Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Холодное солнце

Рассказ в жанрах: Драма, Триллер, ужасы
Добавить в избранное

1.


Сквозь мглу декабрьского снежного вечера двигался автобус. Белый ПАЗ холодными огнями освещал путь сквозь снегопад и чем-то был похож на мираж, почудившийся осатаневшему от холода путнику.

Я был внутри этого автобуса. Истертые поручни скользили под руками, запах солярки назойливо витал перед носом. Я мог ехать один или не один. Я перекидывался словами с другом, хотя он запросто мог быть плодом моего воображения, потому что я его не видел и говорил себе за спину.

За окном город сменялся частным сектором. После череды резких поворотов автобус остановился на остановке. Кондуктор с покрасневшим лицом рукой подтянула двери и помогла им открыться. Из зимнего мрака в автобус вошла толпа людей в серых зимних куртках. У каждого на спине краской трафаретом был выкрашен номер- не то лагерный, не то больничный. Пьяные, красные, косые существа, напоминающие людей только внешним видом расселись по сиденьям и начали галдеть. К запаху солярки прибавилась стойкая резь перегара. Кто-то достал из сумки гречневую кашу в пакетике и начал её есть, роняя крошки на колени.

Внезапно кондуктор встала с места, и держась за оба поручня закатилась смехом:

-А ведь я когда-то была как вы! Да, да, вот так же в рубашках ходила и уколы принимала! Ровно в пять утра, как сейчас помню, глюкозу и фурацилином помажут! И окна зарешеченные были, и матрасы к стенкам, все-все помню!

Тут она повернулась к сидящему мужчине:

-Эй, ты. Выпить есть?

Мужик нехотя достал из-за пазухи банку коктейля и протянул ей. Кондуктор отхлебнула глоток и внезапно повернулась ко мне:

-Эй, пацан. А ты знаешь, куда ты идешь?

Да, она сказала именно "идешь", несмотря на то что мы ехали. И тут я вспомнил. Я ехал на практику, в здание, принадлежащее нашему колледжу, и должен я там быть к восьми вечера. Внезапно автобус остановился. Мерклый до этого свет внутри автобуса внезапно ослепил меня своей белизной, пассажиры разошлись по сторонам, уступая дорогу и я шагнул в темноту автобусной остановки.


2.


Я не помню что было дальше. Тропинка в снегу, больше похожая на траншею- шел я по ней или не шел вовсе. Здание- снаружи ветхое и старое, а внутри обставленное как бизнес-центр и значительно больших объемов.

Одно я помню точно: хищное, узкое лицо преподавателя, её тонкие руки и взгляд, который мог бы просверлить бетонную стену. Черные, до плеч, волосы разделены прямым пробором и кажутся невесомыми и в то же время жесткими настолько, что о них можно порезаться. Россыпь веснушек не была диссонансом в образе этой девушки. Это был светлячок-обманка на лбу глубоководной рыбы, готовой разорвать тебя на части.

-Рабочее место здесь. Меня зовут Анна. Вы все проведете здесь двенадцать часов, ровно до восьми утра.

Дрожь прошла у меня по спине. Я только успел подумать о том, что просидеть здесь ночь было бы слишком, как меня разбудил звонок в дверь.

Вернувшись в реальную жизнь, я резким хлопком двери окончил не успевший начаться разговор с иеговистами, после чего без спешки выкурил сигарету и выпил кипяченой воды. Я прошел в спальню и стоило мне только положить голову на подушку, как тут же я вновь провалился в кроличью нору своего сна.


3.


Солнце съедало залы небольшого здания. По-настоящему летнее, оно играло бликами на стеклах, румянило лица детей. Да, это была школа. И я был на практике. И было лето. (Тут следует сказать о том, что даже находясь во сне, я обычно запоминаю сны предыдущие, и помню большую часть событий реальной жизни). Я уже думал что успешно закончил практику, но тут в коридоре мелькнуло знакомое хищное лицо. Ноги подкосились. Блеск небесного светила не ослаб, оно все так же резвилось с первоклассниками, играло с блестящими железными замками на молниях и прыгало по детским зеркальцам в руках маленьких модниц. Вокруг кипела жизнь, но внутри меня творилось неладное. Живот тянуло так, как тянет перед важным событием, коленки предательски тряслись. Я знал- присутствие этой женщины не несет хороших вестей.

Я подошел к зеркалу. Как оказалось, на мне был костюм-тройка, бордовая рубашка и черный галстук, на ленточке висел бейдж с моим именем и лаконичным "практикант". Поправив волосы я пошел к выходу.

Что-то загораживало солнце. Как будто вывесили сушиться одеяло над входом. Я подошел поближе и у меня к горлу подступил комок, мне захотелось тут же стошнить и я, прижав руку ко рту, оперся на стену. Над входом висела девочка. Её собственная коса обвила ей шею и явно она же была орудием убийства жестокого животного. Закатившиеся глаза и открытый рот разрушали вдребезги надежды на то что она еще жива. Нежную, светлую как мартовское солнце, её подвесили на крюк над входом за шкирку, как будто она была тушей забитой свиньи. Из розового рюкзачка выпали на землю разноцветные карандаши и ластик, монеты по одной падали из её раскрытых карманов, каждый раз, когда ветер ударял её тело о здание. Вокруг этого маленького ангела уже собралась целая толпа. Где-то на заднем плане полицейские оцепляли территорию. И Анна здесь была. Поднявшись по стремянке, она аккуратно взяла тело девочки за подмышки и усадила на клумбу, после чего взяла в руки мегафон и громким отчетливым голосом произнесла:

-Всем оставаться на своих местах. Никто не покидает территорию школы. Зверь, совершивший это убийство, держит в заложниках мою дочь и требует, чтобы мы все оставались здесь. Сохраняйте спокойствие. Держитесь вместе. Вооружитесь подручными предметами.

Ледяной шар прокатился по горлу и разбился где-то в районе желудка. Я тут же поспешил назад в здание, там, где мои коллеги-однокурсники пили чай в столовой.

-Мы слышали, случилось что-то ужасное...

-Кто мог сделать это?

-Неужели они нас не выпустят?

Под обрывки их вопросов я рухнул на белый стул и в подробностях описал то, что произошло. Горячей волной посыпались вопросы. Потом мы разбирали пианино на доски- каждый из нас старался ухватить деревяшку поувесистее. Я нашел за лестницей нечто, напоминающее бейсбольную биту или массивную ножку какой-то гигантской мебели. Основание, за которое я держался было причудливой но ровной и симметричной формы, далее бита расширялась к концу, становясь размером с футбольный мяч. В довершение ко всему она была покрыта прозрачным лаком, напоминавшим по цвету тот, которым покрывали советскую мебель.

Звезда по имени Солнце по-прежнему безучастно и равнодушно освещало всех своим светом, ослепляя безжалостностью равнодушного бога, допустившего такой ужас.


4.


Мы собрались в спортзале. Каждый имел при себе подручное оружие, и только у Анны поблескивал из кобуры пистолет. Сокурсники обсуждали со мной план действий. Мы раньше почти не общались, а теперь будто бы сплотились в рой пчел, каждый хотел что-то сделать чтобы защитить себя, и сделать что-то для других, чтобы они защитили его. За последние два часа нашли еще три трупа. Две девочки плавали в бассейне- их руки были сшиты нитками, как оказалось позже- они были сводными сестрами из разных классов. Учителя черчения пригвоздили к грифельной доске металлической трубой. Пока мы с практикантами разламывали мебель на доски мы услышали что в заложниках целый класс, а Анна- агент полиции, отправленный сюда под маскировкой учителя.

Вдруг ручка двери спортзала повернулась. Анна резко развернулась и наставила пистолет на проем, но какой-то старшеклассник опередил её, выбив ногой дверь. Послышался сдавленный крик и мы подбежали к порогу. По стене медленно сползала девушка на вид класса восьмого- девятого, оставляя за собой дорожку крови.

- Все в порядке, она просто без сознания- сообщила школьная медсестра парню, который уже начал задыхаться от волнения. Анна отвесила ему звонкую пощечину, тем самым приведя в чувство.

-Мы все должны держаться друг друга! Прежде чем бросаться на кого-то, убедитесь что это не ваш одноклассник!- проревела на весь зал обладательница изящных и тонких рук и хищно- очаровательных веснушек.

По залу пронесся шепот. Все замерли в ожидании.

Прошло пять часов. Нервы были на исходе. Было принято решение покинуть зал, чтобы все могли попить в столовой. Гуськом мы продвигались по коридору, когда услышали в конце какой-то ропот.

По коридору навстречу нам бежали дети. Анна выронила пистолет и подхватила маленькую белокурую девочку, подняв в воздух. Заливаясь слезами, она прижала её к груди и шептала её имя. Следом по коридору к нам подошел человек в форме.

- Он отпустил заложников и слинял

Сквозь слезы девушка спросила:

-Оцепление сняли?

-Да, уже должны были снять. Всех детей срочно разогнать по домам, а мы с вами будем его искать. Есть сведения, что он может прятаться где-то здесь.

Я и трое моих сокурсников, сделав вид что выходим, спрятались под лестницей. Я настаивал на том, что он еще где-то здесь, и нам нужно помочь его поймать, потому что кто-то из заложников мог остаться у него.

-Школьников всех отпустили

-Нам здесь нечего делать

-Мы пойдем домой

-Иди ты, я не буду в это ввязываться.

Я остался под лестницей один. В конце лестничного пролета у окна стояла Анна и разговаривала по телефону.

-Мы обшарили все от подвала до чердака,ничего нет, я заканчиваю!

Я поднялся по лестнице. Вдруг в конце коридора я увидел свою однокурсницу. Пошатываясь и держась за шею руками она шла ко мне. Ира, Ира- невидимка, могла всегда постоять за себя и тут видимо просто спряталась...

Она попыталась издать какой-то звук но тут кровь из её шеи хлынула потоком, заливая руки и одежду. Она упала на колени, и я увидел что за ней стоял Он. Около двух метров ростом, темная фигура сильного мужчины крепкого сложения. Из ухмыляющегося рта ручейком по подбородку стекала кровь, в руке был кукри- изогнутый нож, такой же беспощадный как и его обладатель.

Я посмотрел на Иру. Она подняла голову.

-Ира, прости, я совсем забыл про тебя... это мы виноваты, забывшие друг друга... Если бы мы помнили о людях, ничего бы не было... этого.

Я обнял её за шею. Маньяк, следовавший за ней, уже подошел вплотную. Мне было все равно, биту, которую я так долго таскал за собой я уронил.

Бессилие прокатилось обезоруживающей волной по телу. Нет, не маньяк виноват в её смерти. Это я, я убил её своим равнодушием. Я лично вонзил лезвие холодных приветов в её горло. Это под снегопадом моих холодных слов и забытых дней рождения угас этот цветок. Я хотел заплакать, но не мог. Только хриплый вопль с трудом вырвался из горла, а все чувства сжались в комок и проступили на лице.


-Правильный ответ, мальчик. Помни о близких. Им временами больно. Но я и тебе помогу с этим справиться… хочешь…

Слова маньяка оборвались. Из его груди вырвался хрип. Анна стреляла в него из своего пистолета и попала прямо в цель- быстро разрасталась на груди чудовища багровое пятно. В последней агонии он улыбнулся. Сквозь мрак летнего дня я видел его улыбку. Настоящую, подлинную, искреннюю. Комната покачнулась, и я потерял сознание.


Холодное солнце закатными лучами освещало меня. Я задумался о друзьях, которые уходили прочь, о толпе зевак, о том, как ради одних людей люди жертвуют другими, об одиноких стариках и забытых близких. Сирена скорой помощи прервала мои мысли и мой сон. Я встал с постели и закурил.

Рейтинг: 10
(голосов: 1)
Опубликовано 25.02.2013 в 11:48
Прочитано 789 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!