Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Destiny (Судьба)

Добавить в избранное

“У меня нет желания сказать

О том, о чём не думаю,

Нет желания убегать

От того, чего не вижу.

Скажи мне, если мы не должны быть такими

Я, я уведу тебя туда, где правит сумасшедший”

“Shy’m. Je sui moi”


Пролог

Хранители… Бессмертные, которые подпитываются твоей ненавистью. Твоими самыми мрачными эмоциями и страхами. Слабостями, гневом, любовью... Они все это просто уничтожают. Освобождают тебя от них. Ловцы душ, они знают всё твоё самое сокровенное: грехи и желания, страхи и комплексы. Они знают о тебе всё!

И я – одна из них.

Одна из этих бессмертных, питающаяся чужими эмоциями и страданиями, ради процветания, как человеческой расы, так и общества Хранителей.

Зелья, отвары, химические формулы… Это всё- наша работа, и отнюдь не простая.

Я – хранитель. Моё имя Эмберли Спаркс. Я потеряла всех, кого любила и кем дорожила. Научилась жить, невзирая на проблемы и препятствия, которые частенько встают на моём пути.

И я хочу рассказать вам свою историю, которая решила судьбу многих людей…


Глава 1 «99 problems»

- Эмбер! Ты идёшь? Мы так на урок опоздаем! – одёрнула меня моя подруга, отбивая по столу странный прерывистый ритм пальцами.

Она уже минут пятнадцать повторяла это, стараясь привлечь моё внимание. А оно, в свою очередь, было приковано к поиску тетради с недоделанной домашней работой по английскому языку.

Моя чересчур пунктуальная подруга не хотела опаздывать, чего я никогда не понимала. Ну, задержимся мы на пару минут… Не прогуляем, ведь.

- Да, иду, – тут же откликнулась я. – Не переживай. До звонка ещё уйма времени.

Несмотря на мой развязный и ленивый тон, моя собеседница лишь кинула на меня злой взгляд, и продолжала стоять у стола, только уже с более уничтожающим выражением лица. Мне казалось, что она хотела добавить какое-нибудь остроумное и колкое замечание, но, похоже, в последний момент передумала, точно зная, что последнее слово всё равно останется за мной.

- Что у нас первым? Математика? – спросила я, не теряя надежды на находку тетради.

- Угу. Ты хотя бы уроки делала? – пробурчала Кейт, переминаясь с ноги на ногу.

И хотя она была почти на грани нервного срыва и истерики – поверьте, а она умеет очень хорошо шифровать эмоции от меня – всё же продолжала терпеть и выжидать. При этом с выражением лица умелого картёжника.

Моя комната сейчас выглядела как после ядерной войны, хотя, это по-моему, обычное её состояние последние, если не две, то три недели.

Наткнувшись на горку книг, лежавших около кровати, я разбросала их и пересмотрела каждую страницу, но ничего там не обнаружила. Моя уверенность угасала с каждой минутой.

Двинувшись дальше, по периметру комнаты, я переворачивала всё, что вставало у меня на пути. Да я даже кресло чуть не сломала, в яростной попытке отодвинуть его от стены! Хотя, точно знала, что толкая его назад – успеха в продвижении не добьёшься… Вот что делает с людьми паника…

Пришлось разворотить весь свой книжный шкаф и вывернуть всё его содержимое на пол. А обнаружив, наконец, там свою тетрадь я чуть не удержалась от провозглашения победного клича.

- Уф-ф. – выдохнула я, засовывая находку в сумку. – Частично делала.

Мой ответ Кейт не привёл в восторг, и она закатила глаза. Её волосы насыщенного каштанового цвета, как всегда, были убраны в красивое коре, что придавало ей взрослый вид, и её лицо в форме сердечка выглядело очень милым, как у кошки. Поэтому я иногда называла её Кэт.

- Как всегда, – подытожила девушка, схватив меня за руку, и потащила в направлении к двери.

- Я знаю, о чём ты думаешь, но… - тихо проговорила я.

- Ох, поверь, тебе лучше не думать о том, о чём подумала я. – предупредила она меня и зло сверкнула глазами. – Противопоказано для твоей весьма неустойчивой детской психики, – на последнем слове она слегка улыбнулась, если конечно, чуть приподнятые уголки губ можно назвать улыбкой.

С одной стороны, она была права. Её мысли порой непонятны не только мне, но и ей самой, чтобы объяснять их другим. Очень в духе Кейт. А на счёт моей психики… Пора бы ей знать, что я давно не ребёнок… Но вот мои поступки иногда красноречивее моих слов и жалких попыток доказать мою ответственность. Всё равно каждый раз, как только я начинаю что-то объяснять или оправдывать свои поступки, Кейт смотрит на меня, словно на маленького, непослушного ребёнка. Нет-нет, не с заботой и пониманием… Здесь ей подошла бы роль злобной мамаши… Она смотрит на меня недоверчиво, подозрительно, выгнув левую бровь дугой, да ещё и с некой садистской полуулыбкой на губах. Жуткое зрелище.

Я быстро достала из кармана юбки небольшую связку ключей и закрыла комнату. Послышался металлический щелчок, и я довольно кивнула.

- Но я выучила заклинания… - как бы невзначай начала я, но посмотрев на хмурое лицо Кейт, замолчала. – Чего ты обиделась?

Я и не заметила, насколько далеко от меня отошла Кейт. За какие-то пару секунд она довольно-таки оторвалась от меня! Вот это скорость! Ну, это просто признак её обиды, которую она так старается не показывать внешне. Но меня не проведёшь. Быстро нагнав, я дёрнула её за плечо, что заставило её резко остановиться, и даже немного попятиться назад.

Она повернулась ко мне лицом, и я замерла, на некоторую долю секунды. Что-то мне подсказывало, что она не хотела отвечать на мой вопрос и предпочла бы его вообще не слышать. Кейт хотела, чтобы все её воспринимали как сильную и решительную особу, что иногда ставило меня в неловкое положение. Так же моя лучшая подруга не любила выставлять напоказ свои эмоции, и если ей задавали какой-нибудь глупый, по её стандартам, вопрос – она либо на него не отвечала, либо отвечала коротко, ясно и предсказуемо.

Брови девушки поползли вверх, и она устремила на меня взгляд светло-бирюзовых глаз. Я невольно поёжилась. Что-то внутри меня голосило, что сейчас она скажет нечто в духе «С чего ты взяла, что я обиделась...?»

- Я не обиделась, – ответила она, и я почувствовала себя ясновидящей. Да, и врать-то она толком не умела. Её голос предательски дрогнул, что выдало её с головой. – С чего ты это взяла?

Я закатила глаза. Предсказуемость моей подруги уже надоела. Каждый раз ответ практически одинаковый. И всегда присутствует «не» или «нет» в её замечаниях и отмазках.

Только несколько раз она сама признавалась, что действительно обиделась или чувствует себя плохо. Обычно приходилось клещами тянуть из неё правду.

Моя подруга всегда отличалась от меня сдержанностью и терпимостью, чем никогда не могла похвастаться я. Да, и характер у меня уж больно вспыльчивый, чтобы держать эмоции в узде. Кейт всегда повторяла, что «нужно тренировать терпение и вырабатывать сдержанность. Лучше выругай кого-то мысленно, чем скажи это ему прямо в лицо. Ему будет вдвойне неприятно, от того, что ты не отвечаешь колкостью на колкость». Да, дельный и полезный совет, но проблема в том, что я никогда не следую советам других. Предпочитаю, скажем, так, испытывать всё на личном опыте.

- Конечно, кому ты врать собираешься? – улыбнулась я и пихнула её в бок.

Кэт сдавленно фыркнула и, кинув на меня ещё несколько уничтожающих взглядов, направилась дальше.

Признаться честно – меня иногда раздражала её сдержанность. Уж лучше она наорала бы на меня, чем просто молчала и сводила меня этим с ума.

Коридоры нашей гимназии всегда напоминали мне залы в аристократических домах Голливудских фильмов. Красивый золотистый узор на бордовых стенах, который уже немного выцвел. Высокие потолки, по центру украшенные деревянной резьбой, персидский ковёр, с тем же узором, что и на стенах, лежащий на темном деревянном полу, покрытым лаком.

Люстры, висящие на потолках, давали довольно много света, и для меня это, честно говоря, было слишком. Моё обострённое зрение и слух были, конечно, потрясающей способностью, но иногда это играло свою злую шутку. Тут не спасали даже солнечные очки.

Никаких окон… это делало коридор довольно зловещим местом, когда старая проводка давала о себе знать вечером или ночью. Да, и особенно, когда кто-то из первокурсников решал подшутить над сверстниками… Смотрели фильм «Крик»? Если да, то вы поймёте, о чём я…

Попадая каблуком по деревянному паркету, я слышала характерный глухой звук, который проносился по всему коридору и эхом повторялся еще несколько раз.

Подойдя к массивной винтовочной лестнице, ведущей прямо в корпус с классами, я вцепилась в перила и аккуратно, шаг за шагом начала спускаться. Ступеньки были довольно прочными, но на вид они выглядели не очень-то безопасно и некоторые издавали такие жуткие скрипы, что по спине пробегал холодок. Да, и я падала с неё раз пять. С одной и той же ступеньки, которая была очень неустойчивой, хотя её часто заменяли.

Учитывая, что гимназии было уже пятьдесят лет, боязно было не только подниматься и спускаться по лестнице, но и ездить на лифте. Да, он тут есть. Старая кабина, которую при строительстве здания использовали для доставки строительных материалов. Со временем, кабину превратили в небольшой лифт, на котором иногда ездили учащиеся.

Но не я. Я просто ужасно боюсь замкнутого пространства, особенно такого маленького, когда не знаешь, что именно тебя ждёт на следующем метре подъёма. А вдруг тросы оборвутся?! Каждый раз моё воображение рисовало мне различные случаи и по коже пробегали мурашки, заставляя меня невольно вздрагивать.

Тем не менее, миновав злосчастную лестницу, мы с Кейт направились в сторону кабинетов, которые располагались в кампусе людей, или более известном под названием «пищевой корпус». Мне всегда нравился класс географии, выполненный в стиле «Модерн». Кабинет представлял собой половину шара с плоским дном и круглыми стенами, увешанными всевозможными картами и округлыми полками со старыми биноклями и компасами.

На пути к кампусу располагалась всеми известная хрустальная стена. На ней висело так много зеркал, что директриса даже думала о том, чтобы сделать отдельную комнату, но её переубедили. И стену оставили здесь – на радость учащимся. И мне, конечно. В общем количестве, зеркал здесь было ровно двадцать пять штук. Все разных размеров и форм. Они складывали на стене необычную мозаику, по форме напоминающую не то стилизованное солнце, не то цветок.

Я подошла к одному из зеркал и оглядела своё отражение. Рыжие волосы, которые на свету блестели золотом, светло-серебристые глаза… Форма гимназистки была немного помята и я попробовала пригладить её руками. Юбка-карандаш, чуть выше колена, очень красиво на мне сидела, а её кремовый цвет почти сливался с тоном моей кожи. Клетчатая блузка с широким поясом на талии, на котором, в свою очередь, красовалась эмблема гимназии. Бенгальский тигр и над ним располагались большие заглавные буквы «Г. Б.». Или Гимназия Бейфронт. Она так называется, потому что находится около парка с таким названием и все школьные балы и тому подобное проводятся именно там. Сначала, правда, гимназия носила название озера Карен, но её переименовали из-за того, что это было довольно далеко от её расположения. В то время, как парк располагался всего в паре кварталов отсюда.

Значок был золотистый с чёрными буквами, что придавало ему некий антикварный вид - очень под стать школьному интерьеру. И форме.

Растрёпанные волосы я попыталась расчесать пальцами, но убедившись, что ничего у меня не выйдет, я стянула их в тугой конский хвост. Несколько прядей всё же выбилось, и я заправила их за ухо.

- Она опять за своё, да? – тихо спросил знакомый голос у меня за спиной.

- А как же без этого? – хихикнула Кейт.

Меня поражало, что стоит появиться её «другу» - как она его называла, и её настроение просто улетало за пределы реального мира. В страну, которую я нарекла «Loveland». И именно в такие моменты мне хотелось подавиться радугой и посмотреть, как единороги уплетают цветочки.

Да ладно. Шучу я. Просто, примерно такое ощущение у меня возникает при виде этой сладкой парочки.

Я обернулась и кинула несколько уничтожающих взглядов в сторону Кэт и Эндрю.

- Я всё слышу, – сквозь стиснутые зубы прошипела я, стараясь скрыть улыбку в голосе.

Тут мне на плечо легла рука.. Я машинально обернулась и увидела перед собой светло зелёные глаза, смотрящие прямо на меня, которые были обрамлены густым «обручем» длинных, чёрных ресниц.

- Привет. – с лёгкой улыбкой на губах сказал Мэт.

Я повела плечом, пытаясь убрать его руку, но как бы я не старалась, он не хотел уступать мне.

- Привет.

Чёрные волосы парня отсвечивали синим. Смуглая кожа в свете люстр приобрела тот же оттенок, только глаза не меняли своего светло-зелёного цвета. Светло-бежевые брюки и белая рубашка, которая как всегда была свободно расправлена, очень сильно контрастировали с его кожей, цвета капучино.

- Как прошло утро? – поинтересовался он, всё ещё улыбаясь, обнажая свои белые зубы.

- Потрясающе, – с напускным энтузиазмом отмахнулась я. – Нашла свою тетрадь. И теперь моя комната больше напоминает подземный бункер в период ядерной войны.

Парень залился смехом, от чего немного сощурил глаза. Несколько тёмных локонов упало на его высокие скулы, и он тряхнул головой, чтобы убрать их.

Меня всегда веселили подобные ситуации, но определённо не сегодня. Если с самого утра всё идёт коту под хвост – хорошего ждать в школе нечего. Ну, или хотя бы в первой половине дня.

- Ну, это в твоём стиле. – отозвалась Кейт.

Я еле удержалась от того, чтобы не закатить глаза или отпустить глупое замечание, которое, как всегда останется незамеченным. Была даже мысль запустить в неё учебником, но я как можно скорее выкинула эту глупую затею из головы. Моя подруга всегда найдёт способ отыграться.

Эндрю тоже рассмеялся, но не так громко, как Мэт.

Меня всегда поражало их сходство между собой, в первую очередь, потому что они сводные братья. У Эндрю волосы каштановые, цвета, напоминающего молочный шоколад. В принципе, как и его глаза. Кожа смуглая, но на щеках можно было рассмотреть небольшие вкрапления веснушек. Характер у него немного скрытный, что заставляло меня иногда забывать о его присутствии. Мэт иногда тоже был таким. Но его харизма не позволяла ему долго грустить и что-то скрывать. Тем более скрывать от меня.

Братья очень хорошо учились, что в конец меня убивало. Они могли часами торчать над домашним заданием по химии или физике, в то время как я сидела над ним максимум двадцать минут.

Даже, если учитывать то, что химию мы изучаем углубленно, так как нам она просто необходима, чтобы создать любое заклинание или зелье, я никогда не интересовалась ею всерьёз. Это частенько выводило из себя нашего учителя. О да, наш старик ненавидит, когда у кого-то нет желания к новым познаниям…

- У тебя какой урок? – спросила я, ища взглядом настенные часы.

- История, – ответил он, беря меня за руку.

Я тут же отдёрнула её. Ненавижу подобные проявления «телячьей нежности» со стороны Мэта. Возможно, потому что воспринимаю его как ещё одну подружку. Ну, или брата. Но всё-таки скорее как подружку.

- Тогда дальше нам не по пути, – мои губы изогнулись в полуулыбке, которая заставляла терять дар речи большинство парней нашей гимназии.

Я использовала её только в критических ситуациях - когда мне нужно было срочно списать домашнюю работу или попросить отмазать меня от уроков. И, чёрт возьми, срабатывало!

Расписания Кейт, Мэта и Эндрю практически не совпадало с моим. У этой троицы первыми двумя уроками стояла история и биология. А дело в том, что они полу математические ботаники. И будь они такими же чайниками, как я, например, расписание у нас совпадало бы.

Я напоследок отсалютовала им и побрела к «пищевому корпусу», где у нас проходила математика и английский.

Около класса я заметила Габриэллу, в окружении своих фанатов. Девушка смазливо улыбалась, от чего хотелось стукнуть по её лицу и стереть эту фальшь. Она была выше меня на четыре дюйма, что придавало ей в моих глазах странную неуклюжесть, хотя, так оно и было. Её нос с горбинкой напоминал мне профиль старых горгулий, украшающих готические храмы на верхушках, а её волосы… после неудачной перекраски в блондинку, её копна некогда каштановых волос приобрела болезненный оранжевый цвет. Голубые глаза прямо пылали ненавистью ко мне, когда я проходила мимо.

А всё началось с безобидного, на первый взгляд, урока истории, на котором я сровняла девушку с глупой овцой. И после этого всё и понеслось в направлении подколок, издевательств, кнопок на стульях и червей в спагетти.

В принципе, за всё время пребывания в гимназии, я не видела никаких других эмоций у неё на лице. Сначала, я думала, что она просто не умеет улыбаться, или точнее сказать, злорадная улыбка – это всё на что она способна… Но увидев наконец эту вымученную странную неловкую оскал-улыбку… В общем, я пожалела, что человечество не изобрело ещё такой вещи, как машина для стирания памяти.

Габриэлла считалась самой популярной девушкой в гимназии, но вот мало кто знает, что её оставляли два раза на второй год, из-за неуспеваемости и непосещения уроков. Ну а я, в свою очередь пока не прибегла к такому роду мести. Но это пока.

Я прошла в класс и устроилась на своё обычное место за третьей партой около окна. Достав всё необходимое, я кинула сумку на соседний стул и закрыла лицо руками.

Сегодня хороший, тёплый весенний день. Светит солнце, работают парки… какого чёрта я сижу в школе? Почему бы не прогулять разок? Что мне с этого будет? Исключение? Плевать. Выговор? Ещё чего!?

Закинув неприятные мысли подальше, я посмотрела в окно, откуда виднелась небольшая часть «Калифорнийского рая». Так мы называли сад с пальмовыми деревьями, рассаженными ровными рядами, как на Аллее Звёзд. Так же там был небольшой искусственный прудик, около которого я иногда сидела на ланче или после уроков, пытаясь любой ценой избежать домашней работы.

Весной вообще не хочется ничего делать. Что уж говорить о нудных занятиях и школе. Хотя, меня в любое время года не интересуют уроки. Так что это в обычном порядке для меня.

Прозвенел звонок и в класс потихоньку начали входить ученики, всё ещё разговаривая друг с другом. Но около самой двери я увидела небольшую компанию девчонок, толпившуюся около кого-то. Они из кожи вон лезли, лишь бы переманить внимание бедняги на себя. Не трудно было догадаться, что это был парень. Ну, по крайней мере, я так предполагаю. Каждая из девушек что-то говорила и отбрасывала волосы назад. Это выглядело так смешно и глупо…

Они в буквальном смысле, облепили человека, не давая ему прохода. Парень что-то сказал, явно льстящее их натурам и последовал довольный, поддельный «ох». Девчонки засмеялись и с довольными лицами направились на свои места. Тут-то я и смогла разглядеть этого человека. Слегка рыжеватые волосы, которые, как и мои отсвечивали золотым, и серые глаза, которые, казалось, растворились в самоуверенной полуулыбке. Мне это совсем не понравилось.

Так же я заметила небольшую россыпь веснушек на румяных, едва загорелых щеках парня. Его мягкие черты лица очень напоминали мои собственные, и я почувствовала себя неловко, смотря прямо на него. И некое недоумение.

«Хватит смотреть!» - приказала сама себе я.

Мой взгляд моментально упал на лежащую передо мной тетрадь. Руки невольно сжались в кулаки, которые немного дрожали. А щёки запылали огнём, чего я никогда не испытывала раньше. Да и не приходилось мне вообще краснеть. Особенно в обществе парней.

Но на этом неприятности не закончились. Периферийным зрением я заметила, как кто-то спихивает мою сумку с соседнего стула и устраивается на нём. Я быстро кинула недовольный взгляд на человека, кем он и являлся, и выгнула дугой бровь.

Незнакомый парень кинул на меня извиняющийся взгляд и пояснил:

- Все остальные места заняты…

- Понятно, – еле слышно промямлила я.

Мысли. Что же у меня творилось в мыслях – это была просто адская смесь раздражения и неловкости… И ещё злобы на саму себя. Не знаю почему, но именно в этот момент мне хотелось пулей выбежать из класса и запереться в комнате.

И какого чёрта я не накричала на парня и не высказала всего негодования по отношению того, что он посмел спихнуть мою сумку!?

«Понятно! – мысленно передразнивала себя я, с некой ироничной насмешкой. – Ха! Зачем я вообще рот открывала?! Могла бы сидеть с обиженной «миной» на лице и косо, с презрением, смотреть на него! Так нет же! Нужно было просто сказать «понятно»! Уф-ф-ф!».

Я закрыла лицо руками и тихо рассмеялась своей глупости. Со стороны, конечно, странно такое видеть, но какая всем разница?! Даже не смотря на одноклассников, можно было с уверенность сказать, что… Ну, Ребекка Донах сейчас, в очередной раз, хвалилась и показывала своим скромным подружкам новую сумочку от «Versace», или как Крис Хоппер снова и снова хорохорился, и в мельчайших деталях рассказывал девчонкам о его «легендарном слэм-данке » на игре в пятницу… Предсказуемость – вещь ужасно скучная…

Немного сдвинув руки, сквозь небольшую щель между ладонями, я опустила взгляд на книгу по алгебре и тяжело вздохнула. Парень сидел и нервно теребил в руках шариковую ручку.

Ох, как я не люблю находиться настолько близко с человеком. Не то, чтобы я вообще ненавижу людей, хотя чувство отвращения они иногда у меня вызывают… Тут кроется нечто более масштабных размеров. Во-первых, я начинаю нервничать и несу всякую чушь. Во-вторых, я уж больно выпендриваюсь перед человеческими парнями и строю из себя крутую, что в своё время очень рассмешило Эндрю и Мэта, во время нашего знакомства. Я даже тогда не знала, что они такие же, как и я.

Мой взгляд быстро переместился на окно, лишь бы не смотреть на человека, который, видимо, не стеснялся пристально изучать меня своим взглядом. Спасибо, периферийное зрение.

Я слышала, как бьётся его сердце и как его частое дыхание становится прерывистым. Моё же сердце отбивало непонятный ритм, напоминающий барабанную дробь. Я старалась привести всё в норму, но как ни крути, ничего у меня не выходило. Даже случайного взгляда на него хватало для того, чтобы моё дыхание сбивалось.

Да что там дыхание? Я вся тряслась как маленький чихуахуа в холодную погоду. Мои бледные пальцы постукивали по гладкой поверхности стола. О, чёрт!

Хм… его эмоции крутились в странном мудрёном вихре. Они были так же непостоянны, как и мои собственные, но это лишь совпадение. По крайней мере, я в этом себя убеждала.

Как, скажите как, возможно испытывать страх и любопытство? Одновременно! Это так глупо! И, кстати говоря, напоминало некое подобие адреналина в крови, когда боишься что-то сделать, но так ужасно желаешь испытать это. Как прыжок со скалы в холодную воду – точно знаешь, что можешь пострадать, но всё же идёшь на это. Чувствуешь, как что-то тёплое растекается по венам и прыгаешь.

Класс продолжал разговаривать, а учителя, как ни странно, ещё не было. Я уже подумала, что мистер Вен заболел или ещё что, но как только я об этом подумала, он вошёл в класс с грустным выражением на лице. И вот ещё одно доказательство того, что думать мне нельзя…

Мистер Вен по совместительству был ещё и нашим завучем, но все знали, что с ним вообще лучше не спорить. И не влезать в неприятности – он абсолютно всё пронюхает, а его самое любимое наказание – заставить провинившегося написать объяснительные… и не две, и не три, а пятьдесят копий… От руки и аккуратным, каллиграфическим почерком. Уж поверьте, после двух-трёх таких «объяснительных» и у вас всякое желание пропадёт опаздывать на занятия.

На вид он был хиленький мужчина, лет сорока с хвостиком, но мне он больше напоминал Эйнштейна, с его вечными торчащими волосами и круглыми очками на переносице. Он постоянно носил странные клетчатые штаны и жилетку, которая немного расходилась на округлом «пивном животике».

Как же ему не жарко в Майами так ходить?! Хотя, может быть он какой-то хладнокровный мутант, или гигантская ящерица… без понятия.

Так же он был человеком, что я могла сразу же отличить. По его походке, по его внешнему виду и телосложению.

Хранители… они более… идеализированы что-ли. Мы не бываем ни слишком худыми, ни слишком толстыми. У хранителей не бывает ожогов и царапин. Они сразу же заживают, не успев причинить вред. Мы – это некое воплощение идеального существа, которых придумывали люди в своих сказках о феях и волшебниках… вампирах.

Нас от них отличает только то, что у нас скорость не столь велика, как у бессмертных, и кровь мы не пьём. И, да, Хранители смертны. Или, точнее сказать, мы проходим жизнь в несколько этапов. И с каждым этапом мы становимся всё сильнее и сильнее. Мы умираем, да, но перерождаясь в новое тело, мы можем помнить то, что случалось с нами и сто, и двести лет назад.

Всего семь этапов перерождения, которые заключают в себе три важных пункта – это возрождение, становление и полуночные времена.

Это равносильно человеческому рождению, юношеству и старости. Но я, похоже, прохожу только этап возрождения, так как ничего не помню из прошлых жизней. Но, судя по тому, что иногда испытывает Мэт, это самый лучший этап в жизни Хранителей. Ты ничего не знаешь – и это не приводит к таким вещам, как неосознание действительности. Мэт говорил, что ты уходишь из реальности в совершенно другой мир, и вокруг тебя находятся совсем другие люди, совершенно другая обстановка. Но это длится всего пару секунд.

- Здравствуйте, – произнёс учитель своим хриплым прокуренным голосом. – Рад вас всех видеть на своём уроке.

Его островатые и неприятные черты лица каждый раз заставляли меня морщить нос от неприязни и, даже немного, от отвращения. Небольшие, глубоко посаженные чёрные глазки и широкий лоб с множеством родимых пятен на нём… Морщины и кривые желтоватые зубы… О Боже! А когда он что-то усердно объясняет, то у него иногда даже проступают капли пота на смугловатых, обвисших щеках, которые он вытирает небольшим белым платочком. Омерзительно!

Я грустно улыбнулось - было дураку понятно, что он в последнюю очередь будет рад появлению учеников. Учитель кинул в сторону новенького несколько многозначительных взглядов и еле заметно кивнул. Я в недоумении потрясла головой, надеясь, что это мне только привиделось.

Мистер Вен быстро нацарапал на доске тему урока, и я поспешила ее записать. Он откашлялся и начал объяснение материала.

Я ненавижу математику больше всего, и как всегда говорила мне Кейт: «Эмбер, ты у нас чёртов гуманитарий. Тебе будет легче высидеть несколько уроков английского, чем один урок математики. Ну, а меня уж лучше переедут на поезде, чем я пойду на чёртову литературу».

Согласна, но раз я гуманитарий, зачем мне сидеть на математике и забивать свой мозг тем, что мне даже в жизни не понадобится? Хотя, кто его знает, сколько мне ещё жить придётся… Может быть в следующей ипостаси я захочу… ну скажем, доказать теорему Ферма новым способом! Хотя… абсурдность самой идеи просто смешна. Пройди хоть сто, хоть тысячу лет, я никогда не захочу учить математику… тригонометрию… геометрию… Какой кошмар!

Краем глаза я заметила записку у себя на учебнике и развернула её.

«Не успел представиться. Я Алан» – было написано на листке, вырванном из блокнота.

Я схватила ручку и быстро нацарапала ответ.

«Понятно, я Эмбер».

Отлично, мисс Банальность.

Передав парню листок, он изучил его содержимое и улыбнулся мне. Я попыталась улыбнуться в ответ, но как ни крути, эмоции всё равно бушевали и не позволяли мне выдать хотя бы улыбку а-ля «Габриэлла». Сомнение, немного страха и предвкушения. Любопытство, которое так и сводило меня с ума и норовило ляпнуть чего-то в духе Эмбер. Алан быстро что-то написал на неаккуратно-вырванном листке, и передал мне его.

Руки парня так же дрожали – волновался, как и я. Встречаясь с ним взглядом меня просто передёргивало от пугающей схожести, а желудок дико сводило. Но, подозреваю, что последнее – из-за нехватки еды или, в частности, углеводов. А если ещё точнее, то жирных, пропитанных насквозь маслом, пончиков в шоколадной глазури.

Быстро, ещё раз глянув в сторону новенького, я заметила, что он теперь старательно отводит взгляд, в сторону. Лишь бы не попадаться мне на глаза. Его эмоции были не то что уникальными… Просто… это странно – чувствовать эмоции человека, когда они сливаются с собственными. Это сбивало с толку, чёрт подери! Мои брови поползли вверх, и я выхватила записку из его рук.

Его мысли мне не подвластны, но даже дураку понятно, что с ним что-то не так. Ну, или он тоже заметил наше сходство. Но надеюсь, что это не последнее, хотя не обратить на это внимание фактически невозможно.

«Ты тут давно учишься?»

Медленно кивнув головой, я быстро написала ответ, сжав губы в тонкую полоску. Ручка, вместе с моими руками, немного подёргивалась. А мысленно я не могла сосредоточиться на чём-то одном, постоянно пытаясь дать определение тому, чем вызван наш идентичный внешний вид.

«Довольно давно» - написала я, почерком, сродни тому, как бы писала собака задней лапой, с завязанными глазами. Представили?

Я передала листок Алану, а краем глаза посмотрела на учителя, который что-то писал на доске. Открыв наконец свою толстую тетрадь, я попыталась законспектировать написанное.

«Слушай, я тут ничего не знаю. Можешь на днях показать мне школу? Окрестности?»

На этот раз мой сосед по парте не постеснялся положить мне обрывок бумаги прямо мне на учебник. Какая наглость, хотя, я не сомневаюсь, что поступила бы точно так же, на его месте.

Мои мысли понеслись бешеным потоком, ища отговорку. Уж больно мне не хотелось оставаться с ним наедине. А тем более идти куда-нибудь. Что я буду делать? Опять пытать себя мыслями о нашей схожести? Нет уж, спасибо.

«Я не смогу. Нужно разбираться с уроками»- был мой ответ.

Алан грустно улыбнулся и коротко кивнул. Его настроение менялось со скоростью света. Достав ещё один лист, на этот раз, вырванный из тетради, он что-то написал своим аккуратным почерком и сунул мне.

«Могу помочь с уроками. Если хочешь, конечно»

Я несколько раз перечитывала написанное, и всё больше и больше мне казалось, что написала это я. Невозможно! Ну почему я всегда нахожу неприятности?!

«Спасибо за предложение, но как-нибудь в другой раз».

Мои дрожащие руки положили листок на учебник Алана и после этого он больше ничего не писал. Улыбка на его лице растворилась, и вместо неё возник суровый взгляд, который мне совсем не нравился.

Но как ни крути, я продолжала время от времени посматривать за ним. Даже заметила несколько небольших шрамов и ссадин на руках и у виска. Давние, судя по цвету. Шрамы незначительно отличались от цвета кожи, но всё же были заметны моим зорким глазам. Так же я увидела россыпь еле заметных веснушек, которые придавали ему детский вид.

Оставшуюся часть урока я старалась проследить за тем, что говорил учитель, и записывала, с максимальной точностью то, что было на доске. Хотя точно знала – записи не помогут мне понять то, что не хочет понять моё сознание и мозг.

Яркие лучи солнца, проникающие через окно, играли на волосах Алана, оставляя золотые отблески. Серые глаза со всей серьёзностью смотрели на доску, и только несколько раз он глянул в мою сторону. И смотрел он не с интересом, а скорее непонимающе, что и напомнило мне меня. Опять же.

Прозвенел звонок и учитель разрешил всем встать со своих мест. Но все это сделали бы и без его разрешения. Он сказал очевидное.

Я кинула учебник с тетрадью в сумку, не сильно заботясь о том, помнутся они или нет, и отодвинула стул, стараясь пройти сквозь толпу одноклассников. Пришлось распихнуть несколько человек локтями, чем заработала себе множество убийственных взглядов и вполне неприличных слов в свой адрес.

Наконец покинув класс математики, я побрела дальше по коридору, на следующий урок.

Мою голову сдавливали ужасные мысли. В первую очередь о новеньком.

Да, он определённо похож на меня, но это ещё не значит, что мы с ним одинаковые. У каждого должна быть своя жизнь.

Я подошла к окну примерно моего роста. А я-то и сама небольшая. Всего пять футов и два дюйма.

Положив локти на край подоконника, я устремила взгляд в даль, как будто смотря на наш сквер и несколько одиноко-стоящих домов за пределами Гимназии, ты сможешь почувствовать себя лучше.

Ярко светило солнце, цветы, рассаженные вокруг здания, немного вздрагивали, от небольшого ветерка. На деревьях сидело несколько птиц, поющих свои незатейливые песенки, а фонтан, располагавшийся на главной площади нашего учебного заведения, издавал приятные звуки журчания воды. Несколько непослушных капель взмыли вверх, переливаясь множеством цветов, и упали на газон.

Приятно наблюдать за всем этим… Когда в душе творится чёрт знает что и мысли перепутались, образовав водоворот из всех событий сразу.

Всё-таки я оторвала взгляд от окна и направилась к кабинету английского. Скрипучий деревянный пол начал раздражать меня и я прибавила шаг, чтобы поскорее избавиться от этого душераздирающего шума, играющего на моих слабых нервах.

“Уроки – самая ужасная вещь в школе. Ужаснее издевок со стороны Габриэллы и её свиты” – с грустью и разочарованием поняла я.

Класс располагался около самой столовой, что очень кстати. После второго урока у нас был завтрак. Обычно это Шведский стол или что-то подобное. Я всегда брала пончики и сок. Ну, или вместо сока яблоко. Хотя, первое, всегда придавало мне бодрости и энергии, чего я не пойму, наверное, никогда. Может быть, это такая особенность у Хранителей?

Сама столовая напоминала небольшое кафе с маленькими круглыми столиками и стульями в мягкой обивке цвета бордо. Плиточный пол, который посередине был украшен мозаикой из голубых, бирюзовых и жёлтых плиточек. Сама плитка была насыщенного синего цвета, напоминающую морские волны, а на столиках красовались небольшие вязаные белые салфетки.

Мне не всегда было уютно там, и иногда я выходила завтракать на улицу – ближе к свежему воздуху, которого мне так не хватало в четырёх стенах.

Довольно большие окна, иногда увешанные прозрачным тюлем, создавали ощущение лёгкости и воздушности, но только сначала – когда в столовой около тридцати человек. А чем больше – тем место для потребления еды превращалось в консервную банку с сардинами в томатном соусе.

Я вошла в класс и села на своё место. А что мне ещё оставалось делать? Пойти в свою комнату и прогулять все уроки? Я бы могла это сделать, но что бы сказала Кейт? Что бы сказал Мэт? Они бы были только расстроены, а я не хочу их огорчать.

Кроме них у меня фактически никого нет. Нет никого ближе них. За пять лет они сумели стать мне семьёй, которую я никогда не осмелюсь предать. Они стали мне намного ближе родителей и, если честно, не могу представить себе жизнь без них. Кейт, Мэт, Эндрю… самые дорогие мне люди, на которых я могу положиться. Единственные, на кого я могу положиться…

Так будет всегда.


Глава 2 «Someday»

Вам когда-нибудь снились страшные сны? Нет, по-настоящему страшные, от которых просыпаешься в холодном поту и пытаешься выкинуть этот сюжет из головы.

Меня они осаждают каждую ночь. Я уже перестала понимать, где сон, а где реальность. Всё перепуталось, образовав после себя непонятную чёрную пустоту, сквозь которую невозможно рассмотреть что-то дальше собственного носа.

Вот тёплая смятая кровать. Одеяло бесформенной грудой лежало на полу, а подушка вообще чёрт знает где.

Мои руки скользнули по прикроватной тумбе, и я быстро щёлкнула по выключателю лампы. Часть комнаты озарилась тёплым светом. Я аккуратно поднялась с кровати и пригладила растрепавшиеся рыжие локоны рукой. Громкое биение сердца отдавалось в висках, заставляя меня дрожать всем телом.

Пробираясь к подоконнику, я забыла о кресле, стоящем около окна и сильно ударила ногу. Из глаз словно искры посыпались. Выругавшись про себя, я кулаком двинула по спинке мягкого кресла так, что оно повалилось на бок. Перешагнув через него, я присела на край подоконника и прислонилась спиной к холодному стеклу.

Подоконник был довольно низкий и широкий, что позволяло мне иногда, как сейчас, забираться на него и любоваться ночным городом. Это успокаивало и помогало избавиться от плохих мыслей.

Повернув голову на бок, я увидела несколько одиноко стоящих фонарей парка Бейфронт и частные дома, в окнах которых горел тусклый свет. Небо с одиноким месяцем навивало тоску, но и спокойствие одновременно. Зелёные макушки деревьев приобрели холодный оттенок в свете луны, а некоторые ветки отбрасывали устрашающие тени на дорожку.

Я подняла руку и пальцами погладила гладкую и холодную поверхность стекла. По телу побежали мурашки. Подобрав к себе ноги, я схватила одну из подушек, лежавших на подоконнике, и положила её под голову. Глаза так и хотели закрыться, но страх не позволял мне этого сделать.

В голове продолжали прокручиваться некоторые моменты из моего кошмара. Хорошо запомнилась только самая страшная его часть. Падение с высоты равной зданию Empire State Building.

Самое страшное в кошмарах – это думать, что ты никогда не проснёшься и будешь переживать то же самое тысячу раз. Ужасна даже сама мысль об этом.

Безразмерная майка баскетбольной команды гимназии заменяла мне всю пижаму целиком. Чёрт, а я же отобрала её у Дэвида. Но какая уже разница. Страшные тени многолетних деревьев больше не пугали меня так сильно, но определённо добавляли ситуации огоньку и не давали повода расслабиться. Я быстро глянула на настольные часы-будильник и чуть не рассмеялась.

Три часа утра. Я уже года два просыпаюсь примерно в то же время. И от одного и того же кошмара. Ну, почти одного и того же.

Перед глазами всё ещё мерцали «кадры» из сна, которые, казалось, навсегда врезались в мою память и никак не хотели оттуда выходить.

Сильный рывок вперёд с огромной высоты. Такое ощущение, что меня толкнули… но кто это сделал, увы, я не знала. Не долетая до самой земли, я просыпаюсь в холодном поту.

В последние несколько недель этот сон стал номером один среди всех. И успел несколько раз перепугать меня чуть не до смерти. Да, это глупо, если учесть, что в любой момент я могу проснуться и бла-бла-бла.

Но я не была уверена в том, что это сон и думала, что нахожусь в реальном месте, и мне угрожает реальная опасность. Как ни странно, мои сны обычно… ну, как сны. В них есть ощущение того, что я сплю. Но в этом… Всё через чур реально.

Я открыла глаза и осмотрелась по сторонам. Никого. Кроме меня.

Яркий свет от лампы немного слепил мои глаза, но я включила его для того, чтобы не было так страшно находиться здесь. Одной. В темноте, которая охватывала всё вокруг. Даже меня.

Сняв ноги с подоконника, я быстро подняла одеяло с пола. Мои дрожащие руки кинули его обратно на небольшую кровать, которая в свете лампы отбрасывала устрашающую тень на стену. Мгновенно сев на край, я продолжила осматривать комнату в поисках любой скрытой угрозы.

И, да, мне было ужасно страшно находиться здесь одной. Особенно, когда скрип старого деревянного пола раздавался как раз в тот момент, как только я думала о падении, а карканье вороны, сидящей на ветке дерева, ещё больше придавало устрашения ситуации.

«Я не схожу с ума! Так… нужно успокоиться…» - попыталась убедить себя я.

Дрожь немного угасла. Но ненадолго. Вместо неё пришёл страх, сковавший всё моё тело в железных тисках.

Холод распространился по всей комнате, а изо рта вырывались клубни от моего тёплого дыхания. Окна запотели и вскоре покрылись ледяной корочкой. Порыв ветра раздувал мои волосы, образуя из них один спутанный ком.

«Боже, Боже, Боже!!!»

Я не могла сдвинуться с места, или не хотела. Моё тело как будто примёрзло к кровати. Горло сдавило так сильно, что дышать я могла через раз. Да и походило это больше на всхлипы, вырывающиеся из горла, или на истерический плач.

«Чёрт, холодно как!» - подумала я, растирая свои плечи руками, пытаясь хоть немного согреться.

Я почувствовала, как кто-то подходит сзади, идя прямиком ко мне. Нет, я не обернусь – это слишком страшно. Страшно в первую очередь то, что я не знаю, кого увижу там. А во-вторых… я слишком труслива, чтобы не закричать. Кого бы я ни увидела, меня это напугает до сердечного приступа, если у нас вообще бывает такое.

Всё моё тело замерло, толком не зная, чего ожидать. Глаза распахнулись в ужасе и шарили по комнате.

- Эй, ты чего? – раздался позади меня очень знакомый голос.

От неожиданности я подпрыгнула и приложив как можно больше усилий, я не закричала. Просто тихонько пискнула, как мышь, которую в любой момент может заглотить королевская кобра.

Всё ещё не двигаясь, я периферийным зрением уловила быстрое движение около меня.

В холодном воздухе, который окружал меня, образовалось электричество, которое потрескивалось и отдавалось в ушах, словно взрывы от маленьких бомбочек.

- Эмбер! – уже более громко произнёс человек.

«Нет, нет, нет! Я сплю!» - я попыталась себя ущипнуть, но руки так сильно дрожали, что ничего, кроме лёгкого шлепка я не ощущала.

Теперь я была напряжена, словно струна, которая в любой момент может лопнуть. Я боялась увидеть то, что так долго не давало мне покоя и заставляло иногда плакать.

- Ты меня вообще слышишь?

Я кивнула.

Человек переместился ближе ко мне, и меня обдало холодным ветром. Кожа покрылась мурашками, а по позвоночнику пробежала волна жара.

Я увидела его загорелое лицо и бледно-голубые глаза. Светлые волосы до плеч, которые обрамляли лицо с приятными чертами.

«Лучше скиньте меня ещё раз с той крыши!» - умоляла я, со всех сил стараясь отвести взгляд.

- Чего ты так напугана?

Я попыталась восстановить сбившееся дыхание и сказать хоть слово, но ничего кроме всхлипов не могла издать.

- Ты… - сумела выдавить я, пытаясь не устроить истерику прямо сейчас.

Парень присел около меня на корточки и слегка улыбнулся. Я невольно поёжилась и краем глаза глянула на него.

Дэвид склонил голову на бок и всмотрелся в моё лицо. Было видно, как в его голове начинают крутиться механизмы и к нему потихоньку приходит осознание происходящего. И, судя по выражению его лица, он был совсем не рад осознанию этого.

- А… Ну понятно… ты меня боишься? – воскликнул он.

Я замотала головой так резко, что комната превратилась в размытое пятно.

- Не ври, Эм, у тебя это плохо получается, даже если ты ничего не говоришь.

Его голос был всё тем же. И это пугало меня ещё больше, хотя… куда уж больше?! Сердце стучало так громко в висках, что я запросто могла сосчитать удары.

«Тук. Тук. Тук-тук-тук-тук.»

Я внимательно оглядела его с ног до головы и нахмурила брови. Всё внутри сжалось.

Передо мной сидел человек, которого я знала, и буду хранить о нём память, всю свою жизнь. Красивые, золотистые волосы свисали вниз, и некоторые пряди ложились на плечи. Голубые сверкающие глаза, в которых можно было утонуть, смотрели прямо на меня.

Брат. Некогда живой брат.

- Я не вру, – хриплым голосом проговорила я. – Мне… мне приснился плохой сон.

- Допустим, – согласился он. В его глазах виднелось недоверие. Ну, это как всегда. Ему постоянно нужно было усомниться в моих словах и по возможности проверить самому. – Настолько плохой?

Я кивнула, не в силах ничего сказать. Это меня больше всего раздражало. Такая беспомощная и… напуганная.

- Что ты тут делаешь?

Дэвид пожал плечами и огляделся вокруг. Он встал и подошёл к моему столу. Его глаза тщательно изучали каждый уголок моей комнаты. Словно, он никогда её прежде не видел.

Парень медленно расхаживал по периметру, скользя взглядом по всем моим вещам. Дойдя до перевёрнутого кресла, он вскинул брови, но ничего не сказал.

- Как ты тут вообще появился? – закричала я, не в силах сдерживать свои эмоции.

Моё дыхание клубнями выходило изо рта и уносилось к потолку. Я поднялась с кровати и подошла к шкафу с вещами. Быстро вывернув всё его содержимое, мои руки нашли мягкую ткань и потянули её.

Кофта, которую я надевала только несколько раз. Гладкая, приятная на ощупь ткань согревала меня, но не так сильно, как мне хотелось бы.

- Я не знаю, – только и сумел ответить брат.

- Ладно… - я перевела дыхание. – Ты призрак?

Дэвид кивнул, проводя своими пальцами по коркам книг на стеллаже.

- Типа того. Ну, наверное, – он неуверенно пожал плечами, что окончательно вывело меня из душевного равновесия.

Хотя, дело тут не в нём, а в моём нетерпении. И страхе, который невольно переместился с первого плана в закоулки моих мыслей. От него осталась только лёгкая дрожь в кончиках пальцев.

- Ты можешь вести себя не как… - я запнулась, подбирая нужные слова. – Не как обычно!? Ты ни капли не изменился!

Я обхватила себя руками. Спутавшиеся волосы лежали непослушными комками на моих плечах и щекотали кожу.

- Спасибо тебе. Нет, знаешь, трудно контролировать себя в такой ситуации… Хотя, откуда ты можешь это знать?! – воскликнул он и подойдя ко мне наклонился так близко, что я на секунду перестала дышать.

Такие знакомые черты лица… Я отказывалась осознавать очевидное и только сейчас до меня по-настоящему дошла вся сложность и непонятность данной ситуации.

- Трудно вообще сказать, что со мной… как я тут оказался и каким боком, чёрт возьми, в такую рань? – продолжал он. Его звонкий голос разносился по всей комнате, и подобно воздуху, заполнял всё пространство. – Есть множество вещей, которые ни ты, ни я, не можем объяснить, Эмбер! И, знаешь, я ничего, абсолютно ничего не помню про своё существование где-то там! – Дэвид вскинул руки вверх и поднял глаза. – Как будто я не умирал. И, Эмбер, это здорово!

Я нервно сглотнула и продолжала смотреть на брата. Его глаза сверкали странным огоньком сумасшедшего, и мне это очень не нравилось. Не нравилось и становилось как-то не по себе от его слов и этой разрушительной тирады.

- А ещё, я так рад тебя видеть. Знаешь, хочется спросить тебя обо всём! Как у тебя дела, как учёба, что изменилось… Но это же банальность, верно? – я кивнула.

Меня начинал пугать этот Дэвид. Нет, не из-за его речи, а его поведения. Казалось, что он совсем потерял контроль над собой, или, может быть, это всё от нахлынувших на него эмоций? Во всяком случае, раньше такого не было.

Он тряхнул своими золотистыми волосами и продолжил изучать мою комнату. Я иногда посматривала за ним краем глаза и время от времени, задавала вопросы. Ну, про то, что он помнит.

Меня удивило, что Дэвид может дотрагиваться до вещей. Сначала я не придавала этому значения, и несколько раз ловила себя на том, что представляю его живым. Как будто, это было в обычном порядке вещей. Он в три часа утра заходил ко мне и расхаживал по комнате, изучая её каждый уголок и пылинку.

И не было никакой, абсолютно никакой глупой аварии и смерти. Это был мой маленький мир, в котором нет ничего ужасного, страшного и душераздирающего. Все плохие мысли сами отходили от меня стороной и, как ни странно, я была этому очень рада.

Рада тому, что Дэвид жив, как бы глупо это не звучало. Вся моя душа, которая успела ссохнуться и очерстветь, словно распустилась. Как цветок, после холодной зимы.

И его голос, его походка, и то, как он заправляет выбившуюся прядь золотых волос за ухо, как улыбается мне время от времени… Всё это было так… ну, как раньше. Это заставляло моё сердце биться чаще, отбивая в груди барабанную дробь, а на лице появлялась глупая улыбка.

«Я сошла с ума?» - спрашивала я себя несколько раз.

Но вместо озвучивания ответа я выпаливала ещё один глупый вопрос брату.

Он охотно отвечал на них, и это меня поражало. Его терпение… это всегда было его лучшим качеством… и Кейт тоже. Мы с ним такие разные, но и в то же время одинаковые.

В свои семнадцать лет он был очень трудолюбив и ответственен. Я всегда думала, что это на него повлиял так отъезд родителей. Дэвид, в общем, всегда был отличным парнем, и никогда не совершал глупых и необдуманных поступков, но эта ошибка родителей очень изменила его. Перевернула весь его внутренний мир, основанный на доверии к ним.

- Ты когда-нибудь думал о смерти? Ну, при жизни… - мой вопрос прозвучал глупо, что заставило брата рассмеяться.

Он немного подумал, переводя вес с одной ноги на другую и осторожно ответил:

- Бывало. Но… не так уж и в серьёз. Я всегда знал, что я рано или поздно умру, но не знал, каково это будет и…

Повисло молчание. Дэвид, словно, решал, стоит ли ему озвучивать свои мысли или нет.

- И..? – не выдержала я.

- И не мог представить, что это произойдёт так скоро. Чёрта с два! Да я вообще не думал, что мне так мало отведено.

Я увидела в его небесно-голубых глазах отблеск сумасшествия. И понимала почему.

- Никто не может знать…

- А знаешь, чего больше всего боюсь я? – перебил меня брат, устремив свой взгляд в потолок.

Я покачала головой, точно не зная, что именно у него на уме.

- То, что тебе тоже отведено… - начал было он, но я его оборвала.

- Даже не начинай, мистер Пессимист.

Дэвид выгнул дугой бровь и немного склонил голову на бок. Никогда не видела столько разочарования в его лице.

- Я дело говорю, – с грустью в голосе сказал он.

- Давай не будем об этом, – мой голос немного задрожал и я постаралась взять себя в руки. – Не хочу думать о моей скорейшей смерти.

Парень подошёл ко мне и устремил на меня взгляд своих голубых глаз. Я съёжилась. И не потому, что в комнате было ужасно холодно, а потому что, я никогда не видела столько сумасшествия и разочарования в его глазах. Это просто пугало до дрожи.

- К этому нельзя быть не подготовленным, – шёпотом, леденящим душу, сказал он.

- Знаешь, Дэвид, ты сходишь с ума. И это очень, очень-очень странно.

Будильник заголосил на всю комнату, раздаваясь ужасными скрипящими гудками.

- Какого… - проворчала я и направилась к жужжащему предмету, раздражающему мои уши. – Уже шесть?!

Мои пальцы лихорадочно начали перебирать кнопки на приборной панели, ища нужную.

- Я не схожу с ума! – закричал он, и его глаза просто запылали огнём. – Это тебе не глупые сказочки!

Я вперила в него недовольный взгляд и упёрла руки в боки. Это чем-то напоминало мне игру «гляделки», в которую мы играли ещё совсем маленькими.

Мои руки быстро отыскали на столе расчёску, и я принялась распутывать ком своих рыжих волос. Точнее, не распутать, а, скорее, выдирать. Для меня это воистину испытание на выдержку. Не каждая девушка выдержит такое, ни разу не швырнув щётку в угол и не выругав всё, на чём свет стоит.

- Да?! А что же тогда, если не сумасшествие?! – вскрикнула я.

Нужно было бы уже начать одеваться, но меня в самую последнюю очередь волновала одежда. По крайней мере, сейчас. Мои мысли были заняты более важными размышлениями.

Брат придвинулся ко мне ближе, и я невольно сощурила глаза и выронила щётку из рук, сжав их в кулаки.

Со мной такое бывало частенько, ну, если я совсем не хотела причинить кому-то значительный вред. Зная несколько боевых заклинаний и приёмов рукопашного боя, приходилось сжимать руки в твёрдые кулаки и держать язык за зубами.

- Смерть меняет всех, – откликнулся он. – Но, не будем забывать, что я итак уже мёртв.

От последнего сказанного им слова у меня на глаза навернулись слёзы, которые я попыталась сморгнуть, пока он не заметил их.

- Почему ты такой… дурак!? – спросила я скорее себя, чем его. Но от его ушей это не укрылось.

- Не дурак, – поправил Дэвид, немного смягчая тон. – Просто я не хочу, чтобы ты оказалась там, - он указал на потолок, но я поняла, о чём он, - раньше времени. Поверь, я говорю тебе это ради твоего же блага.

Говорил он очень убедительно, и я на секунду задумалась. Но странная часть меня, немного усомнилась в его словах. За ними крылся странный двуликий смысл, не понятный мне.

«А Дэвид прав в чём-то… - пронеслось у меня в мыслях. – Но что с ним не так..?»

- Ладно, – согласилась я.

Парень ещё несколько секунд вглядывался в моё лицо, не зная, верить мне или нет.

- Хорошо. Собирайся, не то опоздаешь, – ответил он, довольно кивнув.

Не успела я ничего сказать, как он растворился, словно мираж. И с ним ушёл ужасный холод, который вообще никак не был присущ Майами и обычному влажному тёплому воздуху.

Я быстро натянула форму и заплела волосы в тугую косу. Эмблема гимназии заблестела в свете солнечных лучей, проскальзывающих через окно.

В этой суматохе я и не заметила, как начало светать и пропустила самое прекрасное зрелище в мире. Рассвет – самое любимое моё время суток… и я обычно всегда вставала с ним, если удавалось уснуть после всех кошмаров.

В этой гимназии уроки начинаются в семь утра. Нет бы, сделать всё как у обычных людей… в девять. Я бы столько ещё успела… но нет. Подъём в шесть и в шесть сорок нужно быть у классов. Ну, хотя бы уроки у нас заканчиваются в двенадцать. Но потом ещё дополнительные занятия по математике, физике и химии… И в итоге, в комнату я прихожу в начале четвёртого. Всё лучше не бывает!

Достав туфли из-под кровати, я принялась складывать учебники в сумку. И как всегда, какой-нибудь учебник я забуду или вовсе не найду…

Сегодня в класс я шла одна, как ни странно. Заперев дверь на замок, я несколько раз огляделась по сторонам, что бы убедиться – Кейт нигде не прячется и не старается меня напугать до потери сознания.

Я даже не подошла к зеркалам, что напугало меня саму и, несомненно, выбило бы из колеи Кейт. Я уже представляю её лицо и реплику, которую она бы отпустила…

«Что… что ты сделала с Эмбер!? Где моя лучшая подруга?!» - кричала бы она, встряхивая меня за плечи.

Мои губы изогнулись в полуулыбке, и я побрела в класс физики.

На столах как всегда стояли приборы, которыми мы пользовались на практических заданиях, которые я частенько списывала у Кейт. Даже учителя в классе не было. Вообще никого.

«Все тут вымерли, что ли?!»

Окна открыты, и с улицы доносился запах различных цветов, создавая в классе ещё более весеннюю атмосферу. И который раз мне хотелось пойти на улицу, вместо того, чтобы сидеть в душном классе.

Я села на своё место в полном недоумении и с нетерпением ждала начала урока. Ну, или кого-нибудь из друзей. Надеялась, что это очередной тупой розыгрыш в духе Габриэллы и её свиты.

Благодаря своему слуху, я услышала голоса, доносящиеся со спортивной площадки. Странно.

И тут мне на мобильный пришла СМС-ка от Кейт.

«Выйди на улицу. Директор хочет что-то сказать».

Ещё несколько минут я сидела в полном недоумении от того, что мне никто не сказал этого раньше. Но, потом, словно опомнившись, я оставила сумку в классе и пулей побежала на улицу.

Тёплый весенний ветер обдувал моё лицо. Ещё только ранее утро, но так тепло… Мне это нравилось больше всего в Майами. С первыми лучами солнца просыпалось тепло. Да что там, даже ночью температура редко падала до двадцати градусов.

Я подошла к ограде и облокотилась о перила небольшой лестницы, ведущей к трибунам.. Железо было холодным и от этого побежали мурашки.

На площадке для баскетбола столпилось больше людей, чем я предполагала. Все переговаривались между собой, образовав невыносимый гул. Я попыталась протолкнуться через толпу, ища взглядом моих друзей. Растолкав локтями пятиклассников, я услышала больше ругательств, чем слышала за всю жизнь.

Пробравшись почти на середину, я увидела нашу директрису, стоявшую по центру с блокнотом-планшетом в руках. Она усердно изучала написанное в нём, и мне стало не по себе. В первую очередь от того, что именно там написано. Хотя, толком-то и не знала что.

Спустя несколько минут она взяла из рук другой женщины микрофон и откашлялась. Из колонок, располагавшихся по всему периметру площадки, доносился ужасный скрип, раздражающий мои уши ещё больше, чем общий гул.

Глаза слепил солнечный свет, и я в который раз пожалела о том, что за эти пять лет проживания в Майами не купила себе солнечные очки. Да, и с загаром обстояло туго – сколько бы я не находилась на солнце, мои плечи и лицо оставались такими же бледными, как и в десять лет. Я сощурила глаза и посмотрела в сторону директрисы.

- Доброе утро, – хрипловатым голосом сказала женщина.

Все умолкли и повисла гробовая тишина, которую нарушало только еле-слышное посвистывание птиц.

- У меня для вас хорошие новости, - с лёгкой усмешкой в голосе проговорила она. – Которые, несомненно, оставят у вас отличные впечатления.

Молчание, со стороны учеников, сменилось тревожными перешёптыванием, а я недоумённо смотрела на Мисс Картер. Она переминалась с ноги на ногу и перебирала в руках листы блокнота. Иногда пробегала взглядом по близ стоящим ученикам и покусывала губу.

- Гимназия, в качестве повышения вашего образования, переводит вас, на оставшиеся четыре недели, в специализированную школу для одарённых детей, - она странно сверкнула глазами, осмотрев площадку, - в Англии.

Кто-то визжал от восторга, а кто-то разочарованно хмыкнул. Ну а я стояла, как вкопанная не зная как реагировать. С одной стороны, да – это здорово… но…

Что-то мне показалось подозрительным в этой поездке. Наверное то, что Англия – полная противоположность Майами. Как рассказывала мне Кэт – это практически самая дождливая часть Европы. Да и там довольно холодно, к чему мне будет трудновато привыкнуть.

- Я слышу, что не многие рады этому, но поспешу добавить и то, что выпускники в этом году, благодаря этой поездке, будут освобождены от сдачи английского и литературы. – монотонно проговорила мисс Картер.

По толпе прошлись довольные возгласы и аплодисменты. Я тоже захлопала в ладони, но лицо осталось непроницаемым. Мои глаза шарили по толпе, всё ещё надеясь найти Кейт, ну, или Мэта с Эндрю.

Я почувствовала перемещение сзади и приготовилась к… не знаю, к чему именно, но всё моё тело сжалось в пружину, предвкушая что-то.

- Что с тобой? – тихо проговорил спокойный бархатистый голос позади меня.

- Всё в порядке, просто немного потрясена, – пояснила я, поворачиваясь к Мэту.

Взгляд его светло зелёных глаз был с полной серьёзностью устремлён на меня. Как я недавно узнала, у Хранителей глаза отличаются от людских тем, что радужная оболочка у нас очень светлая и почти прозрачная. Очень редко встречаются мне подобные с ярко выраженными голубыми или зелёными глазами. Кроме карих. Они всегда останутся тёмными и глубокими.

- У кого-нибудь вопросы есть? – поинтересовалась директриса.

Я без колебаний подняла руку, что удивило меня саму. Развернувшись лицом к директору, я увидела, что она ждёт моего вопроса. Я сглотнула.

- Скажите, а зачем эта поездка вообще?

Мой вопрос заставил поколебаться мисс Картер, перед тем, как ответить. И я сразу записала на свой счёт несколько очков.

- Это проводится ради сравнения Американского образования и Европейского… - медленно начала она, но увидев моё недоумевающее выражение лица, поспешно добавила: - И это послужит для вас хорошим опытом в знании языка. У них несколько другие нормы в правилах… как в орфографии, так и в речи.

Ну, не то, чтобы я поняла всё, что она сказала, но я больше ничего не спросила и она облегчённо выдохнула.

Мисс Картер была вполне красивой женщиной, для своих сорока лет. Каштановые волосы, отливающие бронзой на солнце, которые она выпрямляла до уровня плеч, большие добрые карие глаза, и бежевая помада на губах… Стрелки на брюках, которые подходили в тон нашей форме и блузка с чёрным поясом на талии. Загорелая кожа свидетельствовала о её долгом нахождении в Майами, не говоря уже о фигуре модели, что было очень впечатляюще для её возраста.

Сразу по моему пребыванию сюда, я даже не догадывалась, что она Хранитель. Да что там, я сама не знала, что я такая же. Но со временем, приглядевшись повнимательнее, изучив все особенности нашего тайного общества… я научилась различать людей и Хранителей.

- Тогда, не смею вас больше задерживать. И на сегодня освобождаю вас от занятий. После завтра выезжаем, – напоследок сказала женщина.

Все начали потихоньку расходиться, но некоторые остались на своих местах, переговариваясь друг с другом. Тут к нам с Мэтом подошли Кейт и Эндрю.

На лицах обоих сияли улыбки, что удивило меня.

- Вы…рады?! – воскликнула я, сверля взглядом Кейт.

Она пожала плечами и нахмурила брови, глядя на меня. Её светло-бирюзовые глаза мерцали непониманием.

- Ну, это будет классно, – тихо сказала она.

- И ты не считаешь это странным?!

Мне не понравилось её выражение лица, которое так и говорило «Хватит во всём видеть скрытую угрозу!»

- Почему это должно быть странным? – непонимающе спросила она, глядя то на меня, то на Мэта.

Она скрестила руки на груди, и, по-видимому, приготовилась выслушать долгое объяснение по этому поводу.

- Ну, во-первых потому, что это Англия, Кейт.

- И что в этом плохого? – поинтересовалась она и неловко улыбнулась. – Да, это Англия, но в ней нет ничего опасного. И страшного… - подруга ненадолго задумалась. – Кроме дождей.

Я никак не могла понять, почему она не ощущает тоже, что и я. Чувство волнения захлёстывало меня со всех сторон, не давая нормально дышать.

- Нет, Англия – это потрясающе, но почему именно туда? – спросила я, переглянувшись с Мэтом.

- Эмбер, ты не выспалась? Английский, который мы изучаем здесь, и тот, что учат там – разные вещи, – объяснила она, довольно медленно подбирая слова.

Пришлось согласиться, но чувство беспокойства всё ещё присутствовало во мне.

- А хочешь хорошую новость? – спросила Кейт, посмотрев на Эндрю.

Парень горделиво улыбнулся.

Я кивнула, но не думала, что эта новость уж так меня обрадует.

- Те, у кого нет там частной собственности и родственников – будут жить в специально выделенных комнатах, – сказала она, но никакого восторга я по-прежнему не испытывала.

- А у нас нет там частной собственности, – монотонно проговорила я.

- Точно, и… - она потрясла меня за плечи, заставив немного прийти в чувство, - Мэт с Эндрю разрешают нам пожить в особняке Расселов.

Я попыталась улыбнуться и выразить хоть какие-то эмоции, но особо ничего не получалось.

- Здорово. – согласилась я.

По лицу подруги было видно, что она не верит мне. Кейт всегда знала, когда я чего-то недоговариваю и практически сразу догадывалась о том, что именно я утаиваю. Но не сейчас.

В мыслях крутилось совсем другое. Скорее, то, что произошло сегодня утром. Это было куда важнее поездки в Англию. В дождливую, холодную Англию…

- Это точно! – бодро воскликнула Кэт, стараясь не обращать внимания на мою задумчивость. – Согласись, жить в доме лучше какого-то общежития при школе. И форма… нам выдадут новую, ты знала?

Я покачала головой.

- А что с этой не так? – спросила я с наигранным интересом в голосе.

- Ты в ней замёрзнешь, – пояснила девушка, теребя локон своих каштановых волос. – И возьми побольше тёплых вещей.

- Хорошо, – согласилась я.

- Тогда, до скорого? – спросила она, смотря на меня своими бирюзовыми глазами.

- Угу, – мой голос был похож на шипение змеи или шебуршание осенних опавших листьев под ногами.

Попрощавшись со всеми, я направилась в «Калифорнийский рай» и села на одну из лавочек в тени пальмовых листьев. Я вытянула ноги и подставила лицо лучам солнца, которые хорошо успокаивали меня, и отгоняли прочь волнение и страх.

Но маленькие вкрапления этих скверных эмоций всё же остались в сознании и не позволяли забыть об их существовании, всячески напоминая о Дэвиде.


Глава 3 «The big bang»

Англия встретила всех нас дождём и порывистым ветром, сбивающим с ног. Так же была ночь, которая в Майами всегда подразумевала собой месяц и россыпь сверкающих звёзд на тёмно-синем небе; тёплый ветерок, в конце концов. Но не здесь.

Только нависшие облака, которые делали небо устрашающим и мрачным. Я посильнее обхватила себя руками, пытаясь хоть как-то унять дрожь в теле и согреться. Даже в машине, с закрытыми окнами и вовсю работающими обогревателями меня пробирал озноб и зубы, казалось скоро разобьются друг о дружку, так сильно стуча.

Что тут сказать? В Майами такие зимы, даже, теплее. А здесь, я так понимаю, в роскошь будет и 20 градусов тепла…

Кейт и я решили устроиться на задних сидениях огромного мини вена, пока вещи выгружали из школьного самолёта. Полёт продлился дольше, чем я предполагала, а дождь только усугубил ситуацию.

Ботинки на ногах вообще никак не согревали, ну или мои ноги так промёрзли, что уже ничего не чувствовали. Не знала, что тут так холодно, хотя и готовилась к чему-то подобному.

Как же я хотела побыстрее оказаться в доме с горячей кружкой какао и тёплым одеялом… Ещё перед телевизором, по которому однозначно будет идти какая-нибудь комедия с Дженнифер Энистон в главных ролях.

Куртка, которую мне отдал Мэт, немного согревала, но не на столько, чтобы перестать дрожать. Но, пришлось согласиться, что это – лучше чем ничего, или моя потрёпанная тёплая кофта от которой и толку-то нет.

Передняя дверь машины открылась и ворвалась новая порция холодного воздуха. За руль устроился мужчина, лет тридцати в смокинге и прямоугольных очках, висящих на переносице. Его тёмные волосы блестели от огромного количества геля, вылитого на голову. Ну, по крайней мере он не выглядит словно сбежавшая из психушки девица с комками спутавшихся рыжих волос. Он что-то нажал на приборной панели и меня обдало горячим воздухом.

Как объяснили мне Кейт, Эндрю и Мэт, особняк находится на окраине Манчестера. Но я, хоть убей, не понимала, где именно это место, и сколько до него ехать из аэропорта. И где эта школа, чёрт возьми?!

Ехали мы довольно быстро, но дождь всё не стихал, а, как будто, на зло мне всё увеличивался. Фонари на обочинах превратились в размытые светлые пятна, проносящиеся мимо нас, а домов, под густым занавесом дождя, видно вообще не было. Где-то вдалеке несколько раз сверкнула молния, на мгновение осветив всё вокруг, но даже этого было недостаточно, чтобы рассмотреть хоть какие-то силуэты.

По прибытию в аэропорт нам пообещали, что на неделе директор школы, в которой мы будем учиться, отвезёт нас на экскурсию в Лондон. Осмотреть все достопримечательности города, который я, если честно, могу узнать только по знаменитому Биг-Бену. Нет, нет, я знаю, что там есть ещё множество различных красивых архитектурных строений, как Тауэр, но, согласитесь, что Биг-Бен знают все и завидя его можно сразу сказать: «Это Англия!»

Ещё нам выдали новую школьную форму. Скажу только то, что, даже на ощупь, ткань навевала скуку и очень уж была неприятная. Жилет скучно-серого цвета, на котором пришпилена странная эмблема, ну а клетчатая юбка только усугубляет ситуацию, которая итак довольно плачевна. Ещё странные белые гольфы по колено…

Моя рыжая копна волос приобрела вид куриного гнезда и я попробовала хоть как-нибудь расчесать её пальцами. Задача непростая, особенно когда нужно достать оттуда все пальцы без существенных потерь.

Сколько мы ещё ехали – я не знаю. Час, два? Может пол часа. Но за это время я успела подремать и послушать музыку, доносящуюся из колонок автомобиля.

Кейт спала, положив голову на подлокотник кресла и я ей позавидовала на мгновение. Мне в роскошь будет даже два часа сна. Но когда мы были около самого особняка, мне пришлось растолкать её и заставить нормально сесть.

Машина плавно остановилась, но мы с Кейт продолжали сидеть на месте. Я посмотрела на неё, молча спрашивая, что случилось, но та просто покачала головой.

- Добро пожаловать, – произнесла женщина в чёрном плаще и зонтиком в руках. Она же и открыла дверь машины, что заставило меня сильнее укутаться в тёплую куртку Мэта.

Мы любезно кивнули и вылезли из минивена на небольшую площадку, на которой, по меньшей мере, располагалось около десяти машин разных марок и размеров. Дождь всё ещё моросил, и это делало погоду ещё более противной. Сильные порывы ветра сбивали с ног.

Женщина немного отошла в сторону держа зонтик на расстоянии вытянутой руки. Кейт послушно подлезла под него и я последовала её примеру, перешагивая через небольшую лужу.

Обогнув небольшую «стоянку» мы вышли на частично крытый двор с огромным количеством растительности на нём. Тут была и арка из виноградной лозы и куст с розами, и туи, стоявшие около самих дверей особняка…

Плиточный пол, цвета крема, освещали небольшие светильники, закреплённые на стенах крытого сада. Дверь казалась такой массивной и величественной, что складывалось ощущение того, что её позаимствовали из старого замка и приделали сюда.

Отворив дверь, мисс Чёрный Плащ пропустила нас вперёд и попросила отдать ей наши куртки и обувь поставить около маленькой тумбы с газетами. Мы так и сделали.

- Ты тут была? – шёпотом спросила я у Кейт, которая приглаживала свои спутавшиеся каштановые волосы.

Меня просто иногда удивляло то, как, после такого ветра с дождём, ей удаётся без проблем расчесать их и ещё спокойно завязать в маленький хвостик.

- Нет, но в домах такого типа, практически всё одинаково, – пояснила она, зовя меня за собой.

Кэт прошла по длинному коридору, завернула направо и включила там свет. Я быстро нагнала её и увидела небольшую столовую с деревянным столом и стульями в мягкой обивке. Столовых приборов не было, что слегка удивило меня. Я отодвинула один из стульев и плюхнулась на него. Подруга села напротив меня и спросила:

- Хочешь есть?

- Боже, ну только ты можешь думать о еде в… - я нахмурила брови и вопросительно глянула на Кэт, расплывающуюся в широкой улыбке. – Сколько сейчас?

- Два часа, – с усмешкой сказала она, внимательно наблюдая за моим выражением лица.

- Ты серьёзно? Ну, тем более. Сейчас не время думать о еде…

- Так, ты будешь что-нибудь? – нетерпеливо переспросила она.

Я немного колебалась.

- Ага. Тут есть пончики? – спросила я.

Кейт рассмеялась, но, как это было характерно для неё, сохраняла серьёзность в глазах.

- Думаю, есть, – ответила она. – Сок будешь?

Я покачала головой. Сок – не лучший вариант для меня сейчас. Обычно меня так взбадривает этот напиток… даже лучше кофе или энергетика. Лучше не рисковать – ночь всё таки, а я хочу выспаться. Или, по крайней мере, попробовать выспаться.

Подруга кивнула и подошла к небольшой двери, которая, скорее всего вела на кухню. К сожалению, мне не удалось проверить этого, так как если я сейчас поднимусь со стула, то обязательно найду ещё множество других комнат, которые мне захочется посмотреть. Именно по этому я заставила себя сидеть на месте, пока Кейт не придёт.

- А с чем тебе пончик? – раздался голос из той самой комнаты.

- С шоколадом есть? – крикнула я.

- М-м… Угу, – недолго думая откликнулась она.

Спустя несколько мгновений подруга принесла тарелку с пончиками и стакан вишнёвого сока для себя.

Я быстро схватила один и принялась жевать. Интересно, но я не осознавала на сколько голодна, пока не откусила кусок. Желудок сразу начал булькать и я просто заглотила оставшуюся часть моего шоколадного чуда с кокосовой стружкой сверху, даже не почувствовав толком вкуса.

- Уже? – с наигранным возмущением спросил Эндрю, открывая дверь в столовую.

Я моментально обернулась и чуть не подавилась.

На нём были короткие шорты с футболкой. Чёрт подери, это никак не укладывалось в моей голове! Мне тут в кофте и джинсах до коликов холодно, а он…

- Кому что, а вам еда, – осуждающе проговорил он, смотря на Кейт, уплетающую сладкое мучное изделие с розовой глазурью.

Я закатила глаза. Эти двое иногда вели себя так… что хотелось прямо сейчас ускакать на розовых единорогах в Пониленд или же просто засунуть два пальца в рот и избавить себя от мучений сразу же. Но, к счастью, ни того ни другого ещё не было. Пока не было.

- Не беспокойся, мы уже уходим, – вмешалась я, вытирая блестящие от масла руки о бока джинсов.

Эндрю выгнул дугой бровь, поглядывая то на меня, то на Кэт. Краем глаза я заметила, что подруга еле заметно подмигнула ему.

- Я уже доела, – сказала девушка, убирая уже пустой стакан на край стола. – А где Мэт?

- Договаривается о машине на завтра. Отсюда далековато ехать до школы, – пояснил Эндрю.

Кейт поднялась со стула и подпихнула меня в направлении к двери.

Выйдя из столовой Эндрю повёл нас к широкой парадной лестнице. Она была такая большая и массивная, как и входная дверь. Несколько вазонов с цветами стояли с обеих сторон, а ступеньки были сделаны из какого-то светло-бежевого материала, по структуре напоминающего мрамор. Перила напоминали маленькие веточки деревьев с миниатюрными листиками на них, которые вели к самому верху.

Поднявшись на второй этаж, мои ноги уже хотели отвалиться, но я нашла в себе силы, по крайней мере для того, что бы дойти до комнаты. Моё воображение уже рисовало удобную кровать и тёплое-тёплое одеяло.

Длинный светлый коридор с лежащими на полу ковровыми дорожками золотистого цвета украшали все возможные цветы и картины на стенах. Ну, и люстры, напоминающие свечи в подсвечниках.

- Здесь твоя комната, – сказал парень, указывая на деревянную дверь тёмного цвета.

Кейт довольно кивнула и открыла её. Всё что я увидела – это огромная кровать, застеленная белым покрывалом и письменный стол с лампой на нём.

- А это твоя, – добавил он, обращая на себя моё внимание.

Я невольно посмотрела на такую же соседнюю дверь и дёрнула ручку.

Комната практически ничем не отличалась от той, что была у Кэт. Такая же кровать и стол. Только ковры и картины разные. А, ещё в моей был небольшой стеллаж с книгами и всякими учебниками. Которые, я наверняка не открою.

Зайдя внутрь я увидела ещё две маленькие дверцы и посмотрела что находится за ними. Это были ванная и гардероб, в котором уже, как ни странно, висела вся моя одежда и новая школьная форма.

Вернувшись в главную часть, я посмотрела на дверь, около которой по прежнему стоял Эндрю.

- Спасибо, – ответила я ему.

Налепив на лицо благодарный вид, я попыталась кое-как улыбнуться.

- Да, не за что, – отмахнулся он и неловко улыбнулся мне в ответ.

Он закрыл мою дверь и, судя по всему, направился к своей комнате. Его шаги глухими ударами раздавались по деревянному полу, проносясь через весь коридор.

Мои ноги сами понесли меня в направлении гигантской кровати и я практически упала на неё.

Покрывало оказалось куда тяжелее, чем я думала, но это меня не очень волновало. Забравшись под него с головой я почувствовала прилив тепла по всему телу и закрыла глаза. Меня так и тянуло в сон, но какая-то часть сознания вовсе не хотела спать.

Послышались несколько последовательных ударов о деревянную дверь. Я испустила что-то вроде возмущённого бурчания.

- Ну кто там ещё? – недовольно проворчала я, выбираясь из-под толстого одеяла.

Дверь приоткрылась и я сразу увидела копну смолянисто-чёрных волос и светло-зелёные глаза. Я быстро выпрямилась и постаралась улыбнуться. Ну, на сколько это вообще позволяла усталость и раздражительность.

- Я на пару минут, – ответил парень, подходя ближе ко мне.

Он присел на край резного кресла с мягкой обивкой, цвета индиго, и скрестил руки на груди, собираясь что-то сказать.

- Конечно, – я устроилась поудобнее на кровати, подобрав под себя ноги.

Пряди моих рыжих спутавшихся волос, которые, наверное никогда не бывают аккуратно уложены, легли на мои плечи.

Что-то в выражении лица Мэта насторожило меня и его глаза…

- Эмбер, - начал он, слегка хриплым от волнения голосом. – Ответь мне на один вопрос. И, пожалуйста, не говори, что ничего не случилось.

Я сморгнула. Сердце забилось так часто и громко, что казалось оно выскочит из груди. По телу пробежала волна паники.

«Ну ты и трусиха, Эм!» - выругала я саму себя.

И правда. Вдруг он просто по какому-нибудь вопросу… ну, например про уроки…

- Почему ты так не хотела сюда ехать? Что с тобой происходит?

Бледно зелёные глаза всматривались в моё лицо, ища ответ. Моё дыхание сбилось, а тело, казалось обмякло.

- Просто. Майами… там более тепло. А здесь до чёртиков холодно, – объяснила я.

На секунду мне показалось, что Мэт поверил мне, но переосмыслив сказанное мной, его лицо снова приняло ту сосредоточенность, что и прежде. Мне это очень не нравилось. Он устроился в кресле по удобнее.

- Тут есть что-то ещё… - задумчиво произнёс он. – Эмбер…

Я мгновенно вздёрнула голову, откликаясь на собственное имя.

- Да?

Он секунду обдумывал то, что хотел сказать, и неуверенно начал:

- Ты бы мне сказала, что не так, верно? Если бы это было действительно важно, – его голос звучал обеспокоенно.

- Конечно сказала бы, – быстро отмахнулась я. Сердце замерло в предвкушении и панике. – Пока ничего страшного не происходит.

Я попыталась придать голосу беззаботность и уверенность, и, чёрт подери, сработало! Но остатки совести, которую я подрастеряла во время моего пребывания в Майами, упрашивали рассказать всё Мэту. О Дэвиде, в первую очередь.

- Ну, хорошо, – было видно, что у него как камень с души упал и он поспешно перевёл тему разговора. – Как тебе Англия?

- Отлично! – закатив глаза ответила я.

Мэт сдавленно усмехнулся, но эта улыбка не затронула его глаз. А жаль.

- Ты привыкнешь, – он посмотрел на меня из-под густых чёрных ресниц. – Я имею в виду, к холоду и дождю.

- Эй, парень! Я тут не собираюсь до самой старости жить, чёрт возьми! – возмущённо выпалила я. Онемевшие ноги я скинула с края кровати и упёрла руки в тяжёлое покрывало. – Я, конечно, понимаю, что мне тут ещё месяц торчать, но не всю же жизнь.

- Всё равно, – равнодушно отмахнулся он. – Всё равно придётся привыкать.

Мне не нравился его тон. Не нравилось его выражение лица, которое обычно освещала тёплая улыбка и легкомысленный взгляд. Вместо этого появился серьёзный и хмурый отблеск в глазах.

Повисла тишина. Не было слышно ничего, кроме ритмичного постукивания дождя по оконному стеклу и асфальту. И ещё порывы ветра, пытающиеся сдвинуть огромный дом с места.

- Что случилось? – спросила я, прерывая молчание.

Мэт посмотрел на меня странным непонимающим взглядом.

- Почему ты такой… грустный.

- Вовсе нет. Я просто немного устал, – ответил он, опуская голову. Несколько прядей его чёрных волос упали на лицо и он постарался их стряхнуть.

Тёплый свет от лампы не ослеплял мои глаза, что нравилось мне. Я стянула свою потрёпанную кофту и кинула её на край кровати. За окном кромешная тьма…

- Неправда, – грубо пробурчала я себе под нос. – Ты даже уставший постоянно шутишь.

Парень вскинул голову и я невольно вздрогнула. Он грустно улыбнулся, и это заставило меня улыбнуться в ответ.

- Всё ты замечаешь, – шёпотом сказал он, надеясь, что я не услышу. Но мало что укрывается от моего слуха.

- Конечно! А ты думал, что я этакая эгоистка?

Мой звонкий голос проносился по всей комнате, отражаясь от стен и несколько раз прозвучало эхо.

- А разве нет?

Я воззрилась на него, испытывая нестерпимое желание выбить из него извинения. От недавней легкомысленности и следа не осталось. Руки сами сжались в крепкие кулаки и костяшки побелели. Глаза, казалось, налились кровью, а от усталости и следа не осталось. Меня отделял от него всего на всего какой-то жалкий столик.

«Отделял от его возможной смерти». – поправила я сама себя.

- Возьми свои слова обратно! – из моей глотки вырвался странный рык, поразивший меня саму.

Парень совсем расслабился в кресле, и как будто, происходящее забавляло его. Он чувствовал, что я не причиню ему вреда. И его самоуверенность ещё больше подогрела моё желание ударить его.

Мои внезапные вспышки злости, радости, грусти и тому подобное – всего лишь последствия переходного возраста. Ну, это меня так успокаивал наш школьный психолог. Но я понимала, что это не просто переходный возраст, а ещё и мой характер.

А я со всех старалась сдерживать свои эмоции, осаждающие меня, словно ураган Катрина. Такие же разрушающие и смертоносные.

- Не-а, – лениво протянул он. Его взгляд светло зелёных травянистых глаз был наполнен решимостью. Но так же в его голосе слышались едва уловимые нотки усмешки.

Всё моё тело тряслось в нетерпении. Дыхание стало таким прерывистым, и дрожащим, словно у разъярённого быка на корриде. Так же и Мэт сейчас играл в опасную игру с моими слабыми нервами и вспыльчивым характером.

- Пока не признаешь, что ты – эгоистка.

Я застонала и ещё сильнее сжала кулаки, на сколько это вообще было возможно.

- А смысл после этого забирать свои слова? – прошипела я сквозь стиснутые зубы.

- Вот именно, – ответил Мэт, щёлкнув пальцами.

Я чувствовала, как вдоль позвоночника поднимается волна жара. Я обнажила зубы, как бы в усмешке, но вот только мне одной было известно, что она означала.

Всё таки не выдержав, я вскочила с кровати и отшвырнула чёртов столик и вплотную подошла к Мэту. Парень моментально выпрямился и его брови поползли вверх от удивления. Я направила свой кулак в сторону его лица, но, чёрт подери, он увернулся! Я попыталась второй рукой нацелиться ему в живот, но не достигши цели, моя рука каким-то образом оказалась прижата к ручке резного кресла.

Рука странно вывернулась и при малейшем движении боль становилась всё сильнее. Но мои попытки нанести ему вред не закончились. Свободной рукой я сделала замах, чтобы хорошенько ударить его в лицо. Ноги подогнулись и я встала на колени, пытаясь кое как удержать равновесие.

- Даже не думай об этом. Будет ещё больнее, – предупредил он, лукаво улыбнувшись.

Плевать мне было на его глупые предупреждения. Я со всего размаху попробовала ударить его. Но рука в тотчас врезалась в мягкую обивку кресла. От этого движения я невольно наклонилась вперёд, что позволило Мэту окончательно вывести меня из строя. Он надавил своим локтем около лопаток и я просто рухнула около него.

Я приподняла голову и увидела полуулыбку, с нотками садизма в ней и закатила глаза. Он сдавленно рассмеялся и я уткнулась лицом в сиденье стула.

- Я же говорил.

Моё сердце стучало так быстро, что я думала, оно вырвется из груди. Но после такой взбучки мысли о выбивании из него извинений отошли на задний план. Мэт помог мне подняться и я одарила его яростным взглядом.

- Что, чёрт возьми, ты сейчас сделал?

Он недолго молчал и мечтательно закатил глаза.

- Не дал тебе сделать того, о чём ты потом пожалеешь, – коротко ответил парень, внимательно вглядываясь в моё лицо.

Я села на пол и начала растирать запястья и кончики пальцев, которые сильно онемели. Да и жутко болели, к тому же.

- Уж спасибо за такую заботу, – грубо отмахнулась я.

Стараясь скрыть обиду от сказанных мной слов, он снова улыбнулся. Но в его глазах виднелась ничем не прикрытая обида. Я хотела забрать свои слова обратно, но что-то удержало меня от этого.

- Ты признаёшь?

- Что? – недоумённо спросила я, продолжая потирать кисти рук.

- Что ты эгоистка, – объяснил он.

Я фыркнула, стараясь не смотреть в глаза Мэта. Зная, что увижу в них осуждение и недовольство. Вместо этого я изучала его одежду. Да что там… смотрела куда угодно – главное не встречаться с ним взглядом.

Одежда Мэта практически не отличалась от той, что была на Эндрю. Только что на майке Мэта был нарисован трилистник.

- Знаешь, парень, это звучит странно, но я слишком эгоистична, и люблю себя, чтобы признать, что я эгоистка. Я – идеал, – выдавила я.

Мэт подал мне свою руку, помогая встать с пола и я вцепилась в неё, боясь упасть на своё мягкое место. Я чуть пошатнулась и он придержал меня за талию.

Инстинктивно я быстро отодвинулась от него на расстояние вытянутой руки.

- Ты признала это! – выкрикнул он, указывая на меня пальцем.

- Что? Я? Я ничего не говорила! – оправдывалась я, а голос мой вовсе дрожал.

Его указательный палец упёрся в моё плечо и я быстро стряхнула его.

- Говорила, – продолжал настаивать на своём парень. – Я это запомню, Эмбер.

Мои руки упёрлись в бока.

- Ох, с тобой невозможно спорить! – обречённо крикнула я, разводя руки в сторону. – Ты просто невозможен!

- Это со мной-то?! – возмущённо спросил он, сощурив свои травянистые глаза. – Сама такая же!

Происходящее забавляло меня. Он так смешно опровергал мои факты, что я невольно рассмеялась.

- Не смей смеяться, Эмберли! – угрожающе предупредил он, грозя мне пальцем. – И я не шучу!

Я попыталась скрыть смех, но как ни крути, он против воли вырывался наружу. Руками закрыв рот я не спасла положение. А только ещё больше начала смеяться.

- Из-вини, – давясь подступающим смехом выдавила я.

На лице Мэта начала проглядываться та улыбка, которую я больше всего любила. Которая, даже в самых запущенных и грустных ситуациях, заставляла меня саму улыбаться. ОН скрестил руки на груди и пристально смотрел на меня не моргая, пытаясь загнать свой вырывающийся смех обратно.

- Хватит, – сдавленно прохрипел он.

- Я не могу, – промямлила я.

Сейчас это было больше похоже на разговор двух сумасшедших. Да. Смех без видимой на то причины…

Я постаралась дышать медленно и спокойно. И, кажется, начало получаться. Смех уходил и приходило непонимание от чего, собственно, я смеялась пару секунд назад. Это точно сумасшествие.

- Я спокойна…

Переведя взгляд на Мэта, я снова чуть не засмеялась, но по счастью, сумела сдержать себя в руках. Он был красный, как помидор, и казалось, что он сейчас лопнет. Я похлопала его по плечу и насмешливо сказала:

- Крепись, парень.

Мэт немного выпрямился, но истерические смешки всё ещё слетали с его губ и это заставляло меня нервничать время от времени.

- Так… - он перевёл дыхание, - нужно успокоиться…

- Самовнушение тут не поможет, – предупредила я его.

Но он не послушал меня, как и я не прислушалась к его предупреждению о лишних движениях.

- Мы с ума сходим? – спросила я, крутя пальцем у виска.

- Возможно.

Я подошла к столику, который я опрокинула и дрожащими руками подняла его.

- Не могли бы вы по-тише выражать свои чувства? Некоторые спят вообще-то.

Мы с Мэтом синхронно обернулись, смотря на Кейт. По мере осознания её слов я в момент залилась краской. Острая на язык подруга никогда не упустит возможности высказать то что думает обо мне. Хотя, в некоторых ситуациях она предпочитает помалкивать. Жаль не сейчас.

- Да без проблем. Передай Эндрю привет, – подхватил Мэт, самодовольно улыбаясь.

На этот раз покраснела Кейт. Её редко ставили в ситуации такого рода… Жаль это сказала не я!

- Я… Нет, нет…

- Не оправдывайся, Катарина, – с усмешкой в голосе сказала я.

Девушка кинула на меня разъярённый взгляд и именно по нему я поняла, что обмен колкостями ещё не закончен. Она примет эстафету. Только позже.

- Ребята, правда. Давайте поспим, – Кейт подозрительно глянула на Мэта. Потом кинула на меня предупреждающий взгляд. – И в разных комнатах, пожалуйста.

Мои щёки прямо огнём горели. Хотелось кинуть в адрес подруги ещё какую-нибудь колкость, но вот только не знала какую именно.

Самоуверенность парня как в воду канула и на место неё пришло смущение, которое он, как всегда, пытался спрятать за усмешкой. В принципе, как и другие негативные эмоции.

- Ладно, мамочка, – проворчала я. – Как скажешь.

Кейт выгнула дугой бровь. Моя несерьёзность к данной ситуации раздражала её и я видела, как в буквальном смысле, горят её светло-бирюзовые глаза. Я усмехнулась и она вроде бы собиралась что-то сказать, но обдумав это передумала.

- Чао, детки, – отсалютовав нам напоследок она вышла так же неслышно, как и зашла. Только запах её духов оставил след в моей комнате.

Несколько минут я стояла как вкопанная около столика. Но опомнившись я устроилась на краю кровати, смотря прямо на Мэта.

- Она меня скоро доведёт до нервного срыва! – воскликнула я, болтая ногами из стороны в сторону.

- Ага, эта мисс Правильность уже надоела, – согласился парень. – Но в одном она всё таки права. Нужно поспать.

Я еле заметно кивнула и переместила взгляд на окно. Дождь всё ещё капал, навязывая свой незатейливый ритм. Ветер становился всё сильнее и гнул к земле кроны деревьев.

- Ха, нужно её перевоспитать, – предложила я.

Мэт медленно покачал головой.

- Зануде нравится Кейт. Не будем рушить их счастье, – он засмеялся и я тоже. Чуть слышно.

- Это точно.

Парень подошёл к двери и кинул последний взгляд в мою сторону.

- Приятных снов, – спокойно сказал он. В его голосе не слышалось ничего странного и никакого скрытого подтекста.

- И тебе, – ответила я.

Он вышел и закрыл за собой дверь. Я осталась одна. Наедине со своими страхами и всем прочим. Встав с кровати я подошла к стене и щёлкнула выключателем.

Темнота сковала меня в железных тисках. Только тусклый свет светильников на улице освещал комнату своим холодным светом. Никакой луны и тем более звёзд. Холод, дождь и ветер. Это всё, чем мне придётся довольствоваться в последующие четыре недели.

«Спокойной ночи…» - пронеслось у меня в голове и я рухнула на огромную кровать, зарываясь по самую голову в тёплое, толстое одеяло.


Глава 4 «I knew You were trouble»

Колючая школьная форма уже начала выводить меня из душевного равновесия, которое, в общем, очень легко нарушить. И больше всего меня раздражала вечно сползающая юбка цвета корицы. Жилет такого же цвета даже от холода не спасал, что уж говорить об удобности?!

- Ты заблудилась?

Я мгновенно обернулась на звук незнакомого голоса и чуть не столкнула девушку своим плечом. Она немного покачнулась, но равновесие всё же удержала. Большие тёплые карие глаза, цветом, напоминающие карамель, смотрели на меня с неким удивлением.

- Нет, нет. Просто не знаю, где тут кабинет номер двести сорок три, – я быстро подняла ладонь, на которой был быстро нацарапан чёрной ручкой номер кабинета и кивнула.

В новой школе было настолько не удобно и не комфортно, что я, в первый же день занятий, желала, чтобы уроки поскорее кончились и я могла поехать в особняк. Хотя, особняк тоже не отличался радушием и я скучала по своей маленькой комнатке в гимназии. С удобным креслом и письменным столиком с фотографиями в рамках. Дом казался мне чужим и слишком уж просторным… Всё так вычурно и богато…

- Он на втором этаже. Поднимись по главной лестнице и поверни на лево, – непринуждённо ответила мне девушка.

Она стряхнула с плеч свои непослушные смолянистые кудри и сосредоточила свой взгляд на мне.

- А какая лестница здесь главная? Я видела, как минимум четыре.

Девушка поджала губы, напоминающие небольшие лепестки розы и сосредоточилась на чём-то. Она напоминала мне фарфоровую куколку с её милым личиком и лёгким румянцем на щеках. А короткие кудри, обрамляющие личико в форме сердечка, только усиливали это сходство. Она была чуть ниже меня, и фигура у неё была довольно впечатляющая.

- Так, - задумчиво начала она. – Лучше, наверное, я покажу тебе дорогу сама.

Я облегчённо выдохнула.

Её любезность просто поражала меня. Ну, наверное, все англичане такие. На её месте я бы отказалась проводить какую-то незнакомую девчонку до нужного класса. Да и со стороны это выглядело бы странно.

- Ага, спасибо большое.

- Было бы за что, – отмахнулась девушка.

Её голос чем-то напоминал мне звон серебристых колокольчиков – такой же звонкий и мягкий. В принципе, как и её внешность. Она выгодно отличалась от остальных скучно одетых учеников. На её плечах лежал бледно розовый шарф из какого-то прозрачного материала, а на запястьях висели красивые цветочные браслеты.

- Я, кстати, Мэдисон, – представилась она тем же звонким голосом, проносящимся по коридору.

- Очень приятно, я Эмбер. Но, друзья зовут меня Эм, – хрипло отозвалась я.

Девушка мило улыбнулась и поманила меня за собой. Я быстро вспомнила эту дорогу, так как ходила этим путём несколько раз. Плиточный пол украшали мозаики и цветные плинтуса. На голых бледно-бежевых стенах ничего не было и это вызывало у меня только зевоту, а мерзкий моросящий дождь только ещё больше угнетал. Не говоря уж о серых тучах за окном.

- Я думаю, что такое красивое имя не стоит сокращать, – как бы невзначай кинула Мэдисон.

- Ну, не знаю… Я уже привыкла, – ответила я, едва поспевая за девушкой.

Мы вышли в большой холл, с огромными круглыми часами по середине главной стены и с массивной стеклянной дверью. Мэдисон была такой шустрой, что я едва могла нагнать её, а как только мне это удавалось, она ещё больше прибавляла шаг.

По дороге она несколько раз оглянулась назад, чтобы проверить, иду ли я.

- Двести сорок третий? – переспросила она у меня, чуть сбавляя шаг.

- Угу, – согласилась я.

Она схватила меня за руку и потащила в направлении к каменной лестнице с деревянными перилами.

- Это и есть главная лестница?! – тупо спросила я, смотря на каменно-мраморное строение, ведущее нас вверх.

- Да. – Ответила Мэдисон.

- А какая разница между нею и остальными? Ну, кроме того, что она большая.

Девушка немного подумала прежде чем ответить. Её лицо приняло сосредоточенное выражение.

- Эту лестницу поставили так, чтобы все пути вели к ней. Ну, чтобы выходя из любого коридора можно было попасть к ней. Как «Все дороги ведут в Рим». Ты, наверное знаешь.

Я выгнула дугой бровь и недоумённо посмотрела на Мэдисон. Она же потянула меня к этой странной лестнице и я последовала за ней наверх.

Необычное строение имело вид замысловатой спиралевидной раковины, чего не было видно со стороны. Никогда не думала, что такое вообще возможно. Каким гением нужно быть, чтобы выдумать нечто подобное?

- Так. Теперь на лево, – тихо проговорила девушка, впившись ногтями в моё запястье. – Ты запоминай дорогу. – она быстро повернулась ко мне лицом и кинула на меня многозначительный взгляд.

От быстрого шага я устала, что уж говорить о моих ногах? Складывалось ощущение, что я и до класса то не дойду.

Мы повернули в узкий коридор, который был к тому же тёмный, и девушка подвела меня прямо к нужной двери.

- Вот. – Довольно сказала она, отпуская мою руку.

На моём запястье красовался отчётливый розоватый след от ногтей девушки, который, в общем-то и затянется через несколько секунд, но что ни скажи, очень неприятное ощущение.

Мэдисон заулыбалась и скрестила руки на груди.

- Спасибо ещё раз. – Поблагодарила я её.

Девушка махнула рукой. Но выражение её лица говорило о том, что именно этого она и ожидала от меня услышать.

- Если что – обращайся, – откликнулась она и быстрым шагом направилась в обратную сторону.

Я тяжело вздохнула и прислонилась спиной к стене.

Единственное что меня радовало в этой школе – это то, что уроки начинались с девяти! Не нужно было вставать в шесть утра, чтобы вовремя успеть на занятия. Можно было спокойно встать в семь тридцать, поесть, а там и собраться.

Я дёрнула дверную ручку и недоумённо огляделась вокруг. Все что-то упорно учили, не спуская взгляда с учебников и конспектов Некоторые писали шпаргалки на маленьких листочках, ну или на руках. Я прошла к свободному месту и поставила туда свои вещи. Сосед по парте обернулся и недовольно глянул в мою сторону. В его взгляде чётко просматривалась смесь разных чувств: и изумление, и ненависть… даже зависть. Ну, на счёт последнего я не очень-то была уверена. Просто не знала, как расшифровать этот загадочный блеск в его глазах.

Я знала, что Мэт и Кейт обучаются в другой параллели. Им дали математический профиль, а мне чёртов филологический. Это сделает моё нахождение здесь ещё более ужасным и скучным. Если в гимназии у нас уроки хоть как-то совпадали, то тут не судьба… Здесь либо вы в одном классе, либо вообще друг друга не видите.

Сев на свободное место я достала учебник по литературе и открыла на нужной странице. Мой сосед по парте несколько раз посматривал на меня, и, признаюсь, хотелось очень сильно ему врезать. Или же просто развернуться и приклеить его вечно вращающуюся голову клейкой лентой к спинке стула.

Светлые волосы молодого человека обрамляли лицо, а глаза по цвету напоминали аквамарины. Даже, чем-то напоминали морскую гладь в ясный день. Ну, а родинка под правым глазом только подтверждала мои догадки о его расе.

- Чего вы все учите? – тихо поинтересовалась я у него.

Парень сделал вид, что не услышал моего вопроса и продолжал читать то, что мы в гимназии проходили около двух недель назад. Если не больше, конечно.

- Ты глухой? – грубо спросила я.

Это заставило его посмотреть на меня и он склонил голову на бок.

- Не могла бы ты не мешать мне учить? – раздражённо прокаркал он.

- Извини, но разве уроки нужно учить не дома?

Мой вопрос заставил парня разозлиться и я самодовольно улыбнулась, только подогревая его ненависть, которая итак присутствовала в его взгляде. Мне это только добавляло сил и с каждым выбросом его эмоций я словно расцветала. Никогда не видела и не ощущала столько гнева в одном несчастном человечке.

- Ты вообще, кто такая? – сквозь стиснутые зубы прошипел он. – Считаешь себя лучше всех?! Тогда вперёд, расскажи мне то, про что тут написано! Процитируй мне абзац, хотя бы. Да что там. Предложение сможешь?!

Я усмехнулась и закатила глаза. Его нервозность и самоуверенность вызывали у меня смешанные чувства. Вроде бы он мне омерзителен, а с другой стороны мне его и жалко. А с третьей – мне нравилось, что ему настолько плохо. Но за столь скудные умственные способности мне его несомненно было очень жаль.

- Какую главу?

Он самодовольно сверкнул глазами.

- На твой выбор.

Я сложила перед собой руки и уставилась на парня. Мне хотелось с чего бы то ни стало стереть наглую ухмылку с его лица. Да и дух соперничества был сейчас просто на высоте. Как и желание поглотить побольше «пищи» которой, к стати говоря, много не бывает.

- Тогда я выбираю, пожалуй, четырнадцатую, – я несколько секунд собиралась с мыслями и начала цитировать книгу. – «Прочитав это письмо, я тотчас пошла к своему господину и сообщила ему, что его сестра поселилась на Перевале и что она мне написала, выражая сожаление о болезни миссис Линтон и горячее желание видеть брата; она молит, чтоб он поскорее прислал ей через меня весть о прощении…»

Я откашлялась и… как же мне понравилось недоумение на лице молодого человека. У него чуть челюсть не упала. Хотя, наверняка упала его самооценка и гордость – что было гораздо лучше. И это наводило на меня волны гордости и радости.

- Что-нибудь ещё? – спросила я, хлопая ладонями по парте. Парня это начало ещё больше нервировать и он прочистил горло. – Мне ведь несложно. Только скажи. – уже более нагло сказала я.

- Спасибо, не стоит, – грубо ответил тот, сверля меня своими глазами-аквамаринами.

- Тогда, я думаю, что тебе и этой пищи будет предостаточно для осмысления твоим крошечным мозгом, – на моих губах заиграла злорадная усмешка, а сосед так побагровел, что мог запросто сойти за гигантский помидор.

- Спорим, что ты не столь сильна в математике и других точных науках? Тупую литературу может выучить каждый…

- … Но не каждый сможет её так преподнести. Ты сможешь сказать тоже что и я, но с интонацией, так, чтобы у меня дух захватило, – я сплела пальцы своих рук и положила их перед собой.

Казалось, я застала этого глупца врасплох. Его лоб покрылся испариной, а в глазах виднелся неприкрытый страх. И чуточку отвращения. Но больше всего и, заметнее всех, пылала ненависть и злость в его душе.

- Твою математику можно тоже тупо заучить. Но толк от этого какой? Ты всё равно ничего понимать не будешь. Так и в литературе.

Мой голос проносился по всему классу и, казалось, все замерли в предвкушении чего-то. Я обвела взглядом одноклассников и заметила, что пару человек наблюдают за мной и этим дураком. В основном девчонки. Они перешёптывались между собой и спрашивали друг у дружки “А не дойдёт ли до драки?” на что находился вполне ожидаемый ответ: “Сэм девчонок не бьёт”

Ага, значит его зовут Сэм? Имя столь же непримечательно, как и он сам. Если не учитывать его неестественно ярких синих глаз. Типичный парень, не отличающийся ни умом, ни мышлением.

Меня это скорее забавляло, чем раздражало. Вот мой сосед вовсе уже с последних сил сдерживал себя и я его мысленно пожалела.

- Не стоит тебе строить здесь крутую. Ты не в своей гимназии. Это Англия и люди здесь другие. Хочешь снова греться в лучах славы? Можешь проваливать к себе в Майами.

Сэм дрожал всем телом, словно подсознательно, он побаивался меня. Но вот сейчас он реально не знал, чего именно ожидать. Его сердце трепетало словно крылышки колибри, а дыхание больше напоминало судорожные вдохи выплывшего из-под холодной воды.

Нет, я не буду применять физическую силу. В этом смысла даже нет.

- Я вовсе не крутая. И пока что это, - я обвела руками класс, - будет моей гимназией оставшийся месяц. Чтобы ты знал, я никогда не грелась в лучах славы в Майами. И знаешь, я бы с радостью свалила отсюда, да только вот… дай подумать… А! Не могу! Это указ нашей директрисы.

Мой голос срывался через слово от подступающих негативных эмоций и внутри ощущала себя бомбой замедленного действия. Поглотив слишком много эмоций, они пытались вырваться наружу любым способом.

Этот парень начинал меня выводить из себя. Не советовала бы я ему этого делать. Он не Мэт. Не сможет меня остановить. Но проблема в том, что даже прикончив его, я не буду чувствовать угрызений совести. Мне будет скорее приятно. Моё лицо приняло серьёзное выражение, пытаясь запрятать вырывающуюся злобную улыбку. И только глаза сохраняли ненависть и искры угрозы.

Несколько учениц, отвлекшись от повторения домашнего задания, уставились на Сэма, который уже еле сдерживал себя. В общем, как и я. Отличало нас только то, что я пока выигрывала в этом словесном состязании. И несомненно победила бы и в рукопашном бою с ним.

- А ты разве не можешь ослушаться? Боишься? – предположил он. Его голос задрожал и парень пробежал взглядом по классу. – Или тут нечто большее?

Я поджала губы. Как же мне хотелось сказать пару заклинаний… Чёрт! Идиотская конспирация! И совесть отчасти тоже. В мыслях уже проигрывалось несколько сценариев конца этого глупого инцидента. Один мне понравился больше всех. Замок вместо губ у парня… молния, которую я могу в любой момент застегнуть и он замолчит наконец.

- Ты спятил? Кого я по-твоему боюсь? Нашей директрисы? Не глупи, парень, – отмахнулась я, пытаясь выкинуть из головы ту картинку.

Желание сказать нечто более колкое, выедало меня изнутри. А осмелевший взгляд Сэма только ещё больше подталкивал меня к совершенно необдуманным поступкам, о которых, я несомненно пожалею.

- Ну тогда что? Тебе здесь не нравится, – парень произнёс самую очевидную вещь. Ну, по крайней мере очевидную для меня. – Тебя не может удерживать только угроза отстранения. Или как у вас там наказывают провинившихся?

Я отвела взгляд на дверь. Неприятное чувство – когда кто-то догадывается о твоём ходе мыслей. И вдвойне не приятно – когда этот кто-то всего лишь человек.

- Я бы так не сказала. Здесь относительно хорошо. Если не обращать внимания на дождь, ветер и вообще непогоду, – решительность в моём голосе медленно таяла, как и ненависть, осаждающая меня. – Ты прав на счёт того, что люди другие. Но к этому можно приспособиться. И, поверь, я отлично подстраиваюсь под различные ситуации. А на счёт славы… - мой голос упал до уровня шепота. И звучал он устрашающе. – Какой бы она не была… Она мне не нужна. Я знаю что делает слава с людьми.

Глаза Сэма распахнулись в немом удивлении. Он явно не ожидал от меня такого. И мне нравилось, как он на меня смотрел. Это была неприкрытая ненависть. И что-то ещё.

Я привыкла к вниманию со стороны человеческих парней. Но они испытывали чисто животный интерес ко мне. Они смотрели на меня как на кусок отборнейшего мяса, подающего льву на обед. Больше ничего. Но сосед по парте… Ему может и нравилась моя внешность, но он не показывал этого интереса. Сэм смотрел на меня с отвращением, понятным, наверное, только ему одному. Было ли это что-то личное, или он просто относился с отвращением ко всем особам женского пола… Не знаю.

- Не занимайся самовнушением, – посоветовал он. – Ты подсознательно жаждешь славы. Или того, чтобы на тебя обращали внимание.

Как же он ошибался. Мне не нужно это чёртово внимание, от которого одни проблемы. Не хочу, чтобы марионетки, вроде свиты Габриэллы, следили за мной и моей жизнью. Спрашивали у меня совета по какому-нибудь очередному глупому поводу. Что мне и нужно – так это ещё чуточку терпения и нервов покрепче.

- Ничем я не занимаюсь. А может ты сам жаждешь этого?

Сэм обнажил свои зубы и как-то странно улыбнулся. Это больше напоминало оскал голодной гиены, чем улыбку.

Что-то сверкнуло на его шее в свете лампы. Мой взгляд упал на небольшую татуировку цвета индиго, располагающуюся около его правого уха. И всё бы ничего, но она блестела, чёрт возьми. И не так, как будто на неё посыпали дешёвые блёстки для макияжа. Этот блеск был в самих чернилах, которыми наносили тату.

Она была похожа на крест с извивающейся змеёй на ней. Я поспешно отвела взгляд и уставилась перед собой.

- Возможно. Но не настолько, чтобы всерьёз думать об этом, – загадочно ответил он.

Парень был хорош собой, для человека, конечно. Но всё портил серьёзный взгляд и сжатые в тонкую полоску губы.

- Но всё же. Тебе не хватает внимания, – продолжал настаивать на своём Сэм.

- Не-а, – я мотнула головой из стороны в сторону. – У меня всё в порядке.

Сосед продолжал смотреть на меня своими недоверчивыми синими глазами. В его взгляде присутствовало любопытство и осторожность.

- Родители? Брат? Сестра? Тётя? – перечислял он.

Я постаралась напустить на лицо непроницаемое выражение, но не получилось даже скрыть боль и страдания. Они просто вырывались наружу и все мои попытки затолкнуть их обратно провалились прахом.

- Отстань от меня, – грубо отрезала я. На этот раз голос звучал более решительно и не дрожал, что радовало. – Что тебе нужно от меня?!

Сэм поднял руки и замахал ими.

- С радостью, мисс, – с напускной вежливостью ответил он. – От вас?! Абсолютно ничего.

Мне было всё ещё не по себе от его слов на счёт семьи. Нет. Нужно спрятать эмоции подальше. Не могу позволить себе расклеиться прямо здесь.

- Тогда…

Не успела я договорить, как прозвенел звонок на урок и вошла учительница. Женщине было за пятьдесят, судя по серебряным нитям в её волосах, убранных в высокую причёску. Она была довольно тепло одета, и я ей невольно позавидовала.

- Доброе утро, – произнесла она и обвела класс взглядом. –Новый день – новые лица!

Орлиные янтарные глаза учительницы смотрели на меня и я съёжилась на своём стуле.

- Представьтесь, мисс. – потребовала она.

Я приподнялась и хриплым голосом произнесла:

- Эмбер.

- Полное имя, пожалуйста.

- Эмберли Джулиана Спаркс. – более внятно сказала я.

Ученики начали перешёптываться, точно так же, как и во время моей разборки с Сэмом. Краем глаза я увидела, как он закатил глаза, да ещё и еле слышно сказал «Выпендрёжница». Меня это только разозлило.

- Спасибо, мисс, – сказала женщина и попросила меня жестом сесть на место. В её голосе слышался британский акцент, который придавал всему этому комичный вид. – Я, для тех, кто не знает, Миссис Фарм. И попрошу на моих уроках слушать внимательно и выполнять домашние задания.

На последних словах, обращённых ко мне, я невольно фыркнула, смотря в сторону Сэма. Он развалился на своём стуле и взгромоздил свои руки на парту, положив их прямо перед собой. Меня раздражало в нём всё. Вплоть до его цвета волос и родинки. Его манера поведения, его нетерпение и желание сравнять других с землёй…

- Мисс Спаркс, вы уже проходили это? – спросила учительница, тыча своим пальцев в учебник, лежащий на столе.

Пф… Хотелось сказать, что я знаю каждое слово, каждую букву в этом произведении… но ради себя же самой, чтобы не навлечь на себя неприятности, просто кивнула и раскрыла свою книгу с «Грозовым перевалом»

- Тогда, я думаю, вы можете быть свободны. Ничего нового вы не узнаете, – сдержанно ответила миссис Фарм.

- Нет, нет. Я лучше посижу здесь, – отмахнулась я. – Мне будет интересно послушать. У разных учителей своя точка зрения на данное произведение.

Женщину мой ответ приятно удивил. Она буквально просияла, но старалась не показывать своих эмоций, как это частенько делала Кейт. И старалась сделать я, и иногда безуспешно.

- Тогда, рада видеть вас на своём уроке, – сказала учительница и схватила со своего стола книгу.

Я посмотрела в сторону Сэма и нахально улыбнулась. Злость нахлынула на него с ещё большей силой и он со всех сил сжал челюсть. Не теряя времени я быстро впитала её и расплылась в глупой улыбке, словно наркоман, получивший очередную дозу запретной «сладости». Несомненно, со стороны это выглядело очень странно и глупо, но, бога ради, какая мне разница? Не так часто мне попадаются такие эмоциональные люди.

Миссис Фарм начала рассказывать о произведении и о самой писательнице. Некоторые слушали её внимательно, а некоторые, кидаясь записками, вообще не следили за происходящим. А некоторые, например, как парни сидящие впереди меня, без всякого зазрения совести обсуждали меня и мою внешность. Они вообще не в курсе, что я всё слышу? Или им это нужно прямо сказать?

- Как думаешь, у неё парень есть? – спросил тот, у которого были волосы, цвета кофе с молоком.

Его голос напоминал тающий шоколад и я закатила глаза.

- Думаю, что есть, – сказал другой, с тёмно-каштановой копной волос, которые непослушными густыми локонами ложились на его плечи.

Нет, всё таки столько всего интересного можно услышать благодаря сверх слуху. Хотя, даже некоторые человеческие отпрыски умудряются услышать то, что им не предназначается.

- Эмберли, вы не хотите ничего добавить? – спросила меня учительница, тем самым возвращая к реальности.

Мысли понеслись бешеным потоком, пытаясь придумать что-то вразумительное, и оторвать внимание от себя.

- На самом деле, - медленно начала я, подбирая слова, - я считаю, что Эмили Бронте очень хорошо прочувствовала те проблемы, которые встают на пути у любви. Это ярко выражено на примере Хитклифа и Кетрин. Они любили друг друга, но из-за собственной глупости ни один не остался счастлив.

Лицо учителя приняло задумчивое выражение. Она медленно кивнула и перевела своё внимание на других учеников.

Я быстро глянула в окно. Серебристые облака всё ещё не расступились, но сейчас в них чувствовалось некое тепло от скользящих по ним солнечных лучей. Множество деревьев, среди которых я с лёгкостью могла узнать ель. Ну а кто же не знает, как она выглядит? Трава была покрыта мелкими капельками дождя, которые содрогались от ветра.

Даже в Англии я не хотела оставаться взаперти. Хотя, класс сейчас казался мне самым тёплым местом на свете и выходить из него – определённо не самая лучшая мысль.

- Спроси у неё! – подталкивал впереди сидящий парень своего друга.

Тот возмущённо посмотрел на него и словив мой недоумевающий взгляд, поспешно отвернулся, явно смущаясь. Я нервно хихикнула.

- Ну вот, идиот. Теперь она меня психом считает, – буркнул парень, отвесив подзатыльник своему приятелю.

Никогда не думала, что сдерживать смех так трудно. Но это так. Можно спрятать боль, муку, слёзы… но, чёрт, улыбку сдержать не могу.

Я поднесла руки к губам и как будто старалась не выпускать непрошеные смешинки наружу.

- Иди ты, хочешь, я сам спрошу?! – шепотом ответил приятель.

- А вот хочу, – нахально ответил парень с тёмно-каштановыми волосами.

Его друг сдавленно фыркнул, что больше напоминало придушенный смешок. Он повернулся ко мне лицом и я увидела перед собой ярко-зелёные, почти изумрудные, глаза.

- Извини, мой стеснительный друг, - парень пихнул приятеля в бок локтем и тот повернулся. – В общем, он хочет спросить, у тебя есть парень?

Его сосед оказался довольно милым. Светлые волосы, голубые глаза и почти детское личико, по которому и ударить-то будет жалко.

- Эм… есть, – ответила я, хмуря брови.

- Я же говорил, Крис. Ты мне десятку должен, – сказал парень с изумрудными глазами.

Остальная часть урока проходила ещё скучнее, чем у нас в Майами. Учитель постоянно говорила, говорила, говорила, говорила… Не давая вставить ни одного слова.

Со звонком я встала из-за парты и в дверном проёме наткнулась на Мэта. Мне не понравилось его настороженное выражение лица и увидев меня, он словно облегчённо выдохнул.

Мой взгляд в последний раз упал на Сэма, всё ещё сидящего за партой. А те парни, которые недавно интересовались моей личной жизнью, застыли на месте, уставившись на меня и на Мэта.

- Чёрт! – сдавленно выкрикнул тот, которого друг назвал Крисом. – Он слишком уж красавчик.

Сколько разочарования слышалось в его голосе.

Мэт, похоже, тоже услышал это и на его губах промелькнула тень улыбки. В глазах засияла гордость и то самолюбие, которое он старался прятать за ширмой наглости и самоуверенности.

- Нам нужно срочно идти, – голос парня был подобен шипению змеи.

- Что случилось? – попыталась спросить я, но Мэт быстро дёрнул мою руку и потащил за собой.

- По дороге объясню, – был его ответ.

Я поспешно заглянула в его светло-зелёные глаза и увидела боль. Его сердце отбивало ритм барабанной дроби, а некогда красивые черты лица исказил ужас и страх.


Глава 5 «Tell me something I don’t know»

Школьные коридоры с бледно-жёлтыми стенами вводили в ещё более жуткое отчаяние. Я едва поспевала за Мэтом и он нетерпеливо схватил меня за запястье и потащил за собой. Ноги заплетались и несколько раз я чуть не упала, но благодаря приятелю устояла на ногах и не поцеловала плитку своим носом.

Зелёные глаза отражали сочувствие и понимание. Но и этого не хватало для поддержки. Да, лучше чем ничего, но определённо мало для данной ситуации, которая точно выходила за рамки приличного.

Мой взгляд затуманивался, и я, казалось, смотрела через серый непроницаемый туман. Весь мой мир перевернулся с ног на голову. Волнение завладело мной и оттесняло все остальные эмоции. Даже страх и ужас, клубящийся теперь где-то на заднем плане.

Мэт ускорил шаг и уже всё приобрело размытые очертания, словно кто-то увеличил резкость на мониторе.

- Где… куда мы идём? – только и смогла выдавить я, дрожащим голосом.

- В спортивный зал, – сдержанно ответил парень. – Точнее, в помещение около него.

Больше я ничего не спрашивала. Не потому что вопросов не было. Их было огромное множество. Я не хотела слышать ещё несколько плохих новостей. Не хотела услышать то, что всячески пыталась отрицать.

Поднявшись по лестнице мы вышли в помещение размеров с футбольное поле. Я огляделась вокруг и вопросительно посмотрела на Мэта.

Он же потянул меня за собой в направлении небольшой двери с приделанной маленькой табличкой с надписью “Инвентарь”. Я дёрнула ручку и дверь легко открылась, немного скрипя, правда.

На небольшом пуфике сидела Кейт с перебинтованной рукой в области локтя. Около неё кружили учителя и тренер по физкультуре. Сама девушка была довольно бледна и глаза казались остекленевшими и непроницаемыми. Как будто ей было сейчас всё равно и она не чувствует абсолютно ничего. Даже боли и ненависти к тому, кто это сделал. Была бы я на её месте, этот человек уже собирал бы зубы по всей площадке, если не по школе.

- Ты в порядке? – я тут же кинулась к ней и присела на корточки около пуфика. – Кто это сделал?

Мой голос выдавал меня с головой, что слегка рассмешило мою подругу. Но всего на миг. Потом её лицо снова приняло бесстрастное выражение и она сдержанно ответила мне, отводя светло-бирюзовые глаза в сторону.

- Со мной всё хорошо… - устало проговорила Кейт, причём так, будто она уже устала повторять это. – Ну, а как ты думаешь?

Я на секунду задумалась. Это мог сделать кто угодно. Если это случайность. В школе, как никак, учится около нескольких тысяч человек и попробуй выясни, кому именно ударило в голову покалечить Кейт. Но если это была не случайность… то я знала только одного человека, который ненавидел Кейт больше меня.

- Габриэлла, – выплюнула я это злосчастное имя. – Как она это сделала?

Кейт приподнялась с пуфика, но я лёгким движением руки усадила её на место, словно мамаша непослушного ребёнка.

- Ну, мы играли в «вышибалу» и она случайно упала на меня.

Мои глаза расширились и я в ошеломлении уставилась на подругу, словно она только что заговорила на китайском.

- Тебе давно надо знать, что у Габриэллы слова «случайно» и «упала» не бывают случайными, – мой голос звучал так громко, что по этой небольшой комнатке разносилось еле слышное эхо. – Она мастер подстав и «случайностей». Ты не помнишь урок химии в седьмом классе? А червей в моих спагетти? Или дюжину пауков в моей сумке…

- Да поняла я, – перебила меня подруга. – В любом случае, ничего уже не исправишь, – она указала на свою перебинтованную руку и устало вздохнула.

На самом деле, и я и она знали уйму исцеляющих заклинаний, а тем более зелий. Но в этой чёртовой школе не было даже элементарного пучка луговой ромашки или корня имбиря. Так что идея с зельем отпадает… Заклинания… это идея, но разве будет ни странно, что сегодня Кэт повредила руку, а уже завтра она снова будет играть в вышибалу и таскать тяжёлые сумки с учебниками?

- Эта дрянь у меня поплатится, – прошипела я, позволяя своим эмоциям взять надо мной верх. – Она слишком далеко зашла в этот раз.

Кэт тревожно взглянула на Мэта и он поднял меня, при этом сильно сжав моё предплечье. Несомненно, завтра на этом месте будут небольшие синяки.

- Месть – не лучший вариант, – спокойно сказал парень, сощурив свои глаза.

Я фыркнула и попробовала выдернуть свою руку. Бесполезно.

- Поверь, для неё это будет самое то, – грубо заявила я.

Мэт чуть ослабил хватку и я покрутила рукой, пытаясь скинуть с неё боль. Глаза мои налились ненавистью, и клянусь, на секунду мне показалось, что кто-то другой смотрит через них. Но выкинув эти мысли из головы я начала обдумывать то, как же мне незаметно, но эффективно, навредить Габриэлле.

Так, черви исключаются. Что ещё можно гадкого натворить? Змея в шкафчике? Примитивно и ожидаемо. Заклинание? Скучно…

- Эмбер, даже не думай что-то замышлять, – предупредила меня Кейт.

Я моментально изобразила невинное выражение лица и похлопала ресницами.

- Я даже не думала…

- Кому ты врёшь? – в один голос спросили Мэт и Кэт.

Неужели, они меня так хорошо знают? Я же только что изобразила идеальное «ангельское» личико! Они что, не повелись?! Чёрт!

Все мои планы, которые ещё толком-то и сформироваться не успели, рушились у меня на глазах.

- И знаешь почему? Потому что я с тебя глаз не спущу, – ответил Мэт.

Он накрутил на свой палец выбившуюся прядь моих медно-золотых волос и начал теребить её. Меня это раздражало… хотя, меня раздражало, когда кто-то хоть что-нибудь делает с моими волосами, и тем более заплетает меня. Я быстро мотнула головой, пытаясь отобрать свои волосы у него.

- Напугал… - самоуверенно заявила я. – Гм… я же могу сделать это и через других. Попросить. Оказать услугу.

Мэт казалось застыл в недоумении и я воспользовалась случаем и вывернулась из его рук. Бежать было бессмысленно и я даже не пыталась этого сделать, точно зная, что меня найдут, догонят, и мне предстоит выслушивать лекции по поводу своего дрянного поведения.

- Но ты этого не сделаешь, – отмахнулся он.

Мои брови поползли вверх. Он правда думает, что я не способна на такое?

- Эй, откуда столько уверенности? – со смехом в голосе спросила я.

Парень внимательно изучал моё лицо и довольно ухмыльнулся – что было вполне в его стиле.

- Потому что ты не сделаешь этого, зная, что тебе придётся выслушать потом, – почти поддразнивая ответил он. – Ты сообразительна, но не на столько, чтобы обхитрить меня.

Я хихикнула и Кейт озадаченно переводила взгляд с меня на Мэта и наоборот. Отчасти её это забавляло, но и сводило с толку. Она потёрла руку в месте ушиба и сморщилась от боли. Да. Всё таки она может скрыть не все эмоции.

- Поживём – увидим, – только и сказала я.

Парень в момент посерьёзнел и положил свою руку мне на плечо. Тепло его кожи ощущалось даже через плотную колючую ткань формы.

- Я серьёзно. Не делай глупостей, Эм.

На секунду я задумалась, частью сознания понимая – он прав. Но что-то, какая-то невидимая сила подталкивала меня отомстить. Разжигала во мне те негативные эмоции и не давала запихнуть их в дальний уголок. Идея поиздеваться над Габриэллой казалась весьма соблазнительной и греющей сердце, чтобы оставить это «на потом».

- Конечно. Никаких глупостей, – как ни в чём ни бывало сказала я, вскинув руки в примирительном жесте.

Это, похоже, сработало, поскольку Мэт одобряюще кивнул и похлопал меня по плечу.

- Кейт, с тобой точно всё нормально? – поинтересовалась я, собираясь уже уходить.

Я положила руку на дверную ручку и в последний раз взглянула на подругу, перед тем как уйти.

- Да. Не беспокойся, – ответила она, пытаясь скрыть неудобство и боль, которые доставляла ей перевязанная рука.

Я открыла дверь и спустя несколько секунд была уже около парадной лестницы. Я осмотрелась по сторонам и пошла дальше, в сторону классов.

Навязчивая идея мести всё не выходила из моей головы, да и в самый угол сознания её оказалось не запихнуть. Всё больше и больше мне казалось, что мной кто-то управляет. Невидимая сила, тянущая за нужные ниточки, словно кукловод, в чьих руках была марионетка.

Мне не нравилось ощущать себя беспомощной, слабой и уязвимой. Но так оно и было. Я абсолютно ничего не могла сделать. Да что там это. Если бы на меня вдруг напали, я не уверена, что смогла бы хоть пальцем пошевелить или хоть как-то отразить атаку. Стояла бы как вкопанная. Или парализованная страхом.

И то и другое практически одинаково, и приведут к одному и тому же исходу – неминуемой смерти.

Габриэлла, однако, не внушала мне подобного ужаса. Мне было совсем не жалко её, а тем более её смазливого личика и её чрезмерной гордости. Подсознательно я хотела, нет, желала, стереть вечно-злорадную улыбку с её лица. Или даже убить, если выйдет. Настолько моя ненависть к ней была велика.

А если бы она на меня напала, то… ну, в этом случае я бы не стояла как паралитик. Ну, я так думаю. Я бы ответила на её удар ударом и вывела бы из строя… В любом случае, колебаться я не стала бы, зная, что она ещё множество раз будет делать гадости мне и моим друзьям.

Идя по длинному коридору, я услышала странный смех, который просто бесил меня. Это была примесь унижения и злорадства в одном флаконе.

По мере приближения к цели, звуки становились всё более громкими я могла разобрать некоторые слова.

- Ты только что толкнула меня! – завизжала девушка, из свиты Габриэллы.

Таким противны голосом обладают только те, кто ввязался в её компанию. Им до лампочки, что они будут жить в её тени. Главное – Габриэлла приняла их. И я никогда не понимала их восторга по этому поводу. По-моему, лучше уж заживо сгореть, чем оказаться под «крылышком» этой стервы.

Я прибавила шагу и повернула за угол, где собственно, и происходила разборка.

Девушка, примерно моего возраста с коротко стриженными волосами, цвета бордо, расселась на плиточном полу и собирала упавшие книги. Рядом с ней «кучковались» друзья моей ненавистницы. Да, в прочем, она сама стояла в середине этой компании, чем и дополняла довольно типичную ситуацию. Везде, где есть унижение и зло – там и Габриэлла.

Кто-то из свиты девушки пнул книгу, которую «пострадавшая» не успела подобрать, и та отлетела так далеко, что её и след простыл. Девчонка обречённо кинула руки на пол и рукава её мешковатой кофты коснулись плитки.

- Она же ничего не видела. И не мудрено. Очки небось потеряла, зубрила, – прокаркала Габриэлла и скрипуче рассмеялась.

Я поморщила нос от этого ужасного скрежущего звука и прошла немного вперёд, так, чтобы девушка заметила меня.

- Ну, она хотя бы что-то учит, – протянула я, нагло глядя на ненавистницу.

- Спаркс, тебе не хватает червей? Или паучков подкинуть? – спросила она скучающим тоном, шевеля пальцами, изображая лапы пауков.

- Мне и тебя хватает, дрянь, – тень улыбки проскользнула по её лицу. – Чувствую, ты сегодня перестаралась. Перевыполнила план работы, скажем так.

Хотелось всеми способами стереть её намёк на эту улыбку. Хотя, она итак довольно скудна на другие эмоции, кроме злости, ярости, ненависти, наглости, унижения… Этот список можно сколько угодно продолжать.

- Это было случайно, – Габриэлла мотнула своей головой от чего несколько прядей болезненно-жёлтого оттенка упали ей на лицо. – И твоя жалкая подруга сама напросилась.

Что – что, а врать эта дрянь так и не научилась. Её глаза и чересчур самодовольное выражение лица полностью выдавали её. Случайности с ней случаются так редко, что трудно понять – где она играет, а где говорит искренне.

- Кейт тебя даже словом не упомянула, – прошипела я. – Не смей говорить от её лица ложь!

Сложно описать словами те эмоции, которые я ощущала. Но преимущественно это были ненависть и ярость.

- Твоя зануда попала под горячую руку. Вот и всё.

Я приблизилась к Габриэлле – что было совсем нелегко, учитывая её положение и толпу поклонников, окружающих её. Девушка с короткими бордовыми волосами быстро встала и, не теряя времени, кинулась бежать.

«А чего ты ожидала? – спросил голос внутри меня. – Что она кинется тебе на помощь?»

- Знаешь, я иногда всерьёз подумываю над тем, чтобы не стереть тебя с лица Земли. Но каждый раз нахожу повод не делать этого, – размышляла я, глядя на ненавистницу. – Но, видимо, пришла пора перемен?

По лицу девушки проскользнул страх и я решила воспользоваться этим. Подойдя почти вплотную к ней я распихала руками её свиту и те, словно повинуясь мне, отодвинулись подальше.

- Ты этого не сделаешь, – самоуверенно прокаркала девчонка.

Что-то никто не верит сегодня в мои возможности и способности. Да, Мэт сказал, что я не сделаю этого, но он ошибся. О чём пока что даже не догадывался.

- Спорим? – спросила я, приподнимая бровь. – Хочешь это проверить?

- Не строй из себя такую крутую. Ты не способна даже на месть.

Я оскалилась и из моего горла вырвался странный рык. Глаза Габриэллы расширились в ужасе. Она была выше меня и мне пришлось задрать голову, чтобы посмотреть ей в глаза.

- Я-то?

- Тебя остановит Мэт.

Что?! Какое он имеет к этому отношение?

Но, то с какой интонацией она произнесла его имя… Это было просто потрясающе. Благоговение, чёрт подери! Это не только сбивало с толку, но и прибавляло темы для подколок. О да.

- А тебе он нравится… - пробормотала я, ухмыляясь.

Лицо девушки осветил румянец на щеках и я поняла, что права.

- Не говори глупостей, Спаркс. – оправдывалась она, но было уже поздно.

- А знаешь, ты ему не нравишься, – мне нравилось читать в её глазах боль. – И никогда не понравишься. Потому что ты мерзавка.

Чёрт! Всё бы отдала за камеру в руках! Её вид… она, как ни как, была расстроена и оскорблена! Проблеск человеческих эмоций затронул её остекленевшие глаза. Казалось, что она с трудом сдерживает слёзы в себе.

- Ты не лучше! – рявкнула она. – Будто ты не видишь, что нравишься ему!

Хорошая констатация факта.

- Я вижу. И поспешу заметить, что я не строю злые козни за спиной у других.

- Ты его не любишь! – выплюнула Габриэлла.

- Вот это да! Можно подумать, что ты вообще знаешь, что такое любовь!

Мои слова отозвались на её лице болью и я решила продолжить давить на неё. И это у меня хорошо выходило.

- Думаешь, что не знаю?! – воскликнула девушка, краснея.

Розовые пятна на лице говорили о её ужасной злости и смущении одновременно, что повергло меня если не в шок, то, в любом случае, я была очень удивлена.

- А как же? Мисс Снежная королева. Чтобы ему понравиться, ты должна быть минимум, - я подняла руку и начала загибать пальцы, - весёлой, хорошей, милой…

Я оборвала себя при виде приближающегося Мэта. Он как будто знал, что я здесь и был весьма недоволен. Парень шёл стремительно быстро и через пару секунд уже был около всех нас. Он положил свои руки мне на плечи и встряхнул меня.

- Ты что обещала? – сквозь стиснутые зубы прошипел он, не обращая ни малейшего внимания на мою ненавистницу.

Я быстро кинула взгляд на Габриэллу. Девушка ещё больше покраснела и была похожа на огромных размеров помидор. Казалось, даже её желтоватые волосы, и те приобрели розовый оттенок.

- Но я же ни…

- Плевать, – оборвал он меня. – Ты обещала не подходить к ней, но, чёрт возьми! Что же я вижу?!

Мои брови поползли вверх. Мэт вообще очень редко выходил из себя, и я не часто заставала его злым… Но здесь… Он был вне себя от ярости.

- Но я же не накинулась на неё! – тоном обиженного ребёнка проскулила я.

- Ах ты и это хотела сделать? – изумлённо спросил Мэт. – Знаешь, это выходит за рамки обычного.

Меньше всего сейчас я хотела слушать его комментарии по этому поводу. Тем более, когда на меня смотрело по меньшей мере десять пар глаз. Среди которых были и глаза Габриэллы, которые быстро прищурились. Она ожидала чего-то, что будет приятно услышать её ушам.

- Давай не будем об этом сейчас, идёт?

Мэт немного колебался. Он убрал руки с моих плеч и сомкнул их у себя на груди, словно что-то взвешивая мысленно.

- Ладно, – коротко ответил он. – Ты идёшь?

Я еле заметно кивнула.

- Иди отсюда, неудачница, – прошипела Габриэлла, почти мне на ухо.

Я попыталась придать лицу бесстрастное выражение и не обращать на неё внимания, но внутри меня словно горел огонь с тысячей колких замечаний в её адрес.

- Мэ-эт! Ну можно я ей врежу разок? – взвыла я, отходя подальше от «друзей» Габриэллы. – Что ей с того будет?

Парень искоса посмотрел на меня и потянул за собой.

- Ей-то ничего не будет. А вот тебе… - он задумался. – Тебя, скорее всего, исключат из школы. А это тебе на пользу явно не пойдёт.

- Да не будет ничего этого. Только разок!

Мэт резко остановился и глянул на меня. Его зелёные глаза были серьёзны, как никогда.

- Почему ты не можешь держать свои эмоции в себе?! – рявкнул он.

Ну что тут скажешь? И кто после этого не сдерживает свои эмоции? Тем не менее, я не переставала упрашивать его...

- Пожа-алуйста, – протянула я.

В глазах парня сверкала неподдельная злость. И я поняла – лучше замолчать, иначе беды не оберёшься.

- Эмбер… - угрожающе начал он, но оборвал себя.

- Извини, – только и сумела сказать я.

Моя голова опустилась и я просто смотрела на пол, не в состоянии взглянуть на него. Не хотела видеть это осуждающее выражение лица, которое так и говорило бы «Почему ты такая… несносная?»

- Забудь. Идёт?

Я быстро закивала, медленно подняла голову и встретилась с ним взглядом. Злость словно испарилась или улетучилась. Как будто ничего и не было. На место негативным эмоциям пришла странноватая полуулыбка. Немного безумная, немного глупая… немного заботливая.

- Ты никуда не спешишь? – поинтересовалась я, переводя взгляд на бледно-жёлтую стену.

- Не-а. Вообще-то, у нас сегодня только четыре урока. А у тебя?

От слова «нас» меня немного передёрнуло. От этого я будто бы получила сильную пощёчину или же ругательство. Такое ощущение, что он мысленно выкинул меня из этого «нас». Как будто он считал, что я уже не с ними, раз в другом классе. Паршиво, кстати говоря.

- У меня шесть уроков, – дрожащим голосом пропищала я, стараясь запрятать подальше обиду.

- Какие?

Я поднапрягла память, пытаясь хоть как-то вспомнить что-нибудь.

- Ещё география, физика и биология.

- Отпросить тебя? – внезапно произнёс он.

У меня чуть челюсть не упала от такого поворота событий. Обычно он всеми силами пытается затащить меня на уроки, а тут, вот так.

- Извини? Ты шутишь, да? – лениво проворчала я.

- Вовсе нет. Ты не в лучшем состоянии сейчас, и Кейт в любом случае сейчас поедет домой.

- Домой это…

- В особняк. – поправил сам себя он.

В принципе, особняк – это итак его дом. Мэт рассказывал, что проводил там по несколько недель на каникулах и привык к нему. Да, и это было заметно.

- Хорошо, – ответила я, выгнув дугой бровь.

- Идём, Кейт уже в машине.

- Так вы, оказывается, спланировали всё? А со мной это раньше обсудить было нельзя? Или с каких это пор вы стали такими несговорчивыми, чтобы не ставить меня в курс дела? – завелась я.

Мэт попытался успокоить меня, но что-то внутри до последнего упиралось. Не хотело успокаиваться. Как у заводной куклы – она не перестанет петь или танцевать до тех пор, пока механизм внутри не перестанет крутиться.

- Эй, что с тобой? – подозрительно спросил парень, схватив меня за плечо.

- Это с тобой что такое? – парировала я.

- Извини, но я не психую по любому поводу и без. Так что будь добра, ответь на вопрос.

Хотелось столько высказать ему. Особенно на тот счёт, что он ведёт себя сейчас как маленький ребёнок. Но я ничего не отвечала. Просто стояла и смотрела немигающим взглядом на пол, якобы внимательно изучая его поверхность. Да, и слов особо не находилось, чтобы сказать ему в чём именно дело. Как мне плохо и что вообще за чертовщина творится.

Дэвид.

Это уже будет отдельный разговор, и скорее всего, обернётся ужасными последствиями, которые я могу сейчас только вообразить. И, поверьте, это не самая лучшая картина.

Если я ему расскажу сейчас, то несомненно подставлю его под удар. А зная Мэта, не трудно предположить, что завтра это узнает и Эндрю, а потом и Кейт. Во всяком случае, беды не избежать, и лучше я отложу этот разговор на «потом». Если это «потом» вообще настанет.

- Просто, не могу привыкнуть к… ко всему этому, – я повела рукой, которая была свободна от его пальцев, по сторонам. – Не могу свыкнуться с этой жуткой погодой, да и форма… И стены здесь жуткие.

Я украдкой глянула на Мэта. Он тоже стоял склонив голову и изредка смотрел по сторонам. Несколько прядей смолянистого цвета падали на его лицо и создавали занавес.

- Ничего, ты привыкнешь, – спокойно ответил парень. – А форма действительно ужасная.

Мы оба тихо рассмеялись. Хотя, я точно знала, что любая одежда у Мэта будет смотреться сногсшибательна. Даже серые шерстяные брюки и клетчатый жилет.

- Хоть в чём-то мы с тобой согласны, – выдавила я.

Он еле заметно кивнул и опустил свою руку, которая несколько минут назад жадно схватила моё плечо. На коже проступили чуть заметные розоватые отпечатки его пальцев и я растёрла руку в этом месте.

Мэт кивнул в сторону коридора и поманил меня за собой.

- Гм… Подожди, Мэт, – неуверенно начала я. Он моментально развернулся ко мне и, казалось, был готов к чему угодно. – Ты…

Парень заметно занервничал, не зная чего ещё ожидать от меня и моей вспыльчивой натуры. Я неуверенно улыбнулась.

- Да? Что такое? – не выдержав затянувшегося молчания спросил он.

Его светло-зелёные глаза внимательно изучали моё лицо, как обычно, пытаясь найти в нём подсказки. Но из не было. Я точно это знала.

- Нет, ничего. Забудь, – наконец выдавила я.

На лице Мэта проскользнула тень непонимания и печали. Что, чёрт возьми, я делаю?

- Как-нибудь потом расскажу, – как можно веселее сказала я.

- Хорошо. Как скажешь.

Ужасно, мучительно было смотреть на него в таком состоянии.

“Ты сама довела его. Не нужно было ничего говорить” – прозвучал голос в моей голове.

А, ведь, и правда. Не нужно вообще было говорить этого. Но видеть его таким на столько больно.

- Эй, улыбнись. «Не волнуйся, будь счастливым».

Мои слова немного развеселили его, но глаза по-прежнему оставались грустны и печальны. Да, именно сейчас я почувствовала себя этакой дрянью, которая рушит чужие жизни и портит всем настроение.

“О, какой кошмар!! Я становлюсь Габриэллой!!!”

- Как ты смотришь на чашку горячего шоколада? – спросила я, легонько пихая его в плечо.

Он недоверчиво посмотрел на меня и склонил голову на бок.

- Это не обсуждается. Конечно же, я «за»! – восторженно воскликнул Мэт.

Я заулыбалась шире. Вот таким я привыкла видеть его. Не хмурым и не расстроенным. Счастливым, заносчивым немного, самоуверенным…

- Тогда поехали? – спросила я.

Я взяла его за руку, что поразило меня саму и потащила к главному входу. Он, видимо, тоже был немного шокирован этим, но ничего не говорил. Я даже заметила эту самую самодовольную улыбку и поспешила спросить.

- Мне убрать руку?

- Как хочешь, – наигранно-спокойно отмахнулся он.

Я усмехнулась и не стала отдёргивать руку. Пускай пока что порадуется. Не каждый же день такое случается.

На улице моросил мерзкий дождик. При чём такой, что зонтик брать бесполезно, но в то же время понимаешь, что пару минут под открытым небом – и ты насквозь промокнешь. А ветер увеличивал шансы на простуду. Меня чуть с ног не сорвало.

Кейт, увидев нас, заулыбалась во весь рот и несколько раз ущипнула себя за ладонь.

- О, да неужели Рассел и Спаркс… - она присвистнула.

Я улыбнулась и ответила:

- Уайт, я смотрю, тебе вторая рука мешает?

Мэт засмеялся и свободной рукой поправил чуть намокшие от дождя волосы.

- Эй, малышка Джулли! Не мечтай! Я бегаю в разы быстрее тебя! – задиристо прокричала Кейт.

Я заскрипела зубами от звука упомянутого имени. Ненавижу своё второе имя. «Богатые» на фантазию родители, наверное, не подумали, что ребёнку оно может не понравиться. Но, какая мне тогда была разница? В то время я просто лежала в кроватке и уметала детское питание за обе щеки.

- Катарина! Не вредничайте, юная леди! – предупреждающе процедила я.

Парень, стоявший за моей спиной чуть ли не умирал со смеху и я его пихнула локтем по почкам. Он тут же закашлял и попытался успокоиться.

- Кто бы говорил!

Я побежала к подруге и угрожающе выставила свой кулак. Она же просто стояла как вкопанная. Знала, что я никогда не ударю её. Точнее, я могу её пихнуть, толкнуть, но ударить… нет… не могу.

- А где Эндрю? – спросила Кейт.

- А ты не знаешь? Я думала, что вы «неразлучники». Куда ты, туда и он…

- Не смешно, Эмбер, – серьёзно откликнулась Кэт.

Она заправила за ухо прядь выбившихся каштановых волос и упёрла руки в боки. Эта её стойка только подтверждала серьёзность её слов. И чётко давала понять, что ещё чуть-чуть и я «перегну палку».

- Я не знаю… по-моему, он что-то говорил про дополнительное задание… - задумчиво проворчала подруга, переминаясь с ноги на ногу. – Да, ладно уже. Во всяком случае, дорогу он знает, а водитель если что довезёт его. Верно? – она устремила свой взгляд на Мэта, который всё ещё широко улыбался.

- Конечно, – коротко отмахнулся тот и быстро подошёл ко мне. – Поехали?

Я кивнула и подхватила Кейт под здоровую руку. А Мэт взял меня под локоть и они потащили меня к стоянке с машинами. Я ощущала себя маленьким пятилетним ребёнком, которого поднимают родители, чтобы он не промочил ножки в лужах. Да, если подумать, это практически тоже самое. Только вместо родителей Кейт и Мэт.

На асфальте после дождя образовалось большое количество маленьких лужиц и, как бы я ни старалась их обходить, всё таки попадала на какую-нибудь. Все мои ноги насквозь промокли, а туфли на каблуке только усугубляли ситуацию.

- Что сегодня будем делать? – спросила я, открывая заднюю дверцу машины.

Мэт посмотрел на меня так, будто я сморозила ужасную глупость и сел за руль.

- На самом деле, вариантов уйма…

- Но… - продолжила я, залезая в салон и устраиваясь поудобнее. – Что случилось?

Кейт пролезла с другой стороны и пригладила своими руками измятую форму. Оставалось только удивляться, как она её ещё не достала.

- Нужно приготовиться, – выдавил парень.

Шины зашуршали по мокрому асфальту и машина начала движение. Лёгкое урчание мотора стало таким шумным… Но, скорее всего, это от долгого, затянувшегося молчания.

- Чёрт, к чему готовиться?! – нетерпеливо спросила я, не в силах больше сдерживать тишину.

За окнами уже начали проноситься зеленоватые газоны и высокие деревья, похожие на дубы. На лобовое стекло попадали небольшие редкие капли дождика.

- Ну…

- Не юли, Мэт! – прикрикнула я, начиная терять последние остатки терпения.

Парень тяжело вздохнул и выкрутил руль, сворачивая на главную дорогу. Кейт просто тихо сидела. Знала, что сейчас лучше не вмешиваться.

- Родители подумали, что нам не хватает взрослой опеки, – сдавленно выдавил он.

Мои глаза расширились, а брови взлетели вверх. Слов не находилось, чтобы что-то сказать. Вроде бы никто ничего не говорил, но в то же время, всё было сказано одним только молчанием.

Мэт не сводил глаз с дороги и даже радио не включил. Мы ехали в полной тишине, которую нарушал только шорох шин по дороге и ветер, ударяющийся о лобовое стекло машины.


Глава 6 «Crazy»

- Здравствуйте, мои дорогие! – воскликнула женщина, кидаясь обнимать всех нас.

Меня чуть не удушил запах её приторно-сладких духов, которых было даже слишком много. Тёмные волосы были в таком огромном количестве лака и геля, что я невольно удивилась: “Как же они у неё ещё не поломались и не отвалились?”

Во всяком случае, такой мама Мэта была всегда. Светская женщина, любящая своих детей до потери пульса, и уж вот не могла удержаться, чтобы не повидать своих сыновей. Да и случай представился отличный…

Миссис Рассел отошла от нас на пару шагов, чтобы оглядеть во весь рост и принялась разглагольствовать о том, что уж слишком мы исхудали и «… вам не хватает взрослых в этом огромном доме».

Её яркий, пестрящий алый костюм был немного намокшим и с брюк покапывала дождевая вода. И, наверняка, с волос тоже, но лак и гель на них блестел так, что определить: химия это или капли дождя, просто не удавалось. Большие и выразительные светло голубые глаза бегали в поисках чего-то.

- Чего стоим? Идёмте-ка в гостиную, – задиристо сказала женщина, улыбнувшись во весь рот.

Для её возраста она, как и все Хранители, выглядела очень хорошо. В таких случаях чаще говорят «Хорошо сохранилась», поскольку я точно знала, что ей уже сорок семь лет.

Чёрные, смоляные волосы, как и у Мэта, отливали в свете ламп синим. Причёска была похожа на ту, что у Кейт, только коре миссис Рассел было чуть длиннее и аккуратнее. Ну конечно, тут вряд ли расчёской удастся их расчесать… что уж о ветре и дожде говорить?

Кожа смугловатая, чуть светлее, чем у её сына, а губы накрашены ярко-алой помадой – в тон её костюму. Лёгкий румянец на щеках, который был явно не естественного происхождения.

Я, Кейт, Мэт и Эндрю неуклюже протиснулись в дверь гостиной и сели на один и тот же диван. Это вызвало в глазах матери Мэта некое недоумение, но она очень умело загнала его обратно. Сделала вид, что не заметила этого.

- Итак. Что вы можете рассказать мне нового? Что случилось за эти пару дней? – женщина элегантно устроилась на небольшом плетёном кресле и скрестила руки на груди, ожидая ответа.

Мы все молчали, думая, что же такого сказать. Мне, если честно, на ум ничего, абсолютно ничего, не приходило.

- Особо ничего, миссис Рассел. Мы только недавно приехали сюда… и нам очень нравится здесь.

Кейт заговорила первой. Вполне в её манере: не позволить мне сказать что-либо первой, дабы я не ляпнула ничего ужасного или глупого. Ну, или и того и другого.

Взгляд женщины упал на перевязанную руку моей подруги и она спросила:

- А твоя рука? Что случилось? – озабоченно спросила женщина.

Никогда не любила, когда взрослые спрашивали что-то вроде этого. Возможно, они и ожидали, что я, или кто-то ещё, изольём им душу о том что произошло, но лично у меня, никогда такого желания не возникало. Хотелось вовсе, забраться под кровать или внезапно потерять дар речи. Хотя, и того и другого точно никогда не будет. По этому приходилось отвечать коротко и ясно, чтобы избежать дальнейших расспросов. Ещё более нудных и глупых.

- Ничего особенного. Неудачно упала, – спокойно ответила Кейт, глядя на меня молящим взглядом.

Я еле заметно кивнула ей, и та, вроде как успокоилась.

- Хм… Хорошо. Надеюсь, ничего серьёзного?

- Нет, мэм.

Миссис Рассел посмотрела на меня, но ничего говорить не стала. Итак было ясно, что она ничего не спросит.

Она меня недолюбливала с самого нашего первого знакомства с ней – в шестом классе, когда Мэт впервые решил познакомить меня и Кейт с его родителями. Да и она показалась мне слишком уж фальшивой и чрезмерно заботящейся, которой никогда не была моя мама. И, к слову, никогда не понимала, что именно заставило их с папой уехать.

Родители бросили нас с Дэвидом, когда мне было десять. Они оставили меня на его попечении, а сами уехали на Сицилию. До сих пор не могу себе представить, как можно было так поступить.

- Значит, через месяц, вы уезжаете? – на последнем слове она перевела свой взгляд на меня.

Я очень старалась сохранять спокойное выражение лица и не ляпнуть лишнего.

- Успокойся. Всё нормально, – тихо сказал Мэт.

Кому, как ни ему, было известно о нашей взаимной ненависти с миссис Рассел. Парень старался не вникать во всё это, и не принимал ничьих сторон. Он хорошо относился как и ко мне, так и к своей матери. Но иногда он всё же мог высказать своё неодобрение по поводу наших с ней перебранок в коридоре или где-либо ещё.

- Ага, – лениво отозвался Эндрю, развалившись на диване. Его рука скользнула по плечу Кейт, но та никак на это не отреагировала. – Вообще, мы хотим как можно скорее сократить срок нашего пребывания. Уж больно сыро и дождливо… Солнца хочется.

Женщина понимающе кивнула.

- Могу это устрои…

- Не нужно, мам, – оборвал её Мэт. – Сами выкрутимся.

В первый раз вижу, чтобы мать была «за одно» с детьми, в идее побега из школы. Хотя, наверное меня всегда будет шокировать поведение миссис Рассел.

Теперь понятно, в кого Мэт такой. Вечно подвижный и готовый ко всему на свете. И постоянно ищущий новые неординарные идеи для решения той или иной проблемы.

- Просто, я могла бы поговорить… - выдохнула она.

- А где папа? – перевёл тему Эндрю, желая как можно скорее свести разговор в более надёжном направлении. – Он на парковке?

- Да, – коротко ответила миссис Рассел.

- Как долетели? – тут же поинтересовалась Кейт.

Она немного нервничала – это было заметно по её бегающим глазам и покусыванием нижней губы. Со стороны это выглядело очень мило и смешно.

- Чудесно, дорогая. Я даже уснуть не успела, – бодро произнесла женщина.

Её взгляд упал на меня и я невольно поёжилась. Мэт хихикнул, и его тёплое дыхание защекотало мою кожу.

Я глянула на часы и обречённо вздохнула. Ещё только семь?! Быть того не может! Даже время, и то надо мной зло шутит!

Послышались тяжёлые шаги и скрип открывающейся двери. Все машинально обернулись. Мужчина, на вид, лет пятидесяти. Строгий костюм серого цвета и трость в правой руке с серебристыми вставками на корпусе. Для полноты картины, не хватает только шляпы-цилиндра, как у президента Линкольна.

Щетина на лице делало мужчину небрежным и… в общем аристократом. Вроде тех, что пьют дорогущий коньяк и выкуривают в кресле перед камином несколько толстых сигарет.

Он прошёл к креслу, рядом с миссис Рассел и поцеловал её в щеку. Тяжело опираясь на трость, мужчина присел рядом и вытянул больную ногу вперёд.

Его взгляд был рассеянным и мутным. Или мне это только показалось? Но что-то меня в нём насторожило и инстинкт самосохранения орал во всё горло. Хотелось сорваться с места и убежать отсюда.

Выцветшие светло-зелёные глаза были практически прозрачными. Да и сам мужчина казался хрупким и ветхим.

- Что обсуждаем? – спросил он.

Несмотря на его внешний вид, голос его был звонок и грозен. Он разносился по всей комнате и на мгновение повисло молчание.

- Ничего особенно, папа, – откликнулся Мэт.

В глазах парня промелькнула искорка гордости. Он всегда гордился своим отцом и хотел добиться того же, что и он в свои годы. Ну конечно. Ему… пятьдесят? И у него есть практически всё, чего может пожелать любой человек.

Я никогда не решалась спрашивать Мэта о бизнесе его отца… и надеюсь, что никогда не спрошу. Не хочу вдаваться в подробности.

Мистер Рассел внимательно изучал всех взглядом, но на мне его глаза задержались дольше. Это напугало меня. Напугало излишнее внимание с его стороны.

Глаза мужчины немного прищурились и между бровей появилась небольшая морщинка. Такое же выражение лица я иногда вижу у Мэта, когда тот о чём-то думает или решает нечто важное.

Мэт, конечно же, это заметил. Он сжал мою руку, вероятно думая, что меня это поддержит и я немного успокоит. Увы. Это меня нисколько не успокоило, а только ещё больше взбудоражило и вывело из себя.

- Как всегда. Никогда не хотите ставить меня в курс дела, – наигранно обиженно произнёс мужчина.

Он немного осуждающе глянул на жену, но ничего ей не сказал.

- В этом нет необходимости. Мы просто обсуждали школу, – быстро отмахнулась миссис Рассел.

Она вытянула перед собой руки и потянулась.

Меньше всего мне хотелось сейчас наблюдать за их семейными разборками. Тем более, выяснением отношений.

Хотя, если подумать, они никогда не ссорились. Мэт с Эндрю говорили, что они – это пример «идеальной семьи с любящими родителями и вкусным завтраком, обедом и ужином на каникулах…». Это заставляло меня грустить и в который раз я вспоминала о своих родителях.

Целый час мы сидели и разговаривали. Точнее, я сидела, а Кейт, Мэт и Эндрю завязывали разговор. У них это получается лучше, чем у меня.

Они говорили о разном. Но в первую очередь о предстоящих каникулах и о том, не хотим ли мы поехать куда-нибудь. Супруги предлагали съездить на лыжный курорт, но мы отказались. Если уж в Англии, при восемнадцати градусах нам ужасно холодно, то что уж говорить о белом хрустящем снеге и минус двадцати?

В общем, мы решили остаться на базе гимназии и провести каникулы в свободной и знакомой обстановке. Например, ходить в парк, или в Tropical Smussi Cafe, где я очень любила заказывать мой любимый малиновый смузи. Или в Старбакс… у меня в комнате, кажется, валяется дюжина их стаканчиков с бирюзовой эмблемой русалки. В общем, вариантов просто уйма… Ну, в конце концов, всегда можно пойти в Dolphin Mall …

Бал. Школьный ежегодный весенний бал, на который меня всеми силами старался затащить Мэт. Но каждый раз я находила целую гору отговорок и причин, чтобы туда не идти. Ненавижу танцы и огромное количество людей.

Тем более, не хочу лишний раз видеть разодетую в пух и прах Габриэллу, при виде которой меня так и норовит сказать какую-нибудь колкость. Не хочу даже смотреть, как дорогущие визажисты преобразили её из «горгульи» в принцессу. Тут даже тонны косметики не помогут спрятать её чёрствость и наглость.

Мистер Рассел ничего не говорил и просто сидел, внимательно слушая разговор. По его виду было видно, что ему это не интересно, впрочем, как и мне самой. Наверное, потому что я начинала чувствовать себя чужой в этой компании.

Женщина встала с кресла и направилась к двери. Я уже хотела было спросить у Мэта, что случилось, но не успела я и рта открыть, миссис Рассел грациозно зашла в комнату обратно, держа в руках нарядные блестящие пакеты с подарками.

Я чуть удержалась, чтобы не закатить глаза, но всё же смогла натянуть на лицо восторженный вид и улыбку.

Она раздала пакеты и я с наигранной радостью приняла её из рук женщины. Мэт взял другой, а Кейт с Эндрю практически выхватили их из рук дамы. Она была приятно удивлена этим и приписала это на свой счёт.

Женщина довольно села в кресло и с интересом наблюдала за нами.

Я аккуратно достала большую коробку, цвета слоновой кости, перевязанную бледно-розовой атласной лентой. Развязав красивый бант, я увидела в нише коробки ткань. Точнее, платье, которое было аккуратно сложено.

За моей реакцией пристально наблюдал Мэт и я неуверенно кивнула с улыбкой на лице.

Я вынула платье из коробки и поднесла его на расстоянии вытянутой руки. Гладкая светло-голубая ткань блестела в свете ламп и это даже немного слепило глаза. Лиф, цвета лазури, был украшен множеством разноцветных камней. Там были и розовые «бриллианты» и ультрамариновые стразы. Рукав, только на одно плечо, был в форме небольшого «фонаря» и так же украшен различными стразами, но только уже одного серебристого цвета.

Это платье больше напоминало костюм Жасмин из «Алладина». Только вместо восточного типа штанов-балахонов – красивый подол юбки. Да и цвет очень похож.

- Спасибо, – еле выдавила я. – Мне очень нравится.

Женщина заулыбалась так широко, что казалось она хочет показать мне разом все свои зубы.

- Особо не за что, – отмахнулась она. – Да, и к тому же, платье выбирал Мэт.

Я подозрительно посмотрела на него. Он же не сводил возмущённого взгляда со своей матери.

- Что такого? – удивлённо спросила миссис Рассел.

Щёки Мэта вспыхнули.

Не ожидала, что увижу такое когда-нибудь. Но, чёрт возьми, это было шокирующе и чуть не заставило меня рассмеяться. Да уж.

- Ничего, – сдавленно произнёс он и опустил голову.

- У тебя классный вкус в… гм… выборе платьев, – сдавливая смех сказала я.

Он посмотрел на меня так, будто я только что сморозила глупость. Хотя, наверное, именно это я и сделала. Может, стоило просто сказать спасибо? Ну, конечно же нет! В этом вся я!

- Ну, не расстраивайся. Мне понравилось.

Быстро чмокнув его в щёку, я улыбнулась и ещё раз посмотрела на него. Он засмущался ещё больше, но появилось самодовольное выражение глаз.

- Я ещё ужасно расстроен, – надуто сказал Мэт, не спуская глаз с меня.

- Даже не надейся, – спокойно предупредила я, стараясь подавить подступающий смех.

Он обиженно надул губы, словно маленький ребёнок и сомкнул руки на груди, освободив тем самым мою ладонь.

Вспомнив, что в зале находится ещё четыре человека, я сама в момент залилась краской до самых кончиков ушей. И, к тому же, один человек – это вечно недовольная мной мамаша Мэта, которая думает обо мне, наверное чёрте что. Да что там, одного её взгляда хватает, чтобы понять всё сразу.

- Может, пора расходиться? – спросил мистер Рассел.

Он выглядел уставшим и скучающим одновременно. Аккуратно поднявшись с кресла, мужчина неуклюже опёрся о свою трость и хромая прошёл к двери. Он поманил за собой свободной рукой жену, но та помотала головой и велела ему идти одному. Мужчина несколько секунд стоял около дверного проёма, словно взвешивая что-то.

Через пару мгновений, стоило только мистеру Расселу выйти, она попросила удалиться и всех остальных. Кроме меня.

Чёрт, мне это уже не нравилось. Точнее, не нравился такой расклад событий. Я, с этой женщиной наедине… В комнате с огромным количеством бьющихся и колющихся предметов… Очаровательно!

Для полноты картины ещё не хватало огромного антикварного меча тринадцатого века в рамке на стене. Но, по счастью, его не было.

Светло голубые глаза женщины прищурились и она сама будто бы сжалась в кресле. Я приготовилась к чему-то вроде: «Что ты себе позволяешь, маленькая распутница..!»

Закинув ноги на диван я быстро подобрала их к себе и уткнулась лицом в колени. Руки немного дрожали, как и всё тело.

- Я не хочу неприятностей, поверь мне… - начала женщина слегка дрожащим от волнения голосом. – И надеюсь, мы сможем с тобой уладить эту неприятную ситуацию.

Не удержавшись, я фыркнула, чем вызвала вздох у миссис Рассел.

- Как говорится, «зарыть топор войны», – закончила она.

“Топор слишком большой для примирения. – подумала я, но не стала ничего говорить. – И не я это первой начала.”

- Не знаю. Поверьте, я очень хочу этого. Но не знаю, смогу ли.

Лицо женщины отражало понимание.

- Понимаю… Но всё же, думаю, что попробовать стоит, не так ли? Не считаешь, что Мэту будет от этого легче?

Что?! Это типа «секретное оружие»? Так не честно. Давить на жалость и сочувствие к нему! Это очень, очень-очень грязно и подло. Хотя, мне ли учить её?

Но какая-то часть меня говорила, что Мэту и правда так станет спокойнее. И именно эту часть я не могла заткнуть.

- Я согласна… - промямлила я наконец.

Женщина довольно кивнула и добавила:

- Пойми, так будет лучше. Для него, в первую очередь.

Её голос звучал громко и уверенно, чем не могла похвастаться я. Да, и говорила она убедительно, что не позволяло мне хоть как-то усомниться в её словах. Наверное потому что я сама знала это.

- В наших интересах не доставлять ему проблем. Мэт должен заняться учёбой в серьёз. Он ведь поедет в Оксфорд после окончания школы. Ему придётся бросить всё, ради того, о чём он мечтает. И ему это известно.

Мне не понравилось то, что она сказала. Особенно это словосочетание «…бросить всё…». Не легче ли было сказать: « Ты будешь ему обузой и препятствием в достижении цели…» Или она посчитала, что так будет тактичнее, и я не замечу скрытый смысл её слов? А может быть нет никакого скрытого смысла и я сама себя терзаю?

- Простите? Вы сказали бросить всё? – неуверенно переспросила я, пристально глядя в глаза женщине. – Что вы имеете в виду?

Она скрестила ноги и положила на колени ладони. Несколько прядей чёрных волос упали ей на лицо и женщина тряхнула головой.

- Я имею в виду, что ему придётся бросить абсолютно всё, – она сделала странный акцент на слове «абсолютно».

У меня чуть челюсть не упала. Я выпучила глаза и чуть приоткрыла рот в немом ужасе.

- Это понятно. Но я тоже собираюсь туда поступать… - медленно начала я, скрипящим голосом.

- Дорогуша, давай посмотрим правде в глаза, – перебила она меня. – У тебя шансов поступить туда гораздо меньше, чем у Мэта. И вряд ли вы будете в одной группе.

Что это значит?! Если она хочет чтобы я не обращала внимания на её сына, то вряд ли у неё это выйдет. Я понимаю, что любая мать хочет для своего ребёнка самого лучшего (моих родителей в пример не берём)… Но чтобы так…

- Это вы меня послушайте! Если вы так хотите, чтобы я не обращала на него внимания, то…

- У меня это не выйдет? – закончила миссис Рассел. Она умоляюще посмотрела на меня, и на какую-то долю секунды мне стало её жаль. – Слушай, проси что угодно…

Вот это да! Это подкуп? Ничего себе… Она зашла слишком далеко…

- Мне от вас ничего, совершенно ничего не нужно! – воскликнула я, вскакивая со своего места.

Всё моё тело дрожало, а губы сомкнулись в тонкую полоску, стараясь не выпускать поток ругательств.

- Послушай, - мягко продолжала женщина, - ты не та, кто нужен ему.

Это было сродни пощёчине, только больнее. Помнится, Габриэлла тоже что-то такое говорила, но совершенно разные вещи: слышать это из уст самодовольной и капризной дивы, и матери Мэта. Хотя, и характерами они очень схожи, как и намерениями.

Я знала, что они обе не любят меня… Габриэлла понятное дело, но миссис Рассел… да, она определённо не питала ко мне тёплых чувств, но никогда бы не подумала что она считает меня кем-то, кто испортит жизнь её сыну.

- Я в этом не уверена, – упиралась я. – Несомненно, я прислушаюсь к вашим словам… но вы не подумали о вашем сыне? Не подумали о его чувствах?

Да, определённо, это очень грязный приём, использованный против настырной женщины, но она первая начала! Ненавижу вмешивать в свои разборки Мэта… Но это, как говорится, на благо всему и вся.

- Это влюблённость. Всего лишь подростковая влюблённость. Это пройдёт, со временем, – холодно ответила женщина и смерила меня своим утомлённым взглядом. – Ты красивая, добрая, вспыльчивая, умная… Ты ещё найдёшь…

Я сжала руки в кулаки и зажмурила глаза, пытаясь успокоиться. Как же я хотела врезать этой дамочке и сделать всё, чтобы она забрала свои слова обратно! Чтобы она проглотила их и подавилась!

- Не говорите этого! – прокричала я. – Не смейте вмешиваться в мою личную жизнь!

- Это так же личная жизнь Мэта. Да, и какая у тебя может быть личная жизнь? Тебе всего пятнадцать,

Губы женщины скривились в самодовольной улыбке, а глаза прищурились.

- Но…

Я замолчала. Говорить ничего не хотелось, зная, что она любое моё слово обернёт против меня же. Она слишком сообразительна и хитра для «поединка» со мной.

Мой взгляд упал на пол. Как часто меня ставили в такое неловкое положение? Даже не припомнишь. Точно знаю, что очень редко.

- Зачем вам это всё? – наконец спросила я, сквозь стиснутые зубы. – Неужели, вы так сильно печётесь о будущем сына?

- Да. Мне не всё равно, кем он будет. Мне не плевать на его личную жизнь и тем более, мне интересно, с кем он встречается.

Я выпучила глаза и слегка открыла рот. Моё потрясение было на таким сильным, как эмоции окутавшие меня. На губах даже промелькнула тень улыбки.

- Мы с ним не встречаемся, – промямлила я.

Миссис Рассел рассмеялась и мне стало ещё больнее от этого. Я прикусила губу так сильно, что пошла кровь, а глаза жутко засаднило.

- Серьёзно? Тогда, это значительно облегчает задачу.

На глаза наворачивались слёзы, и я попыталась спрятать их. Но было уже поздно.

- Для чего? – хрипло прокаркала я.

- Ты ещё не поняла? – я быстро покачала головой. – Ты больше не будешь общаться с ним. Никаких разговоров, кроме «привет» и «пока». Никаких рукопожатий и тем более записок. Всё это отныне за запретом. Что бы ты ни придумала, я узнаю это.

Я медленно переваривала сказанное и по мере осознания становилось сложнее и сложнее сдерживать еле контролируемые слёзы.

С какой стати я должна слушать эту спятившую дамочку?

- Ты не ослушаешься меня, понятно?

- Нет, не понятно, мэм, – нагло отозвалась я.

Её мой ответ не привёл в восторг и она словно кошка встала на дыбы. Точнее, просто встала с кресла и уверенно подошла ко мне. Я же отошла от дивана и сделала пару шагов назад. Ближе к двери.

- Я настаиваю, чтобы ты перестала общаться с моим сыном или… Или я…

- Что, нет ничего такого, из-за чего меня можно было бы шантажировать? – с той же наглостью в голосе спросила я.

Женщина была не сколько удивлённой, сколько просто…безумной. Нет, сумасшедшей. Никогда не видела у человека такой выраженной ненависти в глазах… Хотя, если подумать, иногда вижу в своём зеркале. Но это не в счёт. Я подросток.

- Ты уверена? Скажем, если по случайности, - она хлопнула в ладони и продолжила приближаться ко мне, - Ты останешься здесь ещё на год? Поверь, мне это под силу…

- И это всё? Знаете, существует такая штука как телефон и компьютер… - оборвала её я.

Она засмеялась и только этим дала понять, что такие средства связи для неё не помеха.

- Ну, тогда, что ещё можно сказать? Допустим, останусь я ещё на год в этой глуши. Что дальше?

Женщина вскинула руки и встала прямо напротив меня. Я невольно вздрогнула. Она немного выше меня и вообще странная для дамы своего возраста. Уперев руки в боки я посмотрела ей прямо в глаза.

- Дальше? Вот когда уедешь отсюда, тогда и поговорим, – сказала она. – А пока, если не хочешь неприятностей, лучше последуй моему совету и не лезь к Мэту.

- А если нет? Неужели вы думаете, что меня можно запугать жалкой учёбой? – недоверчиво проворчала я, не спуская с неё взгляда.

Что-то мне казалось в ней подозрительным, и это не сумасшествие в её глазах. Нет. Казалось, что она сама излучает опасность. Только не хватает нагрудной таблички: «Взрывоопасно!!».

- Конечно. Ты подумала о Кейт? Её будет несомненно жаль…

Я в момент посерьезнела. Когда заходит речь о подруге…

- Вы не посмеете. Не рушьте счастье хотя бы своего приёмного сына.

Женщина раскатисто рассмеялась и похлопала в ладони. Не ожидала я такого поворота.

- Не смеши меня, деточка. Он мой приёмный сын. Он и Мэт никогда не будут на равных. Это просто невозможно, – сквозь смех процедила она.

Просто не верилось. Неужели она и правда такая бездушная тварь и ещё, в придачу, сумасшедшая? Чёрт! Просто прекрасная картина!

- Вы сумасшедшая! – выкрикнула я, сжимая кулаки ещё сильнее.

- Вовсе нет, – выдохнула она, всё ещё давясь смехом. – Так что? Ты будешь молчать?

Я стояла, не в силах что-то сказать. Да, и если подумать, не очень-то хотелось. С этой чокнутой вести спокойный разговор не получится.

В памяти всплыли моменты недавнего разговора о платье. Она была довольно милой, и к мужу довольно трепетно относилась. С Кейт хорошо вела разговор. Беспокоилась за неё… Как можно умещать в одном человеке столько противоречивых личностей? И как она только успевает менять эти «маски»?

Просто ужасно представить, какая она один на один со своей семьёй. Хотя, возможно, даже там она притворяется и играет роль примерной мамочки. Как только никто из них не раскусил её ещё?

- Ладно.

Выбора не оставалось. Сумасшедшая леди точно дала понять, что либо я молчу, либо будет плохо не только мне, но и Кейт с Эндрю.

По выражению лица миссис Рассел можно было понять, что она безумно рада моему ответу. В принципе, от которого сама я в восторге не была. Придётся игнорировать Мэта. Чего бы мне этого не стоило.

- Умница! – воскликнула она и обняла меня.

Я невольно скривилась. Лучше бы она меня просто пристрелила или пронзила бы ножом сердце сразу. Так нет же! Она ещё пытается изображать какие-то поддельные эмоции и чувства по отношению ко мне. Ей самой не противно?

- Теперь можешь идти, – ответила она, отходя на пару шагов от меня.

Я кивнула. Уйти – то что нужно мне сейчас. И как можно быстрее – тем лучше и для меня и для дамочки.

Быстро выбежав за дверь я кинулась в комнату. А куда мне ещё идти? На улице дождь, да и особо не хотелось видеть серое небо и скучные зелёные кроны деревьев. Как же хотелось высказать Мэту всё про его мать! Какая она тварь и лживая, противная жаба! Но что я могу сделать с этим? Он даже слушать меня не станет! Если не скажет, что я свихнулась.

Захлопнув за собой дверь, я присела на край кровати и сильно зажмурилась. Потом подобрала к себе ноги и обхватила колени руками.

Мне не хотелось ничего делать. Просто сидеть так и не о чём не думать. Хотя, как же тут не подумаешь?

За окном капли дождя падали на асфальт и шумел ветер. Ещё грозы не хватало для полного счастья!

Воздух в комнате стал морозным и изо рта повалил пар. Ощущение дежавю нахлынуло на меня и я невольно дрогнула.

Чтобы понять кто это, у меня ушло не более трёх секунд. Быстро выпрямившись на постели я оглянулась вокруг, но ничего не обнаружила.

- Привет, – произнёс парень.

Он стоял прямо передо мной и улыбался во все тридцать два зуба. Я чуть не закричала от удивления, но сумела промолчать.

- Только не говори мне, что я не во время, – взвыл он, стряхивая одной рукой волосы со лба.

- Всё нормально, просто появились некоторые проблемы…

Его это насторожило. Дэвид присел около меня и обхватил за плечи, пытаясь успокоить, как всегда это делал, когда у меня была неконтролируемая истерика.

Самое страшное, что он казался реальным.

- Просто поспи. И все проблемы исчезнут, – легко сказал он, потрепав меня по волосам.

- Не тот случай. – ответила я, кладя голову ему на плечо.

- Это всегда работает, – упирался он.

Я посмотрела на него, потом в его голубые глаза и еле заметно кивнула. Как можно ему противиться?

Он помог мне лечь, а сам продолжал сидеть на краю постели, наблюдая за мной. Его взгляд небесно-голубых глаз был прикован ко мне.

- Всё будет хорошо. Вот увидишь, – сказал он. – Я никогда не ошибаюсь.

Хотелось сказать, что было несколько случаев, когда он ошибался, но язык не поворачивался ляпнуть нечто глупое.

- Верю, – промямлила я. – Ты будешь здесь?

Он еле заметно кивнул и сказал:

- Сколько понадобится.

Этого было достаточно. Я просто закрыла глаза и провалилась в темноту сна, которая окружала меня со всех сторон, словно тёплое одеяло.


Глава 7 «Follow me»

Как мы и договаривались с чокнутой мамашей Мэта, я ни слова не обронила в его адрес на этой неделе. Ну, кроме очевидных «Доброе утро» и «Привет».

Вот только мои слова звучали вяло, будто из-под тяжка. Это вводило Мэта в замешательство и он пытался несколько раз завести со мной разговор… Безуспешно. Мой словарный запас ограничивался на «ага», «нормально» и «всё в порядке».

Даже Кейт, и та пыталась выведать у меня, в чём проблема, но в этом вопросе с лучшей подругой я тоже ограничилась «всё нормально, не бери в голову». Её это взбесило и целую дорогу до школы она кидала на меня подозрительные взгляды и щурила глаза. Ах да! Ещё были осуждающие вздохи, от которых мне становилось не по себе в салоне машины, которая, казалось становилась всё меньше и меньше с каждой секундой.

Чёрт! Ну не могу же я им рассказать, что миссис Рассел свихнулась и угрожала мне… А всё для того, чтобы Мэт занимался одной только учёбой и не обращал внимания на меня.

К слову сказать, это игнорирование только усилило его интерес ко мне и, чувствую, чокнутой мамаше это не понравится.

Несколько раз он просил у меня прощения, непонятно за что, в чём и сам признавался. Мне его даже жалко стало. Если бы меня поставили на его место, я бы уже через час потеряла рассудок из-за неведения.

Такая уж я. Кто-то говорил, что «Меньше знаешь – крепче спишь…». Но, чёрт подери! Я уснуть не смогу, пока мне не расскажут того или иного факта, или информации, которую я, с радостью или с грустью, но выслушаю. И несомненно с интересом тоже.

Дэвид появлялся несколько раз на этой неделе. И я уже даже привыкла к его внезапным визитам, которые уже не сопровождались холодными порывами ветра и ледяным, морозным воздухом. Он просто материализовался в комнате, что заставляло меня вздрагивать, когда он звал меня по имени с другого конца моей просторной комнаты.

И ещё я усвоила, что кроме меня его никто не видит и тем более не слышит. Потрясающе! Припомнить, например, эту субботу! Я сижу на кровати в комнате, разговариваю со своим умершим братом… И тут заходит горничная. Сначала я её не заметила и какое-то время разговаривала «сама с собой» в её присутствии. Женщина открыла рот в немом крике и пулей вылетела за дверь. Я даже сказать ничего не успела, хотя, скорее всего, это к лучшему, зная что я могу наплести…

Остаётся надеяться, что она никому об этом не разболтала.

Зайдя в школу с мрачнейшим настроением я побрела к классу истории. Учебников было довольно много, и шкафчиков тут не было! Эта тяжесть в размере десяти книг, объёмом в триста страниц. Каждая! Не понимаю, неужели так сложно установить пару сотен шкафчиков в коридоре? Или это нарушает имидж частной школы?

Около кабинета не было ни души и я дёрнула дверную ручку несколько раз, но она не поддавалась. Заперто! Сегодня явно не мой день.

Я глянула на часы и недоумённо посмотрела на дверь. Сумку я кинула около стенки и присела на корточки рядом с ней. Странно это всё. А может быть, сегодня, по необъяснимой причине, просто нет уроков и мы с Мэтом, Кейт и Эндрю приехали сюда как последние идиоты? Может быть сегодня важный праздник? Хотя, если подумать, тогда школа бы была заперта.

Погрузившись в раздумья, я не заметила человека, присевшего рядом со мной. Моё внимание легко отвлечь… но чтобы так…

Парень несколько раз кашлянул, чтобы привлечь моё внимание и я повернула голову. И увидела ультрамариновые глаза, которые внимательно изучали меня.

На этот раз он не излучал ненависти ко мне, как в нашу первую встречу, когда я слишком сильно выпендривалась, пытаясь произвести впечатление на учителя и класс. Сейчас он практически улыбался и смотрел на меня немигающим взглядом.

- Что? – вяло спросила я.

Он вскинул брови и улыбнулся. Его зрачки расширились и стали размером с радужную оболочку. Я склонила голову на бок и сморщилась.

Противное зрелище.

- Что с твоими глазами? – промямлила я.

Он удивился и покачал головой из стороны в сторону.

- Не понял. Что ты имеешь в виду? – недоумевая спросил он.

- Твои зрачки…Они…

Я быстро оборвала себя, глядя на Сэма, погрузившегося в глубокое раздумье.

- Забудь… - выдохнула я и отвела взгляд.

- О’кей, – откликнулся он.

Парень излучал радость. Как Хранитель, это было легко определить для меня. Да, и видно было. От него словно исходили тысячи маленьких электрических нитей, посылающих мне импульсы, которые говорили о его настроении. За пять лет я безошибочно научилась расшифровывать эти еле уловимые сигналы и поглощать их, если я чувствую сильное изнеможение и потребность в «питании». На одних гамбургерах и картофеле фри долго не протянешь.

- Так ты одна из этих?..

Я моментально вскинула голову и уставилась на него в полном недоумении. Страх вытеснил остальные эмоции и переместился на самое первое место моего сознания. Меня пробрала лёгкая дрожь, которая распространялась от кончиков пальцев и потом растекалась по всему телу.

- Что?!

- Хранитель, – коротко пояснил он и улыбнулся.

- Парень, ты наверное спятил. Извини, я ничего не…

- Не лги, – оборвал меня Сэм и положил свою руку мне на плечо.

Меня словно электрическим током ударило и я быстро отпрянула. Это было похоже на удар от электрошокера, но не такой ощутимый. Просто, моё тело сразу отреагировало на это прикосновение и…это было очень странно. И пугающе.

И по лицу Сэма я поняла, что именно это я и должна была почувствовать.

- Видишь? Была бы ты обычным смертным, не почувствовала бы этого, – он опять потянул свою руку ко мне и я в мгновение ока отодвинулась на пару футов. – Не бойся. Я больше не сделаю этого. Это была просто проверка и всё.

Сэм поднял руки, тем самым показывая мне, что «безоружен» и придвинулся ко мне. Я испугалась его словно зверь умелого охотника.

Больше всего меня пугала мысль о том, что он знает мой секрет и может разболтать об этом остальным. Но как он узнал? Я не о чём таком не говорила, не намекала, ничего… Абсолютно ничего.

- Да кто ты, чёрт возьми? – удивлённо воскликнула я, не в силах сдержать подступивших эмоций.

- «Крестовая змея».

- Извини, кто? – переспросила я, чем вызвала широкую улыбку на лице парня, который и без того был через чур счастлив.

- Ну, можно сказать, твоя служба доставки «питания», служба охраны и гид. Так сказать, три в одном.

- А при чём тут «Крестовая змея»?

Он несколько мгновений вдумывался в мои слова и с тяжёлым вздохом пробормотал:

- Для своего возраста ты так мало знаешь о своём обществе, в окружении которого живёшь довольно долго. – Сэм смерил меня радостным взглядом и продолжил. – Хранители – это не единственная тайная «организация», к твоему сведению. «Змеи» - это, как бы так сказать, ваши компаньоны. Давным-давно мы были просто кучкой ничего не знающих о вас людей, но, как видишь, со временем всё меняется. Мы научились жить вместе с вами. Разделять вашу тайну.

Я медленно переваривала сказанные им слова. Это сон, что-ли? Если так, то лучше разбудите меня немедленно!

- Мы помогаем вам. И, знаешь, я от этого содружества не в восторге. Но, перейдём к делу. Мне сказали присмотреть за тобой.

- То есть как? – спросила я, всё ещё туго соображая.

- Я же сказал… Я – твоя охрана, поставщик «пищи» и гид. Чем ты слушаешь?

Сегодня его было просто не узнать. От ненависти и следа не осталось, что вводило меня в замешательство. Неужели он поменял своё мнение относительно меня? Или всё же смирился с тем, что я не могу жить без внимания?

- Ладно… И у всех Хранителей есть такие… такие как ты?

- Да. На одного тебе подобного иногда приходится три-четыре «крестовых змея», – сдержанно ответил он.

- Ты смертный? – поинтересовалась я.

- Нет. Я полностью бессмертен. Не умираю как вы. Точнее, я никогда не умру. У меня нет промежуточных стадий.

Как это возможно? Он же сказал, что раньше они были кучкой людишек? Ничего не понимаю!

В голове вся информация преобразовалась в размытое и непонятное пятно.

- Но…

- Всё дело в сделке, – пояснил он, уловив моё непонимание.

- Ты имеешь в виду сделку с… Дьяволом?

Последнее слово я произнесла так тихо, что мне показалось, что парень не услышал. Но похоже, от его ушей, как и от моих, не укроется ничего.

- Ну конечно с Дьяволом! Не с гномом же! – возмутился Сэм и помог мне встать.

Опираясь одной рукой о стенку, я посмотрела на него и удивилась. Разве бессмертные не идеальны? Разве у них не идеальная кожа и тому подобное?

Разве что, его глаза и тату, которое я заметила в нашу первую встречу. Но тогда я не придавала этому большое значение. И посчитала, что это такая генетическая особенность цвета глаз, а тату он набил, чтобы казаться крутым.

- А почему ты заключил её?

- А как ты думаешь? О чём мечтают люди? – я пожала плечами. – О бессмертии и власти. Если власть им не доступна, то всегда остаётся бессмертие в самом лучшем его виде. Понимаешь, ради вечной жизни нам не нужна кровь, как вампирам, – Сэм немного помедлил. – И…

- Но сначала вы же пили кровь, верно? – предположила я.

Парень еле заметно кивнул.

- Верно, но мы заключили договорённость с вашей «расой». Ваши заклинания и зелья… они творят необъяснимые для науки вещи. И с помощью одного из этих «варев» мы получили то, о чём мечтает каждый смертный. Догадываешься, что это? – спросил он, выразительно улыбаясь.

Тату у него на шее приняло странный оттенок золота. Это показалось мне странным, хотя… Это не менее странно, чем тот факт, что помимо Хранителей существуют и «Крестовые Змеи», о существовании которых я даже не догадывалась! Да что там, я вообще не думала, что есть существа, которые находятся на одной «ступеньке» с нами. И, чёрт подери! Они бессмертны! Не умирают, и остаются молодыми навсегда!

Я ему даже позавидовала. Вечно молодой. Вечно красивый. И знания накапливаются за всё время его существования.

- Бессмертие… - выдохнула я.

От этого слова я будто бы съёжилась и по телу пробежала волна дрожи. Насколько сильно я сама желаю этого? Не меньше, чем любой человек.

- Конечно. И вот это… - он потянул руку к своей шее и пальцем дотронулся до своего тату и тотчас посмотрел мне прямо в глаза. – Это метка Дьявола. Она означает, что пути в Рай нам просто нет, как и Божьего прощения. Змея – символ изворотливости, хитрости и плотоядности. Так же, если ты помнишь, благодаря змее Лилит смогла заставить Еву съесть Запретный плод. Крест – символ веры. Тем самым, целиком знак читается, как уход от веры и служение Дьяволу.

- А что значит цвет? Она же… синяя. Как и твои глаза, – я нахмурилась.

Парень убрал руку от силуэта знака и задумался.

- Хм… Каждый может выбрать свой цвет, но чаще всего оттенок тату – это цвет твоей души. И он так же распределяет нас на ранги. Ну, по степени «крутости» среди нам подобных. – Сэм отодвинулся от меня ещё на пару дюймов и осмотрел меня оценивающим взглядом. – Ещё, в зависимости от цвета тату меняется и цвет глаз.

- И ты хочешь сказать, что если тебя поставят выше рангом, то твой цвет глаз вновь изменится? – предположила я, пристально глядя себе под ноги.

- В общем-то да. Ещё вопросы будут?

- Ага. А на каком ты «уровне»?

Сэм хищно улыбнулся и на мгновение задумался.

- Если считать с конца, то месте на пятнадцатом. А если с начала, то где-то на сороковом, – тихо ответил он.

Я в удивлении вскинула руки.

- Да ты, я смотрю, не так уж крут, – воскликнула я. – И почему ты постоянно улыбаешься?

Мой вопрос привёл его в замешательство, ну или он так же как и Кейт – считал его глупым.

- Нечего было на литературе вытягивать из меня гнев. Теперь я минимум неделю не смогу грустить или ненавидеть. Так что в следующий раз, пожалуйста, не стоит так усердно подпитываться моими эмоциями. В любом случае, они всегда в несколько раз сильнее чем у обычных людей. И, к тому же, они вредны для тебя.

Я непонимающе воззрилась на него. Сэм снова улыбнулся, что начинало выводить меня из душевного равновесия.

- Впитывая их, ты испытываешь что-то большее, чем злость, гордыню или радость. Они автоматически усиливаются, – терпеливо объяснил он.

- Ладно. Что-нибудь ещё?

Парень мотнул головой и собирался кое-что сказать.

- Слушай… тут такое дело… В общем… - мямлил он.

- Не юли, Сэм. Говори уже как есть. Не своди меня с ума, – решительно ответила я.

Честно говоря, я даже не знала, что он собирался сказать и нутром чувствовала, что поспешила с таким ответом. Нетерпение – самое главное моё качество.

- Ну, мне поручили тебя на экскурсию сводить, – еле слышно промямлил парень.

Я чуть не рассмеялась. Ну серьёзно. И это всё? Я ожидала услышать что-то типа «…я знаю, что ты разговариваешь со своим умершим братом, психопатка…».

- И всё? Всего-то? Не вопрос, – отмахнулась я, схватив сумку с пола.

- Нет, ты не дослушала, – Сэм медленно покачал головой. – Ты не знаешь, куда именно.

Я махнула рукой и быстро подошла к парню. Его удивила моя скорость и он невольно вжался в стенку.

- Ну и куда же? – радостно воскликнула я. – Неужели, смотреть Биг Бен? Или Тауэр?

- В Ад.

Несколько секунд я стояла как вкопанная и не могла даже пошевелить пальцем.

- Ха-ха-ха!! Это такой странный квартал? Или улица? А может быть школа?

Мой смех был немного странным и, может быть, даже сумасшедшим. А мои предположения по поводу Ада ещё больше рассмешили Сэма.

- Нет, Эмбер. Это – Ад. Пекло. Или Преисподняя. Называй как угодно, – с издевкой в голосе произнёс он.

Чёрт! Он не шутит? Разве Ад существует вообще? И что мне вообще там делать? Зачем мне туда?

- Но… Почему? Сейчас? – мямлила я, не в состоянии придумать нечто более вразумительное и интересное. – Зачем вообще?

- Приказ, – он пожал плечами. – Ничего с этим поделать не могу. Все уже побывали там, а ты ни разу.

Я отскочила от него словно от огня. Ну серьёзно! О чём он толкует? Разве не понимает, что я не намерена туда отправляться? Или он правда свято верит в моё послушание?

- Давай в другой раз? Не… не хочу сейчас. – дрожащим голосом проговорила я.

- Нет уж. Завтра ты скажешь «давай потом…», а когда это “потом” настанет, то ты обязательно придумаешь ещё какую-нибудь отмазку. Так что сегодня и сейчас.

Вот это действительно плохо. Я ведь и правда собиралась искать отличную отмазку, чтобы не идти после.

- Ну так что? Готова?

Я замотала головой так быстро, что всё вокруг превратилось в размытое пятно и пришлось несколько раз сморгнуть. Вот, чёрт подери! Только поездки в Ад мне не хватало для полного счастья!!

- Прошу тебя! – взвыла я, схватив парня за руку.

Его это потрясло, как и меня. Вот только я пыталась не показывать своего внезапно нахлынувшего смущения. А Сэм вовсе заметно занервничал и его сердцебиение ускорилось до ритма барабанной дроби. Его щёки запылали красным цветом и он виновато опустил свои ультрамариновые глаза.

- Не глупи. Даже если не готова, я потащу тебя туда. А спросил я так просто. Для приличия, – отмахнулся он.

Его голос слегка дрожал, а руку, которую я схватила, он моментально выдернул и уставился немигающим взглядом в пустоту.

- Ах вот как? Тогда я, просто ради приличия, скажу тебе «Иди к чёрту». Потому что, знаешь ли, я собиралась только что демонстративно уйти. Ну, стуча каблуками и яростно сбивая всё на пути. Ты понимаешь о чём я.

Мои слова рассмешили его. Но всего на секунду. Это была лёгкая полуулыбка и она даже глаза не затронула.

Я думала, что говорю вполне уверенно. Но не тут то было? Его ничем не возьмёшь? Или просто он так сильно предан своему делу и поручению?!

Если честно, то я даже хотела сказать «Ладно». Но почему-то в последний момент я передумала. Моя чёртова гордость и нежелание уступать взяли своё.

- Ха! Напугала! Я получил задание и не имею права провалить его. Так что, будь паинькой и просто иди за мной.

Говорил он спокойно и сдержанно. Как будто старался меня загипнотизировать, но я понимала, что всё это сплошная чушь.

Сэм перевёл вес на одну ногу и скрестил руки на груди.

- Я уже сказала нет. Извини, но никуда я не пойду. Понятно тебе? – я устало вздохнула и добавила: - А, впрочем, если тебе и непонятно, то я всё равно не пойду с тобой. Особенно в Ад. Это, знаешь ли, не только странно звучит, но и я не очень хочу в место, которое кишит нечистью и бурлящими красными котлами.

Сэм рассмеялся так громко, что казалось здание школы содрогнулось от эха, пробежавшегося по стенам.

- Никаких котлов и чертей. Даю слово, – Парень поднял правую руку и неспешно положил ладонь на сердце. – Прошу тебя последний раз. Если откажешься, хуже будет только для тебя.

Я чуть сдержалась от того, чтобы фыркнуть или закатить глаза. Это он мне угрожает? Вот значит до чего дошло…

- Не смей так говорить. Такое ощущение, что ты какой-то серийный убийца.

- Не переводи тему, – предупредил он меня, опуская руку. – Ты либо добровольно соглашаешься, либо я тащу тебя туда в мешке и связанную по рукам и ногам. Какой вариант тебе больше нравится?

- Не сделаешь ты этого, – самоуверенно отозвалась я, уперев ладони в бока. – Кишка тонка.

Парень выгнул дугой бровь и нагло ухмыльнулся. Но даже этого не хватило, чтобы я поверила его словам. К тому же, я правда думала, что он не сможет этого сделать.

- Уверена?

- О да…

Сэм быстро подошёл ко мне с той же наглой ухмылкой на лице. Он моментально подхватил меня на руки и наклонил так, что я оказалась всего в нескольких дюймах от возможного поцелуя с грязной плиткой на полу. Кровь прилила к голове и перед глазами начали плясать чёрные точки.

- Чёрта с два!! – закричала я, со всех сил пиная парня ногами как могла. Хотя, он умело оборонялся, даже если учесть то, что держал он меня на расстоянии вытянутой руки. Да, к тому же на расстоянии нескольких дюймов от пола. – Пусти меня!

- Не проблема.

Парень чуть опустил меня, и я уже была готова ударится лицом о пол, но он так же быстро остановился.

- Я не это имела в виду! – заверещала я.

- А то я не знаю, – отмахнулся парень. – Скажи волшебное слово и я тебя отпущу.

Я сильно зажмурилась и закусила губу. Лучше бы я не понимала, что он имеет в виду и могла бы просто сослаться на свою глупость. Но сейчас врать было бесполезно.

- Хорошо. Хорошо, я согласна на экскурсию, – быстро и невнятно промямлила я.

- Что-что ты сказала? Прости, я не расслышал.

Меня начало это не просто злить, даже, я бы сказала, бесить. Его самоуверенность выбивала меня из колеи, а наглость выводила из себя. Но всё это меркло по сравнению с тем, как я себя чувствовала.

Кровь в висках сильно пульсировала, а перед глазами словно повис прозрачно-чёрный туман. Голова ужасно кружилась.

- Я сказала, что пойду на экскурсию, – более громко сказала я.

Мой голос немного дрожал, а живот свело от подступающей тошноты – сегодняшний завтрак так и просился выйти из-за этой встряски.

- Пожалуйста, отпусти меня. Мне уже плохо.

Это больше походило на подвывание раненого зверя или хныканье маленького ребёнка. Но всё же, это и заставило парня поставить меня на ноги. Он аккуратно опустил меня и, убедившись, что я могу стоять на ногах, отошёл в сторону. Я облокотилась о стенку и массировала пальцами виски, пока чёрные точки не отступили.

- Это было обязательно? – возмущённо спросила я, закрывая лицо руками.

- Ты бы не поверила.

- Ну конечно… Давай поскорее от этого избавимся. Чем раньше отправимся – тем быстрее вернёмся.

Серьёзно. Я хотела поскорее расправиться с этим и вернуться к обычному распорядку дня. И я почувствовала, что маленькая и очень любопытная часть меня хотела побывать в Аду. В первую очередь для того, чтобы узнать каково там. Слова Сэма на счёт отсутствия бурлящих котлов меня немного поразила и желание ещё больше снедало меня.

- Отлично. Закрой глаза, – скомандовал он и взял мою руку.

Я послушалась. А что ещё мне оставалось делать?

- А теперь расслабься. Просто… не о чём не думай.

- Ты спятил? Если мне сказать «Не о чём не думай», то мысли наоборот будут бить ключом. Лучше бы ты мне ничего не говорил, Сэм, – тоном обиженного ребёнка отозвалась я.

- Тогда, думай о теории относительности Эйнштейна.

О чём? Единственное понятное мне слово, так это Эйнштейн. Остальное прозвучало примерно так: «Бла, бла-бла, бла-бла, Эйнштейна». Конечно, я что-то слышала об этом, но понятия не имела, о чём именно мне думать. Признаю, этот метод Сэма весьма эффективен в таких ситуациях.

- Хорошо, теперь зажмурься посильнее и досчитай до двадцати. Затем можешь открывать глаза.

Его приказной тон мне не очень понравился, но всё же я послушалась и на этот раз. Если дело идёт о путешествии в Ад, это не обсуждается.

Едва я успела кивнуть, как что-то холодное пронзило мою спину, словно какой-то кинжал. Ощущение не приятное и весьма болезненное. Как будто из спины у меня что-то начало расти. Что-то наподобие крыльев… Возможно.

Один, два, три, четыре…

Становилось всё больнее и больнее. Только теперь зудеть начала не только спина, но и голова. Причём болела часть в области лба и что-то натолкнуло меня на мысль о том, что это возможные рога.

Пять, шесть, семь, восемь, девять, десять…

Чувствовалось, как воздух вокруг меня начал сгущаться и заметно похолодало. И этот холод пронзил меня до мозга костей. Мне казалось, что в Аду должно быть жарко…

Одиннадцать, двенадцать…

Дышать становилось очень сложно, и я жадно хватала воздух ртом, словно рыба, которую выкинули на сушу.

Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать…

Боль в спине понемногу угасала, но на замену ей приходило ужасное жжение в глазах, которые, в общем-то были закрыты, так что я просто не понимала, как это возможно.

Шестнадцать, семнадцать, восемнадцать, девятнадцать…

Даже через закрытые веки я почувствовала волну света, окутавшего меня с ног до головы. Он казался таким тёплым и чистым, что я едва заставила себя не открывать глаза.

Двадцать.

Всё исчезло. Даже, как будто, я растворилась и ушла куда-то в небытие. Я не чувствовала себя.

Открыв глаза, я так же ничего не увидела. Всё было покрыто и укутано темнотой. Ни малейшего намёка на солнечный свет, свечку или лампу.

Меня это напугало? Да не то слово!

- Сэм!! Не смешно! – прокричала я.

Скорее всего, мои крики дошли лишь до сгустков тьмы.

Никто не ответил.

- Не шути так! Мне страшно!! – уже более напугано и обречённо вскрикнула я.

Тьма не отступала и становилось ещё холоднее.

Это напомнило мне приход Дэвида. Тот же холод и страх. Только в более усиленном варианте.

По венам пробежала волна жара, словно тело предвкушало что-то, чего я никак понять не могла. Странно. Но все мои сверх способности, включая отпадное зрение, испарились. Просто отступили. Чуткий слух как будто и вовсе не существовал.

Тяжело признать, что ты осталась одна.

Но так оно и есть.

Я аккуратно подняла свою руку на уровень моих глаз (по крайней мере, я думала, что она именно там находится), но не увидела ничего, кроме размытого, еле уловимого, тёмно-серого продолговатого пятна. Да у него даже очертаний не было.

“А где я вообще?!” – пронёсся лёгкий, робкий голосок у меня в голове.

Это просто немыслимо. Как я могла оказаться в таком неопределённом и жутком месте? Конечно же! Всё из-за этого идиота Сэма!

Ну и меня, отчасти.

В порыве ярости, нахлынувшей на меня, я попыталась ударить ногой по полу.

Всё бы получилось. Если бы не тот факт, что пола здесь нет. Как оказалось. Я застыла в полной невесомости, ничего не вижу и ничего не слышу! Просто по-тря-са-ю-ще!

Закрыв глаза, в сущности, ничего не поменялось. Та же темнота. Но. Теперь её хотя бы дополняли всплывающие картинки из моего сознания.

Я пыталась хоть как-то скрасить своё пребывание здесь. И в первую очередь – с помощью воображения.

Перед глазами появлялись «кадры» из прошлого и возможного будущего. Интересно было бы заглянуть в будущее и увидеть как всё там будет. Изменится что-то?

Вот красивые пальмы. Обычно такие можно увидеть на пляжах и улицах Майами. Солнечный свет раскрасил их листья в ярко-оранжевый. Я бы, даже, сказала, пылающий оранжевый. Небо приобрело похожий оттенок и солнце готовилось уйти за горизонт.

Вскоре, красивый пейзаж сменился куда более скучающей обстановкой. Класс в гимназии. Старый фикус в глиняном вазоне начал увядать. Листья пожелтели и иссохли от недостатка влаги. Задние парты изрисованы весьма неприличными надписями, и стенка за ними была так же красноречива. Около учительского стола в беспорядке лежат колбочки и реактивы. Да, это не по правилам безопасности, но что делать с пятнадцатью непослушными подростками, которые так и ждут окончания нудной химии?

Но тут что-то выдернуло меня из моего же воображения.

Это было похоже на толчок. Или, я бы сказала, пинок.

Неприятное ощущение того, что тебя кто-то выпихнул из своих мыслей. Да. Именно это.

Я открыла глаза и осмотрела темноту ещё раз. Абсолютно ничего. Как и было несколько минут назад.

На своей руке я почувствовала чьи-то холодные пальцы. Они впивались в кожу и, если честно, было очень больно. Такое ощущение, что человек, или кем бы оно ни было, старался содрать с меня скальп.

Это продолжалось не долго.

Вспыхнул яркий луч света и ослепил меня на некоторые доли секунды. Жар, словно от солнца, распространялся очень быстро и заполнял всё пространство вокруг.

А ведь, и не скажешь, что пару мгновений назад было до жути холодно…

Теперь я могла рассмотреть всё, что скрывала от меня темнота.

Страшные когтистые пальцы, больше напоминающие обуглившиеся куски человеческих костей, впились мне в предплечье. Я даже заметила несколько красных капель крови, которые медленно стекали с руки.

Это фактически было невозможным.

Запрокинув голову вверх, я увидела то, что, полагаю, видеть не должна была.

Красные глазные яблоки практически вываливались из глазниц, а угольно-чёрный череп, с местами отвалившимися кусками плоти, был так изуродован, что казалось, сам Дьявол спустился и предстал передо мной.

Заметив, что я смотрю на него, монстр пронзительно закричал и обнажил свои кроваво-красные зубы, мотнул своим черепом и ухватился за меня сильнее.

Я хотела было вскрикнуть, но остановила себя. Так будет лучше. Да, к тому же, смысл кричать? Никто же не услышит!


Глава 8 «Stop the clocks»

Сколько я сидела тут? Да чёрт его знает!

Настенные часы, расположенные на массивной стене из белого кирпича, не работали. Оставалось только гадать, зачем они вообще здесь.

Я сидела и теребила пальцы на руках, которые стали похожи на когти коршуна. Но золотого цвета. В принципе, как и мой теперешний облик.

Благо, что я не могу видеть своё лицо! Но и этого хватило, чтобы я закатила дикую истерику.

Ну, а вы бы что сделали? Если бы увидели руки, которые теперь покрыты маленькими золотыми чешуйками и такие же ноги?

Да, с одной стороны, это несомненно прикольно, но, чёрт возьми! Было бы куда смешнее, будь на моём месте Габриэлла! Вот тогда бы я, несомненно, посмеялась от души.

Вместо моей школьной формы была странная красная тога, с чёрным узором у самого подола. На ногах, или чем-то на них подобном, красовались сандали в греческом стиле, украшенные различными завитушками и завявшими чёрными розами.

Ад оказался не таким ужасным местом, как я ожидала. То есть, это ужасно, что я нахожусь в столь плохом месте с дурной репутацией…Но никаких страшных бурлящих котлов, лавы, остроконечных красных скалистых выступов не было. Я бы сказала, всё было почти… человеческим. Только вот часы здесь не идут и мой облик просто шокировал.

Я сидела на стуле с мягкой обивкой около огромной дубовой двери. Около меня, облокотившись о стену, со скучающей миной стоял Сэм. Время от времени он поглядывал на небольшую дверь в конце коридора, около которой сидела молодая девушка и что-то набирала на старой печатной машинке.

Помимо нас с Сэмом в коридоре находилось ещё человек семь. И все, как один, были одеты в одинаковые одеяния: у девушек длинные чулки в сеточку и чёрно-красные платья в обтяжку, а вдобавок к этому пара замечательных рожек на голове. У парней же наоборот, вполне официальные чёрно-серые костюмы и красные галстуки.

Во всём этом окружении красивых людей, или кем бы они не являлись, я чувствовала себя белой вороной. Даже Сэм, и тот сохранил свой человеческий облик. А мой облик напоминал нечто подобное на коршуна или орла…

Не знаю…

Мимо меня прошла компания парней и они презрительно глянули на меня. Один из них задержал на мне взгляд своих алых глаз и нахмурился. Мне это не понравилось и я вжалась в спинку стула, тем самым вызвав у парня лёгкий смешок.

У него были тёмно-каштановые волосы ниже плеч и бледно-серебристая кожа. Можно было бы сказать, что он вампир, но нет. Он просто обитатель Ада, как и все тут, кроме меня.

Я уже отметила для себя, что эти странные существа значительно от нас отличаются. При чём, отличаются не только от Хранителей, но и от людей тоже. Если поставить меня и одного из этих парней рядом, то сразу станет понятно кто из нас выше рангом.

Одеты они были в одинаковую одежду: красные тоги с японским рисунком, цвета плавленого золота в области груди. На головах красовались венцы из тонких ниточек серебра и золота, сплетённые между собой.

Парень с длинными каштановыми волосами остановился возле меня и непонимающе разглядывал меня.

Я постаралась отвести взгляд от этих насыщенных алых, цвета пламени, глаз.

- Лилит? – практически одними губами произнёс он.

В его голосе слышалось странное, непонятное мне благоговение.

- Что?

Мой относительно простой вопрос заставил парня немного задуматься.

- Извини, наверное, я ошибся, – быстро проговорил он, опуская взгляд в пол.

Я нахмурилась.

- Нет, что ты имел в виду? Кто такая Лилит?

Компания, в которой шел мой собеседник, стала окликать его, но он словно не слышал их.

- Клетрон, чёрт бы тебя побрал! Ты собираешься шевелится? Или тебе ускорения придать?! – рявкнул один из них.

Я слегка вздрогнула от столь неприятного скрипучего голоса. Да, к тому же, он был такой громкий, что казалось, это могли услышать на другом конце вселенной.

Приятель зло уставился на Клетрона и оскалился. Ещё двое просто стояли по бокам от него и были так напряжены, словно готовы были кинуться в бой в любую секунду.

- Гореть бы тебе в Преисподней! – огрызнулся Клетрон и сплюнул прямо на пол. – Ты просто дьявол во плоти, Гер.

- Спасибо за комплемент. – весьма сдержанно ответил товарищ и галантно поклонился ему в знак благодарности. Гер в мгновение ока повернулся ко мне и сказал: - Не обращайте внимания на выходки моего брата. Он бывает немного чудаковатым.

Это показалось мне не совсем логичным. Если учесть то, что пару минут назад он был готов испепелить его взглядом.

- С кем не бывает, – я кивнула.

Они благодарно улыбнулся мне и поманил за собой своих товарищей.

На меня нахлынул запах дорогого одеколона. Аромат был терпкий, почти лесной. Такое ощущение, что сосновые иглы, смолу и свежий прохладный лесной воздух засунули в колбу и там перемешали. Ах да, ещё что-то было, смутно напоминающее то ли росу, то ли туманное утро… Ну, понимаете, когда встаёшь настолько рано, что в воздухе ещё парят частички пара и на зелёной траве лежат маленькие капельки россы.

Никогда не встречала подобного.

Даже одеколон, которым пользовался Мэт, в подмётки не годился этому запаху. Он просто сбивал с ног и зачаровывал.

Большим усилием воли я смогла сосредоточить свои мысли на кое-чём более важном и отвести наконец взгляд от удаляющихся фигур.

Странно, но меня волновало не то, кто такая Лилит, а то, почему этот парень меня с ней перепутал. Может, здесь так много существ похожих на меня? Хотя, вряд ли.

- Сэм, можешь подойти? – негромко, почти шёпотом, проговорила я, еле лепеча языком.

Парень кинул на меня обеспокоенный взгляд и подошёл. Медленно, как будто, боялся, что любое резкое движение может до смерти меня напугать, и я окочурюсь прямо здесь, на этом стуле, в Аду…

Он присел на краешек соседнего стула и опустил глаза. Уж не знаю, почему он это сделал.

- Кто это вообще был?! – уже более громко спросила я.

Голос ужасно срывался. Я не то чтобы была в истерике, но определённо на грани.

- Левиафаны, – коротко ответил тот, не поднимая глаз.

- Чёрт! Как будто мне это о чём-то говорит! – возмущённо воскликнула я.

Сэм сверлил пол взглядом и не отвечал.

- Ты можешь ответить? – уже менее грозно произнесла я, дрожащим голосом.

Но остатки внезапно вспыхнувшего гнева продолжали охватывать меня. Я со всех сил сжала кулаки и прищурила глаза.

- Наверное, нет. Прости. Может позже расскажу. Не сейчас.

- Ты издеваешься что-ли? – мой голос напоминал шипение змеи. – Рехнулся?

Вдруг, он поднял свой взгляд на меня и я застыла в полном ошеломлении.

Глаза, которые совсем недавно были цвета аквамаринов, окрасились в ярко-алый цвет. Такое ощущение, что в них пылали маленькие язычки пламени.

- Что? Что это? Как это понимать?!! – ошарашенно прокричала я, отодвигаясь от него на столько, на сколько вообще позволял неподъёмный стул.

Сэм ужасно напоминал тех странных парней, или как он сам выразился – левиафанов.

- Ты один из этих?

Он молчал. Это просто с ума меня сводило! Неужели так сложно сказать одно лёгкое слово? Или он просто пытается подобрать слова, чтобы хорошенько мне всё объяснить?

- Не лезь не в своё дело, – только и сказал он.

- Знаешь, то что ты сказал, ни черта не изменит. Если хотел, чтобы я просто так отстала, нужно было просто прикончить меня здесь! Не нужно было вообще меня сюда тащить! Не нужно было тебе вообще сегодня ко мне подходить! Ты совсем ненормальный! Включи наконец свою долбанную логику! Пораскинь мозгами, и может, поймёшь наконец, что ты сам во всём виноват! – я перевела дыхание, чтобы продолжить. – Не приведи Господь ещё раз тебя послушать!

Люди, сидящие в коридоре, посмотрели на меня, как на сумасшедшую и покачали головами. Сначала, я не понимала, что их так взбудоражило, но через несколько секунд меня посетила совсем абсурдная мысль!

“Ну я и дура! В Аду не говорят подобного!”

- Ой, – машинально одёрнула я себя. – Чёрт подери.

- Ладно. Только давай я расскажу тебе об этом поз… - Сэм намеренно оборвал себя.

Небольшая дверь открылась и из неё вышел такой же невысокий седовласый хрупкий дед. Мы оба посмотрели в ту сторону и старик недовольно посмотрел на нас.

- Катренс… - проворчал Сэм, медленно поднимаясь со стула.

Он помог мне встать и загородил собой, как будто стараясь защитить от возможной опасности.

- Что вы как дети малые… Глаз да глаз за вами нужен, – отозвался старик, смотря на меня своими серыми, почти белыми, глазами. – Проходите. Давно вас ждём.

- Нас? – переспросила я, вскинув брови. – И… Ждём?..

- Ну конечно! Милая леди, вы думали, что вы идёте на приём ко мне? – спросил Катренс, слегка удивлённый моим вопросом.

Милая леди.

Странно, он что, красивых девушек никогда не видел? Неужели я действительно кажусь ему милой, даже в моём облике чёрт знает кого? Вот это да.

Я пожала плечами и подошла к Сэму так, что мы оказались на одной линии.

- Прошу вас, проходите. Роксана уже заждалась.

Мой недоумевающий взгляд упал на моего сопровождающего, который, судя по всему, был немного шокирован.

- Извини, но разве Лексис не…

- Нет. У неё дела. Может быть, но вряд ли, она подойдёт позже, – оборвал его Катренс и переместил свой взгляд на меня. – Леди, верно, уже сгорает от нетерпения. Проводи же её, Сэм. Она твоего одобрения ждёт.

Парень невольно покосился на меня и сделал шаг вперёд. А что я? Я последовала его примеру.

- Катренс, не кажется ли тебе, что девушка нервничает из-за своего обличия? – украдкой спросил он, вероятно думая, что я не услышу. – Преврати её. Живо.

В голосе Сэма сквозила враждебность и злость.

- Этим займётся Роксана. Это не моя специальность, тебе известно. Если честно, то я не уверен, что леди так понравится ещё какой-либо облик. Пускай пока будет так.

Я сглотнула. Меньше всего мне хотелось принять обличие какого-нибудь кролика-убийцы или Горгоны Медузы.

- Не стой как пень. Пройдите же наконец, – нетерпеливо проворчал старик.

Сэм не двигался с места и я решила взять инициативу в свои руки.

Как только я двинулась с места, Катренс разразился жутким скрежещем смехом.

- Вот это да! Какая вы всё-таки решительная особа!

Я подошла почти вплотную к старику и выпалила:

- Не представляете, как я сейчас боюсь. Но, надеюсь, это стоит того.

- Несомненно, – ответил он и отошёл немного в сторону, чтобы я смогла пройти внутрь.

Внутренний интерьер значительно отличался от того, что был в коридоре. Кремовые стены с позолотой и тёмно-бордовый паркетный пол. Много света и окон. Растительности, в том числе и птиц.

Ума не приложу, откуда они тут взялись.

По середине комнаты располагался пьедестал, на котором стояло два резных кресла с тёмно-синей обивкой. Они напоминали королевские троны или нечто на них подобное.

На одном из них сидела девушка.

- Роксана готова принять вас, – тихо сказал Катренс и чуть ли не пинком заставил Сэма войти за мной.

Как только парень оказался около меня, подлый старик закрыл дверь и удалился.

Девушка развалилась на своём дорогом троне в расслабленной позе и наблюдала за нами из-под опущенных ресниц.

На вид ей было лет двадцать. Может меньше. Высокие скулы, загорелая кожа, цвета карамели, светлые, почти обесцвеченные волосы до талии. Голубые глаза, какого-то неестественного оттенка…

- Перестань пялиться на меня, чёрт подери! Я тебе что, экспонат в музее?! – возмущённо прокричала Роксана, вскидывая свои руки вверх.

- И-извините, – заикаясь, пролепетала я. – Просто, я думала, что…

- Ты сюда думать пришла? – перебила она меня. – Если бы да, тогда я отправила бы тебя к секретарю! А теперь отвечай! Зачем пришла сюда?

Её резкий тон удивил меня. Да вообще-то со мной редко кто так разговаривал. Это сбивало с толку.

Только я хотела ответить, как Сэм вступился:

- Мы пришли не для того, чтобы выслушивать твои издевки и капризы, – парень положил мне руку на плечо. – Прояви хоть каплю уважения к тем, кто служит вам.

Девушка мгновенно изменилась в лице. Интересно, не тяжело ли ей вот так легко менять маски?

Это напомнило мне чокнутую мамашу Мэта. Да, она умела мастерски врать и изворачиваться.

- О, так что ты раньше не сказал? Очень рада встрече.

Роксана поднялась с трона и направилась прямиком ко мне. Её лицо озаряла поддельная улыбка во все тридцать два зуба.

Одежда девушки ничем не отличалась от моей повседневной, что я ношу в выходные, если удаётся выбраться в город. Светло-серые джинсы и красная майка в полоску. Ах да, ещё туфли на огромных каблуках в красно-белую полоску. Этого у меня нету.

Её походка была сродни тому, как порхают по подиуму супер модели.

- Подойди к ней, – скомандовал Сэм.

Сделав один неуверенный шажок на встречу девицы мне стало не по себе.

Не от того, что она была так похожа на человека, и даже не от того, что она очень сильно притворялась и изображала радушие.

От того, что я не знала чего ожидать.

Между мной и Роксаной оставалось каких-то пару футов, которые стремительно сокращались с каждой секундой. Девушка мило хлопала ресницами и от этого мне становилось только тошно.

- Что же… предлагаю пройти в комнату…

- У нас нет времени на это, Рокси, – оборвал её Сэм.

- Раньше ты был куда вежливее. Полагаю, это всё двадцать первый век и тому подобное? Технологии и лень в обучении элементарному этикету… - пробормотала девушка скорее для себя.

Она взмахнула рукой и Сэм в прямом смысле упал на колени перед ней.

- Лексис и Лилит не будут рады твоему неповиновению. Или тебе напомнить, кто перед кем пресмыкается? Думаю, ты умный и сам поймёшь.

- А как давно ты у них на побегушках? Они слишком круты для того, чтобы принимать гостей? И ты решила подработать «вышибалой»?

Послышался злобный рык.

- Как ты смеешь?

Роксана словно не видела меня. Она быстро, в мгновение ока, оказалась около Сэма и подняла пальцем его подбородок.

Парень несколько раз пытался убрать руку девушки, но она всё равно продолжала измываться над терпением Сэма.

- Не дано мелкой рыбёшке свысока говорить о существах, которые стоят выше тебя.

Рокси заглянула прямо в красные глаза моего сопровождающего и те мгновенно поменяли свой цвет. На знакомый мне аквамариновый. Она провела рукой по татуировке в виде змеи у него на шее и Сэм сморщился от боли.

- Неприятно, да? – зловеще спросила она всё ещё касаясь шеи парня. – А что если так?

Не успел даже сказать хоть слово. Его словно ударила молния.

Глаза ужасно сильно распахнулись и казалось, что ещё немного и они выпадут из глазниц. Губы сжались в тонкую полоску, которая, по-видимому, сдерживала душераздирающий крик. Кожа сильно покраснела и местами даже успела обуглиться.

Тату выросло в несколько раз больше и занимало всю поверхность шеи.

- Хватит! – решила наконец вмешаться я.

На Сэма смотреть было просто ужасно, но что-то заставляло меня раз за разом поглядывать на его внешний вид.

- И не подумаю. – не глядя на меня отозвалась Рокси. – Он посмел…

- Помалакс!

Сама не знаю почему, но заклинание само вырвалось.

Как нас учили в гимназии – это одно из сильнейших заклятий, которое может даже убить обидчика. Использовать его в учебном заведении было строго запрещено, но это же не школа, верно?

Девушка мгновенно повернулась ко мне и рукой отшвырнула Сэма, который от сильного толчка повалился на пол.

- Ты всерьёз думала, что это сработает? Чтобы убить меня нужно нечто большее, чем простое «Мёртвое проклятие»!

Она направила на меня свою руку, но я мгновенно отошла от Рокси на несколько шагов. Её глаза злобно сверкнули и она ухмыльнулась.

Краем глаза я уловила движение и поняла, что это Сэм. Он восстанавливался прямо на глазах.

- Я и не пыталась убить. – ответила я.

- А что же ты тогда хотела… - она машинально оборвала себя. – Чёрт!

Её взгляд метнулся в сторону Сэма, который был уже в состоянии встать, но не делал этого. Просто продолжал стоять на коленях.

Роксана была уже готова снова подойти к парню, но я быстро подскочила к ней и схватила за руку. Она была крайне удивлена такому повороту событий и чуть смогла сдержать смешок.

- Ты жалкая, глупая тварь! Как ты посмела дотронуться до меня?!

Тварь? Жалкая?

Я уверена, что есть куда больше интересных слов, которыми можно описать меня и мои качества. И несомненно, «Жалкая» и « Тварь» туда не входят.

- Ну раз так, то ты напыщенная, глупая, дешёвая идиотка! – выкрикнула я, сжимая её руку всё сильнее и сильнее.

- Может всё же поменяешь свою точку зрения? Даю тебе пять секунд на ответ. Раз, два, три…

- Ни за что!

- Ну что же вы себя совсем не бережёте? – проворчала она и подняла свою свободную руку.

Я увидела яркий свет. Такой яркий, что складывалось ощущение, будто я смотрю прямо на солнце.

А потом всё исчезло. Чернота.

- Что… Что ты со мной сделала? – вскрикнула я, дёргая её за руку.

- А разве не видишь? А, точно! Ты же ничего не видишь!

Я была в растерянности.

- Сэм! Это пройдёт? Скажи пожалуйста!

- Нет. Если только Роксана не отменит слепоту, – ответил мне парень.

- Чёрта с два! Живо прекрати! – грозно завопила я.

Девушка разочарованно вздохнула и вырвала свою руку из моих крепко сжатых пальцев.

- И не подумаю.

Я сжала челюсти и произнесла:

- Мотрелистос.

Подумать только, как одно слово может изменить всё вокруг.

Жаль только, что зрение моё не вернулось. Но вместо этого я услышала душераздирающий вопль. Это куда приятнее, чем зрение.

Эмоции только сильнее подогревались и я продолжала повторять это слово.

Заклинание боли, или как его называют в гимназии – «Вечные муки», действует очень хорошо и сильно. За время нашей практики этого заклинания, некоторые теряли сознание от болевого шока или пытались унять боль ужасным криком.

Лучше вам не знать, что именно чувствует человек или Хранитель во время его испытания. Скажу только одно: ужасная, всепоглощающая боль, которая не утихает ни на миг.

Это и делает заклятие очень опасным.

Роксана продолжала кричать и я даже услышала, как она ударила кулаком о что-то и послышался глухой удар.

- Нравится? – с издевкой в голосе спросила я.

- Прекрати!!

- И не подумаю. – повторила я то, что она недавно ответила мне. – Мне нравится.

- Я верну тебе зрение. Прекрати! – взмолилась Рокси, всё ещё крича от боли.

Это заставило меня задуматься. Возможно она врёт, но разве способен врать человек, когда его ужасно мучают?

- Ладно. – отмахнулась я и отпустила заклинание.

Всё произошло быстрее, чем я ожидала. Связь между мной и колдовством рушилась, словно хрупкий песочный замок. Стоило мне хоть немного ослабить его, как оно потеряло свою силу в мгновение ока.

И что самое интересное, так это то, что я утратила возможность делать хоть что-то. Я имею ввиду способность ощущать некую… магию внутри себя.

Это похоже на маленький огонёк. Чем больше ты кидаешь туда старых газет или вырванных из книги листов – тем больше огонёк разгорается. Но ровно на столько, пока не догорит последний клочок бумажки.

Так же и с моими силами. Я нуждалась в подпитке.

Какая же я идиотка! Истратила столько эмоций понапрасну! Ради того, чтобы доказать, что Эмбер Спаркс не просто какая-то девчонка из Гимназии Бейфронт и не прислужница этой напыщенной девицы! И всё зря!

На восстановление уйдёт не меньше недели! А то и больше!

Зрение всё ещё не появилось и это ужасно беспокоило меня. Неужели Рокси обманула меня?

- Верни мне зрение! – скомандовала я.

Девушка устало вздохнула.

- Что мне это даст?

- Я могу ещё раз…

- Не лги, Эмбер. – одёрнула она меня. – Не можешь. Ты ведь растеряла свои силы, так ведь?

Если бы я могла видеть её лицо… По голосу Роксаны ничего не понятно, какие эмоции она испытывает и действительно ли она верит в то что говорит.

- А дело в том, что здесь не приветствуется выброс чар. И эмоций. Кроме меня, конечно! Таким как я позволено всё, но ты… Слишком самоуверенная и вспыльчивая. Честно говоря, не думала, что тебе сил хватит сделать хоть что-то!

Я почувствовала лёгкое дуновение ветра около меня и напряглась. На плечо легла тёплая рука.

- В общем-то, твои имя и фамилия говорят сами за себя. – подвела итог Рокси. – Уголёк и Искорка. Оба источники лёгкого возгорания…

Она щёлкнула пальцами и в глазах заплясали яркие белые точки на чёрном фоне.

Хотелось сморгнуть, но было бесполезно.

Одно радовало – зрение потихоньку возвращалось и белые искорки начинали приобретать размытые очертания предметов.

- Ты даже не применила оборонительное проклятие! Ты весьма самонадеянна.

- А ты весьма эгоистична и глупа, – парировала я.

- Что прости? Ты что-то сейчас сказала? Просто я не расслышала…

- Я сказала, что ты глупая, эгоистичная тварь, которая думает, что пуп вселенной, хотя, на самом-то деле, ты – ничто. Пешка. Винтик в огромной машине, – с ненавистью в голосе, прокричала я.

Эмоции снова взбунтовались, словно маленький ураган.

- Дерзкая, да?

Очертания становились всё отчётливее и я могла рассмотреть недоумение и шок на лице девушки. Она раскрыла рот от удивления.

Рука, лежавшая на моём плече сжала его со всей силы. Пришлось очень сильно постараться, чтобы не выругаться.

- Не дерзкая. Просто не люблю, когда люди переоценивают свои возможности, – сдержанно пояснила я.

Рокси задумалась.

- Нечего сказать мне в ответ? Не хватает словарного запаса?

- Заткнись! – рявкнула она и вскинула руку.

Я думала, что она хотела снова произнести заклятие слепоты. Но нет.

Девушка приблизилась ко мне и залепила мне смачную пощёчину.

Кожа на месте удара саднила и болела. Но это ничто, по сравнению с тем, что назревало внутри меня. Маленький ураган перерастал в тайфун и сдерживать его становилось всё сложнее.

Кончиками пальцев я дотронулась до разгорячившегося участка щеки. Благо, что эта чертовщина исчезла через несколько мгновений.

- Не смей притрагиваться ко мне! – вскрикнула я.

- Не тебе говорить, что я смею, а чего не могу. Поняла, малолетка?!

В её голосе слышалась вражда, но мне было плевать. Это словесное состязание долго не продлится.

- Какое же ты… чудовище! – на самом деле, на языке вертелось слово «дерьмо», но по понятной причине, я решила попридержать язык. – Может ещё что нибудь скажешь обо мне?! Например то, что я слишком мала, чтобы понять твои тупые намерения и озлобленность на всё и вся?

Зрение окончательно пришло в норму и я снова могла разглядеть малейшие трещинки в полу, пылинки в воздухе…

- Не собираюсь, – отозвалась Роксана, опустив глаза в пол.

- Почему это?

- Смысла нет. Точнее, он наверное и есть, но я его не вижу.

Сэм тяжело вздохнул и наконец-то убрал свою руку с моего плеча.

Кто-то негромко кашлянул и зааплодировал

Я мгновенно обернулась, в поисках источника шума и наткнулась на бледно-серые, почти прозрачные глаза, которые с интересом наблюдали за мной. Копна непослушных рыжих волос была убрана в неаккуратную длинную косу до самой талии. Кожа бледная как мел…

Это я? Отражение? Или мне это снится?


Глава 9 «What the hell»

- Привет, – проговорила девушка, не спуская с меня глаз.

Я почувствовала, как по телу пробегают мурашки и волосы на голове становятся дыбом от одного звука её голоса.

- Э-э… Привет, – ответила я, немного заикаясь.

Одежда незнакомки отличалась от уличного стиля Рокси.

Официальное красно-чёрное платье, золотистые браслеты на запястьях… Диадема, аккуратно вставленная в золотисто-рыжие волосы.

Такое ощущение, что она сошла с подиума или сбежала с конкурса «Мисс Америка».

- Рокси, не могла бы ты оставить нас? Сэм, ты тоже можешь быть свободен, – приказным тоном заявила девушка, махнув рукой в сторону двери. – А ты сядь. В кресло.

Что мне оставалось делать? Повиноваться, конечно.

Я направилась в сторону пьедестала и заняла один из тронов. Он оказался удобным и мягким, прямо как «живое кресло».

Сэм нехотя вышел за дверь. За ним последовала Рокси и, на последок, кинув на меня несколько красноречивых взглядов, громко хлопнула небольшой дверью, гневно стуча каблуками по деревянному полу.

Незнакомая мне девушка закатила глаза и подошла ко мне.

От неё исходил запах свежезаваренного экспрессо. Такой аромат напоминал мне о кофейне Старбакс, куда я иногда ходила после уроков – лишь бы избежать домашних заданий. Это сильно противоречило её образу «королевы красоты».

Незнакомка села в соседнее кресло и продолжала пялиться на меня своими прозрачными глазами. Губы изогнуты в полуулыбке, как будто она собирается мне что-то сказать, но не может решить, говорить или нет.

- Вы… ммм… Что-то хотели сказать мне? Нет? – спросила я, прерывая затянувшееся молчание.

- Нет. Всё и так понятно. Твои поступки, как всегда, говорят за тебя, Эмберли. – сказала она, тоном недовольной мамаши.

- Стоп. Для начала, скажите кто вы! Я не знаю ни вашего имени, не вашей фамилии… Ничего!

Девушка перевела дыхание и выпалила:

- Меня зовут Лексис-Аманда-Мария-Фелиция Далмос. Тебе стоит знать хотя бы это. Извини, что раньше не представилась, – я еле заметно кивнула и хотела было задать ещё один не менее странный вопрос, но Лексис-как-её-там опередила меня. – Почему мы похожи? Тебе наверное, будет странно слышать подобное, и я не буду винить тебя в том, если ты накричишь на меня, но нужно уметь принимать правду такой, какой бы он ни была. Понимаешь, ты должна это знать.

Я многозначительно посмотрела на неё, точно давая понять, что я готова к любой душераздирающей новости.

- Ты же думала о том, что я ужасно на тебя похожа? И скажи, только честно, у тебя такие же глаза? Волосы? Кожа? Телосложение? Рост?..

- Ну да… только в этом обличии я и сама толком-то не пойму кто я.

Девушка ослепительно улыбнулась мне и щёлкнула пальцами.

Мои руки преобразовались в обычные, какими я привыкла их видеть, а на плечи легли локоны моих непослушных рыжих волос.

Лицо Лексис приобрело задумчивое выражение и она довольно кивнула.

- Ничего себе! Вот это да! Я видела тебя ещё совсем маленькой! Ты такая… красивая… И я тоже ничего… Определённо ничего.

Узнаю себя.

- Что ты хотела сказать? Про какую правду ты говорила? – спросила я, хмуря брови.

- Хотела сказать, что ты мой клон. Ну, точная копия. Не могу сейчас судить точно, но ты же Хранитель?

Я снова кивнула.

- Я тоже была. Но видишь, что со мной стало? Не знаю. С тобой скорее всего будет тоже самое, – неуверенно проговорила Лексис.

У меня чуть челюсть не упала. Что… Что она сейчас сказала?! Я тоже окажусь здесь?!

- Нет… Не хочу сюда.

- Прости. Бессмертным сюда путь заказан. Ты не сможешь уйти безнаказанной.

В её голосе не было слышно ни капли грусти и раскаяния.

- Но я не бессмертна. Я Хранитель! Мы умираем и…

Я не знала, что ещё сказать в своё оправдание. Голос срывался на каждом слове, а сердце отбивало сумасшедший ритм.

- Но я же бессмертна. Значит и ты тоже, – её логика меня просто убивала, хотя, что уж поделаешь, я бы сказала тоже самое. – И… Разве Хранителями не рождаются?

- Конечно! – воскликнула я, буравя взглядом свою собеседницу.

- Но ты им стала. Не родилась, – Лексис напряжённо вздохнула и продолжила. – Ты появилась на свет как обычный, человеческий, младенец. Но по мере взросления ты становилась всё больше и больше похожей на Хранителей. И сейчас твои способности поддаются твоим эмоциям и иногда ты не в силах их контролировать, так?

Её слова были чистой правдой – я это чувствовала. Как будто она в самом деле понимала, что я испытываю, какие эмоции у меня проявляются в той или иной ситуации… Как будто она знала каково это.

- Со мной было тоже самое, только пару… сотен… тысяч… ну может больше… лет назад, – сказала она.

- Но это же не факт, что со мной произойдёт тоже, что и с тобой… Кстати, а что с тобой произошло? – поинтересовалась я, немного насторожившись. – И можешь объяснить мне…

- Ты задашь свои вопросы позже. Просто, нужно рассказать тебе кое-что важное.

- Ладно, – согласилась я.

- Итак… Основное ты уже знаешь. Ты – Хранитель и, несмотря на все правила и Неприкасаемый Кодекс, наполовину человеческий отпрыск. Но, так же как и я – бессмертная. Значит, ты испытаешь тоже самое, что испытала я давным-давно, – Лексис перевела дыхание и тяжёлым голосом продолжила: - Это не самая приятная новость для тебя, но ты… В общем, твоя работа в мире людей – убивать. Подводить к смерти. Ты уже должна чувствовать, что с человеком, почему он страдает, от какой болезни и тому подобное. И… У тебя уже была одна смерть. Практически на твоих руках, – девушка извиняюще посмотрела на меня. – Но это не твоя вина. Ты всего лишь стала толчком. Знаешь, ведь, всё уже давно предрешено. Я имею в виду, судьбу каждого. Только ты – исключение из всех правил. Только ты можешь изменить всё вокруг и передать мир в руки куда более умных существ.

Я слушала с особым вниманием, но даже это не особо помогло в осознании происходящего. С одной стороны меня ужасно беспокоило это, а с другой стороны, я надеялась что это вымысел.

- Чёрт! Я не знаю как это объяснить! Но ты просто должна понять, что скоро те, кого ты любишь или просто знаешь, умрут. Все до одного.

“Что?! Как?! Почему и зачем?”

- И, ещё раз повторяю: это не твоя вина… просто так всё получилось.

- Тогда исправь это!! Думаешь, мне очень сильно понравились похороны брата?! – закричала я. – Я не переживу ещё, по меньшей мере, три смерти!

Истерика. И этим всё сказано.

- Поверь, если бы я знала как, то я бы уже всё исправила. Пожалуйста. – взмолилась девушка.

Её глаза внимательно изучали меня.

- Нет!

Мой голос больше напоминал гавканье собаки, а глаза в панике бегали по огромному залу. В горле пересохло и, к тому же, жутко хотелось заплакать.

- Эмбер. Послушай, это очень, очень важно. Эти жертвы откроют нам новые возможности и дадут намного больше сил. Знаю, тебе будет очень тяжело, но ты справишься! Я верю в тебя. Ты – это я. Мы – совершенно одинаковые.

- Ты спятила! Нет, быть такого не может! Дэвид умер… Он разбился. Авария, – я сильно зажмурила глаза и почувствовала, как что-то тёплое стекает по моим щекам. – Нет, это просто… просто случайность.

- Эмбер! Не случайность!! Когда ты это уже поймёшь?! – практически прокричала моя собеседница. – Твой брат – это начало цепочки, которая превращается в замкнутый круг. В Смертельный круг. Это не глупая детская игра в «Пиковую даму»! Это реальность! Жестокая, чересчур реальная реальность.

Перед глазами всплыла церемония погребения. Красный гроб, белые скучающие могильные плиты, тень старых деревьев, и моросящий дождь. Мне казалось, что весь мир тогда плакал вместе со мной. Рядом со мной стояли мои друзья и пару приятелей брата. Они не плакали на самом торжестве, но я была уверена, что под тёмными солнечными очками были спрятаны покрасневшие и опухшие от слёз глаза.

- Ты должна принять всё как есть, – тихо проговорила Лексис и положила мне руку на плечо.

- Можно подумать у меня выбор есть!

- Нет. Жаль, но нет.

По щекам струились горячие слёзы, а изо рта вырывались страшные всхлипы. Дыхание было таким прерывистым, что как будто я только что пробежала марафон. Руки дрожали.

- Тогда почему ты говоришь мне это? Ничего ведь не изменится! – эти слова дались мне с большим трудом, сложно, как никак, говорить в жуткой истерике.

- Я подготовила тебя к самому худшему.

- Кто из них умрёт первый?

Девушка немного колебалась, прежде чем ответить и теребила пальцы рук.

- Всё началось с самого близкого для тебя человека… Дальше будет кто-то, кто стоит у тебя на втором месте по важности. Скорее всего это будет он.

- Нет! Нет, нет, нет!

Какого чёрта?! Невозможно! Мэт не заслуживает такой участи!

- Да. Всё именно так. Кейт последует за ним. А затем и Эндрю. Это всё пока не имеет значения.

- То есть, как не имеет значения?! Ты издеваешься?! – вскрикнула я.

- Я хотела сказать, что следует жить сегодняшним днём! Не думай, что дорогой для тебя человек может умереть в любую секунду. Живи так, будто ничего не изменилось. Ты будешь с ними общаться как раньше, и смеяться над несмешными шуточками твоей подруги, – Лексис обвела руками комнату и еле заметно улыбнулась.

- Не смогу. Не смогу смотреть им в глаза и говорить, что всё хорошо, – выдавила я.

Поток слёз не прекращался. Как будто нескончаемый солёный водопад лился прямо из моих глаз.

- Это не самая ужасная вещь. Ты должна радоваться каждому дню, проведённому в компании твоих друзей. Поняла?

- Да.

- У тебя есть вопросы? – спросила она, тоном учителя.

Я кивнула и перевела дыхание.

- В коридоре… пока ждали пропуска… ко мне подошло несколько парней. Нефилимы, кажется. Они назвали меня Лилит. Кто это такая?

Девушка рассмеялась, от чего я невольно вжалась в спинку кресла.

- Это я. Лексис – Лилит… мой псевдоним. Так что ничего особенного. Что-то ещё?

- А… Сэм…его глаза были такие же как и у Нефилимов.

- Ну… думаю, это он тебе расскажет сам, – коротко ответила она.

- Он не хочет этого говорить! Я у него спрашивала! – возразила я.

Лексис задумалась.

- Ладно… это метка бессмертных. Кроме тебя и меня… ну и Рокси, глаза естественного цвета. Это показывает насколько мы круты. Он просто не хотел показывать свою…м-м-м… уязвимость.

- Стой, а может быть такое, что я ужасно похожа на человека?!

Этот вопрос сам сорвался с губ и я хотела уже сказать «Забудь», но девушка всерьёз этим заинтересовалась.

- Что ты имеешь в виду? Родителей? Тогда да.

- Нет. Мы с ним даже не родственники. Просто парень. Его глаза, волосы, кожа, характер… Я на него похожа, и что самое интересное – он на год старше меня!

- Как это? Это просто… статистически невозможно. – медленно подбирая слова, проговорила девушка.

- Но так оно и есть! Я видела его, я разговаривала с ним! Я чувствовала его эмоции!

- Верю. Нужно будет провести исследование. Ты не против, если я на днях вам нанесу визит?

- Конечно, – тихо отозвалась я. – Без вопросов.

- Тогда договорились. Если что, то я… скажем… твоя знакомая… Думаю, твои друзья поверят.

Конечно поверят! А как же иначе? Они доверяют мне…и как ни им знать, что знакомых у меня довольно много.

Вот только я не знаю, как они отнесутся к тому, что мы с Лексис как две капли воды? То что мы с ней ужасно похожи и фактически я её клон, о чём, конечно, я рассказывать им не стану…

- Да, думаю это сработает. – откликнулась я.

Девушка довольно кивнула головой и улыбнулась мне.

- Подожди… вот ещё один вопрос… Ты знаешь, когда именно он умрёт?

Несомненно странный вопрос, но сейчас он тревожил меня больше всего и покоя мне не давал. Ну конечно же! Узнать, что все твои друзья попали под удар… и виновата в этом я!

- Весенний бал, – грустно ответила Лексис, опуская глаза. – Скоро, правда?

- Д-да.

В горле образовался ком от подступающих слёз.

- Но я же могу на него не пойти! Могу отговорить его идти туда, и ничего не случится! – выпалила я.

Да, да, я понимаю, что это всё сказано с горяча. Но всё же я хотела надеяться, что всё можно изменить и уйти от самой смерти.

- Нет. Он всё равно умрёт. Если не на балу, то найдётся ещё уйма вариантов. Ты не в силах противостоять самой смерти.

- Я могу попытаться…

- Я сказала НЕТ! – рявкнула Лексис.

Её голос так и зазвенел в ушах. Слова как будто жгли огнём, от которого хочется просто закричать.

- Прошу тебя. Сделай что-нибудь. – тихо, почти одними губами пролепетала я.

- Не могу. Ты знаешь, – ответила девушка, смерив меня взглядом полным сочувствия.

Как же я хотела, чтобы это был дурной сон. Чтобы я смогла проснутся и всё стало на свои места. Но нет. К сожалению нет.

Из глаз потекли слёзы. Горячие, ужасно обжигающие щёки. Наверное только сейчас я поняла, что значит горько плакать. Я просто… ревела. Как маленькая девочка, не в силах загнать эмоции обратно. И от этого становилось ещё хуже и слёзы лились ручьём.

Несколько раз я пробовала восстановить своё дыхание, но вместо этого разревелась ещё больше. Из горла вырывались странные всхлипывающие звуки, которые пугали меня саму.

Лексис придвинулась поближе ко мне и встряхнула меня за плечи. От резкого движения вся комната приобрела размытое очертание и я мотнула несколько раз головой.

- Не стоит плакать. Ты ничего не изменишь. Успокойся.

Её голос действовал гипнотизирующе и я покорно кивнула. Но даже это помогало не долго.

От одного упоминания о смерти моего лучшего друга я плакала ещё больше и это скорее походило на истерику или припадок.

Девушка обняла меня и успокаивающе погладила по голове. В этот момент я поняла, что такой и должна быть мать. Хоть мы с ней и не родственники, но она понимала меня лучше, чем кто-либо.

Я стёрла слёзы тыльной стороной ладони и вытерла мокрую руку об одежду.

Глаза жутко саднило. Такое ощущение, что я и плачу, но плакать уже не хочется. Единственное чего я хотела – так это прийти в порядок. Да, наконец-то остановить жуткий поток слёз, который больше похож на водопад, перестать шмыгать носом и просто успокоиться. Перестать думать о смерти.

Абсурдность самой этой мысли заставила меня рассмеяться. Сквозь слёзы и всхлипы.

- Эмбер, с тобой… всё…м-м-м… в порядке? – неуверенно спросила Лексис, продолжая спокойно гладить меня по голове.

- Д-да. Всё х-хорошо. – заикаясь ответила я.

Это точно была истерика. В самом ужасном её проявлении. Я сама не понимала, плачу я или смеюсь, действительно слёзы льются от того, что я плачу? Или это из-за смеха?

- Эмбер. Тебе пора идти. Лучше иди домой… выпей кружку горячего чая и поспи. Тебе станет легче.

Я моментально вырвалась из рук Лексис, смотря на неё из-под полуопущенных ресниц, слипшихся от слёз.

Щёки были такие мокрые, что казалось, будто меня из ведра облили.

- Ты это серьёзно?! Как я смогу теперь спать?! – воскликнула я, вскакивая со своего места.

Всё вокруг моментально завертелось и я неуверенно покачнулась.

- Ты уснёшь. Если хочешь, я дам тебе кое-что? Это помогает укрепить сон, – спросила девушка, не спуская с меня своего обеспокоенного взгляда.

Я медленно покачала головой.

- Снотворное я уже принимала. Оно не помогает.

- Это посильнее снотворного. – ответила она. – Так что?

- Хорошо.

Девушка словно из воздуха достала какую-то странную колбочку, размером с мою ладонь и сунула её мне. Содержимое несколько смутило меня своим цветом, который был очень похож на кровь.

Я аккуратно открутила крышечку и понюхала эту странную жидкость.

Нет, это определённо не кровь… Запах корицы и лаванды…Что-то ещё… похоже на клубнику или малину. Сложно было определить.

- Вкусно пахнет, – сказала я, охрипшим голосом. – А его нужно пить? Или что?

Лексис неуверенно засмеялась и подошла ко мне.

- Нет. Просто перед сном открой колбочку и нанеси на шею или запястье.

- Хорошо.

Я повертела в руке эту странную стекляшку и закрыла её.

Не знаю, поможет мне это или нет, но попробовать стоит. И если девушка права, то я действительно смогу в кое-то веки уснуть. Без кошмаров.

- Ладно, тебя Сэм уже заждался. Иди, – ответила она, подталкивая меня к небольшой двери.

Я покорно кивнула и аккуратно спустилась с пьедестала. Голова ещё немного кружилась, да и слёзы время от времени скатывались по щекам. Ноги подкашивались и дыхание становилось таким прерывистым, что это делало меня больше похожей на собаку.

Стерев тыльной стороной ладони слёзы, я открыла дверь и в последний раз оглянулась на Лексис. Она смотрела на меня с жалостью и сожалением.

- Удачи тебе, – сказала девушка.

- Спасибо, – еле слышно откликнулась я и вышла из этой злосчастной комнаты.

Оглядевшись по сторонам, я никого не увидела. Точнее, если не считать секретаршу, которая так и продолжала что-то набирать на старой печатной машинке.

Ни Сэма, ни тех странных «нелюдей», просто никого. Как будто все вымерли как динозавры.

- Вот чёрт, – проворчала я, шмыгая носом.

Я посмотрела на настенные часы и едва удержалась от того, чтобы не закатить глаза. Точно. Они же не идут.

Сев на одно из стульев, я начала считать про себя секунды. Ну а что? Делать же всё рано нечего.

Один, два, три, четыре, пять, шесть…

Я огляделась по сторонам. Никого.

Семь, восемь, девять, десять, одиннадцать…

Стук клавиш печатной машинки выводил меня из себя. Да и эта девушка действовала на меня так же. Может, она и не подозревала об этом, но, клянусь, мне всё больше и больше хотелось стукнуть её чем-то тяжёлым по голове.

Двенадцать, тринадцать, четырнадцать…

Как же время всё-таки может медленно идти. Просто невыносимо находиться здесь, в Аду, сидеть на адском стуле, да ещё и без какой-либо компании.

Колбочка, которую мне отдала Лексис, была зажата в руке, которая немного дрожала. Содержимое склянки переливалось из стороны в сторону при малейшем моём движении.

Пятнадцать, шестнадцать, семнадцать, восемнадцать…

Ладно. Главное не паниковать и всё будет хорошо… Но тогда почему никого нет? Почему никто не сидит в коридорах, и я одна?

Девятнадцать, двад…

- Бу!

Я чуть не закричала. Хотя, хватило и того, что я подпрыгнула на своём стуле и довольно сильно ударила свою пятую точку при резкой посадке.

Мои глаза расширились, а губы застыли в немом ужасе, охватившем меня, руки сжались в крепкие кулаки, которые оказались прижаты к груди. Как только шок прошёл и я смогла осознавать, что же здесь на самом деле происходит… Я буквально запыхтела как паровоз, обернулась и увидела Сэма. Да, именно этого идиота.

И, да, именно ему пришло в голову напугать меня. Глупая, безрассудная и совершенно не смешная затея!!

Быстро вскочив со своего места, я обошла небольшой стул и начала колотить по парню со всей силы, что у меня была. Ему же было по-барабану на это. Он просто стоял и с ухмылкой наблюдал за мной. И за моими тщетными попытками причинить ему боль.

Я била, пинала ногами и даже влепила несколько пощёчин. А ему хоть бы что!

Вскоре мои силы иссякли. Дыхание стало прерывистым от большой физической нагрузки, и казалось, что я пробежала марафон.

- Ты что совсем ненормальный?! – крикнула я, решив продолжить бой словесным способом.

Сэм рассмеялся и потрепал меня по волосам.

- Ну, ты тут грустная сидела, вот я и подумал: Надо разрядить обстановку! – ответил он, всё ещё посмеиваясь.

- Лучше бы ты вообще не думал! – рявкнула я, толкая его в бок.

Парень лишь немного покачнулся. И то, наверное, всё же решил подыграть мне.

- Эй, ну я же хотел как лучше.

- Ага, а получилось как всегда, – проворчала я, отходя от него подальше.

Сэм последовал за мной. Как только у него получилось подойти ко мне довольно близко, он схватил меня за руку и не позволял вырваться. Сколько бы я ни била его, сколько бы не ругалась, он не ослаблял хватку.

Некоторые ругательства он слышал впервые, и подозреваю, что за сегодняшний день его словарный запас очень хорошо пополнился. Благодаря мне и моей вспыльчивости, конечно.

- Не вырывайся. Ты хочешь обратно? – спросил он с ноткой разочарования в голосе. – Или тебя здесь оставить?

Эта мысль привела меня в дикий ужас. Я ещё раз огляделась по сторонам и… даже представить не могла, что бы я делала здесь ещё как минимум вечность!?

- Нет. Давай побыстрее уберёмся отсюда.

Парень отпустил мою руку и сосредоточился на чём-то.

Одним словом, можно сказать, что всё было как и в предыдущий раз. Темнота, потом свет, слепящий глаза и мы снова в школьном коридоре. Только никаких приключений на этот раз не было.

За окном всё те же серые облака, но дождя не было.

Я огляделась по сторонам.

Как будто мы и не уходили. Коридоры так же пустовали, и мы с Сэмом были одни. Он смотрел на меня немигающим взглядом и улыбался.

Можно было сказать, что только сейчас он разглядел меня. Как будто до этого вообще не замечал… Его зрачки сильно расширились, так же как и утром, когда он так же смотрел на меня.

- Ты чего? – неуверенно спросила я, разглядывая свои руки. – Что-то не так?

Я быстро дотронулась до своего лица и облегчённо вздохнула. Вроде бы всё в порядке.

- Нет, ничего. – откликнулся парень, смущённо опуская взгляд в пол.

- А почему никого нет?

- Потому что занятия отменили, – коротко ответил он. Его голос был подозрительно резок и…сух, если такое вообще можно сказать про голос. Но это так. Никаких эмоций, просто предложение без какого-либо чувства. Ни радости, ни злости… какая-то неопределённость.

- Но… почему, как… Как Мэт и Кейт с Эндрю ничего не заподозрили? Этого быть не может! Не мыслимо!

Я прислонилась к стенке и закрыла глаза, обдумывая варианты ответов Сэма. К несчастью, ничего на ум не приходило… кроме как похищение пришельцами моих лучших друзей.

- Как ты думаешь, почему Лексис не появилась сразу? Почему Рокси сидела на её месте?

Ответ очевиден.

- Но… Но неужели они не поняли, что это была не я?!

Мои глаза расширились и голос задрожал. Нет, конечно может быть, что Лексис точная моя копия… точнее, это я – точная её копия, но моя манера поведения, мой уникальный характер. Хотя, я уже начинаю всерьёз задумываться об уникальности моего характера, который, похоже, теперь и вовсе не уникален.

- Лексис… она умеет вжиться в роль. Она знает о тебе столько же, сколько писатель о своей книге. Понимаешь?

Я кивнула.

- А что… Что Мэт? Что она сказала ему?

Мысли понеслись бешеным потоком. Она же не знала, что мы с чокнутой мамашей Мэта договорились… Чёрт! Если она пронюхает это, то наказания мне не избежать… И Мэту сказать всё нельзя.

- Лексис заперлась в комнате и оттуда уже телепортировалась. Никто фактически не знает, что там никого нет, – сдержанно ответил Сэм.

- Ладно. Но как я домой поеду? Это будет… не правильно… Если они узнают, что я сбежала…

- Мы телепортируемся, – поспешил добавить он.

Я стояла как вкопанная. Казалось, что даже стенка, о которую я облокачивалась, и та исчезла. Как будто у меня землю из-под ног выбили.

- Чёрт. Только не это, – прошипела я, пристально глядя на Сэма, который улыбался во все тридцать два зуба.

Странно, ведь недавно он был весьма серьёзен… Но только жаль улыбка не задела его глаз глубокого ультрамаринового цвета. Ещё я заметила, что когда он так улыбается, у него на щеках выступают милые ямочки и глаза довольно сильно щурятся. Это так красиво.

“Хватит пялиться!” – приказала я сама себе.

Тату на его шее засияло и в глазах промелькнул отблеск огорчения. Почему? Сама не знаю.

Я быстро опустила глаза, внимательно изучая плиточный пол под ногами. Всё, только бы не встретиться с ним взглядом. Мелкие трещинки. Одни заметнее других. Одни толще, другие тоньше. Царапинки, которые буквально режут глаза.

- Это будет не так неприятно, как телепортация в Ад. Успокойся, – с той же улыбкой в голосе проговорил Сэм.

Я тяжело вздохнула.

- Ладно.

Его удивил мой ответ, но, несмотря на это, ничего не сказал. Скорее всего боялся, что я передумаю. Он подошёл ко мне и так же как и я облокотился о стенку, скрестив руки на груди. Интересно наблюдать за этим, хоть и периферийным зрением.

Как меняется его выражение лица, как он нервничает и радуется одновременно. Почему?

- Тогда поехали? – спросил он, прерывая молчание.

Я в последний раз посмотрела на него и грустно улыбнулась.

Парень взял меня за руку и занервничал ещё больше. Но это не помешало ему сосредоточиться. Он закрыл глаза и начал что-то говорить.

Я не поняла ни слова, сказанного им, но было очевидно, что это заклинание.

Меня удивило то, что не было ни света, ни всепоглощающей тьмы. Вообще ничего. Это больше напоминало мерцание молнии. Один удар и всё. Буквально одна секунда и я уже в комнате виллы.

Только вот… Одна. Снова.

Оглядевшись вокруг, я увидела большую кровать, которая была ужасно измята, письменный стол с горами учебников и тетрадей.

На стене всё та же картина, та же лампа, то же окно и тот же пейзаж, который уже начал меня раздражать! Вечно серое небо и зелёные верхушки деревьев. Лужи на асфальте и капли дождя на цветах. Даже ночью ничего не меняется! Разве что всё окрашивается в серо-синие тона.

Сев на краешек кровати, я скинула туфли, и подобрала ноги к себе.

Мысль о совсем скорой смерти моего лучшего друга просто с ума меня сводила, и я ужа была готова на стену лезть.

Лексис точно дала понять, что обыграть смерть мне не удастся. Значит, нужно приложить все усилия на то, чтобы хоть последние недели жизни радовали его.

И как мне это сделать?

Только один вариант ответа и он совсем не приводил меня в восторг.

Весенний бал. Чёртов, дурацкий весенний бал, который, скорее всего, вскоре станет чёрным днём календаря в моей жизни.

Хотелось закричать от безысходности, но понимала, что это не решит проблему.

Осталось только одно.

Я вскочила с кровати и направилась к двери. Она оказалась открыта.

В коридоре было достаточно света и я сощурила глаза.

Комната Мэта находилась около моей. Дверь была приоткрыта, но я всё же решила постучаться.

- Мэт?

Ответа не последовало. Украдкой я прокралась внутрь комнаты и огляделась.

Парень сидел за столом и что-то усердно конспектировал. Подойдя к столу, я положила руки ему на плечи, от чего тот чуть не подпрыгнул от неожиданности.

Развернувшись в мою сторону, он едва улыбнулся и отложил ручку в сторону.

- Извини, я наверное не услышал… Просто домашнюю делал.

Я рассмеялась.

- Нет, ничего. Всё в порядке. Я хотела поговорить.

Рейтинг: 8
(голосов: 1)
Опубликовано 15.03.2013 в 00:21
Прочитано 968 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!