Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Вишенка

Добавить в избранное

Часть I. Невинная жертва. Глава 1


Среда. 11 Января 3:42


Боже… почему это происходит именно со мной? Если мой дневник кто-нибудь прочтёт – меня убьют, но я не могу молчать. Пусть я выскажу всё этому дневнику, ведь такое, происходит со мной впервые. Я панически боюсь смерти, боюсь боли. Теперь страх стал для меня чем-то более реальным, нежели раньше. Уже несколько часов я то и делаю, что плачу.


Вся моя семья спит, это и к лучшему. В том виде, что я вернулась домой, они, наверное, сразу вызвали бы полицию. Моя куртка где-то потерялась, а кофта и джинсы сильно испачканы кровью. Не моей, чужой. А если быть точнее моего одноклассника Токагавы Шима. Он, конечно, та ещё свинья, но мы дружили с детства. Даже пьяный в стельку он бы никогда не тронул меня. Если пришлось, то защитил бы и проводил до дома. Почему? Почему он убил его?


Говорят, что перед смертью вся жизнь проносится перед глазами. На этот раз смерть не моя, а лучшего друга. Но почему? Почему именно я вспоминаю каждый счастливый момент из нашего общего детства? Шимми – первый появившийся у меня друг после переезда в Коноху следом за террористическим актом первого апреля в младшей школе, в которую я пошла в первый класс. Даже если так, то почему именно Токагава?


Сегодня мне так и не удалось уснуть. Всю ночь я проплакала сидя за столом. На панели задач компьютера значилось 5:13. Я так и не вышла в интернет. Боялась. Боялась, что напишу всё и выложу в сети. Тогда мне конец. Скоро встанут родители, а я ещё не переоделась. Я вся в крови. В его крови. Боже. Почему я?


Нет, может это всё сон. Я всего-навсего испугалась новенького Озему и придумала себе этот ужастик, что он убийца. Ведь, это так глупо. Но Рейден! Он же тоже боится своего брата, тот взгляд на уроке физкультуры или я это тоже придумала? Чёрные джинсы, пропитанные кровью, загрубели. Блузка в таком же состоянии. Вскоре встанут родители, не надо их утруждать лишними заботами.


Переодевшись в домашнее, я сунула испорченную одежду в пакет и под кровать. Уже несколько минут слышны мамины шаги, звук журчащей воды в ванной. Теперь её шаги приближаются и к моей комнате. Наверное, чтобы проверить, дома ли я. Слишком устала, ноги, будто налившиеся свинцом, отказываются двигаться. Я просто валюсь на кровать, всем видом показывая, что уснула несколько часов назад. Скрип двери. Мама лишь подошла, вытянув из-под меня одеяло, укрыла.


Я знаю, она видела моё красное от слёз лицо. Я не спала и прекрасно слышала, как она прошептала: «Лучше бы ты никуда не ходила. Останешься сегодня дома» — и вышла за дверь. Как же она права! Если бы я не ходила, то я бы не видела ничего этого. То Озему ни за что не познакомился бы с Шимом. Он бы его не убил. Получается, смерть Токагавы на моей совести?! Может, всё может быть. Но тогда я бы пропустила выступление Шиджеко, не узнала бы лучше Рейдена, не выпила бы «Белую Мишель». (Название оригинального безалкогольного коктейля клуба «Strangers»).


Жизнь дорого стоит, но её так легко и дёшево отнять. Нужно быть сильной, очень сильной, но куда подевалась эта хвалёная дорамами сила главной героини? Возможно, такие истории не про меня, вот только что делать дальше? Не пойду в школу сегодня, но придётся это сделать завтра! Как я посмотрю в глаза Озему?


Он обещал, что обещал? Почему никак не отреагировал на то, что я стала свидетелем? Почему не убил, а мягко проводил до дома? Сначала казалось, что ему что-то нужно… а не поиздеваться ли?! В коридоре послышался топот младшего брата – проснулся, значит.


После этого я вскоре уснула.


За день до произошедших событий.


Утро. Просто утро вторника десятого января. С чего начинается обычное утро среднестатистического школьника — персонажа аниме или манги? Правильно, именно с того самого. Опять будильник упал. Нет, не упал. Видимо мама его прибила к тумбочке или просто героиня спросонья промахнулась.


Отрубив окончательно ор часов, девушка потянулась и взглянула на циферблат. Хорошее настроение как рукой сняло, стоило только отметить длинную стрелку в первой четверти, а короткую на шестёрке. Конечно же, ей не осталось ничего, кроме как подниматься, ведь уже нет никакого смысла пытаться ещё немного поспать.


Конечно же, такое раннее пробуждение не останется не отомщённым. Именно поэтому буквально через несколько минут послышался мальчишечий крик из соседней комнаты. Что может быть лучше водных процедур с утра? Минеко, выплеснув ведро холодной воды на спящего младшего брата, мстительно ухмыльнулась, наблюдая за его реакцией. Тоширо мгновенно подскочил и что-то пробурчал по тематике онлайновских игр. Отсмеявшись, Мине гаденько подумала, что теперь Тоши придётся сушить кровать феном. Сколько раз мама говорила ему не трогать её вещи? Много, очень много раз.


Раз уж она всё равно так рано поднялась с постели, нужно разобраться с завтраком. Тосты с сыром, яичница с беконом – вполне неплохо. И да, стакан апельсинового сока. Танака, конечно, не кулинар, но готовит вполне на уровне, вот только очень долго. Интересно, чем там занимается Тоши? Поспать ему всё равно не удастся, благодаря «будильнику». На мокрой кровати не поспишь. Зато будет знать, как трогать часы!


Как только девушка перешагнула порог дома, взглянула на наручный циферблат – всего семь с половиной, а того ещё полчаса в запасе. До школы идти не так уж и долго, поэтому лучше всего не спеша прогуляться. Может ей взбредёт в голову какая-нибудь хорошая идея? Ведь, чаще всего, пишет тексты песен в урочное время, когда заняться совсем уж нечем. Вдохновения бы сегодня… да побольше.


Прогуливаясь, она подумала, что надо будет спросить у их нового сенсея, когда начнутся занятия по медицине, ведь лектор ушла в декрет, и должен был появиться новенький. Это довольно-таки интересный мир, по крайней мере, выбранный факультет. А на улице холодно. Как глупо. В январе разве может быть тепло? Если только где-то у Чёрного моря. Давно там не была. Вот бы сейчас в Египет или Грецию.


От размышлений её отвлёк дикий грохот и чей-то протяжный вопль, музыкальный такой, тянущийся. Практически на окраине улицы стоит красивый, хорошо ухоженный дом. Недавно оттуда выселилась семья, и около месяца он пустовал. Сейчас же в этот дом кто-то заезжает и очень громко перевозит мебель. Рядом с клумбой стоит девушка и еле сдерживается, чтобы не засмеяться от такой нелепой ситуации. Ведь, она прекрасно видит, что рабочий орёт просто так. Диван, который он усердно вносит вместе со своим коллегой, даже и не коснулся его ноги.


Засмотревшись, Минеко остановилась, и вскоре её заметила эта самая девушка. Она в сером пиджаке и юбке, с розовым галстуком и с портфелем, а значит, учится в той же школе, что и Танака. Заметив наблюдателя, эта блондинка подошла, и обе сразу же «наладили контакт».


Оказывается, её зовут Мезехико Шиджеко и она — одна из тех новеньких, кто приехал в город. У неё есть два младших брата – Рейден и Озему. (Какая стойкая девчонка! Прям на зависть. Мине и с одним Тоширо справиться не может, а у этой таких олухов целых две штуки). Шиг сразу же объяснила, что с ними шутки плохи. Одного лучше не обижать, ко второму – не приставать. И чего она так? Ну ладно. Подумав, что сама знает их хуже, чем Мезехико, (она их вообще ещё ни разу не видела) так что, лучше послушаться.


Жалко. Шиджеко придётся дожидаться братьев и отца, чтобы отправиться в школу. Первый день как ни как. Наверное, третьекурсница правильно её предупредила, что в кабинете Чиио-сама лучше не смеяться. Он не любит, когда над ним смеются. Всё-таки директор! Надеюсь, она предупредит братьев…


Наконец-то дошла до школы. Буквально минут через десять появилась в классе, хотя пришла слишком рано. Минеко думала, что придёт раньше всех, но оказалась неправа: особо послушные, то бишь Мэзуио – Таро и Хисана – уже здесь и готовятся к уроку. Первым по расписанию стоит литература. Ранее оговаривалось, что в этот вторник первый час будет с ними их новый классрук. (Ранее им была учительница по медицине). Получается, что Джеро Кайоши и есть новый сенсей.


Прошло совсем немного времени, как прозвенел звонок. Танака всегда знала, что Юки как всегда опоздают, но и не догадывалась, что они придут не последние. А последним «прошествовал» (иначе это никак не назовёшь) сам (кто бы вы думали?) учитель литературы собственной персоной! Всё бы ничего, если бы он не явился на последние пять минут от урока, который протекал довольно буйно (до прихода Джеро) и как-то глупо (после).


До: первые пять минут довольно тихо. Вот только Шиг подсела к новой знакомой и попросила после урока со всеми познакомить. Через две минуты дверь со всего размаху вышиблена ногой Чо Юкимару, и он заходит в класс с воплем «И что это такое? Где Кайоши?» Он, видимо, не совсем понял, что такое заменяющий классрук. Сзади скромно идёт Юкико. (Это заняло где-то минут пять).


Ещё через три минуты всем надоело ждать, и в довольно-таки тихой обстановке кто чем занимается. Танака тупо лупится на Мезеру, сидящего за второй партой первого ряда, у окна, (она сидит на третьем ряду, четвёртой парте) и не замечает ничего. (Как и почти все девочки её класса).


Несколько минут Мине тормошит Шиджеко. Довольно мило с её стороны не орать на весь класс: «Кто этот пацан?» и «Долго ли ты будешь на него смотреть?» Минут семь объясняет ей, что этот пацан Нобу. После девушка наткнулась на совершенно нормальный вопрос, а почему не подойдёт к нему. Шесть минут ушло на объяснение «убойной силы фанаток». На что получает самое простое, до чего уже не раз додумывалась. Самое обыкновенное «И что? Тогда чего на него смотреть?» Видимо следующего ответа Мезехико явно не ожидала:


— Просто интересно. Он мне на самом деле нравится или это стадный инстинкт, а?


Ещё три минуты ушло на разглядывание одного из братьев Шиг, а именно Рейдена. Довольно красивый, но так и не понятно, о чём утром предупреждала новая знакомая. Её брат уже успел познакомиться с некоторыми парнями из класса. Ну и последняя минута перед приходом сенсея осталась на Озему. Невольно Минеко испугалась его, но сама не поняла почему. Недобрый какой-то взгляд. Озлобленный. Может этому насчёт него предупреждала Шиджеко?


Как уже сказано, последние десять минут урока прошли как-то глупо. Джеро-сенсей распинался перед классом, рассказывая о своём драмкружке. О том, что в этом полугодии будут ставить, может, кто ещё захочет присоединиться. В общем, урок был весёлый, примерно на семьдесят три процента. Ну, это тоже неплохо. Ведь следующими идёт технология. А Чиио Рио-сенсей (племянник директора), так не вовремя заболел, следовательно, домоводство будет и у мальчиков.


На последних минутах Джеро-сенсей озвучил расписание уроков и факультативов. Каждый дополнительный предмет идёт по два часа в сутки. Танаку интересуют только два из них: психология – понедельник, четверг (это она уже знала) и медицина – среда, суббота. Узнав, что брат Шиг тоже записался на её факультатив по медицине, она была немного в шоке. Не ожидала от него такого. Совсем не ожидала.


На перемене, по пути к следующему классу Танака знакомит новую одноклассницу с одноклассницами: с Компирой, с жутко застенчивой Мэзуио Хисаной, ни на шаг не отходящей от брата, конечно же с Юкико. К всеобщему знакомству присоединились и некоторые парни. Например, Юкимару, который представил себя сам:


— Я – Чо Юкимару и я будущий премьер-министр! – проорал он на весь коридор, привлекая внимание всех окружающих и, глупо улыбаясь, протянул для пожатия руку.


Пришлось знакомить с Тоя Сен. У Шиджеко возникло огромное желание прибить бедного физкультурника – ей хватило сверхактивного недотёпы Юкимару. Но Мине быстро ей объяснила, что Сен слишком большой упор делает на физкультуру. Наверное, ему мячом по голове заехали.


До конца перемены оставалось пару минут. Танака (и впоследствии новенькая) уделяет их Нуо. Снова играли с ним в сёги, а новенькая наблюдала за игрой. Ну вот, он снова побеждает! Гений же! Повезло, что звонок прозвенел прежде, чем успели сделать, наверное, последний ход и мата не было. Ну, ещё отыграется! Когда-нибудь в другой жизни…


Вот и первый сдвоенный урок. Орино-сенсей как всегда вовремя. Раз уж урок совместный то все смотрят видео про Этикет с большой буквы. Довольно скучный фильм, но пришлось его «лицезреть». Ещё, по ходу просмотра, Оки-сенсей раздавала прошлогодние работы девочек. На этом уроке было довольно-таки скучно, но, по крайней мере, близнецы Чо явились вовремя и не дебоширили.


Следующая перемена прошла довольно-таки бурно. Шиг познакомилась с остальными в классе, с кем не успела раньше, осмотрела школу, поближе познакомила первую встреченную одноклассницу с Рейденом, попросившим называть его просто Реем или Реем-сан. С Озему Мине тоже познакомилась, но отделалась небрежным приветом. Может быть, это и к лучшему. Она не собирается общаться с Мезехико, выходя за рамки дружбы с девушкой. По крайней мере, Танака надеется, что сможет с ней подружиться – забавная девчонка.


Дальше, судя по расписанию, идёт экология. Её ведёт довольно-таки странный Иуоо Сетору. Чиио-сама разделил всю природу на два предмета: экологию (по растениям) и биологию (по животным). На самом деле разделение немного в других областях, но зато так учителям удобно.


Как уже понятно, Иуоо-сенсей спец по растениям. Он жуткий фанатик. Говорят, что его фанатизм похож на одного бывшего учителя анатомии – Хидики, но тот уже давно уволился из школы и, кажется, открыл собственную академию. Из этого всего получается довольно простая формула. «Сетору = фанатик экологии = строгость проверки знаний = куча домашней работы». (Жесть!)


Урок прошёл, прошла и перемена. Теперь осталось ад пройти. Именно адом и являются уроки физкультуры. Но сегодня повезло. Акира-сенсей готовит «избранных» (бедненькие) на соревнования по лёгкой атлетике, так что урок должен пройти спокойно.


Да, должен, но не обязан. Выдали волейбольные мячи и задание отрабатывать бросок. Минеко поставили с Мезеру, из чего следует, что она стала врагом номер один почти всей женской половины класса. Ладно, с этим позже разберётся. Бросок. Ещё бросок. А он неплохо играет. Это заметила не только Танака, но и Акира-сенсей. Теперь Нобу «избранный», да вон и Таро тоже. Вторую половину урока ей пришлось играть с напарником Мезуио – Реем.


Вот и ещё один пас, но для девушки, слишком высоко. Шаг назад, ещё один и она запнулась об чью-то ногу и повалила обоих на деревянный пол. Получила по голове мячом. Она додумалась свалиться на Озему! О боже, помогите! Её хватило только на кроткое: «Прости», — но явно не хватило додуматься, что надо встать. О втором довольно быстро позаботился Мезехико самостоятельно, подняв одноклассницу на ноги и бросив: «Ничего, бывает».


Взяв мяч, Мине собиралась бросить его Рейдену, но отложила это действие, увидев его перекошенное от ужаса лицо. Спросив, что случилось, он ничего не ответил и просто продолжил выполнение задания.


После физкультуры решено прогуляться, показать Шиджеко город, так сказать. Старший из её братьев сам нашёл, чем заняться после школы, а к самому младшему с вопросами приставать совсем не хотелось.


Невольно Танака вспомнила тот инцидент, с Озему который... Ну да, она толкнула его, но чего из этого фильм ужасов делать? В тот момент то голубые, то зелёные глаза расширились, но вся та же злоба виднелась в них. Что же такого действительно ужасного сделала девушка?


Спросив у новенькой, почему её брат так отреагировал, Минеко не получила должного ответа. Все увёртки немного глупые, и Шиг сменила тему, пригласив одноклассницу на их концерт в клубе «Strangers». Кто же знал, что они сколотили собственный музыкальный коллектив?


— Эй, Шиджеко-сан! А что у вас за группа? — спросила Танака, заметив, что разговоры о музыке новенькой нравятся больше.


Ответом послужила длинная тирада всяких высказываний и историй. Для начала Шиг рассказывала о названии группы и то, что это выбор Озему. Особым вопросом пошла тема, почему же мнение младшего сына главенствует? Оказалось, что он чуть ли не глава семьи, а самой Минеко лучше в их проблемы не лезть для её же пользы.


Хуже всего, когда Мине всё-таки узнала кое-что об этой семейке, да ещё и не особо приятное. Вроде бы ничего особенного, что братья и сестра учатся на одном потоке, но всё гораздо сложнее. Озему каким-то боком на год раньше в школу отправлен. Шиджеко же… пробыла почти год в коме, из-чего ей пришлось вновь на второй курс старшей школы идти учиться. Вспоминать об этом девушка не любит, поэтому её настроение спасло лишь халявное (для неё) мороженое.


Чтобы спасти положение, решено сменить мнение! То есть тему. Минеко только-только вспомнила, что, когда зачитывали факультеты, которые выбрали новенькие, то она услышала лишь по одному занятию на каждого. Как так? Блондинка не преминула ответить, что это всё из-за их группы им позволили посещать лишь один урок, чем вызвала жуткую зависть новой знакомой. Им позволили, а она, Сэкера(!), должна появляться на обоих?! Хотя, успокоилась она, медицина интересна, а психология – война с математиком – бывшим следователем, мастером допроса.


— Так ты придёшь на концерт? – Мезехико выбила Минеко из неприятных мыслей. – Нас так сильно пропиарили здесь, ведь мы довольно известная группа в Токио. Из этого следует, что ты сможешь войти только через чёрный ход, но наш столик в твоём распоряжении.


— Вот повезло… — очнулась Танака. — Да, конечно! Во сколько?


— В десять, у чёрного входа в клуб. Ладно, пока. А то меня ещё ждёт репетиция, — блондинка еле успела заскочить в уже собравшийся отъезжать автобус, который витающая в облаках школьница проворонила.


— Пока, — только и ответила Мине.


Домой дошла, в общем-то, без происшествий. Сегодня вторник, а значит, никакой студии сегодня нет. Хотя, даже немного скучно без неё, но что поделать? Сейчас уже четыре и нужно сделать домашнюю работу. Хорошо, что экология раз в неделю, но на выходные девушке оставлять её никак нельзя, ведь студия никуда не денется.


Раз уж, нет настроения делать уроки, будем писать текст. Песни, альбом, долхаус, кукольный домик, куклы… Чтобы написать? Слова совсем не лезут на бумагу, как иногда, это бывает. Минеко всегда сначала пишет на родном языке, а уж потом переводит на английский, всё делает сама.


Сломаны руки, сломаны ноги,

Детская искалечена душа.

А на хозяина томно и нежно

Смотрят стеклянные глаза.


Нет, это всё не то. Нужно что-то такое, чего явно сейчас нет. Это слишком сентиментально. Ладно. Сегодня новенькие выступают, может оттуда, счерпнёт немного вдохновения?..


После успешно сделанных занятий — ужин. Лучше бы Танака не говорила, что идёт на концерт Sanli. Ей пришлось полчаса выслушивать длинную тираду отца насчёт появившихся конкурентов. Блин, опять сбилась с ритма. Снова начинает писать, так как пишет это сейчас. Время на часах 21:24. Пора выдвигаться. Одевшись довольно-таки скромно, отправляется на концерт, которого ждёт уже несколько часов.


Еле-еле успев добраться до места встречи буквально за несколько минут до десяти, Минеко всё-таки пришлось тяжко вздохнуть. Зимой темнеет рано, а во мраке очень сильно выделяются светлые хвостики Шиджеко, не обременившей себя тёплой одеждой. Не замёрзла ли она в такой холод? Стыдно даже задавать такой вопрос!


Ещё бы не стыдно! Вряд ли в коротком платьишке (нет, это всё-таки кимоно), да в сетчатых полуперчатках будет тепло. И то, что она в чём-то похожем на сапоги, совесть как то не принимает – они, всё-таки, летние. А на улице январь! Конечно, Япония не северный или южный полюс, но всё равно холодно.


Поприветствовав новую знакомую, и извинившись за задержку, обе девушки вместе вошли внутрь. Мезехико, ежась от мороза, показывает путь в отведённую для группы гримёрку. Танака никогда раньше не посещала этот клуб, просто не было насущей надобности, но немного даже жалеет об этом. Клуб хоть и ночной, но всё-таки молодёжный, — никакого алкоголя, ведь для этого есть «Rafu» — туда только взрослым.


А всё-таки третьеклассницу сильно завлекла тематика формы группы – эдакое пособие косплеерам, как нужно шить наряд шиноби. В аниме любят рисовать девушкам мини-одежду, открытую и с разрезами, где только можно, яркую, например красную, как сейчас, или наоборот, чёрную. Причём совершенно неважно, что сражаться в таком чертовски неудобно. Зато всегда снаряжают героинь каким-нибудь массивным оружием, приковывающим взгляд. (Такая лёгкая, а главное, провальная попытка отвлечь от иных прелестей).


— Теперь мне даже страшно, во что будут одеты мальчики, — под нос пробубнила Мине, её провожатая не услышала.


Да, что же такое? она – металлист! Судя по зажатым в её руках палочкам, играет на барабанах. Ну что ж, интересно. Так девушки получается коллеги в некотором роде. Всё-таки Танака умеет играть на гитаре, ударных и бас-гитаре. Ещё хочет научиться на клавишах, но пока это невозможная мечта – совсем на это нет времени.


— Шиг, — Минеко окликнула барабанщицу, — а что это за татуировка у Озему-куна на левом виске? – Она сама не знает, зачем спросила: любопытно ли или просто решила разбавить шум из зала живым голосом.


— Ну… – слегка замялась Темари, – это старый шрам, замаскированный под рисунок. Точнее дракон был уже доделан мастером, чтобы нормально выглядело. – Тупой ответ, но он всё-таки удовлетворил интерес.


— Мине! – первым в гримёрной встретился Канкуро, который почему-то резко отшатнулся назад: Шиджеко пригрозила толстой палкой за своей спиной. Ошибочка, это же веер.


Парень быстро нашёл для сестры и одноклассницы горячего чая, чтобы обе согрелись. Разочаровал последнюю, стоит заметить. Обычный чёрный костюм с какой-то странной шапкой и с чем-то ещё забинтованным за спиной. Всё же наряд его сестры ей больше пришёлся по вкусу. Что же натянул Озему? Он же соло-гитара…


— Отогрелись, снеговики? – усмехнулся Рейден. – А мы молодцы! Хотя ещё в столице не выступали, а уже выходим на заграничной сцене!


— Я вас с этим поздравляю, ребята, — откликнулась Танака. – Волнуетесь, наверное?


— Не то чтобы… Скорее ждём не дождёмся, — улыбнулась блондинка, отставляя кружку. – Лично я полна сил и готова взрывать зал ближайшие часа два-три.


Пока все в сборе (не считая младшего Мезехико), Минеко всё-таки решилась: ударив ладонью по столу, она вновь задала вопрос, но теперь обоим сразу. Двоим одномоментно врать гораздо сложнее, нежели поодиночке, чем и воспользовалась Танака. Не получив должного ответа, пообещала, что спросит у Оза лично – мало-мальски, но добилась цели. Он всего лишь… очень вспыльчивый? И всё? Нет, не всё. Пока, всё.


Пока девушке не вздумалось спросить ещё что-нибудь, металлисты быстренько подорвались со своих мест и под ручки увели из гримёрки.


— А ну отпустили! Сейчас же! – прикрикивает Минеко, когда двое музыкантов уже чуть ли не волокут её за собой.


Вырвавшись из рук старших брата и сестры, Танака фыркнула и со всей дури пнула дверь, ведущую в главный зал. Дверь ударилась обо что-то и, вернувшись, отскочив от пазов, медленно отъезжает обратно. Вместо еле слышного шума в коридор ворвался галдёж фанатов группы на разогреве.


— Озему… — тихо пискнула Шиджеко, но быстро смолкла.


Гитарист Sanli, потирая ушибленный лоб, отрывает взгляд от пола и поднимает голову. Его губы чуть приоткрываются, морщась от такой неприятной неожиданности, отчего Минеко сразу же вспомнился сегодняшний разговор одноклассниц на перемене по поводу новеньких. Ясное дело, что те перемыли косточки всем троим, но вот над братьями уже успели надругаться… мысленно конечно… а о кое-чём и вслух.


— Озему-кун… — очнулась от ступора Танака, — прости, я не специально, правда-правда. Может, попросить льда у бармена, а?


— Нет, — резкий, злой ответ. – От такого ещё никто не умирал.


Парень, больше ничего не сказав, развернулся и куда-то пошёл, возможно к сцене. Пафосно, стоит заметить. Очень, пафосно. Минеко, поправив завязанную на талии зимнюю куртку, обернулась к клавишнику и ударнице и сильно удивилась их переменившимся лицам.


— Точно… — еле выдавила из себя она. – Он же очень… вспыльчивый, верно? – виновато косясь то на Канкуро, то на Темари, девушка вспомнила ответ на свой недавний вопрос.


— У всего есть рамки дозволенного, Танака, — шёпотом на ухо грубо напомнила блондинка. – Ради Озему я сделаю всё, что… — не успела она договорить, как её окликнул старший из братьев.


Чтобы ничего не случилось, они повели девушку к столику точно так же, как и несколько минут назад, то есть конвоем по обе стороны. За забронированным для выступающих столиком «покалеченный» и обиженный на весь мир, попивает колу со льдом, еле видным в стакане. Стоило только конвою отвлечься, как его пленница мигом подобралась к парню, который сразу же почувствовал неладное.


— Всё-таки приложи холодное, — она осторожно переняла стакан из его руки, чуть успокаивающе погладив пальцы, — а то шишка будет. А уж какой ажиотаж девочки завтра поднимут в школе!


Мине приложила холодное стекло к красному пятну на лбу, как делают мокрым полотенцем в жар больному, и наблюдает за его действиями. Как парень расслабляется, прикрывает глаза, поудобнее устраиваясь на диване, совсем чуть-чуть приоткрывает рот, закрывает, сглатывая. Танака же, (как назло!) вспоминает бредни одноклассниц.


«Озему-кун такой клёвый! Немного отстранённый, а внутри, очень ранимый, – я уверена в этом!»


«А не якудза ли он часом? Смотри какие глаза! Да ещё и татуировка и где? На самом видном месте!»


«Признайся, он всё равно крут. И красавчик какой».


«Брат-то его, Рейден-кун, тоже очень даже ничего».


«А вот бы…»


— Ми! – громкий крик заставил Танаку обернуться, выныривая из воспоминаний. Вовремя, ведь дальше всё немного пошло. – И ты здесь. Я рад тебя видеть!


— Шимми! – воскликнула Минеко, сунув стакан с колой Мезехико, чуть не пролив на его жилет бардового костюма шиноби. – Меня официально пригласили, так что я здесь зайцем. Ты, небось, очередь отстоял? – усмехнулась третьегодка.


— Ах ты… обманщица! – перекрикивая музыку, шутливо корит Токагава, обнимая девушку. – Два с лишним часа, а ты!


— А я по блату. Живу на одной улице с членами группы, — не без гордости заявила Танака и, не освобождаясь из объятий, обернулась к гитаристу. – Озему-кун, это Токагава Шим из Ц-класса, вот уже как почти двенадцать лет мой верный лучший друг. Шим, это Озему Мезехико, мой новый одноклассник и по совместительству лидер выступающей сегодня группы.


— Приятно познакомится, Озему-…кун? Или мне обращаться на -сан? – на дружелюбной ноте Шимми пытается наладить контакт, а заодно завести n-ого по счёту друга.


— Мне всё равно. Лучше вообще никак, — зло оборвал Мезехико и, не менее яростно взглянув в глаза Токагавы, схватил гитару и удалился.


— Кажется, я прервал чью-то идиллию, нэ? – задумчиво почесал темноволосый затылок Шим и отпустил подругу.


— Идиллию? Нет, вроде, — неопределённо протянула Минеко, наблюдавшая, как гитарист минуту назад скрылся за кулисами. — По крайней мере, я ничего подобного не заметила.


Токагава недоумённо взглянул на ничего не понимающую подругу, а после усмехнулся: всё-таки она действительно дурочка. На его памяти она уже несколько раз отшивала парней, абсолютно случайно – не поняв их намерений. Пообещав отвезти Мине домой после концерта, (а то мало ли) Шим направился к своей компании, в окружение которой подруга детства, к сожалению, не входит.


Танака, заметив трио новых знакомых на сцене, быстро нашла себе место за их столиком и приготовилась хорошенько отдохнуть. В одиночестве, но так, возможно, даже лучше. Sanli оказались абсолютно инструментальной группой, но оттого не менее крутой, как и рассказывала Шиг. Из-за этого Минеко очень сильно захотелось записать с ними альбом. (Считай, переложить проблему написания музыки на них троих).


Творчество Sanli поражало до глубины души. Их музыка – это игра. Игра чувств, страсти, даже, наверное, некой сексуальности. Нет, последнее определение явно фигурирует, из-за чего в зале стало очень жарко. Нет, не потому что здесь много беснующего народа, просто этот взрыв эмоций, которым награждают столичники, кажется невероятным. Мине знает, что этот вечер запомнится надолго, если не на всю жизнь.


Очарованная блеском этой азартности звука, Танака совсем не заметила приближающегося к ней Токагавы. Уже почти три часа ночи, а значит, пора возвращаться домой. Хорошо, что концерт наконец-то закончился, и на сцену выходит какая-то неизвестная девушке группа, впрочем, имеющая своих фанатов среди молодёжи города Отофуке.


Посидев ещё пару минут и высказав всё то, что было сейчас на душе, девушка перекинулась парой слов с Шимми, с подоспевшими Рейденом и Шиджеко, похвалив их прекрасное выступление. У Минеко чудом не развязался язык пригласить их сотрудничать. (Жестокая правда жестокого мира – рабствовать в сочинении нот). В конечном итоге пришлось откланяться. Шим уже отправился заводить машину и сказал, что будет ждать у входа.


Восемь выпитых безалкогольных коктейлей дают о себе знать, — Танака только через десять минут оказалась на улице. Машину Токагавы отыскать большого труда не составило, а вот самого Шимми на месте нет. Он же обещал, что пойдёт включать зажигание, а сам где пропадает? Какой-то пацан сказал, что он отправился к чёрному входу клуба. Не поняв, что ему там нужно, она отправилась за своим другом детства.


Отдалённым громом шумела музыка закрывающей группы, из-за которой проулок казался абсолютно безлюдным. На присутствие Шимми нет ни единого намёка, а потому создалось впечатление, что Танаку просто-напросто очень искусно заманили сюда.


Углубившись в темноту, она замерла – тошнотворное зрелище открылось её глазам. Ладонь с размаху зажала рот, чтобы не всхлипнуть. Раскуроченное тело Токагавы лежало на мокром асфальте, а под ним уже образовалась приличная кровавая лужа.


Никто не слышал криков из-за громкой музыки. Он мёртв. Мёртв. Мёртв. Сознание Минеко никак не хотело это признавать. Вечно весёлый, жизнерадостный и всеми любимый блондин со светлыми карими глазами, никогда не знавшими печали валяется всего в десяти шагах от Танаки, которая не двинется с места.


Рядом с ещё не остывшим трупом был кто-то, но он молчал, привалившись спиной к сломанному телефону-автомату, и, не мигая, смотрел на толстые подошвы ботфорт.


— Что стоишь? Кого ждёшь? – шептал тихий, мягкий голос, но отдавался грозой среди темнеющего неба. – Ближе.., пока не осталась здесь в таком же виде.


Он поднял глаза на Танаку, а в его руках блестел пистолет, отражавший лунный свет. Луна полная, красивая. Сегодня полнолуние.


— Откуда у тебя пистолет, Озему-кун? – сохранив покой в голосе, девушка сделала осторожный шаг вперёд. В голове бушевала гневная угроза Шиджеко: «Ради Озему я сделаю всё…»


— Не беспокойся, у меня есть разрешение на ношение оружия, — сказал и, не медля, добавил, — также как и у брата с сестрой. Ми-не-ко, — отстранённо прошептал Мезехико, всё также глядя Танаке в глаза, — не страшно? Не боишься крови? Почему не кричишь? Не зовёшь на помощь? Не бежишь? Он ведь твой друг.., а я убил его.


— Зачем ты убил его? – проигнорировав все заданные вопросы, Минеко пыталась сохранить самообладание и не поддаться панике. Он ведь только этого и хотел. – Зачем признался мне в убийстве? – Мине казалось, что ей и до истерики недалеко.


— Потому что… мне так захотелось, — с некоторой заминкой произнёс парень, явно утаив настоящую причину. – Ты не ответила. Ты боишься. Шок не обездвижил, но ты стоишь и разговариваешь со мной. Почему?


— А смысл? Всё равно никто не услышит. Все в клубе, а если нет, то музыка слишком громкая, кричать бесполезно, — ничего не ответив, она подошла к трупу.


Все эти годы, начиная с семи лет, Танака Минеко и Токагава Шим были лучшими друзьями, а сейчас… он просто убит. Измучен, разорван в клочья. Смотреть на его уродованное тело нет сил. Мимолётно взглянув на рыжего одноклассника, Минеко заметила на его сером жилете кровь, а на бордовой ткани костюма не видно. Он… сделал это голыми руками?!


Токагава, бедный Шим. Собрав последние силы, Танака приблизилась к Токагаве и упала на колени перед ним. С её дрожавших плеч скатилась куртка, которой девушка накрыла лицо мёртвого друга. Жёлтая, как солнце, как Шим, куртка быстро пропитывалась кровью. Теперь она вся промокла, промокла в его крови.


— Здесь нельзя больше оставаться, — Озему незаметно зашёл из-за спины и потянул девушку вверх за локоть.


— Да, я знаю.


Отяжелевшие ноги мешали Минеко идти дальше, а потому парень поднял её на руки. Его лицо полностью преобразилось, будто и не несколько минут назад смотрел диким зверем, кормившимся человеческим мясом. Озему, он странный. Сейчас он выглядел таким нежным и заботливым, что казалось, будто бы не он только что разрывал на части Шима, со звериным оскалом на лице. Она видела, как его глаза горели подобно огню. Но сейчас… он приобнял её. Наверное, он знал, что такое лишиться близкого тебе человека. Теперь, Минеко потеряла что-то важное в своей жизни. Она потеряла самого верного лучшего друга.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 19.11.2012 в 12:05
Прочитано 630 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!