Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

И снова Блинчик. Грустный праздник.

Рассказ в жанре Детектив
Добавить в избранное

Грустный праздник


Блинчик стоял перед большим зеркалом. Темно-синий костюм, голубая рубашка и синий в белую полоску галстук. Всё подобрано идеально. Блинчик от удовольствия щелкнул языком.

– Вид солидный, а звание не очень. Господин Капитан. И узел чёртов никак не получался. Марина, помоги, пожалуйста, – позвал он жену.

Та быстро завязала непослушный галстук и критично окинула мужа взглядом.

– Хорош. Словно сам женишься. Только животик втяни. А то галстук лежит, как на столе, – хихикнула она.

– Ты ничего не понимаешь. Это трудовой мозоль, – хмыкнул Юрий, слегка вжимаясь, – Надо было вообще мундир надеть. В нём ничего не торчит.

– Ещё чего. Чтобы все гости разбежались. Это ведь твоя племянница замуж выходит. Получится, что свадьба под охраной полиции. Никто и расслабиться не сможет, – возмутилась жена.

– Ладно. Пошли. Ты готова? – сменил он тему.

Марина покрутилась перед зеркалом. Длинное серебристое платье облегало слегка располневшую фигуру. Но женщину это не портило. Волосы уложены высокой короной с кокетливо выпущенными завитками. Скромный макияж. Серебряное колье на шее. Туфли лодочка на высоком каблуке. Красавица. Блинчик нежно прижал жену к себе.

– Перестань. Причёску испортишь, – попыталась вырваться она.

– А, может, мы вообще никуда не пойдём? – заглядывая в глаза, игриво предложил Юрий.

– Даже не надейся. Мы вместе уже сто лет нигде не были. Я что платье зря покупала? – отмахнулась Марина.

За окном раздался автомобильный гудок.

– Выходи. Я только шлепанцы возьму. Назад придётся пешком идти. Цветы захвати и деньги не забудь, – напомнила она.

Вышли на улицу. У дома стоял старый опель. За рулём сидел отец невесты Макар Тимофеевич. Муж сестры Юрия.

– Что-то вы долго собираетесь? А нарядились то как! Словно сами женитесь. Поехали. Уже всё готово, – усмехнулся он.

До соседней деревни напрямую километра два. Но по дороге ехали минут пятнадцать. Макар весь светился от счастья. Хвалился, что дочка Настя нашла хорошего мужа. Игорь и красивый, и образованный и богатый. А главное дочку очень любит, пылинки с неё сдувает. На свадьбу все продукты сам купил и музыку заказал. В общем, не зять, а золото.

Возле дома стоял огромный шатёр. Столы накрыты. И гости почти все собрались. Марина сразу пошла к Наташе, сестре Юрия. Вдруг нужно чем-то помочь. Блинчик с Макаром расставляли стулья. Музыканты устанавливали аппаратуру. Вдалеке раздался громкий гудок. Гости встрепенулись и собрались у ворот. Молодые: Настя и Игорь, свидетели: Николай и Светлана, вернулись из сельсовета. Встречали по местному обычаю с шутками, прибаутками, песнями и танцами. Наташа вынесла каравай. Молодые откусили по кусочку. Пригубили шампанское и разбили бокалы на счастье. Тамада пригласил всех за стол. Много пили, много ели. Праздник был в самом разгаре. Застолье сменялось танцами и веселыми конкурсами. Гости после горячительных напитков расслабились и с удовольствием выполняли команды ведущего. Жених с невестой светились от счастья. Под крики «Горько!» долго самозабвенно целовались. По старому обычаю «украли невесту». Светлана принесла туфельку. Жених и свидетель долго выкупали её. Потом свидетель выпил из туфельки и им указали, где её искать. Игорь скрылся за домом. Николай ещё погадал с помощью туфельки и отправился за женихом. Музыка гремела на всю округу. Гости танцевали. Два хлопка прозвучали, как взорванные питарды. Но Блинчик сразу насторожился. Стреляли из ружья. Из-за угла выскочил свидетель. Подбежал к столу. Лицо белое, руки в крови. Трясущимися губами произнёс:

– Там, там. Игорь лежит мёртвый.

Дико закричала мама жениха и потеряла сознание. Толпа бросилась за дом. На траве, раскинув руки, лежал жених. Медсестра Наташа склонилась над ним.

– Он жив. Пульс есть, но слабый. Скорую срочно! – крикнула она.

Прибежала босая Настя. Кинулась с криком и плачем к Игорю. Упала на колени.

– Хороший мой, родной! Открой глаза! Скажи, скажи, что-нибудь. Только не умирай, пожалуйста!

Белое платье окрасилось кровью. Свидетель и отец пытались её оттащить. Она кричала и билась в истерике. Подружки успокаивали. Марина принесла бинт и вату. Медсестра оказала Игорю первую помощь. Блинчик хоть и выпил много, но быстро сообразил, что к чему. Попросил всех отойти. Вызвал следственную группу. Врачи приехали быстро, а за ними и полиция. Игоря забрали в больницу. Состояние очень тяжелое. Две раны. В груди и плече. Настя и его отец поехали с ним. Медсестра Наташа не отходила от мамы Игоря ни на минуту. Резко подскочило давление. Музыканты угрюмо складывали инструменты. Гости тихонько сидели за столом. Погуляли. Районный следователь, Иван Никитин, осматривал место. Оперативники опрашивали свидетелей. Но в этой суматохе оказалось, что никто ничего толком не видел. Пришлось всех отпустить. Остались только Блинчик, Марина, Николай со Светланой и родители Насти.

– Расскажите, пожалуйста, может у Игоря были враги, – спросил Никитин Макара.

– Какие враги? Ему только 24 года. Добрый, весёлый. Окончил технологический институт. Инженер. Работал на кирпичном заводе. У отца. Дочка тоже после техникума работала там же в бухгалтерии. Вот они и сошлись Она, правда, до него с Мишей Ефимцевым дружила. Недолго. Но того в армию забрали. А с Игорем больше года встречались и вот решили пожениться, – пояснил отец Насти.

– Значит, Миша мог ему мстить. Всё-таки девушку его увел. Оружие у него есть? – поинтересовался у Блинчика следователь.

– Да у нас почти в каждом доме есть ружьё. У самого Михаила нет. А вот отец его увлекался охотой, – объяснил Юрий.

– Надо его навестить. Далеко живёт? – спросил Иван.

– Да тут всё рядом. Через огороды минут пять. Пошли, – поднялся участковый.

По дороге шли минут семь. Дом открыт. На веранде на топчане спит пьяный Миша. На столе пустая бутылка из-под водки. А под столом ружьё.

– Хорошо погулял. А вот и оружие. Надо его привести в чувство, – хмыкнул Иван, осторожно поднимая винтовку, – Из неё недавно стреляли.

Вместе они попытались поднять Михаила. Но тот только мычал и тряс головой.

– Бесполезно. Проспится в обезьяннике. Потом поговорим. А ружьё надо отправить на экспертизу, – заключил следователь.

Дождались машину. Погрузили Михаила. Никитин потёр руки.

– Вот всё и раскрыли. Люблю, когда ответ на поверхности.

– Мне как-то не верится, что Михаил мог в него стрелять. Рос спокойным парнем. Не дебоширил, не пил, не курил. Что в наше время большая редкость, – покачал головой Юрий.

– Не зря говорят, что в тихом омуте черти водятся. Вернулся из армии, а девушка за другого замуж выходит. Вот крышу и сорвало. Ладно, мне пора, – отмахнулся следователь, – Разберёмся.

– Надеюсь на вашу объективность. Не хочется парню жизнь коверкать, – вздохнул Блинчик, пожимая руку Ивану.

Полиция уехала. Юрий прикрыл дверь и уже собирался уходить. И тут во двор вбежала мама Михаила. Вся растрепанная, в слезах с платком в руке.

– Вы куда сына забрали? Он ни в чём не виноват, – закричала она.

– Не кричи, Сергеевна. Там люди толковые, – стал успокаивать её участковый, – А Григорий где?

Женщина присела на крыльцо, обхватив голову руками.

– Да кто его знает? Два дня назад уехал в город к какому-то другу. Пьют. Звонила вчера, а он лыка не вяжет, – сквозь слёзы бормотала она.

– А ружьё? Почему без присмотра валялось? А не в сейфе? – спросил участковый.

– Да пьяный был, замок сломал. А новый так и не повесил. Закрутил проволокой. Вот и весь сейф. Но Миша не мог взять. Ты ведь его знаешь. Он добрый, хоть и слабый. Из армии вернулся. Счастливый. Гостинцев привез разных. Сказал, что девушку хорошую встретил. Собирался ехать к ней. Зачем ему Настя? – причитала она.

– Понятно. Не волнуйся. Если не виновен, то отпустят, – вздохнул Блинчик, гладя её по голове как маленькую.

Домой возвращались ранним утром. Шли молча. Говорить не хотелось. Чистое, теплое солнышко играло листочками деревьев. Птицы заливались, радуясь новому дню. Тихо и спокойно.

– Хорошо, что шлёпанцы взяла. Ноги гудят. Всю ночь не присела. А ещё дома работы непочатый край, – пожаловалась Марина.

– Ничего. Потом отдохнём, на пенсии, – пошутил Юрий.

Дети ещё спали. Переоделись и занялись домашними делами. Блинчик старался во всем помочь жене. Накормил живность, наносил воды в баню. Вывез навоз. Всё делал как-то автоматически. А сам думал о вчерашней истории.

– Да. Грустная получилась свадьба. Хоть бы разобрались по справедливости. А то свалят всё на Михаила. Хотя, может это он и виноват. Ладно. Завтра поеду в город и расспрошу следователя, – решил он.

Позвонил Макару. Тот рассказал, что Игорю сделали операцию. Состояние тяжелое, но стабильное. В себя ещё не пришёл. Настя дежурит в больнице.

Слухи быстро разлетелись по деревне. Естественно обо всём узнала тёща и сразу явилась за подробностями.

– Ну что? Хорошо погуляли? – ехидно поинтересовалась она.

– Что ж тут хорошего? Главное чтобы парень поправился. Настя от него не отходит. Тяжёлый случай, – покачала головой Марина.

– А наш доблестный полицейский чего бездействовал? – хмыкнула Галина Матвеевна, – глаза заливал, а за порядком не следил.

– Мама! Он же в гостях был, а не на службе. Да и кто мог подумать, что такое случится. Этим делом районные следователи занимаются. Огнестрел все-таки, – заступилась за мужа Марина.

– Он у тебя всегда ни причем. Вот сам бы раскрыл дело, так может и в звании повысили. Всю жизнь в капитанах ходить будет. Пошла я. От вас толку нет, – заключила она, вставая.

Марина только махнула рукой.

Утром Блинчик завел мотоцикл и поехал в город. Сначала уладил свои дела, а потом заглянул к следователю Никитину. Тот сидел за столом, заваленным бумагами. Кивком головы поприветствовал Юрия и пригласил присесть.

– Ты ведь не просто так зашёл? Ну что он может сказать? Пьяный был и ничего не помнит. А пальчики на ружье только его, – пояснил следователь.

– А я могу с ним поговорить. С детства его знаю, – попросил Блинчик.

– Не положено. Ну да ладно. Может тебе расскажет. Только десять минут, – согласился Никитин.

Михаил лежал на лавке головой к стене. Даже не пошевелился.

– Я всё сказал. Мне нечего добавить. Раз виноват, то и судите. Нечего душу рвать, – буркнул он.

– Осудить ещё успеем. Ты лучше постарайся вспомнить, что было до этого, – поинтересовался Юрий, присаживаясь на лавку.

– А это вы, дядя Юра, – повернулся к нему Михаил, – башка гудит. Всё как в тумане. Что рассказывать? Приехал утром из города. Девушка у меня там. А тут встретил Светку. Она сказала, что Настя замуж выходит. Что-то ёкнуло внутри. Обида стала душить. Нашёл у бати в загашнике бутылку. Ну и выпил немного. Отрубился. Потом ещё выпил. А дальше полный аут. Очнулся уже в ментовке. Вы тоже думаете, что это я его застрелил? – спросил он, заглядывая Блинчику в глаза.

– Понимаешь. На ружье только твои отпечатки. И мотив у тебя был. Меня только одно беспокоит, что ты в таком состоянии сумел дойти, выстрелить и скрыться.

– Да не помню ничего. Не помню!! – отчаянно вскрикнул Михаил.

-–Не отчаивайся. Успокойся и думай. Времени мало. Если дело передадут в суд, тебе уже никто не поможет. Все улики на лицо. Я тоже попробую разобраться, – похлопал его по плечу Блинчик, позвал дежурного и вышел.

Иван курил на крыльце.

– Поговорили? И что? – спросил он.

– Ничего не помнит. Странно. Выпил много, это понятно. Но почему память отказывает. Не ясно. Может его врачам показать?– предложил Юрий.

– Не валяй дурака. Всё очевидно. Обида заела, вот и отомстил. Подготовлю документы и передам в суд, – жёстко произнёс капитан.

– Погоди. Не спеши. А вдруг это не он. Сколько у меня есть времени? – переспросил Блинчик.

– Ну, ты и зануда. Хорошо. Дня три. Не больше, – махнул тот рукой.

Блинчик завёл свой мотоцикл и поехал в больницу. Настя сидела около двери в реанимацию. Мешки под глазами и красные глаза выдавали её состояние.

– Привет. Ну как он? Что говорит доктор? – осторожно спросил Юрий.

Она громко зарыдала, закрыв лицо руками. Блинчик обнял её за плечи.

– Тише, тише. Все будет хорошо. У нас толковые врачи, вытянут его. А ты должна надеяться и верить, – шептал он.

– Игорь в коме. Никто ничего не знает, – сквозь слёзы бормотала девушка.

– Понятно. Возьми себя в руки. Вот он очнется, а ты вся растрепанная и замученная. Тебе нужно отдохнуть, – стал уговаривать её Блинчик.

В коридоре появились родители Игоря, Надежда Степановна и Петр Иванович. Мама обняла Настю. Теперь они обе рыдали.

– Так. Развели сырость. Быстро все успокоились. Ему нужна наша поддержка, а не слёзы. Насте надо отдохнуть. Езжай домой, а мы подежурим, – не терпящим возражения голосом сказал отец.

– Я как раз туда еду и подвезу тебя. Только подожди минут пять. Мне надо переговорить с Петром Ивановичем. Отойдем в сторону, – вмешался Блинчик.

– Ну, давай поговорим, – согласился тот.

– Вы простите. Сейчас, конечно, не самое лучшее время и место для беседы. Но вы ведь тоже заинтересованы в поимке стрелка, – начал Юрий.

– Понимаю. Поэтому и согласился на разговор, – кивнул отец, потирая виски.

– Я слышал о вашем конфликте с Тихоновым. Он не мог отомстить? – напрямую спросил Блинчик.

– Я с трудом соображаю. Голова раскалывается. Ночь на ногах. Конечно, твёрдо утверждать не могу. Но думаю, что вряд ли. У него ведь тоже дети, – вздохнул он.

– Хорошо. Я сам все проверю. Спасибо и простите. Всё образуется. Пошли Настя, – позвал Юрий девушку.

Та неохотно поплелась следом.

Доехали быстро. Блинчик высадил Настю и завернул к маме Михаила.

Сергеевна была дома. Хлопотала по хозяйству. Неохотно пригласила Юрия в дом. Опухшие глаза выдавали бессонную ночь.

– Ну, проходи. Забыл что-то? – недовольно буркнула она, вытирая руки о передник.

– Я был у Михаила. С ним всё в порядке. Проспался. Лично я не верю в его вину. Но все улики против. Ты мне лучше скажи, где та бутылка, что пил Михаил, – сразу перешёл к делу Блинчик.

– Да в сарай поставила. Пригодится в хозяйстве. А что? – поинтересовалась она.

– Хочу кое-что проверить, – уклонился от ответа Юрий.

– Погоди. Сейчас принёсу, – кивнула Сергеевна.

Блинчик ещё раз внимательно осмотрел веранду. Под лавкой лежал пустой граненый стакан. Быстро спрятал его в карман. Вернулась женщина с пустой бутылкой. Участковый поблагодарил. Уже собрался уходить, но та схватила его за рукав.

– Миленький, помоги, ради бога. Мишка хоть и дурак, но не мог он в человека стрелять. Христом богом прошу. Один он у меня. Как жить после всего? – зарыдала она.

– Тихо, тихо. Успокойся. Найдём виноватого, – бормотал Юрий, пятясь к калитке.

Вернулся в город. Зашёл в лабораторию к знакомому эксперту.

– Здравствуй, Григорьевич. Как поживаешь? Что нового? – обратился к нему Блинчик.

– Да все по-старому. Зачем пожаловал? Ты ведь просто так не появляешься, – усмехнулся тот.

– Ты прямо ясновидящий. Вот бутылочку и стакан принёс на проверку. Глянешь? – хмыкнул Юрий.

– Ну как тебе откажешь. Завтра зайди. Постараюсь все сделать, – согласился Григорьевич.

– Замечательно. С меня магарыч, – обрадовался тот, оставляя вещдоки.

– Так. Одно дело сделал. Надо ещё к Тихонову смотаться. Может, хоть какую-то ниточку найду. А то одна бессмыслица. Напился и выстрелил. А может, я зря воду баламучу. Но надо всё проверить до конца, чтобы совесть не беспокоила, – вздохнул Блинчик, заводя свой драндулет.

Тихонов был дома. Встретил Блинчика и пригласил зайти. Он был спокоен и уверен в себе.

– Чем обязан такому визиту? – поинтересовался Тихонов.

– Вы извините, Дмитрий Николаевич. Тут такое дело. Вы ведь слышали про несчастье у Савельевых. И что вы думаете по этому поводу? – обратился к нему Юрий.

– Ты, капитан, не юли. Я сразу понял, что не зря явился. Да. Был у нас конфликт с Ивановичем по поводу земли. Но мы всё уладили. Он мне предложил другой участок. В пойме реки. Плодородный и больший по площади. Дорогу помог проложить. Так что никаких претензий к нему нет. Да и девяностые давно прошли. Сейчас все дела решаются мирно, – объяснил он.

– Ты уж прости. Я обязан всё проверить. Цена ошибки – человеческая жизнь, – извинился Юрий.

– Ладно. Свои люди. Сочтёмся. Кофе будешь? – предложил Тихонов.

– Спасибо. Не откажусь, – согласился Блинчик.

Они посидели. Выпили по чашечке кофе. Поговорили. И Юрий двинулся дальше. Заехал домой. Пообедал. Марина лишних вопросов не задавала. Видела, что муж не в духе.

– Ничего. Полный ноль. Ни свидетелей, ни мотивов, – вздохнул участковый.

– Так не бывает. Просто мы этого не видим. Может он сам где-то накосячил. Вот его и наказали. Ты со свидетелем, с Николаем говорил? Они ведь друзья. Учились вместе, – стала рассуждать жена.

– Сразу его спрашивал. Он ничего не сказал. Может ты и права. Поеду и побеседую ещё, – согласился Юрий.

Опять завёл мотоцикл. Николай был дома. Отсыпался. Настроение подавленное. Но согласился ответить на вопросы Блинчика.

– Ты Игоря хорошо знаешь? Может он кого-то обидел? Вспомни, – спросил участковый.

– А разве это не Михаил стрелял? – вопросом на вопрос ответил парень.

– Не всё так однозначно. Михаил был настолько пьян, что и попасть бы не смог. Да и дойти тоже. А тут сложный план. Взять ружьё. Улучить момент, когда Игорь останется один. Выстрелить. Вернуть оружие. Это точно кто-то из своих. Тот, кто был на свадьбе, – подвёл итог Юрий.

– Вы что намекаете, что это я сделал? Или кто-то из ребят? Игорь наш друг. Как вы можете? – возмутился парень.

– Я просто рассуждаю и никого не обвиняю. Успокойся. Думай! – прикрикнул на него Блинчик.

Николай опустился на диван.

– Жуткий кошмар! Он до Насти с Катькой встречался. Только она сразу на Никиту переключилась. А вот ещё Пашка с нами учился. Хлюпик такой. Все над ним потешались. За девчонками любил подсматривать. Так мы его однажды заперли в женском туалете. Он там всю ночь просидел. А потом перевелся в другой ВУЗ. Больше ничего, – пожал плечами молодой человек.

– Понятно. А ты кому говорил про свадьбу Игоря? – не унимался Юрий.

– У нас все знали. Настя писала в соцсетях и фотки выкладывала. Посмотрите сами, – пояснил тот.

Открыл ноутбук. Зашел на страницу Насти. Вот они с Игорем возле ЗАГСа. Заявление подавали. Вот она хвалится колечком. Почитали отзывы. Негативных нет. Одни поздравления.

– Ясно. Опять мимо. Ладно, ещё время есть, – вздохнул Блинчик. Попрощался и вышел.

Закурил на крыльце и задумался. Разгадка где-то близко. Только никак её не ухватить. Резкий звонок телефона прервал мысли. Григорьевич быстро отчитался. В бутылке кроме водки было снотворное. Доза такая, что он не только стрелять не мог, но и ходить. А вот отпечатки только Михаила. У Блинчика отлегло от сердца. Попросил всё официально оформить и передать в полицию. Эксперт сразу согласился.

– Вот и ладушки. Зацепка есть. Надо дальше копать, – удовлетворительно хмыкнул и поехал домой.

Рано утром позвонил следователь Никитин.

– Доброе утро, – поздоровался Юрий.

– Не совсем доброе. Ночью кто-то пытался убить Игоря. Хотел отключить систему жизнеобеспечения. Хорошо, что мать была рядом. Спугнула, – рассказал Иван.

– Понятно. А кто это был? – спросил Блинчик.

– Она не узнала. Видела только фигуру в черном и в маске. На клумбе следы кроссовок 39 размера. Я уже распорядился, чтобы охрану поставили у палаты, – доложил Никитин.

– Я отдал на экспертизу бутылку и стакан. Михаилу подсыпали снотворное. Он не мог убить, просто физически, – объяснил участковый.

– Да, похоже, это дело не такое простое. Парню лучше побыть у нас. Для его же безопасности. Пусть все на него думают. Нужно ещё раз всех опросить. Может что-то упустили. Я сегодня подъеду после обеда. А ты собери гостей, – попросил Иван.

– Конечно. Всё сделаю, – согласился Юрий.

– Что-то случилось? – встревожилась Марина.

– Кто-то пытался убить Игоря. Не волнуйся. С ним всё в порядке. Решили провести следственный эксперимент, – объяснил он.

– Господи! Кому он помешал? Бедный мальчик, – покачала головой жена.

– Разберемся. Начало есть, – успокоил её Блинчик.

Обзвонил гостей. Кое к кому сам заехал. Попросил собраться после обеда во дворе у сестры. А сам занялся обычными делами. Объехал соседние деревни. Побеседовал с людьми. Посетил неблагонадежных. Уже собирался на обед. Но тут обратил внимание на сидящую на лавочке пожилую женщину. Рядом стояла бутылка водки. Блинчик присел рядом.

– Что-то ты, Андреевна, опять развязалась? – поинтересовался участковый.

– А тебе что за забота? Хочу пью, хочу не пью, – резко ответила та.

– Ты же обещала бросить, – покачал головой Юрий.

– Обецалка цацанка, а дурному радость, – хихикнула женщина, прикладываясь к бутылке.

– А что твои дети скажут? Перед внуками не стыдно? – не отставал Блинчик.

– Где те дети и внуки? Совсем обо мне забыли. Я их растила, сил не жалела. А они меня бросили, – запричитала она.

– Не гневи бога, Андреевна. В доме ремонт сделали, деньгами помогают. Невестка каждую неделю приезжает порядок наводить. Продукты привозит. Живи и радуйся. А ты опять за бутылку, – отчитал её участковый.

– Не тебе меня судить. У меня, может быть, душа болит. Савельев вон какую свадьбу сыну отгрохал. А на дочку ему наплевать. Даже вида не подает. Все вы такие. Нашкодите и в кусты, – огрызнулась женщина.

– Погоди. Ты о чем? Какая дочка? У них только сын. Бросала б ты пить. А то несёшь полную чушь, – возмутился Юрий.

– Я несу? Петька в молодости за Нюркой бегал. Поматросил и бросил. А сам на Надьке женился. Понятно. Она то богатая. А что с Нюрки взять. И дитё не признал. Нюрка родила, да и оставила дочку бабке. Сама на север подалась. Да там и сгинула. Но бог всё видит. Это Петьке наказание за грехи. Сыном заплатил, – заключила она.

– Что за бред? А ты тут каким боком? – удивился Блинчик.

– Да крестница она моя. Сиротка несчастная. Как тут не пить? Втюрилась в Игорька, сынка Петькиного. Да я ей глаза раскрыла. Родичи они кровные. Эх, жизнь моя горемычная, – опять завыла женщина.

– Ты рот свой закрой. Нечего слухи распускать. И пить бросай. А то дети твои точно от тебя отрекутся. Бутылку я забираю. Иди домой. Проспись. Смотреть противно, – строго сказал Юрий, вставая.

Положил бутылку в коляску и завел мотоцикл. Андреевна с трудом поднялась и скрылась за калиткой, проклиная всех подряд.

– Вот это поворот. Что правда, а что нет? Кто бы рассказал? Надо тёщу потревожить. Уж она точно будет знать, – решил Блинчик, направляясь домой.

Марина его уже ждала. Быстро накрыла на стол. А тут и тёща появилась. Даже звать не пришлось. Удивительно, но пообедали молча. Блинчик присел на крыльце с сигаретой. Галина Матвеевна примостилась рядом.

– Мама, мне нужно с вами поговорить. Вы тут всю жизнь живете и всех знаете. Расскажите мне про старшего Савельева, – попросил Юрий.

– Про Петьку что ли? А что про него говорить? – удивилась она.

– Как рос? С кем дружил? Как женился? – начал издалека Блинчик.

– Да нормальный был парень. Отец его агрономом в колхозе работал. Мать бухгалтером. Жили тихо, мирно. Институт какой-то закончил. В городе учился. А потом на Надьке женился, – пожала плечами Матвеевна.

– А говорят, он с Анной Маркиной встречался. Это так? – не отставал зять.

– Кто такую глупость сказал? Нюрка ушлая была. Со всеми подряд гуляла. А тут Петька приехал. Красавец. Весь из себя. Вот она к нему и подкатила. Да только он не повелся. Быстро её отшил. Так она ему пригрозила жизнь испортить. А потом родила дочку не понятно от кого и сбежала на Север за длинным рублем. Вот и вся история. А что? – спросила Галина Матвеевна.

– Да ничего. Просто интересно, – ушел от ответа Юрий, – Ну спасибо. Мне пора.

– Нормально поговорили. Чего спрашивал, не понятно, – возмутилась тёща.

– И вам всего хорошего, мама, – хмыкнул Блинчик, заводя мотоцикл.

Во дворе собрались бывшие гости. Пришли, конечно, не все. И это понятно. Работа. Дела. Подъехал Никитин с молодым лейтенантом Олегом Васиным. Юрий отвел капитана в сторону и кратко пересказал свой разговор с Андреевной и тёщей.

– Ну и какой вывод? Мотива я что-то не наблюдаю, – засомневался Иван.

– Давай разберемся, кто и где был во время выстрелов. А там посмотрим, – предложил Блинчик.

– Ладно. Пошли, – согласился Иван.

Все расселись по своим местам. Невеста спряталась со свидетельницей в сарае. Роль жениха взял на себя лейтенант. Минут через пять прибежала Света с туфелькой Насти. Подружки невесты затеяли торг. Жених снижал цену. А девушки поднимали. С шутками и прибаутками он получил туфельку. В неё налили водку и уговаривали выпить. Жених не соглашался. Тогда стали торговаться со свидетелем. Тот купил уже туфельку с водкой. И всё выпил. Девушки рассказали, где искать невесту. Жених пошёл. Свидетель бросил туфельку. На кого укажет, та из девушек скоро выйдет замуж. Раздался хлопок. Потом второй. Это Олег лопнул шарики, вроде выстрела. Потом лег на траву. Свидетель зашел за угол. Увидел лежащего жениха, выскочил и начал кричать. Прибежала Настя и бросилась к лежащему лейтенанту. Света стала её поднимать. Гости тоже.

– Погоди, – вдруг сказал Николай, – это я и отец Игоря Настю оттянул. А тебя не видел.

– Извини. Я от стресса всё забыла. Точно. Подбежала, а Настя плакала у тебя на плече, – согласилась Светлана.

– Минутку. Когда выкупали туфельку, тебя с нами не было. Правда, девочки? – сказала Маша, одна из подружек.

– Так я в сарай к Насте вернулась. Не сидеть же ей там одной, – возразила девушка.

– Это не так. Ты заглянула на минуту и опять ушла, – уточнила невеста.

– Ой. Я вспомнила. У меня живот прихватило. Что-то съела не то. Просидела в туалете. А выбежала уже на крик.

– Понятно. Все свободны. Останьтесь только родные и свидетели. Надо подвести черту, – строго сказал Блинчик.

– Получается. Что все были на виду, кроме Светланы. По времени минут двадцать пять или тридцать. Неужели вы столько просидели на горшке? – шутливо поинтересовался Никитин.

– Конечно меньше. Зашла в дом. Поправила прическу и макияж. Услышала крики и выскочила, – спокойно объяснила Света.

– Бывает, – согласился Юрий, – Ну что ж запишем показания и по домам.

Все сидели в полной тишине. И вдруг у Никитина зазвонил телефон. Тот поговорил минуту и хитро улыбнулся.

– Из больницы звонили. Игорь пришел в себя. Только ещё очень слаб. Завтра переведут в палату. Можно будет с ним поговорить. Я думаю, он видел стрелявшего. Вот всё и проясниться, – сказал он.

– Я поеду к нему, – подхватилась Настя.

– И мы с тобой, – поддержал её Николай, кивая на Светлану.

– Конечно, конечно, – согласилась девушка.

– Минутку. Никто и никуда не поедет. Скоро ночь. Там наш сотрудник дежурит. Палата под охраной. А Игорю нужен покой, – сказал Никитин.

Блинчик с ним полностью согласился. Все разошлись.

– Хоть одна хорошая новость за день. Здорово, что Игорь очнулся, – вздохнул Юрий.

– Никто не очнулся. Я разговаривал с женой. А про Игоря специально сказал, чтобы проверить реакцию собравшихся, – пояснил Иван.

– И что? – спросил Блинчик.

– Да вроде ничего. Но я думаю, что убийца должен вернуться. Это у него последняя возможность добить парня, – пояснил Никитин.

– Надо срочно ехать в больницу, – забеспокоился Юрий.

– Всё под контролем. Игоря перевели в другую плату. Поставили камеру. Там кругом мои люди. Но ехать действительно надо, – кивнул капитан.

В два часа ночи дверь палаты тихонько отворилась. Часовой спал в углу на стуле. Женщина в белом халате, шапочке и повязке на лице подошла к кровати. Больной лежал, прикрывшись простынёй до самых глаз. Он тоже спал. Осторожно взяла подушку с соседней кровати и плотно прижала к лицу парня. И тут загорелся свет. Неизвестная в испуге отскочила, уронила подушку и бросилась к окну. Дорогу ей перекрыл охранник. Никитин и Блинчик вбежали в палату. Больной вдруг тоже поднялся. Это был лейтенант Васин.

– А где Игорь? – удивленно прошептала женщина.

– Интересно, кто это у нас? – спросил Никитин, срывая с неё маску.

Перед ними стояла Светлана.

– Ну, рассказывайте. Что вы тут делаете? – обратился к ней Иван, – Чем вам помешал бедный жених?

И тут она сразу изменилась в лице. Злобно шипя, бросилась на капитана. Блинчик и Васин схватили её за руки. Усадили на стул. Надели наручники. Но та, извивалась, как змея и орала не своим голосом.

– Молчать!! – неожиданно рявкнул Никитин.

Девушка сразу как-то сникла. Опустила голову. И только плечи вздрагивали от рыданий.

– Спрашиваю ещё раз. Зачем стреляли, – повторил свой вопрос капитан.

Но та словно не слышала. Качалась из стороны в сторону и выла.

Охранник слегка приподнял её со стула. Встряхнул и снова опустил. Светлана перестала рыдать.

– Нашли бедного. Он всю жизнь качался как сыр в масле. А я перебивалась с хлеба на воду. Летом на ферме вкалывала, зимой в школе полы мыла. А денег всё равно не хватало. Какая у бабки пенсия? Ему папаша ни в чём не отказывал, а про меня даже не вспоминал. Эх! Поздно про него узнала. Хорошо, что Андреевна просветила. А то я собиралась с Игорем любовь закрутить. С братом. Бред. Тогда решила. Игоря уберу и явлюсь к отцу. Он с горя будет мне очень рад. Поддержу его. Вот и я стану богатой и счастливой, – почти кричала девушка.

– Дура ты, – не сдержался Блинчик, – Савельев тебе не отец. Не было ничего с твоей матерью. Она специально так сказала, чтобы насолить ему. А ты и слюни пустила. Чуть парня не угробила. Себе жизнь сломала. И Михаила подставила. Кстати как?

– Взяла бутылку со стола. Всыпала снотворное. Я знала, что он будет пить. Настю в сарай отвела. А сама к нему. Он уже готовый. Поменяла бутылки. Опрокинул ещё стакан и отрубился. Быстро взяла ружьё. Выстрелила. Вернулась и бросила оружие рядом. Приложила его пальчики. И бегом обратно. Успела почти вовремя. Никто ничего не заметил, – злобно объяснила она.

– Теперь всё ясно. Уводите её, – приказал Никитин, – Кстати. Игорь действительно очнулся. Надеюсь, что с ним будет все хорошо. Пора и нам по домам. Можно немного поспать. А ты молодец, капитан. Не дал невиновного отправить за решётку. Спасибо за помощь.

Иван пожал руку Блинчику и они покинули больницу. Юрий рассказал жене. Та не могла поверить, что Светлана такое устроила. Просто ужас. И всё из-за денег. А Блинчик только облегченно вздохнул. Он сразу не верил в вину Михаила. И был очень рад, что в нём не ошибся.

В деревне ещё долго обсуждали эту историю. Но вскоре все успокоились. Игорь поправился и вернулся к молодой жене. Михаил уехал к своей невесте в город. Светлану осудили на шесть лет. Савельев нанял ей хорошего адвоката.

Потянулись обычные дни. Блинчик скучал в своем кабинете, перебирая бумаги. И тут в дверь влетела Клавдия Ивановна Самойлова. Крупная женщина лет пятидесяти. И сразу начала кричать.

– Да сколько это будет продолжаться. Всю мою капусту выкопали. Я её сеяла, полола, растила, поливала. А теперь какой-то козёл всё сожрёт. И куда только полиция смотрит?

– Успокойся. Не кричи. Объясни толком. Какая капуста? Какой козёл? Кто кого сожрёт? – попытался разобраться Блинчик.

– Повадился кто-то мою капусту красть. То три кочана. То пять. Я даже ночью дежурила. Так он с другой стороны зашёл и опять три вилка съел, – пояснила Клавдия.

– Почему съел. Может, срезал и унёс с собой? – удивился Юрий.

– Как козёл может капусту унести? Он же не ёжик. В зубах что ли, – постучала по лбу женщина.

– Стоп. Почему козёл? Человек воровал? – спросил Блинчик.

– Не знаю. Может и человек. Только следы и какашки козлиные, – не унималась Клавдия.

– А у нас, что козлы дикие водятся? – охнул участковый.

– Нет. Это кто-то домашнего выгуливает на моём огороде, – ехидно парировала женщина, – Так ты будешь искать? Или нет?

– Ну, пошли. Посмотрим на следы твоего козла, – хмыкнул Юрий, вставая.

Дом Клавдии находился на краю деревни. У леса. Блинчик поднял валявшуюся кочерыжку. Она была не отломана, а срезана. А вокруг действительно козлиные следы.

– Интересно. У твоего козла железные зубы, как у саблезубого тигра. Срезал, словно ножом, – развел руками Юрий, – Надо обдумать.

– Пока ты будешь думать, я без капусты останусь, – возмутилась Ивановна.

– Не ворчи. Разберусь. Сколько кочанов украли? – спросил он.

– Да вот целый ряд. Около десяти, – уточнила Клавдия.

– Почти мешок. Так. Так, – задумался Блинчик, – Вечером загляну. Вместе покараулим.

– Вот спасибо. Буду ждать, – обрадовалась женщина, подмигнув.

– Ах, Ивановна. Не шали, – погрозил ей пальцем Юрий.

Завел мотоцикл и поехал в районный город на сельхоз рынок. Прошёл по рядам. Бабки торговали морковкой, молодой свеклой, луком, укропом, молоком и яйцами. Капусты не было. Он уже собирался уходить. Но тут увидел женщину с кочаном в сетке.

– Извините, а где вы молодую капусту купили? – обратился он.

– А там на последнем ряду мужчина продает, – махнула она рукой.

– Вот спасибо, – поблагодарил Блинчик и двинулся к продавцу.

В нём он сразу узнал местного пьяницу Тихона.

– Почем витамины? – вместо приветствия спросил Юрий.

Тот сразу как-то сник, но ответил.

– Рубль за кочан. Не дорого. Бери участковый. Жена щи сварит, – предложил он.

– И где ты их нарастил? У тебя огород давно бурьяном зарос, – удивился Юрий.

– Так это сватья попросила продать. Её капуста. А мне только двадцать процентов на бутылку положено, – соврал тот, не моргнув глазом.

– Ладно, ладно. Сколько ещё осталось? Я все заберу, – предложил Блинчик.

– Три штуки. Берёшь? – переспросил довольный Тихон.

– Беру, – кивнул Юрий.

Забрал капусту. Рассчитался. И ушел.

Вечером приехал к Клавдии. Они устроились за кустами у леса. Весь огород был как на ладони. Ночь была теплая. Но от земли тянуло холодом.

– Я старое одеяло взяла. И бутылочку с закусью. Чтоб не замерзнуть. Примешь на душу? – с хитрецой спросила Ивановна.

– Ты это брось. Я человек семейный. И на работе. А не то сама будешь козла ловить, – остудил её пыл Блинчик.

– Да ладно. Уже и пошутить нельзя. Но на одеяло садись. Земля стылая, – хмыкнула она.

Сидели долго. Тихонько переговаривались. Ночь. Тишина. Только где-то в лесу ухал филин. Да проносились со свистом летучие мыши. Блинчик уже пожалел о своей затее. Но тут послышались чьи-то шаги. Человек в длинном плаще и капюшоне осторожно крался вдоль леса. Подошёл к грядкам. Достал тряпку. Расстелил и осторожно стал на неё. Достал вторую. Разложил. Перешёл на неё. И таким макаром добрался до капусты. Вырвал кочан. Срезал ножом кочерыжку. Капусту сунул в большой рюкзак за спиной. Потом ещё три.

– Чего сидишь? Он так весь урожай уничтожит, – зашептала Ивановна.

– Не спеши. Его нужно брать с поличным, – тормознул её Блинчик, – Мы ещё не всё видели.

Тем временем вор закончил сбор урожая. Что-то достал из кармана и стал тыкать в землю. Потом сыпанул из пакетика. Очень интересно. Вышел на траву. Собрал тряпки. И тут Блинчик и Клавдия подскочили к нему. Мужик от неожиданности так и сел. Юрий включил фонарик. Вор поднял голову. Это был Тихон.

– Ах ты, гад! – напала на него Клавдия, осыпая тумаками, – Всю капусту перевёл. Чтоб ты подавился ею. Чтоб она застряла у тебя в одном месте.

Блинчик еле её оттянул. С трудом успокоил.

– Ты пойман с поличным. За воровство сядешь лет на пять. Понял? – грозно сказал Юрий.

– Всё понял. Всё отдам. До копейки. Только не сажай. Я ж помру в тюрьме. Клянусь. Больше не буду, – встал на колени Тихон, протягивая Клавдии помятые рубли.

Та сгребла их в карман и пнула Тихона ногой.

– Ворюга. Чтоб ты провалился, – сплюнула она.

– Так. Вставай. Ещё вопрос. Чем это ты тыкал и что сыпал? – спросил участковый.

Тихон достал из кармана сухую козлиную ногу и пакетик с несколькими козьими горошинами.

– Понятно. А вот и козлиный след. Беги и не оглядывайся. Ещё раз поймаю, посажу надолго. Ясно, – пригрозил Юрий.

Тихон вприпрыжку бросился бежать. Клавдия вдруг громко свистнула ему вслед. Блинчик громко рассмеялся.

– Ну, ты даешь, Ивановна! Не ожидал. Ладно. Пора по домам. Уже глубокая ночь, – сказал Юрий, – давай капусту донесу до сарая.

– Мне бы годков десять сбросить. Я бы ух! – повела плечами Ивановна, – Как думаешь, больше не придёт?

– Ты видела, как он скакал по лесу? Думаю, вряд ли, – успокоил её участковый.

Блинчик вернулся домой. Все уже спали. Осторожно прилёг рядом с женой. Та сразу прижалась к нему. От неё веяло теплом и спокойствием. Юрий облегченно вздохнул, сладко зевая.

– Эх! Всё же хорошая у меня работа.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 07.04.2023 в 13:36
Прочитано 148 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!