Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

ГИА. Стамбул. Челноки. Дань шакалам.

Добавить в избранное

ГИА. Стамбул. Челноки. Дань шакалам.


Мы отправились делать наши основные закупки. Быстро отоварились кроссовками. Горы их были выложены напротив магазинчиков, расположенных, как правило, в подвальных и полуподвальных помещениях. Теперь я понял Николая, когда он говорил о дискомфорте при посещении этих магазинов. Какое-то количество обуви было выставлено в первой комнате, в которой находился хозяин или продавец. А если ты хотел взять партию, то нужно было пройти в другое складское помещение. Темное и мрачное С многочисленными стеллажами, вокруг которых сновали люди отнюдь не всегда с приветливым выражением лица. Эти склады, как правило, имели запасной выход на противоположной стороне здания. В общем вдвоем мы чувствовали себя намного безопаснее. Мало ли что может произойти? Чужая страна. Чужие люди.

Ремни мы уже закупили. Не заходя в магазин. Прямо на улице. Оставалось только найти майки (T-shirt). Хотели взять не менее пятидесяти штук на каждого. Вот с ними и возникла проблема. Почему-то магазинчика, торгующего майками, на этой улице не оказалось. У продавцов, торгующих с небольших тележек, такого количества маек нужного размера и цвета тоже не было. Подбирать остатки у разных продавцов мы не хотели. В основном это были неходовые размеры неинтересного цвета. В некотором замешательстве мы стояли посреди улицы, обсуждая неожиданно возникшую проблему. Майки брать надо. Брать именно сегодня. Завтра нужно будет закупать уже другие товары. И уже в другом месте. Вокруг галдели мелкие лоточники, стараясь всучить нам их неходовой товар. Проходивший мимо турок, средних лет, в поношенной неопрятной одежде, заросший густой черной щетиной недельной давности, приостановился, заинтересованно прислушиваясь к нашему разговору. Затем подошел ко мне и тронул за рукав.

- Коллега, …- начал он.

И дальше последовала уже знакомая нам жестикуляция, сопровождаемая междометиями и отдельными русскими словами - "моя продай", "твой покупай", "есть всё". Чувствовалось, что он тоже имеет опыт общения с русскими покупателями. Из его объяснения следовало, что у него есть все размеры и цвета маек. И если мы купим у него сто штук, то прямо сейчас мы можем пойти к нему домой и выбрать то, что нам нужно. Он продаст их по доллару за штуку. Склад с товаром в десяти минутах ходьбы отсюда. Мы переглянулись. По виду он никак не тянул на оптового продавца. Да еще и идти нужно было куда-то в незнакомом чужом городе с приличной сумой долларов в карманах. О которых он, конечно, знал. Слишком это было рискованно. Вспомнился тот проныра с базара около мечети. Тоже ведь обещал устроить все дела быстро и к обоюдному согласию.

Нужно было решаться. Я тронул за плечо Николая.

- Давай рискнем! Мы ведь вдвоем! Будем страховать друг друга. Следует только быть внимательными. В конце концов, вся наша поездка рискованное предприятие. Согласен?

- Лады! - ответил Николай. - На меня можешь положиться! Идем!

Мы согласно махнули рукой заметно повеселевшему турку. Он пошел впереди. Мы следовали за ним. Время от времени он оборачивался к нам и что-то пытался объяснить. Мы согласно кивали головой. Напряжение не покидало нас. Всё время озирались, стараясь запомнить дорогу.

Улочки становились все уже. Дома беднее. Сначала исчезли тротуары. Потом кончилась и брусчатка. Людей почти не было видно. Район был явно не торговый. Десять минут уже прошли. А мы всё ещё продолжали идти. И весь вид этого района не внушали оптимизма. Мелькнула мысль повернуть назад, пока не поздно. И тут наш провожатый остановился возле какой-то грязной подворотни.

- Один минут, - сказал он. - Ключ, - он показал внутрь двора и сделал жест рукой, как бы поворачивая ключ. - Один минут, - он повернулся и пошел во двор.

Николай попытался пойти за ним, но турок жестом остановил его.

- Ты здесь, - сказал он и ушел.

Вернулся довольно скоро. С ключом в руке. Не знаю, как Николай, но я уже успел пожалеть, что мы во всё это ввязались. Но отступать было поздно.

Вышедший со двора, турок повернул налево. На ходу он что-то жевал, захваченное из дому. Нам оставалось только следовать за ним. Метров через сто он еще раз повернул налево и показал на какое-то обветшалое строение. То ли сарай, то ли заброшенный дом. Окна его первого этажа были забиты досками. На чердачном фронтоне приоткрытое окно было забрано железной решеткой.

- Здесь, - сказал турок. - Есть всё, выбирай.

Мы с Николаем посмотрели друг на друга. Обветшалый вид строения добавил сомнений. А не ловушка ли это?

- Вдвоем мы туда не пойдем, - сказал Николай решительно. - Я пойду один. А ты оставайся здесь. Напротив этого окна. Поднимусь наверх. Если всё нормально - дам тебе знать. И время от времени буду подходить к окну. Возьму майки и на себя, и на тебя. Вот только эта чертова решетка! В случае чего, то и не выпрыгнешь. Тут вся надежда будет только на тебя. Лады?

Я испытующе посмотрел на Николая.

- Ну что, готов?!

Затем подошел к турку. С помощью жестов спросил, можно ли сначала открыть эту железную решетку. Турок понимающе закивал. Конечно. Нет проблем. Отпер входную дверь строения. Вошел внутрь. И его шаги застучали по лестнице. Через минуту решетка со скрипом отворилась. Он высунулся до пояса из окна и призывно поднял две руки вверх. Всё в порядке! Заходите! Николай взял свою и мою сумки и исчез в проеме дверей. Через минуту он появился в окне и помахал мне рукой.

- Всё в порядке! Здесь действительно лежит товар!

У вздохнул с облегчением. Чёрт! Все таки это занятие стоит таких нервов! Николая не было минут двадцать. Все это время он периодически подходил к окну и подавал знак. Всё в порядке! Я оставался на подстраховке. Наконец он появился с двумя полными сумками. Послышался скрип железной решетки. Хозяин снова запирал ее. Увидев меня, он заулыбался и как прежде приветственно вскинул обе руки. Сделка была совершена. С тяжёлыми сумками мы отправились обратно к торговой улице и оттуда к себе в гостиницу. Теперь район уже не казался таким мрачным. Окраина и есть окраина. И живут здесь простые турки обычной жизнью . В трудах и заботах.

В последний день пребывания в Турции мы покупали пледы, коврики, посуду, дешевую парфюмерию и другие мелочи. Здесь я уже полностью ориентировался на советы Николая и Светланы, которая провела с нами только первую половину дня. Этот день прошел для меня гладко и к его концу четыре большие пластиковые сумки были заполнены до отказа.

Домой мы выезжали тем же вечером. Ближе к полуночи. Водители турки были заинтересованы делать, как можно больше рейсов. И нам оставаться лишнюю ночь в Турции и платить за гостиницу не имело смысла. Да и хотелось поскорее добраться домой. К тому же таможню, по рассказам, ночью проходить было легче. Меньше придирались. Так и случилось. Турецкие таможенники формально осмотрели наш багаж и, не задавая лишних вопросов, дали добро на пересечение границы с Болгарией. Турция была заинтересована, чтобы у нее побольше покупали ширпотреба. Заминка случилась только, когда один из наших бизнесменов-туристов вспомнил о своей квитанции на задержанную, при въезде в Турцию, партию перочинных ножей. И попытался забрать их.

Предъявленная таможенникам квитанция, вызвало у них широкие улыбки. Они разъяснили, что, конечно, он может получить свои вещи обратно. Вот только склад открывается в одиннадцать часов утра. Подождите открытия склада и вам вернут задержанное. Теперь уже заулыбался и наш бизнесмен. Правда улыбка у него получилась какая-то невесёлая.

Светлана, для выяснения судьбы задержанных у неё таможенниками вещей, из автобуса даже не вышла.

Но вот формальности закончены. Мы быстро погрузились в автобус. Теперь он уже не казался нам просторным. Загружен он был под завязку. Все грузовые отсеки, вся задняя часть были забиты товаром. Большие, тяжелые сумки стояли и в проходах. Парни, оккупировавшие задние места, проделывали акробатические трюки, добираясь к ним. Усталые, полусонные, мы, наконец, затихли на своих местах. Угомонилась даже молодежь. Под монотонное гудение мотора мы быстро заснули.

Проснулся я от резкой остановки автобуса. Хлопнула дверь водителя и я увидел его, пробегающего мимо, с блоком сигарет в руке. Начиналось утро рабочего дня. Полиция заступала на свои посты. Все было, как всегда. Рутина. И все таки некоторые отличия имелись. Измотанные за три дня беготни в Стамбуле, мы реже выходили из автобуса. Не было и желания покупать местное вино. Группки крестьян стояли теперь только на противоположной стороне дороги. Зато полиции было больше на нашей стороне. И останавливали они нас чаще, чем по дороге в Стамбул. С водителя груженного автобуса легче получить мзду. Полицейские знали это по опыту.

И действительно, запасы сигарет у водителей скоро закончились. А предстояла ещё дальняя дорога. И на ней следили за порядком внимательные ко всем крупным и мелким нарушениям принципиальные стражи порядка. И во избежание возможных недоразумений, следствием которых была бы задержки в пути, нас попросили скинуться на сигареты по два доллара. Никто с этим не спорил. Скинулись. Автобус покатил дальше.

Так же ныли затекшие конечности. Случались проблемы с туалетами. Но все это воспринималось не столь драматично, как на пути в Турцию. Мы ехали домой …

В полудреме я почувствовал, что автобус снижает скорость. Потом стал двигаться совсем медленно. И наконец остановился. Я выглянул в окно. Мы стояли на берегу большой реки. Рядом находились еще машины. Несколько грузовиков и около десятка легковых. Моста нигде не было видно.

- Дунай, - сказал кто-то из наших. - Паромная переправа. Граница между Болгарией и Румынией. Придется платить дань. Просто так от них не отделаешься.

Парома пришлось ждать около часа. Наконец он пристал к берегу. Появились таможенники и полиция. Начался досмотр и погрузка транспорта на паром. Особых проблем у машин перед нами не возникало. Местные водители давно изучили все писанные и неписанные правила и соблюдали их. Экономили свое время и нервы. Подошла наша очередь. И, как следовало ожидать, нам предъявили претензии. Наш автобус перегружен. С таким весом ему и по мосту то опасно ехать. Кроме того, наш груз слишком громоздкий для пассажирского автобуса. В общем, никак ему нельзя въехать на паром. Наш старший - представитель турагенства - подошел к нам.

- Ребята, давайте соберем что-то этим шакалам. Не отстанут. И Дунай не объедешь. В другом месте будут те же проблемы. Требуется две пары кроссовок, майки, штаны ... . Кто сколько может.

Народ, хоть и опытный, стал глухо роптать. Даже бывалые бизнесмены не смогли сдержаться от презрительных замечаний в адрес таможенников. Наш старший предусмотрительно закрыл дверцу автобуса. Бунт был локализован в самом автобусе. Начали рыться в сумках. Я отжалел резиновые шлепанцы. Николай - две майки. Молодая пара выделила пару кроссовок. Остальные тоже что-то набросали в кучу. Запасливый старший достал из под сидения черный пластиковый мешок. Покидал все в него, вышел из автобуса и отправился к таможенникам. Я открыл окно, прислушался. Таможенники бесцеремонно заглянули в мешок и начали ругаться на смеси болгарского и русского языков. Переводчика здесь не требовалось. Все было понятно.

Мало. Очень мало вынули из автобуса. Он все еще очень тяжелый. И просто опасно перевозить его через такую бурную реку, как Дунай. Паром может перевернуться. Старший не спорил. Соглашался, что, конечно, мало. В следующий раз обязательно будет больше. Он этих бизнесменов предупредит заранее. Болгары еще издевались над привычкой русских ездить группами. Ну сколько можно - группы, коллективы. Мир становится свободным. Пора кончать с этими колхозами. Каждый должен отвечать сам за себя. Старший согласно кивал головой. Конечно. Разумеется. Скоро и в России так будет. И в Белоруси. Понятно, что если бы каждый турист пресекал границу индивидуально, то улов таможенников был бы значительно больше.

Наконец, разрешение въехать на паром было получено.

- " Дунай, Дунай поди узнай ... " . - Хорошая песня. Душевная. И река красивая. Просто времена такие. Смутные. Лихие девяностые. Надо выживать. Всем. По разные стороны границ. И все же, чем меньше границ пересекает автобус с товаром, тем меньше потерь несут участники этих поездок. Поэтому было принято решение возвращаться домой через Украину. Для этого нужно было пересечь еще только одну границу. На этот раз румыно-украинскую. Только нужно было правильно выбрать время и место пересечения, потому что важное значение имеет еще и человеческий фактор. Иной раз, по рассказам, попадались настоящие живодеры. И нет на них никакой управы. Чувствуют свою безнаказанность. А другой раз и ничего. Стригут, конечно. Но по-божески.

И все таки место перехода границы в первый раз было выбрано неудачно. Плата за него была абсолютно неприемлема. Водители-турки предложили другой путь, если мы оплатим бензин. Это будет несколько дальше. Но пункт пересечения границы поменьше. И таможенники там не так избалованы взятками, как здесь. Мы согласились. Понимали, что водители стараются. В их интересах было помогать турагенству оставаться привлекательным. Оно давало им работу.

Я ни минуты не пожалел о том, что так случилось. Полдня мы кружили по Карпатам. Я впервые видел горные пейзажи такой дивной красоты. Это были даже не горы, а холмы поросшие лесом. Между ними широкие долины с сочной нежной зеленью, по-весеннему яркой. Мирно пасущийся скот. Небольшие дома у границ леса и лугов. Редкие фигуры крестьян в необычной для меня одежде. Их экзотичные шляпы. И не верилось, что в этой красоте люди могут живут тяжело и в бедности.

Водители оказались правы. Серьезных проблем с пересечением границы на этот раз не было. Наш старший, по уже отработанной схеме, сработал быстро и четко. И вскоре мы с облегчением пересекли украинскую границу. Не надо больше покупать блоки сигарет. Украинские гаишники еще не научились так лихо снимать дань с водителей транспорта. Да к тому же со своих или, если быть уже совсем точным, почти своих, еще не успевших стать чужими. Хотя и живущих теперь в разных странах. Теперь можно было и расслабиться. Дорога в Минск заняла еще несколько часов. Но это было уже совсем другое путешествие. Стресс был снят. Неприятности остались позади. Нужно было готовиться к следующему этапу - продаже привезенного.

- Что-то там меня ожидает? - думал я

Хотелось надеяться на лучшее. Но интуитивно чувствовал - главные сложности еще впереди.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 03.09.2021 в 09:36
Прочитано 45 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!