Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

ГИА. Револьвер с одним патроном.

Добавить в избранное

(Из рассказов бывалого путешественника.)

День клонился к вечеру. На небе появились облака. Всё вокруг окрасилась в предвечерние краски. А самолёта всё не было. Но вот он, наконец, появился. Лётчик торопил нас. Нужно было спешить - посадочная полоса “Bullo river cattle station” не имела сигнальных огней. Наскоро простились с гидом. Забросили в салон вещи. Уселись сами. И самолёт без промедления взлетел. Уже в полёте лётчик предупредил нас - если темнота наступит раньше, чем мы достигнем ранчо, придётся лететь на другой аэродром. Туда, где посадочная полоса освещена. Там есть небольшой отель, где можно переночевать. Но обошлось. Повезло. Лётчик посадил самолёт как раз вовремя. Уже через пять минут наступила полная темнота. И он не рискнул бы совершить посадку. А на ранчо нас уже с нетерпением ждали хозяева. На двух квадрациклах отвезли в отель. И тут же пригласили к ужину. Столы уже были накрыты.

Bullo river cattle station находится на юго-востоке от Дарвина. В восьмистах километрах от него. Влажные тропические леса, окружающие Дарвин, остались далеко позади. Здесь уже царит сухой климат. На многие сотни километров простираются земли, покрытые мелколесьем, кустарником и злаковыми травами. Трава в сухой сезон грубая и жёсткая. Местность эта - настоящий “Outback”. Пустынный. Безлюдный. Но прибывшие из Европы иммигранты поселись на этих землях. И организовали на них крупные фермы по разведению скота - коров, овец. Не всё получалось сразу. Здесь скот должен быть особым. Выносливым. Приспособленным к жизни в условиях высоких температур и скудного питания в засушливый период. Наиболее подходящей оказалась порода “браман”, выведенная в Индии от скрещивания местных зебу с другими породами.

Крупные австралийские фермы по разведению скота называются станциями. Это аналог американских ранчо. Только скотовода здесь называют “стокмэном”(stockman), а не “ковбоем” (cowboy). Стокмены и другие специалисты - менеджеры, механики, повора, смотрители, бухгалтеры - могут быть постоянными, или сезонными работниками. В самом деле, что делать на станциях этим людям, если к окружённому водой скоту, в сезон муссонов просто не добраться. Всю работу по уходу за животными проводят в сухой сезон.

На первый взгляд, работа скотоводов - владельцев ферм-станций - довольно проста. Приобретаете участок земли. Желательно побольше. Неплохо бы площадью километров сто на двести. Или ещё больше. Скажем размером со Швейцарию. Двести пятьдесят на четыреста километров. В Австралии есть и такие. Делите его на более мелкие участки. Чтобы скот не разбежался, огораживаете их забором. В одни загоны собираете маточное стадо. Эти требуют несколько большей заботы - после рождения телят, их нужно будет отделить от коров. Зато бычкам два года внимания вы почти не уделяете. Им не нужно стойло. Их не надо кормить. Не страшны им ни змеи, ни ядовитые насекомые, ни даже собаки динго. Только изредка нужно приезжать, чтобы накачать артезианской воды в поилки, разложить минеральные добавки. Ну ещё после сезона дождей забор поправить. Да ещё проследить, чтобы крокодилов в водоёмах не было. Выявленных отловить и вывезти куда подальше. А после двух лет свободного выпаса бычков и выбракованных коров можно собирать и продавать живым весом оптовику-перекупщику.

Но не всё так просто. Одна из самых серьёзных проблем состоит в том, что живут скотоводы почти в полной изоляции. Во всяком случае, так было до недавнего времени. Есть места, где на расстоянии сотен километров нет ни единого человека. И владельцам ферм встретить его получается раз в году. Или и того реже. Некоторым такая жизнь отшельника даже нравится. Но ведь в жизни постоянно случаются непредвиденные ситуации. Может стать плохо с сердцем. Или аппендицит воспалится. В этих диких местах и змея может укусить. В том числе и смертельно ядовитая. Не сразу и поймёшь, что случилось. Вроде, как травой укололся. А после укуса некоторых змей, если помощь не придёт вовремя, человек умирает через два часа. Иногда через сутки. Это ещё мучительнее. Злые шутники даже советовали для такого случая вместо аптечки носить с собой револьвер с одним патроном. Чтобы не страдать долго. Ведь ввиду отсутствия связи, воспользоваться услугами доктора тогда не было никакой возможности. И даже просто проконсультироваться с ним не могли.

Только после 2-ой Мировой войны появилась рация с динамо-машиной. Она представляла собой устройство, напоминающее стационарный велосипед. Крутишь педали и динамо-машина вырабатывает электричество, питающее рацию. Стало возможным поговорить с доктором. Поделиться с ним своими проблемами. Уже одно это считалось тогда большим успехом. Такие рации спасли не одну жизнь. Они же позволяли фермерам поддерживать связь и с внешним миром. На досуге они садились на “велосипед” и общались с такими же радиолюбителями.

Во времена моего детства и мы часто пользовались подобными источниками электричества. Особенно популярными были велосипедные генераторы. Они питали фары и задние фонари этого транспортного средства. Были и фонарики, светившие тогда, когда ты нажимал на прикреплённую сбоку рукоятку. Простота такого устройства делала его очень надёжным.

Сейчас ситуация, конечно, в корне изменилась. Можно вызвать врача. По телефону. По радио. По интернету. И он прилетит. Чаще всего на самолёте. Крупные станции обязательно оборудуют взлётно-посадочные полосы для лёгких самолётов. На них могут приземляться и воздушные судна специальной медицинской службы RFDS. Если же ферма небольшая и своей полосы не имеет, то в экстренных случаях больных доставляют к ближайшему шоссе. Участок его с двух сторон перекрывают автомобилями. Самолёт садится прямо на шоссе, забирает пациента и доставляет в специализированный госпиталь.

Но и теперь жизнь у фермеров-скотоводов полна лишений и трудностей. В сезон дождей многие из них практически отсечены от центров цивилизации. Вот с жизнью таких людей, настоящих австралийцев, живущих в тесном единении с природой и сохраняющих в себе дух первопроходцев, мы и хотели познакомиться, отправляясь на Bullo river cattle station. Здесь мы провели трое суток.

А история этой станции началась в 1959 году. Тогда Раймонду и Барбаре Локк была выдана лицензия на владение землёй для организации “станции в долине реки Булло”. Вскоре они построили здесь железный ангар. Оборудовали взлётно- посадочную полосу. Но дальнейшее строительство застопорилось. В 1963 году ферму купила супружеская пара. Чарльз и Сара Хендерсон (Charles and Sara Henderson). Чарльз, бывший военный, а потом успешный бизнесмен, приобрёл станцию совсем недорого. Как говорится, “по случаю”.

Кроме ангара на месте теперешней усадьбы ничего не было. Ни электричества. Ни воды. И семья Хендерсон, купив станцию, поначалу не проявила к ней интереса. В то время они жили в азиатских странах. Во Вьетнаме. В Малайзии. Молодая супружеская пара вела праздный образ жизни. Деньги были. Прислуга дешёвая. Рождались дети. Вначале одна дочь. Затем ещё две. Поглощённая светской суетой, Сара не уделяла им должного внимания. Их воспитанием, в основном, занимались няни. И Чарльз вёл себя не лучше. Приохотился к выпивке. Изменял жене. Его бизнес захирел. Тут и вспомнили они о купленной когда-то станции на реке Булло. А вскоре пришлось и переехать туда. Вместе с тремя дочерьми. Но ни Чарльз, бывший военный, ни его легкомысленная жена Сара не имели ни малейшего опыта ведения такого рода бизнеса. Дела приходили в упадок.

И когда в 1985 году Чарльз умер, долг владельцев станции Булло составил кругленькую сумму. Семьсот пятьдесят тысяч долларов. Нужно было как-то выживать. И Сара с детьми взялись за работу. Это были тяжёлые времена. Новую сферу деятельности пришлось осваивать по ходу дела. Работали от зари до зари. Особенно много работала, в том числе и физически, старшая дочь Марли. Вместе они перестроили бизнес. Расширили усадьбу и саму станцию. Модернизировали её. Ферма стала приносить приличный доход. Уже в 1991 году Саре Хендерсон присудили премию “Предприниматель года”. А через два года она опубликовала свою книгу-автобиографию «От силы к силе» ( “From Strength to Strength”). В ней она рассказала, как после смерти мужа, оставшись с долгами и без средств к существованию, сумела выстоять и стать успешным фермером.

Книга стала бестселлером. О Саре и станции Булло узнала вся страна. Получило широкую огласку и судебное разбирательство между Сарой и её дочерью Марли, когда Сара решила продать бизнес. В итоге Марли и её муж Франц Раначер стали хозяевами станции Булло в 2001 году. Они ещё больше расширили дело. Количество скота довели до восьми тысяч голов.

Судьба же Сары Хендерсон, в дальнейшем, сложилась печально. В 2000-ом году у неё обнаружили рак груди. Через пять лет в возрасте 68 лет она скончалась от лейкемии. После скандального судебного процесса Марли, обидевшись на мать, не посещала её в госпитале. Две другие дочери тоже были заняты своими делами. Умерла Сара в полном одиночестве. Дочери появились только на похоронах.

Марли и Франц Раначер владели станцией до 2015 года. И продали её за $9.000.000. Новый её владелец вложил ещё $1.000.000. И в июне 2017 тоже продал. Теперь уже за $16.000.000. А теперешний её хозяин хочет помимо станции создать здесь классный отель. Места здесь, как мы убедились, необычайно красивые.

Живописные холмы, скалы, реки, водопады. Всё недалеко. Компактно расположено. Ну и конечно само пребывание в этом чистейшем, первозданном, природном уголке никого не может оставить равнодушным.

В этом интересном путешествии по Австралии, эти три дня стоят у нас особняком. Может это прозвучит странно, но на меня пребывании именно на этой станции-ранчо произвело самое сильное впечатление. Поразила ли меня экзотика этих мест? Была, конечно, и экзотика. Мы летали на вертолёте. С высоты птичьего полёта любовались красотой местных пейзажей. Ловили рыбу на кишащей солоноводными крокодилами реке Булло. На квадрациклах, этом наиболее подходящем для местных дорог транспорте, добрались до идиллических окрестностей “Хижин” - возведённых на скале лёгких строений для любящих уединение гостей. Оттуда открывается захватывающей дух вид на нетронутую, дикую природу этих мест. Только летавшие над нами орлы могли видеть больше. Но самым интересным было то, что мы получили редкую возможность увидеть настоящую, каждодневную жизнь австралийских фермеров. И даже поучаствовать в трудовом процессе.

А вечерами все собирались за общим столом. И гости. И работники фермы. Пили местное вино. Ели простую, без изысков, домашнюю еду. Любовались красивыми австралийскими закатами. Тепло общались с гостеприимными хозяевами. Работниками станции. Гостями отеля. Обсуждали фермерские новости. Здесь не было рассчитанной на туристов показухи. Но не следует думать, что эта трогающая душу простота не имеет цены. Напротив. Это высший класс элегантного отдыха, который возможен в немногих ещё сохранившихся в наши дни девственных уголках этого континента. Цена более тысячи долларов за ночь в скромном двухместном номере без телефонов, телевизоров говорит сама за себя. Из элементов комфорта - кондиционер и ванная комната. Да раздвижные стеклянные двери с выходом на окружающие отель газоны.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 27.05.2022 в 13:51
Прочитано 54 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!