Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

ГИА. Невыдуманные истории. Спасибо, бабуля!

Добавить в избранное

Баба Анна, мама моего отчима “бати”, жила в деревне. Километрах в пятнадцати от нашего городка. Чтобы добраться до неё, нужно было недолго проехать на поезде. А потом три километра идти пешком. Не проблема, если идёшь налегке. Но в том-то и дело, что, чаще всего, приходилось ходить с тяжёлыми сумками. И бабушке нужно было что-то обязательно доставить. И от неё гостинцы привезти. И тогда поездка к ней превращалась в испытание.

Бабушка уже нуждалась в помощи. С каждым годом ей всё труднее было справляться с немалым хозяйством. Особенно в летнюю страду. Кроме огорода и 30 соток засаженного картошкой участка, она и корову держала. И овец. И двух поросят. Парочка гусей с гусятами прогуливались в отдельном загоне. Ну а куры вообще бесконтрольно бродили по всему участку. Заходили в картошку. Иногда устраивали там гнёзда. Бывало то одна, то другая пропадали на несколько недель. А потом появлялась уже с выводком маленьких жёлтых цыплят. Тут уж нужно было немедля отлавливать их и сажать под сетку. Иначе они становились лёгкой добычей деревенских котов.

А баба Анна, несмотря на то, что работать ей приходилось много, сокращать своё хозяйство всё не решалась. И не потому, что всё выращиваемое ей было необходимо. Ей одной столько не требовалось. Но она не хотела поступиться своим статусом полноправного, самодостаточного члена деревенского сообщества. Не хотела переходить под опеку молодых и сильных родственников. Вот и тянула сколько могла эту лямку.

Часть продуктов удавалось - и с моей помощью тоже - переправлять нашей семье. Для нас в те нелёгкие времена это было большим подспорьем. Но без машины много не унесёшь.

“Выручал” бабушку её брат Яська. У него было четверо взрослых детей. Два сына и две дочери. И куча внуков. Дети уже давно покинули отчий дом. Жили в Минске. А на выходные частенько наведывались к родителям. Вот эта молодая поросль и подчищала запасы и у родителей, и у своей тёти - бабы Анны.

И как ни старалась бабушка, сохранить лучшие продукты для сына, далеко не всегда ей это удавалось. Яська жил рядом. И вся её жизнь проходила на его глазах. А глаз у него был цепкий. Всё замечал. И что куриных яиц у неё собралось несколько “кошыков”. И что овцу она недавно зарезала. И кабанчика к зиме заколола. Вот и приходил к ней за “данью”. Ведь и она вынуждена была время от времени обращаться к нему за помощью. Сын, хоть и не очень далеко жил, а всё ж не рядом. Да и должность директора большой школы в районном центре хлопотная. Не часто у него находилось время, чтобы навестить мать.


В том году родители решили, что лето я должен провести в деревне у бабы Анны. Отдохнуть там. Набраться сил. И помочь бабушке. В двенадцать лет ребята в деревне уже оказывали взрослым серьёзную помощь. Заодно я познакомлюсь с настоящей деревенской жизнью. И после окончания занятий в школе меня сразу отправили в деревню.

Очень скоро я подружился с местными ребятами и окунулся в деревенские будни. У бабы Анны нашлась для меня работа. Два раза в день я должен был выгонять корову и овец на окраину деревни к пастуху. А потом забирать их оттуда. Я был рад, что мог ей помогать. 

Очень нравилась мне и деревенскую еда. Молоко. Творог. Сметана. Яйца. Деревенское масло, которое я сам же и сбивал в деревянной маслобойке. Баловала меня бабушка и копченой ветчиной, и сухими колбасками. За хлебом я бегал в соседнее село. Иногда баба Анна пекла “праснаки" - большие, толстые пресные лепешки. Или из тёртой картошки готовила “бабку”. Но больше всего я любил картофельную кашу - толченый картофель, обильно сдобренный жаренными шкварками с луком. Бабушка ставила её в горячую печку и доставала в обед. К этому времени каша покрывалась вкуснющей желтой, хрустящей корочкой. Ну и стакан надоенного утром молока. Не ел я ничего вкуснее! Что там твои рестораны со звездами Мишлена! Печки же у этих ресторанов нет!

     Молоко от коровы бабы Анны любил не только я. Жили у нее три кота. Летом их редко можно было видеть в доме. А если и приходили, то вели себя независимо. Гладить себя не давали. И на игру с “мышкой” не велись. Зачем, если и настоящих мышей вокруг достаточно. Хозяйкой они признавали только бабу Анну. Вечером, заслышав, как она, собираясь доить корову, громыхает подойником, тут же откуда-то появлялись. Заискивающе заглядывали ей в глаза и жалобно мяукали. Нагло подхалимничая, тёрлись о её ноги. Бабушка шла в хлев. Они, задрав хвосты кверху и громко мурлыкая, выстраивались в цепочку и следовали за ней.

Первой шла "Рыска". У нее на лбу были три вертикальные полоски разных цветов - рыски. Белая, желтая и серая. Потому её так и звали. “Рыска” чувствовала себя главной. И строго следила за соблюдением иерархии. Если кто-то пытался стать впереди неё, она с негодованием шипела и ударом лапы отправляла нахала в очередь позади себя.

Когда баба Анна доила корову, коты сидели рядом и облизывались. Закончив дойку, бабушка возвращалась в дом в сопровождении всё той же компании. Теперь кончики их задранных хвостов подрагивали от нетерпения. В сенях каждый из них, наконец, получал полное блюдце парного молока.

         Кроме работы по хозяйству и игры в свободное время, деревенские ребята были бы не прочь помочь родителям и материально. Ко времени моего появления в деревне налоги на крестьян уже уменьшили. Колхозников по-прежнему обязывали сдавать и молоко, и яйца. Но уже в меньшем размере. Остававшегося теперь хватало не только для себя. Можно было собрать что-то и на продажу. Те же яйца. Молоко. Сметану. Творог. Продать бы это - смотришь какие-никакие деньги и выручишь. Всё свежая копейка! А уж дыр, которые надо срочно заткнуть - в хозяйстве всегда прорва. И до ближайшей железнодорожной станции всего-то три километра. А там полчаса и ты в Минске. Минск - город большой. Все слопает. Только подавай.

И стали некоторые ребята в Минск излишки возить. Вначале один попробовал. Потом другой. Всё продают. Понравилось. Стали специально для Минска продукты производить. Цыплят во дворах прибавилось. На огороде зелень всякую выращивать начали. Один парень даже хвастал, что молодую лебеду продавал. Какая-то еврейская семья для салата покупала. Может и соврал для красного словца. А может и вправду продавал.

Такие рассказы заводили сельчан. Свободных денег у них сроду не было. Начали и мои товарищи в Минск ездить. То один играть не придет. То другой. А однажды все они заявили:

- Завтра играть не придем! В Минск едем! На базар! Хочешь, езжай с нами! Веселее будет!

Вечером я спросил бабу Анну: 

      - А можно я завтра с ребятами в Минск на базар съезжу?

      - А почему бы и нет?! - ответила она.  - У меня тут два кошыка яиц собралось. Вот и продал бы заодно! Чего задаром в Минск ездить?  

     Я немного испугался. А вдруг яйца не продам? Никогда ведь ничего не продавал. Но бабушка успокоила:

           - Ну не продашь, так  не продашь! А попробовать стоит!

     На том и порешили.

Утром, когда мои товарищи проходили мимо нашего дома, направляясь к железнодорожной станции, я вышел к ним со своими кошыками,  повязанными сверху наволочками.


До Минска доехали нормально. У вокзала сели в трамвай. Приехали на базар. И я вместе со всеми. А там народу-у-у …! Толкотня! Свободных мест нет. Мы корзинки прямо на землю поставили. Я снял свои наволочки. Заглянул в кошыки и увидел, что некоторые яйца разбились. Не так, чтобы потекли,  просто треснули. Я даже не понял, как это произошло.

К нам начали подходить покупатели. Интересовались ценой. Пробовали торговаться. Но мои товарищи цены знали. И не спускали их. А я со своими покупателями не спорил. Если цена была 12 рублей за десяток, а мне предлагали взять сразу два десятка по десять, я тут же соглашался. И ко мне скоро образовалась очередь. Кто яйца выбирает! Кто деньги суёт! А кто-то сдачу просит!Тут уж я совсем растерялся. Стою красный весь от напряжения. И делаю только то, что мне говорят. Ничего не соображаю. Одна старушка из очереди сжалилась надо мной. Подошла и говорит:

      - Давай я тебе помогу, внучек.

     И стала яйца отпускать. А деньги мне в руки отдавать. Громко так считала. Чтобы и я, и покупатели слышали. А треснутые яйца - их десятка полтора набралось - она в сторону откладывала. Покупатели их не брали.

Через полчаса мои корзины были пусты. А в карманах приятно шуршали деньги. Остались только треснутые яйца. Старушка и спрашивает: 

      - А эти яйца ты почем продаешь?

   Я от волнения назвал двойную цену. Тут бабка руками замахала. Типа - "Чур меня!”.

    - У меня, внучек, денег нет по такой цене яйца покупать! Я думала ты их дешевле продашь! А ты дороже хочешь … 

      Тут я понял, что ляпнул сдуру не то. И тут же поспешил успокоить её:

      - Так это я пошутил, бабуля! Бери их все! И денег никаких не надо! И большое спасибо тебе за помощь!

     Старушка обрадовалась. Осторожно переложила яйца в свою кошелку и перекрестила меня:

- Дай тебе Бог здоровья, внучек!

Наверное, это была самая дорогая “плата”, полученная мною в этот день. Потому и старушку запомнил! А вот других покупателей совсем не помню.

     Я потом ещё пару часов своих товарищей ждал. Но все всё продали. Домой вернулись довольные. Довольна была и бабушка - не пропали яйца.

Вскоре приехали родители. Мама мою поездку в Минск категорически не одобрила. Сработали тогдашние идеологемы.

- “Заниматься коммерцией стыдно!”.

- “Школьнику, а тем более сыну учителей, торговать на базаре недопустимо!”.

И мама попросила бабу Анну не позволять мне больше ездить в Минск на базар. Так, не успев начаться, закончилось мое первое, не совсем удачное вхождение в бизнес. Неспроста ведь говорят: “Первый блин комом!”.

Но жизнь повернулась иначе! Заниматься “бизнесом” мне всё же пришлось. И произошло это не совсем по моему желанию!

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 18.11.2021 в 12:32
Прочитано 55 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!