязав близ стоящее дерево канатом, с бухтой на руке, Жан смело вступил в туман.

Туман… такого тумана Жан ещё не видел.

Издали долина казалась океаном воздушной ваты. Вблизи чем – то белым, густым.

Вступив в облако промозглого густейшего тумана, в котором даже рука, державшая бухту, была почти не видна, Жан вспомнил предостережение старца. Двигаться в таком тумане, а, тем более, что – то искать в нём, было просто нереально. Но, пока в руке есть канат, надёжно сцепленный с деревом, Жан решил продолжить поиски.

Жан плутал по туману, насколько хватило троса. Наматывая его на руку, при возвращении, Жан обратил внимание, что трос покрылся ржавчиной. И это всего за несколько часов блужданий. Также Жан понял, что в долине можно гулять до бесконечности, но без каких – либо зацепок, отыскать клад Чудища невозможно.

Вечером, глядя потухшим взглядом на пламя костра, Жан даже не заметил, опустившегося рядом вчерашнего старца.

-Ну, что, мил человек,- сказал старик, - Не нашёл тобою не положенного?

-Что? – встрепенулся Жан, - Нет. Не нашёл. И, вряд ли найду, - вздохнул, - Возвращаться назад не имеет смысла. Все надежды на этот клад были.

-Так ты – кладоискатель? - усмехнулся старик, - Клады в тумане ищешь.

-Почему клады? – удивился Жан, - Клад. Один - единственный, что Чудище спрятал.

-Тебе – то зачем его сокровища?

-Замок для Шолпан из разноцветных камней построить, как Чудище хотел, - махнул рукой, - Теперь уж, видно, не построю, - подумал, - Отправлюсь на заработки. Сколько скоплю, все в замок вложу.

-Как знать… как знать…, проговорил старик, и без перехода, глядя на пламенеющие вдали скалы, продолжил, - Существует легенда. Может быль, кто знает? Когда – то эти скалы были поросши густым лесом. Внизу протекала река. Недалеко от этих мест жил юноша. Сын местного богача. Мать умерла, когда он был малюткой. Отец женился на другой. Детей с новой женой у отца не было. Вот и рос мальчишка один. К сверстникам его не пускали, считая тех шантрапой. Так малец приобщился к книгам. Книжная жизнь от реальной отличается. Время шло. Мальчик вырос в восторженного юношу, мечтавшего о дальних странах, прекрасных замках, загадочных принцессах. Мечты мечтами, но его даже за ворота замка не пускали. Виной тому была мачеха, которой пришелся по нраву молодой пасынок. Решила она отца извести, пасынка на себе женить. Но, пришло время любви, и юноша, влюбился в молоденькую посудомойку, которая ответила взаимностью. Летая по замку на крыльях любви, он решил сделать что – то необычно – красивое, воплотить мечту. Пришел к отцу за разрешением построить замок на скале. Отец затею одобрил, сказав:

- Идея хорошая. Ты уже взрослый сын. Должен скоро жениться. Жить своим домом. И замок на скале будет как нельзя к стати.

Вскоре на скале появился белоснежный воздушный замок. Окутанный облаками, он, словно, парил в небе. Ждал хозяев.

Отец подыскал невесту сыну, но тот признался в любви к посудомойке. Гнев отца был страшен. Он выгнал сына из дома. Лишил титула, наследства. Посудомойку отправили в далёкую деревню. Мачеха осталась ни с чем, затаив злобу. Но, ей уже опостылел старый муж, и она хитростью решила вернуть пасынка. Зная в какой их харчевен может остановиться юноша, она послала туда гонца с запиской, в которой пообещала помощь в воссоединении любящих сердец.

Ночью юноша пробрался в замок, но вместо возлюбленной увидел мачеху, которая сообщила, что посудомойка сорвалась со скалы, торопясь на встречу. Юноша, не раздумывая, бросился со скалы, спасать любимую. Падая, ударился об острый выступ, в реку упало его уже бездыханное тело.

Не ожидая такого финала, мачеха отправилась к мужу. Но скалы воспротивились людской низости, вспыхнув огнём, сжигая всё живое. Они пощадили только замок, построенный любовью, плавно опустив его в долину, которую окутал туман. С тех пор прошло много лет, но гнев скал невозможно остановить. Они то вспыхивают, то почти затухают, не желая остывать. Их огонь – огонь любви. О судьбе посудомойки ничего не известно.

-Печальная история, - промолвил Жан, подумал, - Так ты предлагаешь сокровища Чудища в замке поискать?

-Ничего не предлагаю, - сказал старик, - Просто рассказал легенду. Выводы делай сам.

-Ты кто, дедушка? – наконец – то поинтересовался Жан.

-Туманник.

-Это как? Имя? Прозвище? Фамилия?

-Да, всё вместе, наверное. Ты же не спрашиваешь у домового или лешего фамилию? Так и я – хозяин здешнего тумана.

-?!?

-Помогу в поиске сокровищ. Не переживай.


Глава 5

Утром Жан с сожалением посмотрел на трос, весь покрытый ржавчиной.

-Промозглый туман. Как в таком дедушка живет? – подумал он.

Словно в ответ на его мысли послышалось кряхтение и…

-Мы, Туманники, к любому туману привычные, хоть к мокрому, хоть к сухому.

-Доброе утро, дедушка Туман, - с улыбкой сказал Жан, - Проводником будешь?

-Коли дело доброе, чего ж не помочь? – протянул руку старик.

Жан уверенно шел за Туманником, которого в густоте тумана не было видно, держа его за мягкую, словно ватную руку. Плутали они не долго. Дедушка Туман через пару часов вывел его к громадной лужайке, освещённой солнцем. Посреди поляны возвышался необычайной красоты белоснежный сказочный дворец, сверкающий золоченными шпилями.

-Какая красота, - восхищенно промолвил Жан.

-С любовью построено, - услышал в ответ.

-Туман куда делся?

-Все – то тебе знать хочется, - проворчал старик, - Любопытный какой…

-Извини. Лишних вопросов задавать не буду, - ответил Жан.

-Ну, что встал? Пойдём. Во дворце твои сокровища лежат, - сказал Туманник.

Внутреннее убранство дворца поражало своей пышностью и изяществом.

- Не любоваться сюда пришли, - ворчал дед Туман, спускаясь по лестнице в подвал.

Полумрак, сводчатые потолки, бочки с вином, дубовый стол, под стать ему стулья. Нигде ни пылинки, ни соринки, ни паутинки.

Увидев его изумлённый взгляд, старик сказал:

-Замок сам себя в чистоте содержит. Хозяев ждёт.

Подведя Жана к арке, заложенной кирпичом, Туманник как – то по особому постучал по ней, стена отошла в сторону, открыв взору огромный зал, заполненный сокровищами.

-Пещера Али – Бабы, - протянул восхищенный Жан.

-Здесь поболе будет, - услышал в ответ.

Разглядывая богатство, Жан застыл в нерешительности.

-Что делать не знаешь? – поинтересовался старик.

Жан молча пожал плечами.

-Набери, сколько унесёшь и иди восвояси, - усмехнулся Туманник.

-Нельзя так, - очнулся Жан, - Мне только на дворец надо.

-Вот и набери на дворец и ещё немного,- улыбаясь, сказал старик.

-А – «немного» зачем? – вопросил Жан.

-На жизнь тебе, дуралею. Не будешь же ты себе зарплату выплачивать? Работать будешь. Следить за стройкой. Содержать тебя, кто будет? Да и друзьям, Тимуру и Остапу деньги нужны, пока строительство идёт, - разъяснил Туманник.

-Век живи – век учись, - сказал Жан, - Спасибо, дедушка.

-Да, чего уж там, - смутился Туман, - Хорошо хоть к мнению старших прислушиваешься. Опыта у нас всё – таки поболе вашего.

Набив два рюкзака золотом, Жан остановил свой взгляд на белоснежной шкатулке из рыбьей кости с самоцветами. Он понимал, что золота на постройку дворца хватит, но не мог отвести взгляд от изящной вещицы.

-Шолпан это ни к чему, - услышал он, - Тебе рановато, - увидев изумлённый взгляд Жана, пояснил,- Жениться надумаешь, приходи за шкатулкой.

-Мне уж, наверное, не суждено …, - начал Жан.

-Ты это брось. Зара в сердце твоём навсегда останется. Негоже человеку без потомства быть. Женишься ещё.

Жан тяжело вздохнул. Перед глазами, словно живая, возникла, улыбающаяся Зара с развевающимися чёрными волосами. Улыбка была доброй и светлой, глаза искрились… Чтобы скрыть набегающие слёзы, Жан подхватив рюкзаки, двинулся к выходу.

Утром, тепло распрощавшись с Туманником, он на драконе отправился в обратный путь.

Глава 6

Найдя сокровища Чудища, Жан радовался словно мальчишка. Душа пела. Он желал поскорее повидать Шолпан, порадовать её. Казалось, что дракон летит слишком медленно, хотелось подгонять его. Он спешил навстречу, словно в родной дом, к своей матери.

-Теперь ты богач, - улыбкой, встретив Жана, сказала Шолпан.

-Золото для стройки, - он поставил рюкзаки на ковёр, - Оставлю у вас, и на постоялый двор к Прошке.

-Вряд ли он будет в восторге от такого постояльца, - ухмыльнулась ворожея.

-Ничего. Переживет. Мне проектом заниматься надо, - Жан пожал плечами, - Там тихо. Спокойно…

-Так уж и спокойно? – покачала головой Шолпан.

-С воришками заодно разберусь, - усмехнулся Жан.

-Харчевню не разнеси, - рассмеялась колдунья.

-За кого вы меня принимаете?- возмутился Жан.

-Пока еще за дракона, - услышал в ответ.

-Не волнуйтесь. Всё нормально будет, - успокоил Жан, - Про Туманника почему не сказали?

- Сам должен во всём разобраться. Да, и, Туманник не так прост, как кажется. С характером. Не с каждым беседовать станет, - ответила Шолпан, - А за харчевню пусть хозяин, да Прошка беспокоится. Удачи тебе, сынок.


-Опять ты? – застонал хозяин, - Тебе других харчевен мало? Почему ко мне?

-Нравится мне у вас, - ответил Жан.

-А, уж, мне – то как, - чуть не плача откликнулся трактирщик.

-Вот и ладненько. По рукам. Пошел заселяться. Провожать не надо, - подхватив котомку, Жан направился к лестнице.

Хозяин молча сгрёб деньги. Фартуком вытер стойку, и, подперев кулаком щёку, невидящим взглядом уставился в окно.

Постоялец постояльцу рознь. Этот вон – силищи не мерянной. При деньгах, может, и золотишко имеется. Решил бы всё с ворами по доброму, а так и себе, и трактиру неприятности.

Хозяин поневоле связан с ворами. При открытии харчевни предупредили: не будет сведения гильдии поставлять – петуха красного пустят. Сейчас напомнили – как силач на порог – сразу им сообщить. Счёты у них с ним – покалечил товарища. Извещать - то, ой, как, не хочется. Но, деньги лишними не бывают, да и за харчевню боязно. Как быть?

-Чего пригорюнился? – Прохор на стойке сидит.

- Заселился, - вздохнул хозяин.

Прошка чуть со стойки не упал:

-Кккккак?

-Молча. Вот деньги, - трактирщик выдвинул ящик, словно среди россыпи монет, можно было увидеть медяки Жана.

Прохор опешил. Злость душила, распирала его, выплёскиваясь наружу. С человеком по – хорошему, по – доброму, со всей душой. А он? Надо разобраться.

Ласточкой взлетел он по лестнице, ногой распахнул дверь.

Жан, уставившись в потолок, лежал в одежде поверх покрывала, прикидывая возможности разборок с ворами. Он один. Их несколько сотен. Промахи они не прощают. Встречи не избежать. Да, и он не из тех, кто прятаться будет. Как спасти трактир от не званных гостей? И тут… на пороге появился домовой.

-Тыыыы… тыыыы…, - задыхась, вымолвил Прошка.

Лениво повернув голову, Жан посмотрел на него:

-Дверь закрой. Не мешай думать.

От такой наглости слова у Прошки пропали, глаза из орбит вылезли, руки в стороны развёл…

-С чем пожаловал, ночной хозяин? День на дворе, - садясь на кровати, спросил Жан, и, глядя на Прохора, уже обеспокоенно спросил, - Случилось что? Не в себе ты. Проходи, присаживайся. Гостем будешь. Сейчас чайку закажу. Может, пивка? Зелёный весь.

-Какое пиво? – взвизгнул домовой, - Ты как здесь?

- Не рад? – вопросил Жан, - Спешил. Посоветоваться надо.

-Какие советы? – схватился за голову Прохор, - В другой трактир не мог заселиться? – прошипел он.

-Там тебя нет, - вздохнул Жан.

- Быстро спрашивай и сваливай.

- Негостеприимный какой. Здесь жить буду, - твердо сказал Жан.

Прошка прочапал к стулу, уселся поудобнее:

-Предупреждал тебя – мне здесь разборки не нужны, - поскрёб бороду, - Один вред от таких постояльцев, - посмотрел в окно, и, жалобно так попросил, - Съезжай по – хорошему, очень прошу.

Жану стало жаль домового: порядок любит, о харчевне заботится, сидит на стуле весь такой разнесчастный, слезу ещё только пустить осталось.

- Здесь разборок не будет, - твёрдо сказал он, - Обещаю.

-Точно? – подскочил на стуле Прохор.

-Слово даю. Человека, дракона – не знаю. Можешь быть спокоен.

Прошка шмыгнул носом:

-Где пиво твоё обещанное?


Напоив пивом, Жан попросил домового подыскать хорошего архитектора, чтобы дворец Шолпан соответствовал канонам архитектуры. Хотя замок из разноцветных камней уже сам по себе необычен, но рука опытного мастера сможет сделать из этого материала шедевр, оживить палитру камня.

Вечером, выпив пару кружек пива, он отправился бродить по городу. Смеркалось. На небе появились звёзды. Бесшумно скользящие тени, сопровождали Жана. Словно не замечая их, Жан покинув город, направился в поле, за которым темнел лес. Небольшая речушка. Стог сена. Перемигивание звёзд, трескотня кузнечиков, трель соловья, уханье сов, раздающееся из леса, делало прогулку приятной. Жан, наслаждаясь прохладой, вошёл в лес. Тени следовали за ним. Он ещё не знал, как будет разбираться с ворами, но чувствовал, что до стычки осталось недалеко.

Ночью лес живет своей жизнью: слышалось уханье сов, вопль филина. Где – то недалече взлаивали косули, изредка слышался рёв лося и заунывный вой волков.

Впереди проявился просвет. Жан поспешил туда и вышел на большую поляну с одинокой берёзкой, освещённую мягким лунным светом.

-Вот и поле битвы, - подумал Жан, идя к березе.

-Красавица, - Жан ласково погладил шелковистый ствол, - Жаль губить тебя, но, видно придется.

-Ещё чего, - услышал ворчливый голос.

Оглянувшись, Жан увидел знакомого Лесовичка.

-Здравствуй, дружище. На помощь пришёл? – вопросил Жан.

-И не я один.

Оглядевшись, Жан увидел не только воришек, которые, уже не скрываясь, собирались взять его в клещи, но и множество горящих огнём глаз диких животных, окружавших поляну.

Воры молча приближались.

Вблизи послышался рёв медведя, пробирающегося сквозь бурелом. Слившийся вой волков по периметру поляны, заставил воров оглянуться. Холодок пробежал у них по спине: вся поляна была окружена лесными жителями. Сверкающие глаза волков, лопаты рогов лосей, наклоненные к земле, злые красные глазки вепрей, подрагивающие хвосты рысей, на деревьях, медведица за спиной Жана…

-Пощади, - воры упали на колени, - Будь человечным. У нас семьи, дети…

Жан переглянулся с Лесовиком.

-У каждого своя стезя, - промолвил тот.

Вздохнув, Жан сказал:

-Уходите из города. Остальным передайте: в харчевню ни ногой. Постарайтесь сменить ремесло, - воры согласно закивали, - Уговор нарушите – звери вас везде найдут.

Глава 7

-Лихо ты с ними разобрался, - Прошка сидел на подоконнике, болтая ногами.

-Живёшь на постоялом дворе, а всё знаешь, - усмехнулся Жан, - Моей заслуги нет. Лесовичок помог.

Прохор слез с подоконника, забрался с ногами на кровать.

- Я тебе архитектора нашёл, - потирая руки, сообщил он, - Завтра познакомишься, - потер нос, продолжил, - Судьба у него непростая. Инкогнито здесь. Выстроил хану дворец. Тот решил его казнить…

- Зачем такой архитектор, что хану не угодил? – прервал домового Жан.

-Почему? Угодил. Но хан, чтобы подобной красоты ни у кого не было, решил его уничтожить.

- Стража, наверное, его ищет? – вопросил Жан, подумал, - Будут нам заморочки.

- Боишься? – сморщил нос домовой.

-Нет. Просто, за человека переживаю.

Наутро Жан отправился на базар, встретивший его своей пестротой и многоголосием. Пройдя мимо дервишей, выпрашивающих милостыню, посудных лавок, сверкающих медью и серебром, торговцев воздушных тканей, оружейных лавок, он направился к рядам с фруктами и овощами. Мимо сновали водоносы, торговцы наперебой предлагали свой товар, раскачивались змеи, танцующие под звуки флейты. Базар жил своей удивительной жизнью. В этой суматохе Жан должен был разыскать, архитектора – ныне торговца экзотических фруктов. От пряностей и благовоний кружилась голова. Увидев ароматные дыни, соседствующие с желтыми карамболами, шипастыми дурианами, инжиром, Жан обратил внимание на торговца, невзрачного худощавого человека в тюрбане, с печальными серыми глазами, молча стоявшим в лавке.

Выбрав дыню, Жан бросил на прилавок золотой.

-У меня сдачи нет. Может, помельче, есть? – тихо сказал продавец, не притрагиваясь к монете.

Жан, забрав золотой, выложил несколько медных монет.

-Благодарствую, - сказал торговец, сгребая деньги.

-Фархад?

Продавец вздрогнул, монеты посыпались наземь. Собирая их, торговец сказал:

-Ты ошибся, незнакомец, - Меня зовут Касим.

-Касим, так Касим, извини, - Жан отправился восвояси.

Вбежав в комнату, он бросил дыню на кровать.

-Прошка, ты где?

-Поспать не дают, - вылезая из шкафа, сказал недовольный Прохор.

-Спасибо, дружище, - схватив Прохора в охапку, Жан закружил его по комнате, - Нашёл я его, нашёл.

-Медведь, - пытаясь вырваться из рук Жана, пыхтел домовой, - Отпусти, раздавишь.

Жуя сочную дыню, Прохор поинтересовался:

-Рассказывай.

Жан стал описывать встречу с архитектором.

-Только, почему – то он Касимом назвался, - покачал он головой.

-Дурень. Ты спугнул его. К ночи в бега подастся, - заворчал Прохор, - Эх, молодёжь, молодёжь. Учить вас, да учить. Ладно, - смилостивился он, - С тамошним домовым переговорю – даст знать, когда за беглецом в погоню отправляться.

Наступил вечер. На небе появились звёзды. Рожок месяца слабо освещал землю. По узким улочкам к выходу из города пробирался человек с котомкой. Он постоянно оглядывался, озирался по сторонам, словно боясь погони. Но всё было тихо. Изредка раздавался одиночный лай собаки. Мелодично пели сверчки. Город готовился ко сну.

Выйдя из града, человек облегчённо вздохнул, бросил через плечо взгляд, прощаясь с гостеприимным городом, давшим ему приют. На душе пустота, жаль покидать обжитое место, но обстоятельства…

На плечо ему легла чья – то рука. Вздрогнув, он поднял взгляд. Рядом стоял незнакомец, купивший дыню.

-Отпусти меня, - взмолился он, - Я никому ничего плохого не сделал.

-Знаю и не причиню тебе вреда, - услышал в ответ, - Но ты мне нужен. Нужен, как архитектор…

-Тише, тише, - прошептал Фархад, а это был он, сбежавший от хана архитектор, словно кто – то их мог услышать, - Я не смогу помочь тебе. Меня ищут.

-Шолпан обещала укрыть тебя личиной…

-Я не хочу жить, как преступник, постоянно скрываясь. Я человек. Люблю свою работу, но вынужден зарабатывать на жизнь, торговлей. Я устал. Ты бередишь мне душу. Кто ты? – он с мольбой смотрел на Жана.

-Бывший дракон. Ныне человек. Жизнь хочу начать с добрых дел. В долине Поющих камней построить дворец, - сказал Жан, - Мне нужна твоя помощь…

-А хан?

-Не бойся. Не хочешь жить под личиной, Шолпан создаст отворот. Даже, находясь рядом, глядя на тебя, стражники не узнают в тебе беглого архитектора. Ну, как, по рукам?

-По рукам. Согласен, - улыбнулся Фархад.

Глава 8

Переночевав в комнате Жана, Фархад наутро направился к Шолпан, пояснив, что проект дворца предназначенного для ведуньи, надо делать в соответствии с её пожеланиями.

В странном состоянии он вернулся к обеду. Разводил руками, пожимал плечами, словно продолжая беседу, в которой никак не мог прийти к согласию с заказчиком. Жану сказал кратко:

-Проводи меня в долину камней. На месте решу все привязки. Рабочих набирай сам.

Следя с подоконника за манипуляциями Фархада, Прошка с любопытством спросил:

-Чего тебе такого странного колдунья заказала, что в себя прийти не можешь?

-Секрет. Но строить будем по её желанию.

-Небось, палаты золотом отделанные хочет? – любопытству домового не было предела.

-Всё намного проще и… сложнее, - ответил Фархад.

Камни встретили Фархада пением. Если бы Жан не слышал их визга, писка, воя, он мог бы поклясться, что попал совершенно в другую долину. Мелодия услаждала слух, делая прогулку приятной. У берега озера их ждали острова. Пока плыли, Жан рассказал островам о поисках сокровищ, знакомстве с Туманником, встрече с Фархадом. Поблагодарив острова, друзья отправились на встречу с синим камнем.

-Приветствуем тебя, - поклонился Жан.

-Доброго здравия, - услышали в ответ.

-За разрешением пришли, - начал Жан.

-Хорошего архитектора нашёл, - перебил его камень, - Рад, что сам Фархад строить будет. Теперь я спокоен.

Фархад, тем временем, осторожно поглаживал камень, любуясь им.

-Ты у нас путеводной звездой, всех гостей встречать будешь, - сказал он, - Арку главного входа я тобой украшу. Согласен?

-Ещё бы, - словно улыбнулся камень, - Рассказывай.

-Здесь не дворец, а целый комплекс будет. Фасадом обращён к городу. Ров от одного края озера до другого сделаем. Крепостная стена. Мосты подъемные. У озера парк разобьём. Площадь перед дворцом, фонтаном украсим. Парк тоже каскадами фонтанов оборудуем, гроты, ротонды, колоннады понастроим, каналы, украшенные ажурными мостами, для водных прогулок выроем. Для любителей острых ощущений лабиринт возведём. Лёгкой решёткой оградим зверинец, зверям уголок леса отдадим. Работы много.

-Мне нравится. Приступайте, - глухо молвил камень.

Жан нанял рабочих. Работа закипела. Вскоре приехали Тимур с Остапом.

-Лихо ты развернулся, - с восхищением, побывав в долине камней, сказал Тимур, - За такой короткий срок, столько сделать. Глядишь, года за два, три управимся.

-Спасибо Фархаду – толковый строитель, людей грамотно использует, ничего лишнего. Замечательный архитектор. Как отец, Галинка?

-Хорошо. Жаль, на свадьбе тебя не было, - посетовал Тим, - Галинка сейчас в селении, душа у неё за подопечных болит. Скоро прибудет.

Так шло строительство.

Для парка и леса завезли взрослые деревья, чтобы не ждать пока они из семян проклюнутся.

В ландшафтном дизайне активно помогал Лесовичок.

Дриада каждому дереву шептала напутствие, дабы не было скуки по прежнему месту.

Они вместе с Остапом разбивали клумбы. По вечерам веселый и довольный Остап говорил:

-У каждого в этом мире своё место. Будь моя воля, всю жизнь земле бы посвятил. Цветы, деревья – это моё.

-Кто против? – засмеялся Тимур, - Закончим стройку, разберёмся с уюгами, будешь здесь садовником. С Дриадой подружился. В случае чего, поможет.

-Дриада – то поможет, да Лесовичок всегда рядом, а вот, как уюгов одолеть? Вопрос.

-У вас дракон бывший есть,- вмешалась в разговор Шолпан, - Он даром магическим владеет. Хотя, пока не догадывается, и пользоваться им не умеет.

-Вы шутите? – побледнел Жан.

-Какие шутки? – возмутилась Шолпан, - Ты драконом сколько веков пробыл? А в человека в том же возрасте опять обратился. Мудрость вековая драконья осталась. Не знаешь ты об этом. А вот сны тебе вещие снятья. Прислушайся к ним. Там разгадку в победе над уюгами ищи.

Жан задумался:

-Не зря, видно, мне скалы в пыль рассыпающиеся и водопады снились. Что – то в этом есть.

Глава 9

В комнате Жана друзья подсчитывали затраты на строительство комплекса.

-Придётся тебе ещё раз в долину Тумана слетать. Слишком размахнулась Шолпан. Денег не хватит, - сказал Тимур, держа в руках смету.

-Женщина всегда остаётся женщиной, - улыбнулся Жан, - Хочется, чтоб всё самое лучшее было, - подумал, - Да и не делал ей никто таких подарков. Вот и решила себя порадовать. Всё – таки это последний дар Чудища.

В комнату влетел запыхавшийся Фархад:

-Делайте, что хотите – не могу больше. Наваждение какое – то. Выкладываем стену, выкладываем. Узор чудо. Наутро чёрная полоса всё перечёркивает. Днём камешек к камешку подбираем, утром то же самое.

Друзья переглянулись:

-Седлаем коней.

Подъезжая к долине, Тимур остановил коня:

- Видишь?

-Чудище, - изумлённо проговорил Остап.

Крепостную стену опоясывало черно – синее тело Чудища. Рот – клюв, жёлтые глаза с треугольниками зрачков… Он словно пришёл из небытия, охранять детище Шолпан.

-Так вот он каков, этот змей, - промолвил Жан, - Охранник града.

-Так это… это…, - заклинило Фархада.

-Да, дружище, это наш змей. Чудище. Спонсор стройки, - хлопнул его по плечу Тимур, - Ничего не переделывай. Пусть так всё и будет.


На следующий день Жан полетел в долину Тумана. Он с нетерпением ждал встречи с Туманником.

-Дедушка Туман, я прилетел, - крикнул он, подходя к молочно – белой долине, - Встречай гостя.

-Чего шумишь? – раздался ворчливый голос, - Я ещё, когда ты с драконом прощался, тебя заприметил, - выходя из тумана, сказал старик, - Что, денег не хватило?

Жан развёл руками:

-Стройка большая получилась. Дворец только часть её, - и, развязывая котомку, сказал, - Я тебе чай зелёный привёз, шербет, виноград.

-Спасибо. Не забываешь старика, - улыбнулся Туманник, - Ну, что, попьём чаёк и в путь?

-Чтоб тёпленько было, пуловер шерстяной доставил, - сказал Жан, - Примерь.

-Красивая вязка, - поглаживая подарок, сказал Туманник, - Только ни к чему он мне. Я к туману привычный. Сам из него сотканный. За доброту - спасибо. Порадовал старика. В замке его оставим, может, кому сгодится.


-Какая красота разная, - глядя на замок, сказал Жан, - Этот воздушный, ввысь готов улететь. Тот – разноцветный, живой, весёлый. Оба - замки, но такие несхожие…

-Это не типовой проект, - молвил Туманник, - Каждый замок с любовью построен, душа в него вложена.

В сокровищнице Жан, набив рюкзаки золотом, задумался.

-Что не так? – раздался старческий голос.

-Тимур с Галинкой поженились. Свадьбу сыграли. Я им никакого подарка не приготовил, - посетовал Жан, - Хотелось бы чем – то порадовать, но… Своих денег нет, когда заработаю, не знаю.

-Ты это брось, - сказал Туманник, - Весь в работе. Без дела не сидишь. Денег себе не платишь. Не останутся твои друзья без подарка, - роясь в украшениях, продолжил, - Галинка – женщина молодая. Посмотри, - он протянул Жану жемчужное многорядное колье, - Как, думаешь, понравится?

Держа в руках перламутровое чудо, отдающее теплом, Жан улыбнулся:

-Королевский подарок.

-Да, ты и сам не из простых будешь, - усмехнулся старик.


Спрятав подарок за пазуху, Жан с рюкзаками отправился к дракону. Поглаживая шероховатую кожу, сказал:

-Спасибо. Как хорошо, что ты есть. Мне без тебя было бы довольно сложно.

-Чего уж там, - засмущался дракон.

Жан от изумления чуть на землю не сел:

-Ты умеешь говорить? Но, почему?

-А, за чем? – услышал в ответ.

-Мудро, - подумал Жан, - Надо уважать чувства других. Ведь, порой, животные намного умнее, чем мы о них думаем.

Глава 10

Приехала Галинка с печальными новостями: умер Арсений. Вслед за Ноей ушёл в пещеру мёртвых. Видимо, ненадолго было ему суждено пережить любимую. Печаль взяла своё. Теперь они вместе в одной пещере, по ту сторону жизни.

Землянку его в лесу закрыли наглухо, оставив в ней всё, как было при жизни старца.

В деревне всё идёт своим чередом. Спасённые, с макового поля, влились в ряды её жителей. У врача Фотия нет отбоя от пациентов: жизнь есть жизнь - люди рождаются, болеют, умирают. За деревней вместо пустыни раскинулось Драконье озеро. Брошенное вскользь, Жаном название прижилось. Теперь уже нет и воспоминаний, что на месте озера была пустыня Смерти. Прекрасный песчаный берег, чистая вода привлекают сюда жителей на отдых.

- Побываем еще в твоей деревне. Обязательно, побываем, и в озере искупаемся. Всё ещё впереди. Жизнь длинная. Не печалься, - успокаивал Галинку Тимур. – Мы вместе – это самое главное.

-Да, уж, деревню непременно посетим, - сказал Остап, - Там ближе всего до шахт уюгов. Разберёмся же мы когда – нибудь с этой мерзостью.

-Улыбнись. Посмотри, какой подарок вам на свадьбу Туманник передал, - Жан достал из котомки жемчужное ожерелье.

Глаза Галинки заблестели от восторга:

-Какая прелесть, - приложив колье к шее, сказала она, - Но…

-Ничего, - усмехнулся Тимур, - Замок достроим. Уюгов уничтожим. Будешь ты в своём доме гостей принимать. Балы устраивать. Вот и пригодится подарок. Самая нарядная и красивая будешь.

-Скажешь тоже, - зарделась Галинка, бросив сияющий взгляд на мужа.


А Жану всё не давал покоя сон: постоянно снились скалы, рассыпающиеся в пыль. Где? Когда он мог их видеть? Чёрные, как сажа, но до боли знакомые. Мысль была где – то рядом, но ухватить её никак не удавалось.

-В прошлом своём покопайся, - посоветовала Шолпан, - Говоришь, знакомые. Вспоминай, где мог их видеть.

-Всё уже передумал. На ум ничего не идёт, - посетовал Жан.

-Переключись на другое, само в памяти всплывёт, - успокоила Шолпан.


Жан поехал в бывшую долину Поющих камней. Теперь от долины осталось только название. Ров с подъёмными мостами, крепостная стена с вечным стражем – Чудищем. Мощеная цветными камнями площадь, строящийся красочный дворец, ровные ряды деревьев обрамляющих тротуары, клумбы, ещё недействующие фонтаны. Перепачканный землёй, но довольный Остап с рабочими и советницей - зеленоволосой Дриадой. Деловито снующий Лесовичок, дающий наставления по обустройству зверинца. Взлохмаченный недовольный архитектор. Рабочие, замешивающие растворы, подгоняющие камни, роющие каналы. Работа идёт полным ходом. Кипит, можно сказать.

Но Жан чувствовал здесь себя лишним: строить он не умел, помогать Остапу особого желания не было. Только с Лесовичком можно было отвести душу, прикинуть, где обустроить берлогу для медведя, присмотреть место для косуль, прикинуть, как лучше разместить лис и кабанов.

-Есть в тебе чуйка лесная, хоть и вырос, как сказываешь, в городе, - говорил Лесовичок, - Добрый ты, и к лесу с душой, и к животным.

-Наверное, потому, что сам животным долгое время был, - усмехнулся Жан.

-Не то говоришь, - осадил Лесовичок, - Тот зверь злой, без души был, а ты человечный.

-И на том спасибо, видимо, человеком становлюсь.


Приснилась Зара с какой – то пожилой седой женщиной:

- Ною к тебе привела. Она поможет.

Сказала и во тьме растворилась. Темно, Ною не видать, но в ушах звучит её голос:

- Несуществующие скалы. Скалы для тебя одни – Огненные. Там ищи разгадку.

Проснулся в холодном поту. Сердце из груди готово выскочить. За окном темно. Рассвет не скоро. Сна нет. Вышел на улицу. Свежо.

-А, ведь, действительно, я в жизни только одни скалы и видел – Огненные. Рассыпающиеся, только во сне, - подумал Жан, - Но где ответ? Придётся ещё раз к Туманнику слетать. На месте виднее.

Глава 11

Глядя на всполохи костра, на искры, летящие в темное небо, Жан вздохнул:

-Хорошо – то как. Покойно.

- Из таких мгновений складывается жизнь, - тихо произнёс Туманник, - О деле говорить не хочешь?

-Нет. Проблемы всегда будут, хочется жизнью насладиться. Послушать трель сверчков, хлопанье крыльев ночных птиц, шуршание травы полночных жителей. Даже заунывный далекий вой волков пением кажется.

-А ты романтик, - крякнул старик, - Подольше таким оставайся. Прислушивайся к песне души. Жизнь надо любить такой, какая есть. Не всегда нужно гнаться за большим. У каждого свой пьедестал. Просто определиться надо: чего хочешь от жизни, и что можешь сделать.

-Я и сам не знаю, чего хочу. Была любовь. Она есть в сердце. Девушку потерял, - вздохнул, - А сейчас… Вот ты, дедушка, в тумане живешь, не тяжко тебе? Там сыро, промозгло…

-Нет, - усмехнулся старик, - Для меня это рай. «Каждый кулик своё болото хвалит», - продолжил, - Вот, взять, к примеру лягушку, для неё блаженство сырость, мошки, комары. Для людей это не подходит. Так и получается: каждому своё.

-А где, оно моё?

-Ты молод. В этом своя прелесть. Перед тобой все дороги открыты. Выбирай любую. Главное, чтобы путь был правильный. Душа чистая. Постарайся себя не уронить, не замарать. Остальное приложится.

-Хорошо бы так, - вздохнул Жан, подкидывая хворост в костёр, - Вдруг – не получится?

- Об этом не думай. Всё должно получиться.

Жан, сунув травинку в рот, лёг на спину:

- Небо – то какое красивое. Звёзды перемигиваются, как бриллианты сверкают. Месяц, что страж. Млечный путь… Хорошо.

-Отдыхай. Я к себе пойду.

-Посиди ещё. Ты мне, словно дед родной. Иногда и поговорить не с кем. Людей много, а будто в пустыне. Да и горести мои им ни к чему. Зачем на кого – то свои проблемы перекладывать?

-В себе всё держать нельзя. Сломаться можно. Или, как пружина, до упора свёрнутая – развернётся – не остановишь. Всё хорошо в меру.

-Мне сейчас с тобой так спокойно. Как хорошо, что ты есть, - смыкая веки, сказал Жан.

-Всегда кто – то рядом есть, только это заметить надо. Ты спи, спи, отдыхай, - укрывая Жана одеялом, сказал Туманник, - Утро – вечера мудренее.


-Как вкусно кашей пахнет, - присаживаясь утром к костру, сказал Туманник.

-И на тебя наготовил. Миски, ложки доставай. Завтракать будем, - пригласил Жан.

После завтрака, Туманник спросил:

- Делом, когда заниматься будешь?

-Дела – то никакого нет. Одни догадки, - вздохнул Жан.

-Рассказывай, - потребовал старик.

-Не даёт мне покоя сон. Скалы, в пыль рассыпающиеся, - начал Жан, - Кроме этих Огненных скал, других в жизни не видел. Снимые на эти не похожи – чёрные они. К чему эта пыль не знаю. Только глаза закрою – скалы, скалы, скалы… Зара во сне Ною привела – говорит – в Огненных скалах разгадка. Что думаешь?

Туманник перевёл взгляд на скалы пламенеющие вдали.

-Красивые, но без жизненные, - бросил он, - Жизнь убивающие. Может с этой стороны подойти к снам твоим.

-Скалы убийцы? – прикинул Жан, - Близко к ним не подобраться. Жаром спалят. Да и к чему им в пыль – то рассыпаться?

-Всем рассыпаться не надо, - задумчиво молвил Туманник, - Это ж целая гряда. Парочке можно и рассыпаться…

-Угу, - усмехнулся Жан, - Доберёшься до скал, только от жара подальше и кричать – рассыпайтесь мол…

-Не зубоскаль, - оборвал старик, - Поговорить с ними всегда можно…

-Это как? Что – то я в толк не возьму, - начал Жан.

-Тебе ещё жить, да жить, чтобы мир постичь, - вздохнул Туманник, - Да никто его и не познал толком. Здесь и ста жизней не хватит. Вот так – то, - пожевал губами, - Ладно. Не спеши. Переговорю. Потом решим.

Глава 12

-Как? – встретил Туманника Жан.

-Экий, прыткий. Сначала чаем напои, потом все расспросы, - осадил его дед.

- Не терпится. Весь день в ожидании…

-Не барышня чай, подождёшь, - ответил Туманник, принимая кружку горячего чая, - Вот и ещё один день к концу подходит. Сегодня плавно переходит во вчера. Ты мне лучше, дружочек, расскажи: какие у вас планы и зачем пыль смертоносная понадобилась?

Жан пожал плечами:

-Не знаю. Дворец достроим, с уюгами разбираться будем…

-Вот, вот… поподробнее, - попросил старец.

-Плана никакого нет. На месте решим. Придется отца Тимура поднапрячь, по городам клич кинуть. Дело серьёзное: уюгов надо из шахт и пещер выкуривать, там люди. Им и так тяжко, не хочется, чтобы ещё больше пострадали. Этих тварей ничего не берёт. На людей не похожи: головка маленькая удлинённая, туловище веретенообразное в панцире, при опасности голову втянуть можно, по восемь лап, в шахтах, как насекомые – на всех передвигаются. На поверхности, в полный рост встают. Выше человека, метра по два. Между собой с помощью усиков – антенн общаются. С людьми – плохо внятной скрипучей речью. Основной язык – плеть. Сами слизью какой – то покрыты. Ядовитая она, на человека попадёт – ожог долго не проходит. Вылазки свои в вечерне – ночное время проводят или в пасмурную, дождливую погоду. Солнце не переносят. Сам не видел, Зара рассказывала.

-Ничто не берёт, говоришь, - пожевал губами, - Как пыль – то на них испробовать?

-Её ещё достать надо…

-Есть уже, немного, на пробу…

-Чего ж молчишь? – вскричал Жан, - Пыль заполучил, и затихарился.

-Никакого уважения к старшим, - улыбнулся старик.


Они ещё долго беседовали при свете костра. Туманник отдал Жану холщовый мешочек с золой.

- Подействует. Милости прошу. Скалы золой поделятся. Набирайте, сколько свезете и засыпайте норы этих гадов, чтоб не было нечисти на земле.

Жан развязал мешочек, пальцами растёр золу:

-Вроде обычная, только жестковатая какая – то. Поможет ли?

-Не забывай – зола скал. Они несправедливость, злобу не терпят. Это у тебя в руках зола мягкая, шероховатая немного, а порочность, непорядочность огнём выжжет. Вот, и получается, для хорошего человека безобидная, для дурного смерть. Зажарятся уюги в своих панцирях.

-Спасибо, дедушка. Ты так много для меня делаешь, а мне и отблагодарить тебя не чем, - посетовал Жан.

-Какая благодарность, внучок, - махнул рукой Туманник, - Главное, чтобы ты человеком хорошим стал, с пути истинного не сбился. Сирота ведь. И приласкать – то тебя не кому. Шолпан понимает, но строгая она.

- Как маму её люблю, - тихо прошептал Жан, - Но пропасть между нами.

-Девушку тебе хорошую надо. Жену.


Утром, провожая Жана, Туманник сказал:

-Посмотри на скалы.

Над пламенеющими вдали Огненными скалами, снизу укутанными молочным туманом, белым коромыслом светилась радуга.

Глава 13.

Посоветовавшись с друзьями, Жан с Тимом решили лететь к логову уюгов.

Оставив стройку на Фархада, они отправились к Драконьему озеру.

Пролетая над озером, в толще чистейшей воды Жан увидел город своего детства. Тоска защемила сердце: всё такое родное, но такое далёкое.

Помня сны, Жан знал, что город скрывает тайну, которую ему необходимо разгадать. Но сейчас были другие, более насыщенные проблемы, требующие немедленного разрешения. Тайна оставалась на потом.

Вечером, не разжигая костра, чтобы не привлечь внимание уюгов, друзья, поужинав хамоном, двинулись к шахтам.

По периметру территории каждый час проходили дозоры. Зная, что уюги обладают звериным чутьём, Жан с Тимом устроили наблюдательный пункт с подветренной стороны.

Последив за перемещением уюгов, Жан рассыпал немного порошка на пути их следования. Дозор прошел два раза – никакого результата.

Неужели зола не действует?

И только в третий раз, когда друзья уже потеряли надежду, один из уюгов, вспыхнув пламенем, мгновенно превратился в горстку пепла. Изумлению тварей не было предела: усики – антенны задвигались с удвоенной скоростью, головы вращались на сто восемьдесят градусов, конечности пришли в движение, но вокруг всё было тихо.

Посовещавшись, уюги отправили двух монстров за подмогой.

Находиться в укрытии стало опасно и друзья с величайшей осторожностью отползли к биваку. Все остальные действия отложили до утра.

-Решено. Вы с Остапом отправляетесь к Огненным скалам за золой. Охрану отправляешь к отцу за подмогой. По пути пусть ещё соберут отряды. Я на разведку к уюгам. Меня, в отличии от вас, они не знают. Возьмут в плен, попаду в шахты. Людей надо подготовить, - утром сказал Жан Тиму.

-Опасно, - проговорил Тим.

-Там люди. Их надо спасать, - ответил Жан.

Других вариантов не было.

Оставив провизию Жану, Тим, не мешкая, на драконе улетел в город.

Зная, что уюги в дневное время укрываются в пещерах и шахтах, Жан устроил себе день отдыха. Загорал, купался в озере, из песка строил замки, смастерил удочку, но ничего не поймал. В прозрачной воде мелькали стаи мальков, крупной не было. Услышав хлёст хвоста по воде, Жан увидел русалку, которая, заметив, что её обнаружили, скрылась в глубине.

-Странно. Озеро молодое, а живности хоть отбавляй, - подумал Жан.

Наступил вечер.

С котомкой за плечами, Жан отправился на встречу с монстрами.

Увидев уюгов, он изобразил испуг, словно не ожидал такой встречи. Котомку сорвали и растормошили. Не обнаружив ничего существенного, взяли Жана в кольцо, и повели к шахтам. При попытке объяснить, что он случайно оказался на их территории, Жан, крепко получив по зубам, предпочел молчаливое сопровождение в плен.

В лохмотьях – одежду забрали – он очутился в шахтах.

Была ночь, но в многокилометровых подземных тоннелях во всю кипела работа. Словно муравьи туда - сюда сновали люди, ползали уюги – надсмотрщики. Являясь ночными жителями, работу в шахтах они перекроили на свой лад.

С киркой, лопаткой, корзиной Жан влился в ряды невольных старателей. Монотонная работа притупляла мозг, начали болеть мышцы, о перерыве некогда было думать. Чуть замедлишь работу – взмах плети приводит в чувство. Кирка, лопата, корзина… Кирка, лопата, корзина – примитивный изнуряющий труд добычи самоцветов. Полную корзину породы волоком тащишь к месту приёма, взамен получаешь пустую, и опять киркой долбишь породу. Сколько прошло времени, Жан не знал, болело всё тело, в глазах расплывались огненные круги.

Прозвенел гонг.

-Время обеда, - бросая кирку, сказал неподалёку работавший человек, - Где твоя миска? – Жан развел руки, - Возьми у мёртвых. Им ни к чему, - видя изумление Жана, пояснил, - В ответвлении шахты, тоннель – тупик. Мёртвых сносим туда. Потом закапываем. Кто не в силах работать, сам ползёт в тоннель, умирать. Здесь никого не щадят. Жизнь человека ничего не стоит.

В тоннеле Жан из закоченевших пальцев упокоившегося с трудом добыл миску, мертвец не хотел отдавать свою собственность, ложка валялась рядом. Услышав слабое шевеление, оглянулся. У стены лежал седой, обтянутый кожей скелет. Это была женщина, возраст которой определить было невозможно. Но она была ещё жива.

-Потерпи немного, - попросил Жан, - Сейчас накормлю тебя.

Получив, чуть тёплую, неприятно пахнущую похлёбку, Жан вернулся в тоннель.

Слабой рукой женщина попыталась отпихнуть от себя ложку, расплескав жидкость.

-Ты должна поесть. Тебе надо жить, - ласково прошептал Жан.

-За чем? – был безучастный ответ.

-Скоро нас освободят. Мы покинем эти шахты.

В болезненно блестевших глазах, появился интерес:

- Я увижу солнце?

-Обязательно, - сдерживая слёзы, ответил Жан, - Обещаю.

Глава 14

На время сна Жан находился в тоннеле мёртвых, согревая своим теплом женщину. Теперь он знал её имя – Аврора.

-Матери, еще до моего рождения, гадалка предсказала короткую жизнь дочери, которая покинет мир на рассвете. Аврора – утренняя заря, - поведала ему девушка, - В пятнадцать лет я попала к уюгам. Сколько времени прошло, не знаю. Здесь всё однообразно. Дня, ночи нет. Работа, работа, работа… Я так хочу на волю, вдохнуть свежий воздух, увидеть траву, небо, солнце… Но, видно, не суждено…

-Не говори так. Нас спасут. Наверху идёт подготовка.

-Откуда знаешь?

-Я пришел, чтобы помочь тем, кто наверху будет бороться с этими тварями, предупредить людей.

-У уюгов здесь целый город. Они в нём попытаются отсидеться. Потом пророют себе новые ходы – норы. Станут ещё злее. Всё начнётся сначала.

- Огненные скалы дали нам смертоносный порошок, - сказал Жан, - Мы законопатим все щели. По территории рассыплем. Не дадим выжить тварям. Уничтожим эту нечисть.

-Хорошо бы, - тихо сказала девушка, - Я пыталась бежать, поймали. Избили, думала – не выживу. Здесь, в тоннеле мёртвых лежала умирающая. Оклемалась, - усмехнулась, - В заброшенную шахту отправили, на цепь приковали. Подальше от людей, чтоб ни с кем не общалась, - вздохнула, - Здесь и общаться – то опасно, разговоры пресекают, группы разгоняют.

-Нам только в решающий момент надо людей организовать, чтобы из шахт без давки вывести.

-Будем надеяться, что всё получится, - помолчала, - Когда цепи сняли, к людям отпустили, меня никто не узнал – в старуху превратилась, поседела… Так хотелось любви, детишек своих понянчить… , - подумала, - Ты уж, за меня, жизнь хорошую проживи. Деток побольше…

-Своих ещё родишь…

-Теперь уж, нет…


Гонг поднял всех на работу.

В шахту принесли новых умерших, сложив их штабелями.

Скудная похлёбка, которой Жан поделился с Авророй и работа, изнуряющая работа.


-Сейчас с Яковом похороним умерших и спать, - сказал Жан, после ужина, - Тебе не страшно с ними?

-Чего их бояться? Бояться надо живых, - услышал ответ.

Жан не знал, сколько времени провел в шахте. Наверху никаких действий не было. Авроре лучше не становилось, она потихоньку угасала.

Рабочие знали, что готовится нападение на уюгов, но, с течением времени, надежды оставалось всё меньше. Жан боялся, что нервное напряжение перерастёт в необдуманные действия. Терпению приходил конец.

В одну из смен среди уюгов началась паника. Как бешенные носились они по коридорам шахты, снося всё на своём пути. Люди прекратили работу. Надсмотрщики, побросав хлысты, устремились в свой город, надеясь отсидеться. Пленники потянулись к выходу.

Жан на руках вынес Аврору. Бережно уложил на землю, подложив под голову драный пиджак.

То тут, то там факелами вспыхивали уюги, превращаясь в пепел. Неразбериха, шум, гам.

Край неба осветился лучами восходящего солнца.

-Вот и утренняя заря…

- Солнышко, - прошептала Аврора. Из глаз потекли слёзы, оставляя бороздки на худом, чумазом личике, - Я вижу солнце, ты обещал…

Её душа, оставив тело, летела навстречу встающему светилу.

Тихо подошедшая, Шолпан молча закрыла небесно – голубые глаза девушки:

-Жаль… Такая молодая…

Жан от горечи и бессилия со всей силы саданул кулаком по камню, сбивая в кровь костяшки.

-Мужайся, мой мальчик, - сказала Шолпан, - В твоей жизни будет ещё много потерь.

Глава 15

-С уюгами разобрались, - сказал Тим, - Дворец Шолпан достроим. Потом куда думаешь податься? – обратился он к Жану.

- Пока остаюсь здесь. С тайной предков разобраться надо, - ответил тот, - Дворец вы без меня достроите. Помощник я никакой, - усмехнулся, подумал, - Только не знаю, как в город детства попасть. Он под водой, глубина там немалая…

-До города долетим, там нырнёшь, - скрипучим голосом проговорил дракон.

Друзья удивлённо переглянулись, Жан сделал знак – «всё нормально». Ящер продолжил:

-В тебе звериного много, чувствую. Возможностей тоже.

В разговор вмешалась Шолпан:

-И я о том же: своих способностей не знаешь - может ты, километра на два - три нырнуть можешь, под водой несколько часов пробыть. Сердце только слегка биться будет для сохранения кислорода, внутреннее давление уравновесит подводное…

-Когда же я человеком – то стану? – простонал Жан.

-Ты – человек, - возразила Шолпан, - Человек – больших возможностей. Пользуйся, - внимательно посмотрела на Жана, - Я в деревне Нои поживу, пока ты своё «сокровище» ищешь.

И, вот Жан в родном городе. Под водой. Сколько веков прошло? Город почти не изменился. Путь лежит во дворец. Замедленные движения, стайки рыб, проплывающие рядом, водоросли, знакомая русалка, игриво задевшая его хвостом, небольшой осьминог, забившийся в щель между домами, лениво протянул щупальца...

Жан почти не чувствует давления воды, запаса кислорода хватает.

Воспоминания, воспоминания, воспоминания… вот он, совсем маленький, сбежал из дворца… пыльная улица… мальчишки, не принявшие его в игру, забросавшие камнями… он, постарше, наблюдающий за такими же мальчишками из сторожевой башни… желания выйти на улицу нет… библиотека… склонился над книгой… отец, вошедший со странником… капюшон полностью скрывает лицо вошедшего… успел спрятаться за шторой… О чём говорят? Память не сохранила… Спорят… отец повышает голос … наступает тишина… Жан боялся даже дышать… говорит незнакомец… отец со всем соглашается… подписывает какую – то бумагу…

Куда он её спрятал? Может это и есть тайна, которую ему суждено разгадать через много веков.

-Странно, - подумал Жан, - Раньше это не всплывало в памяти. Видимо, знакомые картинки детства подействовали.

Всё началось с далёких предков, которые в осеннюю стужу не пустили на порог нищенку с ребёнком, не дав им обогреться и кусок хлеба. Девочка нищенки умерла. Сама она ушла с мёртвым ребёнком на руках, прокляв весь их род. Над словами побродяжки посмеялись, не придав им значения, потом задумались. В семье не ладилось, каждый последующий правитель был жёстче предыдущего, словно с течением времени терял душу.

-Может, отец хотел снять это заклятье, общаясь с незнакомцем? – крутилось в голове Жана, - Почему же всё получилось ещё хуже. Превращение в драконов. Что было не так? Где искать манускрипт?

Дворец. Библиотека. Разбухшие книги плотно стоят на полках. Надо искать небольшой сейф – сундук. Только там могла находиться эта реликвия.

Жан был уверен, что именно тот разговор и подписанная отцом бумага раскроет тайну проклятия. Чувствуя, что запасы воздуха иссякают, Жан всплыл на поверхность.

Раскинув руки, лёг отдохнуть на воду.

Над ним проплывали причудливые облака, стремительно носились птицы.

Хлопанье крыльев, появился дракон.

-Ещё ничего не нашёл. Отдыхаю, - крикнул он звероящеру. Тот, медленно махая крыльями, полетел в сторону берега.

Медленный спуск. Библиотека. Осмотрен каждый клочок помещения. Нет результата. Но, Жан видел, сквозь щёлку в шторе – в руках отца, закрывающего дверь за незнакомцем, ничего не было. Манускрипт здесь.

Теперь Жан простукивал каждый сантиметр стены, пола. Кривой гвоздь, загнанный в паркет. Мешает. Попробовал вытащить. Повернул. Тайник. Шкатулка.

Глава 16

Отпустив дракона у деревни Нои, Жан пошёл в хижину к Шолпан.

Смеркалось.

Радости на душе не было. Что ждёт его?

Горели свечи.

Ожидающий взгляд Шолпан.

-Вот, - поставил он шкатулку на стол.

-Подожди, - Шолпан медленно провела над ней руками, - Готов?

-Да, - был ответ.

-Открывай.

Жан не думал, что от волнения будут дрожать руки, и с первого раза не удастся открыть шкатулку. Запечатанная, она по – прежнему стояла на столе.

-Успокойся. Возьми себя в руки. Выкинь мысли из головы. Ты должен это сделать, - словно издалека донёсся до него голос Шолпан.

Несколько раз глубоко вздохнув, Жан попытался унять бешенное биение сердца. Сосредоточился, аккуратно взялся за дело. Шкатулка открыта.

Свёрнутый манускрипт.

-Подожди, - донеслось до него, - Не трогай. Я сама.

Шолпан медленно взяла свиток. Развернула. Пробежала глазами текст. Побледнела.

-Бедный мальчик, – прошептала она, - Тебя предали дважды, - и уже в полный голос, - Присядь.

Жан медленно опустился на стул.

-Дело сделано. Документ у тебя в руках. Изменить ничего не нельзя, - сказала Шолпан, - Слушай. Нищенка не прокляла твой род, как говорили у вас в семье. Она, похоронив ребёнка, навсегда ушла из вашего царства. Всевышние, не приняли это зло. Чаша терпения переполнилась. Ваш род должен был исчезнуть с лица земли.

Отец, связавшись с тёмными силами, знал об этом. Он хотел жить. Не в продолжении рода, а сам. Стать бессмертным. Превращение в драконов, песчаная буря… Этого было не избежать. Вы все должны были погибнуть.

Отец связался с чернокнижниками, заложив им твою душу. Ты должен был на себе нести проклятие.

Так появилась легенда, вернее её окончание с заклинанием. Произнёсший заклинание, превратившее тебя в человека, должен заплатить своей жизнью. Зара мертва.

Это не всё. Ты должен был разгадать тайну. Поэтому тебе снились такие сны.

Ты нашёл манускрипт.

Теперь, как только солнце осветит древние письмена, ты превратишься в злобного водяного дракона, которым сможет управлять только твой отец. Он жив. Спит в саркофаге в одном из залов дворца…

-Я убью его, - вскричал Жан, - Не получится – себя.

-Поздно. Времени нет, - остановила его Шолпан, - Да и манускрипт не даст тебе это сделать. Ни отца, ни себя ты убить не сможешь.

-Уничтожить свиток?

-Невозможно.

-Что делать? - простонал Жан.

-На берегу озера дождёмся утра. Может, у меня получится чем – то тебе помочь. Думай. Мы должны найти выход. Безвыходных ситуаций не бывает.

Взяв свою верную ослицу, Шолпан с Жаном отправились к озеру.

Печальный Жан с тоской глядел на восток:

-Я так хотел быть человеком!!! Шолпан – апке, убей меня, прошу!

-Не спеши, мальчик, я думаю.

Свиток из руки Жана медленно упал на песок.

Солнце осветило край неба.

Жан закрыл глаза. Всё кончено.

Надежды больше нет.


-Вот и решилась проблема, - услышал он.

Распахнув глаза, Жан увидел Шолпан и ослицу, дожёвывающую манускрипт.

-Вряд ли договор будет действительным, пройдя через желудок животного. Ты спасён, мой мальчик.

Наступил новый день.

Глава 17

Лишь только Жан и Шолпан с ослицей направились в деревню, небо заволокли чёрные тучи, подул резкий холодный ветер, на озере поднялись волны, хлынул ливень, началась гроза. Стало темно, словно наступила ночь. Земля освещалось разрывами молний, гремели раскаты грома.

-Не бойся. Тёмные силы беснуются, - успокоила Жана Шолпан, - Договор невозможно выполнить. А, стихия нам не страшна.

Вымокшие до нитки, добрались они до хижины, развели огонь, повесили на просушку одежду.

Гроза прекратилась внезапно. Ветер разогнал тучи, ласковое солнце обогрело землю.

-Пойду, навещу Зару, - набрасывая на плечи ещё непросохшую куртку, сказал Жан.

-В добрый путь, сынок.

Легко дышалось воздухом, насыщенным озоном.

Непросохшая тропинка. Капли дождя на траве и кустах переливающиеся на солнце.

Пещера мёртвых.

-Вот я и пришёл. Здравствуй, Зара. Здравствуй, любимая, - прижавшись лбом к холодному мокрому камню, сказал Жан,- Сейчас, по прошествии времени, мне кажется, что не надо тебе было воскрешать меня. Была бы жива, вышла замуж, родила ребятишек. Была бы счастлива, - вздохнул, - Спасибо тебе. Я стал человеком! Заклятье разрушено. Шолпан помогла. Вернее её ослица, - улыбнулся, - Никогда не обращал внимание на эту животину. Пасётся себе около юрты и пасётся. Хотя чувствовал, что для Шолпан она очень дорога. Думал просто привязанность одинокой женщины. Удивился, зачем она её сюда притащила. А, Шолпан, оказывается, предвидела всё наперёд. Колдунья. Шаманка, - усмехнулся, - Да, ещё, мы с уюгами разобрались. Нет больше этой нечисти на земле. Никого теперь в плен не захватят. Спасибо тебе и Ное. Это она мне во сне посоветовала обратить внимание на Огненные скалы. Теперь у нас средство борьбы с уюгами есть, если остались ещё где. Я благодарен тебе. Всё, что хотел бы сказать, словами не выразить. Знай, я люблю тебя. Пока жив буду, ты всегда будешь в моём сердце, - погладил рукой холодный камень, - Всё будет хорошо. Обещаю. Прощай.

На следующее утро, тепло распрощавшись с жителями деревни, они отправились в город.

-Ну, как, все проблемы решил? – встретил его Тимур.

-Лучше не спрашивай, - вздохнув, ответил, Жан, - Спасибо Шолпан и вот этой животине, - он потрепал ослицу по холке, - Я её сейчас расцеловать готов.

-Скажешь тоже, - улыбнулся Тим, - С саркофагом как?

-Об этом пусть любопытные археологи думают, - усмехнулась Шолпан, - Пока мы живы, он крепко запечатан. Время покажет.

-Замок уже скоро готов будет, - сказал подошедший Фархад, - Будут у вас какие – либо пожелания?

-У меня лично, никаких, - улыбнулась Шолпан, - Все вопросы к главе города, - посмотрев на изумлённого Фархада, продолжила, - Ты думаешь, мне нужен этот замок? Я одинока. Мне вполне хватает своей юрты.

-А, как же…, - начал Фархад.

-Эх, вы…, - вздохнула она, - Умники. Для чего я так размахнулась? Думали, пожилая женщина из ума выжила? Нет. Здесь будет санаторий. О финансировании с главой города я уже договорилась, - посмотрела на Жана, - Денег не хватит, Туманника навестишь, - задумалась, - Вы слышали, как поют камни? У них для каждого своя мелодия. Музыка, она ведь, тоже лечит. Все из шахт уюгов здесь здоровье своё поправят. И грязь в озере целебная. Спасибо Чудищу за подарок.

-К Туманнику я не скоро попаду, - сказал Жан, - Пусть этим Остап с Фархадом занимаются. А, я по свету поброжу. Может, место своё в жизни найду. Счастье.

-Ты только не пропадай, сынок. Мы будем тебя ждать.

-Я обязательно вернусь.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 10.08.2021 в 13:58
Прочитано 22 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!