Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

"ВЛАСТЬ АБСОЛЮТА".(Мистико-эзотерическое фэнтези)

Добавить в избранное

От автора


Ну вот, говорил не напишу новое больше фэнтези…Воистину пути Господни неисповедимы. Оказалось, я ошибался.

И так… От автора:

Кто-то скажет, что написал я какую-то чушь. Может, кому-то и понравиться все это. Но, я и сам не ведаю, как смог такое сотворить своим необычным разумом и руками. Просто взял и написал.

Думайте, и судите, как хотите. Ваше право.

Вполне возможно, это не самое мое удачное даже произведение из всех, что я написал. Но ему стоило появиться в любом случае.

Это просто авторская выдумка, как и у многих других писателей, кто умеет хорошо фантазировать и выдумывать, что-то интересное и захватывающее воображение.

Эта повесть как еще одна моя работа «Уровень четвертого плана», мало, кому будет, наверное, понятна. Но, она появилась на свет и теперь живет и существует.

Богобоязненные люди к такому отнесутся, вообще с крайним жестоким пренебрежением и осуждением. Это их право. Возможно, они правы. А вообще, может, и даже нет. Ибо никто не знает о том, что за пределами нашего мира. А столько уже работ посвященных этому, как и самих павших на сторону такого, вероятно греховного непростительного искушения писателей.

Я рискнул тоже. Создать нечто, вообще необычное, что не совсем поддается здравому расчетливому человеческому рассудку. Суметь оторваться от самой реальности и улететь в мир фантазии, сказок и выдумок. Наверное, это тоже такой природный дар. Каким обладали Говард Филлипс Лавкрафт, Клайв Баркер, Роберт Блох и Эдгар Алан По.

Им отдельное от меня спасибо. В моем же случае, думается в любом варианте, найдутся те, кому такое будет любопытно к прочтению.


С уважением к читателю автор Киселев А.А.


Кто вкусит любовный эликсир желаний

Тому, отворятся запретные врата

И в бездну вечности откроются объятья.


Вступление: Изгнанник


В этом мире нет даже света. Полная темнота и чернота холодного мрака. Этот мир далекий от самих ярких звезд и крайне отдален от всего вообще живого. Этот мир, мир изгнанников, обреченных на полное длительное и практически вечное одиночество и скитания по этой черной бездне без верха и низа. Без крайних границ и пределов.

Этот мир, мир отвергнутых высшими силами и забытыми на веки вечные по велению самого Бога и Небесного Совета. Мир вечного забвения.

Тут только те, кого сослали сюда и бросили навсегда. И таковых было тут немного. Но, именно он, был не тем, кто на самом деле был.

Он сам избрал свое место заключения, когда был осужден, но получил право своего выбора. Умереть или уйти в мир вечного изгнания.

Он был тем, кто безумно любил Бога. Своего Создателя, доверившего ему, как и многим его собратьям, рожденным на земле саму драгоценную человеческую жизнь. На пути перерождения в чистое, и светлое. По пути множественного перерождения путем реинкарнации и на пути становления истинным светом и силой Небесного воинства.

Но, как и многие такие, как и он сам, сошли с этого пути и утопили себя в черноте земного греха и пороков. И путь таковых лежал лишь через муки Ада или к пути полного исчезновения и развоплощения в ничто, и полной гибели души и духа.

Его судили. На Небе. Через это проходили и до сих пор проходят все грешные души, перед тем как вернуться либо назад в мир людей для отработки своей кармы в этакий исправительный лагерь и некоего духовного развития для более высшей формы и исправления, Чтобы занять более высокий ранг и уровень нового воплощения. Но лишь немногие способны к такому и достигают такого, пройдя свой путь порой целыми тысячелетиями в земных смертных мучительных скитаниях под надзором нижнего уровня самих Ангелов хранителей и крылатого Совета, что был надсмотрщиком над земным миром людей и падших греховных душ.

Его судили на этом Совете. И решали его дальнейшую судьбу грешника. И в отличие от других упавших на сторону черного греха, ему дали последнее слово. Ибо он много говорил о любви. Чистой любви к самому Богу, не смотря на свое низкое падение подобное падению самого Люцифера. Ибо отвергнутый из Рая Многоликий и Многокрылый Светоносный Серафим был любимцем самого Великого своего Создателя и Отца. И именно был свергнут в сам бездонный Ад за свою любовь и преданность ему. Осужденный как некий предатель и изменник Небес, лишь за то, что не захотел признавать ряд новых правил самого Бога. Лишь за то, что решился создать свой новый мир. Более свободный в правах выбора без диктатуры и, по его мнению насилия над человеческими душами.

Они были как ни странно похожи. И это было странным.

Он также любил своего Великого Отца и Бога. Он почитал своих земных родителей. Он старался вообще любить все и всех, хотя претерпел массу в земной жизни неприятностей страданий и боли. Порой совершенно не заслуженно и даже возможно не справедливо. Но он любил, любил его Бога и сами Небеса, что скинули его в темноту греха и мрака на землю. Где он низко пал. Будучи не способным, противостоять этой черной губительной силе мрака и холода.

Он сам обвинил их в этом на своем суде. Он не хотел такой своей участи, но раз был рожден как человек, то и путь его должен был лежать по этому пути. Так все решили за него. И теперь его судили за грехи совершенные в земной жизни. Но в отличие от многих осужденных сегодня и приговоренных к полной своей смерти, дали этой заблудшей человеческой душе последнее слово обещая выполнить его последнюю просьбу.

Ему, не как другим, многих заблудших окончательно и безвозвратно на пути исправления человеческих душ, неожиданно даже для крылатых сидящих вокруг большого судебного стола Ангелов, дали право выбора своей участи.

И он выбрал. Вместо смерти, вечное изгнание. Путь Вечного Забвения. И ему странным образом уступили. Эту возможность отстоял за него его личный приставленный к его духу и душе Ангел хранитель, что вымолил снисхождение ему ценой своего понижения в своем ранге. Могло быть и хуже. Ибо это была и его вина и недосмотр за падшей человеческой душой. И лишь чистая и безграничная жертвенная духовная и безгреховная любовь его к самому Создателю и Богу спасла их обоих. Те, кто судили их двоих на том суде, знали и видели это. Ибо это все, как и все грехи, и пороки тут нельзя было утаить. Ни солгать и не уйти от любой ответственности. Но, решение было принято, и его сослали в полное вечное изгнание. В мир вечного забвения. Туда, куда попадали лишь немногие. Как Ангелы, так и Архангелы, что были лишены всех званий и регалий, любой своей силы за грехи и пороки, что сгубили их самих. Те, кого нельзя было испепелить и уничтожить, ибо они были бессмертными и вечными как сам Создатель и Бог, но нельзя было сослать и в сам огненный Ад. Дабы тот был уже переполнен таковыми еще при бунте Люцифера. И вот исключение получил и он. Казалось бы, простой с первого взгляда земной человек. Но в душе своей был не совсем такой как все люди, как и те, кто осудил его на эти муки в мире Забвения и черном мраке далекой от всех миров Вселенной.


Совет круглого стола


- Я признаю свою вину, как Ангела хранителя к своему подопечному – произнесла Ариэль - Я виновна в том, что полюбила его и в порочной с ним состояла, какое-то время близкой связи. Но, прошу наказать лишь меня. И не подвергать смертному наказанию его. Я не выполняла правильно свою положенную работу. Это моя вина и только моя. Я слишком была беспечна и увлеклась своим подопечным, потворствуя его мыслям и всем соблазнам и его прихотям. Но, поверьте мне, его дух и душа настоящего такого же, как и мы Ангела.

- Как это, вообще могло случиться? Ответь нам, Ангел грешник, Ариэль. Ты Ангел Неба и его личный проводник среди мертвых и живых. Как ты не смогла сразу рассмотреть такое? – произнес укоризненно главный судья и обвинитель, главный среди суда присяжных Ангел Архерим.

- Его человеческий облик, лишь была иллюзия и земное воплощение - произнесла Ариэль. И, наверное, уже не одну жизнь. Я лишь узнала, что он уже не такой уж молодой в своем новом очередном человеческом воплощении. Его сам дух был надежно скрыт от меня. Его сам возраст, который известен лишь думаю самому его Создателю.

- Интересно – произнес Архерим и в зале среди Ангелов раздался негромкий ропот.

Он окинул всех своим взором и произнес второй раз – Интересно – добавил он - И мы, почему-то этого тоже не знали.

- Он одиночка в своей земной реинкарнаций – произнесла подсудимая Ариэль – Он, не мог ужиться в своем воплощении ни с кем и даже с самим собой. Он, просто рвался к Небесам и погибал у меня на глазах. Я обязана была ему хоть как-то помочь.

- Помочь. Зачем? Земная жизнь каждой живой сущности есть само испытание и самообучение путем различных в человеческой судьбе лишений. Что является путем к длительному очищению от грехов и становление к развитию духа и души – произнес Архерим –Такой путь у всех людей к более высшей форме развития. Так установил сам Создатель Вселенной. Что же твоему подопечному мешало в этом. Его лишь надо было правильно направлять на пути истинные и только, Ариэль. А ты решила, как видно по-своему соблазнившись его любовью смертного. Впав сама в плотской смертный грех.

- Мой судья - произнесла Ариэль - Он становился все более ассоциален. Ненавидя все вокруг. Он все больше отдалялся от самого человеческого общества на земле и самих людей. И нужно было, что-то делать пока не произошло чего-то непоправимого и губительного совсем с его душой и духом. Я хотела как лучше, судья Архерим – произнесла Ариэль.

- Как лучше. Но, причем тут Ангел? Ты упомянула, если нам не послышалось, что он тоже Ангел - произнес второй из судей и приближенный к Архериму Ангел Рамиил.

- Неважно сейчас, пока это, Рамиил – ответил тому третий судья после Архерима, Ангел Замиил - Важно, что наша Ариэль занималась любовью с этим смертным человеком. И судим ее сейчас тоже, как и его. И мне это горько и крайне неприятно. Особенно слышать от нее все еще о любви к этой заблудшей в своих пороках сосланной в мир забвения душе.

- Может, зря мы сослали его туда - произнес еще второй Ангел Неба и судья, и второй после Архерима Рамиил.

– Это хорошо, что этого еще пока не ведают Архангелы нашего Небесного ордена, Гавриил и Михаил. Я хочу надеяться, что вопрос будет, разрешим в тайне и без ненужных лишних пустых дискуссий и присутствия наших верховных командиров и повелителей. И всех Архангелов Неба и земли. Особенно Гавриила. Всем известно, какой тот реакционист по отношению к грешникам, как к земным, так и Небесным.

- Не думаю, что они не в курсе событий, Ангел Архерим - внезапно произнес всеми четырьмя ртами на четырехликой голове, сидящий на главном судейском Небесном замковом Троне главный Херувим Аридай – Хотур- Амидас - Мы им сейчас не дали просто голоса. И наложили запрет на все судейские с их стороны судебные решения от имени нашего общего Повелителя Бога. Это судебное, крайне исключительное дело, требует нашего непосредственного вмешательства с его личного разрешения. Мы ради этого прибыли сюда с высших миров, чтобы эти двое в жарком порыве своем к повышению и высшему быстрому вознесению не натворили безрассудства и других бед.

- Благодарю вас, Владыка Аридай – Хотур- Амидас – произнесла Ариэль, встав перед ним на свои женские ангела колени и опустив свои белоснежные большие за спиной крылья.

- Зря благодаришь меня, Ангел Ариэль. Хоть, я твой был всегда заступник, но ты совершила клятвопреступление за которое жестоко карают. Он ведь твой подопечный. Но, я также понял, что он, крайне необычен. Он шел от всех земных людей своей дорогой и своим личным только присущим ему опытом. Неся свою любовь и преданность самой любви ко всему живому и самой жизни. И стыдно было бы вам Ангелы этого не заметить - произнес Аридай – Хотур- Амидас - Но грех, есть грех. И всем понятно, что ты будешь отстаивать его права и саму жизнь даже ценой своей жизни.

- Потому, что он не совсем простой человек как другие, мой Владыка Аридай – Хотур- Амидас . И я люблю его. Сильно люблю. И не жалею, что полюбила его и занималась с ним любовью – произнесла Ариэль.

Среди рядов ангелов сидящих вокруг стола за спинами главных судей кольцом и в круговую на возвышенности своих мест, раздался громкий возмущенный ропот и заметное волнение. Но главный Херувим Аридай – Хотур- Амидас был спокоен и выдержке безупречен, как и его два собрата и подручных Небесных Херувима стоящих рядом у Главного Ангельского замкового Трона. В отличие от самих Ангелов, они не подали даже вида на речи Ариэль.

Все молчали, но вид их был ужасен, и гнев был безмерен.

– Да, и он достоин особого близкого внимания со стороны Ангелов. Его душа…- продолжила и произнесла, оборвав свою речь внезапно Ариэль, потупив свой взор синих красивых глаз, уставилась в каменный пол огромной судебной залы Небесного ангельского замка.

- Что его душа? - произнес Херувим Аридай – Хотур- Амидас - Действительно душа Небесного Ангела?

- Он раскрылся мне в той близкой своей любви. У него, просто нет, почему-то своих Ангельских крыльев - Ариэль ему ответила – Он, по каким-то причинам был изгнанником с Небес. Лишь при близком личном с ним контакте, мне открылось все это. Он будто был защищен, чем-то или кем-то Свыше. Кем, как не самим Богом. И он, жертвенно любит самого Бога. Я видела это все в нем. Он готов ради этой любви на все лишения. Я узнала от него об этом. Я видела, кто он. Видела все изнутри его духа и души. Это жило в его мыслях и все сквозило из его уст в моих с ним беседах. Мы слились в единое целое, и тогда мне стало доступно все. Его помыслы и рвения. Все свои жертвы он посвятил своему Создателю и жило лишь ради Него в этом земном мире и в своем перерождении. Не ради саморазвития, как другие люди и прочие создания в своих воплощениях, а ради Великой Небесной Любви к Богу. Он отказался от всего ради этого. Преступление ли это мне неизвестно. Но, любовь к Создателю и Творцу Вселенной, просто безгранична.

Замковый Небесный Ангельский зал, заполненный Ангелами мужчинами, просто весь взвился в воздух и опустившись вниз на свои места, зароптал. Они в потрясенном ужасе запереглядывались и были растеряны. За закрытыми дверями замкового зала раздались такие же волнительные возгласы женщин Ангелов.

- Вот, значит как? – произнес, вопросительно Архерим. Он был обескуражен такими словами Ариэль.

Замковый зал, заполненный огромным количеством крылатых Ангелов, разных каст и сословий, снова зашумел. Раздались голоса многих из них – Миссия! Миссия! Новый Миссия!

- Тихо! Полная тишина! – произнес, громко и резко Архерим –Нам это стоит еще выяснить!

А его судейский коллега и второй судья Небесного суда Ангел с серыми крыльями и в серой одежде Рамиил продолжил – Странно, но мы не увидели в подсудимом ничего такого. Странно. Может, мы рано сослали его в полное изгнание и далеко отсюда. Может, следовало их обоих послушать здесь. А потом уже отправлять кого куда.

- Их надо было вместе сейчас судить, а не по отдельности - произнес утвердительно и поддерживая Рамииила, Ангел с черными крыльями и в черной одежде Замиил.

Рамиил встал со своего судейского трона и резко и громко произнес Ариэль – Ариэль, ты такая же стала порочная, как и он, этот смертный грешник! Ты сама признаешь, что состояла с ним в близких сношениях, что крайне, недопустимо среди нас и своими подопечными!

- Замолчи, Рамиил! – прервал его главный среди всех и судейского стола Ангелов белокрылый в белой одежде Архерим – Как ты смеешь встревать, когда говорит сам Херувим Аридай – Хотур- Амидас.

- Ничего, Архерим. Дело необычное и до крайности редкое – произнес Херувим Аридай – Хотур- Амидас - Я понимаю вспыльчивость твоих подчиненных и гнев Небесного суда. Три великих клана и сонма Небесных разнокрылых Ангелов. Разных по своему духу и силе. Много мнений и споров. Отсюда и такая несдержанность. Моего гнева здесь и сейчас не будет, ни к кому из вас и самой подсудимой. Успокойтесь все и продолжайте свой суд.

И главный судья, и обвинитель Ангел Архерим продолжил. Встав со своего, места в середине сидящих по краям круглого стоящего кольцом в огромной замковой судейской зале Небесного Замка стола Ангелов судей. Посередине которой была облачная площадка, отведенная исключительно для осужденных, где стояла на коленях с поникшей головой, сама павшая в любовный плотской грех Ариэль.

Сейчас судили только ее, Ангела Неба и Ангела хранителя. Судили Ангелы мужчины, не пустив в зал Ангелов Женщин, что толпились за высокими дверями и не имели права на суде голоса. И могли заступиться за свою коллегу женщину. Это половое неравенство. И даже здесь среди Ангелов. И лишь потому, что Ангелы женщины были более мягкие и понимающие к своим подопечным на земле. Какой была и сама Ариэль. Но на суде им редко разрешалось присутствовать.

- «Какая несправедливость» – подумала Ариэль - «Ко мне к моему подзащитному. Если бы не личное заступничество главного на суде Ангела Архерима, что все же больше мне сочувствовал, как и каждому подсудимому в отличие от Рамиила и Замиила. Он не попросил бы сам забвения, что приятно удивило всех здесь, то возможно его бы осудили, куда более жестко и безжалостно. Как это было не справедливо» – она думала сейчас - «Ангелы женщины. Они бы, заступились, вероятно, за нее именно как женщины, что в чистой Небесной любви больше понимали, чем Ангелы мужчины».

Ариэль не знала сейчас, где он. Ее близкая страстная любовь. Ее земной любовник и грешник, соблазнивший ее женскую Ангельскую душу. Но, она любила его. Сама не ведала почему? Но любила. Ибо и он любил ее, хоть их и разлучили и возможно навеки. Наверное, это было ее испытание Свыше, как Ангела. Как, когда-то Божьего Сына. Тоже Ангела Неба, что был людьми распят на кресте как какой-либо грязный и омерзительный преступник. А по факту лишь за то, что любил Бога. Своего Создателя и Отца.

Они все знали все. Ничего не утаить и не спрятать. И этот Херувим Аридай – Хотур- Амидас сейчас пристально смотрит на нее, и она не знает, что тот думает. Ибо Высшее сословие и их разум ей как обычному Ангелу Неба не доступен. Его прожигающий насквозь этот взор восьми разных глаз, просто губителен. Но сейчас этот взор для Ариэль несколько иной и не такой смертельный. Старший среди Херувимов. Приближенных, более высокого уровня и к самому Богу. К верхним уровням Небес, кругам Серафимам. К Силам, Властям, Престолам Аридай – Хотур- Амидас, о чем-то сейчас думал. Он, что-то все же ведал и знал. Чего не ведают и знают все Ангелы нижних близких к земным пределам Небес.

Она также знала, что все теперь будет, не так все просто. И готова была уже ко всему. Наказания не избежать и ей. Следом за тем, кого безумно сама любила. Но за такую любовь можно было и пострадать.

- Грех твой, Ариэль очевиден и это факт. Это требует особого рассмотрения советом, но я бы не был столь жесток и строг к ней. Ее подопечный чист в своих намерениях и любви. Он грешен, это верно. Но его любовь не порочна и чиста. И, поэтому я, также согласен на затворническое вечное его изгнание. Немногим разрешается такое. И Ариэль не причем. Она лишь была его спутником после человекоподобной реинкарнации на земле. Она честно выполняла свои возложенные на нее обязанности вплоть до смертного часа ее личного клиента. Сопроводив его сюда после смерти. Правда, суд на несколько небесных лет затянулся в порядке очередности.

- Надо вернуть изгнанника обратно и судить надо обоих безотлагательно и вопреки всем очередностям. Это все из ряда вон выходящее преступление!- произнес, возмущенно громко самый реакционный и вставший из сидящих в окружении судейского стола Ангелов Ангел Умбриэль - Судить обоих.

- Замолчи, Умбриэль! – резко оборвал того главный судья круглого стола Ангел Архерим – Ты еще не судья, чтобы принимать такие решения!

- Я решительно против всего сказанного?! Грех очевиден! Но наказание слишком жестоко по отношению к двоим влюбленным! - возмутился ему там же сидящий в рядах Ангелов, и постоянно конкурирующий во всем с ним Ангел Уриэль.

– Что это такое, как не грех и очевидное преступление! - возмутился, снова Умбриэль, как самый уважаемый среди большого сонма Небесных Ангелов, самый чтящий свою Ангельскую честь и все своды законов Неба! Тот смертный еще осмелился протянуть свои любовные порочные мысли к самому нашему Богу и Создателю! Это просто возмутительнейший грех из грехов!

Архерим хотел уже даже прогнать этих двоих из зала суда, как четырехликий, сидящий на троне во главе стола в ярком свете небесного огня шестикрылый Херувим Аридай – Хотур - Амидас, самолично и резко прервал спор спорящих - Хватит, разводит здесь ненужные бесполезные споры. Сами видите, они ни к чему не ведут, как только к распрям и ссорам. Я решил так.

И Аридай – Хотур- Амидас, подняв правую свою огненную руку и вытянув вперед и в сторону ангела Ариэль указательный палец, произнес - Грех и того, и того очевиден и непростителен. Это факт. Но, любовь не является преступлением, если она чиста и непорочна в своей основе. Если не влечет ничего пагубного всему живому, как на земле, так и на Небе.

В рядах Совета Ангелов пронесся заметный беспокойный возмущенный ропот.

- Я решил так. И спора не будет – произнес шестикрылый огненный Херувим Аридай – Хотур- Амидас - Пока оставим все, так как есть. Один пусть находится в изгнании. Второй под арестом здесь на Небе. Я доложу все Верховному через своих более высокопоставленных посредников и приближенных к Всевышнему. И он решит судьбу их каждого окончательно, раз вы решить ничего не можете. Я считаю, так будет правильней. Ибо избежать вероятных ошибок и неприятностей в дальнейшем. Бог сам рассудит и решит, как нам всем быть. А пока, пусть будет, так как я сказал.

Стоящие подле Небесного Трона еще два Херувима Агрес-Арибус -Токур и Титус-Касис-Ограс, молча, склонив свои четырехликие головы и удовлетворенно расправили в стороны свои шесть крыльев, снова сложив их вместе.

- Мы покидаем суд и совет и удаляемся вверх для доклада и получения соответствующих распоряжений – произнес Херувим Аридай – Хотур- Амидас - Пока все прекратить и завершить суд над Ангелом Ариэль. Все остается, пока так как есть до дальнейших наших распоряжений.

И окутавшись ярким ослепительным световым сиянием из лучей золотого света, три Херувима растворились в самом воздухе замковой залы, оставляя главный судейский огромный трон пустым.


Тот, кто низко пал


Любовь, что такое любовь? Да и много ли, вы знаете о самой любви?

Лично для него это было настоящим откровением и страданием, что перенес он и его душа в земных пределах той тюрьмы, в которой ему довелось жить и страдать. Но эту любовь, он пронес через все, и с ней оказался именно здесь среди мрака и полной темноты. Наедине со своими плотскими испорченными грехами, одолеваемый своими прижитыми в процессе земной жизни искусителями демонами и лярвами. В каждодневной борьбе с ними за свой разум и душу. Его Ариэль помогала ему как могла. Ариэль вела его по этой земной жизни и спасала от всего зла окружающего своего подзащитного.

Но, Великий Бог не услышал его молитв и его любви к своему любящему его просто безгранично созданию. Если не смог до сих пор услышать молитвы к нему. Ни внимания Высших Сил, ни прощения. Вечное забвение. И вечное изгнание отовсюду. Без права пересмотра дела и самой участи. Твердо и жестко. Лишив любых возможностей на помилование. Ни Ангелов, ни Хранителей. Ни друзей, ни врагов. Даже мучителей демонов палачей в этой черноте и мраке. Только свои грехи и личные муки. То, что было на земле. Теперь осталось и здесь. И порой ему казалось, что изгнание тоже не выход. Что это была его очередная совершенная ошибка. Вечная каторга или гильотина. Что все же было бы лучшим сейчас для него?

Боже! Он готов ради любви к своему родителю отдать все. Жизнь. Свою сложить под топором палача или меча голову, лишь бы он простил его за все. И, возлюбил также, как любит он его. Пасть жертвой Вселенской любви к своему Создателю. Кто бы он, не был. И кого он и в глаза не видел. И вероятно даже не знает о нем. Этом грешнике земном, любовь которого скрывают эти все, что осудили его на эту каторгу по его же воле и желанию.

Знает ли Бог о нем? О его любви к нему? Достоин ли он, вообще прощения за это? Ведь такая безудержная и духовная любовь для них является тоже грехом за свою безграничную неумеренность и в их глазах порочность. Имеет ли он как человек право, взывать в любви такой к самому Верховному Создателю.

Кто он такой, чтоб на такое пойти? Он теперь, просто человек. Дошел до уровня человека, но выше пока не смог. Просто теперь заблудшая порочная душа и дух. Осужденный и заключенный во мраке ледяного безграничного холода. Сбившаяся с пути окончательно душа. И достойна, ли внимания своего Бога?

Но, он рвался к нему. Он хотел его увидеть. Пусть последний раз в своей жизни. Даже, если придется ослепнуть навсегда и сгореть в пламени его жаркого света как в огненной печи. Превратившись в серую пыль.

Он любил Бога. Но этого как для человека было очевидным недостаточно ему. Процесс жизненного перевоплощения в некое иное или светоносную сущность был прерван. И это было непростительно. Возможно, он мог стать одним из самих Ангелов или даже самих шестикрылых и многоликих Серафимов и Херувимов. Возможно, он даже был духовно рожденным именно таковым. Когда-то и очень уже давно. И были даже крылья. И место подле самого своего Создателя и Бога. Когда-то. Пока не опустился до уровня человека. Развоплощение не доведенное до полной гибели духа и души.

Кто он? Кем был когда-то? Он не знал и не помнил. Но ощущал, что он необычен и не человек. Но кто? Да узнает ли он, когда-нибудь?

Всему виной эта его любовь. И они, эти с крыльями в Небесном Совете, не смели прикоснуться к нему из-за этого. Они видели эту идеальную по чистоте и страсти любовь, что могла, как породить, но побороть все его грехи, но порождала новые пороки и даже полное безумие. И было лучшим его сослать в долгое и практически вечное изгнание. И их было за это большинство. Просто, чтобы не путался под ногами и все. Приставив в знак наказания за ним присматривать доверенного личного Ангела хранителя, что мог время от времени посещать заблудшую в своей же любви и жертвенности человеческую душу.

Он молил и просил на Совете о Боге. Он надеялся, что его прошение и голос долетит до тех заоблачных Небесных далеких сфер и Бог Создатель услышит его, простого падшего в грехи человека.

Но, все пошло иначе. И Создатель не услышал его. А может, его молитвы, так и не дошли до него находящегося за пределами этих всех миров в более высоких мирах и за границами всего сущего и несущего. Там, где крылатые лишь лики и огромные вращаются Небесные колесницы с глазами среди светящихся блеском золота огромных клубящихся облаков. Среди самых ярких звезд и самых далеких планет. В мире жаркого светоносного всепожирающего огня, куда доступ запрещен даже самим приближенным к земным пределам Ангелам и Архангелам. Ибо тот нестерпимый огненный светоносный жар даже безгреховным сущностям крайне опасен. Он ослепляет их своим смертоносным светом и опаляет их расправленные крылья.

Он здесь был лишен всего. Пола, возраста и даже фамилии, отчества и имени. Он был просто дух, с виду еще напоминающий живого человека. Он здесь был просто никем и ничем в состоянии изгнанника. В этом мире отдаленном далеко от мира Ангелов и мира самого Господа Бога. Один из немногих сосланных сюда.

Он думал, что это его вечный бессмертный конец, как самого духа и его собственного разумного Я. Могло случиться развоплощение, но еще неизвестно, что хуже. Но, закончилось все этим. Просто живой дух. Сейчас в ссылке и изгнании, блуждающий по миру холода и темноты, точно в некой ночной пустыне, где нет практически никого на многие-многие мегакилометры пространства.

Он не знал, что там сейчас твориться все еще на том суде, где судили его любовницу и заступницу Хранителя его духа и души Ангела Ариэль. Что она заступается все еще за него и сама готова понести суровое наказание за свои содеянные вместе с ним грехи.

Он в этой практически полной холодной темноте, совершенно сейчас не лицезрим обычными глазами, и не видим. Лишь слабо различимое колебание сильно разреженного воздуха и самого черного беспросветного пространство. Местами в прорывах и заполненных черной опасной материей самого инфернального хаоса.

Тут нет даже звезд. Ни планет, ни лун. А главное, нет самого горячего солнца, чтобы хоть что-то согреть вокруг себя.

Этот мир, мир навсегда отверженных и забытых.

Он однажды встретился с таким же, как сам, смертным духом, сосланным в ссылку и вечное теперь бессмертие. На эту запредельную каторгу и забытым, навсегда еще до него за пару веков ранее. Таким же лишенным всего. Пола, имени, фамилии и отчества. Ни рода, ни племени.

Тот ему сказал, что тут еще есть таких же, как они двое, душ примерно двадцать. Только с ними повстречаться будет делом нелегким. Да и если, будет вообще желание. Часть из них которые попали сюда в изгнание еще ранее, даже сошла тут с ума в практически полном одиночестве, выискивая в полной темноте друг друга, и не надеясь, вообще, кого-либо увидеть и встретить.

Его спасла от полного уничтожения как самую неисправимую душу лишь любовь к Богу. Погрязшая в грехах и пороках человеческая душа жертвенно любила своего Создателя. Это было просто необъяснимо, там, в Верхах Неба. Даже сами ангелы не могли такого понять и признать. В этой любви они не нашли ничего порочного и греховного, но все же осудили его за связь с Ангелом Неба Ариэль. Обычно тот, кто вершит свои пороки и грехи ничего с Богом не имеет общего. Да и любить его уж точно не может. Лишь изображать эту любовь. Как многие церковники, прикрываясь истинной Верой ради своей власти над людьми. Да и сам народ, и люд земной, если верит в Бога, то эта вера совершенно пустая и бесполезная даже им самим. Она ведет лишь к рабскому подчинению своим хозяевам в земных церквях и храмах, где давно уже нет Бога. К крестовым грабительским походам во имя Бога и прочим даже смертоубийствам во имя этой Веры.

Но, не в случае с ним. Он был иным. Он был другим. Погибшим за любовь к Богу. В пьяной кабацкой потасовке в споре за его существование, которое отвергалось и подвергалось насмешкам. Он стал жертвой за Веру. Но, причиной было, все же, скорее всего и то, что его дух не был совсем даже человеческим. Именно это и привело его на суд Ангелов. Они испугались, увидев все истерзанное неизлечимыми страданиями и болью нутро его души. Они испугались той чистоты, что узрили Ангелы Неба внутри него. И тот странный яркий горящий в нем недоступный им огонек чего-то иного и живого. И эта бесконтрольная неудержимая любовь. Этой любовью, он искупал все остальное. Но, эта любовная порочная связь с Ариэль. Это камень в их огород. Вот поэтому, его сослали сюда, продолжая решать его судьбу и участь те, кто правит земным миром.

Он был духовно чист и непорочен. Он любил все и всех. Он отвергал зло в любых его проявлениях и формах. Он был непримирим с ним, когда видел это. И был благосклонен к проявлению доброты и любви. И Ариэль это поняла раньше других. Так как была его личным Ангелом Хранителем. Женщина Ангел.

Он, вспоминал часто о ней. О, их близкой головокружительной любви. Которую там, в Верхах посчитали порочной. Она снизошла к нему до такого, ибо влюбилась в него. И именно она, поняла, что он не совсем человек, а нечто, куда больше, так как его любовь к Всевышнему светится внутри яркой чистотой и безгреховностью. Именно душевная любовь к Богу. Вот только Создатель Вселенной ему до сих пор так и не отозвался ни разу. И тогда, он пошел по наклонной, возненавидев все вокруг. Презирая все и всех. И самого даже себя как человека. И это стало неостановимым. И как Ариэль не пыталась контролировать и остановить все это, не смогла.

Он должен был уйти на новый более высокий духовный уровень к пути нового перерождения в более одухотворенную сущность и разум. В более тонкие миры. Возможно, путь развития в реинкарнации земной уже был для него весь пройден. Но эта безудержная рвущаяся из него ярким жарким пламенем любовь была губительна для него самого. Он ее с трудом мог контролировать. Он не мог остановиться, и как одержимый своей безнадежной губительной идеей рухнул с небес на землю и в самую ее грязь и пыль.

Он рвался и стремился в той любви к самому Богу. Рвался в яркий смертоносный для него свет как мотылек к пламени свечи. Но, нужна ли была та любовь его Богу.

Он хотел увидеть его. Пускай, он тот, кто низко пал в своих мыслях и желаниях. В нестерпимой жажде недозволенного и запретного. Пускай всего лишь раз. Даже, если все закончится для него плохо. Но, он хотел этой встречи с Создателем и был, как и многие лишен этого права. Так как между Богом и такими как он стояли сами непобедимые Небеса.


Запретный плод очень сладок


- Ариэль – он позвал ее – Ариэль, любимая.

Он посмотрел по сторонам, ничего не видя вокруг себя, и продолжал, куда-то идти. Не торопясь, ведь спешить теперь особо было некуда.

Кругом темнота, хоть выколи глаз. И никого кругом.

Он у берега какого-то большого заросшего камышами озера. С черными берегами и водой, в которое как он понял, нельзя было заходить. Переступить прибрежную черту как некую границу. Почему? Он не знал, но ощущал это.

Он прошел сквозь какой-то темный лес из таких же черных сосен, где обитали какие-то жуткие тени и существа, что не тронули его, а обходили мимо, громко воя и рыча. Он прошел через пустыню, что казалась безбрежной. С черными песчаными высокими с пустынными змеями барханами. Его преследовали долго, какие-то в черном воздухе голоса. Мужские и женские. Но, он не обратил на них своего внимание.

Кто это был? Тоже он не ведал и не знал. Наверное, те самые сумасшедшие заблудшие незримые души, что жили уже тут давно.

- Не удивительно, что тут мир сумасшедших душ – он произнес вслух.

Тут, наверное, многие изгнанники подобно ему и сосланные ранее его уже все чокнулись в этом мире ссылки вечной и забвения. А ему нужен был снова кто-то, с кем можно было бы пообщаться сейчас и поговорить. Те, кого ему удалось встретить в этой темноте, ушли своей дорогой и особо с ним не задержались. Они, почему-то искали отсюда выход. И это было их главной целью теперь. Может и ему также придется делать.

- Ариэль - он, произнес, снова вспомнив о ней, вспомнил о Боге.

Он остановился и упал на колени. Склонив свою голову, стал совершать свои молитвы и звать его. Он хотел, чтобы создатель услышал свое создание. Пусть грешное, но любящее его преданной любовью.

Ему вспомнилась та древняя история про первых падших людей, выгнанных из самого Рая. Адама и Еву. Первых изгнанников на землю. Было такое ощущение, что он присутствовал при этом когда-то. Про искусителя и самого падшего из самых старших Властителей Верхних Сил Светоносного многокрылого Серафима Люцифера.

- Он, ведь тоже любил своего Бога – произнес негромко он – Но почему Бог не простил его за его вероятные все ошибки. Может и его за что-то не прощает. Но, что я сделал, что? Неужели моей преданной любви ему недостаточно. Я тут один и Ариэль пропала совсем. Любимая, кто я? Ты хотела открыть мне эту запретную тайну, но не смогла почему-то. Наверное, побоялась. Ты поняла кто я. Ты все поняла, когда мы сблизились совсем близко и любили друг друга. Ариэль – он произнес и замолчал задумчиво побрел дальше, лишь закрыв свои синие наполненные скорбной грустью и даже обидой глаза.

Он боялся сейчас только одного, что не увидит ее. Не узнает ничего вообще и никогда. Так и сойдет тут как другие души, с ума, оставшись тут навсегда никому не нужным и забытым.

- «Может, все же смерть духа и души была бы лучшим вариантом для меня» – подумал сейчас он –«Эта ссылка куда хуже. Я предпочел бы даже гильотину, лишь бы сразу и совсем. Раз, Бог не отозвался на мои просьбы и молитвы. Раз, Ариэль исчезла навсегда».

Он не знал, что с ним происходит. Кто он сам и почему его так тянуло к своему Создателю и Творцу? Все сильней и сильней. И эта страсть и любовь, просто росла и росла, мучая его и изводя мучительной болью внутри, вырываясь наружу. Даже если это был грех, но чудовищно приятный и сладостный.

- Отец мой! – он произнес громко - Я знаю, запретный плод очень сладок! Но, почему, почему во так все со мной?! Почему, Ты оставил меня и не отозвался на мои призывы?! Я люблю тебя даже здесь и не могу с этим ничего поделать! Ариэль, хоть ты отзовись!

Он упал на колени. А потом, совсем в отчаянии на спину, раскинув в стороны точно на распятье и кресте свои руки.


***

Суд над Ариэль завершился. Поступило Свыше распоряжение ее отпустить. Господь не увидел никаких прегрешений за ней. Близость с сосланным в изгнание осужденным ей не стали вменять в вину. Ибо Ангел хранитель делал все, чтобы помочь своему подчиненному. Даже войдя с ним в близкую запрещенную личную связь.

Ариэль избежала кары и исправительного временного заточения на Небесах.

Это конечно было необъяснимо для Небесного Совета. Это было некой шокирующей для всех там Ангелов новостью. Ангелы роптали по этому поводу долго, но все же смирились. Даже сами Главные Небесные судьи Архерим, Рамиил, Замиил. Но, приказ Свыше был нерушим, что не решай и не делай.

Это сделал Херувим Аридай – Хотур- Амидас. Он, в свите из двух других Херувимов Агреса -Арибус -Токура и Титуса-Касис- Ограса, вернувшись вскоре сверху от Серафимов и самого Бога, выдал им указ Всевышнего. Возможно, он там наверху все преподнес несколько иначе, умолчав многое из всего на суде услышанного им самим умело от самого Создателя. Но, он вернулся с таким распоряжением и указом, отпустить Ариэль из-под ареста и освободить от преследования, сняв с нее все возложенные на ее плечи и голову обвинения.

Он был давним другом Ариэль и защитником ее. И все это знали, но сделать ничего не могли против Высшей Силы и Воли Всевышнего.

У шестикрылого Херувима были свои некие интересы в этом.

- Придет время, и наш Повелитель сам сделает то, что нужно ему. Он сам решит участь сосланного в мир Забвения подсудимого духа - он так сказал на счет того, кто был сослан за пределы всех Миров и Вселенных.

Ариэль стояла перед Херувимом на коленях, опустив свою светловолосую женщины Ангела голову. Сложив свои за спиной белоснежные большие крылья.

- Он, простит его, мой Владыка? - она спросила Херувима Аридайя -Хотур-Амидаса – Господь согласиться на его просьбы и молитвы?

- Этого не знает никто в Небесных Высших Сферах, моя подопечная Ариэль – произнес шестикрылый Херувим Аридай - Хотур-Амидас.

Все его сверкающие золотым ярким огнем оперения крылья были сложены тоже и прикрывали все высокое трехметровое человекоподобное тело с торсом от человека, низом от быка с ногами и копытами. С четырьмя разными лицами, что смотрели на Ариэль по очереди, когда голова Херувима поворачивалась вокруг на широкой шее. То, в правую сторону, то в левую. Быка, орла, льва, и человека.

Ариэль стояла на коленях на почтительном от него расстоянии дабы не коснуться своими воздушными бело-голубыми в золотистых узорах одеяниями сотканными из небесными яркого жаркого пламени, что мог обжечь ее. Опалить ее белоснежные Ангельские крылья.

Херувим весь светился ярким ослепительным огнем огненного могущественного и сильного Небесного Духа более Высших Сил и Сфер, чем она как Ангел Небес и надземного близкого к ней и всем Ангелам мира.

Ариэль была соткана и создана из самого воздуха, воздушных стихий и ветров. Она принадлежала, как и другие из ее сословия к самому нижнему жизненному порядку. Обретая порой при необходимости живую плоть и становясь похожей на живого земного человека. Только слишком, идеальна и красива. Особенно, как женщина. Возраст, которой было трудно определить, ибо выглядела невероятно молодой, гибкой и стройной. С нежным негромким переливающимся женским голосом. С большими синими под тонкими изогнутыми черными бровями, искрящимися самой юностью и жизнью глазами на миленьком белом с розовыми полненькими губками личике.

Ангелы были все близки с виду к человеку. И когда убирали в незримое состояние для глаз человеческих свои крылья, Принимая живое осязаемое уплотненное тело и приобретая очертания живого человека, то их невозможно было отличить от людей. Может быть только по изысканным правильным и праведным манерам, такому же поведению. Особому уму и остроте мышления.

Тут Ариэль было чего вспомнить, когда она сблизилась с ним. С человеком. Со своим подопечным. Он был идеален во всем. Во всех качествах. Но был один в нем грех. Это страстная неуправляемая любовь, которую тот не мог удержать в себе. Она преобладала над всеми его качествами. Особенно любовь к самому Богу. Он, просто неудержимо рвался в самое синее Небо, куда путь был для обычных смертных закрыт, пока тот не пройдет свой положенный этап развития в земных пределах. Не отработает свою возложенную на дух и душу карму.

Она влюбилась в него. Он привлек ее к себе внимание более, чем того было положено и хотелось даже ей самой. Бесспорно, это был грех. Но, только таким образом, он открылся ей. Его истинная живая суть, и кто он. А он был не земной человек. Она даже сама не до конца понимала, кто он? Но то, что не совсем человек, это было точно.

Там внутри за самим его живым человеческим молодым мужским обнаженным полностью в любовном сексе с ней телом, где-то скрыто и глубоко пряталось еще что-то. Ей, пока недоступное. Оно, как бы боялось ей открыться и пряталось внутри его. Второе его Я. За первым. За самим разумом и рассудком. Внутри энергетического кокона самой тепловой сверкающей и переливающейся всеми цветами, как и у самого Небесного Ангела ауры.

Это был Ангел. Но, особый Ангел. А, может даже и бери Выше. Может, что-то близкое к самим Силам, Властям и Престолам. Так как в слиянии двух стихий и сил, его суть была гораздо мощнее и сильнее ее. Но, второе его Я пряталось от нее. Оно не выдавало себя, как ни пыталась Ариэль узнать, кто это. Игра в эти прятки и увлекла ее. И дошло в прямом смысле до близкой любви и даже секса.

- Я не смогла узнать, кто он, мой Владыка – произнесла, склонив свою светловолосую вниз голову Ариэль – Я совершила грех и я виновна в этом.

- Нет, моя девочка - произнес ей Херувим Аридай–Хотур-Амидас - Ты все сделала правильно. Но, тебе, просто на все не хватило времени. Его забрали раньше, чем ты успела все разузнать. Раньше, чем он даже сам мог этого ожидать.

Ариэль эти слова насторожили. Складывалось такое ощущение, что он хотел именно этого. Что за всем этим, как и судом стоял именно он. Или бери, кто-то его даже Выше.

- Он должен был, как человек отработать свою положенную карму земную как многие обреченные на эту отработку для улучшения своей будущей жизни и участи – произнесла Ариэль – Но, вышло иначе. Внезапная скоротечная его смерть прервала всю эту отработку.

- Он сам себя довел своими страданиями по Богу до полного опустошения. От его этих страстей нет покоя нигде. Ни на земле, ни на Небе – произнес Херувим Аридай-Хотур-Амидас – Его чувства, просто запредельные. Херувимы и Серафимы несказанно удивлены и потрясены. Эта новость уже долетела до самых Высших Сфер. Я изучил его судебное дело и видел его своими восьмью разными глазами. Винить, или, не винить его можно. Но, нужно ли? Даже я в расстерянности и неопределенности по этому поводу, Ариэль. Это равноценно самоубийству. А самоубийство это тяжкое преступление. И болтаться сейчас ему бы между мирами как заблудшей душе, если бы не вот такое оправдание его личным любовным страстям и деяниям. И если бы не тот, кто сидит в нем. Тот второй, что толкает его на это. И уже не один век. Изматывая и иссушая душу его. Доводя до предельной грани и мучая до бесконечности.

- Демон? – произнесла Ариэль – Лярва? Но, я бы узрила этих тварей за версту и ощутила бы их в нем. Но, не видела ничего, хоть и Ангел.

Херувим Аридай-Хотур-Амидас покачал по сторонам своим четырехликим обликом в знак не согласия.

- Нет. Ни то, ни другое. Все было бы не так и закончилось бы несколько иначе. Это нечто ни демон и не лярва, Ариэль. Оно рвется к Богу. Его помыслы чисты, хоть и просты и наивны. Но упорство, просто сокрушительное. Оно рвется к самому нашему Творцу и Создателю – произнес он Ариэль – Оно подавило в себе все черное и темное, что было в нем. Оно берет, просто силой желания и невероятной преданной любви, неимоверным напором и добивается своего. Я, ощутил в нем эту силу, равную самому нашему Отцу и Повелителю. Оно сбрасывает оболочку за оболочкой и проходит круг за кругом от рождения до смерти. Оно идет своим исключительным от всех других путей путем. Но, упорно стоит на своем. Надо такой силе отдать должное. Поэтому, я добьюсь его возвращения из далекой ссылки. Его дело ушло в самый Верх. И теперь стоит ожидать результатов.

- Я, хотела бы, его еще увидеть, мой Владыка - произнесла Ангел Ариэль.

- Это очень далеко отсюда, Ариэль – произнес Аридай-Хотур-Амидас.

- Я, все равно готова – произнесла она огненному Херувиму – Я обязана это сделать, хотя бы раз.

Трехметровый разноликий Херувим понимал все. Он расправил свои все шесть огненных светящихся золотом крыльев и произнес Ариэль - Я попробую это устроить – произнес Аридай-Хотур-Амидас.


Между Светом и Тьмой


Впереди был яркий мерцающий свет. Он менял свои цвета, что сливались и перемешивались. Свет вспыхнул как-то внезапно и неожиданно перед его глазами и сразу поманил к себе его. Что это было, он не знал. Но он увлек его к себе. Как мотылька горящая ярко в полной темноте свеча.

Еще бы в полной то темноте где не видно не низа, ни верха. Не видно неба звезд и солнца. Тот яркий меняющий свет, сконцентрированный в одну точку светил ему как путеводная появившаяся из не откуда звезда. Как направление, куда надо ему двигаться и, возможно даже спешить. Так подсказывал ему его разум. Пока еще способный соображать и думать. Выбора иного не было двигаться в ту сторону. Одновременно было и страшно. Он не мог знать, что там его ждет. Может тот свет ловушка и гибель.

- «А может…путь к свободе и новой жизни. Может Бог услышал мои молитвы и открыл выход отсюда. А может это Бог и есть! Может я его, все-таки увижу и смогу лично выразить свое восхищение им и свою любовь к своему Родителю и Создателю» - он, радостно для себя подумал, и его почти ничего не весящая сейчас без живого человеческого тела душа, буквально полетела в ту сторону по воздуху, поджав свои ноги. Без крыльев за спиной. Быстро проносясь сквозь непроглядную тьму навстречу неизвестности и яркому впереди мерцающему свету.

Он, как-то встречал в этой полной темноте, что-то подобное. Также вышел на свет, но увидел некий оазис, часть земной суши и живой здесь жизни. Дом, сад с деревьями и все это на небольшом участке в пределах и ограничениях самой темнотой. Это место окружали столбы с горящими вечно еле светящими лампами. И вокруг все та же непроглядная темнота.

Он постучался в двери и вошел внутрь ожидая увидеть кого-то, но не нашел никого. Этот дом был пустым. Ни хозяина, ни хозяйки, никого живого. Все выглядело будто все только, что ушли отсюда. Ни духа, ни души. Все было на вид покинутым и брошенным. Прихожая, гостиная с мебелью и даже была пустая детская с брошенными игрушками. Даже во дворе у ворот открытой калитки пустая собачья конура.

И вот опять вдали свечение. Но куда более яркое и привлекательное. И возможно, он встретит там, хоть кого-то. А не просто блуждающие в темноте осиротевшие полумертвые души.

Он летел на этот яркий мерцающий свет и тот приближался к нему стремительно и быстро. И это его радовало. Была надежда, хоть кого-то встретить опять и пообщаться.

Вскоре в этой глухой темноте и тишине послышались, какие-то отдаленные звуки. Они плавно переходили в звуки некой ритмичной музыки, что вскоре просто оглушила его слух. И он, влетел в огромный круг яркого света, который затянул сам его в себя. Его точно всосало в это странное место.

Из света мгновенно сформировался огромный танцевальный зал некоего толи ресторана, толи ночного бара. И он влетел на скорости в это место, и чуть не налетел на первых встретившихся ему танцующих людей. Молодого на вид мужчину и такую же молодую женщину. С руками, ногами и живым человеческим телом. Он и сам превратился в настоящего живого земного человека и ногами опустился на гладкий танцевальный в цветной сверкающей прозрачной плитке пол, который светился разными огнями. Там внизу под ногами горели яркие лампы. Попеременно в такт громкой музыки. Также кругом сверкал яркое разноцветное сценическое освещение.

Ему показалось, что он оказался снова на земле и среди живых людей. Откуда его вырвали силой Небесные Ангелы и унесли на свой суд, сослав в мир забвения и вечной мучительной смертной тоски. Но, отнять то, что он из себя, представляет, они не смогли. Да и никто не сможет. Ни Херувимы, ни Серафимы. Ни Престолы, ни Власти, ни Силы. Даже сам Господь Бог, хоть он его Творец и Создатель. Убить, да, но отнять то, что он из себя, представляет, никому не под силу.

Может, Бог специально его создал таким с такой мощной силой любви, что ему от нее самому покоя нет. Она его спасенье и наказанье. Небесный сладостный благоухающий Рай и одновременно огненный, пылающий гибельным жаром Ад.

И вот, он оказался здесь среди людей и в каком-то баре. В таком месте, где невозможно даже представить грешным делом и подумать.

Откуда это все в мире забвения и отверженных ссыльных душ.

Его все это захватило, и он, протискиваясь среди танцующих людей, проскочил к самой стойке бара и там стоящему высокому бармену. Ему захотелось все узнать и познакомиться с тем, кто за всем этим стоит.

- Привет - он произнес бармену, рассчитывая на такое же приветствие и в расчете тесно по-дружески пообщаться.

Тот, молча в ответ, ему качнул своей длинноволосой кучерявой молодой головой, лет не старше двадцатипяти живого человека вполне даже осязаемого и реального, как тут все вокруг.

Бармен умелый, как видно в своей профессии. Он здорово и искусно разливал всем напитки и все время всем приятно красиво улыбался своей белозубой идеальной улыбкой.

Он промолчал ему, но сделал вид, что весь во внимании.

- Мне коктейль, если можно – произнес он бармену, обращая внимание, что стеллажи за его спиной и полки бара, полны всякой выпивки. Но, он захотел лишь коктейль, пока, а там будет видно.

- Какой? – тот переспросил его – Маргарита, Мохито, Пиноколадо, Лонг-Айленд, Дайкири. Екба Либре. Может Космополитен или Б-2. Еще, могу предложить Глинтвейн, Белый русский или обычную Отвертку.

Выбор именно коктейлей оказался весьма обширен. Именно и только коктейлей.

- У!!! – удивился даже он - ничего себе, у вас тут выбор! И, как вижу невероятно, широкий!

- На все выпивки и коктейли - уточнил ему бармен – И, причем тут все бесплатно.

- Во как! – он произнес, глядя в какие-то неопределенного цвета глаза молодого двадцатипятилетнего бармена, что меняли свой цвет от синего до карего. Сейчас кажущегося, куда старше первоначального его возраста. И в тех его глазах горел странный мерцающий глубинный огонек человека не из мира сего.

Гудела громко и била по чутким ушам его обостренной на все сейчас восприятия и ощущения гремящая и оглушающая электронная дискотечная весьма ритмичная, и даже завораживающая музыка.

- Ладно, раз все бесплатно – произнес он бармену – Тогда на ваш выбор и самое лучшее в этом заведении.

Он, развернулся спиной к стойке, пока бармен выполнял его заказ и осмотрел все и всех тут веселящихся радостных людей. В праздничных красивых нарядах, и платьях. Будто тут был какой-то особый праздник. По какому-то, особому случаю. И тут все были за исключением, конечно его, скорее всего, приглашенные. Так как почти все общались друг с другом и достаточно в близкой и приветливой форме, точно были знакомы миллион лет и дружили. Более того, точно были все друг другу родственниками.

Тут все было лучше, чем болтаться в полной темноте и мраке, где нет никого. Со своими бедами и своей любовью и непоколебимой верой. Он сейчас захотел немного забыться и потеряться от всего хотя бы на время.

Развлекать он в принципе не собирался. И плясать тоже. Но, просто отойти в сторонку от всего и куда-нибудь в темный забраться тут уголок и просто посидеть сам с собой, слушая вместе глухой пустоты и темноты, саму мигающую огоньками светомузыку. Да на танцующих людей, кто бы они тут в этом мире сейчас не были. Тоже, чьи-то брошенные сюда души? Или, просто пустые иллюзорные бездушные призраки? Визуальный, просто обман. И лишь бармен был настоящим. Но, кто его знает. Сейчас было не важно.

Признаться честно, он при земной своей жизни, не был в такие места азартным и увлеченным ходоком. Он был всю жизнь одиночка и жил сам по себе. Ему нравились более шумные места и публика другая. Особенно под конец своей трагически внезапно оборвавшейся земной жизни.

Он практически не заглядывал в такие заведения на самой земле в том живом мире. А тут случайным был сейчас гостем. Сам не зная, как угодил в такое место. Просто привлек свет и все. Столько было кругом непроглядной темноты, а тут огонек света и вот, он уже тут. И в принципе не пожалел, что тут оказался. Хоть немного счастья в этом забытом любимым его Богом месте. Жаль, что его тут самого не было.

- Ты, так решил и подумал? – он услышал в своей голове такой неожиданно, откуда-то проникший, чей-то вопрос незнакомым ему голосом.

Он, ошарашено и напугано замер и обернувшись, посмотрел на стоявшего лицом к нему сейчас вдруг замершего и мутноглазого странного какого-то бармена. Тот ему, приветливо странно и натянуто сейчас улыбался широкой белозубой улыбкой, светясь за барной стойкой лиловым и голубоватым светом. Бармен, протянул ему в своей правой мужской руке большой с длинной тонкой трубочкой и крышечкой стакан, в котором был заказанный ему наобум и по вкусу самого бармена коктейль.

- Это, вы мне, что-то произнесли? - он спросил бармена.

- Нет – тот произнес, все также приветливо, ему улыбаясь – А что?

- Может, слышали, чей-то тут рядом голос? - он снова бармена спросил.

Тот, пожал своими худыми, как и сами руки, плечами под белой выглаженной идеально рубашкой.

Он отвернулся от бармена и выдвинулся в сторону одного пустого совершенно одинокого, как и он сам столика в одном затемненном уголку сверкающего всеми цветами радуги громыхающего музыкой бара.

В руках было два коктейля один Маргарита, второй Пиколадо.

Все же бармен остановил свой выбор именно на них.

- Ну, и ладно – произнес он негромко вслух – Если понравится, закажу еще, что-нибудь другое, может из более крепкого. Все равно здесь все бесплатно.

Он уселся за столик и в самую темноту темного уголка, чтобы особо не отсвечивать. А просто тихо тут посидеть и просто насладиться коктейлями.

Гудела громко музыка, сверкали яркие огни ламп и прожекторов танцевального зала. Зал был полон танцующих людей. Причем достаточно молодых. Но, не самых – самых. Возраста приблизительно его, лет около тридцати и ближе к сорока.

Он затянулся вкусным коктейлем Маргаритой, и, казалось, забылся совсем. Просто все отлегло от разума его и души.

Он захотел, чего-нибудь покрепче. Коньяка там или вина. Но, решил пока воздержаться. Пока хватало коктейлей. Их к тому же было у него в руках два.

- «Танцевальный бар. Бар в месте за пределами всего и всех миров» - он подумал про себя - «В таком забытом самим Богом месте. И тут есть все. Будто специально и для него все сделано, и как греховное некое искушение. Точно проверка какая-то».

Выпить, честно говоря, хотелось. Но он, сейчас боялся связываться с этим. Так как выпивка и стала причиной его безвременной гибели.

Ему, вдруг сейчас показалось, что задремал даже. Такого не было никогда с момента смерти живого земного тела. Да, и вообще столько времени, он не спал. Дух не мог уснуть и разум тоже, как у всех в таких местах выброшенных из мира Божественного душ. Они все только и знали, что мытарились по пустому черному пространству, туда и сюда без сна и преткновения. Осужденные и навеки забытые. Кто-то в одиночку, кто-то, сбившись в несколько душ, для того, чтобы уж совсем не двинуться умом в таких местах.

А тут навалился сон. Как в реальном земном мире. Может, все же был алкоголь в самом коктейле. Он и подействовал здесь на него. Все же, здесь, все так похоже на саму Землю и земной живой реалистичный мир.

Живые танцующие мужчины и женщины. И одна прямо подсела к его столику и ведет с ним свою беседу, а он и не слышит ее. Он, просто уснул и спит с открытыми глазами живого бестелесного призрака.

Она, помахав перед его неподвижными открытыми синими и, куда-то в зал смотрящими глазами. Поняв то, что он не пойдет с ней танцевать, и вообще не желает общаться, развернулась, встав, ушла искать себе иного свободного партнера по танцам и общению.

А он, вдруг, проснувшись, весь встрепенулся и внезапно сам, выйдя из некоего сонного оцепенения. И ожил, в некотором своем к самому себе недоумении.

- Ну, как, доволен? – раздалось, где-то совсем и снова с ним рядом.

Он даже, подпрыгнул, испугавшись, выходя из полудремы.

- Что?! - он произнес, крутя по сторонам своей русоволосой головой.

- Успокоился и доволен? – опять, кто-то спросил его из самой пустоты мужским тяжелым, но звучным голосом.

- Кто ты?! - он произнес в ту самую пустоту и глядя в сам сверкающий огнями светомузыки с танцующими людьми огромный зал дискотеки.

- А, кто бы, ты думал? – тот произнес ему, задавая свой вопрос.

- Создатель?! – произнес весь, содрогаясь от испуга он, растерявшись и не зная, как такое вышло. И, что именно здесь он повстречает Господа Бога.

Перед ним засияло еле заметное мерцающее свечение. Почти перед его лицом.

- Мой Бог!!! – он вскрикнул тому говорившему с ним.

- Тише, глупыш, ты мой – произнес ему голос – Ты, что так раскричался. Возьми себя сейчас же в руки. Не нужно, чтобы бы нас здесь слыша все. И особенно те, кто сослал тебя сюда.

- Боже!!! - он произнес уже тише, но восторгаясь дрожащим своим голосом.

Слезы побежали из его мужских глаз. Слезы самой, что ни на есть болезненной мучительной горечи и одновременно неслыханной радости.

- К-Как…- он, пытался произнести, но внезапно в горле застрял комок. Он еле его проглотил и продолжил – Ты, мой Повелитель нашел меня здесь?

- Тебе, не кажется глупым этот вопрос, мальчик мой – произнес ему Создатель Вселенной.

- Ах, да – он произнес негромко, покраснев от смущения - Прости меня, мой Создатель.

- Я всегда знал, где ты и как тебя найти - произнес ему мужской голос – Но, я не знал того и это может тебе, показаться странным, найти тебя, именно здесь. Я думал, они все правильно поймут, вынося тебе свой вердикт и приговор. Но, сам, как ни странно для Бога, ошибся. Мне все поведал Херувим Аридай –Хотур - Амидас, что просто рвался вверх по иерархической лестницы власти, будто от этого зависела его собственная жизнь и положение в среде Серафимов и Херувимов. Он упертый парень и добился своего. И Ариэль – Бог замолчал, прервав внезапно свою речь, будто ожидая встречного от него вопроса.

- Ариэль? – произнес, вслух он – Как она, и где, мой Повелитель?

Легкое еле заметное световое радужное мерцание, стало заметно, как-то дергаться и колебаться перед его потрясенными и удивленными глазами.

Внезапно наступила полная тишина, и Бог пока не произнес ни слова.

Затем, он услышал – Ты говорил и клялся, что любишь меня. Что нет ничего дороже тебе меня. Это верно, мой благоверный, наивный и легковерный ребенок?

Он, спустившись со стула, упал на колени возле своего стола.

- Да, мой Создатель - произнес он Богу.

- Ты, клялся даже на любые пойти жертвы, ради этого? - Бог ему произнес.

- Если будет это необходимо, мой Бог – произнес он своему Создателю.

- Ты, хотел лично увидеть меня и личной со мной встречи? - Бог произнес ему - В моем Божественном Всевышнем мире. Ты хотел пасть на колени, как сейчас близ моего Царственного Звездного Трона?

Он молчал и кивал своей русоволосой мужской головой. И лишь слезы текли по его молодому бессмертного духа лицу.

- И давно, ты жаждешь этого, сын мой? - произнес Бог.

- Все свою сознательную жизнь, Отче мой - произнес он Богу.

- А тебе ведомо, что встреча со мной смертоносна и опасна для человеческой души, как, впрочем, и для любой другой не имеющей доступа к верхним запредельным мирам. Даже огненные и воздушные шестикрылые Херувимы и Серафимы не могут пересечь все Небесные сферы и установленные мною границы. Перейти эту линию соприкосновения и войти в мои Божественные пределы. Ты, мой сын, вообще отдаешь себе отчет в том, чего желаешь?

- Это грех, мой Отец? Любить самого Бога? - произнес он Богу - Тяжкий грех, желать самого своего видеть своими глазами Создателя и Родителя?

- Нет, в этом нет греха. Любовь это Великая Божественная дарованная тебе, мой благоверный отпрыск Сила– ответил ему Создатель – Грех лишь в том, чтобы стать добровольным свихнувшимся окончательно и бесповоротно самоубийцей, даже любя.

- Боже, прости меня – он взмолился Богу - Но, я люблю тебя!

- Бедный сумасшедший и одержимый, мой ребенок - раздался голос - Ты даже не помнишь, как попал сюда и оказался тут в этот раз. Тебя осудили и бросили сюда на заслуженные страдания, не смея убить и должным образом покарать, ибо тяжкой особой вины, как оказалось, в тебе не было. Кроме одной, как самого земного человека. У тебя лишь одна вина и грех. Твое любовное сумасшествие. Ты, просто свихнулся и угробил, из-за этого свою земную жизнь. И заслужил то, что заслужил. Ты достиг своего падения сам. И спасло лишь одно. Тебя осудили тайно от высших всех моих сфер. Все бы закончилось, куда хуже, чем сейчас. Если бы не спасло отчаянное заступничество твоего Ангела Хранителя. И мне придется разобраться во всем этом лично.

- Отец – он произнес.

- Замолчи! - Бог, резко и громким свои голосом, прервал его и произнес ему - Я все сделал для тебя - произнес Создатель - Наделил талантами и сострадательной любящей все живое душой. Весь этот земной мир сделал под тебя. Даже прикрепил одного из своих лучших Ангелов к тебе. Позволил любить вам друг друга, вопреки всем запретам и нарушениям. Но, ты как был таким и остался. Несмышленым и не самостоятельным ребенком. Скатился вниз и погиб, глупо и бездарно.

- Отец - он произнес ему снова - Мне тяжко без Тебя. Душа изнывает без любви Твоей.

- Отец – повторил за ним - Будь в будущем осторожен в своем выборе, мой сын. Не все будет так просто в скором будущем. Но, я позабочусь обо всем сам и о тебе. Держись за своего Ангела хранителя Ариэль, а там посмотрим.

Голос Бога замолчал, и он даже растерялся, подняв души русоволосую голову, шаря своими синими глазами кругом, и не видя уже ничего. Ни танцевального большого зала, ни бара, ни людей, женщин и мужчин. Ничего перед собой. Лишь голую одну снова пустоту.

- Ладно – он услышал - Встань, и иди. Твой путь, пока здесь. И оставаться на одном месте нельзя. Ты должен идти и жить. Ибо иной теперь жизни у тебя нет.

- Господь! - он, было, произнес, но Бог прервал его речь – Ни слова больше.

И наступила полная ледяная бездушная тишина. Мертвая и неподвижная.

Он внезапно вспомнил, как погиб по пьянке среди собутыльников в одном вот таком же баре и забегаловке. В пьяном диком споре. Глупом и безрассудном. Вышла простая банальная пьяная преступная поножовщина. И он раненый, пытался сам добраться до ближайшей городской больницы, истекая своей кровью.

Он умер на руках своей Ариэль. Она не смогла защитить в тот день его. Они поссорились, и он прогнал ее. Все вышло, опять же из-за вечного спора о любви. Он доказывал ей, что его любовь к Всевышнему самая чистая и безгреховная. А она требовала отказаться от этого, ибо это приведет его к смерти. Она видела все это, как Ангел будущее. Что и вышло. Так как он становился от этих Небесных своих притязаний к Богу, сам сумасшедшим, не видя вокруг себя ничего. Это была непонятная даже ему самому, какая-то маниакальная шизофреническая одержимость. Сильней, чем что-либо. И что самое интересное все началось практически мгновенно и сразу. Как некое заболевание. Точно он был чем-то и кем-то поражен. Это превратилось в самую настоящую психическую болезнь. Неизлечимую и кошмарную. Итогом которой, стала полная нелюдимость и замкнутость в самом себе. Порождая ненависть ко всему окружающему, за что винила его Ангел Ариэль. Он сам становился от всего этого опасным и неконтролируемым. Что и случилось в итоге, в совокупности с участившимися постоянными пьянками и собутыльниками друзьями, которые появились у него. И как итог, гибель в пьяной потасовке. Она не смогла остановить весь этот погибельный процесс, обезличивание как человека. Затем, падение в бездну смерти. Но перед тем как случилось все это с ним, случилось нечто, обличая себя и показывая ему, то, что жило внутри его. На какие-то считанные секунды. Но он увидел это, прежде чем закрылись его человеческие глаза и схлопнулся сам перед уходом на Небеса Разум.

Он узрил черную тень, что была метров трех и походила на человека, но была с шестью огромными расправленными в стороны крыльями. Затем, яркий ослепительный свет. Он вышел из него и поглотил ту огромную шестикрылую тень. А затем, вошел обратно в него. И этот свет вошел в него и исчез внутри его. И он стал становиться, кем-то уже иным и другим, теряя свой человеческий облик. Чем-то или кем-то из иного мира. Но какого? Ему было не ведомо. То нечто стало менять его. Оно спало в нем долгие годы как в живом человеке. И вот…стало оживать.

- Ариэль - он простонал сейчас, напуганный и растерянный, взывая к любимой и своей единственной защите – Ариэль, помоги мне. Где же ты сейчас, когда ты мне так нужна?

Он решил, что Бог оставил и бросил теперь его. Возможно, навсегда.


Лестница в Небо


Ариэль нашла его. Сама в этой темной безграничной и беспредельной отдаленной от всех миров глуши. Она спустилась откуда-то сверху. Окруженная в порывах сильного разгоняющего застоявшийся холодный мрак и тьму ветра. Распахнув широко белоснежные птицеподобные Ангела Неба крылья. Вынырнув из самой черной темноты и пустоты. В белых расшитых замысловатыми золотистыми узорами одежде. В золоте ангельских украшений. Красивая и молодая. Синеглазая и светловолосая Богиня его земной любви. Женщина Небесный его телохранитель, заступник Ангел, которую, он боготворил и любил там в земных пределах, когда жил там и был живым человеком.

Ариэль опустилась прямо к нему, и встала перед ним, протянув к нему свои изящные женские руки.

- Любимый мой - она произнесла ему – Иди ко мне. Я здесь ради тебя. Я пришла за тобой, чтобы вернуть назад и на Небеса.

- Ариэль! - он, радостно и счастливо произнес громко ей, и кинулся к ней в ее женские любовные объятья.

Она, каким-то образом нашла его. Здесь в этом вечном изгнании. В этом мире мрачного вечного забвения. Он думал, что уже никогда не увидит свою Ариэль.

Ариэль убрала крылья. Она прижалась к нему всем своим молодым Небесного Ангела гибким красивым и безупречным телом.

- Идем со мной, любимый мой - она произнесла ему, красиво улыбаясь и припадая к его мужской груди - Я уведу тебя отсюда. И заберу наверх к себе в мир Ангелов.

И разверзлась полная темень. И упали вниз, откуда-то сверху белые широкие, уходящие в самую пустоту и куда-то вверх ступени лестницы.

Это было невероятным все, что он сейчас увидел. Это было самым прекрасным, что ему довелось ощутить и осознать. Тепло прикосновения женских снова рук любимой и белые кругом светящиеся искрящимся небесным светом облака.

Она повела его по той лестнице на самый верх в самое синее небо. Туда, где он еще ни разу не был.

Вокруг парили Ангелы и искрился Небесный Божественный, падая вниз свет. Свет тот доходящий до самой земли, и тех миров, что были под этими Небесами.

- Какая красота, Ариэль! - он, громко воскликнул потрясенный таковым чудесным необычным зрелищем.

- Не каждой душе и духу дано узреть такое, Анаэль – он услышал ее чудесный ангельский голос.

Ариэль назвала его каким-то странным, пока неизвестным ему именем. И взмыла в воздух, унося его с собой держа за правую руку своей левой рукой, когда ступени лестницы вдруг исчезли и растворились опять в непроглядной темноте под их ногами. Вся, сверкая золотом украшений и своей парящей невесомой сотканной из самого воздуха ангельской одеждой.

Он посмотрел на нее всю светящуюся от счастья и радости.

- Ариэль! – он, громко произнес ей – Я не знаю этого имени! Кто это?

Та, весело расхохоталась. И ее переливистый звонкий громкий молодой девичий ангельский голос разлетелся во все стороны, эхом разносясь в Небесах.

- Господь простил тебя и наделил даже новым именем! - она произнесла ему - Теперь звать тебя так! И у тебя скоро будут крылья, любимый! Ты Ангел, как и я!

Их окружили молодые совсем Ангелы. Разных Небесных родословных каст, сословий. Мужчины и женщины с разноцветными крыльями и в разной парящей воздушной небесной одежде. Они, то парили с ним рядом, то кружили вокруг них двоих, летящих куда-то вперед.

- Анаэль! - раздавалось со всех сторон – Анаэль! - голосили трубными голосами парящие Ангелы.

А там, значительно выше. Над их в коронах кучерявыми ангельскими головами, сверкало яркое разноцветное огненное свечение. Оно поднималось все выше и выше и уходило в Небесную неизвестность. Туда, где Самые Высшие Силы, Херувимы и Серафимы. Туда, где огромные огненные вертятся диски с глазами, созерцающими весь поднебесный мир. Силы, Власти, Престолы.

Они все произносили его новое имя, старого он сейчас не знал. Кем он был там, на земле, когда был человеком. Да и это было теперь уже не важно. Он, преданно любил Бога и любил свою Ариэль.

- Бог дал тебе то, что не давал давно уже ни кому! – произнесла громко и радостно ему Ариэль – Вот так лишь за одну жертвенную любовь! Это все мой покровитель Херувим Аридай-Хотур-Амидас! Он заступился за нас двоих! Он помог тебе и мне, мой любимый Анаеэль! Я благодарна ему просто безгранично!

Пора было забыть все прошлое, что было совсем недавно, кроме самой встречи с самим создателем Творцом. Хоть, он его и не видел, но слышал хорошо и отчетливо его Отца своего голос. Теперь ему точно будет возможность увидеть его. И, возможно, приблизиться к Небесному Звездному Трону.

Это была, пока первая ступень к будущему Ангельскому Величию. Какой будет вторая, он пока еще не ведал и не знал. Да и не думал. Он, просто любил и был любим самим теперь Богом. И любил свою Ариэль. Он стал Ангелом. Вот, что теперь сидело внутри его. И сопротивлялось всему, не желая многое даже видеть. Даже Ариэль не смогла всего тогда рассмотреть и увидеть. Оно погубило его. Но, и возродило к новой жизни. Любовь, которой он был предан всю свою земную жизнь живого там человека.

Можно было сейчас забыть про мир Забвения и черной безграничной пустоты. Эту каторжную ссылку осужденного грешника и самоубийцы. Сейчас начиналась иная жизнь. Жизнь прощенного самим любящим его в ответ на его любовь Богом, которого, он рассчитывал, все-таки увидеть своими глазами.

Он забыл, сейчас о, всех вероятных и возможных опасностях, что могли ждать его на каждом шагу вверх к самому Отцу Богу. И насколько, все может быть погибельно и ужасно впоследствии.


***

Впереди был высокий портал с огромными белоснежными, как сами клубящиеся облака колоннами и сверкающими золотом воротами. В узком проходе и в самих воротах, отворяя их, стоял сам трехметровый шестикрылый и четырехликий Херувим Аридай–Хотур-Амидас.

Один из самых древних Херувимов, Всесильных и Всевластных в своем круге. Он и еще вместе с ним два Херувима могли спускаться сюда.

- Он видел самого падшего в Ад со Звезд Светоносного Серафима Люцифера - произнесла ему Ариэль, шепнув на ухо нежным ласковым влюбленной белоснежной крылатой голубки голосом - Они были когда-то единокровными братьями.

Херувим Аридай–Хотур-Амидас, светясь ярким искрящимся огнем в переливающемся сиянии, прикрытый первой парой огненных крыльев спереди и парой сзади, сложа третью пару за своей спиной, смотрел на двоих влюбленных и идущих к нему, держащихся сейчас за руки. Двух Небесных Ангелов. Он, красиво и широко, как-то лукаво и хитро, улыбаясь своей человеческой головой, внезапно исчез с их пути, позволяя Ариэль и Анаэлю пройти дальше в глубину этого длинного, ведущего выше в мир Ангелов коридора, сотканного из голубых воздушных облаков.

Анаэль был счастлив и был в состоянии невероятной любовной эйфории.

Он до сих пор не знал, все еще, кто он. Но, прощенный за все прегрешения и ставший Ангелом. Получивший новое свое имя. Красивое и равноценное своей крылатой возлюбленной. И белоснежные большие крылья с воздушными красивыми в ярких золотистых узорах одеждами.

Сейчас, он не винил никого. Даже за свои скитания в облике осужденной человеческой души по миру Забвения. Ни Небесный Ангельский суд, ни всех там Ангелов во главе с главным судьей Археримом.

Он простил всех. Ибо его была таковой обязанность, прощать всех, как Ангела с таким красивым именем. Как все прощает сам его любимый Отец и Бог. Так и он обязан все всем прощать. На том и стоит само Небо и все вокруг. На любви и прощении.

Он, вдруг все осознал сам. До этого, вообще даже не имея, какого-либо обо всем этом представления. Отчего был выше даже всех этих голубых облаков и храмов. Он ощущал себя в лоне самого своего сейчас Отца и Бога.

Он не понимал, кто он, и не знал еще ничего о себе самом. И, что все это с его разрешения и не без помощи, конечно, самой Ариэль и ее покровителя и друга Херувима Аридая-Хотур-Амидаса. Если бы не он, все могло бы закончиться совсем не так и даже еще хуже, чем вышло. Он был ему безмерно благодарен. И даже не ведал, как и какой добротой отплатить этот свой долг Херувиму и благодарностью.

Он не знал еще пока ничего, что проникло в него с момент его земной смерти, но внутри его, что-то зрело и уже проявляло себя. Пока маленькой искоркой. Яркой и Светоносной другого живого всесильного существа, что вырвался из недр и пламени самого Ада. И жаждало вернуться обратно к своему Родителю и Отцу. Еще в человеческом теле. Вернуть себе все, что когда-то, невероятно давно потеряло.

Он многого не знал. И хотел бы узнать, но все мысли его были сосредоточены на стоящей среди белоснежных облаков рядом с ним любимой Ариэль. Новая безграничная любовь заполонила его всего и его новое ангельское тело.

- Полетели – она произнесла ему и вспорхнула в сам воздух, размахивая своими белоснежными птичьими крыльями Ангела.

И он, уже с именем Анаэль. Сделал тоже, взлетев в сам воздух и ощутив силу своих расправленных за спиной сильных молодых таких же белых как у Ариэль крыльев. И это было прекрасно.

- Полетели - он произнес ей.

И они оба понеслись, смеясь и радуясь любви и жизни прочь из Небесного огромного белокаменного храма, уже без какого-либо сопровождения, куда-то вдаль над белыми, клубящимися светящимися от яркого жаркого солнца облаками.

- Там, мой дом - она ему произнесла, подлетев к Анаэлю и обняв его, впилась своим нежными женскими теплыми губами в его мужские губы.

Оторвавшись, произнесла снова – Там мой лес, мои луга моя трава и вода. Там мой дом.

- У тебя тут есть свой дом, Ариэль? - он был предельно удивлен, услышав такое.

- Да, в моих чистых светлых Ангела фантазиях и помыслах – произнесла Ариэль ему, Анаэлю – Я долго не была дома.

- Это твоя выдумка, Ариэль? - он, произнес и все еще не понимал ее.

- Тут у каждого Ангела и даже Архангела есть свой дом. В любом безграничном месте Неба. Есть место, где он живет и процветает в блаженстве сотворенного своим разумом и помыслами – произнесла Анаэлю Ариэль – И вот в одно такое место, я веду тебя. Будь моим гостем.

- Я также смогу, Ариэль? – спросил он ее.

- Сможешь, но не сразу – она ответила ему – Нужно еще время для новых способностей. А, вообще не знаю, Анаэль. Но, сейчас это пока не важно. Важно, что мы вместе и люблю тебя. Не как твой хранитель, а как обычная женщина. Та, которой у тебя там внизу на земле никогда при жизни не было. И никто не сможет теперь сказать или воспротивиться этому. Считая это непростительным грехом ни тебе, ни мне. Мне не нужно присматривать за тобой и направлять тебя. Защищать или оберегать. Ты сам теперь тот, кто должен быть. Тот, кто был всегда и внутри себя. Тот, что прятался и скрывался долгие земные годы ото всех.

В этот самый момент, что-то случилось в Анаэле сознании. Что-то было не совсем, так как говорила Ариэль. Он не совсем был таким как, она ему пела ангельским нежным голоском. Было еще, что-то внутри и более сильное, чем просто Ангел. Что-то, то ли темное, то ли светлое, но обладающее силой большей, чем Небесный Ангел. Наверное, сравнимо с более Высокими Сферами Мироздания. И оно сидело до сих пор внутри его тела. Теперь крылатого ангельского. То, что заставляло его страдать по-прежнему о любви. Жаждать этой любви. И жертвовать всем ради этого. Это любовь к Богу. И тяга эта, по-прежнему была неуемной. Было такое ощущение, что он был сам Богом. Малой его частичкой. Искоркой яркого обжигающего убийственного и одновременно животворного света.

Об этом мог поведать лишь сам Создатель Вселенной, Отец и Бог. Кто он на самом деле. Анаэлю казалось, что за его спиной сейчас не два белоснежных ангельских крыла, несущих его вослед за Ариэль в ее мир и жилище Небесного Ангела, а еще несколько, что поочередно, своими взмахами, разрезают сам голубой, искрящийся небесный чистый с запахами зелени и цветов воздух.


Ветер в белоснежных крыльях


Анаэль сейчас был в доме Ариэль. В ее просто огромной ангельской женской постели. Сотканной из густых Небесных белоснежных облаков и голубого нежного тумана, как полненькие торчащие вперед с твердыми возбужденными сосками груди и женские руки любимой. Стоящего посреди обширного заросшего густой растительностью и деревьями цветочного сада.

Громко пели свои звонкие песни кругом красивые необычной величины и формы в яркой цветистой раскраске птицы. Цвели в больших садовых клумбах красивые яркие цветы. Зеленели большие цветущие кусты и высокие с раскидистыми кронами деревья. И все вокруг, просто благоухало радостью, счастьем и любовью.

И это все был мир самой Ариэль, рожденный из ее бурных любовных женских фантазий волшебного Небесного Ангела.

- Я дарю это все тебе, любимый! – она радостно пропела, как Райская птичка нежным голоском ему.

Они любили друг друга. Так как не любили никогда еще до этого на самой Земле и в мире людей, когда она приходила к нему по ночам, спускаясь с ночного темного звездного неба и прямо к нему в постель в его квартиру и спальню одинокого без семейного взрослого, лет сорока мужчины. Неустанно и непрерывно. И их любовь, казалось, будет теперь вечной и неудержимой.

Над ними был сам Бог. Возможно, он наблюдал за ними даже сейчас, удовлетворенно и самодовольно, радуясь за счастье двоих влюбленных своих Небесных Ангелов.

В принципе здесь на самих Небесах все было так и устроено. Кто-то был всегда с кем-то и кого-то любил. Здесь никогда не было горя, страданий и боли уже многие - многие лета и века. Еще со времен падения самого первого среди всех Серафимов, самого приближенного к Создателю Архангела Света Люцифера. Об этом ему поведала Ариэль, целуя его и обнимая в Небесной своей в своем доме Ангела постели.

Им никто не мешал, но он ощущал, что что-то не так. Что-то именно с ним. Он, конечно, старался отбрасывать сейчас такие все дурные мысли, ибо не время было погружаться в такое, но что-то скреблось внутри его. И это было тоже живое, слившееся с ним в одно единое и целое. Оно было его вторым Я. Он, понимал сейчас это, обладающее невероятной силой, большей, чем он сам. Сила Ариэль и, возможно всех Ангелов Небесных. Тот яркий искрящийся свет, что вошел в него тогда в момент самой смерти исполосованного ножами пьяного земного погибающего смертного человека. И это не вселило в него ужаса. Чем то, что он увидел гораздо и раньше, еще только начиная свой земной путь маленьким новорожденным ребенком. Тот был другой. И он ощутил тогда, почему-то опасность и ужас.

Это было невероятным, но он помнит тот момент, когда еще в роддоме сразу после родов его земной матери к нему явилась черная высокая жуткая тень. Прямо в детскую, где лежали маленькие пеленатые свертки спящих новорожденных ребятишек.

Громадная уходящая от беленых и крашенных белых больничных стен черная тень к самому высокому с выключенными лампами дневного света потолку, тихо и крадучись с невероятной осторожностью и легкостью, оказалась возле его стоящей в самом уголке и крайней между двух стен детской маленькой постели.

Человекоподобная с огромными шестью, испускающими искры огня крыльями громада, просто зависла над лежащим внизу под ней скрученным в тесные мягкие тряпичные теплые пеленки новорожденным ребенком. Смотрящим на нее еще замутненными и плохо зрящими, но все же, видящими его своими маленькими, не моргающими напуганными глазками.

Это был четырехликий Херувим Аридай –Хотур - Амидас. Он вспомнил его и узнал именно сейчас. Это был именно он. И был без своих двоих других Херувимов Агреса - Арибус -Токура и Титуса - Касис- Ограса. Это был тот, кто заступился на судейском Небесном Совете за него и Ариэль. Но, тогда почему он был здесь? И, что было ему нужно от него еще совсем маленького и новорожденного.

Херувим Аридай –Хотур – Амидас склонился над ним и уставился своим четырехликим взором в его маленькое личико и синие, совсем еще маленькие детские глазки.

- Дитя самого Бога, ты, равноценный мне. Один из самых древнейших служителей нашего Великого Всевышнего. Даже не представляешь, что к твоему появлению на этот грешный земной свет, я тоже приложил свою руку, наделив тебя своей Херувима силой и энергией.

Это я, вытащил тебя из недр самого огненного Ада. С седьмого адского круга предателей и падших изменников. Вырвав твое вмерзшее демоническое черное тело из самого льда и из круга всех чертей и бесов. Ибо только я мог это сотворить и сделать. Передал тебя в руки Ангелов и на грешную землю в мир людей.

Но это пока. Пока мой смертоносный сокрушительный план не будет еще окончательно готов к исполнению.

И я знаю теперь, как вернуть тебя на Небо, Серафим и Архангел Астрального света, мой возлюбленный брат и друг. Рожденный из одного Звездного Божественного Семени в Райском Саду под правой и левой дланью нашего Родителя Отца Бога– произнес Аридай –Хотур – Амидас - Этот мой план будет безупречен. Нужно лишь терпение, мой дорогой Адский друг, но мы свернем вдвоем шею этому твоему и моему зарвавшемуся и зажравшемуся там наверху Богу. Этот его отпрыск от плоти и крови, самое то, что нужно нам обоим. Именно он, сослужит нам свою верную службу, либо по воле нашей, либо против нее. Бог даст ему свои Ангельские крылья, а я дам ему еще и свои, чтобы долететь до Высших Небесных Сфер.


***

Анаэль содрогнулся всем своим молодым новым нагим юношеским перерожденным Ангельским телом. Он, сейчас был такого же возраста, что и Ариэль. Лет не старше двадцатипяти на внешность и вид. Красивый своим миловидным лицом. Длинными кучерявыми вьющимися до широких Ангела Небес мужских плечей волосами. И они были идеальной самой, наверное, тут красивой парой друг для друга. Небеса омолодили его и дали новую жизнь, как и дали, ему само новое имя вместе с ангельскими крыльями за спиной.

Он дитя самого Бога. Любящее его дитя и он, более, чем даже Ангел Неба. Это была первоначальная фаза его Небесной жизни. Дальше его путь лежал к самому Звездному Вселенскому Трону Великого своего Создателя. Он был его частичкой. Маленькой, но живой и волшебной. Но, Херувим Аридай –Хотур – Амидас, его черная вторая сущность, что очернила его душу своими преступными скрытыми помыслами. И он знал, что твориться теперь, и что вероятно скоро случиться и сбудется. Он должен был поведать ей о таком, что видел во снах своих Ангела Неба. Это было очень важно. Ибо это были не просто сны и уже не простого земного в прошлой жизни человека. Но, исчезла, куда-то сама его возлюбленная Ариэль. Не сказав ему ничего, расставаясь прямо в этой огромной во всю спальню ее шикарного женского Ангельского Небесного дворца. И надолго ли?

Он только, что видел жуткий странный сон. Он видел ледяную черную пустоту похожую на мир Забвения. И видел там себя в облике обычного человека.

Анаэль стоял и боязливо оглядывался по сторонам, не видя вокруг себя ничего.

- Помнишь меня?! – раздается громогласный из темноты голос. Голос ему сейчас достаточно знакомый и почти родной.

Но это не голос самого Отца и Бога. Это голос другого существа или сущности. Это голос четырехликого Херувима, которого он знал ранее и знает сейчас. Что звался Аридаем –Хотур – Амидасом.

Огненной могущественной по силе сущности при шести крыльях созданных, как и он сам из пламени звездного огня самих раскаленных звезд.

- Да, сейчас вспомнил – произносит Анаэль ему - Когда-то очень давно, ты заставил меня изменить моей вере и любви к Всевышнему. И Бог сбросил меня в сам Ад как изменника и предателя.

- Забудь это, мой брат – произносит Аридай –Хотур – Амидас – Все в прошлом. Живи настоящим. Я помог тебе выбраться оттуда и не запросто так. Я ждал этого момента больше тысячи лет, мой друг и единокровный брат. Ты нужен мне. Без тебя, мой брат мне не свершить задуманное.

- Сатана – произносит Анаэль – Это ты был змеем в Эдемском саду и совратил Адама и Еву.

- Ты забыл упомянуть еще про мать всех вампиров и демонов, Лилит - произнес громогласно Херувим Аридай –Хотур – Амидас – Это тоже я сделал, совратив и ее в свое время, своим обманом заставив перечить своему мужу и Богу Создателю.

- Ты падший - Анаэль произносит ему.

- Такой же падший, как и ты – Аридай –Хотур – Амидас отвечает Анаэлю – Я Сатана. Я истинное зло. Хитрое и коварное.


***

Анаэль соскочил на облачной мягкой любовной постели и осмотрелся кругом. Вокруг стояла такая тишина, что можно было бы, наверное, от нее даже оглохнуть. Она пугала его. Сейчас его пугало вообще все.

Ариэль, исчезла и улетела любимой голубкой от него. Ее не было с ним рядом. Оставив его тут одного и без своего личного женского ласковой и нежной любовницы присмотра. Она еще ранее, когда они летели среди облаков в ее Небесный дом, приказала Анаэлю быть пока здесь. Ведь он не знал всех здешних еще довольно обширных мест. И мог потеряться среди безграничных облаков Ангельского Неба. Да и не все к нему Ангелы, как видно были еще предрасположены.

Еще неизвестно, как на это посмотрят Архангелы Михаил и Гавриил. Они пока были в стороне как видно и вероятно могли вообще не знать, кто он и откуда тут взялся. А объясниться с такими сущностями Небес будет, вполне возможно, достаточно сложно. Особенно с Гавриилом, что был достаточно резок в своих суждениях и порой жесток и заносчив. Хоть, он как и Михаил были верными воинами Бога в пределах нижних Небес. Тем, не менее, Ариэль боялась их порой сама и их необузданного и крайне неудержимого гнева. Но пока с ним была в этой постели, занимаясь, снова любовью его защитница и заступница Ариэль, ему все было не так страшно.

Но сейчас, Анаэль был один. Ариэль не было рядом. Она, куда-то пропала и оставила тут в своем Ангельском доме его одного. И это видение, и сон его, говорящий теперь о многом. Связанный с исчезновением самой Ариэль. Она была рядом и проникла в него. В его сновидения. Он понял это. Ариэль всегда была рядом и следила за ним. Вероятно это был приказ и указание Свыше. А значит, Анаэль получив Ангельские свои крылья, был все же не свободным. И что-то сейчас происходило даже здесь на самом Небе.

Он много так и не понимает еще. Эту странную тесную связь с Херувимом Аридаем –Хотур – Амидасом, что назвался именно ему Сатаной.

- Ты падший! - Анаэль произнес ему.

- Такой же падший, как и ты – Херувим Аридай –Хотур – Амидас ответил Анаэлю.

Почему он? Причем здесь именно он? И эти ощущения близкой настоящей родственной связи между двумя сущностями высшего порядка.

– Я Сатана. Я истинное зло. Хитрое и коварное – он снова слышит эти жуткие громкие слова, слетающие с четырех ртов шестикрылого трехметрового Херувима.

- Да, сейчас вспомнил – произносит Анаэль ему - Когда-то очень давно, ты заставил меня изменить моей вере и любви к Всевышнему. И Бог сбросил меня в сам Ад как изменника и предателя.

Его всего от нахлынувшего ужаса перетряхнуло.

- Кто же сам он, как и этот Херувим Аридай –Хотур – Амидас, предатель и изменник - он слышит свой внутри Ангельский голос и самого себя – Кто я? – Анаэль произнес сам себе – Откуда все это? Откуда я знаю и помню все? Откуда я теперь знаю этого Херувима, что назвался Сатаной и падшим. И, где моя любимая Ариэль?

Анаэль в панике и ужасе, схватился за свою светловолосую Ангела голову и взмыл в воздух, расправив свои птицеподобные белоснежные Ангела крылья.

Он сейчас не знал, что делать и как ему быть. Его захватил всего страх и ужас. Нужно было разыскать свою Ариэль. Хоть и было запрещено покидать ее Небесное жилище, Анаэль все же вылетел наружу и полетел по Небу, куда глаза глядят.


***

Он не стал все же ждать. Возможно, он рассчитывал все решить гораздо быстрее и успеть, все сделать до прибытия Ариэль. Ариэль не сказала, где она и гуда упорхнула от него. А главное, надолго ли?

И Анаэль вылетел из ее Небесного дома и красивого лесного и цветочного сада.

Он боялся, конечно, но то, что он знал и то, что сейчас с минуты на минуту происходило, не требовало долгого ожидания или откладывания. Ему было необходимо все рассказать, хоть, кому-то из встретившихся на пути Ангелов или еще кому-то. Может даже самому Господу Богу, если он услышит его со Звезд голос.

Угроза самому его Создателю и Отцу. Угроза всем этим теперь расстилающимся под его парящими белоснежными крыльями Ангельским Небесам и Высшим Сферам. Да и вообще, надвигался неумолимый кошмарный ужас всему и Небесному и Земному.

То, что он теперь вспомнил и знал, было просто гибельной угрозой и необходимость хоть, кому-то все рассказать была обязательной.

- Здравствуй, брат – он услышал за своей спиной и, вздрогнув от неожиданности, испугавшись, обернулся.

Сзади догоняя его, парил незнакомый Анаэлю Небесный Ангел.

- Здравствуй - поприветствовал его Анаэль.

- Далеко, путь свой держишь? – тот поинтересовался и тут же сам представился – Я, Буддофаил – произнес незнакомец, с красивыми черными, развевающимися по ветру волосами и в сером оперении крыльями Ангел.

Он, подлетел слева и сблизился очень близко к Анаэлем. Он обнял того своей правой ангельской горячей рукой за талию.

Анаэль не возразил. Наоборот это хорошо, что был уже хоть, кто-то кому можно было бы довериться.

У соседа по полету были неопределенного цвета глаза. Возможно серые, но сильно темные. Он таких глаз еще не видел. Но, красивые, как у всех Небесных Ангелов. Как синие глаза его любимой Ариэль.

Буддофаил был в серой воздушной одежде в отличие от Анаэля, что был во всем белом, как и его крылья.

- Я, просто летаю – произнес Анаэль ему и еще добавил – Просто так. Скажем, ищу друзей. Я тут совсем недавно меня сюда привела моя любимая Ариэль.

- Вот как, Ариэль?! - Буддофаил произнес, удивленно и как Анаэлю показалось, даже ревниво. Похоже, он знал ее и знал неплохо.

- Да, мы любовники – произнес Анаэль, не скрывая этого.

Буддофаил ничего не ответил ему, лишь его очень темные и серые глаза сверкнули каким-то неопределенным светом, и миловидное, почти женского вида лицо стало на мгновение каким-то ледяным, но потом все пришло в норму. И он, улыбаясь, произнес Анаэлю - Полетели со мной – произнес Ангелу Анаэлю Ангел Буддофаил – Вон туда. Там очень интересно и там слетаются, почти все ангелы Неба.

Он указал вверх своей левой рукой в сторону второго белоснежного слоя сверкающих и светящихся в дневном жарком солнце облаков.

- «Солнце» - подумал сейчас, почему-то Анаэль - «Такое же, как и везде. Как на самой земле, так и здесь на небе».

Он захотелось тому все поведать и рассказать обо всем, что теперь ведал, но побоялся. Вот так первому встречному, которого он Анаэль еще не знал. Да и не знал еще тут вообще никого, кроме своей Ариэль. Ему еще предстояло познакомиться со всеми жителями здешних мест. Но, прежде…

Его мысли прервал Буддофаил - Брат Ангел, ты так и не назвал мне себя. Обижаешь.

- Прости, брат Буддофаил – произнес, качнув приветливо своей светловолосой кучерявой головой с полуженскими миловидными чертами и синими глазами Анаэль своему теперь Небесному собрату. Сделав виновато свои те красивые глаза. И Буддофаил услышал – Анаэль.

- Очень красивое имя, Анаэль - произнес еще мало знакомый ему Небесный Ангел.

- Брат, Буддофаил, что там? - произнес Анаэль – Там все сверкает и переливается яркими такими живыми красками.

- Не буду заранее рассказывать. Боюсь испортить сам эффект от увиденного - произнес Ангел Буддофаил - Прилетим, сам увидишь.


Сверкающие Небеса


- Летим - произнес Буддофаил и потащил за собой схватив за левую руку своей правой рукой Анаэля вверх в сторону сверкающих и переливающихся всеми цветами красок облаков. Анаэль на время даже забыл зачем он покинул цветущий летний Небесный сад и дом своей любимой Ариэль. Те потрясающие своим световым представлением облака над его Ангельской светловолосой кучерявой головой просто обворожили его синие восхищенные глаза.

Они, влетели в них и пересекли незримый точно облачный барьер. Некую сказочную и призрачную границу между мирами. И вылетели с другой стороны.

Оказавшись прямо в самом воздухе над сверкающими падающей вниз с облаков водой водопадами. В окружении разноцветных красочных островерхих, точно высоченные обрывистые башни скал.

Летящая вода вытекала прямо из цветных клубящихся и живых облаков и падала вниз испаряясь при падении и исчезая, где-то в самом низу, возможно превращаясь в сильный ливневый дождь. Но, скорее всего, это была некая замкнутая сама в себе система. Вечная круговая циркуляция воды, что сверкала своей прозрачностью и невероятной девственной чистотой.

- Смотри вниз! - произнес громко Ангел Буддофаил, перекрикивая сам громыхающий шум падающей с Небес воды.

Он, указал правой рукой туда, где под падающими потоками и струями воды кружили молодые другие Ангелы. Они там были полностью нагие и плескались, купаясь в Небесной реке.

- Потрясающе, Буддофаил! - произнес ему Анаэль, пораженный увиденным – Они, что там купаются?!

- Да, смывают прошлое и вбирают будущее! - произнес Буддофаил – Наполняют себя жизненными новыми силами, дарованными им самим нашим Богом!

Буддофаил ринулся вниз, размахивая своими серыми птичьими большими крыльями, и потащил за собой Анаэля.

Там, внизу, были разные Ангелы. Белокрылые и светловолосые, серокрылые с русыми волосами. И были чернокрылые с черными на голове волосами. Но все были совершенно нагие. Там были как мужчины, так и женщины. Молодые и невероятно красивые как миловидным своим лицом ликом, так и сверкающими белизной телами. Они были полупрозрачные сейчас там все.

- Это все Небесная Божественная вода – произнес Буддофаил и его нательная серая одежда вся, просто рассеялась в воздухе и испарилась, точно ее и не было. И он, отпустив Анаэля из своих рук, ринулся в кучу плещущихся под потоками падающей воды Ангелов.

А Анаэль, потрясенный всем таковым умопомрачительным зрелищем все не мог никак решиться на такое.

Он парил и кружил неподалеку, пока к нему не подлетели несколько смеющихся и благоухающих радостью и головокружительными цветочными запахами тел несколько обнаженных Ангелов.

Они, потащили Анаэля в сам Небесный водопад.

Одежда его сама вдруг рассеялась и растворилась. И он оказался совершенно нагим среди таких же нагих крылатых женщин и мужчин.

То, что с ним произошло дальше, ему самому не поддавалось объяснению. Потоки струящейся сверкающей теплой Небесной воды просто проникли в его само нагое Ангельское тело. Они, омыли его всего целиком с его белоснежными большими крыльями. Даже не намочив самих перьев и белокурых кучерявых его волос на голове. Но, ощущение было такое, что вода пропитала все его тело своей потрясающей живой свежестью. И полностью нагое мужское молодое тело Анаэля запахло всеми самыми яркими ароматами цветов. А он сам наполнился такой силой, что сам не узнавал сейчас даже себя.

Жаль, не было здесь его Ариэль. Но, вероятно, она тоже, и частенько посещала здешние водоносные Небесные целебные источники.


***

Огромной шумной крылатой кампанией Ангелы покинули Небесные целебные водопады.

Анаэль был среди них и его там было невозможно найти, среди таких же, как он сам. Почти, не отличимых друг от друга. Даже в многочисленной стае белокрылых юных еще совсем храмовых послушников и учеников более старших и опытных своих товарищей и друзей.

Он каждого запомнил буквально поименно. И женщин и мужчин. Чернокрылых серокрылых и белокрылых в стае которых Анаэль парил по Небу и среди светящихся яркими золотистыми солнечными красками облаков.

Он был потрясен, как все менялось в его жизни.

Вчера он еще был человеком. Влачащим жалкую земную жизнь. Несчастным, одиноким и смертным. В итоге, таковым и стал. Смерть грешника и Небесный Ангельский суд, и вечное изгнание в далеком мире Забвенья. Лишенным своего земного имени и фамилии, просто бестелесным проклятым духом. И вот он теперь, точно по мановению волшебной палочки или некоего Величайшего Провидения или чьей-то милости, Ангел и среди таких же, как сам. Имеет свое имя.

Что с ним случится уже завтра или может даже еще сегодня, Анаэль не ведал еще и не знал, но ощущал своей Ангельской натурой и внутри себя, что что-то надвигается на него и его светловолосую кучерявую голову. Надвигается на этот Небесный волшебный и сказочный мир. И это не из числа доброго и мирного. Это может оказаться, просто сущим кошмаром и концом всего. Гибелью всех миров, участником которого, он, Ангел Анаэль может оказаться.


Небесный храмовник


На обратном пути от Небесного водопада, Анаэль снова встретился с Буддофаилом. Вернее, тот сам нашел его. Буддофаил был одиноким молодым Ангелом и ему требовался друг или подружка. Здесь это было крайне необходимо.

- «Как и на земле среди людей» - подумал Анаэль.

Но, Анаэль сказал ему, что у него уже есть своя любимая и у них не только лишь одна дружба. И сейчас он летит обратно к ее Небесному дому.

Буддофаил весело рассмеялся и ответил ему, что он не найдет этот дом без своей любимой. Когда Анаэль его покинул тот дом, просто растворился в самих облаках. Этот заветный уголок лишь живет временно, пока там обитает, хотя бы один Ангел и найти его невозможно без присутствия его собственного Творца.

- Так, что ищи свою любимую - произнес Анаэлю Ангел Буддофаил - Или она пусть сама найдет Анаэля - он добавил – А еще лучше, построй свой заветный уголок. И такой, чтобы подружка увидела его издалека и тебя там. Ты ведь Ангел. Прояви смекалку и свою Ангельскую Небесную Силу.

Он радостно звонко засмеялся и, размахивая своими серыми птичьими крыльями, и развевая свои на ветру серые одежды и черные волосы, отлетел в сторону.

И они расстались. Но перед этим Анаэль рассказал Буддофаилу о том, что с ним не все в порядке. И он хотел бы узнать о себе больше, чем знает. И тогда тот посоветовал ему посетить Небесный Облачный Храм, где горит Священный Божественный Огонь. Лишь Святилище даст ему все вопросы на его ответы.

- Так делают многие из нас, кто хоть в чем-то ищет правды и свои ответы на свои вопросы - произнес ему Ангел Буддофаил - Храм тебе даст на все ответы. Если, что-то будет не совсем понятно, то поможет в этом еще и главный там Храмовник и служитель Небесного Храма и Священного Огня.

И Буддофаил, похлопав правой рукой по левому плечу своего друга, отлетел в сторону. Он полетел искать себе друга или подружку в шумной толпе молодых Ангелов, что весело гомонили на все Небо своими громкими радостными звонким голосами. Они, сейчас разлетаясь во все стороны то группками, то сладкими влюбленными парочками, кто, куда. И исчезали в белых клубящихся облаках.

Через непродолжительное время он, Анаэль, опять летел один, в своем гордом одиночестве, размахивая своими белоснежными большими птичьими крыльями.

Анаэль начал искать, то, что теперь ему необходимо было найти. Правда, долго искать не пришлось.

Он вдали увидел пред собой и чуть ниже себя нечто с огромными каменными на вид стенами и ступенями. Огромными на входе колоннами, башнями и куполами. Воздушные созданные из самих облаков и среди них постройки. Их было там несколько прямо стоящих на белых облаках и окутанных ими со всех сторон.

Он видел его, когда пролетал мимо вместе с Ариэль. Среди белоснежных клубящихся облаков. Теперь у него было время все увидеть своими синими Ангельскими глазами и рассмотреть подробно во всей Небесной красе.

Он подлетел к каменным большим ступеням и входу, оформленному огромной колоннадой. Он опустился на ступени своим ногами и пошел по ним вверх.

Не было никого вокруг. И путь был свободен и чист. Никто ему не мешал и не встретился на пути на этой белокаменной воздушной лестнице.

Анаэль, еще когда был человеком не находил себе покоя в вопросах о самом себе и кто он был на самом деле. Он видел жуткие сны с черными крылатыми тенями и непонятными существами. Он видел много чего и пока не понимал, откуда все это и зачем, он все это видит. И самое главное, кто он и откуда взялся на земле и теперь здесь на небе. Почему его не осудили на смерть, а лишь на вечное изгнание.

И Ариэль.

Она, его крылатая любимая в его судьбе взялась не просто так. Он, будучи на земле человеком не лицезрел ее в живую. Она приходила к нему. И они согрешили и не раз оба в жаркой любви. Он помнит это даже сейчас, будучи перерожденным из человеческого полумертвого бестелесного духа в Ангела.

Но, что-то все же было не так. Что-то было совсем не так, как он видел перед своими синими Ангельскими глазами. Что-то, что ему не виделось еще, и что скрывали от него. Его сама возлюбленная Ариэль. И даже скрывал сам Господь Бог.

Не было рядом сейчас самой Ариэль. И он сейчас, боялся встретиться с кем-то ему враждебным и именно здесь даже на пороге Небесного Храма. Он стал бояться Херувима Аридая –Хотур – Амидаса. Он вспомнил, что видел демонов и чертей. И был в самом Аду. Еще, будучи до живого земного человека. И смог вернуться из самого ужасного мира вечных мук Ада. И на то теперь были возникшие основательные причины. И самое интересное, почему он, Аридай –Хотур – Амидас в тех его пророческих кошмарных, увиденных человеком, еще новорожденным ребенком, и на земле сновидениях, назвал его своим единокровным рожденным от самого Бога братом и другом. Он вспомнил, почему-то именно это. И это все было как наяву. И тем, было куда страшнее, чем, если бы это был лишь только жуткий ночной сон. Вся его земная бесполезная и непутевая одинокая жизнь, пьянки и драки. И смерть, приведшая на Небесный Суд и потом сюда. К ступеням этого Ангельского Храма. И уже повторно и одного, без сопровождения любимой его телохранительницы Ариэль. Это была его, как видно скрытая и тайная некая карма и судьба.

И вот, он на ступенях этого Громадного Небесного Святилища и Храма Ангелов.

- «Неужели Отец не помнит и не знает, кто он? Неужели забыл совершенно о нем?» - Анаэль произнес сам себе и про себя – «Но, он же разговаривал с ним. В том баре заключенных душ в мире забвения. Это был точно Он. Их встреча была устроена специально. Только кем? Самим Богом? Но все выглядело тайно и скрытно от других под яркий свет мигающих в баре ламп и гром гудящей музыки. В стороне от самих танцующих».

Сейчас было такое ощущение, что он тогда был на земле. Перенесся из мира Забвения на Землю. Или все-таки в неком, каком-то еще отдельном мире. Но, это был точно Бог и Отец. Значит, он ничего не забыл. И его не забыл. Он добился своей аудиенции. Бог отозвался ему. Но, он не видел его.

Он желал увидеть его лицо. Его живой из света образ, глазами его Звездного любящего падшего, но прощенного крылатого ребенка.

Он был тогда уверен, что это был Бог. Да, и сейчас у Анаэля не было в этом сомнений. Все было проделано тайно и вдалеке от всех.

Из всего разговора посвященного его земным мытарствам и весьма отдаленного от реальной правды, он так ничего и не понял. К чему было все это?

В тот момент, Ариэль забрала его оттуда якобы по разрешению Бога.

- «Значит, это и был все-таки Он. Сам его Создатель и Отец» - прозвучало в голове Небесного ангела Анаэля – «Мое имя. Новое имя».

И оно, нравится ему, тогда еще на Небесном Суде обезличенному и без именному.

С него сняли все обвинения и отправили на Небо в чине Небесного Ангела. Как ему произнесла сама Ариэль, пока вот так. И за этим, вроде как стоял сам четырехликий Херувим Аридай –Хотур – Амидас.

Все его мытарства и страдания от самого Ада до Высших Сфер, это испытание. Жертва за ошибки и промахи. Это была такая мера исправления и возвращения обратно к исконному порогу и туда, откуда он так низко пал.

Лишенный имени и звания. Всех прав и сил. Побежденный в единоборстве с Архангелом Михаилом. Развенчанный, но непобедимый в своей любви к своему Отцу и Богу Светоносный Серафим Люцифер.

Теперь он знал, кто он, кем был когда-то. Вот, кто был он на самом деле и жил внутри самого себя.

Он хотел вернуться обратно в Лоно Бога и в мир его Отцовской любви. Сейчас омытый источниками Небесных целебных вод и чистый безгрешный.

- Отец, любимый – он, произнес, и слезы побежали по гладким белым щекам белокрылого Ангела.

Где – то там внутри, что-то точно в вулкане заклокотало и стало вдруг болезненно опять тоскливо. Это воспаленная проснулась снова, где-то в глубинах его Ангельского тела сама душа еще одного существа. И он, ощутил его. Это был еще один он. Тот, у которого шесть крыльев, трехметрового роста.

Анаэль склонился вниз лицом к каменным ступеням Святого Храмового Алтаря. Он лег ничком и распластал свои Ангельские крылья по сторонам, опустив их кончиками и краями перьев на теплый Небесный Храмовый камень. Анаэль прислонившись губами к самим пропитанным силой и нерукотворной энергией всего Неба храмовым камням. Перед самим горящим тут ярким висящим в воздухе вечным искрящимся лучистым животворящим светом. Частицей самого Создателя и его Родителя.

Это место напомнило ему о самом себе. Кто он и кем, когда-то был.

Он уже стал забывать все свое земное далекое прошлое, что вдруг снова оживало перед его Ангела Неба синими глазами. Оно Анаэлю казалось, чем-то теперь эфемерным и нереальным. Земная скитальческая жизнь его человеческой, когда-то бескрылой души. Страдания и мучения, о которых тут можно было сейчас совершенно забыть. Создатель наградил его всем, о чем даже он не смел и не мог мечтать. Но это снова возродилось и прожгло ему сердце и грудь. Неукротимая тяга туда, куда не мог подняться никто из крылатых жителей Неба. Именно сейчас, это захватило его дух и душу с еще большей мучительной силой. Внутри и где-то там, в глубине под этим телом просыпалось второе тело. Второе его еще одно Я. Неукротимое и сильное. Его истинная сущность. Светоносная и губительная. Свет от Тьмы. День от Ночи. Сам, когда-то падший от любви к Звездам и другим Мирам Светоносный Серафим Люцифер. Лишенный оков стремящийся обратно к своему Создателю и Отцу из самой Адской бездны. Прошедший земной путь в своем духовном и душевном перерождении.

Никто не ведал, кто он, кроме Херувима Аридайя –Хотур - Амидаса. Никто. Он так думал сейчас. Даже сама его возлюбленная Ариэль до вознесения на Небо. Ибо упрятан он был так глубоко в недрах иного живого организма и среди многочисленных слоев оболочек и тел. Что он и сам не мог распознать своей истинной живой сути. Когда-то любовь к Родителю и погубила его. Она, побудила все в нем преступные грехи и привела его к падению с Небес в ревности к самой Божественной Власти. Ему пришлось пройти через Ад и стать в итоге человеком и прожить земную греховную не лучшую жизнь и погибнуть даже в конце ее в пьяной поножовщине и драке. Она жила и сейчас в нем как его самом любимом и Звездном Первенце. И ей жестоко пользовались. Те, кто готовил Небесный переворот, зная всю его мощную скрытую внутри Серафима Астрального Света силу. Тот, кто это делал, не знал, что он вне его теперь подчинения. И ему уже не друг, и не товарищ. Давно уже. Ибо предал его тогда еще и позволил Архангелу Михаилу завершить тот его в падении в Адскую бездну путь. И теперь на что-то еще рассчитывал. Считая Люцифера своим сейчас все еще другом. Предатель любовник. И подстрекатель к восстанию и свержению Бога. Он и подвел его к этому тогда, много, много веков и лет назад. Сам, оставшись на Небесах и среди своих же собратьев. Чистым. Не замарав свое оперение предательской черной грязью.

До этого момента, он не знал всех подробностей о себе и кто за всем этим стоит. Храм рассказал ему, что его Отцу грозит опасность. Небесный Волшебный Божественный Ангельский Алтарь и его каменные ступени открыли всю правду ему. Это рассказал ему сам его любимый Бог. Ибо он сейчас открылся ему во всем, целуя преданно и страстно любовно храмовые ступени пред Священным Небесным Астральным Огнем.

И только сейчас, он понял, кто он. И, кто имел власть над ним и для чего. Вытащив его из самого Ада и в жажде захватить силой Отцовский Трон и самому властвовать. Черная тень иной сущности и теперь врага. Даже ему самому. Истинная сущность Анаэля заключенная в нем самом. И она. пока бессильна, что-либо сделать против того, кто хочет сделать второй переворот и захватить власть среди Звезд и Трон Бога. Теперь, лишь используя его. Ибо не способен сам. И в одиночку сотворить такое. И противопоставить себя самому Богу.

Священный Храмовый Небесный Огонь, в который смотрел Ангел Анаэль, показал ему все. Он проник через его глаза, в воздушное, почти невесомое тело внутрь. И, пробудил то, что дремало много-много тысячелетий. От рождения всего земного мира до нынешних эпох. Землю в разных ее преображениях и всевозможных видах. Гибель одних цивилизаций, и зарождение других. Бездну огненного и ледяного Ада и Небесные Божественные Сады.

Каменные воздушные ступени храма, буквально слились с его таким же сотканным из воздуха Ангельским крылатым телом.

- Боже, прости меня! – он, изливая из себя горькие кающегося грешника слезы, произнес ему - Прости, преступника и грешника!

- Он знал, что ты вернешься – произнес, кто-то громко за его спиной – Все к тому и шло. Я знал, что гнев Отца нашего, будет не вечен. Все же, ты самый близкий к нему сын из всех нас. Он вел тебя сквозь сам Ад к Раю и не терял надежды на то, что вернет своего непутевого, но самого любимого шестикрылого сына.

Анаэль узнал его. Его голос и обернулся назад.

За спиной стоял трехметровый ростом, когда-то его ненавистный противник и враг из Властителей Нижних Небесных Миров.

- Михаил! - он произнес его имя, когда-то давно ему было оно ненавистным, как и имя его собрата Архангела Гавриила, но теперь оно стало точно сладостная и мелодичная песня - Слава твоя опережает тебя – он еще произнес тому, кто стоял, позади его, стоящего пред Небесным Храмовым Огненным Алтарем на коленях.

Когда-то сброшенный самим Богом с самых верхних миров и падая, он смог зацепиться за эти Небесные облака, но Михаил своим огненным мечом поверг его и сбросил вниз, пока не загнал поверженного и израненного Светоносного падшего Серафима в сам подземный ледяной и огненный Ад.

- С возвращением на Небеса. Ариэль сделала свою с честью работу. Она неотступно вела тебя по земной падшей грешной жизни и привела сюда на Небо. Но, это не конечная точка твоего пути Люцифер – Светоносный Властитель Верхних миров Серафим Акаши - Сефер –Эфраим.

- Мой суд, и ссылка в новое изгнание в мир, это всего лишь отвлекающий театр – произнес он ему снова и встал на ноги лицом к трехметровому белокрылому Архангелу.

- Это для того, чтобы тот, кто затеял измену не смог ничего понять - произнес Михаил.

- Херувим Аридай –Хотур – Амидас. Мой друг. Так вы все знаете – произнес Анаэль Михаилу.

- Да, знаем. Вы, когда-то были близкими друзьями. И были оба первыми там, у Царственного Звездного Трона своего Отца Создателя. Вы оба были изменниками Небес. Но, одному теперь суждено возвысится, другому пасть. И скажу, Бог теперь не будет столь добр и благосклонен к врагу своему. Он не простит того, кто вот уже не одно тысячелетие ведет против него войну. Скрытую и непримиримую. Он ждет нужного момента и все приготовил уже для решающего финала.

- Но, Херувим Аридай –Хотур – Амидас, он ведь тоже все знает – произнес Анаэль Михаилу.

- Сейчас, да - произнес Архангел Михаил - После твоего возвращения с мира Забвения. Он обречен. И он решителен. И он сейчас, пойдет на все. Он сильнее нас и сильнее всего моего Небесного Ангельского воинства. Он здесь внизу и выше ему не подняться теперь. Туда двери закрыты. У него одна дорога, либо падение в Ад. Либо смерть. Он понял это сразу, когда закрылись к Трону Господа нашего вверх ему все двери. Он будет искать тебя. Но, Ариэль присмотрит за тобой какое-то время.

Вдруг появилась Ариэль. Она спустилась сверху, красиво распустив свои в стороны, парящие большие птичьи белоснежные крылья. Его белокурая любовница и красавица Ангел Ариэль. Его спасительница и охранительница.

- Приветствую Тебя, Великий Магистр - она поприветствовала Михаила, встав на одно свое левое колено пред трехметровым крылатым белокурым в белых воздушных одеждах гигантом.

- Приветствую Тебя, Ариэль – произнес Архангел Михаил - Ты все сделала, что я просил тебя сделать? Ты узнала, кто он и кто стоит за его спиной против Бога?

- Да, Магистр Неба и наш командир - она ответила ему – Гавриил, тоже все знает. И все Ангелы знают все, что должны теперь знать. Я увела его к Небесным Судьям и Ангелу Архериму. Его удалось заточить обманом в Небесную тюремную башню, но он, силен и опасен всем нам сейчас. И без помощи самого Всевышнего и его воинства нам его не одолеть. Он все равно вырвется оттуда и будет свиреп и беспредельно жесток – она произнесла и добавила - И он ищет его.

Ариэль кивком головы и синими своими женскими глазами указала на своего Анаэля.

- Мы в серьезной опасности, Ариэль. Но, без твоего подопечного Рунаифер бессилен. Он не сможет сотворить своего Великого Злодеяния – произнес Архангел Михаил - Не пробудив Великого Светоносного Серафима ему не одолеть того, кто владеет всем. Это его второй провал. И, поэтому он будет рвать и метать от своей безграничной бешеной злобы и крушить все вокруг без какой-либо пощады и жалости. Он, по воле злой судьбы сейчас, именно здесь в нашем мире. И нам предстоит принять на себя эту участь. Создатель закрыл все двери вверх и к своему Звездному Трону Всевластия. Абсолют своей Великой Властью распорядился беречь твоего подопечного и прятать его от бунтаря Херувима.

Анаэль молчал. Он теперь все понимал. Весь разговор, и о чем он. Он сейчас все знал и о себе, и о том, что твориться на самой Земле, Небе. И в данный момент, сейчас здесь. Ему поведал сам Священный Огонь Небесного Храма. Вопросы все задаваемые им были лишние уже неуместны. Все завязывалось на него. Вот почему он здесь. Вот значит все как стало складываться для него. И вот то чего он боялся и ощущал до этого. Великая любовь к своему Отцу творила чудо. Она вела его обратно к нему, но на пути была теперь преграда. Херувим Аридай –Хотур – Амидас. Когда-то почти как брат и близкий друг. Такой же изменник в прошлом, как и он. Но предавший не только Бога и своего Отца, но еще и его своего друга, позволив тому низко пасть, сам удалившись в тень и спрятавшись от кары.

Он был в Аду много тысячелетий, а он жил спокойно на Небесах и теперь, когда Люцифер решил вернуться к Богу, он активно содействовал этому, но с корыстной своей злой целью тенью следуя за ним по грешной земле и даже тут на Небесах.

Он лишь опустил вниз свою русоволосую голову Небесного Ангела, закрыв свои синие глаза, молчал.

Он видел, сколько расплодилось там внизу всяких черных поклоняющихся черному адскому воинству кровожадных сект. И лично ему Люциферу. Для них он и сейчас там Великий Князь всех чертей и демонов. А сколько проклятий в его звучало там внизу от всех его противников. И Бог прощает его. Он ответил на любви его призывы и стал милостливым к падшему своему отпрыску и созданию. Отче прощает его. Он вымолил его прощение. Все было не сложно. Нужно было лишь искренне от всей своей души раскаяться и признать свою вину и все. Он отверг свой гнев и обиду. И им, тут же, овладела всепоглощающая Божественная любовь. Она жила внутри, где-то падшего Серафима Астрального Света. И вспыхнула новым ярким искрящимся светом своего прежнего Астрала.

Анаэль засветился весь ярким голубоватым мерцающим исходящим из его тела свечением. Он сам себе, удивляясь, осматривая себя, расправил в стороны свои светящиеся руки и белоснежные Ангельские крылья. Его глаза были снова все в горьких и одновременно счастливых слезах Звездного прозревшего, наконец-то сына.

- Отец! – он воскликнул и поднял вверх в потолок каменного Небесного Храма свою светловолосую кучерявую Ангела голову, глядя в тот потолок и видя там отражение самого себя, многоликого с шестью раскрытыми в стороны крыльями в звездной красивой одежде Серафима. Он там еще увидел светящийся ярким пламенем всех космических жарких звезд и далеких галактик и Вселенных лик своего Отца и Родителя.

Ариэль сложила на своей женской Ангела груди крестом руки и заулыбалась ему красивой искрящейся улыбкой.

- Свершилось, как Отец обещал – произнесла она вслух – Наконец-то. Я так долго жила этим и так хотела этого. Мне пришлось играть свою особую роль, скрывая многое от него самого и даже обманывая на суде своих собратьев Небесных Ангелов ради этого момента. Прощение через любовь. Любовь, которую я дала ему. Я избавила его от вечных страданий и мук. Его душа близка к полному очищению как велел Он, наш Звездный Повелитель. Я прошла с ним долгий свой путь как его земной хранитель. Я выполнила твой приказ, мой Архангел Михаил. Я достойна повышения.

- Скоро, ты станешь тоже Архангелом, Ариэль, таким же, как и я. Таким же, как Гавриил – произнес Михаил – И на одного Архангела Небес уже будет больше.

Михаил подошел ближе к Анаэлю и обратился опять к нему - Скоро мне придется преклонить перед тобой свои колени Великий Серафим Света – произнес, обращаясь уже к Анаэлю Михаил – Когда твои шесть крыльев опять окрасятся ярким Божественным светом, Люцифер. Я сейчас тебе не враг, как и ты. И мы оба, понимаем друг друга, как нельзя лучше других Ангелов, Серафимов и Херувимов - произнес Архангел Михаил - Ты должен быть готовым к следующему своему решающему истинному шагу. Чтобы вернуть себе благодать Серафима и Великую силу. Чтобы Он принял тебя обратно.

- Я знаю, Михаил - произнес Анаэль, опустив вниз свою кучерявую Ангела светловолосую голову, и взор его был уже другим. И он произнес Михаилу– Это еще не все. Будет самое трудное. Путь вверх в тысячу огненных колец. Прощение огнем.

В его глазах сейчас, что-то было иное. Уже не было слез на его миловидном белокожем сотканном из самого воздуха лице. Он был спокоен и собран. Сложив свои руки, скрестив их на своей груди. И это был уже не Ангел Анаэль. Там внутри пробуждалось нечто иное, что таилось внутри него. Оно завладевало его разумом, телом и силой. И было уже близко к выходу на Божий Свет. Ему было тесно в этих верхних сковывавших его чуждых разных телах. Под этими прятавшими его много лет оболочками. Где толком не расправить свои шесть огромных огненных крыльев. Не встать в свой полный трехметровый рост. Оно рвалось наружу, бунтуя внутри Ангельского белоснежного как облака тела.

- Я понял, это неизбежно и мне не уйти от этого теперь. Так хочет Он, там наверху. Без него мне не стать тем, кем ты был прежде - произнес Архангелу Михаилу Ангел Анаэль. Сгореть дотла и снова возродится.

- Да – произнес ему Михаил – Ты все понял. Ты все знаешь. Не мне теперь тебя учить на ступенях Небесного Храмового Святилища. Таково правило Звездных Небес и нашего Творца и Родителя. Через искупление вернется все. Все силы и вся, что была при изначальном рождении благодетель Божья.

- Я все это видел в Храмовом Священном Огне. Я готов ко всему. Я пройду через все. Я вернусь к своему Отцу, чтоб мне это не стоило - произнес Анаэль – Все это ждет меня на пути к Звездному Трону. Я прошел через многое. И осталось пройти лишь это.

- Огненные колеса со всевидящими, никогда не знающими покоя и сна глазами к вратам и Трону Господа. Пройти туда, куда путь даже Архангелам закрыт. Выше обитания самих Херувимов и Серафимов - произнес Архангел Михаил ему – Великое таинство огненных колец. Неизбежный обряд прошлых тысячелетий. Без него нет пути назад.

- Хватит – произнес, обрывая речь даже самого Архангела Михаила, резко и жестко Анаэль, почти властно не смотря на то, что был рядовым простым Ангелом - Я сегодня так много узнал всего о себе. Я устал от всего этого. Мне нужно побыть наедине с самим собой и, где-нибудь в таком месте, где мне не будет мешать никто.

Он, повернул свою голову к стоящей неподалеку Ариэль . Подошел и взял ее за руки.

- Полетели отсюда, любимая – произнес он ей.

Ангел Ариэль посмотрела на главного Храмовника и воина Архангела Михаила, прося разрешение покинуть Священный Храм Небес. И тот, качнув, молча головой, дал ей согласие. В тот же миг, два белокрылых ангела Небес взмыли в воздух и полетели навстречу яркому жаркому на самом Небесном горизонте большому живому пылающему огнем Солнцу.


Затянувшаяся расплата

- Я узнал, кто я. Я узнал свое истинное имя – произнес Ангел Анаэль – Меня долго вели обратно к родному дому. И я уже на пороге. Осталось совсем немного. Только это немного стоит теперь всего пройденного до этого. Я узнал все, и вспомнил все, Ариэль. Акаши - Сефер –Эфраим – произнес он сам себе – Как долго, я не помнил своего истинного имени. Люцифер. И это меня сейчас самого страшит и пугает.

Они вместе сейчас лежали опять в Небесной двух любовников постели. Он обнимал ее. Она его. Они любили друг друга в мире выстроенном уже самим Анаэлем. В высоком Небесном замке с крепостными высокими стенами и башнями. В широкой просторной украшенной красивыми цветами и растениями спальне с открытыми окнами и дверями настежь.

- Сколько имен – он произнес ей – Почему так много? А у нашего Создателя и Бога сколько их?

- Не сосчитать, любимый - она ответила ему - Я понимаю, Анаэль, ты ведь заново родился на этот Небесный Свет. И для тебя все заново открывается и как бы ново. На земле как у человека, у тебя было свое имя. Здесь теперь свое. Но вот ты узнал еще имена. У всех, кто выше этих Земных и Небесных Сфер имен много. Чем выше, тем они разнообразней и их больше.

- Рунаифер – он произнес и сел на постели, оторвавшись от нежных ласковых поцелуев - Херувим Аридай –Хотур –Амидас. Друг и враг. Как так вышло? Почему так все стало и сложилось, Ариэль?

- Ты действительно все забыл, любимый - она произнесла ему – Совершенно все. Но, оно и к лучшему.

Было видно, что Анаэль сильно и болезненно все это переживал.

- Почему, он поступил так? – Анаэль произнес ей – Почему, он совратил меня и сбил с пути. Заставил пойти против Бога? Сделал одержимым ненавистью и злобой? Зачем, он всю мою жизнь преследует меня и даже сейчас здесь в Небесном Ангельском Раю?

- Ты сейчас как ребенок еще. Ты в стадии перерождения. И, поэтому наивен. Опасно для всего окружающего открыт. Ты, когда был человеком и проходил путь смертного на земле был таким же. Тот мир был тебе крайне чужд и когда- то ты ненавидел его. Но ты прожил там большую часть своей жизни. Имел мать и отца, братьев и сестер и свое земное имя. Теперь ты уже другое существо. Ты Ангел Неба. Как и я. Но, скоро будешь уже иным, и недосягаемым даже для меня. Будешь принадлежать исключительно Богу.

- А, Рунаифер Херувим Аридай –Хотур – Амидас? - Анаэль спросил у Ариэль.

- Его ожидает незавидная теперь судьба – ответила Ариэль –Его предательство и для меня было шоком, когда я узнала об этом.

- Его бояться? - он снова ее спросил.

- Все здесь – ответила Ариэль.

- Потому, что он всесилен как Звездный Херувим? – спросил Анаэль.

- Ну, разве, что только Архангелы способны противостоять такой мощи и силе, какой обладают Херувимы и Серафимы. А Аридай –Хотур – Амидас, Рунаифер самый сильный из всех. Поэтому, Бог закрыл все двери своей силой и печатями в свой Звездный Рай. И ему туда не попасть. Он ищет тебя, Анаэль, мой Серафим Астрального Света Акаши - Сефер –Эфраим. И он, найдет тебя все равно. Это неизбежно теперь, когда он понял, что все у него рушиться. И все тайные и его планы известны всем здесь и Выше, даже самому Отцу и Богу. Хоть я знаю, бывают чудеса, но в это трудно мне поверить. Я сейчас смотрю в эти синие красивые любимые твои глаза и вижу одно лицо. Скоро у тебя будет их несколько. И вместо этих крыльев будут другие. И ты будешь не таким. Куда еще более красивым и лучезарным состоящим не из воздуха, а из самого яркого ослепительного света. Освещающего со звезд эти Небеса и саму под ними землю. Там, где ты был, когда-то еще живым человеком. Самый красивый из всех Серафимов шестикрылый многоликий Серафим Люцифер. А сейчас! - она ему произнесла весело и радостно, смеясь громко. И соскочила на постели, встав перед Анаэлем на свои Ангельские женские колени и обняв сидящего его, прижав к своей трепыхающейся воздушной, нежной с торчащими сосками груди – Летим в Небесные водопады!


***

Было удивительным, но здесь было все пусто. Никого. Лишь громкий грохот падающей вниз воды, появляющейся из неоткуда и падающей в никуда. Куда-то вниз, растворяясь в Небесной пустоте и самих там внизу белых воздушных облаках. Тут как говорил Ангел Буддофаил, было всегда полно молодых Ангелов.

Но, теперь ни одного. И весь струящийся и искрящейся водой и своими летящими на два обнаженных Ангельских тела струями, принадлежал только этим двум любящим друг друга красивым телам, что испускали яркую радужную в разноцветье энергию своими Ангельскими аурами и нимбами. Отдавая ее этому водопаду и получая от него в ответ такую же, но более сильную энергию любви и блаженства.

Он любил ее, а она его, укрывшись теплой живительной водой, летящей с крутых каменных утесов из облаков.

Они не замечали сейчас ничего вообще. И многое пропустили. Например, поднятую Архангелом Михаилом и Гавриилом тревогу. На которую, сейчас неслись все жители Ангельского Неба. В первую очередь молодые и еще малоопытные Ангелы. Среди которых, был и Ангел Буддофаил. Он нашел себе друга и теперь в паре летели на тревожный Небесный призыв в сам Главный Небесный Храм. Как и все вооруженные огненными смертоносными мечами. Громко на все голоса, галдя и издавая бодрые боевые кличи и призывы, это огромное молодое крылатое воинство летело сломя голову в свой Небесный Храм и Святилище.

В Небесах прозвучал громкий трубный сотрясающий сами Небеса гул. Это сам Архангел Гавриил возвестил о предстоящем в Ангельском Храме в самом Небесном их Святилище вероятном сражении.

Лишь только это Ариэль и Анаэль смогли услышать через грохот льющейся вниз шумной сверкающей Небесной воды. И она, схватив его за правую руку левой своей рукой, выдернула из-под воды.


***

Что-то случилось. И это что-то произошло в Небесном Святилище Ангелов. Все Ангелы летели туда. Но, первыми и быстрее всех оказались там молодые. Они оказались там раньше более опытных взрослых и сильных. И стали первыми жертвами того, кого они атаковали.

Небесный Храм и его стены окрасились разлетевшейся кровью белокрылых серокрылых и чернокрылых жителей Неба. Голубая волшебная наполненная живой болью не падая вниз кровь, паря, буквально висела мелкими капельками в самом воздухе. И повсюду летало птичье выдранное из разорванных и разодранных сотканных из самого воздуха совсем юных тел оперенье. Многие просто сгорели дотла в жарком безжалостном огне. Другие, разорванные в клочья, просто растворились погибнув от невероятных сверхсил Херувима Рунаифера Аридая –Хотур – Амидаса.

Теперь окруженный плотными кольцами Ангелов более старших, опытных и сильных под предводительством главного судьи Неба Архерима и его подручных Замиила и Рамиила, просто удерживали своей силой в неком плотном энергетическом силовом коконе своего противника и врага, который бился сейчас против самого Архангела Михаила.

Здесь были еще несколько Архангелов из Небесного Воинства и рожденных Архангелами наравне с Михаилом. С такими же огненными мечами и большими крыльями. Рафаил, Салфеил, Уреил, Гудеил, Варахеил и Иерамиил. В сверкающих сейчас золоченых доспехах и в воздушных накидках плащах, отброшенных за спину.

Они готовились каждый к бою с противником. Ожидали своего часа, когда Михаил даст им такую возможность. Но, как было видно, Главный Храмовник Небесного Храма даже и не думал об этом. Он считал раз все произошло именно здесь в его Небесной Обители, то это его единоличное право скрестить свое оружие с оружием того, кто принес грех и скверну в священное место, где Михаил творил свои молитвы и охранял Священный Храмовый Огонь.

Там летели яркие молнии, и слышен был оглушительный сотрясающий все Небеса грохот. Такой силы, что сам весь Храм содрогался от верха до низа.

Первым сигнал к схватке поднял сам Архангел Михаил. И принял первым удар на себя. Но, это не спасло молодых Ангелов, что подоспели к нему на помощь. Если Архангелы смогли выстоять перед силой Тетраморфа Херувима Аридая –Хотур –Амидаса, то Ангелы многие пали и не смогли выжить.

Михаил был бессменным охранником этого Храма. Он, буквально жил в нем и нес охрану Небесного Святилища. А иногда на пару даже и поочередно с другими Архангелами. И вот вдвоем он бился против того, кто был сильнее даже их всех вместе взятых.

Анаэль и Ариэль это увидали, подлетая к ступеням Храма, где в глубине самого Святилища шел бой на смерть.

Сейчас к нему еще с целым боевым отрядом своих облаченных в сверкающие латы воинов устремился и Архангел Гавриил.

Туда же летела и Ариэль с Анаэлем.


***

Они смешались с летящей шумной огромной толпой вооруженной боевым сверкающим оружием разъяренными крылатыми воинами и ворвались в Небесный Храм.

Там уже плотными многоярусными кольцами удерживая этот строй, держали Ангелы. Перед ними в кружении летающего вихрем оперенья, остатков летающей клочьями растворяющейся воздушной одежды, волос и изувеченных останков тел, за пределами столбом стоящих огненных колец, бились два самых отчаянных бесстрашных трехметровых воина. С ненавистью бросающихся друг на друга. Один, в сверкающих в золотой узорчатой отделке латах. Закованный с ног до головы. С огромными белоснежными раскрытыми по сторонам крыльями. С белыми длинными развевающимися во все стороны вьющимися волосами красавец Архангел Михаил. С длинным огненным сокрушительным мечом. И, имеющий, только в этом свою убийственную мощную силу, выраженную в своих ударах, что сотрясали стены самого храма громом сверкающих и летящих во врага молний.

И второй. Без своего оружия, но имеющий иную, куда более убийственную, сокрушительную силу в своей истинной ипостаси Звездного Херувима, выраженную в огненном испепеляющем пламени, что летело в Михаила в расчете испепелить его также, как испепелило первых молодых всех Ангелов, ворвавшихся первыми в Небесный Ангельский Алтарный Храм. Шестикрылый и ставший целиком весь огненным, этаким излучающим из себя пламенем и состоящий из огня целиком Херувим с шестью распущенными по сторонам огромными крыльями четырехликий Рунаифер Аридай –Хотур – Амидас.

Вокруг них, держа своей силой и силой других более зрелых и старших по власти и силе Ангелов, плотное и прочно как стена из самого воздуха кольцо, был сам главный судья Неба Ангел Архирим. Его два помощника равных ему по силе и власти Замиил и Рамиил.

И сквозь такое вот препятствие Анаэлю и Ариэль надо было сейчас прорваться. Они безуспешно, пока кружили вокруг всех выстроившихся стеной и кольцами разноликих и разной воздушной одежде и с разным цветом крыльев Ангелов, что не обращали на них своего внимания и были лишь сосредоточены на самой смертоносной битве двух сил. Силы Неба и воздуха и силы Звездного огня.

Ариэль была напугана и была сейчас одновременно в дикой такой же, как и все Ангелы злобе и отчаянии. Она как никто иной из всех была просто в гневе и в ярости. Ей, как никому другому, пришлось все сейчас пережить и увидеть своими глазами. Еще и как Ангелу женщине. Смерть своих сородичей. И разочароваться во всем. В дружбе и преданности своего наставника и друга Херувима Аридай –Хотур – Амидас, что был совсем не тем, кем был на самом деле. И который, сейчас боролся против Архангела и главного Храмовника Михаила. К тому же схватка произошла в Небесном Облачном Храме.

Как и почему, именно тут она уже все понимала и знала.

Рунаифер именно прибыл сюда, чтобы разрушить его до основания. И осквернить сам Божественный Небесный Алтарь. Именно то, что он больше всего здесь ненавидел и то, что выдало его все планы Ангелам и самому Богу. Обличив того пред Архангелом Михаилом. Но, не вышло. Главный храмовник вступил в схватку с противником. И сюда слетелись все Ангелы Неба.

Он бы смог такое совершить, но не вышло. В бешенстве и ярости и понимая, что все рушиться у него самого вместе с его собственной жизнью Рунаифер сейчас бился с таким отчаянием, что казалось, даже был шанс ему победить непобедимого другого, почти равного по мощи и силе воина. Не смотря, что все же они были, не совсем равноценны по своей власти, обязанностям и положению.

Но, Господь все будто знал и чувствовал, когда наделил Архангела Михаила его силой, как и под стать, ему по мощи Архангела и главнокомандующего своей армией Ангелов Гавриила, что был тоже уже здесь с большим еще одним отрядом вооруженных боевым своим оружием личных крылатых воинов. Они должны были уже напасть на изменника Звезд и Небес предателя и заговорщика Херувима Аридая –Хотур – Амидаса. Пленить того, либо убить, если получиться. Ибо тот был сейчас один и без своих подручных друзей, что были уже пленены там наверху в своем мире другими Херувимами и взяты под стражу.

Там уже сам Бог спустился в виде огромного сверкающего ярким ослепительным миллиона звезд светом и огнем громадного орла вниз в область обитания и мира Херувимов в окружении целого бестелесного и многоликого воинства Серафимов и пленил подручных предателя Тетраморфа Рунаифера Аридая –Хотур – Амидаса. Четырехликих шестикрылых Херувимов Агареса - Арибус -Токура и Титуса - Касис- Ограса. И те, опасаясь тяжелых для себя последствий, глубоко раскаявшись пред Всевышним и пав на свои колени, отреклись от главного их предводителя и своего вожака. Другие Херувимы лишь помогли хватить бунтовщиков. И теперь оставалось, либо убить, либо пленить самого главного противника и заговорщика своего Звездного Вселенского Трона.

И Херувим Рунаифера остался совершенно один. И теперь рассчитывал вернуть свое последнее, что имел когда-то. В прошлом преданного друга Люцифера, который был отлучен от него, но летел на последнюю с ним в Храме Небес встречу.

- Пропустите меня! - прокричала стоящим плотным двойным кольцом и крылатой спиной к ней Ангелам – Сейчас же, пропустите!

И те, услышав ее громкий женский Ангела оглушающий и сотрясающий стены Храма крик, расступились в стороны, пропуская ее и Анаэля внутрь за пределы силового ограждения, где летали по воздуху даже белые поломанные Алтарные камни и был разрушен сам Священный Храмовый Алтарь в центре которого сейчас полыхал яркий астральный огонь в самом воздухе. Разбрызганные яркие голубоватого оттенка капельки Ангельской крови летали вокруг него и опаленные огнем Херувима изменника перышки испепеленных крыльев. Сами останки убитых Небесных Блаженных существ уже исчезли и растворились в самом воздухе.

Ариэль первой влетела и за ней последовал Анаэль за огненные пылающие кольца к остановившим свое смертоносное сражение Архангелу Михаилу и Херувиму Аридаю –Хотур – Амидасу.

Именно сейчас все остановилось и, казалось, замерли сами даже Небеса.

Замерли и сами висящие целой стеной и размахивающие своим большими оперенными птичьими крыльями друг над другом и в плотном кольце Ангелы во главе с судьями Археримом, Рамиилом и Замиилом. Во втором ряду за Архангелами Рафаилом, Салфеилом, Уреилом, Гудеилом, Варахеилом и Иерамиилом.

- Остановитесь! - произнесла Ариэль обоим непримиримым друг к другу врагам.

Она бесстрашно ворвалась в область двоих сражающихся непримиримых врагов. И встала между ними, опустившись на каменный пол Небесного Храма.

Ариэль обратилась, сперва к Архангелу Михаилу - Мой Господин и командир. Прошу тебя, опусти свой сокрушительный меч. Ибо все сейчас нужно закончить и не творить кругом смертоносное разрушение и сеять в мире света и справедливости беспорядок и хаос от своей непримиримой ненависти и мести к заклятому врагу.

Ариэль обернулась к другому, Херувиму Аридаю –Хотур – Амидасу и произнесла тому – Ты тоже остановись, ибо ты проиграл и уже давно. Ибо Бог и наш повелитель все знает о тебе. О твоей к нему измене. Он своей Властью Абсолюта, сковал все Небеса. Всевышний закрыл все под свою защиту взяв все Высшие Сферы до самого своего Звездного Трона.

Архангел Михаил молчал, а вот Херувим Рунаифер Аридай –Хотур – Амидас, произнес громогласно ей – Кто ты такая, чтобы встревать между нами. Между Богом и мной! Если бы я знал ранее, что ты заодно с этими со всеми и творишь волю Небесного Бога. Я бы еще тогда не нянчился, а разделался с тобой, Ариэль!

- Я сделала то, о чем просил меня сам мой Великий Создатель! Я была хранителем духа и души того, кто о себе не ведал ничего после падения в Ад и возвращения обратно! Я несла его тайну в себе и узнала, через него, кто ты такой и, что замышляешь! Смирись с поражением, Аридай –Хотур – Амидас! - произнесла также громко Ариэль ему - Ты проиграл. И проси у Бога прощения в глубоком раскаянии. Или он накажет тебя! Ты, Рунаифер Аридай –Хотур – Амидас в ловушке из которой нет выхода! И кругом сейчас лишь твои враги! Даже я! Ибо ты совратил моего любимого и подзащитного много веков назад, приговорив на падение в Ад и многолетние страдания и скитания по самой земле, вселившись в его тело! Ты, обманывал его! Ты издевался над ним и мучил его душу, называясь когда-то его близким другом! – она выкрикнула Херувиму Аридаю –Хотур – Амидасу – Ты, посягнул на Сына Божьего! На первого из нас! А я доверяла тебе и была добра к тебе, точно как к родному учителю и отцу! Ты предал всех своих и самого нашего Создателя и Родителя Бога!

- Значит, вот кого я покрывал на суде Небесном! - гневно произнес Херувим Рунаифер – Не дал осудить и с кровью содрать с этой крылатой сучки ее эти миленькие птичьи крылья! Вот, кто, ловко маскируясь, раскрыл все мои планы и донес обо мне самому Богу!

- Да, я! - гордо и решительно ответила Ариэль, сейчас уже своему не другу, а бунтарю и врагу - Я должна была это сделать, ибо сам Господь снизошел ко мне и сказал выполнить это! Он простил Люцифера и решил вернуть того обратно к своему Звездному Трону!

- Смирись! Ты проиграл, Херувим Аридай –Хотур – Амидас! - произнес громогласно магистр Архангел Михаил – Сдайся и раскайся в своем тяжком грехе! Возможно, Господь простит тебя!

- Заткнись, Небесный выскочка храмовник! Люцифер мой единокровный брат! – проревел, сотрясая храмовые каменные Небесные стены, Херувим Рунаифер - Я специально выбрал его! Он был самым любимым Богом ему сыном! Не я, а Он! Хотя мы были рождены сразу оба, но Бог выбрал почему-то, именно одного его себе в самые близкие сыновья! Я дико и гневно ревновал его к своему Родителю и Творцу! Я с великим нетерпением ждал его возвращения из пекла Ада и с земной грешной тверди! Я готовил его возвращение на это Небо! Я всегда знал и верил, что такое случится! И я знаю сейчас, что делать! Сначала, Сын Божий, а потом и сам Бог! – он произнес ей - Не рыдай по нему! - прозвучал громкий звериный, похожий на рев самого огненного Ада его тяжелый громкий голос - Он никогда не был твоим, ангельская сучка! - произнес четырехликий и четырехногий Тетраморф Херувим Рунаифер - Он, никогда не принадлежал одной тебе! Ни Небесам, ни самому Отцу его и Богу! Он принадлежал мне с самого рождения! Мы были первыми и были братьями еще когда Бог Создавал Небо и Землю с морями и океанами! Еще тогда я заронил в него семя измены и предательства! Я свел с истинного пути и его сыновьей верной жертвенной преданности! Это я, сотворил первую жену первому созданному человеку Богом прародительницу всех демонов, бунтарку в своей непокорности Лилит! Будучи черным змеем, опустил на землю из Райского Небесного Сада первочеловека Адама и Еву, дав им яблоко греха с Древнего Райского Древа Мудрости! Я совращал в Гефсиманском Саду и начальника людского Небесного Рая, сына Божьего Христа! Это я был тем черным вороном на его распятии много веков назад! Я тот самый Сатана! И это все именно я! Я четырехликий шестикрылый Херувим Рунаифер. И это я увел от Отцовского Звездного Трона своего Звездного родного брата Серафима Астрального Света Люцифера! Я! И все это Я!

- Ты был его самым близким другом, а мне учителем! – Ариэль произнесла тому, кто пылал весь ярким жарким огнем и сверкал огненными горящими глазами с четырех своих наполненных бешенством и яростью разных своих лиц - Наш Создатель и Родитель. Он и твой Родитель и Создатель.! Как ты мог, Херувим Аридай –Хотур – Амидас! Ты предатель и изменник!

Анаэль в это время кружил по широкому верхнему кругу под самым потолком Небесного Храма и видел и слышал все. Обо всем и о себе тоже. Сейчас, услышав все, внутри его разгоралась ненависть к тому, что там был и спорил с любимой его. И с ним самим происходил о уже совершенное нечто.

Анаэль перерождался в то, кем он был когда-то и до этого. В то, что жило в нем и пряталось столько веков внутри многих его слоями уложенных одно в другое тел. В глубине Ангельской души зарождалась и разрывала на части все непереносимая мучительная боль. Он сам не замечал, как весь целиком сейчас видоизменялся. Становясь иной уже сущностью. С шестью громадными, раскрытыми вширь и во все стороны крыльями. Разного вида, с перепонками, тремя как у летучей мыши и тремя с птицеподобным оперением. Метра три ростом. И его тело Серафима Астрального Света тело покрылось Божественными письменами, огненными руническими светящимися знаками, как тела всех Херувимов и Серафимов. А ноги превратились в трехпалые с птичьими кривыми черными когтями. На голове и поверх развевающихся светлых белокурых волос образовался огненный большой нимб. Глаза вспыхнули красным светом. Высших существ Высших Небесных Сфер. На огненном нимбе были начертаны его все имена и предназначение. Знаки первородства и самой Власти. Ими были покрыты тела двух Архангелов Михаила и Гавриила, храмовников и командиров крылатых воинов, всесильных сокрушительных Легионов Неба.

Он нес в себе сейчас и Рай и Ад. Все признаки Высшего и Низшего мира. Двух разных противоположностей и сил. Многоликий гибрид Смесь Звездного Серафима и самого дьявола. Одно теперь не могло ужиться в другом и требовало прощения и освобождения либо окончательной смерти.

Анаэль сверкая огненными своими глазами кошмарного ужасающего существа, парил над всеми под самым высоким огромным куполом Небесного Храма. Все его полузвериное гибридное тело светилось ярким сверкающим астральным светом под такой же светоносной одеждой - Он был моим младшим вторым рожденным от самого Звездного Неба братом – слышал сейчас Акаши - Сефер –Эфраим, становясь тем, кем должен быть. Он слышал голос Херувима Рунаифера Аридая –Хотур – Амидаса - Я был первым, а не он! Я темная частица самого Создателя! Я его черная ипостась и тень! – он сейчас слышал сотрясающий все каменные Храмовые стены из Небесного воздуха и они потрясали саму душу и сердце Звездного Астрального Серафима - Я был когда-то тоже Серафимом! –продолжал орать на весь Небесный Храм Херувим Ранифер - Но, Бог изменил мое предназначение, опустив с Серафима до уровня Херувима. И создав третий круг Небес, сделав главным в области Херувимов! А Люцифера возвысил и приблизил к самому себе, ибо тот был его Свет! К уровню самого Бога! Дав ему силу звезд и силу самой своей матери, Великого дракона Хаоса Тиамат. Он дал ему то, что имеет сам! Он предатель, а не я! Бог предал меня! А я любил его как своего Родного Отца и Творца! А Люцифера любил больше самого Бога – произнес Херувим Аридай –Хотур – Амидас - И теперь, пришло время спросить с этого древнего и старого ублюдка Звездных Небес за сыновью любовь и преданность именно мне, а не ему!

- Тебе не удастся сделать то, что ты задумал и затеял, Херувим Аридай –Хотур – Амидас - произнесла Ариэль – Анаэль не тот уже, кем был раньше, и он вернется к Богу и своем Отцу. А ты, займешь его место в самом Аду в седьмом кругу предателей и изменников.

Ариэль резко обернулась в сторону Херувима Аридая –Хотур – Амидаса и выкрикнула ему - Он все знает о тебе и знает сейчас, кто ты! Все знают это! Каждый здесь на Небе Ангел и Архангел! И выше все Серафимы и Херувимы! Они все отреклись от тебя предателя и изменника! И ты теперь один и обречен на проигрыш! Ты не получишь его, не получишь! Я сама не отдам тебе его, предатель изменник всего, добра и любви!

- Увидим, крылатая Ангел сучонка - прошипел, точно змей искуситель у древнего Древа Мудрости в Райском Саду Херувим Рунаифер Аридай –Хотур – Амидас и развернулся расправив свои шесть почерневших объятых презрением и проклятьем самих Небесных Сфер огненных крыльев.

- Ты обличен! Сама сила Небесного Храма сделала это! – произнес Главный Храмовник Храма Архангел Михаил, вверх подымая свой сверкающий яркими сокрушительными молниями меч.

К нему подлетел второй Архангел, воин и командир своих Ангельских легионов Гавриил с таким же мечом и другие все Архангелы Неба.

- Сдавайся, Рунаифер! - он громогласно произнес Херувиму бунтовщику и изменнику Небес – Тебе не уйти от своего возмездия!

- Проклятье - произнес Херувим Аридай –Хотур – Амидас и осмотрел себя - Этот ваш трижды проклятый самим Адом Небесный Храм, который давно надо было разрушить.

Он был уже не тем, кем был на самом деле. Он был весь полностью черным, хоть и светился ярким изнутри светом и пылал всепожирающим живое испепеляющим жаром падшего во грех Херувима.

Он был сейчас в окружении нескольких колец окружающихся вокруг всего Храмового Алтарая Ангелов, во главе главных судей Судейского ложа с их судьей Ангелом Археримом. А Небесный Алтарь загудел сотрясающим все Небеса звуком. Храм затрясся точно от некоего Неботрясения.

На это призыв слетались все еще другие Ангелы всех возрастов и полов, охватывая многослойным кольцом своего стоящего пред ними в окружении врага. Их сейчас было так много, что они заполонили все вокруг. Их становилось все больше и больше. А под его куполом в самом верху самого его свода висел, размахивая своими огромными шестью оперенными птичьими с перепонками летучей мыши гибридными крыльями тот, кого многие из них никогда еще не видели, хоть жили здесь на Небесах уже многие столетия. Тот, кто превращался и менял свое еще свое мнимое обличие на свое истинное и настоящее. Он видел и слышал оттуда все, ибо он был всеслышащим, как сам Бог могущественным существом с силой практически равной самому Господу Богу. И с жаждой своего возвращения к истинному своему Божественному началу и положению. Ибо он был уже не Ангел Неба, а Звездный Серафим. С жаром яркого Астрального света в своей груди и такой же неудержимой любви к своему Отцу и Родителю. Ему лишь оставалось немногое, вернуть оставшуюся отнятую когда-то при грехопадении благодетель и силу самих ярких многочисленных звезд. И вспыхнуть самой яркой новой звездой на звездном небосклоне над Троном своего любимого Повелителя.

Взор его сверкающих ярким красным огнем глаз был уже иным. И это был не Ангел Небес Анаэль. Это был сам Серафим Астрального Света Акаши - Сефер –Эфраим. Это был сам, когда-то навеки забытый самими Небесами и землей Люцифер. И он, ринулся вниз с вершины и из-под самого круглого громадного каменного купола и свода, падая стремительным скоростным метеором промеж всех, стоящих друг против друга, и готовящихся к новой схватке пылающих ненавистью друг к другу непримиримых противников.


***

- Люцифер! – произнес, сотрясая стены Небесного Храма, удивляясь как- бы Херуфим Рунаифер – Брат мой! Вот и ты тут как тут! И скажу, даже во время! – проревел дико и с некой злобной радостью и сверкая огненными восемью глазами на четырех лицах Аридай –Хотур – Амидас – Я ищу тебя везде, а ты тут и рядом!

- Я тебя тоже, Рунаифер – произнес тому Серафим Света Акаши - Сефер –Эфраим.

- Значит не все потеряно, брат мой! - он произнес, и было двинулся к Люциферу, но тот, вытянув вперед свою правую руку в золоте колец и браслетов, остановил того.

- В чем дело, брат мой Люцифер?! – возмущенно и недопонимающей произнес всеми четырьмя ртами на четырех разноликих головах произнес Херувим Аридай –Хотур – Амидас.

- Я не с тобой, брат мой?! - произнес бывший ангел Неба Анаэль.

В это время, как казалось, все само Небо почернело и стало неподвижным. Замер даже сам, застыв в свой основе и сути Небесный воздух.

Ариэль была потрясена и шокирована, как и все вокруг Ангелы. Даже замерли в неподвижности, опустив свои сверкающие яркими молниями сокрушительные мечи, все Архангелы Неба во главе с Михаилом и Гавриилом.

- Да и не брат, ты мне больше после всего, что ты сотворил со мной! - громогласно ответил своему тоже теперь уже противнику Серафим Яркого Астрального Света Акаши - Сефер –Эфраим.

Как видно, Рунаифер был теперь тоже шокирован таким отказом и лицезрея истинный облик звездного первого из всех сотворенного силой и разумом самого Великого Бога Невиданного доселе никому существа, ибо ранее они были совсем не такими, сотканными лишь из одного ярчайшего света самых ярких звезд и космической галактической пыли.

Теперь же Херувим Аридай –Хотур – Амидас, какие все Херувимы, шестикрылый, четырехликий и разноголовый. С телом Ангела. Ногами и копытами быка. А Серафим Астрального Света Акаши - Сефер –Эфраим, с крыльями летучей мыши и птицы, с трехпалыми ногами дракона. Со светловолосой головой похожей на человека и множеством лиц под сверкающим ярким лучистым светом нимбом. Близкой копией своего Создателя, как считалось, хотя истинного облика самого Бога никто никогда не видел. Даже ни Ангелы ин Архангелы не знали, как тот выглядит воочию. Сын самого Великого Дракона Хаоса Богини Тиамат. Огненный Левиафан. Единственный из числа множества Лефиафанов, что обитали за пределами его Сотворенного Великого Мира. Создатель предпочитал быть не зримым и не видимым. Либо являлся в разных обликах и видах необычных существ.

Люцифер и Рунаифер были его Великим первым Творением во всей Вселенной. И обладали оба Великой Силой ,способной как созидать, так и разрушать подобно самому Творцу.

Рунаифер мог праздновать уже и теперь победу. Вдвоем они бы одолели всех здесь. Даже двух Небесных Архангелов с их смертоносным сокрушительным оружием. Но вышло все иначе.

- Вот как! – вырвалось из него звериным ревом - И в чем причина, Люцифер?! – Все эта трижды проклятая Ангельская любовь и твоя Небесная сучонка Ариэль?!

- Нет, Рунаифер – уже спокойней, произнес своему противнику и теперь тоже врагу Серафим Акаши - Сефер –Эфраим – Твое предательство ко мне, как к Звездному брату. Всему причиной твоя корыстная зависть к младшему брату перед Богом. Пока я ревновал своего Отца к первым появившимся людям, ты уже вынашивал свои планы в отношении меня и того рокового яблока с Эдемском саду. Ты сам все разрушил между нами. И мы теперь не братья. Я не смею предать Бога из-за любви. Да, ты удивлен, именно любовь стала причиной моего грехопадения, а не злоба и ненависть. Именно она и спасла меня из седьмого круга Ада и вернула сначала на землю к самим людям, а потом сюда на Небо. Именно любовь к Ариэль моей вечной преданной спутнице я вернулся, обратно и осталось совсем немного. Всего один только шаг до самих Звезд и Небесного Отцовского Трона. И он ждет меня, своего самого любимого сына.

Трехметровый в сверкающей яркими звездами одежде и светящийся астральным светом Анаэль, распустив свои Шесть перепончатых и оперенных Звездного драконоподобного Серафима крыльев, отступил назад и закрыл собой стоящую и подошедшую со стороны его спины потрясенную и смотрящую на него свою Ариэль, видя ее своим вторым на затылке появившимся лицом.

Он далеко отлетел назад и встал на свои ноги с тремя птицеподобными пальцами, издавая громкий стук черными длинными когтями, пряча ту за своей крылатой огромной и широкой человекоподобной мужской спиной.

У него было также четыре лица, но они все были человеческие. Вокруг головы под огненным нимбом, развевались сверкающие ярким светом волосы. И лик появлялся там, куда серафим сейчас хотел смотреть.

Первая пара крыльев сложилась впереди и закрыла его спереди, вторая сложилась за спиной, а третья раскрылась по сторонам.

- Нет! – потрясенно взревел Херувим и падший его старший брат предатель Аридай –Хотур – Амидас - Нет, не может быть!

- Именно так! – ему спокойно сейчас ответил и громко, вернувшийся из самого пекла и льда Ада. С земной юдоли и из мира Забвения сам Люцифер - Сдавайся и проси у Отца нашего прощения! Я просил, и он вернул меня обратно!

- Нет! - проревел Рунаифер и бросился на Люцифера. Но и того никто, вообще не ожидал на него в ответ, кинулась сама белокрылая Ариэль.

Ариэль, расправив свои Ангела белоснежные большие птичьи крылья, бесстрашно набросилась на Херувима Аридая –Хотур – Амидаса, окруженная светом и мощным вихрем воздуха. Но тот отбросил ее в сторону как легкую пушинку одним только своим четырехликим взором. И она отлетела о т нег о упав на одно свое левое колено и приготовилась к новому прыжку закрывая теперь собой Светоносного, но еще не достаточно готового к своей силе и борьбе Серафима Люцифера. И расправляя белоснежные птичьи Небесного Ангела крылья.

- Вот, значит как! - проревел Херувим Аридай –Хотур – Амидас - Ну, что ж посмотрим! Сейчас посмотрим, кто кого! Непоседливая и любопытная крылатая девчонка! - прокричал громогласно, щелкая кривым черным клювом орлиного лика - Это все ты! Ты раскрыла меня и мои все планы! Ты первой поняла, кто я! Это ты все сделала и теперь знает все это и все мои планы сам Господь Бог!

- Да это я! - прокричала ему Ариэль - Это я выслеживала тебя везде и всегда, притворяясь и прячась в твоей тени Херувима! Я следила за тобой везде! На земле и в самом Аду! Ибо моя святая обязанность была спасать моего подзащитного!

- Ты, сучка самого Люцифера! Ты трахалась с ним, там, в земных пределах! И здесь на Небесах!– проревел Херувим Рунаифер - Я уничтожу тебя.

- Нет! Я любила его и люблю сейчас даже пред лицом собственной опасности! -прокричала Ариэль Рунаиферу и бросилась на него снова.


***

Соскочив на свои ноги и взмыв на своих белоснежных крыльях ринулась, вновь на Аридая –Хотур – Амидаса, превратившись в мощный сметающий все парящие в воздухе камни ветреный вихрь. Объятая сверкающими вспышками молний и в расчете поразить ими Херувима Аридая –Хотур – Амидаса.

Все произошло опять так быстро и молниеносно, что никто ничего не успел предпринять и сделать. Ни Архангелы Михаил и Гавриил, ни другие Ангелы Неба. Ни сам Светоносный Астральный Серафим Акаши - Сефер –Эфраим.

Херувим Рунаифер отшвырнул Ариэль к колонне Небесного облачного храма. Та, отлетев, больно ударилась о высокую подпирающую Небесную храмовую крышу колонну и упала на гладкий сверкающий мрамором пол.

Этот удар его вперед вытянутой руки был сокрушителен. Он просто зашиб Ариэль, что снова упала на каменный Храмовый пол и отключилась сразу. Когда к ней кинулись несколько Ангелов, пытаясь привести ту в свои чувства и вдыхая в нее свое Ангельское по очереди животворное дыхание. Но все оказалось бессмысленным и бесполезным. Ариэль была мертва как и те все молодые Ангелы, что были первыми тут и пытались сделать тоже самое с Херувимом Аридаем –Хотур – Амидасом.

- Никто не смеет стоять на моем пути к моей Великой Цели! На пути моей мести за порушенную любовь и дружбу с Люцифером! - прорычал своей сейчас вторым львиным ликом Херувим Аридай –Хотур – Амидас.

Все вокруг замерло. И стало вдруг неподвижным. И сам не смог понят ь что это такое. Вероятно, в дело вмешалась еще какая-то некая всесильная мощь и сила.

Даже Храмовый Алтарный огонь замер на одном месте. И все вокруг висящие в воздухе окружившие его кольцами Небесные Ангелы. Архангел Михаил и Гавриил стояли, опустив свои сокрушительные большие сверкающие молниями мечи.

В стороне за его спиной лежала на каменном полу Храма мертвая уже его любимая Ариэль в окружении замерших неподвижных и пытающихся спасти безуспешно ее Ангелов.

- Иди же ко мне, мой друг и брат - произнес первым человекоподобным ликом Херувим Рунаифер Люциферу – Иди ко мне. Мы вместе сокрушим нашего бога и захватим Звездный Трон. Будем править и царствовать там безраздельно и вечно.

И шагнул навстречу шестикрылому Серафиму Акаши - Сефер –Эфраиму.

- Изменник! – произнес, меняя свои поочередно с горящими злобой сверкающими глазами разные в бессчетном количестве человекоподобные Серафима лица, громогласно в ответ и сквозь зубы, пылая от ненависти и злобы Люцифер – Господь накажет тебя! Вот увидишь, накажет!

- Снова эта всепожирающая твоя злоба и ненависть! Она питает меня, Люцифер и придает мне силу! И я счастлив!– восторженно произнес, всеми ртами четырех лиц и тоже громогласно Рунаифер - Это то, что мне и нам даже обоим нужно! Он даже понять не успеет, когда мы уничтожим его там среди самих звезд наверху его истинных владений! - проревел звериным голосом четвертой бычьей головы Рунаифер.

Затряслись Храмовые каменные высокие стены, и все вокруг окутало яркое ослепительное свечение.

- Не правда ли, все повторяется - произнес Серафим Акаши - Сефер –Эфраим - А представляешь, каково это в самом низу там, что называется Адом.

- Повторяется? - произнес ему, не совсем понимая и немного растерянно, в ответ из всех четырех разных ртов Херувим Аридай –Хотур – Амидас – Что повторяется?

Люцифер расправив свои шесть огромных за спиной крыльев. Распылив всю свою сверкающую звездной пылью одежду и сейчас совершенно в полной своей наготе сверкая горящими по всему его телу руническими Божественными письменами. Ослепляя смотрящих на него всех Архангелом и Ангелов Неба. Окутав себя сверкающим ярким ослепительным светом от звезд и облаком космической пыли, точно некая бестелесная призрачная полупрозрачная тень, влетел вероломно и ворвался в трехметровое тело, второго крылатого звероподобного существа. Он исчез там и овладел им изнутри целиком и полностью.

- Нет! – взревел Херувим Аридай –Хотур – Амидас - Не так! Не так как я хотел!

- Испытание огнем! - он услышал в самом воздухе Небесного Ангельского облачного Храма –Я возвращаю себя к Твоему родному порогу, Отче!

И крылья Херувима Аридая –Хотур – Амидаса, помимо его собственной воли, расправившись, понесли того вверх, сквозь сам каменный потолок и каменные своды Небесного Святилища все выше и выше вертикально вверх с немыслимой скоростью. Скоростью яркого лучистого Астрального Света.


Мой Светоносный любимый сын


В этом длинном, как сама бесконечность Вселенной пылающем ярким пламенем коридоре все пожирающем живое из огромных огненных с огромными все видящими глазами колец, сгорало внешнее Светоносного Серафима тело. Слой за слоем оболочка за оболочкой, теряя все, что связывало его с нижними мирами и Небесами. Сгорало все, что еще было и существовало, как нечто имеющееся некогда Анаэлем и Люцифером, меняясь окончательно в нечто сверкающее ярким искристым пламенем. Сгорало все, превращаясь в обгоревшие искалеченные огнем останки. Выгорало изнутри и оставляя длинный черный клубящийся шлейф позади себя. Теряя свое оперение шести расправленных в стороны крыльев.

- Остановись! – кричал внутри его испепеленного сокрушительной огненной силой самого Бога предатель Херувим Рунаифер Аридай –Хотур – Амидас – Молю тебя! Остановись не надо! Ты убиваешь нас обоих!

- Пусть так, брат мой! - ему сквозь непереносимую боль прокричал в ответ Серафим Света Акаши - Сефер –Эфраим – Пусть так! Пусть, мы вместе и умрем, но искупим свою вину перед своим Всесильным Всемогущим Отцом.

Сейчас в его выгорающем, как и его крылатое тело, сознании, проносилась вся его долгая растянутая на целые тысячелетия жизнь. От момента своего зарождения среди ярких громадных рассеянных по всей Вселенной звезд, жизни в Раю, в лоне Бога и вниз при палении до самого огненного и ледяного кошмарного Ада. Сгорало все и исчезало по частям в бушующем сжигающем его целиком пламени длинном из огненных с глазами колец коридоре, ведущем вверх к самому его любимому Всемогущему любящему его Отцу и Богу трехметровое тело. Оно проносилось мимо летящих ему навстречу планет к яркому впереди желтому громадному солнцу в пустоте ледяного космоса и звезд.

Херувим Аридай –Хотур – Амидас делал все, чтобы из поглотившего его всего целиком другого, куда более сильного сейчас тела. Но не мог. Он был бессилен к сопротивлению. Он был скован и пленен силой другого существа без надежды на спасение. Он сгорал также в этом безжалостном пламени, как и тот, кто пленил его своей силой. Он кричал, что мочи, внутри его изнывающим от чудовищной боли всем телом. Своим выгорающем дотла разумом. Превращаясь в уголь и сажу, что рассеиваясь позади широким пепельным черным веером, летящего точно комета, навстречу своей погибели беззаветно преданного и влюбленного в Отца Бога безумца. Его родного звездного единокровного брата. Но, тот не желал слышать его. Тот, просто рвался сквозь саму погибель к Звездам и Царственному Трону. Его звал к себе сам Создатель Вселенной. Там ждало его Великое прощение и милость даже ценой собственной погибели.

Вскоре то, что было Херувимом Рунаифером и Аридаем –Хотур – Амидасом перестало существовать.

До истерзанного мученическими болезненными страданиями разума Акаши - Сефер –Эфраима, лишь донеслось последнее, что тот услышал из обгоревших уст родного звездного единокровного брата – Будь, что будет! И прости за все меня, мой возлюбленный брат мой!

Его отдаленный последний погибельный крик остался, где-то внизу добиваемый теми, кто охранял эти области Небесного Божественного Свода. Вращающиеся огромные колеса и диски с глазами и извергающими молнии и само светоносное губительное всесильное пламя.

Мимо пронеслась и растворилась в полной темноте черного облачного непроглядного покрывала, состоящего из звездной метеорной пыли и камней планета Венера и путь ему преградил маленький, опаленный и оплавленный лучами желтого огромного пылающего светила Меркурий.

Сила светоносного огня была такой, что выжигала все внутри его тела и там того, что летел вместе с ним к Высшим Небесным Сферам, преодолевая ступень за ступенью. Миную области подконтрольные другим звездным сущностям и существам, что охраняли своим присутствием эти недостижимые другим Высшие Сферы и области Мироздания.

- Как давно, я не видел всего этого! - разнесся его громким эхом по всему этому пространству мученический страдальческий голос сверкающего ярким лучистым светом, исходящим из опаленных и обугленных уже неузнаваемых останков того, что когда-то был в Аду падшим Серафимом Люцифером, на земле обычным человеком. В Небе Ангелом Анаэлем. И тем, кто звался Акаши - Сефер –Эфраим. А его безрукие и безногие обезображенные останки рухнули вниз среди камней раскаленную докрасна планету. С огромной скоростью врезавшись в поверхность маленького покрытого метеорными кратерами Меркурия.


***

Его обугленное тело лежало бесформенным куском истерзанных пламенем обугленных костей и плоти. Без крыльев, ног и с одной лишь чудом сохранившейся рукой. С остатками пальцев. Которую он поднял вверх, превозмогая жуткую нестерпимую боль несчастного еле еще живого существа.

Он не мог просто умереть, ибо был не человеком, а некогда высшим существом и оттого его судьба была куда страшней и мучительней.

Он прилип точно к раскаленной сковородке к этой поверхности маленькой такой же обожженной ярким лучистым жарким солнцем планете. Но уже не ощущал ничего. Боль исчезла в том, что осталось от него, но жизнь все еще существовала и напоминала о себе в этом жалком подобии некогда Величественного и прекрасного всесильного организма Вселенной.

Он еле смог приподнять свою изуродованную опаленную голову с человеческим обезображенным жарким пламенем лицом. Без носа, волос, ушей, С оскалом зубов на сожженном до костей черепе с одним торчащим там невидящим уже ничего поврежденным глазом. Смотрящим на яркое согревающее все вокруг своим испепеляющим теплом солнце.

Сейчас он был похож на обычного земного человека. С торчащими наружу костями и обугленной черной кожей и плотью. Он не был тем Всемогущим сейчас шестикрылым трехметровым Звездным Серафимом яркого лучистого света. Он потерял все свои оболочки и обличия. Он был сейчас никем. И превратился практически в ничто. Но, оказался там, где до него никто не долетал и не был из всех сущностей и существ этого мироздания. Здесь он был первым и за долго еще тех, кто и когда-либо, высадиться, сюда прилетев на своих кораблях с планеты Земля.

Он протянул вверх искалеченную огнем правую еще чудом уцелевшую почти без пальцев руку к яркому солнцу. Ощущая все еще его нестерпимы жар, и произнес - Прости меня, мой Отец за безграничную любовь к тебе. Прости, мой Отец недостойного тебя твоего Небесного сына.

- Дитя, любимое мое! Я прощаю тебя за твою любовь ко мне! - он вдруг услышал в ответ откуда-то издалека и из звездной черной пустоты - Я прощаю тебя за все тобою когда-то сотворенное! - произнес Создатель всего живого и не живого - Твоя ко мне преданная верность и чистая жертвенная любовь, есть искупление всем твоим порокам и грехам! Ты теперь чист и непорочен! Твое место теперь среди нас и подле моего Небесного Трона!

- Отец! – он в последнем смертном мучительном отчаянии произнес и испустил свой дух, упав остатками своего опаленного и иссушенного до самых костей огнем человеческого тела на твердь раскаленной планеты, распадаясь на последние свои части, превращаясь в серую молекулярную пыль, что рассеялась мгновенно и исчезла среди звезд и космического пространства.

Сверху из самого космического усеянного звездной подвижной серой пылью и яркого света простерлась над этим место огненная огромная длань и собрала в себя, сжав свои большие пальцы остатки того, что была некогда, тем, кто когда-то звался Акаши – Сефер -Эфраимом - Светоносным Серафимом Астрального Света Люцифером.


Конец


Киселев А.А.

А/ROSS

12.06.- .04.10.2023г.

(60 страниц)

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 09.02.2024 в 04:56
Прочитано 33 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!