Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

ГИА. В таверне Батчелора. Парк Какаду.

Добавить в избранное

ГИА. В таверне Батчелора. Парк Какаду.

( Из рассказов бывалого путешественника.)


Ужинать наш гид Лукас повёл нас в ту самую единственную в городке таверню- ресторан. Здесь можно было наблюдать, как проводят досуг жители австралийской глубинки. Видеть пусть и своеобразный, но реальный срез местного общества. А где ещё турист может это сделать? Других мест здесь нет. Жаль только, что фотографировать посетителей таверны по соображениям политкорректности нельзя. А были там весьма колоритные персонажи. По их поведению можно было понять, что многие из них - завсегдатаи этого заведения. Удивляло, что даже в этом крохотном городке были личности, склонные к эпатажу. И одеты с претензией. И вели себя соответственно. И молодые. И люди в возрасте.

В зале таверны было душновато и мы прошли на веранду. Здесь народу было побольше. За одним столом сидело трое мужчин. Все трое в залихватски заломленных, широкополых, ковбойских шляпах. Это уже само по себе вызывало недоумение. Смеркалось. Солнце давно село. Для чего нужны шляпы? Ну как же! Они очень подходили к их модно подстриженным бородкам. Все трое смотрелись очень живописно. У двоих из них бороды были уже седые. Но вели они себя молодцевато. Глаза молодые. Задорные. А тот, что помоложе, хоть и было ему лет сорок, наверное, вообще воображал себя юношей. Потому и отрастил себе длинные, до плеч волосы. И вёл себя раскованно. Громко разговаривал. Весело смеялся. Размахивал руками. И зачем-то всё время поправлял шляпу.

В другом углу веранды сидела компания из двух девиц и нескольких молодых людей. На одной девице было платье с глубоким декольте. А её смело открытую, большую грудь украшала яркая, цветная татуировка. Не захочешь, а обратишь на неё внимание. Сидевший напротив неё молодой человек, что-то смущённо говорил ей. Она манерно попыхивала сигаретой и снисходительно улыбалась в ответ. Или, как бы соглашаясь с ним, кивала головой. Посидев недолго, молодой человек поднялся и ушёл в крытый зал. Его место занял худощавый парень, с чёрными волнистыми волосами. Тёмный цвет его кожи и выдающиеся надбровные дуги говорили о том, что в его роду были и аборигены. Ему очень шла светлая одежда. Белые штаны. Сероватая рубашка. Этот был посмелее. Он был явно хорошо знаком с девицей. Сыпал шутками и та весело хохотала.

В компании “ковбоев” произошли изменения. Один из них покинул веранду. На освободившийся стул подсела девица с тату. Длинноволосый “ковбой” пошёл за новой порцией пива ...

Навстречу ему шёл широкоплечий, средних лет мужчина. В руках он нёс два высоких стакана с пенистым напитком. У него было своё место - высокая узкая стойка в середине веранды. Таких стоек на веранде было несколько. Они как раз и были предназначены для любителей пива. Стойка-столик была так мала, что позволяла поставить на неё кроме двух стаканов разве что ещё тарелку с лёгкой закуской. Присоседиться к занявшему её было невозможно. Стойки были предназначены для выпивох-одиночек. В малонаселённых областях Северных Территорий, таких персонажей немало.

Мужчина поставил стаканы на стойку. Отхлебнув сразу половину одного из них замер, так и не опустив его на стойку. Широко расставив ноги, как это делают моряки, он молча стоял, устремив взгляд куда-то вдаль. Может быть он и в самом деле в прошлом был моряком. И теперь, оказавшись волей случая далеко от морских просторов, снова видел себя в родной стихии.

Длинноволосый “ковбой” принёс пиво. Девица с тату какое-то время болтала с ним, а когда их стаканы опустели, оба встали и направились к выходу. Вернулся “ковбой” только через час. Один. Его седобородый товарищ всё ещё сидел за своим столиком. И мужчина у стойки оставался на своём месте. Только рядом с двумя пустыми стаканами появился третий.

Атмосфера на веранде постепенно менялась. Многое были уже под хмельком. Совсем стемнело. Фонари выхватывали из ночного мрака верхушки высоких деревьев. И в их кронах вырисовывались чёрные силуэты летучих лисиц, похожих на громадных летучих мышей. Размах их крыльев достигает полутора метров. Удивительно, как эти летуны не сталкивались в воздухе. Они тихо появлялись в свете фонарей и также бесшумно исчезали. Их было много. Интересно, где они добывают пищу? Где взять столько фруктов, чтобы накормить всю эту орду? В этих районах большие площади заняты под манговыми плантациями. Может быть на них они делают свои набеги?....

Между тем наш гид вместе с нашими мужчинами заказали еду в зале таверны. Принесли и пиво. Его рекомендовал нам гид. Пиво и в самом деле оказалось хорошим. И хмельным. Настроение у всех повысилось. А тут как раз запищал небольшой гаджет, который гид принёс с собой. Оказалось, что так в таверне сообщают посетителям о выполнении заказа. Для нас испекли свежий хлеб. С чесноком. Необычайно вкусный! Я даже не стал дожидаться основного блюда. Съел его прежде, чем оно было готово. И вовремя. Я не смог бы отказаться от двух больших, вкуснейших рыбин барамунди с гарниром из броколи, цветной капусты и картошки.

Барамунди, или австралийский окунь, - гордость австралийской кухни. Его жарят, варят, запекают на углях. И при всех способах приготовления его темноватое мясо вкусное и сохраняет приятный аромат. Обитает эта рыба в тёплых прибрежных морских и солоноватых водах Австралии, Индокитая, Африки. На глубине до пятидесяти метров. Взрослые экземпляры набирает вес 15-20 килограмм. Его особенность - малоподвижный образ жизни. Местные рыболовы ловят его сетками-сачками. А иногда, если повезёт, и голыми руками. Размножается барамунди в солёной воде. А уже подросшая молодь плывёт в реки и озёра. Промысловое значение рыба получила после того, как её научились выращивать искусственно. Много ферм по её разведению появилось и в Австралии. При желании, в прудах за год её легко вырастить до веса 3-5 килограмм и длины полметра. За пару лет её длина может достичь полтора метра. А вес превысить тридцать кило. Но наиболее популярными являются экземпляры порционного размера. Длиной 25-30 сантиметров.

Интересной особенностью этой рыбы является её способность с возрастом менять пол. Часто молодые самцы, став старше и крупнее, превращаются в самок. Впрочем это свойство не уникальное. Такое у рыб происходит часто. Причём меняют пол как в одну, так и в другую сторону. Бывают случаи, что и самки превращаются в самцов. У меня в аквариуме неоднократно большие, взрослые самки живородящих меченосцев после двух-трёх помётов мальков превращались в самцов. У них отрастал меч и сопутствующие этому половые органы. Такие самцы даже способны к размножению. Правда, они менее активны, чем рыбки-самцы от рождения.

На следующее утро, перед отъездом, мы с женой ещё успели прогуляться по территории отеля. Типичные субтропики. Пальмы. Лимоны. Манго. Папайя. Другие незнакомые нам южные фрукты. Увидели, как местные жители защищают плоды от налётов летучих лисиц. На них одевают сетки. Иначе фрукты не сохранить.

Покидая Батчелор, мы заехали на заправочную станцию. Бросился в глаза большой билборд с информацией об этом городке. Этакая краткая иллюстрированная его история, начинающаяся с приезда его первых поселенцев. Городок крошечный. История его возникновения насчитывает всего несколько десятков лет. И в интернете он лишь упоминается. Но жители гордятся своим селением. Считают необходимым рассказать о нём. Пусть даже на рекламном щите. Очень трогательная инициатива местных властей.

Дальше наш путь лежал к одной из самых известных достопримечательностей Австралии - Национальному парку Какаду (“Kakadu National Park”).

Дорога к нему заняла часа два. За окном машины мелькали уже знакомые нам австралийские пейзажи. Полузасохшие, как и положено им в сухой сезон, деревья. Выгоревшие пятна земли сменялись участками с высокой сорной травой.

Эти территории в “мокрый сезон” сплошь покрыты водой. Вдоль дорог стоят столбики-водомеры. По отметкам на них можно определить уровень воды на отдельных участках трассы. Это позволяет принять правильное решение о возможности движения по ним в пору обильных осадков. Ведь местным жителям приходится совершать поездки на машинах и в сезон дождей, длящийся несколько месяцев. В этот период нужно быть особенно внимательным. Вместе с водой сюда приходят и солено-водные крокодилы. Некоторые из них остаются здесь и после ухода воды. В ручейках. В лужах. Не всех сразу обнаруживают. И, конечно, они представляют опасность. Как для домашних животных, так и для человека. Постепенно их отлавливают и перевозят на специальные крокодильи фермы. А во всех местах, где есть вода, расставляют таблички, напоминающие о необходимости соблюдать осторожность.

Занимающий площадь в 20.000 квадратных километров, Национальный парк Какаду находится в 170 километрах от города Дарвин. Это самый крупный парк Австралии. И один из самых молодых. Основан в 1981 году. И только в 1999 году был признан Национальным парком. В настоящее время он является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Кажется, сама природа позаботилась о том, чтобы сохранить уникальность и нетронутость этих природных ландшафтов. Красивые водопады в скальных ущельях. Дождевые леса, заросшие высокими баньянами. Обширные болота, с бесчисленными стаями птиц. Там вольготно чувствуют себя и черношеие аисты, и зелёные карликовые гуси, и австралийские пеликаны ... Обитают здесь и 60 видов млекопитающих. Многие из них не встречаются на других континентах. А рептилий в парке аж 115 видов. Самые крупные из них крокодилы. Как пресноводные, так и кровожадные солоно-водные. Со всех сторон парк Какаду окружён крутыми, обрывистыми скалами. Местами их высота превышает 500 метров. Именно они защищают его территорию от мощных тропических штормов. Благодаря им парк как бы отделён от внешнего мира, что позволяет ему оставаться территорией с уникальным комплексом растительного и животного мира.

Своё название парк получил отнюдь не в честь одной из самых известных птиц Австралии какаду. Виной тому ошибочное произношение названия местного племени, живущего в этих местах. Гагаджу - так оно называется. А прибывшим сюда европейцем послышалось “Какаду”. Так и назвали это место. А затем и образованный здесь парк.

Любопытно, что между парками Северных Территорий Личфилд и Какаду существует своеобразное соревнование. Каждый из них старается доказать, что он лучший. В эмоциональных спорах часто используют фразу - “Litchfield-do and Kaka- don’t” ("Личфилду-да, Кака-нет”).

Мне это напоминает извечный спор малых народов российского Крайнего Севера - чукчей, коряков, ненцов, нивхов ... Выяснение, кто из них значительней, цивилизованней. У этих народов низкая устойчивость к алкоголю. И поэтому продажа алкогольных напитков в районах их компактного проживания ограничена. Или вообще запрещена. Но если они собираются вместе и им удаётся выпить, то на хмельную голову они зачастую пытаются в очередной раз прояснить этот вопрос.

Мне не раз приходилось наблюдать подобные сцены. Хорошо ещё, что алкоголь не только мутит их разум, но и ослабляет физически. Потому серьёзного вреда они друг другу не наносят. Так, помутузят друг друга, да и разойдутся. А ведь спорить здесь не о чем. Каждый хорош по-своему. И каждый хорош на своём месте. Кто-то из этих народностей живёт в тундре. Разводит оленей. Другие, живущие на берегах морей или больших рек, ловят рыбу. Добывают морских животных. В друзьях у них верные помощники - ездовые собаки. Третьи живут в тайге. Стреляют пушного зверя. И они не могут обойтись без собак. Только собаки у них совсем другие. Охотничьи. Выслеживают зверя. А передвигаются охотники, большей частью, пешком. Или зимой на лыжах. Как их сравнивать? Это всё равно, что сравнивать тёплое с мягким.

Так и с парками. Они разные. Личфилд находится ближе к Дарвину. Он известен своими красивыми водопадами и небольшими водоёмами с чистой прохладной водой. А парк Какаду расположен дальше от города. Гораздо крупнее. Там интересно наблюдать за птицами. Знакомиться с живописью аборигенов. Однако ж вопрос, какой из этих парков лучше, так и остаётся открытым. И хоть и в шутку поднимается вновь и вновь. Кстати, жители Сиднея и Мельбурна тоже постоянно спорят, выясняя чей город лучше. Соревновательный дух крепко сидит в человеческой натуре.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 15.04.2022 в 11:38
Прочитано 88 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!