Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Проклятие поместья Ангорских

Рассказ в жанрах: Мистика, Триллер, ужасы
Добавить в избранное

Вместо предисловия


Страх. Страх есть везде. Страх есть у каждого человека, даже у того, кто считает себя бесстрашным. Нужно только найти такой страх, который повергнет его в неописуемый ужас. Страх был, есть и будет. Особенно, если человек находиться один в огромном особняке, где происходят странные вещи.


В тот июльский день, когда солнце грело вымокшую под ливнем землю, и случился этот кошмар, о котором я без дрожи не могу вспоминать, и не хочу. Даже сейчас, когда уже все позади, меня бросает в холодный пот и дрожь, о том дне. Но расскажу все по порядку.

Я сидел около распахнутого окна, задумчиво глядя на колыхающуюся под ветром березу. В голову лезли всякие бредовые мысли, но только не о сюжете моей новой книги. О, простите! Я не представился!

Меня зовут Роман и я писатель. Не какой-нибудь великий, как Пушкин или Гоголь, а самый обычный писатель-фантаст. Мои книги расходились не очень хорошо, но я не бедствовал. Среднего гонорара хватало на хлеб с маслом. Рукописи не отличались оригинальностью. Банальные гномы, эльфы и всякие магические существа. Одним словом, мои книги были на любителя, для тех, кто не представляет свою жизнь без фантазии. Этот уютный особняк, который находится в трехстах километрах от Москвы, я купил специально для писательских целей. Знаете ли, как бывает в городе? Отвлекает все, телефонные звонки, звук работающих двигателей автомобилей. Нет возможности настроиться и, с каждым разом мусорная корзина все больше и больше наполняется скомканными, исписанными листами. Но вернемся к моему уютному домику.

Десять дней назад мне позвонил мой давний друг Юрий и предложил купить по нереально низкой цене коттедж. На вопрос – почему так дешево, он ответил просто: далеко от Москвы. Меня это ответ не удовлетворил и спустя три часа капитального допроса, Юрий сознался. В этом доме кого-то убили. То ли муж свою жену, то ли прислугу, неизвестно. Но факт остается фактом: здесь произошло убийство. Но я не суеверный. Осмотрев дом и прилегающую к нему территорию с красивым садом, небольшим прудом, старинным склепом, часовней и огромной оранжереей, я тут же подписал все бумаги, уладил вопросы с нотариусом и выплатил наличные. Теперь дом был мой.

Коттедж имел два этажа и чердак. На первом этаже расположились кухня с пристроенным к ней подвалом, большая гостиная, в которой я мог бы без стыда принимать гостей, огромная библиотека с несчетным количеством книг и кабинет старого хозяина особняка. Кстати! Забыл сказать, все вещи старого владельца остались в доме, и перешли в мое распоряжение вместе с домом. В гостиной пылился древний дисковый телефон. Я уже давно не встречал такие древние агрегаты. Завершал обстановку первого этажа шикарный камин. О камине нудно написать отдельно.

Украшали камин две фигуры, вырезанные из цельного куска редкого камня. Минотавр и медуза Горгона. Сам камин был собран из редчайших камней и повторял точные очертания дома. Пыльный не ухоженный дымоход терялся где то высоко, под самой крышей. Сверху, под странным узором была выведена витиеватая надпись. Я с трудом разобрал два слова: «Навсегда» и «Смерть». Странно. Видимо прежний хозяин был чуть-чуть сумасшедшим. Сумасшедшим и богатым, о чем говорило буквально все в этом доме. Около камина стояла в специальной подставке ажурная кочерга.

Второй этаж занимали две ванные комнаты, три спальни, в одной из которых я разместился, и очень странная комната. Эта комната совсем не вписывалась в данную атмосферу. Странные маски, древние медальоны, обереги, и засушенные пауки и скорпионы. Мое внимание привлек клык на веревке, висевший на голове оленя. Странная это была комната. Видимо прежние хозяева еще занимались оккультизмом. Но вернемся к началу моего повествования. Сегодня был первый день моего въезда в новый дом. Бегло осмотрев, я сразу принялся за работу над рукописью. Сюжет уже был продуман до мелочей, но я все никак не мог настроиться. Что-то постоянно отвлекало. Что? Может это была птичья трель или звук падающих с крыши капель?

Взглянув еще раз на колыхающуюся березу, я решительно встал. Мой ненавистный взгляд упал на чистый лист, торчавший из пишущей машинки. Со злостью выдернув лист я, смяв, бросил его в корзину. Корзина была наполнена уже наполовину. Срочно нужно было выпить кофе, и я решительно направился к лестнице, ведущей на первый этаж, в кухню. Зацепившись за торчавший из-за кадки с засохшим растением зонт, я едва не расшиб себе нос. Черт! Нужно будет нанять прислугу, пусть уберет здесь.

В кухне я засыпал привезенные из города зерна в кофемолку и взялся за лакированную ручку. Спустя две минуты зерна превратились в порошок, который я засыпал в стоявшую здесь кастрюльку. Набив трубку табаком (я всегда курил хороший табак и только через трубку) я принялся ждать, выпуская в потолок сизые кольца дыма. Вскоре кофе был готов. С дымящей кружкой в одной руке и с трубкой в другой, я поднялся обратно в комнату. Вставив новый лист в валики письменной машинки, я снова уставился в окно.

Вечерело. Солнце клонилось к закату, отбрасывая причудливые тени на землю. Послышалось пение сверчков. Небольшой ветерок ворвался в открытое окно, разгоняя клубы дыма. Я, молча пил кофе и курил трубку. Наслаждался тишиной и уединением. Дом стоял на возвышенности, и в радиусе двух километров не было ни одного жилища. Сплошной лес с протекающей через него речушкой. Я взглянул на машинку. С чего бы начать?

В этот момент с первого этажа донесся телефонный звонок. Перепрыгивая через две ступеньки, я спустился вниз и поднял трубку.

- Алло?

- Привет Роман! – прозвучал голос Юрия. Голос звучал глухо и отдаленно, словно собеседник находился на другом конце света.

- Привет.

- Как обустроился? Как дом?

- Отлично. Тихо, спокойно.

-Уже пишешь?

- Нет, не могу настроиться. Слушай Юрка, у тебя случайно нет знакомых женщин, которые хотели бы заработать?

- Тебе зачем? – в голосе Юрия послышалась насмешка. – А, понимаю. Один в доме, скучно.

- Да ничего ты не понимаешь! Я не о том. Я хочу, что бы здесь убрались, мне самому недосуг. Здесь такой бардак, что сам черт ногу сломает.

- У меня есть знакомые домработницы, но они не захотят ехать в такую даль. Извини. Как только кто-нибудь появится, я тебе позвоню.

- И на том спасибо.

- Не за что. У тебя там еда есть?

- Есть хлеб, есть колбаса и сыр которые я привез из города.

- В пятидесяти километрах по Московскому шоссе есть придорожный магазинчик «У Степана», поезжай туда да купи себе еды.

- У меня бензин кончился, а запасную канистру я уже израсходовал.

- Это плохо. Ладно, как только освобожусь, я привезу тебе еду и бензин. Может, и женщину захвачу – в голосе снова послышались насмешливые нотки.- Бывай!

- Бывай – проговорил я, слушая короткие гудки.

Да, Юрка никогда не унывал, в отличие от меня. Такой весёлый толстячок, с улыбкой до ушей и плоскими шутками. Но он был моим лучшим другом, и на его шутки я уже не обращал внимания.

Поднимаясь по скрипучим ступенькам, я остановился около кадки с растением, поднял злополучный зонт и раскрыл его. В глаза бросились две зияющие дырки. Для прогулки под дождём зонт не годился, и я поставил его в угол, что бы вновь не зацепиться и не размножить себе череп. Заметно похолодало. Войдя в комнату, я затворил окно и задернул шторы. Комната погрузилась во мрак. То, что нужно. Не раздеваясь, я упал на диван и прикрыл глаза. Спустя двадцать минут я спал.

Разбудил меня какой-то шорох. Звук доносился с первого этажа. Спустившись в гостиную, я прислушался. Шорох шел из камина. Я попробовал включить свет и замер. Электричества не было. В окно светила полная луна, освещая призрачным светом какое-то темное пятно на полу. Обмокнув палец в пятно, я присмотрелся и отшатнулся. Это была кровь. Откуда? Чья? Мне стало страшно. Я бегом ворвался в свою комнату и только под одеялом смог перевести дух. Кровь?! Откуда она взялась? Ведь я нигде не ранился! Уже засыпая, я слышал шорох. Мыши, наверное.


Утром я взглянул на мобильник, лежавший на прикроватной тумбочке. Заряд батареи был на нуле. Черт! Я вспомнил, что забыл зарядное устройство дома. Ну что за невезуха?! Благо хоть стационарный телефон есть.

Спустившись вниз, я вспомнил про ночное происшествие. Взглянув на то место, где ночью была кровь, я не поверил своим глазам. Крови не было! Я посмотрел на палец, который был алого цвета. Что за чертовщина?

Выйдя на улицу под слепящее солнце, я направился к своей машине. «БМВ» стояла неподалеку от ворот. Открыв багажник, я с головой зарылся в хлам. Чего только не было в багажнике: с десяток пустых и рваных мешков, невесть как здесь очутившаяся саперная лопатка, две велосипедных камеры на разные колеса, женское нижнее белье!, ведро, пара разных ботинок. Наконец я нашел то, что искал. Фонарь с галогенными лампами. Вдруг ночью опять света не будет? А есть ли свет сейчас?

В доме я проверил электричество, свет был. Полистав ежедневник, лежавший около телефона, я нашел номер Юрия и стал крутить диск. После одиннадцатого оборота трубка ожила.

- Слушаю – отозвалась мембрана голосом Юрки.

- Доброе утро.

- Привет, привет! Как спалось?

- Нормально. – О ночном происшествии я решил умолчать. Еще подумает, что у меня крыша поехала.

- Рома извини, я очень занят. Давай вкратце, чего позвонил?

- Нашел женщину-домработницу?

- Есть одна молодая девушка. Она не против приехать но, только дня через три. Потерпишь?

- Ладно. А что здесь все-таки случилось за убийство?

- Рома, посмотри на чердаке. Может, найдешь там старые газеты. Все, бывай.

Юрий отключился. Да, работы у него много. Он работает риэлтором и крутится как белка в колесе. Как я уже говорил, благодаря Юрию мне достался такой замечательный особняк. Если бы не ночное происшествие…

Положив трубку, я решительно поднялся на второй этаж. Люк чердака был закрыт на стальной засов, который я без труда открыл. Поднявшись по приставной лестнице, я поразился порядку, царившему здесь. Все вещи были заботливо сложены в отдельные стопки. Единственным минусом была пыль и запустение. Было видно, что сюда давно не ступала нога человека. Солнце, проникающее сквозь маленькое оконце под самой крышей, освещало толстый слой пыли на полу и вещах. Справа в углу я приметил птичью клеть со сломанной дверцей, стоявшей на древнем комоде. Слева находился колченогий стол, на котором была сложена разнообразная одежда. Сверху на одежде я приметил резную шкатулку. Взяв шкатулку в руки и сдув с нее пыль, я открыл крышку. Тот час же чердак наполнился тихой мелодичной мелодией. Шкатулка была пуста. Один из краев красного бархата, которым было оклеено нутро шкатулки, немного оттопыривался. Я потянул за край, и под бархатом обнаружил маленький ключик. От чего он? Для чего?

Сунув ключик в карман, я снова стал осматривать чердак. Левее, на стене я увидел огромное, в человеческий рост зеркало в раме. Рама была выполнена в виде множества черепов. Красиво. Резчик был профи. Под самым окном обнаружился большой сундук с откинутой крышкой. Юрий оказался прав: в сундуке были старые газеты и пожелтевшие фотографии. Взяв одну из газет, я прочитал верхнюю строку, дату выпуска: 16 сентября 1947 год. День рождения моего отца. Совпадение? Чуть ниже был очерк, про строительство какого-то музея. Не то. На следующей странице обнаружилась фотография незнакомой актрисы и снизу столбиком опись ее биографии. Опять не то. Отложив газету, я взял следующую. Эта газета была старее предыдущей. 21 апреля 1838 год, гласила дата. Политические очерки я даже не стал просматривать, а вот одна статейка меня заинтересовала. С разворота листа на меня смотрел пожилой, усатый мужчина. На вид ему было от пятидесяти до шестидесяти лет. Цвет глаз определить было невозможно, так как фотография была черно-белая.

«Помещик Николай Филиппович Ангорский» гласила надпись сверху фотографии. Еще ниже разместились две фотографии поменьше, на которых были изображены две женщины. Одна была одета в пышное платье с завитушками на воротнике. Добродушное лицо, умные глаза, губы, немного искривлены в улыбке… «Лидия Самуиловна Ангорская», жена помещика. На следующей фотографии женщина была одета просто: обычное платье, чепчик на голове с короткими волосами, уголки губ опущены вниз, глаза с грустинкой. Видимо эта женщина натерпелась многого за свою жизнь.

«Соня Абрамовна Вильштейн». С 1824 по 1838 год работала у Ангорских домработницей. На серой фотографии ярко выделялся медальон в виде летучей мыши, надетый на шею домработницы. Ниже под фотографиями большими буквами было выведено: «Трагедия в семье Ангорских. Виновен ли Ангорский? Где тело жены? Куда пропала прислуга»?

Из прочитанной ниже статьи, выходило, что Ангорский Николай Филиппович был очень слаб до женского пола. Когда жена стала ему скучна, он взялся за домработницу. Он часто посещал публичные дома, оставляя там свой капитал. Нередко он поколачивал свою супругу. Лидия Самуиловна знала про похождения мужа, но терпела это и мирилась. Однажды Николай Филиппович принёс домой какую то старую книгу и, закрывшись в кабинете, два дня не показывал нос. Когда он вышел из кабинета, глаза его горели лихорадочным огнем. Он заперся в часовне и снова два дня не показывался. Спустя еще два дня Лидия Самуиловна и Соня исчезли. Просто взяли и исчезли. Из дневника Сони, который нашли в комнате прислуги, сыщики узнали много интересного из жизни семьи Ангорских, в том числе, сыщики сделали вывод, что Николай Филиппович может быть причастен к исчезновению жены и служанки. Ниже мелким шрифтом описывался один из дней Сони:

«Я видела как Николай Филиппович бил свою жену. Он ругался, сквернословил, всех бранил и выплескивал свою злость на Лидию Самуиловну. Если бы я попалась ему в тот день под руку, он бы и меня избил. Он что кричал про книгу и сказал что убьет жену, если не найдет книгу. Ударив жену еще раз, от чего у Лидии Самуиловны носом пошла кровь, он оглянулся и увидел меня, смотрящую из окна. Криво ухмыльнувшись, отчего у меня мурашки пошли по коже, он скрылся в часовне. Мне стало очень страшно. Я помогла Лидии…

Дальше газета обрывалась. Вот значит ты какой, Николай Филиппович! Любитель девочек и грубой силы. А я думал, раньше были другие нравы, и вежливость была превыше всего.

Больше на чердаке делать было нечего. Внезапная мысль погнала меня в мою комнату. Сев за машинку, я уверенно положил руки на клавиши. Я решил изменить своему жанру фантастики и написать мистический детектив. Тем более сюжет уже был. Меня очень заинтересовала трагедия в семье прежних владельцев.

Рейтинг: 8
(голосов: 3)
Опубликовано 18.03.2012 в 14:06
Прочитано 977 раз(а)
Аватар для noobking_I noobking_I
Михаил Богачев
скучновато.
Слишком много ненужного описания. А единственный экшен проскочили в 2 предложения. Как человек нашедший лужу крови спокойно ляжет спать даже не помыв руки?
И зачем так явно намекать «День рождения моего отца. Совпадение?» или вымысел? Сенсации, интриги, расследование.
Пока что скучно и банально. Попозже посмотрю 2 часть, может там интересней станет.
Да и сюжет про писателя слишком уж избит.
+2
19.03.2012 11:44

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!