Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

ЭССЕ Чью спальню обогревало присутствие "Джоконды" восьмое продолжение часть 1 "Джоконда" в преступной средеие

Добавить в избранное

ЭССЕ

ЧЬЮ СПАЛЬНЮ СОГРЕВАЛО ПРИСУТСТВИЕ «ДЖОКОНДЫ».

Восьмое продолжение «Джоконда в преступной среде» в двух частях.


В общих чертах


Написанная флорентийцем Леонардо да Винчи в Италии в 1506-1513 годах на планшете из тополя картина «Джоконда» ( не путать с картиной «Мона Лиза», написанной там же в 1503-1505 годах на холсте) после смерти художника 2 мая 1519 года во дворце Ле-Клу перешла в собственность Французского короля Франциска 1 Валуа (1494-1547). В течение трёх веков картина кочевала по дворцам Французских королей. С 1800 года по 1804 год «Джоконда» украшала собой спальню Первого консула Французской республики Наполеона Бонапарта (1769-1821) во дворце Тюильри. После четырёх лет любования, Император Франции Наполеон Бонапарт 1 возвратил «Джоконду» в музей Наполеона ( прежнее название музея – Лувр вернулось в 1814 году после низвержения монарха). Здесь на стене салона Каррэ картина в добротной из орехового дерева позолоченной раме провисела 107 лет. Находясь в обществе прекрасных большего размера картин кисти Караваджо, Рембранта, Рафаэля Санти и других маститых художников, «Джоконда» не удостаивалась особого внимания посетителей музея.

Первый из известных людей в 1833 году на неё обратил внимание создатель телеграфной азбуки Самуэль Морзе (1791-1782), который увидел в портрете «Джоконда» народную любимицу в будущем. А в 1855 году поэт Теофиль Готье (1811-1872) узрел загадочную улыбку и сделал по этому поводу сенсационные публикации, получившие развитие у людей, владеющих словом и пером.

22 августа 1911 года от газетчиков во Франции, а затем и во всём мире, люди узнали о краже из Лувра картины «Джоконда». Накрученные прессой, парижане восприняли весть о кражи «Джоконды», как Национальную трагедию.

За три месяца до этого «Преступления века», 20 мая 1911 года, недавно назначенный на должность директора музея Теофиль Омоль (1648-1925), сделал журналистам заявление, что совершить кражу из Лувра какой - либо картины также не реально, как украсть колокола с Notre Dame de Paris. На колокола никто не зарился, а « Джоконду» бесследно увели.

По факту кражи картины журналисты, « как с цепи сорвались». Пресса всего мира неиставала. Здесь сказалась страсть пишущей братии к сенсациям и материальное стимулирование. Тему похищения портрета подхватили поэты, певцы и артисты из Парижского кабаре. Сенсационные события, связанные с кражей шедевра, на некоторое время отодвинули общественные дискуссии о возможной в ближайшее время войне в Европе. Всё это сработало на имидж «Джоконды» и её создателя.

О событиях тех дней в наше время написано много. Толкового и противоречивого. Из материалов полиции известно, что 21 августа 1911 года в воскресный не рабочий день, в промежутке времени 7-25 и 8-35 неустановленный преступник под видом рабочего музея проник в салон Каррэ , снял с креплений на стене не большой в сравнении с другими картинами, портрет «Джоконда» в коробе с защитным стеклом и отнёс под лестницу чёрного хода, где избавился от короба и громоздкой рамы. А саму картину , написанную на планшете из тополя ( а не на холсте, как ошибочно пишут многие) размером 76,8 см х 53 см завернул в свой рабочий халат и никем не замеченный покинул здание музея через служебный ход.

60 детективов, поднятых по тревоге, под руководством опытного инспектора Франсуа Дриу в течение недели обыскивали все музейные помещения на площади более 160 000 кв.м. но ничего существенного для раскрытия громкого преступления не нашли. Опрошенные 268 штатных и нештатных сотрудников музея не прояснили ситуацию . Директор музея Теофиль Омоль подал в отставку. Префект полиции Луи Лепин пребывал в ожидании, что его попросят последовать примеру директора музея. Наградой, объявленной французским журналом «Иллюстрация» в 40 000 франков, никто не воспользовался. « Джоконда» исчезла без следа.


Часть 1 восьмого продолжения. Вор украл «Джоконду» ДЛЯ СЕБЯ.


Итальянец Vincenzo Peruggia (1881-1925), пройдя обучение по специальности плотник-стекольщик, подался в 1906 году в Париж на заработки в возрасте 25 лет. Он снял небольшую комнатушку в многоквартирном доме для гастарбайторов по улице Дю Герон на острове Сюте в 1 км от центра города. 23 января 1909 года Перуджа совершил в столице какое-то правонарушении, за что подвергнут приводу в полицию, где его сфотографировали, дактилоскопировали и произвели обмеры всех частей тела. Перед его приёмом на работу временно по специальности, запрос в полицию кадровик музея не сделал. В то время такое, наверно, не практиковалось. А зря. Был шанс «не впустить козла в огород». В его рабочие обязанности входило содержать в надлежащем состоянии зеркала во всём здании музея и сооружать защитные короба с пуленепробиваемым стеклом для отдельных дорогих картин. На работе он «не горел». Он изготовил себе стол на колёсах для резки стекла с объёмным ящиком для хранения материала и катал его по всем залам музея. При желании в ящик можно было положить всё, что «плохо лежит». Не про Перуджа будет сказано, но проведенная после кражи «Джоконды» масштабная инвентаризация вскрыла серьёзную недостачу ценных экспонатов.

Однажды ему поручили изготовить защитный короб для картины «Джоконда» и остеклить его. Подойдя к экспонату, он обратил внимание, что некоторые посетители музея смотрят на картину и шепчут слова из Священного Писания. Сам же он увидел в портрете «Джоконда» улыбающуюся мадонну и воспринял её улыбку как призыв к общению. Ещё он увидел, что мадонна подмаргивает ему. Устоять перед этим соблазном невозможно. Мозг головы холостого перезрелого в половом отношении мужчины, подвергся гармональному всплеску и зову пола, до такой степени, что Перуджа стало казаться, что «Джоконда» шепчет: «укради меня». И Перуджа принял решение украсть «Джоконду» для себя.

Мы считаем, что Винченцо Перуджа остался ночевать в музее в каморке в ночь с воскресенья на понедельник 21 августа 1911 года . У полиции своё мнение, что преступник пришёл в музей утром в понедельник в компании с рабочими. Как же тогда удалось гастарбайтеру Перуджа, которого утром видели товарищи по работе, при его опросе убедить полицейских , что он в это время находился совершенно в другом месте? Утреннее посещение музея – прямая угроза Перуджа быть выданным и опознанным коллегами по работе. И ещё, как это полицейские, проводя обыск в его крохотной комнатушке, не обнаружили украденную картину? Не исключено, что украденной картины там не было. Потому, что вор, чтобы избавиться на время от улики, не заходя к себе в комнату, поднялся на чердак дома и зарыл картину в куче мусора.

Итак, к приходу копииста Луи Беру 21 августа 1911 года, понедельник, в салоне Каррэ картины «Джоконда», кисти Леонардо да Винчи на привычном месте не оказалось. На стене торчали 4 крепёжные штыря, а самой картины «след простыл». Вор Перуджа под служебной лестницей извлек из защитного короба планшет (а не полотно, как пишут многие) , открыл замок двери служебного хода и ни кем не замеченный покинул музей с картиной, завёрнутой в рабочий халат. Перуджа не скручивал в рульку картину, не оборачивал картину вокруг своего торса, не складывал вчетверо, как пишут некоторые авторы. Да всё потому, что проделать такие штучки с деревянным планшетом невозможно. «Джоконда» написана на деревянном планшете из тополя , а не на холсте, как картина «мона Лиза». Чувствуете разницу между «мона Лиза»1503-1505г.г. и «Джоконда» 1506-1513г.г.?

Перуджа оставил на раме картины свои отпечатки пальцев, а комиссар Альфонс Бартильон не затруднил себя сравнением обнаруженных на месте преступления отпечатков с образцами, имеющимися в полицейской базе данных. Нововведение он считал антинаучным и верил только в свой метод обмера подозреваемого. Но его надо ещё найти. А отпечатки на раме - вот они и полицейский формуляр с отпечатками для сравнения рядом. Короче, знаменитый криминалист облажался и упустил шанс раскрыть преступление по «горячим следам», прославиться и получить крупную денежную премию. В частности, парижская газета «Иллюстрасьон» объявила премию в размере 45000 франков тому, кто принесёт в редакцию пропажу. Вознаграждение обещали выплатить наличными без уточнения фамилии лица, принёсшего похищенную картину. Но никто в редакцию не заявился. В полиции раму картины, как вещественное доказательство, сохранили. Имелось намерение после обнаружения «Джоконды» планшет вставить в прежнюю раму.

Куда именно принёс вор картину и где спрятал: на чердаке дома, в комнате за газовой плитой, в шкафу, в кровати, в чемодане с двойным дном не столь важно. Главное, чтобы картина была у Перуджа под рукой. Придя с работы, он закрывал входную дверь изнутри на шеколду, доставал из тайника картину и начинал вести с ней душевные разговоры, и даже на ощуп, а возможно он при этом мастурбировал. Вскоре Перуджа заметил, что «Джоконда» целиком вошла в его личную жизнь – стала командовать и толкать на неординарные поступки. Он с ней уже более 2 лет. Чтобы совсем «не поехала крыша», Перуджа решил продать картину, а на вырученные деньги поехать на юг Америки в Рио де Жанейро , где все мужчины ходят в белых штанах. Та же идея - фикс, что и у Остапа Бендера, только на 20 лет раньше.

Связями с потенциальными покупателями антиквариата Перуджа не обзавёлся. Просто не искал, в условиях тесного общения с «Джокондой». Но приняв твёрдое решение избавиться от любимой, но проблемной «Джокондой», он 2 декабря 1913 года письменно обратился к земляку- владельцу художественной галереи Уффици во Флоренции Альфреду Джерри. Некоторые авторы поправляют - владельцем этой галереи был Марио Фрателли. В декабре они согласовали место и время встречи. Больное воображение бедного Перуджа рисует скорое владение большими деньгам . Он пишет отцу: « Скоро я заработаю состояние, и оно прибудет моментально». Не на пустом месте сложилась народная мудрость: «Не говори гоп , пока не перепрыгнешь».

В назначенное время в отеле «Триполи-Италия» во Флоренции в номере на третьем этаже произошла встреча Винченцо Перуджа, привезшего в чемодане с двойным дном планшет с изображением «Джоконды» в оригинале и владельца галереи Альфредо Джерри. Он привёл с собой директора галереи профессора Джованни Поджи, у которого была фотография обратной стороны картины для сравнения с оригиналом. Каталожный номер 316 совпал. Когда Поджи стал проверять на идентичность царапины, Перуджа изрёк: «Не надо сомневаться, это оригинал. Я не дилер. Я сам взял картину из Лувра». А затем добавил , что передаёт картину, которой место на Родине, но за небольшое вознаграждение в качестве компенсации в размере 500 000 лир. Пустяковая сумма по сравнению с её реальной стоимостью - 1 миллиард франков. Господа Джерри и Поджи, взяв с собой картину, удалились, якобы решать с властями денежный вопрос. А с рецепшина по телефону они позвонили в полицию и бедалага Перуджа, нежданно негаданно, оказался в наручниках.

Предприимчивый владелец отеля сразу поменял вывеску отеля. Теперь он стал называться «La Gioconda» с несколько увеличенными ценами на гостиничные услуги, с учётом произошедшего здесь исторического события.

Выиграли все, кроме Перуджа. Альфредо Джерри за то. что не скрыл, а сообщил в Лувр о находке «Джоконды», получил премию 25000 франков.

«Джоконду» упаковали в прочный футляр и в отдельном купе в сопровождении двух полицейских экспрессом «Милан-Париж» отправили в Лувр. 4 января 1914 года посылка доставлена по назначению.

Теперь о том, что заставляет усомниться в достоверности событий. В статье

« Мона Лиза или история одной картины» от 11.06.2009 читаем: « Мону Лизу показали на выставках во Флоренции, Риме, Милане, а потом она с триумфом возвращена во Францию в отдельном купе экспресса «Милан-Париж». Кстати, для сохранности в дороге картину поместили в специально изготовленный футляр. Далее Г. Зотов в статье «Маньяк, тайна и шедевр…» от 22.05.2018 написал: « Джоконда» торжественно проехала по выставкам всей Италии, сопровождаемая восторгами и обожанием. 4 января 1914 года с большой помпой была возвращена во Францию, где заняла своё место в Лувре». Ряд авторов сообщают: « Джоконда» до отправки во Францию полгода провела на выставках Флоренции, Балоньи. Милана». Мы в недоумении, как можно в считанные дни декабря 1913 года с момента изъятия картины у Перуджа до отправки в Париж, показать её на выставках всей Италии? И демонстрировать столь продолжительное время? Это же только Фигоро был и здесь и там. Мы того же мнения, что и Андрей Шарый, написавший в 2013 году в статье «Джоконда», как Флорентийская мечта»: « После обнаружения картины «Джоконда» на короткое время была выставлена в галерее Уффици , а затем возвращена в Лувр».

Итальянский Парламент в большинстве своём был против возврата картины «Джоконда» в Лувр. Парламентарии хотели в отсутствии праха Леонардо да Винчи на Родине, иметь хотя бы его необыкновенное произведение. Но последнее слово осталось за тем, у кого больше прав , чем у всего Парламента.

Председатель Национального Комитета в защиту объектов историко- культурного наследия Сильвано Винчети, заручившись подписями 150 тысяч поклонников таланта земляка Леонардо да Винчи, пытался к столетию обнаружения краденой «Джоконды» провести во Флоренции в декабре 2013 года торжественные мероприятия. На запрос дать «Джоконду» на несколько дней для участия в празднестве с гарантией возврата, Франция ответила отказом, сославшись на техническое состояние картины, не располагающее к путешествию. Такое согласуется с пословицей «Отдать руками, а потом ходить ногами».

С одной стороны, французы не были уверенны, что итальянцы не затянут время возврата картины (если вообще её отдадут). А с другой стороны, простои для французов весьма убыточны. Музей Лувр, в том числе ради «Джоконды», в год посещают до 10 миллионов туристов и каждый платит 15 евро!

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 30.09.2021 в 23:37
Прочитано 42 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!