Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Начало

Рассказ в жанрах: Боевик, Фантастика
Добавить в избранное

Звездные врата 5. перекрестки времени. Начало.


«Время – пожалуй, самое чудесное состояние пространства, известное нам. Человечество потратило сотни лет на изучение данного феномена и до сих пор наши познания весьма скромны. Во все времена казалось логичным утверждение, что пространство и время непрерывно взаимосвязаны, и не могут существовать друг без друга. Однако уже первые путешествия поперек времени открыли еще один удивительный факт – время абсолютно, а вот пространство относительно и меняется или вовсе отмирает с течением или остановкой его. Существует только прошлое, как фундамент настоящего, и соответственно настоящее, с его узловыми точками, которое определяет все возможные варианты развития будущего и разделение на добавочные уровни. На каждом из каталога уровней своя реальность, берущая начало от некоторого узлового события в прошлом, в нередких, как показала практика перемещений, случаях, несколько уровней имеют под собой общий узел, в зависимости от количества вариантов возможного разрешения ситуации.», - эмоционально, с неким, как казалось, патриотичным призывом, вещала пожилая, затянутая с шеи до пят в черный шелк, учительница. Она с каждым новым предложением внимательным цепким взглядом безжизненных рыбьих глаз обводила аудиторию, словно пытаясь удостоверится, что никто не позволил себе уснуть.

«Занудство!, - старательно пытаясь не зевать, думал светловолосый мальчик, сидящий в самом дальнем углу наверху аудитории, - Уже третий час она, как механический попугай, у которого заела пластинка, повторяет одно и то же! Интересно, когда у нее сядет батарейка!», - продолжалась мысленная исповедь. Сидящие вокруг, кто сумел поймать его поток мыслей, предательски, но пока тихо, захихикали. Виновник всеобщего возбуждения не считал себя клоуном, да и внимание тоже не особенно любил, но сидеть без дела с опухшей от бессмысленных, с его точки зрения, криков преподавателя где-то в глубине аудитории головой ему нравилось еще меньше, поэтому, собственно, он и решил снова довести педагога до нервного тика, справедливо полагая, что на сегодня их мучения могут закончиться хоть немного раньше. «Тоска зеленая! И почему девочек не берут в корпус… Сейчас бы эти милые создания были очень кстати, скрасили бы нам эти невыносимые часы кефирного рая! », - положив голову на другой бок не унимался мальчик, попутно рисуя в своем воображении пожилую, вечно чем-то недовольную преподавательницу в купальном костюме и с мундштуком, продолжаемым изящной сигаретой в зубах. Три последних ряда начали дружно вертеться, переглядываться между собой в поисках провокатора.

«Однако мы не можем перемещаться вперед и назад во времени, только поперек него…», - «пытка» продолжалась. Смех усиливался.

«Так уж и не можем!, - ехидно и уже вслух передразнивал мальчик, - если это запрещено законом, еще не значит, что не возможно фактически. По крайней мере прошлое действительно существует и это доказано!»

«Я тебя знаю уже 7 лет… Вот одного не могу понять… Ты принадлежишь к сотне… Что ты здесь делаешь?! Неужели тебе так нравится рисковать жизнью и решать проблемы, которые не касаются нас лично…», - прошептал сидящий рядом костлявый рыжеволосый парень. Светловолосый тепло и как-то даже необычно по-доброму улыбнулся, отчего стал похожим на маленького хрупкого ангела: «Все, что так или иначе может отразиться на жизни Врума – наши проблемы. И в этом я вижу гораздо больший смысл, чем просиживать штаны в офисе в столице, жениться на той, к которой ничего не чувствуешь, а просто потому, что долг зовет… полжизни потратить на бесконечные заседания и бюрократию сотни… Скучно это! Пусть лучше жизнь будет в пару раз короче, но ярче, мой друг!»

«Патруль не имеет права вмешиваться в ход истории другого уровня. И любое вмешательство по стандартам нашей культуры – преступление!», - невозмутимо продолжала педагог.

«И это мы слышим каждый день, на протяжении семи лет, без выходных и праздников, даже напрочь лишенный мозга и то запомнил бы уже!», - обреченно выдохнул «ангел», и сделал это настолько нарочито театрально, что сидящие вокруг от души расхохотались, не скрывая своих эмоций.

«Он, конечно, парень умный и пойдет очень далеко по службе… Но знал бы кто-нибудь, как он меня достал…», - закипала пожилая женщина. «Ло Сидж, тебе еще не надоело быть клоуном!», - в очередной раз прикрикнула она. «А вам еще не надоело ставить в известность о моих достижениях отца?!», - невинно улыбаясь, парировал мальчик. « Если у вас есть вопросы по теме, можете задать их мне. Полагаю, я могу дать вам более исчерпывающий ответ, чем господин Тили.», - она старалась взять себя в руки и выглядеть достойно, хотя и предполагала, что юный агрессор еще не закончил свое представление. «Благодарю, не стоит!, - уже откровенно издевался Ло Сидж, - у вас один ответ на все случаи жизни: Это преступление по стандартам нашей культуры! », - аудитория снова поддержала его дружным гоготом и улюлюканьем. «Пошел вон!, - с негодованием вскричала учительница, - И дружка с собой прихвати!» «Он не собака!,- прокомментировал парень, в сопровождении Гормана Тили направился к двери, - Я же говорил, она закончит раньше, по крайней мере для нас!» «Выговор будет занесен тебе в личное дело!", - прокричала она вслед удаляющемуся нарушителю, но он ее уже не слушал.


Глава 2.


Проходя мимо КПП, Ло Сидж добродушно улыбнулся уставшему охраннику. «На каникулы едешь?», - не преминул осведомиться тот. Мальчик прислонился к стене, лукаво из-под лба посмотрел на задавшего интересный вопрос: «Не на эти…» «Снова наказан?», - с некоторым благоговейным удивлением, как будто мыслил вслух, пробормотал он. Сонливость как рукой сняло, и по большому счету он никогда не относился серьезно к талантам и сверх способностям, хотя последние на Вруме были делом обычным, и даже он имел определенный дар. Он не мог не признать, что этот энергичный ребенок, который никогда и ни при каких обстоятельствах не сидит на месте и, похоже, не отдыхает в принципе, каким-то образом влиял на него, делясь искоркой своей энергетики. «А вы разве не слышали, с каким треском нас сегодня отправили проветриться?!», - с какой-то непонятной гордостью, с примесью спокойного осознания собственного достоинства продолжал мальчик. «Такой вопль и мертвого поднимет…, - на короткий момент задумался мужчина, - и чего он взъелся… нет ни одного преподавателя во всем корпусе, который к нему относился бы действительно плохо…» Юный собеседник засмеялся, прочитав его мысли: «Знаю! Просто она редкостная зануда и я устроил ей немного разнообразия!» «Безобразия!», - тихо поправил его рыжеволосый напарник. «В зависимости от того, как ко всему относиться. Реальность, мой друг, понятие очень предсказуемое.», - парировал, театрально хмурясь Ло Сидж. «Философ, - продолжал по-хорошему воспитывать сорванцов охранник, - Только почему бы тебе не попробовать показать это на занятиях? Кстати, а друга-то за что прогнали? Сомневаюсь, чтоб он активно тебе помогал…» «Не вижу смысла!, - повторил мальчик, упрямо дернув головой, - Не вижу смысла семь лет повторять одно и то же! Ведь в конечном итоге никому, кроме полевой группы не известно, как там на самом деле, и вряд ли кто-то из нас, когда этому миру будет угрожать реальная опасность, задумается о соблюдении норм… Верно?!», - выпалил он. «А его, чтоб мне не было скучно, наверное…», - лучисто улыбаясь зашагал следом за другом к межуровневому лифту на магнитной тяге. Они молчали, пока лифт с бешеной скоростью мчался вниз: Горман разглядывал свои ботинки, Ло Сидж же, напротив, смотрел в потолок. Каждый был погружен в свои мысли, сконцентрирован на своих вопросах… никто никому не мешал…

Они шли по аскетичному, отделанному серебристым металлом и пластиком коридору, с множеством ответвлений, силовых щитов, кодовых замков и дверей. Все это было освещено холодными голубыми панелями на уровне пола и высоко под потолком. «Как в больнице…», - невольно и немного грустно подумал Ло Сидж. Сам он по какой-то счастливой для мира, которого был непригодны для жизни из-за высокого уровня радиационного загрязнения, случайности имел отменное здоровье и проблем с врачами не возникало, но, почему-то именно так он представлял место, где рождаются и умирают. Наконец за мальчиками закрылась последняя массивная дверь и они оказались в парке. Не очень ухоженном, как в центральных крупных городах, скорее похожем на лес, с причудливым сочетанием разных форм растительности, завезенных с разных уровней. Здесь было все: от классической травы по колено, а местами даже по пояс, до аристократических роз… и огромных доисторических папоротников. Медленно вниз до линии горизонта сползало алое солнце, что делало этот необычный пейзаж еще более чарующе таинственным. Было кристально тихо, как будто на сотни километров вокруг не было ничего живого… Настолько тихо, что можно было прослушать звук биения собственного сердца и трепещущее падение от порыва ветра в сказочно зеленый ковер, сорванного с дерева листа…

«За эти годы ты ни разу не был дома… не скучаешь?», - первым шепотом нарушил тишину Горман Тили, когда они шли уже вдоль черных кубических казарменных сооружений.

«Человек ко всему привыкает… И я не исключение, - мечтательно вздохнул светловолосый мальчишка, - Дома пару дней побыть можно… а потом… у меня нет братьев и сестер, друзей там… тоже завести не получилось… А воскресные светские торжества с изнеженными чадами сотни, их пафосные беседы о моде, семейном отдыхе на лесном уровне в сопровождении целой орды патрульных-неудачников, и прочие радости такой жизни не по мне… Тем более в любом случае через пару лет мы все окажемся дома… , - уселся на шелковистую траву, по обыкновению скрестив ноги, - А сейчас не самый лучший момент для возвращения, по крайней мере для меня… Отец снова серьезно задумался, чтоб лишить меня наследства… Пусть подумает и поймет наконец, что его блестящая идея сделать меня политиком провалилась и корпус я оставлю только вперед ногами! » Горман слегка зябко пожал плечами и опустился на траву рядом с другом, заговорил снова: «Не думаешь, что после всех наших «подвигов» за время учебы, нас пожизненно запихнут в самое грязное место системы, для выполнение самой черной работы?» «По-моему, самый тухлый вариант быть инспектором сектора и ежедневно сходить с ума от обилия никому не нужной отчетной документации!», - лениво зевнул светловолосый мальчик. Второй тоже не сдавался: «По крайней мере менее пыльное, чем ежесекундно рисковать жизнью С Вартлом и Корфом за сотни уровней от Врума… » «Идеальный вариант! Корфа я знаю, он своих в беде не бросает , работа не скучная, и не такая уж грязная, как говорят те, кто ни разу не был за пределами этого уровня… И кстати, пока у тебя больше шансов…», - вальяжно зашагал в сторону лагеря… «На что ты намекаешь?», - Тили старался не отставать от стремительно шагающего товарища. «На каникулах я уровняю наши шансы!», - загадочно улыбнулся другу светловолосый.


Глава 3.


За сотни километров от учебного лагеря, ближе к западной части материка, с его скалистым побережьем и серебристыми водами безжизненного океана, плескавшегося о скалы, которые, казалось, помнили всю историю этой планеты, все ее взлеты и падения, когда одна уничтожившая себя великая цивилизация сменялась другой… все начиналось сначала… Они же беспрестанно наблюдали, как будто вели свою молчаливую летопись, которую никто никогда не сможет прочесть. Пару тысяч лет назад здесь было много всякой живности, ученые писали труды о крупнейших в прошлом портах побережья, восхищаясь тем обилием жизни, которого нынче не помнил никто. Страшная ядерная война убила многих, отравила некогда цветущую планету, превратив ее в пустыню, с редкими вкраплениями разноцветных городов-оазисов. Очередное наглядное подтверждение, что человек в противовес остальной живой природе может приспособится к любым условиям и выжить, потеряв в атомном пекле все, начать жизнь с чистого листа и создать гораздо больше. Только, к великому сожалению, человек всегда остается собой, разрушает, проливает кровь, приносит баснословные жертвы, дабы потешить себялюбивое любопытство или изыскивает другие благодарные оправдания своим деяниям…. В любом случае, только нанеся колоссальный урон, он начинает искать пути спасения. И природа данного инстинкта так и осталась непостижимой. А мудрецы столетиями безуспешно ищут ответ на вопрос: «Не проще ли было изначально быть внимательнее к самим себе, не совершать ошибок, чтобы потом не тратить время на исправления?» Или, вероятно, самая высшая степень постижения реальности – гармония с восприятием и полный контроль над желаниями , и их эмоциональным следствием. Многие практиковали подобное на Вруме, при чем в противовес мнению, что именно эмоции делают человека человеком, добивались значительных успехов в познании собственных возможностей, не теряя своей живой сущности. В какой-то степени этот симбиоз цивилизации, создавшей великую техно империю, с духовными исканиями ее составляющих был победой, своеобразной долгожданной надеждой на то, что в этот раз никто не нажмет красную кнопку ни здесь, ни где бы то ни было еще… они этого не допустят, сделают все, чтобы предотвратить… если не будет слишком поздно…

Где-то высоко, на уровне облаков, над урбанистической столицей, представляющей собой весьма авангардную смесь различных направлений архитектуры, завезенных с разных уровней и негласно символизирующей их научное и торговое содружество, стройный светловолосый мужчина чуть старше 45 лет мерил шагами великолепно отделанный редким деревом кабинет. Второй же, сидящий с изящный кубком, инкрустированным камнями с уровня Е625, в руках в роскошном кресле являл собой явную противоположность хозяину жилища. Он был невысокого роста, крепкого телосложения, темные волосы с проблесками седины были аккуратно коротко подстрижены, грудь украшал значок принадлежности к сотне.

«Этот мальчишка меня в гроб загонит!, - нервно причитал светловолосый мужчина, беспокойно меряя шагами пространство, - Вот ты, объясни мне, почему у всех дети, как дети, живут себе спокойно, дела родителей продолжают, а вот ему сдался этот корпус! Да и черт с ним! Его выбор! И там, абсолютно на пустом месте он находит способ получить взыскание!» Собеседник лишь добродушно улыбался: «Тебе так кажется… У всех свои проблемы, никто не скажет открыто… Что он на этот раз натворил?» Мужчина, уже несколько мгновений стоявший у окна, занимавшего целую стену, обреченно вздохнул: « Мне снова звонили из корпуса, на него жалуются преподаватели, он постоянно срывает занятия, систематически и очень изобретательно нарушает дисциплину, а сегодня еще и подрался с кем-то в казарме…» «Жалобы на успеваемость или малодушие есть?, - перебил его улыбчивый товарищ, - Пол, я понимаю, что вы с супругой всегда хотели дочь… Это проще, у девочек в нашем мире одна дорога… Но получилось, как получилось… Ты уже принял его выбор – это хорошо… А теперь пойми, что он нормальный мальчик, из которого вырастет настоящий мужчина, с правильными взглядами… Ты должен гордиться им… Поверь, если бы он вел себя, как сопливая избалованная девчонка, ты тоже не был бы в восторге…», - засмеялся гость. «Я понимаю… Однако за 7 лет, что он там… он ни разу не был дома… Скоро окончание обучения… Мы отправляли его туда совсем ребенком…ему едва исполнилось 7… Через 2 года он вернется другим… Как-то резко, понимаешь… И я не представляю, что я ему скажу… Он же взрослый уже… нужно на равных… », - Он вздрогнул, когда тихо подошедший друг положил ему большую теплую руку на плечо…, - «Фал, ты же учился в корпусе… Как он меняет людей?...» «Никак…, - тихо, в той же интонации ответил он, - Заставляет взрослеть… А твой сын самостоятельный от рождения… Вам несложно будет найти общий язык…»


Глава 4.


По мере приближения к лагерю внутреннее напряжение нарастало, расслабленный философский настрой сменялся цепенящей боевой концентрацией, становилось немного трудно дышать, тело охватывало щемящее возбуждение. Ему казалось, что даже Тили, точно не обладающий даром предвидения, ощущал витающее в воздухе напряжение. Зная себя, Ло Сидж не очень зацикливался на тревоге, так как, по его мнению, ничего серьезного им не грозило, максимум какой-то придурок в лагере проявит навязчивое желание получить по шее. «Почему-то мне кажется… нет, черт возьми, я просто уверен, это Теборун… Он неправдоподобно спокоен в последнее время…», - думал мальчик, машинально сжимая кулаки. «Почему Теборун?, - стараясь не отставать от стремительно идущего друга, запыхавшись, поинтересовался Тили, - Он давно к тебе не цепляется, я бы даже сказал, обходит стороной…» «А тебе не кажется это странным?, - задиристо ухмыльнулся Ло Сидж, - Не забывай, он ко мне неравнодушен с самого первого дня здесь. И последнее во что я поверю, так это то, что он просто так взял и успокоился… Он легко не отвяжется.» Это не был ответ на вопрос, скорее словесная попытка разобраться в своих мыслях и предположениях. «Не знал, что ты так хорошо успел его изучить…», - попытался пошутить веснушчатый собеседник. «Своего врага надо знать лучше, чем себя самого…», - на этот раз рассуждения прервал звонкий голос мальчишки его возраста, сидящего на высоких ступенях у входа в казарму и едкий смех окружающих. Ребята ощущали на себе цепкие издевательские взгляды сверстников, становилось неприятно, однако деться было некуда, сидящий наверху противник отрезал единственный разумный путь к отступлению. «Что и требовалось доказать…», - едва слышно прошептал Ло Сидж. «Принцесса привела подружку!»,- подняв шквал смешков изрек агрессор. «Может хотя бы Тили оставишь в покое?», - пока еще дружелюбно поинтересовался светловолосый парень, уверенно наступая на противника. Горман, быстро сообразив, чем дело может кончиться, крепко схватил друга за предплечье, потянул назад. «Пойдем отсюда. Он тебя провоцирует» «Или что? , - не унимался Теборун, - пожалуешься папочке?!»Ло Сидж еще раз напористо дернулся, однако хватка была мощной: «Отпусти мою руку. Я сгоню эту курицу-несушку с гнезда!» Легкий музыкальный голос стал стальным и звучал яростно. «Смотрите, наша девочка сердиться! Не кипятись, милая, папочка все равно не придет на помощь!» Вот это заявление его крайне разозлило, ведь его родители за него никогда не вступались, а если у него были проблемы, они их не знали. Наконец он победил железную хватку Тили, но пока еще не сдвинулся с места, лишь упорно смотрел противнику в глаза: «Это мы скоро выясним! Отойдем?» «Что такое? Боишься, что я испорчу твою надменную мордашку?! Прости, публика требует крови! », - доложил поднимаясь на ноги, с хрустом разминая пальцы рук Теборун. «Тогда делайте ставки, господа! Кстати, на цыпленка табака уповать не советую, хотя скинуться ему на лекарства было бы весьма благородно с вашей стороны.», - ехидно улыбнувшись, Ло Сидж рванул вверх по ступенькам. «Тебе они быстрее понадобятся!», - выкрикнул удирая агрессор.

В казарме было темно и душно, как в преисподней. На входе Ло Сидж споткнулся о брошенную ему под ноги груду хлама, из чего она состояла рассмотреть детально не удалось, однако по силе удара, Теборун, вероятно, опрокинул несколько прикроватных ящиков. Мальчик поднялся на ноги, сильно саднило левое плечо, рябили глаза от непривычно густой темноты. «Мило…», - пробормотал он, упрямо продвигаясь вперед вдоль ряда кроватей. В этот раз нападение случилось с левой стороны, Ло Сидж изо всех сил пытался подавить боль, дабы лишить противника хоть и призрачного, но преимущества. Он отразил удар левой рукой, явно неожиданно Теборун оказался на полу, однако не растерялся, схватив оппонента за ногу потянул за собой. Тот не сопротивлялся, понимая, что в его интересах не дать противнику снова оказаться на ногах, на полу бороться легче. Очередная серия ударов по ребрам на короткое мгновение вышибла все мысли из головы, оставив только ярость. Ло Сидж хорошо понимал тактику соперника и достаточно ловко ориентировался в ней. Немалых трудов стоило приспособиться к ухудшившейся видимости справа, каплям крови, которые то и дело попадали в рот, провоцируя неприятный привкус, да и носом дышать было весьма проблематично. «Пора заканчивать», - пронеслось у него в голове, и в момент, когда он уворачивался от удара в висок, он заметил сверкающий голубоватым свечением наружного освещения дверной проем, в голове начала формироваться идея, как завершить бой эффектно.

Стоявшие снаружи черного кубического здания, и слышавшие грохот разворачивающегося там побоища, каждый в меру своей кровожадности представлял возможные варианты развития событий, однако желающих подняться наверх и увидеть все своими глазами не обнаруживалось. Вскоре это уже было не актуально, ибо через несколько мгновений на земле у ступенек нещадно сквернословя лежал, разукрашенный синяками всех возможных оттенков Теборун, наверху же, у входа восседал торжествующий Ло Сидж. Выглядел он, конечно, не лучше с заплывшим правым глазом и опухшим, потерявшим возможность выражать эмоции лицом. «Продолжим?», - елейно ласково поинтересовался он у поверженного противника. «В другой раз!», - прошипел тот. «Ты сам это сказал.», - резюмировал парень, поднялся на ноги, потянулся и пошел в казарму, Тили побежал за ним.


Глава 5.


Ночь была долгая, казалось ей не будет конца… Сон не торопился, несмотря на тяжелый день и эпическое его завершение. Было больно, хотя за последние годы он научился подавлять физическую чувствительность организма. Он приподнялся на постели, осмотрелся вокруг, было тихо, рядом крепко спал Горман, постоянно ворочался, периодически что-то говоря во сне Теборун. Делать было нечего и Ло Сидж предался воспоминаниям. Ему никогда не было легко в корпусе, вряд ли, когда совсем еще ребенком он рвался сюда, он имел хоть каплю представления о том, что это за жизнь. И даже, как ему казалось сейчас, человек с развитым воображением не смог бы выдумать такое… это надо было видеть, пропустить через себя, почувствовать. Первым камнем преткновения было его происхождение. Обычно в корпус попадали многочисленные отпрыски среднего и самых бедных классов, как правило, многодетных семей, где корпус был единственным шансом на нормальную жизнь. Конечно, цена такой стабильности была достаточно высока, порой это даже стоило возможности завести полноценную семью, а то и жизни… Однако многие курсанты считали этот вариант более приемлемым, чем изнурительные суточные смены на разнообразных предприятиях, токсичных вне зависимости от профиля, экспедиций в загрязненные радиоактивными элементами регионы, колонии мутантов в составе фондов взаимопомощи, урановые и радиевые рудники, шахты, обслуживание подземных коммуникаций и скоростных тоннелей, где люди месяцами не видели дневного света, все, чем зарабатывали на жизнь их несчастные отцы. Что касалось чад правящего сословия, они, чаще всего, с ранних лет были приучены к политике, помпезным светским мероприятиям, династическому течению семейных отношений, в которых во главу угла ставился престиж, по большому счету они были ограждены от жизни во всех ее проявлениях. Конечно, рождались и отважные парни, авантюристы, искатели приключений, однако, благодаря методикам «правильного» воспитания подобные задатки в человеке отмирали еще в раннем детстве, реже перерастали в научные искания, за которыми следовали великие открытия, еще реже подобного рода социальные «отклонения» пытались искать свое место в корпусе патруля, однако абсолютное большинство из них оставляли обучение на базовом этапе, и только самые стойкие, 2-3 человека в каждом выпуске доходили до логического завершения. И то по мере обучения старались особо не проявлять себя и не ввязываться в конфликты с товарищами. Были в этом правиле славные исключения, как Фал Корф, Эрк Роган, Ком Варлт, и Ло Сидж очень старался ровняться на них.

Второй проблемой была его внешность. Миниатюрные, с виду хрупкие мальчики, с нежными чертами лица нравятся только девочкам, и то не всем. И чаще бесят окружающих, когда дело доходит до настоящей мужской работы. Какие бы результаты при этом тот, кого природа наградила подобной внешностью, ни показывал, сверстников это только провоцировало на очередную порцию ядовитых придирок и замечаний, провокаций.

Еще одна немаловажная мелочь, которая никак не приживалась в патруле времени, - эксперименты. Поскольку организация даже в мирное время имела милитаристическую направленность, она жила согласно четко прописанных в кодексе положений. Естественно, отхождения от устава имели место быть, хотя и принимались они в редких исключительных случаях, когда могла пострадать безопасность их родного уровня. Однако в подобных обстоятельствах герои наряду с наградами получили дисциплинарные взыскания. И весь этот коктейль «НЕ» помещался в одном человеке. Ему действительно было нелегко стать одним из лучших в корпусе, доказать ровесникам, что внешность и происхождение еще ни о чем не говорят, что он не хлипкий избалованный сноб с серебряной ложкой в заду, что может постоять за себя и за других. Сегодня он в очередной раз показал свое превосходство, хотя и предполагал, что за 2 оставшихся в корпусе года это не последнее «сражение». Из потока воспоминаний его вырвал сонный шепот Тили: «Не спишь?» «Думаю…», - тихо отозвался Ло Сидж. «С тобой точно все нормально? Может стоит показаться врачу?», - обеспокоенно допытывался друг. «Хорошая идея, - зевнул триумфатор, - подскажи это Курице, пусть сходит завтра, а я в порядке.» «Ты в своем уме?! Если он пойдет в врачу, у тебя будут проблемы.», - возмущенно повысил тон шепота собеседник. «Абсолютно. Не забывай, у меня 7 лет проблемы, я привык, - флегматично улыбнулся, - его жалоба будет нам на руку, вот увидишь… И вообще, давай спать…», - повернувшись на другой бок прошептал он.

Долгожданный сон был по меньшей мере странным… Он видел себя, только раза в два старше, Теборуна примерно тех же лет, какого-то рыжеволосого парня лет 20ти от роду, явно не местный… на Вруме загорелых не было, двух девушек… кажется… близняшек…кого-то они ему напомнили… но вдаваться в подробности он не стал… Все в одном шатле… Голова от такого зрелища шла кругом… Они очень увлеченно беседовали… «Я и Теборун! Этого не может быть!» Реальность резко вернулась в свою обыкновенную плоскость. Ло Сидж резко открыл глаза и сел на кровати, было еще темно, все спали. «Лучше б я убил его сегодня, если это произойдет!», - одними губами прошептал мальчик. Он лег обратно, в через несколько мгновений легко и безмятежно уснул, на этот раз без красочных сновидений.


Глава 6


«Какие же они здесь предсказуемые!», - флегматично думал светловолосый мальчик, в просторном холле, увенчанного куполом, через материал которого причудливо ломались солнечные лучи, ожидавший «приема» администрации учебного корпуса. У противоположной стены нервно переминался с ноги на ногу веснушчатый Горман Тили, в кресле в углу важно восседал Таборун, выглядел он намного лучше, чем после недавнего полета с лестницы и был явно горд собой. Ло Сижду очень хотелось позабавиться, вывести недавнего соперника из состояния равновесия, однако на сей раз он предоставил первое слово тому, благодаря кому сейчас они стояли перед металлической дверью с затейливым литым узором и ждали возможного наказания за свои «достижения». «Молчит, - подумал Тили, - никогда не поверю, что он боится… Значит снова что-то будет…» Тяжело вздохнул он. «Расслабься, не думаю, что они снизойдут до какого-то мало-мальски серьезного наказания. Максимум весьма настойчиво попросят перечитать кодекс и задуматься о вредности нашего поведения для окружающих, - улыбнулся, выглядевший весьма комично с еще заплывшим правым глазом, собеседник, - Сто раз уже делал, это не смертельно!» «По-твоему это достижение?», - удивительно спокойно, и даже, на первый взгляд, с отсутствующим видом поинтересовался Теборун. Ло Сидж сделал вид, что не слышал вопроса: « Ты же будешь в столице на каникулах? Можешь отдать отцу кое-что важное?» Тили кивнул, все еще не до конца понимая причину, по которой его друг решил излить душу в присутствии своего злейшего врага. «Враг»же начинал заводиться, при этом краем сознания он понимал, что противник его провоцировал, но остановиться уже не мог. «Принцесса хочет попросить папочку забрать ее домой?!», - ехидно прокомментировал он, перехватив расслабленный взгляд пронзительно голубых глаз Ло Сиджа. «Тебя заберут раньше, при чем вперед ногами, если не научишься пользоваться содержимым черепной коробки и держать язык за зубами, моя прелесть!», - легко парировал оппонент . «Ты, очевидно, сильно головой ударился!», - не сбавлял темпа Теборун. « В самый раз! Может сегодня продолжим?», - музыкально прошептал Ло Сидж , оказавшись за креслом противника. Рыжеволосый наглец нервно завертелся. «Прямо здесь?...», - звучало почти испуганно. В этот раз Горман вмешиваться не стал, наученный опытом предыдущего сражения. Это не было трусостью или чем-то подобным, скорее здравым смыслом. Он верил в своего друга, однако, прекрасно знал, что если тот нечто задумал, никто его не остановит. В данной ситуации задумка была ясна, осталось только дождаться приведения ее в действие, хотя финал по большому счету тоже был понятен. И он терпеливо ждал. «А что тебя смущает?!», - раздался ласковый проникновенный шепот. «Ты окончательно из ума выжил?! Нас же вышвырнут отсюда без дальнейших разбирательств!», - мальчишка с надеждой поглядывал на все еще закрытые двери. И в этот раз ему повезло, двери, как будто поддались «гипнозу» начали открываться, впуская в помещение голубоватый искусственный свет и прохладу. «Какая жалость! Очень не вовремя!», - театрально опустил глаза «хрупкий ангел» и первым шагнул в дверной проем. Комната, в которой они оказались, была достаточно бледной, даже по сравнению со всем остальным лагерем. Все как обычно: металл, пластик, окон не было, из заменяли широкие обзорные экраны, стол, монитор, коммуникатор, массивный пульт управления. Так как согласно планировки этого места, контроль свой автоматики осуществляется в двух пунктах: дистанционно из объединенного штаба патруля времени, что находится в столице, через принимающий стержень, расположенный в подземных уровнях строения, и отсюда, хотя тот факт, что администрация пользуется пультом был весьма сомнителен. Единственным, что не вписывалось в этот кибернетический интерьер, было старинное кожаное кресло, таких Ло Сидж еще нигде не видел, даже дома в кабинете отца-любителя всякого рода древностей, хотя, надо признать, что за последние годы его воспоминания о доме утратили свою остроту. В кресле восседал бритый наголо пожилой мужчина, с безразличным мраморным лицом, покрытым сеточкой мелких морщин, глубокими черными глазами, грудь его серебристой мантии была покрыта орденами и знаками отличия. Он встал, приветствуя вошедших, чего еще тоже ни разу не случалось, насколько помнил Ло Сидж все свои посещения этого места. «В чем суть вашего конфликта, молодые люди?», - без лишних прелюдий начал мужчина. «Какого конфликта?», - пытаясь выглядеть как можно более невинно уточнил светловолосый мальчик. « Того, что оставил след на ваших лицах.», - мужчина говорил мягко, но напористо. « А, это! Я споткнулся и упал с лестницы, - спокойно пояснил он, - что с ним произошло, не видел. Горман, ты что-нибудь можешь сказать по этому поводу?» «Нет!», - пожал плечами Тили, поддерживая фарс друга. «Аналогично.», - прошептал Теборун. «Значит, насколько я понимаю, вы отказываетесь сотрудничать?», - внимательно посмотрел в глаза собравшимся сидящий в кресле. «Именно так!», - скрестив руки на груди прокомментировал Ло Сидж. « Это наше дело!», - невозмутимо продолжил Теборун. «Надеюсь, у вас хватит мудрости, решить это самостоятельно, - проговорил глава учебного корпуса, - можете идти, а ты Ло Сидж, задержись ненадолго.» «Начинается…, - подумал мальчик, - снова будет искать мотивацию моим поступкам», - старался сконцентрироваться и как можно глубже закрыться в себе. Когда они остались один на один он решил не тянуть время и начал разговор первым: «Я вас слушаю.» «Мы получили послание от твоих родителей, думаю, ты желаешь с ним ознакомиться.», - официальное лицо по-прежнему не выражало никаких эмоций. Он протянул мальчику небольшой хрустальный куб. «Теперь я могу идти?», - так же невозмутимо поинтересовался мальчик. Ему не ответили, лишь распахнулась дверь за его спиной.


Глава 7


В кабинете было тихо, панели подсветки еще пока отдавали блеклым оранжевым свечением, что делало помещение, обильно наполненное артефактами старины еще более таинственно неправдоподобным, однако это не особо мешало с уровня облаков красочным урбанистическим закатом. В небольшом аппарате записи голограмм, напоминавшем водную кувшинку, находился прозрачный кристаллический куб. Светловолосый мужчина , внимательно смотрящий в парящую перед ним воронку тихо говорил: « Вчера приходил Фал Корф. Помнишь его? Мы долго говорили о тебе… К сожалению, ты уже в курсе, относительно моего мнения о корпусе… Хотя Корф убедил меня в обратном… На самом деле ты уже достаточно большой мальчик, чтоб решать сам за себя… справедливости ради, если за 7 лет ты ни дня не был дома и ни разу не пожаловался, даже не намекнул, что в корпусе тебе плохо… Я не говорю, что легко, но ты адаптировался… Быть может это и правда больше твое, чем политика со всеми ее вытекающими… Ты молодец, сынок, что борешься за себя, свои убеждения, так или иначе добиваешься определенных успехов, это без сарказма… Просто хотелось бы, чтобы боролся ты потише… Мы очень по тебе скучаем… Знаю, возможно ты не сразу поверишь в искренность моих слов, но это не хитрая уловка… Ты действительно волен поступать, как велит тебе сердце.» С легким шипением отъехала спрятанная за изумрудной колонной дверь, «воронка» полетела на звук и повисла перед лицом миниатюрной блондинки в изящном шелковом домашнем халате. Она была немного младше мужа, хотя и старалась выглядеть нестареющее цветущей. В ее внешности улавливалась призрачная схожесть с мальчиком, даже Пол считал, что сын больше похож на супругу. «Майя, скажи пару слов нашему мальчику.», - прошептал, дабы не портить запись лишними звуками, Пол из глубины кабинета. Женщина улыбнулась, грациозно подошла к окну, посмотрев на восток певуче проговорила:

« Малыш, ты сейчас очень далеко… Не знаю, скучаешь ли, там у тебя может не быть времени или возможности выказывать свои истинные чувства… Просто помни, мы очень тебя любим и ждем. Пусть все будет хорошо.» В момент, когда прервалась запись, по ее щеке покатилась одинокая слеза. Мужчина подошел со спины, крепко обнял ее за плечи. « Почему нам постоянно не везет, Пол?!... У нас могло быть по меньшей мере четверо детей… но только его одного я смогла выносить… И сейчас он хочет рисковать жизнью… Что мы делаем не так?! За что нам все это?!», - возбужденно, немного истерично шептала Майя. «Мы должны ему доверять, это его жизнь, он не настолько без инстинкта самосохранения, чтобы ставить все на карту по пустякам. Все будет хорошо, ты же сама это сказала.», - попытался успокоить ее муж.

Примерно за час до отбоя Ло Сидж вернулся в казарму, сегодня у Тили был тренировочный полет на коптере к северу от лагеря, так что его возвращение в лучшем случае ожидалось после отбоя. По личному опыту он знал, что дружбы с этими летающими крепостями с первого раза не бывает, хоть он и сдал курс в прошлом году, и даже получил высшую категорию, забыть всех подзатыльников и изощренных наказаний, а он был «любимым» учеником, пока не удалось. Однако, как ни крути, Ло Сидж был признателен за такое отношение, считая, что именно такая обстановка научила его чувствовать технику, а для успешной службы нужно научиться эмоциональному единству с окружающим миром и обстоятельствами. Сегодня мальчик был действительно счастлив: администрация предоставила им право самостоятельно разобраться между собой, Теборун не сдал их неуставные отношения, отец признал его выбор и был удивительно искренен, а еще завтра абсолютно свободный день, не праздник, конечно, но событие достаточно редкое, поэтому и воспринималось таким. Он спрятал куб под подушку, аккуратно заправил постель, и только собрался выйти проветриться, как дверной проем перегородила рослая, упершая руки в бока фигура. « Что надо?», - бросил Ло Сидж завидев заклятого «друга». «Вещички собрал?, - едко улыбнулась импровизированная дверь, - Не хотелось бы терять время твоего папочки, когда он почтит своим вниманием это место!» « Не дождешься, индюк!, - огрызнулся Ло Сидж, - а теперь дай пройти!» «Или что?!», - оскалился Теборун, принимая боевую позу. «Хочешь преподам тебе еще урок аэродинамики?! Учти, внизу достаточно зрителей.», - шепнул улыбчивый «ангел» и резко пошел вперед, отодвинув плечом противника. « И еще, то, что я положил под подушку, трогать не советую, ощипаю! Подумай, стоит ли любопытство таких жертв!», - набегу прокричал мальчик, направившийся в сторону озера.

Спокойствие и безмятежность были недолгими. Как только он опустился в ароматную траву и прикрыл глаза, тут же начал проваливаться в вязкий транс, в голову проникали печальные потоки мыслей Тили. «Я не знаю, как их сбить! Если через минуту что-нибудь не придумаю, я пропал! Надо мной до конца жизни будут потешаться в корпусе!» «Не будут, - улыбнувшись подумал герой дня, - справа, на уровне твоего уха, есть две зеленые кнопки, нажми их, на штурвале отскочит крышка, под ней кнопка, сделай петлю и в самом ее пике нажми кнопку, точно не промажешь! Удачи!» Через несколько мгновений, когда поток мыслей друга успокоился, Ло Сидж мысленно резюмировал: «Как я и говорил!»


Глава 8


В этой местности начался сезон дождей, что означало каникулы. Они не были настолько продолжительными, чтобы покрыть потребности организма в полноценном отдыхе, и связаны они были далеко не с милостью корпуса, а с обстоятельствами ни от кого не зависящими. Если б природа даровала человеку рычаги управления над собой, тренировки учащихся не останавливались бы совсем. Лагерь опустел, курсанты, как правило, проводили короткую передышку с родителями, преподаватели тоже использовали это время в своих нуждах, которые, чаще всего, уводили их далеко за периметр, администрация, по своему обыкновению, полным составом улетела в объединенный штаб патруля, докладывать о достижениях за год. И если учесть весь набор официальных мероприятий на «большой земле» вернуться они должны были быть по меньшей мере дней через 5. В лагере оставалась только охрана, он и какой-то мальчишка, на 3-4 года младше, которого он не знал даже заочно… «Даже Теборун и тот уехал домой!» , - мрачно констатировал Ло Сидж, неспешно возившийся с кодовым замком одного из боковых входов центрального купола. С ним еще никогда не случалось такого, но сегодня на него снизошел настоящий приступ обостренного чувства справедливости. «Ладно, Горман заслужил отдых, но этот-то… В его личном деле в разы больше грязи, чем у меня! Ах, да, он же теперь жертва! », - с раздражением подумал мальчик, пробуя все новые и новые комбинации цифр.

В казарме делать было нечего, только любоваться стекающими по стеклу струйками влаги. Курсантам не разрешалось иметь никаких средств развлечения и даже коммуникации в личном пользовании, только учебные материалы и проекционные кубы с записями из дома, никакой развлекательной литературы. Хотя на Вруме таковой почти не было, практичный народ этого истерзанного ужасной войной, которая оставила свои отголоски в веках и генетической памяти многих поколений, предпочитало исключительно имеющее обучающий смысл, на худой конец познавательное чтиво. Да и сама жизнь в таких условиях была похожа на адскую смесь триллера и добротного боевика, с той лишь разницей, что в одном случае это был плод чьей-то бурной фантазии, а в другом действительной и неоспоримой реальностью. На улице было сумеречно, беспрестанно лил мерзкий теплый дождь, размывая утоптанные в каменистой почве дороги, раскаты грома, сопровождаемые мощной иллюминацией молнии, логично дополняли этот тоскливый рай. Мальчик же, пользуясь непогодой и полной беспечностью охранников-новичков решил перебраться на пару дней в купол к компьютерам и базам данных, по меньшей мере утолить любопытство, а если получится, воплотить в жизнь одну идею, которая не давала ему покоя еще с завершения прошлогодних каникул. В общем, в любом он рассчитывал убить время с пользой. « Ты и есть тот самый легендарный Пак Ло Сидж?», - писклявый голос раздался у него за спиной. Ло Сидж немного дернулся от внезапного вторжения в свое пространство, однако, по привычке, внешне не проявил никаких признаков беспокойства, лишь бегло взглянул на стоящего рядом, ответил: « Он самый. Почему легендарный?» Рядом стоял мальчик лет 10 от роду, черноволосый, с круглыми черными глазами на пол бледного лица. Он с непередаваемым восторгом смотрел на собеседника. «Тебя все тут знают! И все говорят, что ты лучший, даже преподаватели! Кстати, с днем рождения!», - быстро говорил ребенок. Ло Сидж на момент задумался, а ведь и правда, сегодня был день его рождения, уже 15 лет… здесь как-то стирается из памяти торжественность момента… да и желание отпраздновать, хотя бы символически, тоже… кроме того было не с кем… все разъехались, даже поздравления из дома он получит только когда вернуться обитатели административного купола. «Спасибо…, - пробормотал светловолосый парень, - однако ты преувеличиваешь, педагоги терпеть не могут тех, кто так или иначе открыто указывает на занудство и непотребность их теорий. » «А что ты сейчас делаешь?», - «допрос» продолжался. Именинник слегка улыбнулся, услышав шипение пневматики отъезжающей в сторону двери: «Добываю подарок, раз уж сегодня определенно мой день!» «Мне можно с тобой?», - не унимался ребенок, добравшийся до героя местных сплетен. «Тебя как зовут?», - безразлично поинтересовался Ло Сидж. « Дирк, - тараторил мальчишка, - обещаю, буду вести себя тихо.» Именинник, которому происходящее явно доставляло определенного рода удовольствие, пожал плечами: « Ты читаешь мои мысли? Да ладно, не возражаю, в казарме засохнуть от тоски можно, а тут смотри, может чему полезному научишься.» Шагнул в темноту помещения, принялся ощупывать стены, в поисках панелей управления, послышалось пару щелчков тумблера и помещение осветилось ярким бордовым цветом. « Не боишься, что нас поймают?», - спутник был на редкость разговорчив. « Кто? «местное население»вернется дней через 5 минимум, не первый год здесь развлекаюсь.», - рассмеялся «гид». «А как же камеры, датчики движения?» Ло Сидж глубоко вздохнул: «Знаешь, кто-то мудрый давно сказал: Боишься – не делай, а делаешь – не бойся. Не будем терять времени.» Он уверенно зашагал по узкому коридору, мальчик побежал следом.


Глава 9


«Перестановку сделали…», - отметил Ло Сидж , оглядываясь по сторонам. Он решил поменьше думать на данный момент, дабы не давать напарнику уж очень много шансов залезть себе в голову, так как не очень любил быть на виду у незнакомцев, даже если потенциальной опасности от них не исходило. Просто привык сохранять определенную степень замкнутости. На самом деле помещение, в котором они оказались, представляло мало интереса для простых наблюдателей: серые, отделанные огнеустойчивым пластиком, стены, ряды наглухо запаянных металлических шкафов, гирлянды соединительных проводов, пласты микросхем, мониторы, клавиатура на стандартном языке, выдвижные панели, превращающиеся в комфортабельные кресла, принимающие позу сидящего, окон не было, так же было исключено все то, что могло хотя бы теоретически быть небезопасно. Светловолосый проводник остановился у левой дверной панели, мысленно приказав Дирку не двигаться. «Так я и думал, - вслух пояснил он , плавно отодвигая потайную пластину, - датчики нового поколения… кое-что про них слышал…» Последнее, скорее, было мыслью вслух. « Ты уверен, что это сработает?», - после достаточно продолжительной паузы подал голос Дирк. «Дай подумать…», - не сразу отозвался Ло Сидж, про себя осознавая, что вероятно, допустил внешнюю слабину, что в свою очередь посеяло сомнении в восприятии его спутника, хотя, с другой стороны, у ребенка был первый опыт тотального нарушения правил, естественно, что он нервничал. Блондин не спеша перебирал проводки, искал абсолютный ноль, чтобы перенаправить течение тока в оптико-волоконном кабеле, который снабжал энергией датчики по периметру всего этого крыла станции. Ловким движением музыкальный пальцев, парень поменял местами несколько клемм, затем еще раз повторил классическое сочетание кнопок, тут же вспыхнуло и погасло несколько искорок, загорелся зеленый свет. «Готово!, - резюмировал довольный собой именинник, - Теперь они долго не заметят изменений. Пойдем.» «Что ты на этот раз сделал?», - его случайный напарник был вне себя от восхищения, как будто только что его посвятили в самую большую тайну сотворения Вселенной. «Ничего сверх гениального, - бесцветно отозвался Ло Сидж, устраиваясь в одном из кресел, - всего лишь сменил полярность несущего кабеля, таким образом аппаратура пульта наблюдения будет принимать сигнал о исправности датчиков, как и раньше, а о текущей обстановке и нашем присутствии здесь никто не узнает.» «Ты еще и в технике разбираешься?!», - продолжал разговор устроившийся в соседнем кресле большеглазый мальчик. «Жизнь заставила… Иначе я давно бы здесь от тоски помер.», - улыбнулся светловолосый парень, решив, что теперь его очередь допросить собеседника с пристрастием. « А тебя за что домой не пустили, маленький ты, вроде, чтоб влипать в большие неприятности.», - задал исчерпывающий вопрос он. Мальчик на мгновение задумался, затем пожал плечами и рассмеявшись заговорил: « По тебе тоже много чего не скажешь… А вообще я коптер сломал… Уорв был настолько зол, что сначала и вовсе хотел подать прошение о моем исключении из корпуса, а потом почему-то решил, что оставить меня здесь на каникулы тоже вполне приемлемый вариант. » «Сломал коптер?!, - с долей здорового скептицизма поинтересовался Ло Сидж, откровенно мечтавший во времена своих первых полетов, когда он не получал никакого удовольствия, кроме перманентного недовольства со стороны преподавателя, ему страстно хотелось выкинуть нечто подобное, однако фантазии в те далекие времена, очевидно, не хватило, - Каким образом тебе это удалось? » « Не знаю…, - невинно хлопал глазами Дирк, - Просто однажды перед полетом он перестал заводиться… Наверное, я нажал что-то не то…» Ло Сидж оживленно улыбнулся, на этот раз возясь с паролями заархивированных баз данных, однако пока еще не торопился переходить на дружеское общение, ибо, в его понимании, они не были еще достаточно знакомы с Дирком: «В таком случае тебе очень повезло, что это не случилось в воздухе… Однажды, в свое время, я хотел устроить Уорву нечто подобное за все… С него же за машину в корпусе едва шкуру не спустили! Достойное начало!» « Ты же в следующем году заканчиваешь обучение, не боишься, куда тебя могут сослать после… Разные истории ходят…» Ло Сидж на некоторое время отвлекся от разговора, углубившись в чтение текста, выдаваемого небольшими порциями на мониторе. И сказать, что последняя строчка повергла его в глубокий шок, не сказать ничего. Она гласила: В группу входят: Пак Ло Сидж, Горман Тили, Теборун Малпикс. « Уж не знаю, что хуже, временное наложение ложных воспоминаний или быть в одной команде с Малпиксом…», - думал Ло Сидж, листая документ дальше. «Командир группы: Пак Ло Сидж.» «Вот так мне нравится гораздо больше! Интересно посмотреть на курицу, когда огласят распоряжение. Жаль ждать почти год…», - вздохнул парень, собираясь с мыслями, чтобы ответить на вопрос. « Веселым парням веселые задания… Да и дело вкуса, я привык рисковать…», - загадочно улыбнулся он.


Глава 10


Две недели отдыха пролетели незаметно и почти бесполезно, больше ничего интересного из архивов вытащить не удалось. А сегодня нарушитель снова сиживал в кабинете главы администрации лагеря, расплачиваясь за свое назойливое любопытство. Приятного было мало, однако определенную пользу из данного обстоятельства извлечь-таки удалось. Разговор предстоял долгий, следовательно, если потянуть время, то есть шансы пропустить занудные лекции сегодня.

Кресло было жестким, неудобным, вдобавок ко всему слишком высоким, так что заправский «гость» этого кабинета, будучи относительно мелкого роста , едва доставал до пола ногами, однако держался как всегда стойко, стараясь ничем не выдать своих мучений. «И где ты пропадал эти две недели? Только не говори, что был в казарме и тебя никто не заметил», - внимательно смотрел ему в глаза начальник администрации. «Хотел бы вытащить из меня правду, давно сделал бы, не спрашивая…», - подумал мальчик, про себя отмечая сегодняшнюю доброту начальника, ибо никаких поползновений в собственное сознание он не ощутил, значит можно импровизировать… И Ло Сидж принялся разыгрывать саму святую невинность, простодушно пожав плечами, заговорил: « Гулял.» «В дождь?», - недоверчиво поинтересовался мужчина. «Ну да! Не забывайте, я родился в сезон ливней, по-моему, логично, что в такую погоду, я чувствую себя уютно.», - широко улыбнулся блондин, мысленно перебирая возможные варианты развития событий. «Допустим, - сдался в этом раунде собеседник, при этом продолжая мягко по-кошачьи подводить мальчика к чистосердечному признаю в своих неправедных забавах, - И с кем же ты гулял?» Ло Сидж развалился в пыточно неудобном кресле, выражение его лица по степени блаженства напоминало наркомана или напрочь лишенного разума от рождения, он уже откровенно испытывал терпение хозяина кабинета: « У озера, один.» Мужчина хрипло рассмеялся, но фарс гостя поддержал: « Интересно, и каким чудом в такой близости от воды тебя не ударила молния?!» «Как вы угадали?!», - не унимался, внешне пребывающий в полном астрале мальчик. Тут-то мужчина и не выдержал и от всей души расхохотался над устроившим представление учеником: « Ну ты и клоун, парень! Что ты вообще здесь делаешь, в цирке был бы куда более востребован!» «Не люблю цирк!, - парировал мальчик, справедливо полагая, что разговор еще не закончился, - А если серьезно, вы же и сами прекрасно знаете, я и со своими далеко не со всеми общаюсь, а про остальных наказанных понятия не имею.», - глава администрации снова внимательно взглянул на мальчишку. «Слабо вериться, тебя хоть на необитаемый уровень забрось, ты найдешь способ связаться с кем бы то ни было! Не знаю, как тебе это удается…» «А вы предпочли б, чтоб я помер с тоски?!», - весело осведомился Ло Сидж. «Вот только не надо упражняться в черном юморе!, - строго сказал хозяин кабинета, - Штаб в тебя верит… да и я тоже… Так что твоя первостепенная задача дожить до выпуска, желательно целым.» Мальчик лениво кивнул, всем своим видом показывая, как ему надоели нравоучения: «Могу идти?» «Можешь. Кстати, - мужчина достал появившийся в углублении стола прозрачный куб и протянул его мальчику, - Это тебе из дома. С прошедшим.» Блондин принял «подарок», коротко поблагодарил командира и, решив не терять времени, пока тот не передумал, удалился из кабинета.

Пока он шел петляющими, тускло освещенным, как а аварийном режиме, коридорами к выходу, его голову никак не покидала одна странная мысль, еще ни одна воспитательная беседа не оставляла таких ощущений: « Поверил-то, конечно, вряд ли… слишком опытный… Но принял объяснения без попыток транса, гипноза, прочих своих способностей… Удивительно, даже не читал назидательных речей о вреде нарушения дисциплины в корпусе, видов наказаний, никаких угроз по поводу распределения после окончания… Не обычно… Хотя, может понял, что на меня не действуют эти сказочки… или не хочет портить отношения со штабом… если они верят, он не имеет права быть против… » , - по большому счету ответа на свой вопрос он так и не нашел и решил оставить неблагодарные мысли на потом. Хронометр над последней дверью отмечал 20.00. Два часа до отбоя. «Уложился…», - подумал про себя парень, не спеша побрел в сторону озера. «Что он на этот раз тебе сказал?», - ощутил он знакомую руку на своем плече, он слегка повернул голову… Так и есть, это был Тили… Ло Сидж улыбнулся, Горман, наверное, был единственным человеком, который был действительно дорог ему в корпусе, по которому он скучал. «Ничего страшного, у меня даже голова сегодня не болит!» « Удивительно, обычно ты переносишь такие вещи тяжелее, чем кажется…», - пожал плечами Тили. « Можешь не поверить, но он действительно не использовал ни один свой метод выкачивания правды сегодня, - бросил через плечо блондин, направляясь к озеру, - Догоняй!»


Глава 11


Уже несколько дней они жили в столице, занятий не проводилось, однако и в город не выпускали, с родителями курсанты тоже еще не виделись. Руководство ссылалось на некий древний кодекс, регламентировавший поведение перед первым самостоятельным полетом поперек времени. Возможно какие-то указания действительно существовали, при чем скорее всего в устном виде, так как никаких фактических должностных распоряжений никто из пятидесяти бесцельно гулявших по объединенному штабу выпускников в глаза не видел. Пока еще им ничего не объясняли, окончательный состав полевых групп так же оглашен не был, сказали лишь, что родители по желанию могут наблюдать за «подвигами» своих чад в режиме реального времени. Не сказать, что сие заявление шокировало без нескольких дней патрульных, однако, как минимум, заставило серьезно задуматься , притих даже Теборун. Что касается Ло Сиджа, со стороны создавалось впечатление, что мальчику абсолютно все равно, но на деле при всей уверенности в своих силах и благосклонности обстоятельств, ему совсем не нравилась идея с наблюдением родителей за испытанием. Все знали, что случаи бывали разные, в том числе и летальные исходы… В этот раз никто не ручался за их здоровье, равно в такой же степени, как и никто не нес ответственности за их жизнь. К сожалению не все, как показывала достаточно обширная практика, были достаточно взрослыми и собранными, чтоб принять груз ответственности за себя и окружающих на свои плечи, за что потом и расплачивались. Возможно, кто-то из собравшихся здесь предчувствовал собственную кончину, Ло Сидж не ощущал ничего, кроме легкого, тянущего где-то в глубине души возбуждения, но сама мысль о том, каково будет родителям наблюдать за тем, что в любую секунду может произойти непоправимое, была весьма болезненной. « О чем задумался?», - раздался за спиной мягкий , спокойный голос Тили. Блондин отвлекся от созерцания урбанистических пейзажей с высоты птичьего полета, если бы таковые имелись на этом уровне… Обернулся на голос. « Не нравиться мне эта идея с родителями…», - усердно стараясь не думать об уже известных ему подробностях предстоящего задания, ответил он. «Волнуешься?», - Горман, как всегда, был слегка возбужден, ему действительно не терпелось ознакомиться с материалами по предстоящему испытанию. « Нет… Это мне не дано, ты же знаешь…, - улыбнулся Ло Сидж, - просто как-то здесь скучно, хоть бы воздухом подышать выпустили… Не могу я в четырех стенах… Или хотя бы с родителями встречу организовали, раз уж мы здесь…» Над створчатой дверью из мутного стекла осветилась жидко кристаллическая полоска экрана, выдав три фамилии. Она гласила: «Ло Сидж, Тили, Малпикс» И двери распахнулись. Самым растерянным из всей троицы выглядел именно Малпикс, из-за спин доносились шепот и смешки, очевидно, публика ожидала представления. « Через неделю мой день рождения… надеюсь, управимся…», - почему-то не впопад думал Ло Сидж, стоя в центре просторного светлого зала с огромным прозрачным куполом. Из сидящих за полукруглым столом от узнал троих, при чем двоих из них весьма условно. Ком Варлт был самым молодым из собравшихся и единственным, одетым не по форме, хотя и при всех знаков боевого отличия. Не стареющий Эрк Роган, и, немного поседевший, но все так же похожий на респектабельного торговца больше, чем на патрульного-ветерана, Фал Корф. Он и заговорил первым: « Совет объединенного штаба патруля времени решил направить группу в составе троих ныне здесь присутствующих на задание, под кодовым номером 08764, с примечанием – решение следует заменить на удовлетворительное. Командиром группы назначен Пак Ло Сидж. Так же ставим вас в известность, что на время выполнение задания вам будут наложены иные воспоминания. » « Лучше б я тогда тебя убил!», - прошептал ошарашенный таким решением совета Теборун. « Аналогично.», - улыбнулся Ло Сидж, про себя признавая, что его заклятый «друг» держался куда лучше, чем он себе это представлял. « Вопрос можно?», - решил новоиспеченный командир группы подчеркнуть свою заинтересованность предстоящим делом. « Задавай!», - приветливо улыбнулся Корф. « Нас посветят в подробности поставленной задачи или нам предстоит делать самостоятельные открытия по мере выполнения задания?», - мальчик очень старался, чтобы вопрос звучал исчерпывающе четко. « Зря Пол так переживает за него, по-моему, парень довольно взрослый и самостоятельный, - отметил про себя ветеран, затем спокойно ответил на вопрос, - Вылет завтра в 5.30 утра по стандартному времени, подробную информацию о систематизированном каталоге уровней, маршруте, а так же ознакомиться с материалами по делу вы сможете не борту шатла после старта. Все необходимые коды доступа будут введены в автоматическом режиме.» С шипением убралась в стену дверь в глубине помещения, раздался слегка агрессивный насмешливый голос Варлта: « Ребята, вам туда! Расслабьтесь, это не больно!» И действительно… ни страха, ни боли… удобные мягкие белые кресла, небольшие металлические таблетки электродов, что крепились к вискам, боковой монитор, по которому ползли значения жизнедеятельности организма каждого из них. « Очевидно, кресла снабжены фиксирующими датчиками.», - оглядевшись, пришел к выводу Ло Сидж, которого с головой захватывала странная мысль: « Скорее бы все это закончилось…» И последнее, что он ощутил – было холодное прикосновение к шее инъектора, затем провалился в глубокий вязкий транс.


Глава 12


С приглушенным скрежетом работала магнитная тяга, в целом же шатл летел достаточно легко, на обзорных экранах зеленоватыми тенями менялись времена и эпохи, очертания уровней. Все приборы функционировали нормально. Ло Сидж открыл глаза, тряхнул все еще тяжелой головой, в которой странной непонятной последовательности проносились реальные и имплантированные воспоминания. « Летим…», - сделал он первый вывод, осматривая экраны и приборы панели управления. За ним последовало следующее открытие: « Похоже я действительно не восприимчив ко всем этим штукам…» Он внимательно осмотрелся по сторонам, коллеги были в сознании и занимались примерно тем же самым. «Что за бред…, - первым нарушил молчание Теборун, судя во внешнему и смешно разбегающимся в разные стороны глазам, у него адски болела голова, - За что нас изгнали… И почему мы должны поймать и обезвредить кого-то, чтобы вернуться… », - мысли еще плохо складывались в определенную картинку. « Ложные воспоминания…», - как-то уж слишком безмятежно прокомментировал Тили, вытягиваясь во весь рост в кресле штурмана. « Что будем делать, принцесса?, - постепенно приходил в себя Малпикс, - Ты же у нас командир, решай!» Ло Сидж развернулся в амортизационном кресле к стене, сложил руки за головой. « У меня есть кое-какие соображения… Вчера они сказали, что родители смогут наблюдать за нами в режиме реального времени, значит на борту есть камеры, - блондин сделал продолжительную паузу, чтобы каждый имел возможность осмыслить его слова, - Предлагаю их найти, а если найдем, вывести из строя… Если нас убьют, нам будет все равно, а родителям не так больно, потому что они не увидят, как это было.» « Не поверишь, но поддерживаю!», - в упор посмотрел на него заклятый « друг». Ло Сидж позволил себе немного расслабиться, открыто улыбнулся, направляясь к выходу: « Тогда поступим следующим образом: Я обыщу машинное отделение, Теборун, тебе рубка, а Горман посмотрит жилые помещения. Через два часа встречаемся здесь. Время пошло.» Когда он вышел, оставшиеся на мостике переглянулись, однако никто не решился оспаривать слова командира, да и сказать было нечего, все развивалось достаточно логично, а через несколько мгновений мостик покинул и Тили. Они обыскали все, с троекратной внимательностью обшарили каждый миллиметр шатла, смотрели за всеми встроенными и потайными панелями… Так ничего и не обнаружив, собрались в рубке на совещание. « Ничего!», - слегка раздраженно сказал Горман, устало опустившись в свое кресло. « Пусто… если только они не засунули какие-то датчики в нас самих!», - проворчал скрестивший руки на груди Теборун. « Исключено!, - счел своевременным вмешаться Ло Сидж, - на теле остались бы следы, регенерация клеток человека не настолько молниеносна, чтобы за несколько часов привести все в полный порядок.» « И что ты предлагаешь?!», - слегка раздраженно и почти в один голос поинтересовалась рыжая составляющая экипажа. Командир на мгновение задумался, прикидывая, как наиболее оптимально распределить время. «Кажется мы неотвратимо становимся командой…», - пронеслось в голове. Наконец он ответил: « Забудем на время о камерах. Не думаю, что мы так уж и рук вон плохо искали, что ничего так и не обнаружили… Вероятно тут и нет ничего, а нам про все это сказали, чтобы мы были осторожнее и чтобы избежать угрызений собственной совести в будущем… Давайте, наконец, ознакомимся с материалами по делу.», - и как по взмаху волшебной палочки, если бы дети этого уровня имели понятие о сказках, монитор засветился и огненно оранжевым шрифтом начал выдавать информацию.

Проект 08764

Суть преступления: Попытка воздействия на ход истории другого уровня.

Изложение дела: Преступник – Крег Додж. Путь следование прослежен на уровнях с Е 1071 по Е 1092 включительно. Место высадки – базовый уровень Е 1090.

Прикрытие: выезд по студенческому разрешению, изучение местного колорита в условиях сложившегося социального положения.

Тип культуры: Начало пост-ядерного периода. Среди обитателей большой процент мутации разных степеней тяжести, пси-способности отмечены не были. Чрезвычайно не стабильная и трудно управляемая цивилизация, склонная к насилию, жестокости, диктату.

После краткого описания прилагалось трехмерное изображение преступника, увидев которое Ло Сидж ,присвистнув, резюмировал: « И почему все придурки именно моей расы!» « Тут бы я с тобой поспорил, - тихо отозвался Теборун, - Однако это ничего не даст… мы попали… и единственный наш выжить – работать в команде.» « Согласен, - кивнул Тили, - Но я предпочел бы анигилляцию перед толпой зевак, как патологически неисправимый субъект общества, этому заданию… » « И не мечтай! , - прервал командир безрадостные рассуждения, - Читаем дольше.»

Примечание: 1. Оружение – стунеры, стреляющие иглами.

2. На данном уровне Врум не содержит постоянного терминала.

« Вот чего нам не хватало для полного счастья!, - констатировал Ло Сидж, - Предлагаю почитать хотя бы последние новости этого уровня, чтоб по прилету ничему не удивляться.»


Глава 13


« Жестокое место… Такое ощущение, что война здесь не останавливается ни на минуту…», - Ло Сидж устало потер виски, когда погасли информационные экраны. « А что ты хотел? Это тебе не прогулка на лесной уровень, принцесса!,» - тихо, почти шепотом проговорил Теборун, по мере приближения к цели он все больше волновался, хотя стоически пытался подражать внешнему хладнокровию командира. И Ло Сидж, наверное, впервые в жизни понимал Малпикса… как-то само собой пропало желание язвить, выяснять отношения, терять время, которого, возможно, осталось немного, на бесполезные разборки. Ему и самому становилось не по себе, конечно, не до потери рассудка… но показать… чем-то проявить малейшее беспокойство, терзавшее изнутри он не мог… Его назначили командиром, свыкнувшись с этой ролью, он отлично понимал возложенную ответственность… Как и всегда было наплевать на корпус, уже не пугали камеры, даже о родителях перестал думать, прекратил проецировать на себя их переживания. « Потерять контроль – подвергнуть команду смертельной опасности.», - установил для себя новое правило Ло Сидж. « По-моему, на этом диком уровне мы будем представлять отличную мишень для охоты местного населения, - едко прокомментировал блондин, - И как назло, - указал он на висящую в центре рубки электронную карту, - мы приземлимся в самом густо населенном городе – столице одного из местных государств. Согласно последних перехваченных новостей, оно уже 20 лет пребывает в состоянии гражданской войны, на этнической почве. Большая часть населения, что удивительно для такого радиационного фона – люди, без внешних отклонений, не считая патологической агрессивности…» « И еще там ни года не обходится без вспышки какой-нибудь заразы, при чем все новой и новой… Такое ощущение, что они ее специально разводят…», - задумчиво глядя куда-то вдаль проговорил Тили. « Не исключено, - подхватил веснущатый Малпикс, сидя в кресле первого пилота, - микробы могут быть куда эффективнее любого известного ныне оружия. Противник повержен, и фактически без крови, нарушения суверенитета и прочих дурно пахнущих обстоятельств.» « Очень эстетично…, - оскалился Ло Сидж, - особенно в мире, где нет развитой медицины… Надеюсь, хотя бы в корпусе нас наградили прививками.» « Ло Сидж всегда верен себе!», - искренне рассмеялся его недавний заклятый «друг». И блондин поддержал эту полу шуточную беседу, так было намного проще говорить о серьезных вещах, искрящимися от гомерическим хохотом над собой глазами посмотрел на членов своего маленького экипажа, сказав: « Если мы перехватим «подарки» враждующих сторон, в обратный путь к Вруму отправятся только наши бренные останки, было бы грустно, если бы они погубили все, что осталось после ядерной войны…» « Зато какая превосходная месть!, - через плечо бросил Теборун, успокаивая ощутимо дрожащий при посадке шатл, - Можно не пристегиваться, мы сели. Включаю маскировку и защитное поле.»

« Горман, посмотри в хозяйственной панели сумку первой помощи, - поймав на себе недоуменный взгляд друга, Ло Сидж коротко пояснил, - Прежде, чем выйти наружу и разведать обстановку, хотелось бы знать, какие сюрпризы корпус приготовил нам еще на корабле…» Он не успел закончить своей мысли, как раздался удивленный голос Тили: « Не может быть! Нет здесь ничего!» Командир встал, подтянулся и принялся сосредоточенно рыться в полупрозрачном ящике, собирая стунер и прибор дальней связи: « Не сказал бы, что это для меня неожиданности, корпус любит все до предела усложнять», - это были как мысли вслух. « Там дождь…», - уловил его намерения Горман. « Надеюсь, Малпикс, не очень обидишься, если за старшего останется Тили? Пока я немного прогуляюсь в город.», - бросил он, возясь с креплением универсального переговорного устройства в ухе. « Тебе решать, - безмятежно парировал рыжеволосый, - это опасное место, через каждые 15 минут выходи на связь, почувствуешь опасность – уноси ноги», - закончил он инструктаж, включая контакт с датчиками на теле. « Не пропадай на долго…», - сказал слегка взволнованный Тили. Трудно было понять, чего он боялся больше, что друг может не вернуться, или, что ему придется провести некоторое время наедине с Теборуном. « Не маленький, справлюсь!, - проверил стунер и поправил капюшон, - Провожать не надо, - быстро направился к люку. »


Глава 14


На улице темнело, было мокро и холодно, в лицо бил смрадный ветер, что затрудняло дыхание. Ло Сидж был слабо знаком с понятием «помойка», и за свою короткую жизнь ни разу не бывал на «мусорной куче», однако после несколько часовых зловонных ингаляций за пределами шатла, он именно так ее себе и представлял. Узкие захламленные улочки между впечатляющей высоты строениями всех оттенков серого, возведенных предположительно из армированного бетона, окон мало и все они похожи на бойницы боевых дотов, светящиеся на фоне всеобъемлющей серости, четкой логики в расположении улиц, магистралей, тупиков, тоже не обнаруживалось. В задымленном воздухе парили птицы-переростки, несколько из них деловито копошились в мусорной куче у обочины, щелкая украшенным клыками клювами. Где-то недалеко невообразимой гаммой психически нездорового композитора разрывалась стоящая в пять ярусов примитивных и громоздких гравимобилей пробке крупная магистраль. Впереди что-то взорвалось, послышались крики, стоны и топот тысяч ног. Парень осторожно пробирался вперед, прячась в тени бетонных массивов, мысленно стараясь почувствовать окружающую обстановку, уловить мысли живых существ, поймать опасность, понять ее природу. Однако пока его окутывал только животный страх, которым, казалось, пропитан тут даже воздух, опасность была перманентной, она шла по пятам, устилая его путь трупами, которые время от времени попадались ему под ноги… Город все больше напоминал смертоносный муравейник. Ло Сидж никогда не считал себя пугливым, но с каждой секундой, что он находился здесь, это место производило на него неизгладимое впечатление. На крошечном мониторе на запястье голубым безразличием светилась карта местности, а красной движущейся точкой был обозначен он сам. Через каждые 15 минут автоматически включалась связь с кораблем, и тогда Тили и Малпикс, иногда по очереди, иногда хором, что необычно, делились своими познаниями окружающей обстановки, а командир каждый раз докладывал об отсутствии проблем на данный момент. Как вдруг после очередного такого сеанса связи, его мозг, как струя холодного душа, о котором он мечтал второй день, пронзил поток чужих мыслей. Этот человек признавал свою преступность, чувствовал, что его нашли, рыщут, идут по его следу и не успокоятся, пока не изловят и не заставят заплатить по счетам. Загнанность… Ло Сидж чувствовал исходящую он противника безысходность, как зверь, которого загнали в угол.. Он готов убить, только бы обрести свободу и не возвращаться на Врум. Он обнаружил преследователей, но и бежать не хотел… либо, понимал, что установленную пси-связь он не разрушит, либо был уверен в том, что его опыта с лихвой хватит разделаться с детьми-преследователями… Преступник был пугающе близко… Блондин насторожился, предстояло принять непростое решение, как вдруг в памяти всплыли слова Малпикса

« почувствуешь опасность – уноси ноги!», в любой друг ситуации он бы остался принципиально глух, но сейчас, когда бешеная вспышка адреналина начала медленно угасать, он принял единственное верное в данной ситуации решение – возвращаться на корабль. Надо было все серьезно обдумать. Спешка в данной ситуации могла быть чревата самыми разнообразными последствиями.

В шатле не находил себе месте Горман Тили, он прекрасно знал, что 4 часа отсутствия еще ни о чем не говорят, да и командир дисциплинировано выходил на связь каждые 15 минут, ровным счетом ничего интересного при этом не докладывал, но ощущение близкой опасности почему-то не исчезало.

« И чего ты паникуешь?!, - начинал выходить из себя первый пилот, - Смотри, судя по приборам, он в полном порядке, не считая слегка учащенного пульса, но он движется в нашу сторону. И только не говори, что его зверски убили в какой-то подворотне, вытрясли датчики и к нам движется кто-то другой!» « Паршивое место и мысли не лучше… Бьюсь об заклад, он почувствовал что-то неладное…», - он беспокойно мерил шагами мостик. « Он не такой тупой, каким кажется. Почувствовал и рванул на базу. Драться он, конечно, любит, но поверь, в этой ситуации в одиночку в чужом городе он бой не примет, - поймав на себе раздраженный взгляд Тили добавил, - Мне по этой части виднее.» Отвлекся на приборы панели управления, несколькими комбинациями клавиш открыл внешний люк и выпустил шасси. Через мгновение послышались мягкие быстрые шаги, на мостике промокший до нитки и злой, как черт, материализовался командир. Он скинул с себя липкий мокрый плащ, положил стунер на панель управления, снял датчики и устало опустился в кресло. « Он здесь, я почувствовал его мысли в северном городе… Он был совсем рядом… и знает, что мы пришли за ним…», - без лишних предисловий выпалил Ло Сидж. « Ну это мы и сами догадались…», - прервал поток его мыслей Теборун. « Держи, тебе надо согреться.», - протянул ему чашку с горячим стимулятором Тили. « Спасибо, - Ло Сидж не глядя ловким движением принял чашку, - Теперь давайте думать, господа.»


Глава 15


В узком душном, увешенном проводами и жидкокристаллическими экранами помещение было многолюдно. Здесь собрались люди из разных уголков планеты, традиционно раз в год на Вруме корпус оплачивал всем желающим посмотреть испытание своих сыновей в режиме реального времени, поездку в столицу; Считая, что это будем намного дешевле, чем вести трансляцию во все города-оазисы планеты, учитывая расстояния. Царила напряженная атмосфера, каждый всеми своими мыслями, каждой клеточкой своего существа был там, со своими детьми. И все они, вместе с теми, что были в шатлах, за сотни уровней от дома, желали, чтоб поскорей все это закончилось. Женщин среди собравшихся почти не было: кто-то, зная свою сентиментальность и слабонервность, решил остаться дома самостоятельно, кто-то решил не подвергать своих супруг лишнему стрессу, были и такие, что вовсе не сочли нужным поставить своих половинок в известность о пункте своего назначения и цели своей поездки. Был среди ник и Пол Ло Сидж, которому пару дней назад немалых трудов стоило убедить супругу остаться дома, теперь он даже немного жалел о такого рода решении, осознавая, что ему самому не помешала бы поддержка. Он никогда не верил, что может так остро что-то чувствовать, да и не было особо времени открываться. Пол не видел своего сына уже 7 лет и свыкся с этим ощущением, принял его выбор. И теперь лицезреть находчивого юношу, со стальным характером и живым умом, командира шатла было потрясающим откровением. Мальчик действительно жил тем, что делал, однако сейчас риск был смертельно велик и никакой страховки не предполагалось, и это очень тревожило Пола, хотя подсознательно он знал, что время его сына еще не подошло, а когда подойдет к концу, он этого не увидит… И все равно было неспокойно на душе. « По-моему мальчик прекрасно справляется!», - ощутил он теплую руку Корфа на своем плече. « Знаю… я верю ему… Однако не уверен, что они готовы к таким сложным задачам…» Патрульный тихо рассмеялся: « Если ты про их неуставные отношения с Малпиксом, не будь занудой! Знаешь сколько раз, пока мы были курсантами, я хотел закопать Рогана где-нибудь у озера?! Время меняет людей, а первое задание тем более. Уверен, эти двое скоро лучше поймут друг друга, и даже подружатся. » Пол печально вздохнул, глада на старого друга, тихо проговорил: « Когда же все это кончится, я так хочу его обнять…»

Тем временем на уровень Е 1090 спускалась глубокая шумная ночь. Судя по звукам, доносившимся из вне, от которых не защищал даже титановый корпус корабля, жизнь здесь не только не притихала ни на мгновение, а ночью даже усиливалась. В шатле, не смотря на дикую усталость, никто не мог сомкнуть глаз, ребята чувствовали приближение опасности, оно окутывало корабль, хотя камеры обзора по периметру ничего не фиксировали. Было ощущение, что кто-то усиленно пытался проникнуть в их мозг, подчинить своей воле, что очень мешало думать, так как каждому помимо размышлений приходилось еще и держать пси-барьер достаточной силы, что в свою очередь отнимало много сил. Еды, как выяснилось недавно, корпус оставить также не счел нужным, только мерзкий на вкус стимулятор, хотя и ему надо отдать должное, силы он восстанавливал превосходно. Бесперебойно работали информационные мониторы, универсальные переводчики и смыслоуловители, призванные привести информацию в более-менее воспринимаемый вид, так как язык Врума, как показали первые путешествия во времени, оказался достаточно чужд остальным уровням, а гипнотека обладала достаточно посредственной информацией о тех уровнях, где не содержались постоянные терминалы. « Хорошо он здесь устроился!», - задумчиво проговорил Теборун, пытаясь перестроить телескопическую антенну шатла на более четкое восприятие. « И быстро, - поддержал мысль Тили, - самые ранние сообщения о некоем нездоровом интересе, всплеске торговли оружием нового поколения, судя по виду иксанилианским, до этих событий невиданная здесь роскошь… Некое философское учение типа: «Бей мутантов – получи путешествие во времени в подарок .» Только сомневаюсь, что этот псих, если ему не помешать, когда придет к цели, сдержит свое слово… По крайней мере история знает массу примеров, когда люди, сев на трон, начинали истреблять всех тех, кто помогал ему в этом. » Ло Сидж все это время выглядел абсолютно незаинтересованным в предмете беседы, со стороны даже казалось, что он и вовсе задремал от скуки, но остальные не обращали никакого внимания на состояние командира. Дослушав, блондин открыл покрасневшие от напряжения голубые глаза и тихо заговорил, соотнося новую информацию со своими соображениями: « Абсолютно логично, что мы не можем выдать себя заинтересованными в покупке современного оружия… или его изучении… думаю факторы пояснять не надо… и так понятно, что мы только обнаружим себя и привлечем ненужное внимание. Следовательно, наша задача – обнаружить тех, кому интересны его услуги и сорвать сделку, при этом намекнув на адресок шатла. Если сделать хорошее шоу, ему захочется разобраться с нами немедленно… На нашей территории у нас больше шансов справиться с ним. С утра разделимся и изучим злачные места и рынки той части города, от которой идет сигнал. Пока отдыхаем.»


Глава 16


И снова после команды « отбой » никто не пошел спать, убивали время по-разному: Ло Сидж медитировал, силы это почти не восстанавливало, но, по крайней мере, позволяло все детально обдумать и принять более взвешенное решение; Тили бесконечно пересматривал содержание записанных местным малопонятных новостных каналов; Малпиксу каким-то чудом удалось вытащить из компьютерной системы стандартные игры, а по сему до утра он развлекался в компании компьютера. Ощущалось постепенное приближение дела к логическому завершению, внутренне, они уже были готовы к бою, осталось только соорудить ловушку, заманить туда «жертву» и привезти на Врум, желательно живым… так как про убийство перед вылетом им ничего не сказали. На утро немного отпустило, в голове прояснилось, правда по мере подготовки к выходу назревали все новые вопросы и основной из них – « Как вступить в контакт с местным населением, если абсолютно не знаком с их языком и понимаешь только через переводчик?» Однако другого выхода не было и не предполагалось на данный момент, если уж они решили скорее завершить дело и оказаться дома… «Неразрешимых проблем не бывает, - наконец первым нарушил молчание Ло Сидж, - В инструкции по применению смыслоуловителя написано, что этот прибор не только помогает воспринимать и усваивать речь окружающих, но и дает советы, что им можно ответить в текущий момент, придется изучить и эту функцию на практике…», - безмятежно проверял стунер и систему связи он. Тили, полностью экипированный стоял у висящей у выхода электронной карты местности, изучая ландшафт: « Здесь работы на несколько дней, как минимум! Это не район, а сплошные кабаки и рынки всякой незаконной на цивилизованных уровнях всячины!», - слегка ошеломленно, но с мальчишеским азартом прошептал он. « Пора распределить маршруты, - напомнил о себе командир, - насколько мы знаем, деньгами тут может служить все, что имеет хоть какую-нибудь фактическую ценность, в таком случае мы можем им много чего предложить. Вы вдвоем осмотрите рыночную площадь, со всеми прилегающими территориями и строениями, а я прогуляюсь по улице Звезды, не безосновательно полагать, что в злачных местах можно встретить подпольных торговцев, а они знакомы с клиентурой друг друга.» Малпикс ядовито улыбнулся и ласково, будто разговаривал с маленьким ребенком осведомился: « А ты пить-то умеешь, герой?!» Этот вопрос был неожиданным для Ло Сиджа. В корпусе он, как и остальные, не видел жизни на практике, только теоретически, а до корпуса он был еще очень мал, чтобы приблизиться к определенным вещам… Однако признавать свое невежество, особенно перед Малпиксом не очень-то и хотелось. « А ты?», - нежно улыбаясь парировал блондин. Ответ заставил агрессора задуматься, а потом и вовсе поумерить свой пыл: « Откуда? Времени у меня было не больше твоего…», - признался немного раздосадованный Теборун. « Так вот, - констатировал Ло Сидж, в очередной раз доказавший свое превосходство, - этот навык нам может сейчас и не понадобиться. Выходим на связь через каждые 20 минут, когда стемнеет возвращаемся к шатлу.», - закончив краткий инструктаж, не прощаясь он выскользнул наружу. «Волнуешься?», - как бы между прочим спросил Тили напарника, протянувшего ему стунер. Парень начал замечать, что Теборун относится к нему проще и более дружелюбно, в отличии от его друга, и старался пользоваться этим, по возможности сглаживая острые углы. « Нет, просто первый раз идти в разведку… одно дело сидеть в шатле и страховать кого-то, другое самому… странное ощущение, хотелось бы, чтобы этот первый раз не стал последним!», - мрачно захихикал Малпикс. « Мы будем осторожными…», - не совсем уверенно пробормотал Горман и направился к выходу, за ним последовал Теборун.

На улице в этот раз была приветливая солнечная погода, однако, несмотря на жару, местное население раздеваться не торопилось, наоборот стремилось спрятать от солнца все оголенные части тела, оставив только кисти рук, голову и в какой-то степени ступни, облаченные в причудливое подобие плетенных из какого-то чудесно бликующего на солнце тонкого материала сандалии. Толпа вокруг поражала воображение буйством оттенков черного и серого, так что ребята в универсальных костюмах образца повседневной одежды патрульных выглядели довольно не примечательно. Небольшой приемник в ухе исправно передавал звуки, окружающие его коллег по заданию. Улица тоже пестрила разнообразием сюжетов: пожилая женщина у черного входа в питейное заведение засаленной тряпкой разгоняла толпившихся у мусорной кучи птиц, немного дальше в поисках истины на земле в ожесточенной драке валялись несколько человек, проходящего мимо «гостя» уровня не впечатлило это зрелище и он решил не мешать господам, миновав еще один переулок он обнаружил свежую лужу крови и в ней изуродованный до неузнаваемости труп, услышал крики, всхлипы, вперемешку с мольбами… Он почувствовал, что кому-то грозит смертельная опасность, но время этого человека еще не пришло. Ло Сидж поставил на полную мощность стунер и тихо, стараясь не создавать лишнего шума пошел на звук. Через пару минут перед его глазами предстало зрелище, которое он считал самым отвратительным на свете. Возможно потому, что женщины на Вруме были священны, и посягнуть на ее свободу или жизнь, было самым страшным преступлением против общества, или противнее было наблюдать за тем, что кто-то пытался похитить у ребенка детство, хотя на такого рода уровнях это понятие было весьма относительным… Сама мысль о том, что с девочкой, а она была чуть младше его самого могли сделать трое полупьяных уродов в грязной подворотне была достаточным мотивом к действию. Он мысленно оценил свои шансы и признав их довольно приличными, дважды выстрелил из стунера, иглы с точностью попали по назначению, третий среагировал молниеносно и попытался скрыться с места злодеяния, однако парень быстро перекрыл ему путь к отступлению, за что едва не поплатился проломленным черепом, но его рост и телосложение позволяли намного превосходить по скорости громоздкого, вооруженного металлическим прутом противника и он легко увернулся, ловкой подсечкой сбив его с ног. Исход битвы решил выстрел из стунера. Ло Сидж быстро поднялся на ноги, осмотрелся по сторонам, пока остальные были надежно выведены из строя, он подошел к испуганной сжавшейся в углу девочке… «Не бойся… я тебя не трону…», - повторил он то, что посоветовал смыслоуловитель, ничуть не заботясь о правильности произношения. Только что спасенная девушка посмотрела на него грустными серыми глазами, но скоро любопытство пересилило шок: «Спасибо…, - несмело проговорила она… Ты кто? Странно говоришь…» У нее был приятный высокий голос. « Студент, изучаю оружие… Я из-за океана…», - блондин торопливо повторял советы полезного устройства. « Из-за океана?, - изумленно поинтересовалась она, явно принимая собеседника как минимум за мага. – А там есть жизнь?» « как видишь, - он старался выглядеть уверенно, - Нам надо уходить, пока они не очнулись…» Девушка кивнула, взяла его за руку и повела за собой, попутно поясняя: « На главной улице много людей, нас трудно будет найти.» Он не сопротивлялся, он не сопротивлялся, что-то подсказывало, что именно эта встреча приведет его к Доджу.


Глава 17


« Замечательно! Мы тут в компании торговцев всякой дурью и вонючих грызунов, а он хорошенькую девочку обхаживает!», - с легкой завистью в голосе проговорил Теборун. «И вообще, - по-доброму напомнил Тили, - он только что спас ей жизнь и теперь они спасаются бегством.» «Я тоже был бы не против побегать в компании такой девушки!», - рассмеялся собеседник.

« Значит не судьба!», - поддержал разговор собеседник и тут же насторожился. « Ты это слышал? Он говорит, что девушка может знать, где логово Доджа и может вывести нас на него…» « Как всегда верен себе, даже в обществе такой прелестной особы не может не думать о деле…, - слегка улыбнулся напарник, - А если по делу, насколько я понимаю, здесь нам больше делать нечего, надо выдвигаться за ним…» « Правильно понимаешь, Малпикс, - раздался в его подсознании спокойный музыкальный тембр, - А теперь идите за мной, только держите дистанцию, дама может испугаться.»

« А мы по-твоему такие страшные?», - мысленно парировал Теборун. « Я о количестве, а не о качестве. И вообще дуйте быстрее сюда, это приказ. », - легко напомнил ему свое место командир. « Чувствую, будет жарко…», - подумал Горман, свернув в подворотню, выбирая кратчайший путь, напарник старался не отставать.

С этого ракурса улица Звезды выглядела иначе: толпы народу в блестящих на солнце черных и серых одеждах, сверкающие примитивной навязчивой рекламой щиты, простые по конструкции и с явными недоработками в программном обеспечении дройды, что услужливо путались под ногами, зарешеченные витрины с товарами на любой вкус и нужду, тучи людей: девушек, юношей, детей на тротуарах, предлагавших различные услуги, как правило непристойной направленности. «Почти цивилизация, - подумал про себя парень, отмечая прелесть того, что спутница не является телепатом и не может улавливать его размышлений, - не считая засилья животных проявлений в этом обществе…» Улица становилась все шире, что сулило впечатляющую развязку впереди. Девушка достаточно близко ориентировалась в окружающей суматохе, он чувствовал, что опасность близко, однако отчетливо понимал, что конкретно их жизням сейчас ничего не грозит. Где-то подсознательно слышал приближение коллег, они были уже близко, но они в лучших традициях корпуса оставались незамеченными. Вдруг спутница уверенно повела его к внешне неприметному кабаку, в подвале приземистого двухэтажного строения. « Тут тихо, можно поговорить…», - сосредоточенно и коротко пояснила она. Блондин полагался на свою внутреннюю систему оповещения, которая сейчас спала сном мертвеца, разрешая действовать по собственном усмотрению, и он решительно ступал за недавней знакомой в сумеречную прохладу подвала. Внутри было достаточно тускло, несмотря на густой желтовато-оранжевый свет внушительных ламп накаливания, было чисто по сравнению с окружающей на улице действительностью: нежно-розовые и белые, немного пыльные искусственные цветы под потолком, спускали свои зеленые веточки по сделанным из дешевого пластика стилизованного под мрамор колоннам, крошечные столики с литыми металлическими ножками, украшенные вышитыми подушечками, с милыми рюшами по бокам стулья. « Тебя как зовут? », - робко спросила девочка, которой, судя по всему было комфортно здесь. « Стэн…, - ответил он, не теряя бдительности, - А тебя?» « Лея…, - ответила девочка, простодушно улыбаясь, - Это заведение моего деда… ты пить что-нибудь будешь? Я хочу тебя отблагодарить…», - не унималась хорошенькая, кудрявая, как ангел, девочка. «Спасибо, я не пью», - он старался, чтобы его голос звучал уверенно. « Странно, здесь все пьют…», - пожала плечами собеседница. « Не забывай, я не отсюда , Лея, - мягко уже почти без помощи смыслоуловителя говорил он, - у нас все по-другому…»

« Но я все равно очень хочу тебя отблагодарить…», - продолжала настаивать хорошенькая собеседница, и он читал в ее взгляде какой-то непонятный восторг. « Только не это! Я на такое не пойду! Это будет то же самое, что с ней пыталась сделать банда в подворотне… только по ее согласию! », - мысленно негодовал Ло Сидж, чей народ строго соблюдал другие ценности и к подобного рода удовольствию обращались только после создания семьи… « Нет, я не буду предлагать себя, - сказала она после некоторой паузы, - ты слишком другой для этих мест и это предложение может оказаться оскорбительным…, - немного покраснев, затараторила она, - Но я знаю, что заинтересует тебя куда больше… Кажется, ты говорил мне об оружии…, - Он кивнул, девушка продолжила, - Недавно, появился человек, который предполагает новые образцы, знающие люди хвалят, говорят, что такого в наших местах еще не видели! Могу дать адрес.» « Вот это мне больше нравится, - подумал про себя Ло Сидж, потом спросил, - А можешь нарисовать, как туда добраться от этого места, его-то я хорошо запомнил.» Лея улыбнулась, несколько минут повозилась с химическим карандашом и листком бумаги, затем протянула аккуратную схему. « Надеюсь, когда-нибудь тебя снова увижу, странный человек… А если нет, не обижусь..», - сказала она и, поцеловав своего спасителя в щеку, удалилась в темный коридор а глубине зала.


Глава 18


В шатл полевая экспедиция вернулась гораздо быстрее, чем рассчитывалось. По воле какого-то счастливого случая нужная информация оказалась едва ли не на самой поверхности айсберга этого зловонного мегаполиса. Теперь предстояло решить , что с ней делать дальше, а легкость достижения предыдущей цели почему-то не наводила на оптимистичные мысли, а именно, что «проще уже не будет». Тили снова мечтательно разглядывал экраны, постоянно выдававшие информацию о состоянии систем и окружающей среды, пытаясь разобраться с опытом, полученным от самостоятельной разведки; Теборун загадочно улыбался и вертел в руках небольшую пластиковую коробочку кубической формы, что наводило командира на определенные мысли. Сейчас он был готов услышать какое-нибудь гаденькое предложение, более того, принять его, чтобы хоть немного отвлечься от стремительного круговорота событий , похожего на нереальный калейдоскоп из кусочков толченого цветного стекла. И Малпикс не заставил себя долго ждать, коробочка, которую он распахнул перед лицом Ло Сиджа, оказалась пачкой сигарет, достаточно терпких, аромат ее содержимого заставил поморщиться даже «агрессора». « Смотри, что я нашел… Они точно хотят поиздеваться над нами: еды у нас нет, медикаментов тоже, только вот не меряно энергетиков и сигареты положить они не забыли! Даже с зажигалкой!», - с видом бывалого рекламного агента рассуждал он. « И что ты предлагаешь?», - осведомился Ло Сидж, разглядывая нарисованную Леей схему. « Говорят, сигареты помогают успокоится…», - поддержал Тили, которому, очевидно, нравилась идея качественно расширить жизненный опыт. « Ну, что скажешь, Казанова?», - рыжеволосый «первооткрыватель» положил открытую пачку на панель управления. « С каких пор у меня сменилось прозвище?», - в тон ему ответил блондин. «Будешь?, - кажется Малпикса заводило поощрение собственного остроумия, - Или за здоровье опасаешься?» Ло Сидж помнил рассказы старших ребят из корпуса, которые пробовали курить.. И хорошо осознавал, что этот эксперимент может принести не только приятные ощущения… и очень часто они далеки от идеала, а отказать себе в удовольствии, посмотреть на краснеющего и задыхающегося Малпикса он не мог. И он отважился, взял сигарету, щелкнул лазерной зажигалкой и сделал глубокий вдох… Грудь обожгло едким дымом, глаза слезились, очень хотелось кашлять, но сдержался, вдохнул глубже и выдохнул, стало легче, только немного кружилась голова. Он повторил процедуру несколько раз, успокоило, конечно, мало, однако определенного рода удовольствие доставлять начало. « Что могу сказать, - ехидно улыбнувшись нарушил любопытную паузу блондин, - мои познания расширились. Кто следующий?» У Гормана знакомство с вредной привычкой тоже прошло достаточно гладко и быстро. « Остался только автор идеи!, - подначивал из соображений отмщения Ло Сидж, - не так уж все и страшно, не считая запаха!» И Теборун сделал-таки первую затяжку, глаза тут же утратили синхронность и на какой-то момент он окосел, закашлялся, вторая прошла без приключений… « Любопытно…», - хрипло пробормотал он, докурив сигарету. « Пошутили и хватит, - снова напомнил о деле командир, - теперь мы точно знаем, где окопался Додж…никто больше здесь не оказывает подобную помощь местным охотникам за головами…» « Может подвинуть его адресок местным органам правопорядка? Если таковые здесь имеются…», - мрачно размышлял Малпикс, пытаясь сфокусировать одурманенные глаза на собеседниках. « Если они тут и есть, в чем лично я очень сомневаюсь… Были бы законы, меньше трупов валялось бы на улицах…», - продолжил рассуждение Тили. « Не нравится мне эта идея, устроил ценз расхаживающий по мостику с сигаретой Ло Сидж, - Это нам ничего не даст… Если здесь и есть кто-то следящий за порядком, то это бандиты и они чтут только то, что касается их интересов… И даже, допустим, есть тут что-то муниципальное, круговая порука в подобном обществе все равно победит… И Доджу доложат о нас раньше, чем мы успеем придумать, как его достать… Что у нас есть из снаряжения, кроме стунера?» « Стунер не подходит, он оставляет следы…, - задумчиво отозвался первый пилот, - Есть идея насчет портативных генераторов защитного силового поля, после недолгих преобразований можно собрать из них отражатели, которые сделают нам невидимыми. В таком виде мы сможем проникнуть на базу Доджа и устроить небольшое шоу прямо во время переговоров с клиентами, выставить его не в самом лучшем свете, а если поведет еще и напугать местное население… и дело в шляпе!»

« Попробуем…», - задумчиво согласился Ло Сидж.


Глава 19


« Смотри, может чему научишься», - уже в какой-то степени беззлобно предлагал Ло Сиджу Малпикс. И в этот раз ему действительно хотелось помочь, чтоб его послушали, он поступал согласно своему внутреннему голосу, который четко давал понять, что полученный навык когда-нибудь… не сейчас, но в далеком будущем может кому-то спасти жизнь. Он пока не мог назвать Ло Сиджа другом, или хотя бы человеком, которому он всецело доверял, однако со времени старта между ними не происходило никаких конфликтов. Ло Сидж вел себя так, как и положено командиру, ни разу не позволил эмоциям взять верх над разумом; против своей воли Малпикс начал уважать железную волю и выносливость, таящуюся в этом хрупком теле. Он ни в коем случае не хотел, не хотел, чтобы с кем-нибудь из его коллег по полету случилось несчастье… хотя бы из практических соображений, потому что они оба – единственная надежда своих семей на продолжение рода… « Это я и сам знаю!», - безмятежно ответил командир, рисуя подобие схемы на чистом листке бумаги. « Это тебе не системы взламывать и не летать на коптерах, силовые установки намного сложнее, - настаивал Теборун, - кто знает, что с нашей с тобой любовью к приключениям может пригодиться в следующей момент… « И где ты этому научился? Явно не в корпусе…», - понимая, что так просто от него не отстанут, Ло Сидж начал демонстративно выказывать интерес к изучаемому предмету. Малпикс терпеливо, что было весьма необычно, пояснял все преимущества новых преобразований, увлеченно перебирая то, что некогда служило портативным, индивидуальным генератором силового поля: « Не поверишь! В корпусе, просто есть так называемые материалы «не для всех», не скажу, что их держат в обстановке строжайшего запрета… просто не преподают… и не настольно рьяно противятся их изучению, чтобы был смысл добывать эту тайну, хотя бы для адреналина… », - пожал плечами парень. « А что за интерес был у тебя?», - с легким недоверием поинтересовался блондин, уже явно пожалевший, что Тили нынче выполнял роль кормильца и не в качестве наказания, просто осточертевший горячий энергетический напиток со специфическим ароматом, удавался ему менее зловонным, чем остальным.

« У меня есть брат, на 4 года старше меня в корпусе…, - он понимал, что, возможно, открываясь сейчас, он совершает ошибку, но желание убедить товарища в своей правоте было еще сильнее, - можешь проверить в базе, когда прилетим обратно… Не моя была идея… да и мал я тогда был, чтоб понять, что попало в мои руки… А он любитель редкостей…когда уходил на испытание, оставил мне пару проекционных кубиков в наследство, полезная информация.» « И что с ним стало теперь?», - из вежливости поинтересовался командир, не веря своим ушам, относительно искренности Малпикса. « Тут я ничего эпического не скажу, - тихо проговорил собеседник, не отрываясь от проводков и микросхем, - он техник в объединенном штабе… до сих пор, когда имеет возможность, побрасывает информацию к размышлению…» В распахнутом настежь дверном проеме появился Горман, рядом с ним на высокой магнитной подушке парил серебристый поднос с наполненными до краев травяного цвета жидкостью металлического кубки. Мостик в мгновение ока наполнился ароматом, к которому трудно привыкнуть. « Что вы решили за время моего отсутствия?», - поинтересовался он, по выражению лица было видно, что он уловил некоторые детали откровенного разговора коллег, но верить пока не торопился. « Теборун поясняет мне свою идею с отражателями на практике.», - спокойно ответил Ло Сидж, постепенно увлекаемый процессом сборки. «Присоединяйся!, - приглашающее махнул рукой Малпикс, - это не сложно, главное понять систему., - он продолжил лекцию, - Устройство этих маленьких приборов абсолютно идентично строению протекционных материалов любого действующего и даже заброшенного терминала и шатла любой модели, разница лишь в масштабах и назначению применения. Все оно работает про принципу применения взаимодействия центробежной и центростремительной силы с гравитацией и личным пси-полем каждого из нас. – Наконец, справившись со сборкой, продемонстрировал коробочку, не больше пачки сигарет, - пульта управления не требует, все основано на мыслях, приемам типа мозгового контроля, телекинеза, левитации, способности к телепортации, которой ни один из нас не обладает, прибор не мешает, хотя по желанию и в случае крайней необходимости может усилить эффект.» « Надеюсь, ничего не перепутал…», - немного устало проговорил блондин, положив перед собой точно такой же прибор, собранный своими руками. « Ты способный ученик!», - подбодрил командира первый пилот, наблюдая за успехами Гормана. Вскоре и наблюдательный Тили справился с задачей, пробормотав « завтра испробуем», положил третий прибор на панель управления. « Уже сегодня…», поправил Теборун, глядя на хронометр. Он достал начатую вчера пачку сигарет, положил напротив себя.

«Будете?», - вопрос был явно из разряда риторических. « Завтра, - уверенно улыбнулся Ло Сидж, - Нам будет что отпраздновать.»


Глава 20


« Посмотри на карте, есть ли около Дожда место, достаточное для посадки шатла и развертыванья маскировки.», - размышляя вслух, попросил у Гормана, вернувшегося на место штурмана, командир. « Хочешь убить двух зайцев одним выстрелом? - Малпикс снова нашел применение своим талантам и теперь возился с креплением прибора на форму, - Резонная идея, поддерживаю… Быстрее поймаем, быстрее домой вернемся… Кстати, у кого-то, кажется, скоро праздник намечается…», - и этот как бы случайный намек поднял настроение ребятам, даже в какой-то степени вселило надежду на благоприятный исход ситуации, воспоминания о домашнем уюте своего истерзанного и жестокого уровня, где жестокость была оправдана необходимостью снова не допустить глупостей, которые погубят оставшуюся часть планеты… А бежать-то было некуда… Как только цивилизация пришла в себя после очередной, сотворенной своими руками планетарной катастрофы, в космос были отправлены экспедиции с целью выяснить есть ли еще разумная жизнь в Галактике, и если такая имеется, вступить в контакт. Однако, вопрос так и остался открытым: ни один корабль не возвратился обратно, ровно как и не послал никакого сигнала бедствия, просто однажды связь прекратилась и не возобновилась впредь. Исследователи обнаружили массу тому причин, какая-то часть из них была откровенно бредовая, как захват ученых враждебной инопланетной цивилизацией; были и достаточно обоснованными: внезапное столкновение с астероидом, а в системе планеты в свое время были обнаружены целые пояса космического мусора; несанкционированный переход в подпространство, проблемы с варп-двигателем, которые в считанные секунды могли разнести корабль до мельчайших частиц, крушение либо вынужденная посадка на планете, пригодной для жизни, с потерей функции связи или нежеланием себя выдавать… В любом случае все это была только теория, и не было найдено никаких следов, чтобы признать что-то из этого перечня неоспоримой правдой. И с каждым десятилетием « молчания» надежды на колонизацию чего-то более пригодного для жизни таяли, а полное их исчезновение побудило ученные умы начать эксперименты и открыть бесконечные грозди уровней, что вскоре создало такой общественный резонанс, что дало начало четкому контролю по этих перемещений патрулем. Врум уже сотни лет содержал специализированные базы на различных уровнях, где изучали быт, языки , исторические узлы и их последствия, устраивал экскурсии для студентов, торговал, и, что случалось реже, отлавливали нарушителей и исправляли по возможности последствия их пребывания в тех или иных мирах, так как пользуясь возможностями других уровней, народ Врума соблюдал суверенитет, и основное его правило гласило: « Не обнаруживать свое пребывание местному населению и не вмешиваться в ход истории чужого мира, даже из благих побуждений.» За этим скрупулезно следил объединенный штаб.

« И об этом я хотел с вами поговорить, но на обратном пути… Очень надеюсь смыться с уровня и встретить 16 лет в более приемлемом месте, - озорно улыбнулся Ло Сидж и в следующий момент стал невидимым, нажав небольшую незаметную кнопочку на запястье, но продолжал говорить, - мы решим этот вопрос позже… Работает?, - осведомился он, так как сам прекрасно видел собственное тело» « Ну, это только ты сам себя видишь, мы только слышим!, - рассмеялся Теборун, довольный положительными результатами испытаний своего изобретения, - Включайся. Не очень приятно разговаривать с пустым местом. А насчет праздника, потерпи немного, со скуки помереть мы тебе не дадим!», - сказал он и принялся за изучение карты, подготовленной Тили. « Смотрите! Здесь недалеко обозначен пустырь… метров 400 пешком от логова…», - навел цветной курсор на странное обозначение. « Далековато, - размышлял Теборун, - хотя место посадить корабль там идеальное… Что скажешь?» - обратился он к Ло Сиджу, который с поразительным спокойствием рассматривал карту. « Не правдоподобно, чтоб почти в центре города находился огромного размера пустырь и ни в чью умную голову не пришла мысль купить, или, на худой конец, захватить землю, построить казино или дом терпимости… Это пользовалось бы спросом… Народец-то алчный в этих местах… У нас свежая карта?» - с ноткой тяжелого недоверия проговорил он. Тили кивнул: « Это дала их местная информационная сеть…» « И это не могильник чего-то очень заразного… Почему даже люди, которые любят деньги на всем, избегают такой лакомый кусок?»- не унимался в своих подозрениях блондин.

« В любом случае больше информации нет… А насколько там заразно, когда приземлимся, можно сделать анализы, если не передумаешь…», - примирительно сказал Теборун, углубившись в поиски подходящей местности кодировки в базе шатла. « У нас нет выбора, - решил командир, - стартуем и надеемся на прививки, которые, скорее всего нам тоже не сделали…» Кабина наполнилась нервным хохотом.


Глава 21


« Нехорошее у меня предчувствие…», - прошептал Ло Сидж, потирая внезапно заболевший левый бок… « А мне почему-то все так все равно стало, - сказал Теборун, выключив видимость, - поймаем мы его точно и дальше будь, что будет!» « По-моему, чисто объективно, если мы даже поймаем его, каким-то чудом, придется основательно повозится, или и вовсе он окажется нам не по зубам, что гораздо более вероятно… », - Тили был предельно собран, от него искрами исходила боевая готовность. « У меня день рождения скоро, - обрывочно, с некоторой мягкостью подумал командир, и тут же задушил потом сантиментов, считая, что такого рода чувствительность, мешает принимать трезвые и взвешенные решения.»

« Будем надеяться на крепкие зубы!» , - попытался пошутить он. « Есть смысл брать с собой стунеры?», - Тили был готов к выходу и нетерпеливо вертел в руках странного вида угловатый прибор, напоминающий линейку школьника. « Если признать верным предположение, что Додж окажется нам не по зубам, смысла нет… Но так или иначе мы пока не знаем, кто и насколько прав, так что стунер с собой взять стоит, - спокойно проговорил уже невидимый Ло Сидж, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу у выхода, - Как так снаружи дела?» « Ни одного живого существа, включая все известные микробы в радиусе 400 метров не обнаружено, - доложил Маплпикс, - Стерильно, как в цинковом гробу, зато у Доджа нынче аншлаг, как и заказывали! » Не сказать, что это заявление порадовало Ло Сиджа, однако придало некоторой уверенности в правильности своих действий, и в том, что скоро она станут полноценной частью организации патруля, не разочаруют родителей, если те за ними все-таки наблюдают… Уже не было так принципиально найти и уничтожить камеры, которые наблюдали за ними в режиме реального времени. В конце концов они продержались неделю на этом адском уровне, обнаружили объект преследования и составили план действий по его обезвреживанию, значит доказали, что умеют выживать. Желудок начинал забывать, что есть еда, кроме энергетического напитка, внешне и по запаху походившему на болотную воду, мозг начинал забывать вполне естественную функцию сна, которая сейчас не использовалась, организм полностью приспособился к сбитому внутреннему графику. Все это было достаточно просто восстановить, при наличии времени и желания, хотя со вторым в патруле были большие проблемы. Сотрудникам, месяцами преследовавшим нарушителей по различным уровням, исправлявшим их воздействие на историю, изучавших, собиравших свидетельства определенной данности событий, часто совсем не оставалось времени на себя, а если и оставалось, не было желания что-то менять. Работа же, кроме таких неудобств, предоставляла и массу преимуществ, да и позволяла нескучно провести время путем бесконечного расширения своих знаний, развития заложенных латентно качеств, поддержания трудоспособности, выносливости и продления активной молодости, а чтоб поплатится за приключения жизнью, объективно говоря, нужно было приложить немало усилий, так как при уровне развития медицины Врума этих мужчин не украшали даже шрамы.

Ночью в кают-компании ребята сделали очередное открытие – обнаружили поддерживающие энергетические таблетки, однако пробовать их не решился никто, а изучив состав для себя уяснили, что «болотный напиток» не так уж плох, хотя бы не черпает энергию и разрушительных процессов в организме, хотя и на это «лакомство» они смотреть уже не могли и пили только для того, чтобы держаться на ногах и быть достаточно бодрыми, чтобы анализировать поступающую информацию и принимать адекватные решения, исходя из нее.

На улице было душно, палящее солнце уже спряталось за горизонт, но знойный ветер все еще гнал горячую пыль в лицо путешественникам, нагретая песчаная почва отдавала в атмосферу тепло, набегали тучи, суля к ночи тропический ливень. Небольшое плато, около 5ти метров в диаметре, было чем-то опалено, судя по всему удар был точечный и такой силы, что песок превратился в толстый слой стекла, способный выдержать вес шатла, вокруг, в фактическом центре города была небольшая песчаная пустыня, абсолютно девственное пространство, никаких обломков строений, останков военной техники, которые могли бы свидетельствовать о результате недавней битвы. « Радиационный фон зашкаливает…», - задумчиво отозвался Тили, размышляя вслух. « Такие цифры безошибочно могут свидетельствовать только об одном – удар достаточно свежий, - прошептал, хотя пока не было нужны в конспирации, Ло Сидж, - на Вруме тоже аномальный уровень радиации, даже во многих обжитых местах планеты, но учитывая давность масштабной катастрофы, он значительно ниже, чем здесь… Хорошо, что хотя бы костюмы у нас гарантированно устойчивы к радиации… » « Зная методы тех, кто нас послал сюда, я бы сомневался даже в этот…, - хихикнул Теборун, - Мне другое интересно, допустим на этом месте было нечто, что подверглось немедленному уничтожению по определенным причинам, но как при этом от взрывной волны, почти в центре города не пострадало ни одно строение рядом, волна же по распространению может захватить несколько километров, здесь же, если верить приборам ядерный заряд сработал с ювелирной точностью… И что здесь было, если не сохранилось никаких обломков… это не вероятно… только оплавился песок, и то на довольно мелком отрезке…» Маленький отряд упрямо продвигался вперед, видимых преград не было, только усилилась песчаная буря и начинал моросить противный дождь, поддерживаемый мелким градом, почва, по которой они ступали, превращалась в нетипичную для песков вязкую субстанцию, затрудняющую свободу передвижения и немного выводя из себя. Было загадочно тихо вокруг, только прожектора с ближайших башен города лениво раз в 30 секунд «облизывали» местность.

« Будет время, расследуем, - тихо отозвался сосредоточенный на своих ощущениях Ло Сидж, ему было не по себе, пока причина оставалась непонятной, - А тут уровень значительно ниже, почти нормальный…», - отметил про себя он, поставив на полную мощность стунер. Они подходили все ближе и ближе, в висках азартно стучала кровь… Скоро будет бой…


Глава 22


Несколько шатлов уже вернулось на базу после испытания, несколько человек были ранены, остальные целы, но, как правило, в шоке. Информации не поступало, даже госпиталь ничего не разглашал, хотя с утра ходили определенные разговоры, что тем, кто вернулся, уже пустили родителей. У Пола было предчувствие беды, оно как удав обвивалось вокруг шеи, затрудняя дыхание, душило, не давало даже секунды передохнуть. Корф показал ему отцов двух других мальчиков, составлявших этот экипаж, они толпились у экранов обзора, несчадно проклиная тот день, когда отдали своих детей в распоряжение патруля. Он их прекрасно понимал, чувствовал, что при всех своих « лестных» выражениях в адрес корпуса, они безмерно гордились отвагой и мужеством мальчиков и, похоже, так же чувствовали сердцем неладное, некоторую безысходность, связанную с тем, что они не могут остановить испытание, не могут даже мысленно связаться с детьми сквозь завесу времени, не имея усилителей пси-сигнала под рукой. Вчера Пол хотел поговорить с коллегами по несчастью, но потом, внимательно поразмыслив, взвесил все факторы и решил пока еще больше не злить их своей поддержкой и пониманием. Они-то и друг с другом нормально общаться не могли, можно было представить, как они «обрадуются», завидев, что достаточно известный представитель сотни находится с ними в одной лодке, да еще и лезет с утешениями. На Вруме средний класс и ниже жили стереотипом, что богатые и властьимущие имели в своем распоряжении все, что может удовлетворить самую изысканную потребность, только не умеют чувствовать, так как эта сторона предполагает самоотдачу, а они, по мнению «авторитетных экспертов » среди простых обывателей, были достаточно счастливы в своем материальном мире, чтобы думать хотя бы о членах собственных семей. Конечно, это не догма, и судить нельзя было однозначно, исходя из одного происхождения, везде рождались герои и тщедушные подхалимажные подонки. Ему уже не хотелось смотреть на экран, не мог он больше спокойно созерцать, как опасность нависает над детьми, а ведь многие о ней даже не подозревали. Он не был приучен выражать свои эмоции открыто, однако мысленно уже дошел до той кондиции, что внутри себя начал проклинать корпус за то, что они напичкали города и местности каждого уровня, где проводились испытания, сотнями и тысячами различных самоуничтожающихся устройств наблюдения, точно таких же, какими был напичкан шатл, так что достаточно небольшая часть выполнения задания оставалась не замеченной и только на совести участников. Пол так глубоко ушел в свои мысли, что даже слегка вздрогнул от неожиданности, когда перед ним, словно сняв шапку-невидимку, материализовался Фал Корф. На этот раз он выглядел достаточно уставшим, но в целом его выдержке можно было только позавидовать. « Ты чего зеленый такой?! – мягко поинтересовался он, наблюдая за действиями Ло Сиджа младшего не экране, - С такими темпами не сынок твой, а ты сам себя куда скорее в гроб загонишь! А мальчишки держаться намного лучше некоторых профессионалов.», - с неподдельным восхищением в голосе поделился своими соображениями патрульный-ветеран. Пол же был уже на грани, практически не мог адекватно воспринимать действительность из-за все нарастающего внутреннего беспокойства. « А то ты не знаешь сам, как я им горжусь!, - слегка повысил голос он, - Просто уже который день меня не покидает ощущение, что с ним может что-то случиться, мне страшно, что он может навсегда застрять в этом аду! Да, черт подери, я боюсь за него!», - наконец выпустил пар, стало легче, но не надолго. « Что боишься – это вполне нормально, - вкрадчиво говорил Корф, пытаясь успокоить собеседника, - это настоящая полевая операция, там действительно может случиться все. Но! Парни достаточно умны, чтобы добраться до шатла живыми, и я больше, чем уверен, что Доджа они прихватят с собой! А как только они окажутся на борту, шатл стартует в автоматическом режиме. У нас в терминалах круглосуточно дежурят представители корпуса и медперсонал. Что тебя еще не устраивает? », - он был заразительно спокоен. « А если его ранят? Там сутки лету до Врума, врачи могут не успеть…», - никак не мог взять себя в руки отец. Корф улыбнулся, положил руку ему на плечо, второй отвернул воротник и продемонстрировал небольшие круглые отметины, диаметром около сантиметра каждая: « В своем время, мне чуть голову не оторвало, в прямом смысле слова, а лететь нам было около двух суток. Тогда я море крови потерял, врачам пришлось применить «обратимую смерть». И, как видишь, ничего, собрали по частям, 35 лет прожил с тех пор и на здоровье не жалуюсь, хорошо б каждому иметь такое в моем возрасте! А медицина-то не стоит на месте, все обойдется. Лучше подумай, что подаришь ему на день рождения, два дня осталось.»


Глава 23


По мере продвижения вперед немного побаливала и начинала кружиться голова, пока на координации движения это никак не отражалось, но заставляло задуматься о причине таких неудобств. « По-моему впереди включен сонический барьер», - тихо прошептал Ло Сидж, уверенно пробираясь сквозь вязкую темноту впереди группы. « Я больше не чувствую Доджа…», - растерянно пробормотал Тили, и тут же включил небольшую карту, светящуюся холодным, а голубоватым светом. « Не страшно, пойдем по карте, за 8 минут он никуда от нас не денется… », - Теборун пока не отключал видимости, считая, что степень риска еще не настолько велика.

« Он на месте, - неуверенно, как будто слушая пустоту отозвался блондин, - я чувствую… Жаль, что у нас нет портативного силового поля… там бластеры и лучевые ружья… наши стунеры – детские игрушки, по сравнению с таким арсеналом… Еще одна новость, только боюсь, она вас не обрадует: он нас ожидает, готов отразить атаку… Из этого следует, что наш единственный шанс – внезапность…» « Не знал, что ты умеешь проникать сквозь такие барьеры…», - это был Горман, который если бы и был виден, выглядел бы весьма комично озадаченным. « Я и сам не знал, - улыбнулся парень, у которого словно камень с души упал, появилась шаткая уверенность, что кое-чего Додж все-таки от них не ожидает, - Мы еще ни разу не сталкивались с таким воздействием в рамках обучения, так что можно считать, наши знания снова расширились.» « Давай отложим философию на потом!», - раздался где-то в глубине подсознания слегка раздраженный голос Малпикса, действительно они подобрались очень близко, теперь было целесообразно соблюдать максимум конспирации и перейти на пси-общение, так как чем они дольше останутся незамеченными, тем дольше проживут, а успешность выполнения задания в свою очередь очень зависит от продолжительности их жизней. « Как отправим его на Врум для опытов, скорее всего от этих мыслей Теборун оскалился, - тогда хоть всю оставшуюся жизнь будем рассуждать о ее смысле. Как тебе такая идея, командир?» « Ловлю на слове!, - мысленно отозвался собеседник и после небольшой паузы добавил, - Внимание, мы у цели, разделимся, наша первоначальная задача – уничтожить сонник, дальше обезвредить Доджа и тех, кто под руку попадет соответственно.» Дальше поток мыслей оборвался, блондин уверенно двинулся к двум охранникам у парадного, если так можно было назвать, входа. С легким свистом пневматического затвора из стунера вылетела иголка и за доли секунды со снайперской точностью поразила свою жертву. Его напарник на какой-то момент отвлекся, удивленный внезапным недомоганием второго, и тут же поплатился за это, когда Ло Сидж относительно легко завладел его разумом. Грузный мужчина вздрогнул и начал терять равновесие, как будто его ударили сзади, его глаза выражали неподдельный ужас человека, который будучи в сознании абсолютно не может контролировать свое тело. Однако его страдания были недолгими, вторая игла так же молниеносна нашла цель. « Чисто!», - мысленно доложил остальным парень и, переступив через два распростертых на земле тела, вошел в помещение. Он двигался плавно, стараясь не создавать лишнего шума, пока проблем с маскировкой не было. Тем временем Тили, минут 10 провозившись с кучей датчиков, которыми было щедро « украшено» окно, забрался в помещение, по какой-то счастливой случайности ему никто не оказал сопротивления. « Внутри.», - кратко отозвался он. Последним пошел Малпикс, и ему повезло намного меньше остальных. Черный вход в « резиденцию» Доджа был охраняем лучше. Хотя изначально парень не питал особых иллюзий на тему пройти без проблем, такая активность местного населения была для него малоприятной неожиданностью: закончились заряды стунера, что-то острое впилось в ногу на уровне левой голени и теперь еще и « умная» ткань брюк сжалась, очевидно, останавливая кровотечение, но боли не было, двигаться, немного сбавив скорость, было возможно. Он решил на время забыть о ране и сейчас продвигаться вперед, пока не подоспела подмога. « Иду!», - прокомментировал свои действия товарищам он. И тут же получил ответ от командира: « Ты цел?» « Лучше и его сонник отключил…, - тихо подумал он, надеясь, что Ло Сидж не сможет этого считать, - Относительно. Передвигаюсь сам.» « Сам знаешь, меня не устраивает быть нянькой, - мягко парировал командир, - Мы делаем одно дело и нужны друг другу. Подтягивайся! Ты выйдешь прямо около сонника, мы его разобьем, дальше будет легче… » Связь странным образом оборвалась, как будто ее перерезали… Но испугаться как следует за Ло Сиджа он не успел, внутри помещения он оказался достаточно быстро. Было светло, нарочито светло, желтые большие лампы, расположенные под причудливыми углами по периметру помещения освещали каждый квадратный миллиметр, теней вообще не было. Куча металлических ящиков, их все снимали с платформы, которая периодически скрывалась в зеленоватом мареве, подносили и ставили по бокам, у стен. Стены же были обшиты серебристым огнеупорным пластиком. Маскировка работала в успешном режиме, однако, похоже, они были обнаружены: ядовито выла сирена, мысленный приказ Ло Сиджа « Не отступать!» и пространство вокруг сотряс грохот небольшого локального взрыва, не полу у ящиков с лучевым оружием догорало соническое устройство, на мгновение заложило уши, затем еще один взрыв, масштабнее – на этот раз на резкое повышение температуры среагировали близлежащие ящики с оружием. « Правду говорили в корпусе…, - пронеслось в голове, когда ее пронзила чужая физическая боль , - Ло Сидж или Тили? Кого-то зацепило…» « Жить буду!», - отозвался блондин на его мысли, - А взрыв был красивым… Теперь не сбавляем темпа, он наш!». Мысли были и правда отрывочные, но его уверенность была заразительной.


Глава 24


Когда один за одним грянули два взрыва, Тили успел подойти к Доджу со спины. Охраны поблизости не наблюдалось, что в очередной раз подтверждало предположение, что преступник пользовался пси-контролем и был единственным, как он считал, обладателем, таких даров природы на уровне, поэтому и не сомневался в силе своего убеждения. Внезапно он осознал, что Малпикс и Ло Сидж находились в самом центре взрыва и могли пострадать, но испугаться не успел – Крег обернулся, он встретил взглядом пронзительно холодные, как содержимое криогенной установки, голубые глаза. « Он действительно как Пак… только раза в два старше…», - пронеслось у него в голове, часто замерцала, пошла помехами и исчезла маскировка; тело переставало ему подчиняться… Сознание наполнялось различными красочными видениями: от сказочных золотых змей, огнедышащих драконов, до детских страхов и фобий, атомных бомбардировок, тошнотворно уродливых мутантов, о которых часто вместо сказки на ночь, рассказывал отец, взрыва Д-бомб, бластеры, кровь, он утопал в этом, теряя ощущение настоящего, пытаясь сопротивляться из последних сил, проникнуть в мозг противника, читать мысли, искать мотивацию… Горман настолько углубился в поиски, что даже тело уже никак не реагировала на происходящее вокруг. « Нашел, - с легким облегчением подумал он, - теперь не вырвется…» Он видел детство Дожда, родителей, которые баловали его… потом у него родились братья, сестра… На его долю выпадало все меньше внимания и материальных благ… Его считали достаточно взрослым, поручали заботы о многочисленных младших отпрысках семейства… Он поступил в корпус и был изгнан за неуспеваемость с пятого года… Мстил… убил троих коллег по обучению, испортив посадочный механизм шатла…Бежал… Теперь Тили чувствовал колебания оппонента, неуверенность, как будто тот предстал нагим перед ним. Кажется, он нащупал опорную точку, но не успел… Точечная боль в груди, от которой до невозможности стало сложно дышать, сильно сжалась одежда вокруг того места… и последнее, что он увидел, как Ло Сидж с окровавленным боком и сильно хромающий Малпикс, у которых тоже отказала маскировка, вооруженные лучевыми ружьями иксанилиан, противостояли непрерывному бластерному огню, пытаясь прийти ему на помощь. Дальше он провалился в густую пустату, без звуков, без мыслей, без проблесков сознания… « Стреляй по ящикам!», - крикнул Ло Сидж , ожесточенно отстреливаясь от остервенелых « работников» Доджа на левом фланге. « Слишком опасно! Если там Д-бомбы мы все погибнем!», - возразил с правого фланга Малпикс. « Не факт! Так они нас куда быстрее перебьют! Мы должны вытащить Тили!», - и он решил за двоих… выстрелил по ящикам у дальней стены, и их в мгновение ока охватила цепная реакция, во все стороны полетели осколки раскаленного металла, вышла из строя, накренилась и рухнула на бок платформа задымился и вскоре испарился пульт ее управления… « Ложись!», - раздался одновременный мысленный посыл друг другу и как только они прижались к холодному захламленному полу, действительность раскололась на сотни мелких кусочков вспышкой, сравнимой с рождением сверхновой. Через пару мгновений, когда все успокоилось, они открыли глаза и осмотрелись, зрелище было поистине впечатляющее: в помещении не осталось ни одного человека. Стоявшего на ногах, крыша рухнула, ни одного целого ящика с оружием, платформа лишилась пульта управления и теперь представляла собой кусок металлолома, Додж по всей видимости тоже был оглушен. « Да уж…», - присвистнул Теборун, вскочил на ноги и помог подняться командиру.

« Препятствий все меньше…, - хрипло проговорил Ло Сидж, поставив свое ружье в режим глубокого оглушения, двинулся вперед, - пойдем, посмотрим, может здесь осталось что-нибудь, на чем возможно добраться до корабля… думаю, Горман не сможет идти сам…» « Так и есть…, - подтвердил Малпикс, который только что выпустил два парализующих заряда в голову Доджу и теперь склонился над Тили, - Крови мало… Дышит вроде…»

Глава 25


Гравимобиль позапрошлого, насколько можно было судить по конструкции, поколения оказался довольно –таки строптивым агрегатом . И не сказать, что сложным в управлении всего навсего настолько непривычно примитивным, что это начинало действовать на нервы. Обязанности среди них разделились следующим образом: Теборун, легко обучаемый в вопросах движущейся техники, управлял гравимобилем, Ло Сидж же заботился о том, чтобы никто, кроме создавшихся обстоятельств, не действовал коллеге на нервы, а параллельно еще присматривал за Горманом и Доджем, борясь с желанием отомстить за друга последнему. « Сам как?», - спросил Теборун, впиваясь взглядом в темноту, дорогу было решено не освещать, чтоб в лишний раз не афишировать своего место нахождения. Ему очень хотелось высказать все, что думает о сложившейся ситуации в целом и руководстве корпуса в частности, в весьма резкой форме, но не было сил, да и с трудом державшемуся в сознании напарнику забот хватало и без его сетований.

« Внешность обманчива, - тихо проговорил Ло Сидж, - Если я до сих пор дышу, значит в норме!», - хотя отлично понимал, что это пустая бравада: у него кружилась голова, глаза периодически теряли четкость зрения, сильно давила на бок останавливающая кровотечение повязка, было физически очень больно, приступ накатывали волной, становилось трудно дышать, создавалось впечатление, что он вот-вот потеряет сознание. Но так просто парень не мог отступить, оставить Малпикса одного и примерно в таком же состоянии, что и сам… « Кому ты сказки рассказываешь?», - слабо улыбнулся Теборун. « Если я и усну вечным сном, не раньше, чем стартует шатл!», - как бы в шутку парировал командир. « Не будем о смерти, она и так преследует нас повсюду на этом уровне…», - проворчал собеседник.

« Боишься?» - бросил через плечо Ло Сидж, который пододвинулся к бортику летающий платформы и несколько заворожено смотрел вниз. На какой-то момент ему показалось, что маленькая пустыня в центре города движется, хаотично шевелится, как улей… Однако, панику поднимать рано, решил он про себя, списав увиденное на галлюцинации от переутомления или болевого шока, по крайней мере это выглядело достаточно логично, если учесть его состояние. « Нет…, - ответил не оборачиваясь пилот, - Честно, мне уже на все глубоко наплевать, скорее б только это кончилось… и хоть в каком виде, но мы оказались дома…» На башнях города замерцали титанические столбы света от мощных прожекторов и начали описывать ровные круги по песчаной поверхности, Ло Сидж снова посмотрел вниз, на этот раз видимость была безукоризненной и он с ужасом осознал, что это было не порождение воспаленного сознания… Поверхность под ними действительно кишела уродливой жизнью, при чем разных форм. Он насчитал как минимум три разновидности различной живности: нечто активно поднимало щупальца из песка… черные, как из вязкого мазута… делились, покрывались шипами и иголками… стреляли…шипели… извивались, издавали странные, высокие , будто сонар, звуки. Были еще белые, на шести членистых лапах, как пауки, только с вытянутой, покрытой антеннами безглазой мордой и пастью, украшенной четырьмя рядами острых резцов. Они прыгали, делая чудовищные кульбиты в воздухе. Устрашающие и грациозные. « Набери высоту, прибавь скорость и желательно не смотри вниз!», - крикнул Ло Сидж, пытаясь прицелиться по ближайшим к ним существам. « Будет жарко!», - прокричал Теборун, увернувшись от запрыгнувшего на борт монстра, которого Ло Сидж тут же разнес на куски выстрелом из лучевого ружья в режиме дезинтеграции, во второй раз реакция была запоздалой, за что они поплатились. « Сзади!», - рявкнул Малпикс, пытаясь уже одной рукой удержать управление гравимобилем, вторая от плеча повисла окровавленной плетью вдоль тела. Существо прыгнуло на Ло Сиджа, раззявив зловонную пасть, он выстрелил, но луч прошел намного выше цели, разъяренное животное напало еще раз, парень не успел качественно сгруппироваться, отразил удар ребром ладони… хруст… края раны от чего-то задымились. И в следующий момент и эта громадная белая туша разлетелась на куски… он попал… « Бери Гормана! Я сажаю эту колымагу прямо у трапа… потом примемся за Дожда!», - огласил план Малпикс и машина резко спикировала.


Глава 26


Малпикс помог командиру с Доджем и тут же вернулся за штурвал. Как и говорили перед стартом, шатл незамедлительно взял курс на Врум, как только экипаж в полном составе и преступник оказались на его борту. Ло Сидж сменил код в замке хозяйственного подсобного помещения, где с полагающимся ему « комфортом» разместили связанного Доджа. Поверхность под ногами дрожала или, вероятно, он нетвердо стоял на ногах, уверенности ни в чем не было… знобило, очень кружилась голова, левый бок полностью онемел, изображение в глазах двоилось. Парень, не спеша, делая продолжительные передышки, брел, держась за отчего-то тоже покачивающуюся стену, в сторону мостика… И больше ничего не видел впереди… только единственное желание – упасть в кресло и перевести дух… открыть глаза и оказаться дома… и черт с ним, что отец, скорее всего, наблюдал за их подвигами в прямом «эфире» через те самые проклятые камеры, которые они так дружно забыли, после того, как поиски не увенчались успехом. « Вряд ли он был серьезно о своем одобрении моего выбора… а теперь он точно сделает все, чтоб я не попал в корпус… Еще чего доброго наследства лишит за неповиновение в придачу! Не захочет видеть… Сколько бессонных ночей я стоил им с мамой! », - мысли безрадостным вихревым потоком, крушили в его онемевшей голове, тело постепенно охватывало пугающее оцепенение… Последнее, что он увидел, добравшись до мостика – зеленые индикаторы и постоянно сменяющиеся цифры на мониторах, свидетельствовавших, что полет проходит нормально… бледное, застывшее в легком испуге лицо Тили и Малпикса, неподвижно лежащего в своем кресле… Ло Сидж больше не мог удерживать сознание, мир завертелся вокруг и будто разорвался миллиардами ярких точек у него в голове, он упал в кресло и мгновенно провалился в густую тьму. Больше не было мыслей, страхов, ощущений… только один скользящий поток поперек времени, под контролем автоматики с Врума.

В терминале на Вруме заканчивались последние предпосадочные приготовления. Дежурила вооруженная охрана корпуса, медики, Клавен внимательно следил за жизненными показателями членов экипажа на обширном плоском мониторе, и пока его лицо было мраморно спокойным. А рядом с ума сходили родители, слова Корфа не производили никакого эффекта. Каждый из низ был доведен увиденным на экранах до такого состояния, что был готов в клочья порвать стоявшего рядом, а потом провалиться сквозь землю. Клавен решил разрядить обстановку, пока она не достигла своего критического максимума: « Вы еще в обморок по очереди грохнитесь для полного счастья! Я понимаю – самое страшное – видеть кровь своих детей… и мои утешения никто из вас не захочет слушать… Тогда поверьте хотя бы моему опыту: через пару-тройку дней мальчики буду настолько лучше себя чувствовать, что даже изъявят желание увидеть свое испытание в записи, потому что сами мало что вспомнят. А вот вам, господа, стоило бы пообщаться между собой… сейчас вы в одной лодке и никто пока не поймет и не поддержит вас лучше, чем вы сами друг друга.»

Корпус шатла снова вздрогнул, цифры и красные индикаторы застыли на конечных значениях, они приземлились…Снаружи слышался звук открывающегося бокового люка… топот ног… голоса, остервенелая брань Доджа. Малпикс с трудом открыл глаза, насколько хватило сил, повернул голову на бок, услышал прерывистое дыхание синеющего от обильной кровопотери Ло Сиджа… Что происходило с Тили, он не мог видеть, так как последний лежал за его спиной. Теборун очень хотел позвать на помощь, но в горле пересохло… губы, словно, парализовало… он не чувствовал их… единственное, что ему удалось выдавить из себя – слабый стон…В глазах снова темнело… он увидел искаженное гримасой неподдельного страха лицо своего отца… и где-то услышал… или же уловил краем сознания, что ранение Тили не тяжелое и он скоро поправиться… Впрочем оценить эту информацию он так и не успел, опять потеряв сознание.

Ло Сидж приходил в себя медленнее… Со зрением было туго, как и с пониманием того, где он сейчас находится и что вообще происходит вокруг… Кто-то гладил по голове, от чего становилось как-то по-домашнему тепло и уютно… Он не мог сфокусировать взгляд, не хватало сил даже пошевелить головой, но где-то глубоко, внутри подсознания уставший приятный голос убеждал, что самое страшное позади и теперь все будет хорошо… Голос, как в кубе на прошлый день рождения. Теперь Ло Сидж точно знал, что отец рядом… они связаны и с ним ничего не случится… и больно не будет, по крайней мере пока… Он чувствовал, как к его телу аккуратно прикасаются чужие руки, писк портативного анализатора состояния… « Открытый перелом кисти с химическим ожогом третьей степени, небольшая трещина грудины, стреляли из бластера… мышцы на участке попадания уничтожены полностью, но это восстанавливаемо, жизненно важные органы не задеты. Скоро он поправится…», - вынес вердикт доктор, просмотрев показания прибора. И стало намного легче дышать… « Успокоительное 4й степени…», - это был все тот же тихий, но звучащий стальным, уверенный голос. Это было последнее, что он услышал, перед тем, как его шеи коснулся холодный наконечник инъектора и проваливаясь в небытие, он ощутил руки Пола… Тепло… как дома…

« Это облегчит его выход из текущего состояния…», - прокомментировал доктор. « Когда я смогу увидеть его в госпитале?», - как будто не слыша его слов, тихо спросил, не выпускающий руку сына из своих рук Пол. « Как только он получит полноценную помощь и будет отсканирован его мозг. Это обязательная процедура, воспоминания о первом задании заносятся в базу корпуса, да и он сам может пожелать с ними ознакомится позже. Все будет хорошо. », - тепло улыбнулся Клавен.


Глава 27


Два дня пролетели незаметно, хотя сначала казалось, что время тянется ужасно медленно и изменений пока не наблюдалось никаких, очень вежливый, временами назойливый медперсонал, четыре раза в сутки заходил внимательный, всегда сосредоточенный Клавен, осматривал, неизменно отмечая, что мальчики скоро окрепнут, делал инъекции… Как выяснилось позже, Фал Корф лично позаботился о том, чтобы один из ведущих светил медицины Врума самостоятельно занимался излечением ребят. Ближе к вечеру явился и он сам, в сопровождении Эрка Рогана и лечащего врача, который сторго-настрого запретил тревожить новоявленных героев, даже по такому исключительному поводу, как вручение знаков боевого отличия… Постепенно успокаивались, переставали искоса поглядывать друг на друга отцы, матерей же ставить в известность о произошедшем пока не решались, считая вполне благоразумным не тревожить слабые и весьма впечатлительные женские души, а ведь многие из них и сами догадывались, что таинственность, с которой их супруги исчезли из дома, так или иначе касалась деней.

Горман уже несколько раз за эти два дня на короткое время приходил в себя, и не смотря на все предостережения медиков и даже родного отца, пытался выяснить, что произошло и где они находятся, порывался отправиться на поиски друзей. Однако, к счастью, его тело было с ним не согласно и после очередной инъекции крепкого успокоительного он снова погрузился в целебный сон.

Малпикс вел себя спокойно, в себя пока еще не приходил в общепринятом понятии этих слов, но по словам его старшего брата, уже несколько часов Теборун поддерживал с ним телепатический контакт… Да и вообще по объективной оценке сторонних наблюдателей, молодой человек вел себя более выдержанно, чем родитель: учтиво беседовал с врачом, постоянно крутился у постели брата, поправлял одеяло, периодически поворачивал голову мальчика на другой бок, чтобы избежать болезненных ощущений от продолжительного лежания в одном положении. Отец же нервно ходил из угла в угол, с каким-то абсолютно отрешенным выражением лица, как будто не воспринимал ничего из происходящего вокруг. И, похоже, такое зрелище было достаточно привычным для его старшего сына, или, быть может, живая реакция парня, компенсировала последнему глубокий уход в себя. Вскоре молодой человек, внешне похожий на спящего Малпикса, только несколькими годами старше, грациозно поднялся со своего места и направился к окну, занимавшему противоположную стену, у которого стояла кровать Ло Сиджа и рядом в кресле дремал Пол… хотя что дремал тоже было громко сказано, такое состояние не оставляло организму возможности отдыха. Он чувствовал боль гораздо острее собственного сына, находящегося сейчас под действием сильного коктейля целебных препаратов. По сравнению со вчерашним днем, кожа мальчика снова начала приобретать природный оттенок, и напряжение отца постепенно отступало… Он видел бирку корпуса с личным номером и званием на шее сына, недавно выслушал благодарственные речи самого Рогана… орден… А когда Корф, который, судя по отсутствию на его лице фирменного выражения полного спокойствия, был как минимум неизгладимо поражен исходом дела, сказал, что ребята перепрыгнули через самый низший ранг в корпусе для новичков «помощников», и теперь стали полноправными «патрульными». Пол размышлял о своем отношении ко всему этому, страхах, решение не противоречить сыну, если он так видит свою жизнь, пусть будет, как ему удобно… помнил, что у Пэйга сегодня день рождения, который он скорее всего проспит… приготовил подарок… и сейчас, на самом деле, был в какой-то степени даже рад, что у него будет время подумать, как сформулировать свою новую позицию. Он снова взглянул на своего спящего перебинтованного ангела и невольно подумал: «А он и правда неплохо смотрелся в роли командира… » « Ваша правда…», - раздался тихий, но в то же время звенящий голос у него за спиной. Мужчина обернулся, и сначала не поверил своим глазам, хотя внешне, не всякий случай, оставался полностью спокойным и собранным; перед ним стоял брат Теборуна. « Ваш сын делает то, что умеет и на высшем уровне, - продолжил молодой человек, глядя прямо ему в глаза, - Отец не действует вам на нервы?», - улыбнулся он. Пол пожал плечами, разговор ему казался неожиданно теплым… он больше был готов к тому, что его сына будут винить во всех смертных грехах, а вот понимание оказалось для него в новинку. « Его тоже можно понять, - как-то рассеянно проговорил он, - не каждый день дети возвращаются живыми из преисподней на твоих глазах…» Парень только слегка рассмеялся в ответ на эту реплику: « У него это не в первый раз, пора бы уже и привыкнуть…»


Глава 28


Стало спокойнее на душе, да и в голове заметно прояснилось, после разговора с человеком, от которого Пол ожидал чего угодно и даже был готов отразить удар, но только не простого человеческого общения, что получил в итоге. Мальчики все также крепко спали, немного успокоился и старший Малпикс, кажется, даже задремал у изголовья сына, Клавен заканчивал рутинный осмотр Гормана, который уже около часа активно ворочался во сне. Пол взглянул еще раз на расслабленное, казалось, улыбающееся лицо своего мальчика, решил попробовать немного дать организму отдых, и сам не заметил, как провалился в чуткий, на грани альтернативной реальности, сон. В нем не было четкой последовательности, концепции, пропорций смеси реальных воспоминаний и ощущений от их осмысления восприятием… Не было понятия времени… Он видел моменты своего прошлого, семью… Как будто снова пережил ту радость, на грани сказки, когда после долгих и весьма травматических, для психики достаточно не юных людей, попыток оставить потомство, у них появился ребенок…здоровый, что было величайшим чудом, на которое они уже и не надеялись, по типичной для этого мира привычке смотреть правде в глаза. Вспомнил первые попытки своего ребенка осознать, идентифицировать окружающую действительность, а малыш постоянно находился в движении и засыпал только тогда, когда совершенно выбивался из сил… Как их мальчик делал первые шаги… проявлял характер, его не забавляли дорогие, завезенные с многочисленных уровней игрушки, сказки различных могущественных цивилизаций. А вот с Фалом Корфом, который был частым гостем в доме Пола и Майи, ребенок подружился сразу, очень внимательно слушал его рассказы о далеких мирах и чуждых народах, что были во всех смыслах страшнее местных мутантов… Позже, когда научился читать и ознакомился с архивами отчетов о полевых операциях, однажды забрался в отцовский кабинет, важно уселся в кожаном кресле, при чем малыша абсолютно не смущало, что он был настолько крошечный, что буквально утопал в массивном кресле; и с искрящимися решимостью глазками объявил родителям, что хочет стать патрульным. Ему тогда едва исполнилось 5 лет. И никто не воспротивился, надеясь, что это просто детские бредовые мечты, или, на худой конец, отведает жизни учебного корпуса во всей красе и сам домой попросится… « И снова этот корпус…», - пронеслось у Пола в голове, и тут же он ощутил руку сына, слабо пошевелившуюся в его руке, сон как рукой сняло.

Ло Сидж опять как-то через чур, по его мнению, медленно возвращался к действительности. Адски кружилась голова, почти теряя возможность мыслить связно, мучила жажда, боли не было, хотя по какой-то неясной причине, он по-прежнему не ощущал свою левую руку ниже локтя, вокруг было тихо, немного знобило и в голове неопределенно шумели мысли Теборуна: « Ты меня слышишь?» « Да.», - мысленно лениво отвечал блондин. « А глаза открыть можешь?» - « Не знаю… Не пробовал… А ты?» - « Не получается… Что они…», - связь прервалась, наверное, физическая слабость собеседника одержала верх на этот раз. И парень открыл глаза. В помещении было темно, единственным, что излучалось кое-какое свечение было огромное окно, у которого стояла его кровать, однако, судя по всему, на улице тоже была ночь… Пока вопросов оставалось намного больше, чем ответов, он повернул голову на другой бок – тут обнаружился отец, почти такой же, каким он запомнил его в живую много лет назад, когда отправился на обучение в корпус… Он смотрел на сына с некоторым беспокойством, пытаясь считать его ощущения, очень хотел что-то сделать, чтоб облегчить его состояние. Парень тоже осмотрел себя, насколько это можно было сделать, не отрывая голову от подушек: обнаружил свою левую руку целой, только кисть ее была опущена в небольшой кубический резервуар, с непонятной прозрачно-мутноватой субстанцией… грудь, по ощущениям, стягивала тугая повязка… слева, на животе, немного сбоку под ребрами тоже ощущалось нечто холодное, студенистое и клейкое, но подробностей рассмотреть пока не удавалось.

« Где я?», - слабо, пересохшими губами прошептал мальчик. « На Вруме, в госпитале…, - мягко говорил отец, - Твои друзья рядом, скоро будет лучше. Хочешь пить?» Разговор давался еще очень тяжело и сейчас он пытался восстановить дыхание. Старший Ло Сидж все понял без слов, мягкими, но четкими движениями он приподнял еще не послушную голову сына, поднес к его губам стакан. Охлажденная жидкость приятно обожгла, казалось, потрескавшиеся губы. Когда Пол опустил его обратно и слегка поправил подушки, они продолжили беседу. « У тебя что-нибудь болит?», - поинтересовался он, с интересом разглядывая реакцию повзрослевшего сына.

« Нет…, - не совсем уверенно пробормотал тот, - только руки не чувствую левой…Как мы здесь оказались? Как Горман? Теборун? » Наконец, мужчина слабо, устало улыбнулся, как в былые времена, поцеловал в лоб мальчика и начал долгий рассказ: « Горман - можно сказать, счастливчик, всего несколько синяков, царапин, ружье, из которого в него стреляли было в режиме оглушения, случился паралич солнечного сплетения, но уже все в норме, в себя несколько раз приходил, про вас спрашивал… Теборун едва без руки не остался, много крови потерял, еще тварь, что его полоснула ядовитой оказалась, но самое страшное уже позади, доктор сказал, даже шрамов не останется. Тебе бок бластером продырявили, органы целы, мышцы тоже регенерируются через какое-то время под нано-пластырем, сломал пару ребер, кисть левой руки, там еще ожог был, но доктор сказал, единственное, что не удастся восстановить – дактилоскопический рисунок на месте ожога. Думаю ты не очень расстроишься. » « Нас в корпус взяли?», - блондин торопился задать как можно больше вопросов, с каждой секундой силы покидали его, он не был еще готов к таким продолжительным беседам.

« Да… Вы были безупречны там… на этом адском уровне… Такое за историю корпуса было всего пару раз, вас даже наградили за доблесть, - мужчина посмотрел на часы, взял с прикроватного столика небольшую черную коробочку, открыл ее так, чтоб мальчик мог видеть лежавший в ней значок сотни, - С Днем Рождения! Знаю, сразу ты вряд ли откажется от своих страхов, относительно нашего неприятия твоего выбора, и об этом мы поговорим позже, когда ты окрепнешь…Но запомни, чем бы ты не занимался, поступай так, как велит твое сердце, а мы с мамой будем рады твоим успехам.» Ло Сидж, уносимый в сонное небытие сильными успокоительными, слабо улыбнулся, но так ничего и не успел сказать, как снова уснул.


Глава 29


Сегодня Ло Сидж проснулся, что называется со светлой головой, смог относительно свободно двигаться, настроение было соответствующее. С утра, насколько он мог судить, а представления о времени было еще достаточно расплывчатое, поговорил с Тили, который уже полностью оправился от травмы и чувствовал себя настолько хорошо, что даже начинал задумываться о новых приключениях, ожидающих их в корпусе. Чуть позже пришел в себя Малпикс, глаза у него сильно косили, несмотря на все усилия в наведении «резкости изображения». Почти оторванная, насколько он помнил, рука теперь снова была полноправной и нормально функционирующей частью тела. Этот факт воодушевил мальчика, он даже немного начал подшучивать над братом, а потом и вовсе включился в забаву коллег «Достань доктора расспросами». Однако Клавен был подчеркнуто вежлив, терпелив и внимателен, и, казалось, испытывал определенного рода удовольствие от разносторонних лекций.

Ло Сидж в позе лотоса восседал на мягкой кровати, и, пока доктор аккуратно снимал повязку с его груди и считывал показания анализатора, с чисто детским любопытством разглядывал кисть своей левой руки, уже освобожденной из липкого резервуара, но пока еще не чувствительной к позывам головного мозга. И действительно, как и говорил вчера Пол, на внутренней стороне ладони была бледная, слегка розоватая кожа, рисунок сохранился только на пальцах и то начиная со второй фаланги. « Почти порядок…», - прокомментировал доктор. « А почему я до сих пор не чувствую руку?», - немного улыбаясь странному зрелищу просил мальчик. Клавен о чем-то на момент задумался, затем открепил от локтя пациента две металлические магнитные таблетки и пояснил: « Они действуют на уровне нервных импульсов. Зная вашу активность, молодой человек, для вашего же блага было целесообразным временно искусственно ограничить подвижность и чувствительность конечности на период восстановления. Это устройство перехватывало импульсы головного мозга, так же, как и болевые импульсы раны не доходили до мозга, по сему боли вы не ощущали.» « А рисунок так никогда и не восстановится?», - не унимался юный герой, которого на самом деле мало интересовали подробности о собственном здоровье, самочувствие нормализовалось, и теперь гораздо любопытнее было наблюдать за реакцией маститого целителя, в прочем, не столь ярко выраженной, как хотелось бы…

« Медицина все еще не настолько ювелирна, чтоб безошибочно воссоздавать мельчайшие подробности, - с некоторой грустью проговорил мужчина, - тем более дактилоскопический рисунок – часть врожденного индивидуального кода личности, который формируется на протяжении всей жизни. Мы сохранили достаточно, чтоб у вас не было проблем со сверяющими устройствами безопасности впредь, но ожог был непростым… А вообще, скажу по секрету, вы еще легко отделались, молодой человек…» « Я в курсе!, - улыбнулся беспокойный пациент, - А это скоро снимут?», - указал на серебристого цвета широкую полосу на боку под ребрами. « Как сама потеряет соединение с телом, это будет означать, что процесс регенерации завершен, следов не останется.», - доктор укладывал отработанные инструменты в выдвижной ящик летящего на магнитной подушке рядом дройда. Мальчик про себя отметил, что ответы Клавена были настолько исчерпывающими, что не оставляли возможности для следующих вопросов. « Мы так просто не сдаемся!, - раздался в голове насмешливый голос Теборуна, - Моя очередь, сейчас что-нибудь придумаем! » « Кажется, я кое от кого слышал, что наш мозг после испытания отсканировали и воспоминания занесли в реестр, - на целителя смотрела пара косых зеленых глаз, - Мы можем взглянуть на себя со стороны?» « Хотите еще раз пережить это?, - в голове доктора звучало сомнение, кажется, вопрос пришелся в точку, - информация будет исчерпывающе полной…» « Не страшно! На ошибках надо учиться. Если бы мы все сделали и правда безукоризненно, вряд ли попали бы сюда…», - поддержал резонным замечанием Тили.


Глава 30

Город, раскинувшийся на сотни километров по побережью серебристого океана, некогда бывшего чудесной обителью разнообразного бурлящего коктейля живых организмов, неустанно жил, переливаясь миллиардами чудесных красок, каждую секунду, 24 часа в сутки. Двигался, а периодически и стоял в шумных нервных пробках наземного и воздушного транспорта, с жужжанием по затейливым мостам над головой проносились старинные монорельсы, то и дело вспыхивали и гасли, словно регулируя движение, красно-зеленые лампочки кабин телепортации. Не смотря на всю техническую сложность данного изобретения, уже больше 3х веков, как было оно признано наиболее практичным и имело ряд преимуществ, таких как : экологическая технология не производила токсичных отходов для окружающей среды, экономила время в пути, быстро и эффективно преодолевала большие расстояния, сохраняла нервные клетки пользователей в целости и сохранности, что было достаточно ценно в условиях высокоразвитой урбанистической системы. Были безусловно и свои недостатки, прежде всего эстетического плана, ведь путешествую таким способом нельзя ощутить всю красоту старого, как мир и строившегося снова и снова города. А так же при неумелом пользовании и в случае сбоя системы, человек рисковал прибыть в точку назначения в виде бесформенной розовой субстанции или вообще потеряться в трехмерных координатах пространства и времени, однако это было поправимо, хотя и достаточно трудоемко, но пока никто не жаловался. Многоликая, пестрая, спешащая по своим делам толпа напоминала горную реку. В основном по одежде, в какой-то степени, можно было определить социальную принадлежность человека, род его деятельности, да и маршрут по городу ясно указывал на многое. Столица была на редкость цивилизованным местом этого мира, с почти нулевым уровнем местной преступности, неконфликтным, подчеркнуто вежливым и терпимым населением. Сам город тоже был визуально разнообразен от мало примечательных затхлых, местами зловонных и даже заразных рассадников грубых забав городской бедноты и приезжих подземных уровней, тоннелей, обслуживающих коммуникации и старинных веток метро, служивших скорее аттракционом, нежели видом транспорта. Наземные постройки, некоторые кварталы чудом уцелели еще в Великую войну и представляли собой живописное сочетание мраморных фасадов, украшенных лепниной и статуями неизвестных людей и существ, о которых уже даже не ходили легенды с лианами и прочими видами матировавших сорняков; типовые постройки различных эпох, которые помнили все этапы развития современной цивилизации после ее оглушительного падения; площади, парки, сады с фонтанами, пирамиды, кубы, башни, вращающиеся небоскребы, целые кварталы в одном единственном здании . И последний уровень, начинавшийся с летучих магистралей и уходил выше облаков. Это был город подавленных крайностей, титанический, мощный и изящно прекрасный, хранитель истории, гарант стабильности цивилизации этого уровня впредь.

Сегодня, когда Клавен, наконец, признал, что их жизни и здоровью уже ничего не угрожает и прописав 2 недели отдыха, перед началом активной деятельности на службе патруля, отпустил с миром на все 4 стороны, Ло Сидж убедил отца отозвать фамильный транспорт, очень хотелось пройтись, не спеша посмотреть город, который, вероятно, очень изменился за годы его отсутствия, да и вряд ли, откровенно говоря, семилетний ребенок, каким он был тогда, мог в полной мере осознать прелесть этого места. Друзья, а теперь он точно мог дать такое определение товарищам по испытанию, разъехались по домам на время отдыха… и стало как-то непривычно тоскливо… хотелось вдохнуть воздух, хоть и не свежий, но абсолютно родной. Как-то странно, отмечал он про себя, отец, после испытания совсем перестал противоречить его взглядам. Сам он в отчетливых деталях помнил испытание до старта шатла в обратном направлении, как пришел в себя в руках Пола в терминале, первое пробуждение в госпитале… Что могло произойти в те выпавшие из памяти моменты, что пробудило в родителе иную позицию. Или на него так повлияло созерцание испытания?... Так или иначе, парень в долгу не остался, он принял отцовский подарок, идентифицировал себя, как члена сотни, хотя от вычурных нарядов, присущих его сословию отказался в пользу свободной и более удобной одежды простого населения, чем вызвал добродушную улыбку на лице отца. В первый раз за все 16 лет своей жизни, ему нравилось все… Ло Сидж еще не видел мать, но был уверен, что и она примет его таким, каким его сделал корпус, и поддержит. «Остальное прояснится со временем, - с улыбкой подумал новоиспеченный патрульный, шагая по шумной улице рядом с отцом, - А его у нас достаточно…»

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 25.01.2013 в 02:01
Прочитано 2237 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!