Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Пустошь. Книга Джозефа де Буа

Рассказ в жанре Фантастика
Добавить в избранное

Эвилон. 1250 год


- Джозеф, дорогой, хватит писать свои истории. Пора спать!

Я макнул перо в чернильницу, написал ещё строку.

- Может, я прославлю нашу семью. Представляешь, по всему Нурленду будут говорить о новом таланте. Скажут, мол, Джозеф де Буа просветитель общества, давай ещё пять минут и всё. Кстати Салина, я почти закончил. Осталось концовку доработать и рукопись готова.

- Зачем тебе все эти книги, рукописи, не пойму... Мы живём в хорошей стране, рядом Жезлон - орден магов, он всегда предоставляет нам свою помощь. У тебя хорошая работа, что тебе не хватает?

- Понимаешь Салин, кто-то прочтёт. Посмотрит, подумает, не пора ли изменить свою жизнь, сделать что-то другим, вот как мои герои.

- Сам придумал или из жизни взял? – подняла бровку женщина среднего возраста с медными волосами и пухлыми губами. Моя жена Салина. Несмотря на возраст она довольно хороша и красива.

- Это произошло ещё когда я был молодым, в школе. Рассказ дополнил один мой знакомый который был очевидцем этих событий.

- Ммм, что-то не припомню его имени, надеюсь, у тебя получится то, что задумал...

- Надеюсь что да! Послушаешь? – я вывел последнюю буковку, отложил перо в сторону.

- Ну, хорошо давай читай. Я послушаю и оценю, хи-хи...

- Начинаю, слушай!


Незримый огонь поглотит душу,

искореняя зло из каждого, кто ему противится.

Остановить его ни сможет ничто, как и противостоять, человек под его знамёнами, пройдёт по земле, калёным железом выжигая мрак...


- Причём тут огонь?

- Салин, - сокрушённо проговорил я. – Ты слушаешь или нет. Это просто предисловие.


Глава 1

Нурленд. Такое название дали люди этому миру, на каждом языке это слово звучит по разному.

Северо-восток острова Великого Мела, южнее находятся небольшие по размерам владения Ундин, земли морских дев и всех обитающих на море, в том числе людей, моряков, в небольшой части пиратов, русалок, кипиусов и др.

На юго-западе остров Аделины обитель созданная самой богиней любви и надежды, по мифам неописуемой красавицей чьё имя переливается как жемчужная река, конечно Аделина не единственная богиня этих земель, есть и многие другие, но об этом позже.

…- Фарах! – прокричал отец в нетерпении. - Где ты там ходишь, олух!

Обычно отец добрый и спокойный, но когда приходят заказы на большую партию мечей для снаряжения войск, Архио – так зовут отца Фараха, теряет самообладание, погружаясь в долгую работу в кузне, готовую длиться и день, и ночь. Так продолжалось из года в год, отец старел помалу, кузня - одна из лучших в портовом городе Эндо, страны Когорт, продолжала обогащать армию и всех желающих, отличными клинками наилучшего качества.

Фарах простой парень ему пошёл второй десяток, тогда как отцу стукнуло шестьдесят. В свои годы молодой человек нарастил мускулатуру, которая пошла в пору рыцарю, смуглый, тёмные волосы, всегда разбросанные в стороны, взъерошенные. Парень высокий, слегка худощавый, сын кузнеца, отца незнающего пощады, всё пытающегося натаскать сына в деле «биения молотом по наковальне». Откровенно говоря, у парня всё валилось из рук, ему ничего нельзя поручить кроме как, принести или подать инструмент.

- Сейчас иду! – крикнул парень в ответ, нагребая уголь в тачку на деревянном колесе.

Дни шли своим чередом, удары молота в кузне раздавались почти ежедневно , прекращались на ночь для того, чтобы утром встать и вновь продолжить работу.

Однажды встав по утру, отец сказал:

- Сын, мамы твоей нету очень давно, но я твой отец и хочу, чтобы ты вырос хорошим человеком, как положено с образованием, никак я, молотить целыми днями молотком в этой дыре! Я отправил заявку в империю Средиземья, школу магии…

- Но зачем? Я тоже хочу быть кузнецом, делать лучшие клинки во всём Когорте!

- Не перебивай старших! – грозно рыкнул Архио, - Я надеюсь, ты поступишь, заявка принята, они ждут тебя на следующий год, к вступительным экзаменам, а год к моему великому сожалению…ты проведёшь в походах! Чтобы набраться опыта и прийти в школу умным и ко всему готовым! Повидаешь мир, посмотришь другие страны, разве ты ни этого хотел сын? – приобнял отец парня, уныло опустившего голову.

- А как же ты? – заискрились глаза, в груди раздалась натуга.

- Я стар, - сокрушённо с глубоким вздохом, Архио, раздвинул шторки окна. Вглядываясь в бесконечные барханы песков, нескончаемое золото искрилось под не щадящими лучами дневного светила, их домик находился на окраине городка.

Не много подумав, старик продолжил:

- До Средиземья ты отправишься пешком, я дам тебе всё необходимое, а дальше сам! Не совершай ошибок, будь в ответе за свои поступки!

Прошла ещё неделя и вот молодой парень в скромной одежде, отправлялся в путь под напутствие старика отца:

- Будешь в школе, напиши мне... буду ждать письма, сын! – старик с сединой обнял парня на прощание, Фарах отходил всё дальше, обернулся отец обронил сверкающие капли, стёкшие по краям глаз, усеянным неглубокими морщинками, что совсем не свойственно для его характера. Конечно каждому родителю очень трудно отпускать своих чад в далёкие земли, ведь никто не знает как сложится судьба твоего ребёнка, станет ли великим воином, могущественным магом, крупным бароном или же бродягой не нашедшим своего места в мире, скитающимся из угла в угол…

Вот и началось приключение сына кузнеца, отец снабдил всем что будет полезно для дороги не пожалел стальной налокотник, передававшийся из поколения в поколение, ещё дед Фараха великий воин носил эти латы, поэтому имелись следы ударов мечей. Архио отдал небольшой клинок как раз под руку парню, за сапожный нож, немного денег, заплечную сумку с припасами на первое время и сменную одежду. Ответное письмо из школы Магии, с удостоверением того, что Фарах должен явиться в день знаний - первого сентября к порогу школы, для прохождения вступительных экзаменов.

Впереди открывались бескрайние пески, беспощадное солнце, отчаянно припекающее всё живое, что имелось в пустыне. Когорт небольшая страна, но для не знающих как выжить в пустыне, многочисленно становилась последним пристанищем.

Фарах решил проложить свой путь по карте, которую в первую очередь купил у какого-то купца на постоялом дворе.

-«И так, придется пересечь границу Когорта, пройти на границе цепи гор называемых «Медный хребет», можно попробовать через эльфийский лес, но это чревато смертью от отравленной стрелы. Эльфы пытались оградить свой лес от окружающего мира, выходцы же из эльфов имелись и в других странах, мало того многие эльфы учились в школе магии, постигая другие разделы магии не считая своей. Можно обойти карстовое озеро, однако получится огромный крюк, одновременно пересекая границы Фалифатского каганата. Когорт и Фалифат давно в ссоре за Медный хребет и полезные ископаемые. Придется рискнуть, пересекая крайнюю границу леса, а дальше думать, - размышлял про себя Фарах, путь до пустыни Окхара.

Сын кузнеца шёл спокойным шагом, пошёл счёт на дни, Когортская граница осталась позади, место песков заняли высокие горы, протянувшиеся на многие километры и редкие кустарники, скрючившиеся под тяжестью воздуха, наседавшего со всех сторон плотным грузом. Пик Волгара самый высокий на всём Медном хребте, гору назвали в честь её покорителя одного из дивов, древней расы, которой нет более полувека, но об этом позже.

Впереди величественный лес, лес эльфов, веками никто не мог завоевать эти богатые территории даже самые воинственные и могущественные империи. Огромные дубы в несколько обхватов, берёзы необычного вида, вязы, как будто здесь собрались все деревья мира.

Фарах старался идти как можно тише не беспокоя хозяев, в лесу чисто, не считая листвы и опавших ещё осенью веток. Солнце светило по-утреннему ярко и тепло.

Из-за дерева неожиданно вышел эльф, высокий, гордо держа подбородок, придавая своему виду, храбрость и свободолюбие, волосы цвета созревших трав спускались до пояса. В руках воин держал огромный лук на вскидку. Фарах обернулся, окружили со всех сторон, эльфы передвигались совершенно бесшумно, не слышно шуршания опавшей листвы под их ногами.

- Чужак! Ты знаешь, что забрёл на враждебные территории? – проговорил один из остроухих.

- Я всего лишь хотел пройти, мне надо в пустыню.

- Обычно люди, проходящие через этот лес, сразу умирают, ты это знаешь!

- Я не скрываю что знаю! Я иду в Средиземье, в школу...

- Нам безразличны твои намерения и куда ты направляешься!

- Тогда что? Убьете меня?

- Нет, отпустим, чтобы ты рассказал всем, что мы делаем с чужаками, особенно с людьми. Можешь идти! Никогда здесь больше не появляйся!

Эльф, немного помолчав, обернулся и исчез за деревом. Парень не заставил себя просить дважды, торопясь и иногда спотыкаясь о корни деревьев, сын кузнеца бежал прочь из эльфийского леса. Всё-таки ночь застигла ещё в лесу, Фарах развел костёр, устроился у одного из столетних дубов, ночь холодная, луна наблюдала, дул холодный ветер, разбрасывая опавшую листву.

На утро тот же ветер, бросался всё новыми более сильными порывами. К середине дня, лес остался за спиной Фараха, вступала в свои владения пустыня Окхара, парень встречая последний ручеёк сразу позаботился о полной фляжке, пока ещё прохладной жидкости.

Вокруг возвышались бесконечные барханы песков, жара лютая, прожигала до костей. На протяжении многих километров вокруг, виднелся один путник, тихо шлёпающий по неустойчивой тропе. Фарах направлялся прямиком в Фраклин, единственное государство, находящееся на территории пустыни. Требовалось пополнить запасы пищи и прикупить свежей одежды.

Город огромен и красив, возвышались гранитные церкви, вокруг огромная стена толщиной около пяти метров, мастера строившие стену потрудились на славу, по ней почти не возможно влезть в город. Пришлось платить пошлину за проход, стражник потребовал пять золотых. Продолжая путь Фарах рассматривал весь город, султан Фраклина очень хорошо заботился о своём городе, на улицах нет нечистот, встречающихся в почти каждом городе, постоянно проходили патрули стражников по пять человек. Многие дома богато сооружены, двухэтажные, трёх.

Парень зашёл в первый попавшийся добротный трактир.

Хозяин, мужик похожий на колобок, низенький с усами, к богатым клиентам подходил незамедлительно, а вот Фараху пришлось подождать несколько минут.

- Что угодно? Любая кухня на ваш вкус.

- Принеси э... печёного гуся и кувшин пива, и собери мне в дорогу: вяленого мяса, кувшин молока и чего-нибудь ещё на ваше усмотрение.

- Скоро будет готово.

Откуда-то вынырнули куртизанки чувствуя сверкающую наживу, подходя к каждому гостю трактира, особо резвые прямо здесь принялись обниматься, кое-кто сразу уходил с новоиспечённой любовницей. К Фараху дошли две девушки, одна блондинка с курносым носом, вся в пудре наверно замазывающей фингалы, другая смуглянка на вид ей, пожалуй, лет семнадцать, с коричневыми волосами очень не плохой наружности: высокая, стройная, в короткой юбочке и с глубоким декольте.

- Хочешь отдохнуть паренёк? – произнесла блондинка томным голосом. Фарах же всё не мог оторваться от смуглянки и виднеющейся груди.

- Всё понятно! – сказала блондинка с явным раздражением и удалилась в неизвестном направлении. Смуглянка присела напротив Фараха, вглядываясь большими карими глазами в парня. К этому времени принесли гуся запеченного в яблоках и кувшин пива на два литра.

- Хочешь есть? – наливая пива себе и смуглянке, Фарах конечно мог себе позволить одну ночь, но уж очень не хотелось растрачивать понапрасну деньги отца. Девушка сидела, ничего не говоря и как бы стесняясь, взяла кружку, отпивая пару глотков.

- Как тебя зовут?

Смуглянка не отвечала. Продолжала смотреть.

Фарах перестал что-либо спрашивать, когда девушка сказала с сильным акцентом.

- Каони, зовут меня господин.

- Меня Фарах, какое интересное у тебя имя, откуда ты?

- Я из Таймона.

- Как же тебя занесло в такие далёкие края?

- Меня взяли в рабство, затем продали, господин.

- Да брось, какой я тебе господин, я не намного старше тебя.

- Если я обижу господина, меня будут бить плетьми, – виновато опустила голову Каони.

- Ничего никто тебя не будет бить, не бойся.

- Вы выкупите меня господин? – улыбнулась девушка, хлопнула в ладоши.

- Сколько за тебя требуют? – вознамерился парень всерьез, выкупить свою новую знакомую.

- Пятьдесят золотых господин, - Конечно у парня хватит денег, но на жизнь останется двадцать золотых, Мульен решил, что выкупит смуглянку и доведёт до дома, во что бы то ни стало.

- Сейчас мы поедим, дальше пойдём к твоему хозяину! - На что Каони ответила радостным возгласом и принялась, жадно есть гуся и пить пиво. Похоже, что её вообще редко кормили.

Гуся скушали минут за двадцать, мешок с запасами стоял у стола. Хозяин радостно проводил гостей, за еду потребовал десять золотых.

Парень с девушкой шли по улице к большому двухэтажному дому, все двери сделаны из красного дерева очень дорогого по нынешним временам, на окнах красивые мозаики, собранные из осколков стекла разного цвета.

Внутри нисколько не хуже чем и снаружи на первом этаже, пять кабинок с двуспальными кроватями, в большом зале красовалась ванна с лепестками роз, везде люди, девушки ходили в дорогих, роскошных одеждах. Клиенты борделя все толстые и в дорогих мантиях.

- Нам наверх… - проговорила Каони, прерывая засмотревшегося Фараха.

На верху сделано не так богато, с одной стороны кухня, с другой склад, следующая комната обставлена убогими лежанками, видимо для девочек. В самом конце коридора затаилась высокая, дубовая дверь с искусно сделанной резьбой. Каони постучалась, после женского возгласа вошли.

Комната хозяина борделя, а точнее хозяйки выглядела не хуже чем у самого султана: на полу лежали ковры, наверное лучшие ковры какие Фараху приходилось видеть, невольно раскрыл рот от изумления, на стенах висели картины самых лучших художник таких как Мыслан де Тойер, Марк Древич и др.

- Каони! Кого это ты к нам привела? – усмехнулась высокая женщина в годах разглаживая красное шёлковое платье.

- Госпожа, это мой клиент, попросил встречи с вами, - смуглянка опустила голову.

- Здравствуйте долгожданный гость, чем могу служить?

- Я бы хотел купить эту рабыню! – без вступлений сказал прямо Фарах.

- А почему вы решили, что она продаётся?

- За деньги всё можно купить!

- Я так понимаю, когортец?

- Да вы угадали досточтимая.

- Значит, вам она нужна, но зачем?

- Я хочу отвести её домой, в родной для неё Таймон, остров хранителя…

- Я знаю, где Таймон, может, вы сомневаетесь? Я думаю, нет! – грубо перебила хозяйка борделя.

- Вы думаете, что она горит желанием, вернутся туда, на забытый богом остров?

- Я думаю что да! – Фарах выразительно посмотрел в глаза графине.

- Значит, вопрос в цене, раз вы так настаиваете, странник из Когорта.

- Я думаю, да!

- Давайте шестьдесят золотых и можете уходить с так дорогой вам девочкой, - бросила хозяйка.

- Может быть пятьдесят! – утвердительно поднял бровь Мульен.

- Шестьдесят, добродушный странник и не золотого меньше! – дама опустила брови в знак назревающего спора.

- Хорошо госпожа, вот ваши деньги, - бесчувственно бросил Фарах, протягивая довольно увесистый мешочек монет. Хозяйка приняла деньги, после чего жестом руки освободила двух людей.

- Да, вы не забыли расписку на рабыню? – Фарах остановился в дверях, вошел обратно принял аккуратный конверт и вышел со словами:

- Спасибо графиня.

…Две фигуры всё дальше уходили от города в пустыню на жаркое солнце. Их путь пролегал через Забытый оазис, к одному источнику воды в пустыне. Неделю они брели по пустыне, пару раз на встречу попались кочевники, за счёт которых у них ещё оставался провиант.

Оазис оказался чудной долиной раскрывшейся на берегу Таймоновского моря, здесь было всё: несколько ручьёв, многочисленные пальмы, саклей.

Каони жадно припала к ручейку, не отрываясь около десяти минут.

- Какая чудная вода господин, - наконец произнесла хоть слово, за всё время. Она почти не разговаривала, лишь иногда загадочно улыбалась.

- Я рад, что тебе нравится, не называй меня господин.

- Хорошо ….. хозяин, - не одно дак другое, смуглянка никак не могла говорить без упоминаний высокого титула, дабы не обидеть своего нового знакомого.

- Хорошо набери фляжку, пойдём дальше.

- Господин, может мы, задержимся здесь?

- Извини Каони, мы должны идти, иначе я не успею добраться до школы, всё-таки всего шесть месяцев и прощай свободное время, здравствуй книги! – Фарах помолчал немного, после добавил, - но на пару дне задержаться можем!

- Ура, - смуглянка забила в ладоши и запрыгала от радости, словно маленькая девочка.

Фарах молча разложил свои походные сумки возле ручья, пошёл искать хворост для костра, у них имелся мешочек крупы, отданный кочевниками, а из нее, как известно, получается неплохая каша.

Прожили они на райском кусочке пустыни ровно два дня, Каони всячески предлагала себя, мол, - Господин освободил меня, я должна отплатить ему добрым поведением.

На что парень всегда отнекивался ведь, её не для того освобождал, что бы придаваться с ней любовным утехам, а что бы отвезти её домой к родным и близким, которых у неё довольно много.

Прошли три недели, до страны Приморье, именно там можно арендовать лодку, что бы добраться до Таймона.

Находящемся на юге от Приморья и на юго-западе от архипелага дракона.

Двое молодых людей продвигались всё ближе к городу Приморье, наконец, из-за холмов показались высокие купола церквей, дворец царя на возвышении, знатных баронов, в этой стране правила церковь, несмотря на самодержца. Делала все, что ей вздумается, ежегодно здесь сжигались тысячи людей, под обвинением в черном колдовстве, ведовстве и ереси на святую церковь. Приморье находилось на неприкосновенном уровне для других стран, ведь на северо-западе находился монумент давно забытой и исчезнувшей расы, дивы, по словам рассказчиков до того как сгинуть прокляли последнее своё пристанище, то есть храм и сгинули в небытие. Развалины слыли губительным местом, не росла трава, а всякий кто приближался, исчезал бесследно и навсегда. Как говорится, если бы исчезали все, никто не рассказывал про оный храм и жуткие чертоги, до сих пор скрывающие от людских глаз забытые артефакты и ценные вещи.

Город поистине красив, как и все селения, зарабатывающие рыбной ловлей и грузовыми перевозками по морю. Вдвоём без труда нашли гавань, где находилось много разнообразных судов от простенькой лодки до военного галеона…

- Лодочник, - окликнул Фарах ковыляющего старика с костылём.

- Чем могу помочь? – оглядывает старик собеседников.

- Нам бы лодку арендовать на месяц?

- Шлюпка десять золотых! Куда плыть то…?

- Нам на Таймон надо, десять золотых, а есть что-нибудь попроще?

- На Таймон? На лодке? Ха-ха, - старик засмеялся с хрипом во всю глотку, - могу дать дырявую, но дыры залепливайте сами! И ребята если вы всерьез хотите на остров, я бы на вашем месте подумал дважды, тут около полуторосотни километров, так что если встретите шторм… вам конец! Но парень если хочешь хорошую лодку, за пару ночей с твоей подружкой мог тебе одолжить, - сказал старик, осматривая смуглянку с ног до головы и особенно останавливаясь на вырезе грудей.

- Нет, это можем не обговаривать, сколько дырявая лодка?

- Давай пятачок золотников!

- Нет! Три золотых и не больше, иначе можешь искать других дураков на своё корыто! – начиная раздражаться, парень бросил ему три золотых монеты, а старик показал, где пришвартована лодка.

Пробоин на дне оказалось всего две: одна со спичечный коробок, а другая с соломинку в длину. Фарах быстро залил их горячей смолой, после двух часов сборов отплыли…

- На надень мою одежду!

- Зачем Фарах? – девушка первый раз назвала по имени, наконец, не упоминая своего извечного господина, наверно чувствовала приближение дома. Но Каони вняла, надела запасную одежду парня, в ней всё равно она чертовски соблазнительна и хотелось поцеловать её в тёмные пухлые губы. Фарах не удержался сначала крепко обнял смуглую девочку, прижался губами к ней, начал снимать с неё одежду, а затем всё завертелось, закружилось, и проснулся парень только на рассвете, тело наполнено странной радостью, силой и любовью к жизни. Каони спала, мягко расстелившись на снятых одеждах в порыве страсти, какая же она красивая обнажённая, красивые груди с тёмными кругами, правильной формы бёдра, а дальше…! Фарах оторвался от созерцания приятной картины и принялся грести в сторону острова, по подсчётам они должны прибыть к вечеру следующего дня.

Каони ни на минуту не могла усидеть на месте, всё норовилась прильнуть к своему господину, дабы обнять или поцеловать крепко, крепко.

В очередной из вечеров лодка упёрлась в мягкую почву. Несколько километров песков, затем начинался лес. Здесь Каони вела Фараха, указывая путь или тропки где безопаснее пройти. Вышли к деревушке, по словам девушки именно здесь жила её семья. Поселение небольшого размаха, окружал ветхий готовый в скором времени упасть или развалиться в мелкие щепки забор.

Девушка подбежала к одному из домиков и принялась усиленно добить по окнам и двери. Выбежала старушка с дедом, такие же смуглые как Каони.

- Каони! Ты ли это? – изумлённым голосом проревел старик.

- Я папа, – незамедлительно Каони бросилась навстречу своим родителям. Всё как обычно многочисленные объятия, плач старухи матери, отец тоже всплакнул, увидев давно уведённую в полон дочь. Девушка представила Фараха своим родителям, представила как спасителя упавшего на её голову совсем, случайно. В доме продолжились радостные обсуждения, старуха накрыла не слишком богатый, праздничный стол, но что судить, как говорится – «Чем богаты, тем и рады» - о чём непременно зявила старуха.

Фарах спал на одной кровати со смугляночкой, причём в отдельной комнате, она словно ненасытная кошка просила любви, наверно по привычке, старой работы, каждую ночь придавались утехам, старик со старухой стали поговаривать о свадьбе. Так прошло два месяца, до начала учебного года оставалось три месяца, Фарах совсем забыл про это, ему не давала думать новая знакомая.

День расставания приблизился, как не умоляла Каони взять её с собой, парень придерживался своей точки зрения. Родители девушки снабдили всем нужным, девушка плакала стоя у берега…

- Не плачь и не расстраивайся, моя милая смугляночка… Мы с тобой, обязательно встретимся, пиши мне в школу магии Средиземья, я буду по тебе скучать и по нашим бессонным ночам проводимым вместе. Буду ждать твоего письма… - Фарах поцеловал её в горячие губы, прильнул к волнистым волосам втягивая аромат сирени.

- Я обязательно напишу… Фарах…

Три человека махали ему руками, пока не стали маленькими точками и вот сын кузнеца опять один на пути к Средиземью, вокруг волны плескающиеся о борта лодки, запах соли. Парень не стал плыть обратно в Приморье, курс взял на Одинокий мыс, получалось намного ближе, притом скорее путь до школы, главное не опоздать.

В общем, увидел нужный ему берег через четыре седмицы.

Приближаясь к высокой горе (Одинокий мыс), Фарах не стал останавливаться решил плыть вдоль берега пока не достигнет школы. Крепость находилась в двадцати километрах от берега, это следовало по описанию в письме.


Эвилон. 1250 год от образования Союза богов.


- Джозеф! Что ты молчишь? – не скрывая раздражения, пробормотала Салина.

- Тебе же не нравились, все мои бумажки и рукописи? – потираю щетинистый подбородок я перелистнул.

- Признаю, была не права. Давай читай дальше! – потребовала жёнушка.


Глава 2.

… Второй день, под вечер странствия по суше, издали показались стены знаменитой школы магии, огромный замок, окружала величественная стена, глубокий ров, правда маги со временем отказались от его применения, вся постройка выполнена из белого камня. Самая высокая башня находилась в середине, дальше постройки поменьше, но не менее величественные.


* * *

…- Опять учебный год! – проговорил я.

- Ага, - ответил Борри.

- Будем новичков гонять! – захохотал.

Третий день караула, в школе магии, смена Джозефа, то есть меня и Борри моего напарника по караулу, главных ворот замка. Каждый год здание вбирает в себя, по меньшей мере, три сотни новых учеников, за порядком вне стен приходится присматривать нам, простым стражникам. Хорошо хоть жалованье здесь платят не плохое, иначе давно бы уволился. Наверно пора выйти проверить ворота, конечно угроза в замке крайне мала, защищает многоуровневая защита, как говорит директор Марк, в том то и дело, учителя потребовали, что бы каждые три часа, стражники проверяли ворота с внешней стороны.

Настал полдень, время обеда, перед тем как идти есть, надо проверить ворота. Тяжёлые створки лениво завопили. Прекрасная погода, солнышко светит, птички поют, слабый ветерок сдувает жар с кожи, запах пшеницы витает вокруг. На пригорке появился человек, явно двигался в направлении школы, для школьников рановато целых четыре дня до вступительных экзаменов, я решил подождать незнакомца.

Подходил всё ближе и ближе, я невольно взялся за эфес меча, человек, точнее парень остановился передо мной. Высокий пустынник, смуглая кожа, скорее всего откуда-то с Запада.

- Стой! – прикрикнул я по своей привычке, - кто такой, откуда?

- Я посылал заявку, - ответил парень тихим голосом.

- Показывай письмо!

- Вот, - неловким движением парень протянул мне свёрток со школьной печатью.

- Так, - развернул, прочитал, вроде всё правильно, надо проверить.

Парень молчал, глядя на меня своими большими, зелёными глазами.

- Имя, фамилия, откуда? – требовательным тоном, поглядел на собеседника выразительно, конечно это всё в письме, но я хотел немного попытать пацана.

- Фарах Мульен, из Когорта, - неуверенно бросил.

- Фарах значит-с, из Когорта значит-с! – отдал бумагу обратно, - первогодник что ли? Ладно, парень не ссы, - хлопнул я по плечу.

- Можно идти?

- Да, можешь заходить!

Я обернулся и проводил ученика за ворота, неуверенной походкой он пошёл в сторону ближайшей двери.

- Приёмный совет там! – крикнул я, ему вдогонку указывая на не большое здание стоящее немного в стороне от учебного корпуса.


* * *

- «Какой-то странный стражник» - думал Фарах, оборачиваясь на улыбающегося ему усатого мужика в железном шлеме и красной гвардейской форме.

Красивая площадка перед зданием приемного совета, гладкий газон, клумбы, выполненные в форме полуовалов, полностью засажены розами и разноцветными хризантемами.

Мульен прошёл мимо казармы стражников, впереди небольшое здание, круглой формы, скорее всего в нём одна комната, не каких украшений на окнах, ни мозаик, ни рисунков, крыша выполнена в форме купола. Дверь сделана из высококачественного дуба с резьбой в виде причудливых завитушек. Парень постучал, дверь оказалась открыта.

- Здрасте, - сказал робко.

Не большая комната, напротив двери стол с местами для четырёх человек, на стенах висят пара картин, грубых копий. За столом сидит старик в синей мантии, борода доходит до низа груди, аккуратно пишет пером на большом свитке.

- Да-да что вам молодой человек? – отложил перо в сторону.

- Я присылал заявку господин!

- Покажи письмо!

- Вот, - отдал ему свиток.

- Фарах, ах да! Помню, твоё письмо пришло в прошлом году, до экзаменов четыре дня, м…… пожалуй поселим тебя пока в общежитии, посмотрим, как ты сдашь экзамены.

- Хорошо… простите, не знаю, как вас зовут.

- Магделиус, твой будущий преподаватель по картографии, конечно, если сдашь экзамены, но я надеюсь, что ты пройдёшь, последние два года у нас не так много учеников.

- Конечно учитель, я постараюсь.

- Пойдем, покажу тебе общежитие и твою комнату.

Магделиус шел, спокойно опираясь на большой посох, мы прошли к огромной пузатой башне, в высоту она поднималась всего на три-четыре этажа. Мы зашли в здание, очень не плохо, на входе сидела старенькая женщина, разумеется, не стала спрашивать у нас пропуск. Картограф проводил Фараха на третий этаж, остановился в одном из коридоров, у двери с табличкой «213».

- Вот твоя комната, - подал ключи неведомо откуда взявшиеся, - через четыре дня подходи к зданию приёмного совета, а пока что располагайся, – маг развернулся и потрусил быстрым шагом, словно куда то опаздывал.

Комната очень не плоха, одноместная, в этом общежитии все комнаты одноместные, учеников не так много, не у каждого наблюдаются магические способности. В комнате прямо перед окном кровать, сбоку находился шкаф для одежды и книг, рядом с кроватью небольшая тумбочка на три полки. Стены покрашены в цвет неба. Из окна причудливый вид на учебный корпус. Корпус – это большое здание, два этажа высотой растянулось на большое расстояние, на заднем фоне красовалась высокая башня.

Мульен просидел в своей комнате четыре дня, лишь изредка выходя наружу, прогуляться или по нужде. Тем временем народа в окрестностях замка заметно прибавилось, в соседних комнатах общежития обосновались прибывающие ученики. Как не горел желанием Фарах так не с кем не заимел знакомство.

День приемных экзаменов настал. Все первокурсники направились к приемному совету. Людей захотевших стать настоящими магами оказалось не так много, около пятидесяти. Фарах шагал вместе с потоком остальных, здесь были: люди, мимо проходили эльфы группой из пяти человек, пара гномов, один орк осмелился вступить в ряды первоклассных магов, полурослики около десятка. Очередь остановилась перед дверьми приёмного совета. Странно никто не пытался пролезть вперёд без очереди, все новоиспечённые маги держались правил. Хотели выделиться, своей воспитанностью и умением находится в обществе. Кто-то читал брошюрки, внимательно вглядываясь в буквы, наверное, в них записаны специализации магии, по которым пойдёт будущий маг. Очень жаль, что самому нельзя выбрать специализацию, за тебя решает некий магический шар, показывая цвет твоей стихии. Мимо идёт девушка добродушно, раздавая брошюрки, Мульен тоже припас себе одну. Так здесь много профилей вот основные из них: святая магия, алхимия, руническая магия, монстрология, стихийная магия по отдельности, одна из самых гнусных, чёрная магия и др. менее интересные профили. Дальше парень дочитывать не стал, так как подошла очередь.

За столом сидели четыре мага один из них картограф, знакомый Фараху, Макделиус. Дама тридцати лет сидевшая слева указала парню на стул перед столом.

- И так Фарах Мульен, экзамен будет проходить в простой форме… каждый из нас задаёт вопрос, твоё дело отвечать, - буркнул мужчина среднего возраста сидевший напротив.

- Первый вопрос, - начал Макделиус сидевший с правого края, - Откуда вы юноша? Какая у вас семья?

- Я из Когорта, - робко произнёс Фарах, черноволосая дама удивлённо подняла брови, - моя семья отец, работает кузнецом, матери нету.

- Удовлетворены ли вы ответом, учитель Макделиус?

Макделиус кивнул.

Очередь старца сидевшего слева от картографа.

- Чем вы занимались последний год, до прибытия в нашу школу?

- Я странствовал…

- Доволен ответом! – тотчас старик черкнул что-то на пергаменте.

- Моя очередь, - посмотрел выразительно маг сорока лет, - Вы понимаете, что ваш выбор решит, дальнейшую судьбу вплоть до смерти? И еще, в какой стране, вы задержались больше всего, за ваши странствия?

- Да! Понимаю свой выбор, задержался на острове Таймон.

Кивнул маг сорока лет в знак согласия с ответом.

- На какой профиль ты хотел бы попасть? – пренебрежительно бросила черноволосая учительница.

- Я думал на профиль святой магии!

- Ну, вот и всё….. а теперь положи руку на шар. - После того как черноволосая кивнула, сказал Макделиус, протягивая шар на подставке, абсолютно бесцветный как стекло.

Фарах протянул руку, от шара пошло тепло и мягкое покалывание. Сфера приобрела цвет тёмной меди.

- Странно, - протянула черноволосая, впервые теряя самообладание.

- Что это значит? – протянул парень.

- Нет, ничего.

- Директор Марк, - проскрипел Макделиус. – Хочет сказать, ты принят на специализацию мага огня. В нашей школе все ученики обучаются по общей программе, на следующей ступени образования. Ученики идут строго по своей специализации.

Черноволосая девушка, выразительно посмотрела на парня. В её глазах голубой хмель, всепоглощающей заботы и любви. К чему бы это?


* * *

Парень сидел в комнате, обдумывая миновавшие экзамены. За окном потемнело, небо оделось миллионами сияющих точек и отблесков. В дверь постучали, и заглянула та самая черноволосая женщина, что совсем недавно сидела за столом приёмного совета.

- Можно? – прошептала Тина.

- Конечно проходите… - попытался изобразить добродушного хозяина Фарах.

Присела на кровать рядом и заговорила:

- Фарах, ты знаешь, зачем я пришла?

- Нет, госпожа.

- Теперь ты будешь учиться на мага огня.

- Я понял.

- Меня зовут Тина, я учитель по магическому библиотековедению...

- Очень приятно.

- Подожди не перебивай. Я хочу сказать, что у тебя внутри есть малая толика силы чёрной силы.

- Почему, тогда бы шар показал чёрный цвет, а не красный.

- Что знаешь про маму?

- Практически ничего, - равнодушно сказал Фарах, плечи поникли сами собой.

- Отец не рассказывал?

- Он, не любит говорить на эту тему, не знаю почему.

- Хм, пожалуй, я тоже пока не буду рассказывать. Подойдёшь ко мне, в библиотеку, как-нибудь вечерком, поговорим об этом. Много чего узнаешь нового про маму

- Обязательно, мисс Тина. В ближайшие дни зайду к вам.

- Ко мне ты всегда можешь обращаться с вопросами.

- Спасибо.

- Всё я пойду Фарах, засиделась что-то.

- Хорошо.

- Ах, да чуть не забыла, завтра на урок в восемь тридцать! Учебники получишь в конце дня. Браслет, когда придешь, отдам.

- Хорошо.

Тина вышла из комнаты, Фарах улёгся на кровать, медленно закрыл глаза, провалился в сон.

Утро встретило чудной погодой, на небе появлялось жизнерадостное многолучевое солнце. Нежный ветерок гулял по улице.

Первый день учёбы. Расписание составлено чётко, выдано всем новоприбывшим ученикам.

Итак! Первый урок алхимия пара. Все уроки, по-видимому, проходят парами. Алекс зашёл в просторный класс, заставленный многочисленными колбами большими и маленькими, всевозможных цветов. За учительским столом сидел мужчина лет тридцати, в синей жилетке, тёмных брюках, в очках, волосы длинные, зачёсаны на бока. Учитель походил больше на «ботаника», засидевшегося за школьными партами.

В начале урока старательно заполнял журнал, спрашивая фамилию каждого ученика. Затем вводный курс в алхимию, зачем эта наука в нашей жизни? Что даёт посвящённым в неё! Какой вклад в науку могут внести те, кому выпала специализация именно алхимия. Учитель Гулик Францевичский – как он представился, ещё много рассказывал о своей любимой, по-видимому, науке. Причём голос у него такой скрипучий, что ребята откровенно посмеивались, над ним. Чему Гулик не предавал значения. Второй урок алхимии прошёл более спокойно, учитель показывал простые формулы смешивания веществ. Объяснял про разного рода вещества, а домашним заданием стало выучить таблицу элементов. На что все ребята охнули, она состояла из ста восьми разных веществ.

Следующим уроком – монстрология. Учитель: Август блондин пятидесяти лет, в торжественном фраке, «от лучших швей Средиземья», как сам похвалился, поправляя свой дорогостоящий костюм.

- Тема сегодняшних двух уроков, записывайте «Монстры до пятьсот пятьдесят пятого года до прихода Союза богов!» - произнёс торжествующе Август, вскидывая руки кверху. Монстры оказались самыми примитивными, не могли причинить вреда человеку, по сравнению с нынешними, просто безобидные комарики. Существа, обитавшие в те времена, были такими как волк, с шестью ногами, и жалом вместо хвоста. Тигр с зубами больше похожими на кинжалы, конечно в наше время они тоже есть, но мутировали, увеличившись в росте, зубы стали с зазубринами как пилка, от того на много смертоноснее и ужаснее. Лекция продлилась целых два часа, все ребята умирали от усталости, однако Август, работу на дом не упомянул, но оставалась третья пара, а точнее белая магия (основы).

Преподаватель по имени Киреон. Человек преклонных лет с лысиной на голове и такими же пустыми глазами, ничего не отображающими. Одет в объёмистые белые балахоны, со странным гербом на груди. Учил создавать простые защитные заклинания, у всех ребят получалось кроме Фараха.

- Что с тобой парень? – прошипел Киреон, подходя к Мульену, взоры всего класса уставились на парня. Фарах начал наливаться краснотой как помидор.

- Ничего…

- Почему же у тебя не получается? И где твой браслет?

- Не знаю, учитель, браслет пока не выдали.

- Дай мне свою руку! – старик взял руку Фараха, закрыл глаза. Почувствовал, тотчас оттянул руку. Посмотрел на парня пронзительно взглядом полным ненависти и злобы.

- Тёмный! – прошептал старик себе под нос. Кто-то из учеников услышал, волна возгласов прокатилась по аудитории.

Вокруг стало слышно перешёптывание, - Тёмный, тёмный! – теперь каждый из учеников воззрился на Фараха недоброжелательным взглядом, сидевшие с ним рядом тот час отодвинулись подальше, словно пугливые крысы.

- Продолжим друзья! Парень зря скрываешь очевидное, любой боле-мене опытный маг сможет определить заложенную в тебе силу и какого она цвета.

- Я не чёрный, экзамен показал расположенность к магии огня.

Ребята вернулись к испытыванию выученных заклинаний. К Фараху никто не подсаживался. Парень уверен, что учитель по белой магии сразу невзлюбил его, поэтому открыл недоброжелательную сторону его стихии всему классу. Киреон сделал вид, будто не услышал, высокомерно прошагал к кафедре.

Вечеров Фараха известили о возможности получения учебников из библиотеки.

Ночь вступала в свои законные владения. Мульен покинул общежитие, взял на прицел библиотеку. Здание находилась сразу за учебным корпусом. Витражи разнообразными изображениями, чаще всего подвигов Союза богов, битв против супостатов земных рас.

Внутри всё строго, все книги расставлены чётко по алфавиту. Сплошные шкафы, заполненные работами разнообразных авторов, переплёты всех цветов радуги, книги стояли бесконечным строем до письменного стола, напоминая хирд гномов. Горные воители всегда славились своими военными качествами к построению.

За столом восседала Тина как король среди безмолвных солдат.

- Фарах? За учебниками?

- Да мисс Тина.

- Ясно, твои одноклассники приходили, кстати, кое-какие положили на меня глаз, хи-хи…

- Поздравляю… - равнодушно выдохнул сын кузнеца.

- Почему так грустно? Что мы приуныли? – спросила с материнской заботой Тина.

- У меня проблема, учитель Киреон. Всего лишь взял мою руку и почувствовал во мне тёмную силу.

- Этот старый пердун! Всегда был чересчур занудным святошей! На первый взгляд я тоже подумала, что ты в будущем тёмный маг и по ощущениям. Сфера правды, никогда не ошибается, – с раздражением рявкнула учительница.

- Могу я…

- Можешь! – перебила Тина, - завтра вручу тебе браслет.

Минута молчания.

- Вот твои книги, - выставила на стол восемь учебников.

- Тина, у вас есть книги по... магии огня высшего порядка? – неуверенно спросил Мульен.

- М…, а зачем они тебе раньше времени, они выдаются высшей школе магии?

- Хотел раньше начать изучать свою магию.

- Книги вообще то под запретом, без учителя нужной категории! Но в кладовке я припрятала пару штук, их подарил твой предшественник.

Вдвоём прошли в маленькое узкое помещение, больше похожее на коридорчик. Тина долго копалась в каких-то коробках, пока не вытащила, два кровяных фолианта, с фениксом на обложке. Книги большого формата, с изрядной толщиной.

- Тина, вы расскажите о Жанне?

- Рано об этом Фарах, в следующий раз, не волнуйся. Жанну, то есть твою маму я знала. Позже, сейчас не время!

- Но почему?

- Просто ты ещё не созрел для этого разговора! – отрезала учительница.

Улица навалилась блаженной прохладой, Мульен недолго думая, решил не торопиться домой, прогулявшись по площадке перед учебным корпусом.

Фарах сидел в комнате обдумывая своё нынешнее положение и как поступать теперь, когда все знают что он обладает малой каплей силы чёрного мага. После окончания школы, конечно, если её окончит, за ним начнёт охоту церковь Союза богов. Как за каким-нибудь малефиком, слухи разнесутся по всей стране. Появился человек, которому подвластны сразу две стихии.

Вдруг в дверь постучались.

- Проходите! – как можно твёрже молвил парень.

- Я тут, почту принёс, - сказал с боязнью парень одноклассник Фараха. На запястье, на самом виду закреплён браслет из зелёной кожи, свидетельствующий о специализации – целитель. Парень возрастом лет восемнадцати, на голове обильные кудряшки. Похож на ожившего ангела из лавки статуэток.

- Проходи.

Парень встал около двери, протягивая три больших почтовых конверта.

- Меня Рулъевард зовут, - непринуждённо сообщил он.

- Меня Фарах, - равнодушно бросил Мульен, забирая конверты, - Разве ты не боишься тёмного каким меня прозывают?

- Не очень, ты такой же, как я, говорят ты не полностью тёмный, - кудрявый похоже стал осмеливаться и присел на табуретку рядом с рабочим столиком.

- Ну и…? – холодно бросил Фарах.

- Я на мага целителя учусь, заходи, если станет скучно, в «216» комнату, окей?

- Хорошо зайду как-нибудь!

- Ты не думай не все к тебе из нашего класса относятся плохо! Например, я, Маре ты очень симпатичен, эльфа, причём очень не плохой наружности.

- Спасибо за сведения Лъевард, если можно так буду тебя называть.

- Да ерунда. Ладно, давай!

- Ага, давай.

- Завтра идёшь на уроки? – спросил Рулъевард у самой двери.

- Конечно!

- А, тоже на Тину запал? Прикольная баба, завтра два урока, вести будет.

- Нет! Ей лет тридцать наверно.

- Хм…, - вышел Рулъевард.

Опять одиночество, блаженное, так требуемое сейчас. Сон пришел, быстро окутывая своими путами, словно мама, укачивая в колыбели, мама которой у Фараха не было с самого детства. Которую, он не помнил даже приблизительно.

- Вот и вторник наступил, - произнёс певучий голосок Рулъеварда, стоящего у дверей. – Пошли соня, опоздаем на занятия.

Сын кузнеца наскоро собрался, одев, форму, выданную ему в школе. Форма примерного ученика. Странно когда успела? На тумбочке рядом с кроватью лежал красный кожаный браслет, по краям заклепанный сталью, на нём имелась одна надпись, звучит коротко и ясно «Red Magic».

- О… браслет, твой?

- Да! – коротко ответил Фарах натягивая опознавательный знак школы, поверх стального налокотника.

В класс зашли ровно к звонку.

- Извините миссис Тина, - официально пробарабанил Мульен.

- Ничего, - чётко пробасила черноволосая.

Рулъевард с Фарахом сели рядом, тогда парень увидел её, девушка шла от двери класса. Красивейшая эльфийка, которую Фараху приходилось видеть. Бесподобна, её тело обтягивала красивая одежда из мягкой, гладкой ткани, к ней хотелось прикоснуться. Правильная фигурка, округлые бёдра, среднего роста, такая хрупкая, как отборная роза, которую нельзя затронуть из-за шипов. Казалось, оторвёшь взгляд и эта богиня леса, и красоты исчезнет навсегда. Её головку покрывали волосы, цвета созревающей пшеницы, мягко переходившие в аккуратную косичку, нежные черты лица, большие карие глаза. Остренькие ушки придавали изящества и неповторимости. Пухлые алые губы, Фарах ощутил полёт, потерю почву под ногами...

Лъевард всё время жужжал что-то на ухо, пока не заметил, куда Фарах смотрит. Эльфийка села за парту со своей подружкой, а парень всё не мог оторвать взгляда оттуда, где прошла дева. Она навсегда врезалась в память, словно вырубилась топором, оставила на сердце ужасную рану, несовместимую с жизнью лишь её присутствие рядом могло излечить.

- Зря размечтался! – донеслось, вне транса, куда вплыл Фарах. Спустился на землю считая, что ему показалось.

- Что…?

- Ух, как всё запущено! Ты кажись, втюрился мужик, она тебе явно не по зубам! – слова как приговор о казни.

- Почему ты так решил? – сказал Фарах, очухиваясь ото сна.

- Ты знаешь кто она? Это Талаймури, лучшая из всех эльфиек, говорят она дочь короля леса. Учится на мага воды. Помнишь, я тебе говорил про Мару? Дак вот её лучшая подруга.

- Спасибо Лъев! За самую лучшую информацию за последний месяц.

- Не за что! Пожалуйста, не бросайся ей в ноги как последний умопомрачений, - утвердительно поднял брови Рулъевард.

- Ага, постараюсь, - сказал Фарах вглядываясь в эльфу сидящую на четвёртом ряде с конца аудитории.

- Извини познакомить не смогу, сразу говорю, не решусь на такой шаг!

- Я как-нибудь сам.

- Окей! – произнёс иронично Лъев.

День шёл очень долго. Магическое черчение и астрологию вёл учитель Инрико, высокий, мышцы играли под кожей, ему около сорока лет, темнокожий. На первом уроке рассказывал, как чертить простейшие пентаграммы, какие углы соблюдать, и другое.

Второй урок разговор шёл о созвездиях, планетах, как влияют на магию черчения и астрологии. Как пентаграмма связывает мага и отдалённый источник силы, например звезду или какую-нибудь планету.

Третья за сегодня пара, руническая магия. Преподаватель оказался старым мужчиной. На одном глазу у него повязка, а второй глаз рассматривал всё подряд, неустанно прыгал как заяц-попрыгунчик.

- Вы знаете, что такое руны? – прохрипел учитель довольно громко. – Не знаете, дек вот я, Весеслав, учитель рунной магии научу вас. Каких высот можно добиться, например, в бою, неожиданно использовав сильную руну, или вас завалило в пещере, вы маг воды. Но в пещере нет воды, что вы будете делать? Лично я использую рунический камень, оная разбросает громадные валуны как пушинки, – лекция старика длилась очень долго, всё приводил примеры. Показывал разнообразные руны, показал, как зачаровать камень под управление воды. Оказалось очень кропотливая работа, сначала выбить на камне руну, долгий алхимический процесс, затем пентаграмма и наделение камня силой.

Уроки закончились, можно расслабиться, и отдохнуть в своей комнате пару часов.

Как ни старался Фарах, эльфа упорно не хотела обращать на него внимания. Все попытки были тщетными, оставалось сказать ей, что он учиться на огненного мага, вряд ли её это привлечёт.

Вечер настал неожиданно, Фарах как и обещался, отправился к Тине, что бы узнать про свою родственницу, единственного дорогого человека не оставившего ничего о себе.

- Я пришёл мисс Тина! – пробасил, закрывая за собой дверь библиотеки.

- Это ты Фарах? – голос из кладовки. Вышла девушка, неся целую стопку книг.

- Я пришел, что бы узнать вашу историю, которую вы обещали рассказать.

- Да конечно, расскажу, - после краткого безмолвия продолжила. – Почему думаешь, в тебе есть сила, запрещённая в большинстве королевств, наших островов.

- Просто судьба...

- Нет! Судьба тут не причём, твоя мать Жанна Мульен, около двадцати лет назад пришла в эту школу. И окончила её, с отличием обучаясь на тёмного мага. Чёрная магия у тебя в крови, как ген в крови, она всегда будет с тобой!

- Вы лжёте Тина! – в ярости выкрикнул парень, - мама не могла быть тёмным!

- Не горячись! Я знала её очень хорошо. Мы с самого поступления дружили с ней. Именно Жанна пыталась открыть секрет великой мощи, чёрной магии.

- Не может быть,… как же она тогда...?

- Я всё расскажу. Мы окончили с ней школу в один год. Сначала она была весёлой, жизнерадостной, мы всегда ходили гулять по вечерам. Встретила твоего отца, тогда Архио был странствующим рыцарем, с первого взгляда полюбили друг друга. Через год родился ребенок, которого назвали Фарах. Жанна не могла жить в Когорте, поэтому она сбежала, обратно в школу. Когда пришла вся измученная, я конечно, предложила ей приют, жила у меня две недели. Сняла свой маленький домик, Жанна перестала появляться на людях, всё время просиживала в своей лаборатории, моя бедная подруга углубилась в самые загадочные разделы тёмного искусства. Всё пыталась разгадать какую-то великую тайну источников силы. Однажды вечером я пришла к ней, она с порога кинулась объяснять мне, что у неё получилось, я так и не поняла что. Предложила ей сходить в таверну развеяться, отдохнуть от работы, на что она дала согласие. Мы напились так, что я еле волочила ноги, а Жанна бодренькая. Дотащила меня до дома, и пошла к себе, - у Тины закапали слёзы. – А на утро я узнала, что её нашли в одном из скверов… убитой. На теле имелись следы магического воздействия! Кто-то спланировал это, потому что Жанна узнала такое, что нельзя знать! Понимаешь?! – Заплакала преподавательница навзрыд, прикрывая лицо ладошами.

Фарах обнял её. Тина не сопротивлялась, а ещё сильнее прижалась к парню.

- Я понимаю Тина, всё понимаю. Ты не виновата поверь…

- Ш-ш…- всхлипнула девушка.

- В каком доме она жила?

- Сейчас в нём живут другие жильцы, все её записи пропали! – продолжала рыдать.

- Кто мог это сделать?

- Не знаю! У неё не было врагов кроме тех, кто всегда ненавидел тёмных.

- Церковь?

- Вряд ли…

Ещё около десяти минут они просидели, молча, прижимаясь, друг к другу. Девушка собралась с силами, перестала плакать, встала, проводила Фараха из библиотеки и сама отправилась в общежитие для учителей.

Ночь выдалась короткой. Парень вернулся в комнату, через четыре часа встанет солнце. Он так не смог заснуть терзали смутные сомнения и думы. На время позабыл свою эльфу, которую ещё несколько часов назад, так горячо хотел добиться. Надо обязательно окончить школу и выяснить, что произошло той ночью. Иначе парень просто не сможет спокойно жить, зная, что где-то ходит убийца, которого не потрудились наказать.

Новый день наступил, так сегодняшнее расписание.


Среда:

1 – Картография

2 – Картография

3 – Алхимия

4 - Алхимия


Опять школа, Талаймури сидит и слушает лекцию Макделиуса, учителя картографии. Фарах по разному пытался с ней познакомится: и уступал место, делал жесты внимания, говорил «Привет», на что девушка отвечала коротким кивком или одним словом приветствия, но не больше. В открытую подойти к ней и заговорить парень стеснялся. На время попытался забыть её, но каждый раз, когда видел её милое личико, яркие глаза, нежный, мелодичный голос. Ему приходилось делать это заново.

Так прошёл один год, затем каникулы, отправился к отцу. Расспросил у него всё про свою мать. Каникулы конечно отдых, но три месяца сидеть дома парню наскучило, он решил съездить на Таймон, повидать Каони.

Прибыв на остров, конечно, никто не ждал его, ведь не писал девушке, что приедет вновь. Вот она, та самая деревня, где живёт смуглянка. Странно дверь в дом не заперта, парень прошёл во внутрь. Никого, вещи все на месте, ни одного человека. Вся мебель покрылась солидным слоем пыли. Фарах решил спросить у соседей.

- Эй, хозяева открывай! – сейчас ему не до церемоний приветствия и прочей ерунды.

- Что? Что? – выбежала женщина в платке, - Что вам молодой человек?

- Ты знаешь, где твои соседи? Где девушка по имени Каони?

- А как же конечно знаю, после того как её родители умерли, так странно один за другим ушли в мир иной. Девушка собрала пожитки, хотела куда-то уходить, мне сказала так:

- Мол, тётка Афая, я ухожу к своему другу, меня здесь больше ничего не держит, если кто-то будет искать меня. Скажи, что я отправилась в Когорт. Всё, ушла, в ту сторону. – Женщина показала на северо-запад.

- Так ладно, где у вас тут ближайший базар?

- Вот на восток около километра, будет городок Шарфы.

- Спасибо! – крикнул парень, убегая в сторону названного городка.

Селение достаточно внушительно, в смысле ограждающих каменных стен, такая стена могла посоперничать и с Крамхольдом, столицей Средиземья. Базар сразу после входных ворот. Сплошные лавки растянулись на километры. Фарах прошёл мимо одной, купил себе провианта на обратную дорогу в Когорт. Ради интереса прошёлся дальше, пока не заинтересовала, одна книга маленького формата, довольно толстая, определяя по переплёту. Книга по чёрной магии сразу видно.

- Интересуешься парень?

- Откуда это у тебя?

- Я купил её у одного тёмного колдуна из Фалифата, очень ценная вещь, если ты в этом разбираешься.

- Сколько?

- Двадцать золотых давай!

- Многовато чё то?!

- Авторская вещь, столько полезного в ней. На обложке подпись есть. Поверь, её никто не читал, - парень раскрыл на внутренней обложке надпись владельца «Жанна Мульен».

- Откуда она у тебя? Кто ты такой?!

- Неважно кто я, - слышался голос из под капюшона. – Главное кто ты пацан.

Торговец схватил пятнадцать золотых из рук Фараха, через мгновение исчез, как будто сдуло ветром, словно песок рассыпали под ветром. Парень спрятал книгу в заплечную сумку. Здесь на Таймоне запрещено чёрное колдовство, если у тебя нет разрешение от высшей школы Средиземья. Тёмных тщательно разыскивали и истребляли. Мульен двинулся дальше вдоль торговых рядов, вот оружейная лавка. За прилавком здоровый бородатый мужик видно сам кузнец.

- Мне к налокотнику нужна латная перчатка.

- Покажи доспех, – Фарах вытянул руку показывая тот самый налокотник, который ему достался от отца, а тому от деда.

- М…м старой ковки налокотник, есть пальцы! Какие тебе острые, тупые?

- А какая разница?

- Острые крепче, ими можно поранить, но если драться на мечах шибко не полавируешь с железякой, а тупые ими ткнуть вряд ли от этого будет большой эффект, но с мечом будешь как с родной рукой.

- Давайте острые, и ещё надо наплечники!

- Вот смотри крепление пальцев подходит, тут заклепаю сейчас и тут, всё можешь надевать. Извини парень, не осталось их. Спрос на них возрос! Тебе пара нужна?

- Можно хотя бы один.

- Вот левый остался, - мужичок положил рядом с металлическими пальцами. Большой наплечник, начищенный до блеска, доспех состоял из нескольких пластин загнутых под углом, на месте гибких соединений, заклёпки, видно, что делал профессионал.

- Беру! Сколько?

- Четыре десятка золотых!

- Много, давай тридцать?

- Нет уж, тут качественный товар. По дешёвке можешь у всяких кретинов брать, но не у меня!

- Согласен так и быть, вот сорок!

- С тобой приятно иметь дело парень! – с улыбкой принял мешочек мужик. Парень забрал купленные доспехи, авось, когда понадобятся. Прошло три недели, прежде чем добрался к себе домой в Когорт. Каони не появлялась, хотя давно должна прибыть в Эндо. Просто уехала в другую страну, может, есть ещё люди, её друзья готовые принять у себя.

Время подходило пора отправляться в школу, второй год обучения, Фарах целых три месяца не видел свою эльфийку Талаймури. Как по ней соскучился, хотел увидеть её. Она наверно и не думает о нём, о том, каковой страстно любит её и хочет заполучить.

Школа ждёт, сын кузнеца прибыл точно к сроку, здесь ничего не изменилось.

Фарах встретил Рулъеварда, всё такой же весельчак и хулиган, рассказывает, как провёл каникулы. Со сколькими девчонками передружил и тому подобное.

- Ты всё горишь по этой эльфийке? – спросил Лъев, глядя прямо в глаза своему другу.

- Да всё не как не могу успокоиться! Не вылазит она у меня из головы и имя её всё время перед глазами. – Вздохнул обречённо Мульен.

- Короче втюрился ты по уши брат! – подвёл итог кудрявый.

- Получается что так.

- А подойти не пробовал?

- Неа! Хреново как-то с этим!

- Незнаю как тебе помочь, может, письмо ей напишешь, а я передам?

- О чём я ей писать буду, подумает, что я какой-то «маленький» что ли?

- Нормально чё, любовное письмо сейчас вообще модно!

- Ладно, хорошо напишу, вечером к тебе в комнату зайду, ты ей предашь.

- Всё, давай, ок!

Первый день в школе после каникул показался мучительно долгим, парень не утомлялся так со времён работы с отцом в кузне. После недолгого сна, Мульен принялся за письмо. Ушёл примерно час за составлением нормального варианта, вот что у него получилось:

«Здравствуй дорогая Талаймури, ты мне очень симпатична, давно хотел с тобой познакомиться. Но подойти не решался. Вот теперь пишу письмо, мало сказать, что ты мне нравишься, скорее я влюбился в тебя по самое не хочу! Ничего не могу с этим поделать, когда я вижу тебя, в душе начинают рождаться самые лучшие стихи о любви, хотя я далеко не поэт. Не знаю, замечала ли ты меня, но я взгляда от тебя не отвожу с самого первого дня, когда тебя увидел. Я могу ещё много красивых слов написать о тебе, вряд ли они в полной мере смогут выразить, в какой степени Я тебя люблю! И ничто не сможет! Если захочешь, можешь написать мне письмо и передать через того же человека. Прости, пока что я не буду раскрывать тебе кто я, хотя ты меня знаешь...»

Фарах вывел последние слова, подождал пока окончательно высохнут чернила и побежал к Рулъеварду отдавать письмо.

- Написал?

- Да не знаю как получилось, но вроде ничё…

- Не буду просить читать, знаю это личное, просто сразу отнесу. Хочешь, можешь проводить меня до её двери?

- Лучше не надо! Пока не говори, кто тебе дал окей?

- Само собой Фар, само собой, – задумчиво бросил кудрявый парень. Затем оба вышли из комнаты Фарах уединился в свою комнату, а Лъев зашагал дальше по коридору.


* * *

Стук в дверь, заглянул Рульъевард один из моих одноклассников.

- Привет Талаймури, привет Мара, - сказал мне и сидящей на стуле подруге.

- Привет Лъеви, хи-хи. – Ответил ему Мара.

- У тебя дело Лъев? – напрямую спросила я. Категорически не любила всяких тяжб и расспросов.

- Да, Талаймури, - скромно ответил парень, протягивая какой-то свиток, туго перевязанный розовой шёлковой ленточкой. – Вот это письмо написал мой знакомый, он от тебя без ума, с первого года обучения. Пожалуйста, не отбрасывай как всех других, хороший парень.

- Интересно, кто же он?

- Просил пока не говорить, – слабо улыбнулся Лъев.

- Хорошо Лъев, иди, я прочитаю, и поговорим после.

Письмо оказалось очень интересным, этот тайный поклонник писал красивые вещи, почему выбрал именно меня? Такие слова могло написать только любящее сердце.

- Что думаешь? – Спросила Мара.

- Незнаю… интересно кто это?

- Может тот парень из Когорта, помнишь всё время, смотрел на тебя. У него глаза такие красивые.

- Вряд ли, он симпатичный, жаль, что так и не решился подойти ко мне.

- Подойди к нему сама, - предложила Мара.

- Не знаю, подумаю… - отрешенно произнесла я.

- Вроде бы Фарах зовут, я на твоём месте призадумалась!

- Хорошо!

Мара встала, отошла к себе в комнату у неё через четыре двери от моей «281», я ещё раз перечитала письмо. Сама не заметила, как на лице появилась счастливая улыбка, я тот час же попыталась её согнать. Что это со мной? Радуюсь, какому то дурацкому письму! Совершенно на меня не похоже, представляю, как дружу с ним, что скажут другие. Хотя какая мне разница, что скажут, это вообще не их дело! Надо всё обдумать, никогда не думала что приду в школу, чтобы с кем-то дружить. Да Мара права он очень красивый. Я уселась за письменный стол, принимаясь писать ответ незнакомцу, почему-то я уверена, что это именно Фарах Мульен. Всё время выходила какая-то неурядица, поэтому я бросила это занятие. Решила что если это судьба, я познакомлюсь с ним, после окончания школы, когда перейду в высшую. Родители строго-настрого велели мне, что бы я завершила обучение на отлично, а дальше будет немного по привычней. А сейчас никакого ответа не будет!

На следующий день в школе я отвела Рулъеварда в сторонку, что бы поговорить.

- Лъев, я знаю, кто это написал!

- И что ты думаешь по этому поводу?

-Я решила, в общем,… пока нет Лъев, скажи ему после окончания школы, я подумаю!

- Почему ты так сурова Талаймури? – сделал обиженное лицо.

- Я должна закончить школу на отлично, иначе мне не быть магом водной стихии! Пусть подождет,… если действительно любит! – пробасила я со всей суровостью парню в лицо. Хотя в этот момент сердце разрывалось на части, как представляла, как когортец будет мучиться, пытаясь забыть меня. Если дождётся я с ним обязательно, познакомлюсь и кто, знает, может что и получиться…?

В следующий момент я развернулась, забежала в класс…


* * *

…- Ну, как всё прошло? – Спросил Фарах взволнованно.

- Лучше моих предположений, честно говоря! – Рулъевард пересказал всё дословно парню, во всех подробностях, не упустив не одной мелочи.

- Понятно! – сказал поникший, Мульен. – Значит, хочет, чтобы я ждал? Значит, я буду ждать! Просто так она от меня ни куда не денется! – в ярости громыхнул парень.

- Не горячись друг, это же женщина хоть и эльфа, все они одинаковы. Женскую логику нам мужчинам не понять! – проштудировал Рулъевард, как будто говорил эту фразу не в первый раз. В какой-то мере он прав.

- Ты прав, - остужая гнев, процедил Фарах.

- Может, ты действительно дождёшься, Мара говорила, что Талаймури от своих слов не отказывается, это точно.

- Я попробую.

- В конце концов, после учёбы экзамены сдавать не надо, все кто желают, проходят в высшую школу.

- Не знаю друг мой, что из этого выйдет. Конечно я продолжу учиться и закончу, хотя бы постараюсь!

Они зашли в класс, после чего продолжили беседу за партой. Долго им разговаривать не пришлось, зашёл учитель и начался очередной урок рунической магии.

...Второй год обучения основам магии продвигался как гусеница, ползущая по травинке. Фараху успела полюбиться природа Средиземья, леса из одних лишь красивых елей или сосен. Красавицы берёзки окружали стены родной школы. Красивая природа не то, что на Таймоне. Одни лишь степи, да многочисленные болота.

Девушка эльфа по имени Талаймури, при взгляде Фараха сразу же скрывала блеск своих чудных карих глаз, отворачиваясь или смотря в другую сторону. Так он не смог её забыть, конечно, до окончания школы оставался ещё целый год. Но ничто кроме смерти не смогло бы стереть из памяти её большие лунные глазки и золотистые волосы. Кто бы мог подумать, что в таком возрасте можно так отчаянно любить и ждать три года, лишь бы поговорить с ней, затронуть её нежную ручку. Ещё не факт что это произойдёт.

...Пошёл счёт, до окончания Средиземской школы волшебства. Остался всего год и всё. Высшая школа, всё по серьёзному. На острове он и будет искать убийцу своей матери. Где бы таковой ни прятался, Мульен дал себе зарок, что найдёт треклятого человека, кто такое сделал. Несмотря на последствия

…Шли последние дни учёбы, Фарах много чему научился в этой школе: изучил краткий курс алхимии (в него вошло приготовление простейших зелий, таких как залечиватель неглубоких ран, зелье перевоплощения в животное, например волка или зайца). Монстрология, здесь дела обстояли, намного труднее попробуй, запомни всех монстров до 1000 года от прихода Союза богов. Разнообразные существа тогда населяли великие острова Мела. Совершенно отличавшиеся от тех, какие обитают в 1237 год, то есть во время истории про Фараха Мульена. Белую магию Фарах совсем не посещал, Тина договорилась с директором Марком, о том, что огненному магу совершенно ни к чему знать белое искусство. Магическое библиотековедение, парень узнал, как создавались магические книги, разнообразные языки написания магических фолиантов. По магическому черчению и астрологии, класс с темнокожим учителем Инрико, всё выясняли, зачем пентаграммы, и каких они бывают видов. Руническая магия, дала довольно много знаний о рунах, тех не многочисленных о которой известно школе. И, конечно же, Макделиус, учил он своих учеников добросовестно, никому не давал спуска. Показывал, как составляются карты, изведанные территории за переделами островов Великого Мела тоже изучались.

Когда Фарах поступил в школу магии Средиземья, свой ход начал 1234 год, и вот спустя три года последний день в школе:

- Вот и всё дорогие мои ученики! – начал директор Марк, стоя на сцене за трибуной. – Теперь вы переходите в высшую школу, вы непременно будете изучать свою стихию! Конечно все кто пожелают, могут отказаться, мало ли какие у вас обстоятельства! Теперь подойдите к учителям и скажите своё решение.

Фарах с Рулъевардом выступили в сторону Макделиуса, на другую сторону площади, картограф внимательно слушает речь директора. Мульен очень хотел попрощаться со старым магом и, конечно же, Тиной, перед тем как покинуть стены школы.

- Здравствуйте ребята, куда это вы? – первым заговорил старик.

- К вам учитель, хотели попрощаться напоследок!

- Так точно! – отрапортовал Лъев.

- Ясно, ребята я бы хотел пожелать окончить школу хорошо. Я надеюсь, вы станете настоящими магами, не разрушите честь ваших учителей и, конечно же, удачи! – закончил Макделиус своё небольшое выступление.

- До свидания учитель надеюсь, мы с вами ещё встретимся, на трудной дороге жизни, - прогоняя грусть, сказал Фарах.

- Фарах! Я бы хотел с учителем Макделиусом, перемолвится парой слов… - краснея, выдохнул Рулъевард.

Мульен отошёл в сторону, неожиданно ему на глаза попалась Тина. Она сидела за столом, записывала предпочтение дальнейшего образования учеников.

- Здравствуйте Тина, - проговорил Фарах, подходя ближе к столу, очереди не было.

- Приветствую мой мальчик.

- Хотел с вами попрощаться!

- Фарах, говори свой выбор и не надо мне здесь мыльных опер. Ещё не хватало, что бы я расплакалась на виду у всех учителей.

- Не поверю, что бы вы расплакались… - попытался перевести на шутку Фарах.

- Я… буду за тебя болеть Фарах! Какой бы дорогой ты не пошёл, надеюсь, ты не попадёшь в плохие руки! Я уверена, что твоя мать не хотела, что бы ты разыскивал её убийцу. Не надо этого делать.

- Я буду скучать по вас мисс Тина, - парень крепко обнял черноволосую женщину.

- Видно без слёз мне сегодня не обойтись! – сказала Тина всхлипывая. – Теперь скажи, что ты решил…

- Я пойду в высшую школу! – сказал твёрдо Мульен.

- Хорошо, я запишу сейчас. Значит-с через три месяца, двадцать пятого августа. Все ученики соберутся в поселении Дрост, оттуда специальные провожатые, сопроводят вас до школы, – утирала слёзы небрежным движением.

Тина протянула бумагу для провожатых, вместе с аттестатом об окончании школы магии Средиземья.

Директор ещё около получаса произносил свою прощальную речь для выпускников. Затем в небо выпустили несколько десятков магических иллюзий, это не обыкновенное зрелище, над головами пролетали десятки разноцветных птиц, с пушистыми хвостами. Кто-то создал дракона из воды, он всё время проносился над школой, изрыгая красивые всплески, переливающиеся всеми цветами радуги. Когда всё зрелище закончилось, ученики, обмениваясь местоположениями и координатами.

- Понравилось Фарах? – спросил Рулъевард.

- Ну да, ты решил куда направишься?

- К сожалению да, мой друг! Империя Нилс, на Севере ожидает меня.

- А как же школа высшей магии?

- Там тоже есть школа, именно оттуда выходят лучшие целители.

- Хоть писать то будешь? Лъев!

- Конечно буду брат, - сокрушённо буркнул кудрявый парень.

- Может ещё свидимся когда-нибудь?!

- Надеюсь что да, лучшего друга, чем ты мне не встретить!

- Не знаю как без тебя продержусь до знакомства с эльфой? – отчаялся Мульен.

- Ты же обещал что дождешься…

- Чего?

- Талаймури обещал и сам себе в первую очередь.

- Дождусь? Да, – вполголоса шепнул парень.

- Давай друг не скучай, координаты пока не дам, сам тебе напишу, я то знаю, где ты будешь.

- До встречи Лъев! – парни обменялись крепким рукопожатием, в следующий момент обнялись как братья.

Все выпускники разъезжались. На следующий день Фарах пустился в путь к своей родной стране на далёкий запад,

Когорт встретил как всегда обжигающими лучами солнца и барханами бесконечно тянущихся песков.

Отец поздравил с прибытием и окончанием школы, устроил великий ужин, созвав всех своих друзей и соседей. Фарах не хотел пышных нарядов и праздников, хотел уюта спокойствия, отдохнуть от трёхлетней учёбы. Представить себе дорогую эльфу и заснуть с её именем на устах…

Два месяца каникул улетели незаметно, точно вчера приезжал домой с учёбы. И вот снова надо отправляться в путь пока что к сборному пункту под наименованием Дрост, это небольшая деревушка встретила Мульена через месяц пути. Скромная деревня ничего особенного, не из богатых, вокруг раскинулся красивый лес, студиозы подтягивались тихо.

- Ты в Высшую школу? – указывая пальцем, спросил человек в белой мантии, инквизитор сразу видно.

- Да! – ответил парень, предоставляя свёрток для провожатых. Собеседник принял грамоту, изучил ее, как можно, обнюхал, прочитал как сторожевой пёс.

- Хорошо, твою грамоту я забираю, сам передам её белому совету, – буркнул стоящий напротив инквизитор.

- Я в состоянии за себя решать! Прошу вернуть мне мою бумагу! – приказательным тоном громыхнул Фарах.

Инквизитор взглянул ненавидящим взором, желая тотчас испепелить. Свиток неохотно очутился в руке у Мульена.

- Ты поплатишься за это непочтительное отношение, к слуге светлого Ориона. Из-за вас все беды! - зло прошипел инквизитор, уходя, прочь.

Парень не принял этих слов всерьез, под вечер собрались почти все, кто учился с Фарахом, её не было, среди них.

Толпа двинулась к берегу моря Средиземья, ожидало судно больших габаритов. Отплытие состоялось незамедлительно, все провожатые, как и стоило, ожидать инквизиторы их около десяти человек.

Два дня спустя на горизонте показался остров, малый остров, на нём виднеется зелёная растительность. На холме возвышались остроконечные башни.

Школа высшей магии выглядела как неприступный форт, огромная стена вокруг замка, территория поистине огромная, под вечер ученики сошли на твёрдую землю. Вверх поднимались ступеньки, выложенные из битого камня. Лестница тянулась на километр от берега, где имелась пристань на два судна.

Яркое солнце согревало душу, Фараху так хорошо, что хотелось заснуть, окунуться в мягкую листву деревьев. Её не хватает, где же ты моя дорогая Талаймури.

Всех прибывших проводили за стены огромного форта, на стенах и у ворот за место стражников инквизиторы.

- «Чувствую, обитать здесь будет трудно, церковь наша так тщательно, пытается всех ересей искоренить», – невольно подумал Мульен.

Тем временем провожатые проверяли документы основательно, прошедших контроль пропускали в здание по всей расстановке напоминавшее столовую, сразу за площадью с фонтанной скульптурой Waterio – покровителя воды, изображали как большую рыбу похожую на кита, с небольшими, короткими ручками как у младенца.

- Покажите документы, пожалуйста, - заставило Фараха опомниться, уйти от своих мыслей. Перед ним старый инквизитор, как все в белой рясе.

- Вот возьмите, – протянул парень сразу две бумаги.

- Так, так, так, - протянул мужчина, изучая документы. – Фарах значит-с, прибыли учиться на мага огня? – в полном изумлении, инквизитор закашлялся.

- Ну да… - равнодушно бросил Мульен.

- Давненько я не видел такого браслета, - указывая пальцем, молвил собеседник, - Лет пять прошло, как последний из вас прибыл в школу, помню, как вчера.

- Хм…

- Да-да, вот возьми документы, можешь проходить в то здание, - указал на

столовую, - Вас накормят, распределят по специализациям.

Здание обширное внутри, здесь на одном из столов, Фарах сразу увидел её, эльфа как всегда очень красива, просто бесподобна в костюмчике темно-багрового цвета. Она сразу взглянула парню в глазу, тот час отвернулась, к подруге.

Последний шаг, к намеченной цели. Стать магом огня. В основном они занимаются изгнанием демонов, поэтому приходится прибегать к помощи тёмного божества Скрина. Маги огня проходят отречение от общества в большинстве своём.

После ужина Фараха и всех учеников отвели в общежитие, здание располагалось, немного поодаль учебного корпуса, комнаты все на одного человека, довольно уютные, получше, чем в школе на материке.

Мысли не покидали Мульена, получалось он исполнил обещание, данное эльфийке, странно, что она бездействовала в обеденной.

На утро Фарах вместе со всем потоком пошёл, в учебный корпус, все студиозы расходились по аудиториям, в маленьком классе расположились всего семь человек. Все люди, обучающиеся на магов огненной стихии.

Многие как оказалось, уехали в империю Нилс. Там открыли новые формулы обучения более успешных чародеев.

- Здравствуй ученики! – пробасил мужчина, скидывая капюшон, лицо с глубокими морщинами на глазах. На облик ему шестьдесят лет. Угловатая фигура, однако, мышцы довольно сильные, наверное, учитель каждый день по утрам бегал, что бы поддержать фигуру в порядке. Через всё лицо от подбородка до брови растянулся шрам явно нечеловеческого когтя. Глаза отражали полыхающий огонь...

- Что молчите?

- Здравствуйте… учитель, - хором ответили ученики.

- Наконец-то ученики, а то я совсем засиделся на острове, я учитель пламенного искусства, - преподаватель слегка поклонился, - к вашим услугам мастер Крон!

- Рад познакомится учитель меня зовут Фарах Мульен, - в свою очередь парень сделал жест уважения. Все ребята по очереди представились.

- Знаю, всех вас знаю, мне уже доложили, кто вы, из какой семьи и прочее.

- Вы будете нас обучить?

-Да конечно! Магия огня. Вы все, вероятно, поняли что, таких как мы здесь слегка недолюбливают, всё это из-за нашей работы? Потому что только нам приходится иметь дело с ужасными тварями преисподней.

- Понятно учитель Крон.

- Не стесняйтесь, здесь вы можешь рассказать все, что вас беспокоит. Я должен поддерживать своих подопечных.

- Конечно…

- Ну что начнём урок?! Так сначала вот ваши учебники, разбирайте, уроки наши всегда будут проходить в этой аудитории, на остальные уроки вы будешь ходить вместе с остальными учениками.

Ребята разобрали по четыре толстых фолианта. На всех имелся одинаковый знак, феникса, символа возрождения и покровителя огня .

- Сейчас два часа со мной, дальше «высшие основы мироздания». Вот открывайте книгу под номером 2, вот та, - указал Крон. – Сейчас проходить будем главную часть, она будет в течение полугода. Смотрите, вот это наш покровитель, - указал на картинку с загадочным существом. - Это - Тёмный Скрин! Он даёт нам часть силы, в большинстве стран он поруган как проклятый бог, но есть и такие кто свято верит, что именно он, помогает людям в борьбе с напастями.

- Он есть на самом деле? – вопрос из аудитории.

- Незнаю точно, но говорят, что он являлся нескольким людям. Насколько это правда? Так вот, продолжим, честно говоря, я не знаю, что вам рассказывать. Столько лет у меня не было учеников, вы можете изучать сами по книгам, в них всё есть, а то, что не понятно мы будем постигать на уроках. Хорошо?

- Да учитель.

- Я бы хотел узнать… - замялся Фарах.

- Наше время подходит к концу, всем прочитать до завтра: параграф 1: Тёмный Скрин и его последователи, 2: Действия Скрина до смерти, в общем, весь первый раздел тут всё про темного бога, всего десять параграфов. Завтра последние два урока наши! Не забывайте.

Прозвенел звонок, ученики вышли из класса, один Фарах на прежнем месте, Крон внимательно посмотрел на него.

- Кого-то ты мне напоминаешь парень. Вот только никак не могу вспомнить.

- Может быть Жанну Мульен?

- Я надеялся, что она твоя однофамилица, оказалось, нет! Мама?

- Да.

- Да я знал её! Знал, в те годы один учитель тёмной магии старик Пиль обучал всех чёрных мэтров, теперь нет и его, он умер от старости.

- Вы знаете что-нибудь о её смерти?

- Нет, правда, говорят у Жанны, были какие-то разногласия с церковью. С другой стороны у каждого тёмного мага такие проблемы.

- Сколько мне учиться?

- Ух, ты какой быстрый! Четыре года, можешь попробовать, досрочно окончить школу.

- Нет, вы можете мне помочь узнать, кто виновен в смерти Жанны?

- Извини Фарах, но нет! Если мне вмешаться в это дело школа останется без учителя пламенной магии, это точно.

- А в каком городе её убили?

- Великий магистрат. Самое лучшее место для мага, в нём живут лучшие из лучших, не вмешивался бы ты в это дело, тут правит сенат Белых магистров, они не позволят тебе организовать следствие. Скоро ты с ними познакомишься, они будут наблюдать за тобой, так что поостерегись мой ученик.

- Когда?

- Они пригласят тебя сразу после окончания уроков.

Сложив аккуратно фолианты в портфель, Мульен ринулся к аудитории №28, по расписанию, где должны проходить высшие основы мироздания.

Большая аудитория, десять рядов скамей, на стенах карты разных материков и островов, непонятные картины с завитушками.

Ребята собирались, кто-то успел сбегать до столовой перекусить. Кто сидел, вчитываясь в книги, остальные просто общались друг с другом. По привычной реакции от Фараха отсели все сидящие рядом, Талаймури нет в классе. Вот она заходит вместе с учительницей, необычайно молодой девушкой. Моложе чем Мульен, в очках с золотым дугами. Талаймури подошла к ряду скамей, где сидел Фарах, посмотрела выразительно в глаза.

- Можно…? – неуверенно произнесла эльфа.

- Да, конечно, - пододвинулся парень, уступая место девушке. Она ничего не говорила, смотрела на учительницу начавшую лекцию, по сущности бытия в мире. Скорее травы и цветы, собравшиеся воедино, именно таким ароматом дунуло в сторону парня. Эльфа повернула голову, ничего не говоря, вырвала листок из своей тетради, начала писать, через минуту, пододвинула записку Мульену.

- Привет Фарах! - написано на бумаге красивым почерком с завитушками, которыми обычно пользовались эльфы в своём письме.

- Здравствуй Талаймури, – написал ей в ответ парень.

- Можешь называть меня просто Тала.

- Хорошо, так непривычно называть тебя Тала, чем занималась в каникулы? – в свою очередь Мульен пододвинул листок девушке.

- Ничем особенным, гуляла, думала. Тебя вспоминала, - на щеках девушки разилась краснота.

- Я постоянно о тебе думал, ты очень дорога мне, хоть мы и плохо друг друга знаем.

- У нас есть возможность узнать получше?

- Да, - без малейших колебаний написал Мульен. – Что ты делаешь после уроков?

- Иду на встречу к Белому сенату.

- Я тоже пойду, а кто они такие эти сенаторы?

- Они глава школы и в Великом магистрате тоже они правят, вот как пять лет, всем нравится их политика.

- Тала… разве ты не боишься находиться рядом с магом огня, остальные отсаживаются…

- Не боюсь…

- Я так много должен тебе рассказать! Я рад, что вижу твои красивые глаза, рядом с собой.

- Ты так говоришь красиво. А тебя не смущает расовое различие.

- Нисколько. Давай встретимся вечером? Погуляем по острову?

- Хорошо, а где?

- Давай возле пристани?

- Хорошо.

В этот момент прозвенел звонок, ребята направились на следующий урок.

Монстрологию вела очень молодая девочка, ей шестнадцать лет от роду. Катрин как она представилась, по-видимому, она была самое меньшее вундеркиндом. Все конечно слушались её, никто не посмел перечить.

Уроки прошли медленно, Фараху не терпелось, дождаться вечера. Когда он встретится с ней – своей любимой.

Парня пригласили на встречу с Белым сенатом. Просторная зала, за столом с резными ножками сидели пять магов, каждый в мантии своего цвета.

На середине старик в белой мантии, по краям в мантиях цвета стихий, одна женщина в коричневой мантии, маг земли. Маг воздуха, не имел лица, его замещала магическая маска, этот атрибут выдавался каждому чародею по окончанию школы. Маг огня выглядел как помидор, красный, словно ему постоянно жарко. А маг воды самым обыкновенным эльф, с длинными белоснежными волосами.

- Здравствуй Фарах Мульен, я Кристоф, святой маг и глава сената Белых магистров! – привстал старик сидевший в самой середине стола.

- Здравствуйте, - робко ответил Фарах.

- За долгие пять лет ты один из немногих кто приехал учиться в школу, на мага огня. Блюстителя закона и искоренителя злобных приспешников дьявола. Надеюсь, учёба не покажется тебе сложной. Ты красный маг, соблюдай законы школы. Теперь я зачитаю тебе перечень сводов и правил...

Старик читал около десяти минут, непрерывно, вглядываясь в свиток длиной чуть ли не в метр.

- Вот, прими к сведению, мы сенаторы требуем соблюдать правила, эта школа находится под нашим попечением.

- Я всё понял.

- Можешь идти Фарах.

Мульен шел, как ни в чём не бывало, день дался довольно трудно, через два часа встреча с Талой. Парень вышел из-за стен школы направился в сторону леса, необходимо разведать какая обстановка в лесу, да и где красивые места.

На острове полно красивых полян и чудных рощ, берег обрывался резко со всех сторон, здесь очень красиво смотреть на закат. Мульен запомнил это место пошёл обратно в школу, до встречи оставался час…


* * *

… - Не знаю что надеть, Мара?! – почти, что вскрикнула Талаймури, поднимая брови. Держа перед собой синее платье.

- Надень костюмчик тот, что я тебе подарила?

- Ты думаешь?

- Да, по моему он очень мило на тебе смотрится, - скушала очередную конфету Мара, развалившись на кровати.

- Я очень волнуюсь сегодня не знаю почему…!

- Ты дрожишь?

- Нет!

- Ты дрожишь Талаймури, не надо так нервничать. Как-то странно, наверное, он тебе очень нравится, раз ты так волнуешься?

- Может быть, - улыбнулась эльфа.

- Хочешь на первом свидании поцеловать его?

- Нет что ты! Немного подожду,… и видно будет, - сказала Тала, накидывая летний костюм.

Эльфа оделась, тщательно поправила все неровности одежды, ароматической жидкостью пшикнула на шею, улыбнулась подруге. После чего вышла из комнаты.

- Ох, любовь, любовь, - подумала Мара, - ни разу ещё она так не наряжалась, для кого-то и хочет сказать, что он ей просто нравится!


* * *

Мульен тоже очень волновался, как и Талаймури. Обходя каждый кустик цветов, на одной из полянок в лесу, получился неплохой букетик, надел торжественный костюм, более подходящий для этого случая. В таком виде он ждал её у пристани, солнце светило, оно начинало уходить за горизонт. Талаймури Фарах увидел издалека, её интересный костюм зелёного цвета.

- Привет Фарах, - радостно, почти по-детски пропела девушка.

- Привет, Тала, - протянул ей букет Мульен.

- Красивые цветы, спасибо, - эльфа прижала букет к груди.

- Пойдем, погуляем? Я в свободное время приметил красивое место, на берегу, - Тала протянула ему хрупкую ручку, парень после недолгого колебания принял. Они шли в сторону моря, он показывал поляны, они при заходящем солнце становились ещё красивые. Светящиеся бабочки вспорхнули в воздух, окружение наполнилось красивой песней птиц, солнце совсем ушло за море. Луна сегодня словно приблизилась к земле, такая большая, юноша с девушкой сидели, слушая прибой и пение птиц. Она иногда поглядывала на него, отворачивалась, краснея, он же напротив не мог оторвать от неё взгляда. Они вели беседы на разные темы, смотрели на луну.

Прошло несколько часов, прежде чем они опомнились, ворота в крепость могут в любой момент закрыться. Успели как раз во время, инквизитор зажигал факелы возле ворот, для освещения ближайшей местности. Завидев парочку, человек в рясе промолчал, сделал жест пора заходить.

- Пока Фарах, мне очень понравилась прогулка, - улыбнулась обворожительной улыбкой эльфа

- Мне тоже понравилась, - посмотрел ей в глаза со всей любовью парень.

Девушка ушла не сказав больше не слова, Мульен ещё долго смотрел ей в след, затем отправился к себе в комнату отдыхать.

… - Прочитали про Тёмного Скрина? – спросил учитель Крон.

- Да конечно.

- Отлично, - обрадовался Крон.

- Новая тема? – спросил кто-то из учеников.

- Нет, ребятки. Как говорится повторение мать учения. Каждый из вас сейчас будет читать по параграфу вслух. Остальные слушать. Приступаем.

Читать параграфы книги вслух, мол, так лучше запоминается, Тёмный Скрин как описывала книга, напоминал какую-то змеевидное животное с крыльями, он дарует силу, прибывающую ему от зла на земле.

За первый урок разделались с тёмным Скрином, на втором читали про покровителя огня Феникса.

Дальше шли уроки «Ритуалы в огненной магии, основанные на астрологии». Большой раздел как объяснил учитель, будем разучивать в течение полугода.

...Тала улыбалась, ходили гулять ещё несколько раз, но не больше. Тем временем Крон, начитывал своих учеников в ритуалах.

… Больше не могу, думал Фарах, эльфа прикоснуться к себе не давала, учёба и она, повторялось в голове. Как же Жанна Мульен, должен искать её убийцу.

… - Продолжим урок друзья, - спрашивал чисто символически Крон, в очередной раз.

- Да продолжим учитель! – ответили из аудитории, в ближайшие несколько месяцев, изучалась тема «Душа и её способности», Крон рассказывал, что при сильном сосредоточении маг может посылать свой дух вперёд себя, например на разведку. Перемещаться в другие области астрала, недоступные Белым магам, при сильнейших концентрациях. Оказалось маг огня, имеет немало способностей недоступных другим магам, все пентаграммы и их построение изучались, добросовестными учениками. Толстые книги прочитывались буквально за неделю с небольшим, конечно Фарах, не читал те темы, ещё не пройденные с учителем, лишь повторял старое, узнавая другую не менее интересную информацию дополнительно.

Каждый вечер Мульен встречался с Талаймури.


* * *

Я около класса, все ждали учителя. С Фарахом как-то не так, отношения дальше не развиваются, он не предпринимает никаких попыток, а я Талаймури, жду, что он сделает в следующие дни и сделает ли?

Он в стороне от всех смотрит на меня, такой взгляд. Кажется, как будто он горит изнутри, по нему сразу видно, любит меня, я это точно знаю!

Неожиданно он сорвался с места, чуть ли не подбежал ко мне и впился горячими устами в мои, это так странно, но я возрадовалась жизни в этот момент, мы целовались, обнимая друг друга. Одноклассники на нас смотрели, Мара раскрыла рот, в оцепенении, глядя на такой поворот событий. Он отстранился, выразительно глядя мне в глаза, я прослезилась от счастья. Фарах обнял меня зажал в крепких объятиях, гладя мои косички и целуя в ушко. Взял меня за руку, мы зашли в аудиторию…


* * *

Мульен больше не мог сдерживаться, эльфа манила к себе, так хотелось её поцеловать крепко-крепко, что парень и сделал! Как хорошо, такой поцелуй, должен длится вечность.

С этого момента отношения между двумя молодыми людьми приобрели новые оттенки, стали развиваться совсем в другую сторону.

- Что это? – спросила эльфа, когда, наконец, парень отстранился после долгого поцелуя. Однако Мульен не сбежал от смущения, а держал за талию Талу.

- Поцелуй, - ответил он краснея. – Я больше не мог терпеть, ты же знаешь. Как я тебя люблю, не могу не видеть этих глаз, - пробежал рукой по пряди волос на её лбу. – Этих алых губ, не могу без тебя! Ты, одна мне нужна…

- Не думала что у тебя такие сильные чувства...

- Давай будем вместе? – перебил Фарах, щёки налились краснотой.

- Я,… согласна, - ответила она, также краснея от первого признания в её жизни.

Этот день они провели вместе, за парты садились всегда только рядом. Целовались постоянно, едва уходя за угол, а поздним вечером заперлись в комнате девушки и всю ночь проговорили о любви, о друг дружке. Так и заснули: он у стены, она на краю одноместной кровати. Просто обнимались, целовались и больше ничего. Совсем забылись от бесед, что опоздали на первые два урока.

Тем временем изучение Мульеном пламенной магии продолжалось:

- Основная теория силы! – строгим наставительным тоном громыхнул учитель Крон, - маг пламени получает определённое количество через посредника, так сказать. Этим посредником является Тёмный Скрин и Феникс! Они передаёт магу силы, за то, что тот в свою очередь, изгоняя демонов с земли, поставляет их души покровителям. Демон обладает, как принято считать самой грешной душой и до смерти, и после. Одна такая душа по тёмным поступкам равносильна трём человеческим.

Дальше через полгода другая тема, звучащая: элементали на службе мага огня, многие маги ставили при битве себе в помощь сильного духа огня. Он мог приобрести любую форму. Но такое существо надо удержать. В прошлом веке, 1158 году, один не из последних магов огня, попытался сделать своими слугами три десятка духов. Он недооценил свои силы, тени созданные им самим, поглотили мага, оставив только голый костяк. Вывели золотое число наибольшего, которое сможет удержать маг. Двадцать духов не больше, на такое способны только архимаги, а больше и не надо, если только в случае войны. Такие ритуалы очень сильно ослабляют чародея.

Алхимия. Зелья, например, как отпоить чародея, не совладавшего со своими силами или растратившего их. Для этого существует специальные эликсиры, они ни в коем случае не восполняют магическую энергию. Ими можно вытащить колдуна с того света, да и то один раз из ста. Магическое истощение очень опасная вещь. От этого парадокса маги в прошлом умирали как мухи, считая свои силы безграничными.

Через две недели Тала и Фарах провели свою первую ночь истинной любви. Это произошло на той самой поляне, где они первый раз встретились. Сначала они целовались, раздели друг друга, всё закружилось в водовороте чувств. Тогда всё началось…


Эвилон. 1250 год.

- Я так и не поняла, Тала и Фарах, поженятся? – наморщила лобик Салина.

- Слушай дальше...

Глава 3.

Алхимия в магии пламени, как это нудно. Эликсиры, зелья, с другой стороны многие из них очень действенные.

В этот день Фарах попросил индивидуального занятия, последняя тема давалась слишком тяжко. Урок с Кроном, шёл поздно вечером. Они обсуждали разные темы, касающиеся пламени, выводили новые формулы зелий. Когда Крон сказал что можно заканчивать, солнце окончательно скрылось из виду. Учитель вышел со словами прощания, забыв свою сумку.

- Учитель подождите! Вы забыли…! – прокричал Фарах, но Крон не услышал. Парень сбежал вниз по лестнице, на улице темно и влажно. Камни стен блестят от мелко накрапывающего дождя.

Преподаватель скрылся за углом, Фарах вышел из учебного корпуса, попытался догнать. Добежал до угла, застыл, словно на него напустили заклятье. Он спрятался за угол, глазам предстала такая картина.

На площади рядом с фонтаном, шёл учитель, за ним двигался человек в рясе с низко надвинутым капюшоном.

- Стой, тварь! – прокричал грубый женский голос. Крон остановился, спокойным движением повернулся, глядя на оскорбившего человека, он стоял в десяти шагах.

- Это вы мне? – спросил учитель невинным голоском.

- Хм… - вместо ответа на преподавателя полетело огромной силы колдовство. Волна магии разбилась о щит в последний момент, выставленный учителем. Крону было чем ответить, из рук сложенных веером, сорвался огромный величины поток странного зелёного огня. Огромная костяная голова летела прямо на противника, клацая здоровенными зубами. Вдруг растворилась, человек в рясе, цел, Крон пошатывался от высвобожденной силы. Сильный маг способен прервать такое заклятье, конечно Крон в молодые годы мог дать фору любому, но не сейчас.

Женщина сделала сложно закрученные жесты руками, спираль синего цвета ринулась со всех сторон, учитель в недоумении смотрел в разные стороны, по нему видно, что он не знает что делать. Чары щита, не помогли, спирали заключили Крона в плотную сферу, человек барахтался в ней, но бес толку. Человек в рясе оказался у самой сферы, в руках возникло новое колдовство. Земля повиновалась чародейке, струйки сухой почвы словно втекали к ней в руки. Образовывая копьё из песка, она метнула его прямо в сферу. Земля влетела, вылетев, рассыпалась, став вновь обычной. Сфера потускнела, находившейся в ней узник, камнем упал на площадь. Он ещё дышал еле-еле, носившая мантия развернулась резким движением. Так что её волосы встрепенулись и стали видны. Темно-коричневый цвет в них преобладал. Убийца покачивалась изредка хоть и старалась держаться, но огромные магические силы брошены на боевые заклинания. Такие знакомые жесты походки и цвет волос выдавал кого-то из знакомых Фараха. Тень убийцы скрылась за углом. Парень молнией бросился к учителю, не жалевшего силы для своих учеников.

- Хр-хх.… Открой, су-умку-у, - прохрипел учитель, глядя на Мульена помутневшим взглядом. – Клю-юч возьми, моя комната «100», в рабочем столу возьми все, книги что найдёшь. Ты станешь хоро-ошим ма-а-аго… - глаза закрылись, тело обмякло, ни одного видимого следа убийства. Мульен не лил слёз, встрепенулся, выбрал путь в сторону общежития учителей. Оно выглядело этой ночью зловещей громадиной. Комната Крона, не больше чем у самого Фараха. Мебели заметно больше. В столе в ящике плотным рядком, лежали две книги с синими полосами на переплёте, ещё несколько в тумбочке рядом с ложем.

Пятнадцати толстенных томов Фарах занёс в свою комнату, уложил в сумку. Спрятал под одеждой в шкафу.

Ночь прошла в смятении, за окном слышались крики, затем мрак расступился пред целой толпой людей с факелами. Слышались разговоры, многочисленные обсуждения.

Утром Фараха вызвал Белый сенат. Всё те же маги, сидели с серьезными лицами.

- Здравствуй, Фарах! – проговорил Кристоф глава белого сената, привставая, указывая на стул. Парень ответил коротким кивком. – Мы позвали тебя в этот прискорбный момент, что бы сообщить, твой учитель Крон Киандовский, убит сегодня ночью, по средствам боевых заклинаний, – старик присел, Безликий как будто напрягся, Триша как всегда беззаботно взирала на всё, Илларион и Кирко внимательно разглядывали какие-то конспекты на столе.

- Мы обыскали комнату твоего учителя, не обнаружилось не одной книги по магии пламени, они не должны попасть в плохие руки, мы обязаны их изъять, но так, и не нашли. Крон не передавал тебе, какие-нибудь… фолианты?

- Нет, - как можно серьёзней ответил Мульен.

- Теперь к главному вопросу! – опустил брови старик, - Как вы все, будущие маги огня будете доучиваться?

- Я подумал, может быть, я займусь самостоятельным изучением?

- Как же? У тебя нет ни книг, ни учителя?

- Два года прошло, до остального я дойду сам. Книги перекуплю у подпольщиков, например…, учителя найду.

- Хм, стоит подумать над твоим предложением. Но, не думай на выпускных экзаменах никаких поблажек не будет. Ты сам избрал такой путь, все школьники для нас одинаковы, мы никого не должны выделять, иначе пойдут недовольства.

- Я согласен, я бы хотел спросить у вас разрешения. Могу ли я учиться за пределом острова. Обстановка становиться напряжённой, за мной тоже может начаться охота.

- Мы посовещаемся, примем решение. Тебе сообщит о нашем решении один из учителей.

Мульен разворачивался, когда обратил внимание на мага земли Тришу. Коричневые волосы такого же цвета что ещё прошлой ночью он видел при смерти своего учителя. И тут он понял, женщина сидевшая перед ним и есть убийца, она, равнодушно смотрела на картину происходящего.

Это она убила, думал Фарах. Как она могла одна из высших магов, из Белого сената. Конечно надо доказать что женщина имеет к этому отношение, но это всего лишь вопрос времени.

Брови невольно сдвинулись, кулаки сжались до боли, грудь кипела от гнева и ненависти. Триша, посмотрела на него выразительно, тотчас отвернулась, словно не замечая приступ злобы охватившей ученика.

... В скором времени когортца известили о решении Белого сената, причём на пергаменте со школьной печатью.

«Фарах Мульен, по своей заявке может закончить обучение, самостоятельно.

Имеет право выехать за пределы острова, но не должен отправляться в свои родные края дабы никто не мог мешать его самостоятельному обучению. Ученику будет предоставлено жилище в городе магов Великом Магистрате!

Ученик должен соблюдать все правила школы за ёе пределами, за невыполнение данной бумаги, наказание последует незамедлительно.

Подпись: Белый Сенат».

Такого поворота событий Мульен никак не ожидал, чтоб в Великий Магистрат. В этом городе проживали лучшие маги, Средиземья и некоторых других государств.

… - Ты уезжаешь? А как же мы? - Тала закрыла ладошками лицо.

- Не надо Тала… - умолял Фарах, - Поехали со мной? Конечно нам будет трудно, но думаю, мы справимся!

- Как без учителей?

- Купим тебе книги, найдём хорошего мага воды, это же город магов Великий Магистрат.

- Ты думаешь, меня выпустят отсюда? – всхлипнула девушка.

- Напиши заявку и явись пред сенатом Белых магистров. Вот и всё. Я уверен, они разрешат тебе, это ведь твоё решение, как и моё? Но если ты не захочешь я пойму...

- Нет, что ты, я очень хочу, рядом с тобой мне будет лучше. Представляю мы с тобой в собственной квартире. Мы и больше никого. Я готова на всё ради тебя.

- Да, было бы очень хорошо.

Парочка разошлась в стороны, а на следующий день Талаймури дала заявку, на которую получила положительный отзыв.

...Юных магов добросили до берега, великого острова. Дальше им пришлось добираться самим.

Небольшой город, выглядел очень величественно. Постройкой занимались самые лучшие архитекторы, встретил двух путников, лишь провожатым. Седовласый мужчина вёл их извилистыми путями, сквозь узкие улочки.

Проводник остановился пред двухэтажным домом, не из самых богатых кварталов. Причём остановился не пред входной дверью, а входом в подвальное помещение. Несмотря на все ожидания, квартира довольно уютная, по-видимому, здесь проживал маг. Две комнаты, в большой прямо перед дверью имелась небольшая алхимическая лаборатория. Книжный шкаф пока что пустующий, отделял от кухонной комнаты.

Вторая комната спальная, кровать, разумеется, две односпальные присутствовали. Тумбочки и другая маловажная домашняя утварь.

- Ну, как тебе жилище? – спросил Фарах у своей возлюбленной.

- По-моему довольно уютно, я расспросила о всех магах воды. Переговорила с одним старым, очень опытным и мудрым. Он согласился учить меня.

- Это ж хорошо Тала… - схватил на руки Мульен эльфу, стал кружиться.

- Я беспокоюсь, - проговорила она, когда Фарах, наконец, опустил её на землю.

- О чём?

- Как же ты будешь учиться?

- У меня полно книг, я взял их из комнаты своего учителя.

- Как? – ужаснулась Тала, - их же искали все учителя школы.

- Крон передал мне их по собственному желанию. Я видел как погиб учитель, точнее не погиб, а его убили хладнокровно, без капли сожаления. Знаю, к сожалению, кто это сделал…

- Кто? – перебила эльфа.

- У меня есть подозрение, что это сделала… маг земли из Белого сената. Судя по использовавшимися заклинаниям это она и все приметы тоже подходят!

- Триша? Как нам это доказать, никто не поверит. По её положению в обществе никто не подумает, что это могла сделать сенатор.

- Не беспокойся любимая, мои проблемы, решу сам. Не хочешь прогуляться до базара? Купим тебе одежду красивую?

- Пойдем, конечно, смотря на твой плащ, тебе тоже можно что-нибудь прикупить.

- Конечно дорогая, - поцеловал горячо в губы.

Деньги у парня остались с прошлых лет, он их накопил, ведь в школе всех учеников содержали за счёт казны империи.

Эльфийка выбрала красивое платье, аккуратный костюмчик белого цвета, для похода в город и рабочую одежду, Фарах купил новый плащ красного цвета, такой полагается носить магам пламени и одежду, которую можно марать.

- Что желаете? – спросил толстенький мужчина ювелирной лавки.

- Мне надо ожерелье из золота, с отслеживающим камнем. – Мульен узнал о таких вещах как отслеживающий камень совсем недавно, с помощью поискового заклинания, человека с таким камнем на груди можно найти в любой момент, практически в любой точке мира.

- Есть, есть дорогой друг, вот, - он разложил на толстеньких ладонях ожерелье, с зелёным камнем размером с ноготь среднего пальца, - за такую вещь цена совсем неприличная, думаю, вам молодой человек будет по карману. Одно из последних…

- Давай, сколько?

- Сорок золотых, добрый господин.

- За такую цену, запакуй в хорошую упаковку и обвяжи бантиком!

- Как скажите, - заискивающе улыбнулся толстяк.

Дома, в подвале, переделанном под жилище, Фарах решился подарить ожерелье, своей любимой эльфе Талаймури.

- Ой, какое красивое, мне очень нравится, - проговорила эльфа, примеряя золотое украшение.

- Я рад, что тебе нравиться. Очень хочу, чтобы он всегда был с тобой. О, боже как же я тебя люблю… - вздохнул парень, сжимая девушку в объятиях и целую в лобик.

Учёба самостоятельно гораздо труднее, чем с учителем Кроном. Связь с Рулъевардом оборвалась. По программе Фараха в этот год он должен изучать «Методы борьбы с демонами и нечистью». Именно эти учебники, взятые из кабинета Крона, он и приготовил для чтения и практики. Подыскал место за городом для практических испытаний.

Оказалось хозяев ночи построили целые иерархии. От слабейших демонов до всемогущих, против которых мог выступить, истинный маг огня или чёрный колдун. В основном твари ночи обитали в заброшенных местах или там где происходили многочисленные убийства и тому подобное. Демонов великое множество, три толстенных тома вполне хватило, но иногда появляются новые виды, с которыми требовались совершенно иные методы борьбы.

Так прошёл целый год, у Мульена совершенно не хватало времени на то что бы написать письмо отцу, всё время отнимала зубрёжка аспектов Огненной магии и домашние заботы. Конечно Фарах не забывал о своей любимой, ночью они придавались плотским утехам и нежностям, придающие силы жить дальше. Они совершенно не с кем не общались, не могли насладиться мгновениями пребывания друг с другом.

Подумывали о свадьбе, проблема одна не всякий священник согласится расписать человека и эльфийку, большинство считали связь с эльфами величайшее грехопадение. По поводу, которого предлагалось принять закон о смертной казни, отвергнутый церковный митрополит. Причина в том, что пришлось бы казнить очень много народу, включая, особы из правящих кругов.

Новый год - новая тема для исследований «огненная - боевая магия». Заклятья силы, изучались на последний год в магии жара, они принимались в магических дуэлях, драках с разнообразными существами, можно применить против любого противника. С некоторыми чарами можно отправить на тот свет несколько сотен человек, но факт последовать следом от истощения магических сил. У каждого мага есть свой предел, всемогущих не может быть в принципе.

Талаймури занималась со своим учителем, он пару раз посещал их скромную обитель. Очень мудрый так сказать старичок, с Фарахом он сразу принялся обсуждать новую систему налогов. Магов огня всегда было меньше всего, как и чёрных чародеев. Их недолюбливали, поэтому Мульен и эльфа старалась не распространяться о специализации Фараха. Сплетников всегда хватает и Великий Магистрат не исключение.

Время их обучения заканчивалось, через месяц они оба будут обязаны явиться для выпускных экзаменов. «Мульены» - возможно будущая семья готовились изо всех сил, зачитывали друг другу конспекты, тренировались практически, на поляне за городом, вокруг города поляны, в этой части империи преобладали степи.

Пугало, стоящее в конце поля выносило практически все боевые заклинания первого порядка. С более сложными, не выдерживали многотонные каменные глыбы. Талаймури показывала удивительные вещи с водной стихией, могла сложить водяного дракона, изрыгающего росчерки капель, летает, конечно, это лишь макет.

Они вновь вернулись на остров школы Высшей магии. Пришёл черёд сдавать экзамены, теперь всё зависит от того, как они усвоили знания, за Талу Фарах не беспокоился она, конечно же, сдаст, вот как справится он, это вопрос. Девушка беспокоилась за своего Фараха, теперь он один из немногих магов пламени во всём Средиземье.

Тала ушла первой в аудиторию, где принимались испытания, выскочила, ликуя, она сдала, бросилась на шею Фараху.

Очередь Мульена заходить, за столом всё тот же Белый сенат, парень бросил гневный взгляд на Тришу:

- Здравствуй наш долгожданный ученик, наконец, твоя очередь. Как мне интересно достоин ли ты, посоха мага огня и ритуальной маски, – улыбаясь, пробарабанил Илларион.

- Буду стараться, - слегка склонил голову Мульен.

- Твоё задание будет не такое как у всех, всё-таки ты маг пламени. Непобедимый Палладин святой церкви, за правое дело, уничтожения злобных слуг преисподней, - улыбнулась Триша, парню кивнул Кирко маг воды. – Белый сенат решил послать тебя в далёкие земли. Приморье твоя цель, там находиться так называемый храм дивов, давно вымершей расы. Это место обходят стороной все местные жители, по слухам последний умирающий див, проклял храм на веки вечные. Ты должен проникнуть в храм, обойти все ловушки изгнать демонов, поселившихся в нём и тому подобное, думаю, свою работу ты знаешь лучше, чем я. Эта миссия будет зачтена тебе как выпускной экзамен, причём на отлично, если ты вернёшься живым.

- Как же я смогу, я лишь ученик?

- Конечно мы понимаем, твои силы имеют предел, Белый сенат должен знать твои возможности, можешь ли ты быть учителем, например, в нашей школе, или как твои многие предшественники бороться с демонами. Надеюсь, ты оправдаешь наши надежды, не опозоришь нашу знаменитую школу.

- Я постараюсь мастер! – нахмурился Мульен.

-«Решили меня на смерть послать! Из этого проклятого места никто не выходил живым!»- думал Фарах.

- Можешь идти Фарах, приступать к заданию немедленно. Твой крайний срок две недели.

- Я не смогу добраться до страны так быстро, и никто не сможет! – возразил парень.

- Разумеется, мы это предугадали, вот, - Кристоф протянул камень светящийся изнутри слабым белым светом. – Это камень телепортации. Он имеет силу на пять перемещений, этого вполне хватит.

- Спасибо учитель!

Как ни старался Мульен сохранить весёлое настроение, у него это плохо выходило. Рассказав про свой экзамен любимой девушке, она сразу предложила ехать с ним, Фарах ответил отказом. Она вернётся в Великий Магистрат в квартирку, которую они выкупили на выпускные деньги Талы.

- Я вернусь, всё будет хорошо, живи в квартире не беспокойся.

Ночью они сделались рабами любви. Страсть не покидала их до самого рассвета, когда птички запели за окном, мужики отправились на работу, а женщины остались дома хозяйствовать.

Он поцеловал её на прощание, привёл в действие магический камень и исчез, словно и не был.

Межреальность встретила густыми магическими потоки протекающими здесь, это пространство выглядело очень необычно. Толи большое, толи малое, есть земля или нет, свет был однозначно, мерцающий синеватый. Он оказался у столицы Приморья, почти у самых стен. На северо-запад отсюда ряд небольших гор, в одной из которых находится вход в храм.

Мульен переночевал на постоялом дворе, холмы встретили его угрюмыми взглядами, храм бросал вызов своим входом в виде, тёмной арки. Захватил с собой доспехи: латную перчатку, налакотник и наплечник.

На горе огромное каменное изваянье, в виде головы с лучами, идущими в разные стороны. Рот необычайно широко раскрыт для человека. Это место навеивало уныние и ужас.

Самая трудная задача – это преодолеть страх, шагнуть за арку, в темноту в давно забытый храм. За входом наверно полным-полно демонов. Без помощи посоха или какого-нибудь мощного артефакта будет трудно.

Фарах постоял у входа около десяти минут осматривая арку, исчерченную странными символами.

« Итак, фу…х, - стряхнул пот со лба, - один шаг, второй шаг».

Усилием воли он заставил себя пройти внутрь помещения. Большая зала ничего особенного, на стенах висят факелы точнее гнилушки, что от них остались. Мульен применил слабое заклинание света, с рук сорвалась искорка, она набрала яркости, разрослась до большего размера, она плавала по воздуху. Коридор уходил куда-то вглубь горы, растянулся на километр. Стены, ступени исписаны рунами, защитные руны, Фарах без особого труда взломал защитные чары. Опять большое помещение, каменные пьедесталы, странные статуи изображающие женщину с весами в руках, похоже на бога равновесия Великого Мела, в честь которого и названы эти острова.

Во всей существующей ойкумене большинство жителей поклонялись трём богам: Орион – светлый бог, бог правды и света; Тёмный Скрин – бог мрака и луны; И третий бог это Великий Мел – честность и справедливость, бог равновесия, он должен следить за равновесием добра и зла, а значит за двумя другими богами.

Вторая зала… третья, четвёртая. В пятой находились вещи, каменные кровати и столы, вероятно. На полу лежал скелет нечеловеческого сложения. Следующее помещение заполнили сплошь человеческие кости. Проход, каменный трон, с драгоценными камнями, перед ним стол дубовый как ни чудно. В углу каменный сундук, за троном виднелся ещё один проход, Фарах стал продвигаться к нему, как с потолка сорвалось нечто, оно перемещалось с огромной скоростью, цеплялось как летучая мышь крыльями. Похоже земное притяжение существу не помеха. Оно напоминало человека, мышцы рвались из под туго натянутой серой кожи. На плечах наросты в виде шипов, на голове два, походили на маленькие рожки. Глаза смотрели абсолютно непроглядной чернотой. Существо по виду мужчина, обладал чёрными перистыми крыльями. Грудь и руки покрыты странными узорами. Не под одну классификацию демонов оно не подходит кроме как самых древних. Но такие вымерли много веков назад, их называли “стальные крылья”, данный вид немного отличался от своих собратьев.

Тварь спрыгнула, громко ударяя о пол мощными ногами.

-Человек убирайся отсюда, - существо говорило с странным акцентом.

- Почему? – без малейшего страха, парень спрятал руку за спину создавая шар огня, таким можно запросто пробить самые крепкие доспехи.

- Ты тут ни к месту! Это не твой храм! Уходи! – прорычал демон.

- Я пришёл по собственному желанию и уйду по таковому же!

- Значит, ты обрёк себя на смерть! – существо взмахнуло крыльями и очутилось на потолке. Мульен бросил магический шар в демона. Однако он ударил по пустому месту. Демон приземлился за спиной, бросил на парня крылья, вдруг ставшие металлическими с зазубренными краями перьев. Мульен вызвал стену пепла, отбил тяжёлый удар, от силы, брошенной на чары почувствовал капли тёплой жидкости сорвавшихся с носа. Грохот удара пробежал по пустующему храма, звук долетел до города.

- Магик, - крикнул демон, делая выпады металлическими крыльями в сторону Фараха, юноша уворачивался, но не мог избежать всех ударов, лезвие прорезало плечо, из раны хлынул поток крови.

Мульен применил попытку ударить магическим шаром снова, демон всё время уходил от выпадов. Так ударились о камни около десяти шаров.

Парень вспомнил очень действенное заклинание, демон встал оперевшись о косяк, небрежно глядя на Фараха. Он протянул руки, с пальцев сорвались тёмные линии, ушли прямо в сердечную область демона.

- Ха-ха, - захохотал демон, своим ужасным мерзким голосом, - у меня нет сердца! Твоё заклятие не поможет, как ты думаешь остановить сердце того, у кого нет такового! – Мульен вовремя одумался, выбросил связывающие чары,

сковывали противника по рукам и ногам. Крылатый перестал смеяться, вдруг замер, плюхнулся на землю. Сморщил лицо от усилий около пяти минут молчал и неожиданно.

- Аа-а-а, магик! Крылья, крылья больно! Отпусти, я пропущу тебя, – вырывался демон, пытаясь махнуть крыльями. Мульен прочнее связал путы, так что демон заорал во всю глотку и сбросил заклятье пожалев тварь ночи, с другой стороны это совершенно противоречит законам магов пламени.

Демон остался лежать, дыша, очень глубоко и учащёно. Мульен двинулся в помещение, намереваясь зайти, нет совершенно ничего. Кроме алтаря, на котором лежало необычайно красивое ожерелье. Зелёный камень манил, хотелось коснуться, задеть, Фарах это сделал, взял ожерелье в руку железной латной перчаткой, вдруг почувствовал острое жжение под железом, оно нарастало. В ужасе бросил медальон на землю, руку отпустило.

« Защитное заклинание наложено» - подумал Мульен. Вышел обратно к демону, тот отдыхивался лёжа на спине.

- Что это? Что за ожерелье? – проревел Фарах.

- Проклятое золото дивов, – ответил демон.

- Смотри-ка, как мы заговорили. Какое проклятье на нём лежит?

- Очень сложное защитное заклинание. Ты победил меня теперь я твой слуга!

- Какой слуга? У мага огня не может быть слуг демонов! Кстати кто ты?

- Огненный магик, - демон поклонился в самые ноги Фараху. – Архон, повелитель моё имя!

- Архон значит, можешь идти, ты свободен. Этот больше не твоя обуза, ты не будешь, предан смерти как твои собратья.

- Но я здесь один, господин магик.

- Я знаю. Ты должен покинуть это место иначе придут другие маги и убьют тебя.

- Архон последует за повелителем! – опять склонился демон.

- Ладно, пошли! – сдался Фарах, но на время. Он заставит это существо уйти.

Солнце неприятно резануло глаза после тёмных чертог храма. Обычно демоны опасались дневного света, Архон шёл спокойно, это не причиняло ему никакого вреда. Демон молчал, из бойниц стен города выглядывали редко лучники, Мульен накинул на демона свой плащ, что бы скрыть внешний вид от людских глаз. Конечно могли переночевать где-нибудь около храма или на протяжении всей территории страны. Но Фарах при наличии средств позволяющих зайти в комнату постоялого двора, не хотел лежать целую ночь на твёрдой земле. Тело просило мягкой перины, настойчиво требовало её.

Впереди показались ворота, окружённые немногочисленным караулом.

- Кто такие? Платите пошлину! – громыхнул стражник у ворот, огромный детина.

- Странники мы, вот 10 золотых этот со мной! – указал парень на демона, закутавшегося в плащ и прижавшего крылья к самой коже, что бы казаться поменьше.

- Почему в плаще? Пусть откроет лицо! – потянулся к фигуре в одеяниях.

- Зачем товарищ стражник? – преграждая, путь ему спросил Мульен.

- Вдруг он известный разбойник! Или убийца, вор!

- Государь стражник, - попытался парень сделать голос как можно доброжелательнее. – Вот. – Мульен вложил в ладони стражника мешочек с двадцатью золотыми. Стражник выдохнул с усталостью.

- Ладно, валите. Попадётесь ещё раз, обоих в яму посажу!

- Спасибо добрый господин, - прочирикал Мульен.

Устроились они на постоялом дворе:

- Что ты знаешь о дивах Архон, расскажи, - молвил Фарах, ложась на твёрдую постель.

- Почти ничего господин магик, - сел на пол. – Они вымирали и истреблялись, когда я пришёл в этот мир. Чудесной красоты существа, чудесной. Я любил одну из них. Мира, очень красива, их головы украшали чудесные короны созданные самой природой…

- О тёмных магах знаешь что-нибудь? – перебил парень.

- Нет, почти ничего.

- Мне интересно как ты стал демоном?

- Я при жизни грабил могилы и курганы. Побывал отовсюду на островах Великого Мела от царства Когорт до архипелага Дракона, кстати, о нём ходят слухи разные, но я точно знаю, что необитаем архипелаг ни одной мыслящей расы. Драконы действительно водятся. Один раз бывал на острове имени Аделины, это очень далеко за владения ундин.

Я любил Миру, очень как никого. Я прятал её, она тогда, оставалась одной из последних живых дивов, но нас вычислили и меня казнили вместе с ней!

- Ладно, давай спать, хотя думаю тебе это вовсе ненужно.

- Да, вы правы магик, - кивнул Архон.

- У тебя семья есть?

- Да! Мира родила мне сына, ещё до казни, я сохранил, он где-то здесь на островах.

Таким образом, оба заснули, вопросов много и ответов не меньше.

- Тревога, поднимайтесь! – раздались крики за дверями. Шум стоял дикий, вопили женщины, гром ударял за городом. Стены домов сотрясались.

- Что это? – проснулся Мульен.

- Фалифатцы напали, не видишь что ли? – заорал стражник пробегающий по коридору. Архон сидел, закутавшись в плащ.

- Что делать будем Архон?

- Незнаю, человек огня...

- Надо помочь людям, не высовывайся, пока что!

Фарах вместе с демоном вышли на улицу. В городе творилось настоящее бедствие, люди бегали в панике, бросая все вещи, перелазили через южную стену. На стенах, лучники били по всему что движется.

Вот огромный пылающий снаряд, влетел в бойницы. Ликвидируя десяток человек. Катапульты врагов выпускали несколько десятков снарядов сразу, за стенами собралось двухтысячное войско, враждебных пустынников.

Из домов выбегали люди, разбуженные сражением. Команда орков численностью тридцати воинов сорвалась на бег, движения словно у хирда гномов славящихся своим строевым порядком. Зеленокожие видали немало сражений и битв, одинаковые в коричневых кожаных доспехах, их лица отдавали всю мужественность и суровость положения. На щеках у всех как у одного были нарисованы знаки клана и татуировки на надбровных дугах.

- Marhagro onvok1, - прокричал зеленокожий, доставая из-за плеч секиру.

- Вперёд, - закричали за стенами, раздался удар, ещё и ещё. Ворота сорвались с петель, рухнули.

Воины в коричневых доспехах ворвались в город. Круша всё на своём пути, отряд орков набросился, ожесточённо махая секирами.

Городские стражники осыпали противников стрелами, но большого толку от этого не было. Фалифатцы усилили напор, невольно защитники города поддались назад. Горящие шары, выпущенные из катапульт, продолжали таранить стены.

Воины в коричневых доспехах теснили защитников, не помогала вся прыть воинственных орков.

- Пора мне вступать, - проговорил вслух Фарах.

В обороне не видно ни одного мага. Мульен встал в стойку, стальная латная перчатка задымилась, заскакали искры. Пламень поглотила руку до локтя. Вот летит горящий снаряд, в то место, где бьются орки, они повернули головы, кто-то прикрылся рукой от слепящего света. Не от трусости нет. Зеленокожие не ведают что такое страх. Маг пламени, выбросил руку вперёд, бешеный поток, рванулся, на ходу перевоплощаясь в огромного ревущего дракона. Снаряд разлетелся от огромной температуры, огненная тень дракона спикировала вниз. Фарах покрылся каплями пота, боль в лёгких усиливалась, с носа сорвались капли багряной субстанции. Взрыв сотряс стены Приморья, две сотни противников похранило под летящим заклинанием. Защитники города обернулись на Мульена, стреляя недоумёнными взглядами.

- Hratra dertioku2, - пробасил орк, самый мускулистый из отряда. Одновременно перерубая очередного противника. Все в крови, покрытые копотью, они похожи на призраков, чёрных воинов, цвет кожи перестал играть роль.

Бой продолжался, главнокомандующие Фалифатцев посылает новые отряды на бойню.

Дым загоревшихся домов поглотил улицы города, в лёгких накопилась неприятная слизь, пыль скрыла дорогу непроглядно. Очередная двухэтажка обрушился под напором снаряда.

Фарах ещё не оправился от выпущенной на волю силы.

- Хватит! – грозно прокричал Архон. – Я чувствую умирающих, не могу терпеть. Их смерти... так приятны! – прошипел.

Демон скинул плащ, женщины ужаснулись, увели детей и стариков подальше. Страж храма расправил крылья, взмыл в небо, нырнул к воинам в коричневом. Орда бежала на город, демон проносится к ним на встречу, снося головы металлическими крыльями. Пятьдесят противников полегло от его крыла, полетели стрелы с отравленными наконечниками, он взмыл к самым облакам. Выдернул две стрелы из груди, крылья сделались иссиня-чёрными. При каждом взмахе, чёрная дымка спадала вниз, окутывая всё, напавшие стали падать один за другим, всё больше воинов умирали от напущенного мора. Воин без доспех нагнул вперёд, натянул тетиву, необычно длинная стрела пронзила демона прямо в голову.

Страж взмахнул последний раз крыльями, тело упало вниз, расшибаясь кучей мяса и чёрной крови. Фалифатцы пошли на приступ, Фарах и демон истребили только половину войска противника.

Мульен очухался, встал с колен, сделал неуверенные шаги в сторону орков, они напрягли перекатывающиеся мускулы, изготовились к новой волне. Маг пламени, собрал последние силы в кулак, два десятка огнешаров взмыли, навстречу воинам в коричневых латах. Глаза оделись пеленой, орк вожак увидел как странный человек в разорванной, красной мантии, только что выпустивший странную магию огня, упал на землю.

Бойня продолжалась, но сын кузнеца её конца не видел.

Вид мутный, веки хоть кузнечными щипцами раскрывай, усилие всё-таки нашлось.

Перед ним на коленях девушка, смачивает тряпицу в туеске с водой.

- Проснулись господин маг, вас по праву можно назвать героем битвы. Радостная новость мы побили неприятеля.

- Хм, - попытался улыбнуться, трудно получается. – Что с демоном?

- Тот, что помогал в битве? Мы нашли его тело, голову пронзила стрела, мёртв.

- Кто вы? – тело не выказывало никаких чувств, будто его нет.

- Послушница Зейра из монастыря святой Аделины, мне велено приглядывать за вашим выздоровлением. Вождь Серг очень беспокоится о вас.

- Кто это такой?

- Главнокомандующий орков, мы проплываем мимо, остановились на пару дней, а тут такое.

- Куда направляетесь?

- На остров Аделины конечно, это очень далеко отсюда.

- Я знаю, где этот остров, - Фарах попытался встать, девушка с родинкой на щеке мягко остановила его.

- Вам положено лежать, - наставительно подняла палец, прикладывая тряпицу ко лбу.

- У меня испытание, сколько я без сознания?

- Два дня, всего достопочтенный маг. Спите.

Парень не заметил, как вновь уснул.

Проснулся рядом никого, руки и ноги вроде на месте, голова тоже. Встал, оказалось он обнажён, лицо покраснело от смущения. Значит, послушница видела его голым во всех подробностях. На стуле аккуратно сложены портки.

- А проснулись, мэтр? – пробасил орк, хваливший Фараха в битве, плотные шары мышц катаются под кожей. Лицо грозное, правое плечо перемотано. – Мы уж начали за вас беспокоится.

- Чем обязан такой честью капитан?

- Вы хорошо сражались, несмотря на молодые годы. В то время как остальные местные маги попрятались как крысы! – злобно сплюнул.

- Спасибо за похвалу, от храброго воина.

- Незачто, мы находимся эскортом при людях монастыря Аделины, через две недели собираемся отплывать домой. Я бы хотел пригласить вас в плавание, я посмотрел на вас в бою, увидел, отважного воина. Многие мои собратья обязаны вам жизнью.

- Не стоит. Я всего лишь ученик, не полноправный маг.

- Хм, жаль, нам пригодился такой человек как вы.

- А знаете, что храбрый капитан. Я согласен, но мне надо время, если вы точно будете здесь две недели. Я поплыву, но буду со спутницей.

- Конечно, конечно, - обрадовался орк. – Как вам угодно.

- Встретимся здесь, в городе. Если меня не будет в срок, отплывайте без меня, а теперь может по кружке пива благородный?

- С радостью, отчего ж, не выпить, с хорошим... орком.

Утром Мульен появился у стен школы Высшей магии, всё благодаря перемещающему камню. Голова гудела, попробуй перепить орка, у них здоровья как у медведей.

Сенат Белых Магистров принял сразу, небось, надеялись, что он копыта откинул, не тут то было.

- Здравствуй дорогой наш ученик, как сенат рад видеть в здравии и самое главное живым, - вдохновенно произнёс Кристоф, остальные маги почтительно склонили головы.

« Как бы не так! – подумал Мульен, - ваш ученик, я ученик великого мага пламени Крона Киандовского».

- Приветствую могущественный Белый сенат, - холодно бросил Фарах.

- Ммм, помедлил глава Белого сената. – Я так понимаю…

- Правильно понимаете, - непочтительно перебил парень.

- Что же ты увидел в загадочном храме древней расы? – неожиданно вопросила ненавистная Триша.

- Остались лишь руины, демон из древних, теперь мёртв. Осталось золото, проклятое, на него наложено сильнейшее заклинание. Потребуется мощь кольца, что бы сломать.

- Ты прошёл испытание, данное тебе сенатом. Завтра состоится награждение Фараха Мульена аттестатом и атрибутами полноправного мага.

- Благодарен всей душой, справедливому сенату магов Средиземья, - всё так же холодно кивнул Мульен.

- Мы тебе благодарны! Лето твой отпуск, мы известим тебя куда… впрочем, об это завтра, выражаем признательность за работу, – протянул руку Кристоф.

- До свидания…

- До завтра Фарах, - издевательски подмигнула Триша.

Мульен прошёл в общежитие учителей, ему дали разрешение, поселив в бывшую комнату Крона. Помещение осталось неизменно, тот же самый стол, шкаф. Лишь исчезли книги по магии огня. Ночь прошла в раздумьях и беспокойствах по поводу Талаймури, но после нескольких часов ворочаний заснуть всё-таки удалось.

В полдень следующего дня, юного мага пригласили в торжественный зал.

Глава Белого сената в белоснежной торжественной мантии, вынес на подставке маску, стальные глазницы всмотрелись на Фараха. Над правым глазом расположился рисунок, именно такими рисунками украшают каждую маску мага, в рисунке скрывались руны подпитывающие силу.

По традиции новоявленный маг обязан сразу надеть маску, парень так и сделал.

Илларион вышел вслед за Кристофом, в руках расположился длинный посох из красного дерева. Удобная рукоять отделённая металлическими кольцами, выше расположился кровяной шар, висел, соприкасаясь с отростком посоха в виде когтя, всё это окружила красивая дуга.

- Твой посох, воспитанник, - Кристоф коснулся посохом Фараха. – Теперь ты полноправный маг, огненный маг, великой и могущественной империи Средиземья!

- Благодарю, достопочтимые маги.

- Ещё один вопрос Фарах…

- Да-да, слушаю.

- У нас к тебе предложение, не хотел ли ты встать на место своего учителя Крона.

- Я вынужден отречься от оказанной мне чести!

- Твоё решение нам ясно, - с сожалением проговорил Илларион. – Ты свободен, Мульен. Мы известим тебя о работе через три месяца.

Мульен вышел из здания, привёл в действие телепортационный камень. Силы артефакта хватило для переноса до поселения Икор.

Парень как можно скорее старался достичь Великого Магистрата. К сожалению, путь затянулся на целую седмицу. Посох из красного дерева переступал с ним в такт, ни на миг не отставая.

Вокруг бескрайние степи, луна взошла на свой законный трон. Мягкий ветерок треплет карликовые деревца, их принявшуюся распускаться листву. Впереди виднеется ночной город, освещаемый по средствам магии.

Приближаясь к дому, заглянул в окно: Тала сидит спиной к нему, вместе со своим учителем. Вдвоём пьют чай, ведут беседу, учитель встал и ушел, помахав рукой эльфе. Талаймури – дорогая моя. Вдруг прижала ладошки к лицу и замерла перед рабочим столом, на каком совсем недавно Фарах изучал книги по пламенной магии.

Мульен постарался пройти как можно тише, дверь за спиной осторожно закрылась. Эльфа сидела и плакала, похоже, не заметила его.

- Почему ты плачешь, милая? – произнёс вполголоса парень. Эльфа замерла, повернула к нему красивую головку, заплаканные глазки воззрились на него. Дева стрелой кинулась к нему, обняла очень крепко. Целовала, плача от радости.

- Что с тобой, милая? – осторожно, вытер слёзы тыльной стороной ладошки.

- Я так ждала тебя! И вот ты здесь, а я ничего не приготовила, - прошептала Талаймури.

Вечер прошёл в рассказах, Фарах поведал, что стряслось с ним в далёком Приморье. Достал посох, под дикую радость эльфы.

Эльфа слушала, как завороженная, держала за руки парня. Её ладони чуть прохладные, вздрогнули, когда рассказ коснулся ужасной битвы в городе.

Ночью отдались ласкам и нежностям, так истосковавшись по бессонным временам проводимых под луной, заснули под утро за два часа до рассвета.

…- Как хорошо, то… - молвила Тала, потягиваясь, полдня прошло, парочка встала. Несколько раз в дверь стучал маг водной стихии, учитель Талаймури. Естественно ему никто не открыл, в этой квартире ещё спали, когда старче приходил, несмотря на полдень.

Когда вновь постучали в дверь, открыла улыбающаяся Талаймури, со словами приветствия, её возлюбленный вернулся, она не может нарадоваться. Хорошие новости, получил аттестат об окончании школы Высшей магии Средиземья.

«Мульены» решились рассказать старому магу воды, на какую специализацию попал Фарах. Учитель долго думал, прежде чем сказать, что всегда мечтал познакомиться поближе с магом огня, узнать об их магии и тому подобное...

Талаймури и Фарах тихо беседовали на следующий день, упаивались друг другом словно дорогим вином.

- Что ты теперь намерен делать? – спросила Тала, наливая в кружки свой фирменный чай из душистых трав.

- К сентябрю, Белый сенат обязывался подыскать мне работу по профилю, - сделал глоток необыкновенного напитка, Фарах.

- Мне что делать?

- Разве тебе не сказали тоже самого?

- Говорили, но возможно нам придётся работать по разным частям света...

- Вероятно, я куплю с выпускной стипендии телепортационный камень, который смогу подзаряжать своей силой.

- Было бы хорошо, - вздохнула эльфа. Стрельнула на него глазками ярко-карего цвета. Парень отодвинул чашку, потянулся через стол, поцеловал её в горячие уста.

- Как я рада, что ты вновь со мной. Мне так плохо без тебя, - промурлыкала Талаймури.

- Я знаю... – сказал Фарах, снова целуя её.

В скором времени Мульен купил камень, о котором говорил. Девушка ярко улыбнулась, узнав об этом.

- Я всё хотела спросить, как ты поступишь с убийцей учителя?

- Пока незнаю...

- Может просто забыть и всё?

- Нет, Тала, но пока ничего я делать не буду.

- Хорошо, я пойду, пройдусь по рынку посмотрю себе платье, скоро намечается приезд сената, в честь них бал, - улыбнулась эльфийка своей обворожительной улыбкой такой, какой лишь она может улыбаться.

- Пойдем, потанцуем, любимая? – улыбнулся ей вслед Фарах.

- Обязательно.

Эльфийка вышла, парень погрузился в мысли, у него на руках всё ещё оставалась книга с подписью матери, кою так и не решился открыть до сего времени.

Книга прохрустела, точно не открывалась много лет, у многих абзацев пометки, написанные некогда каллиграфическим почерком. Главной темой здесь самые разрушительные заклинания в Чёрной магии. Мульен остановился на последних страницах сплошь исписанных явно не Жанной Мульен. Речь шла о тройке главных божеств, а конкретнее о тёмном Скрине. Здесь описывался точный облик, парня заинтересовало это, он разбирал каждую букву, перечитывал по несколько раз. Облик приписывал ему: большую рогатую голову, на длинной шее. Массивные передние и задние лапы, большого размаха перепончатые крылья, ярко-зелёную кожу. Это описание смахивало на дракона, парень никогда не слышал о летучих тварях с таким окрасом. Местонахождение Скрина, в глубоком ущелье, под названием... не разобрать. Небольшая карта, земли Тёмного, назывались «земли дьявола». В карту входили и острова Великого Мела - бога равновесия, запутанные владения ундин. Над картинкой плохого качества надпись «Западная половина некоего Нурленда». Судя по карте до земель дьявола можно доплыть за год с несколькими месяцами, а то и больше. С островов ещё никто не пускался в такое длительное морское путешествие, кроме одного знакомого Фараха, демона Архона. По его словам побывал на острове имени Аделины – богини любви и надежды.

Наконец смог оторваться от книги обтянутой тёмной кожей. Не дочитав пару десятков страниц.

Зашла Талаймури, вся, светясь от счастья, в руках держала несколько свёртков, в одном платье багрового цвета, а другой предназначался именно Фараху, нарядный костюм тёмно-синего цвета, почти чёрного.

- Ну, как тебе? – спросила эльфа, оглядывая парня, когда тот примерил костюм.

- Не очень удобный, честно говоря, стесняет движения.

- Думаю, один раз ты потерпишь. Мы с тобой ещё ни разу не ходили на баллы.

- Легко, - поправила воротник, подлетел к ней, затевая игру,

- Ну, хватит, дурачок, - слабо стукнула подушкой, вновь поправляя воротник.

- Когда балл то хоть.

- Послезавтра, будут все знаменитые маги города.

- Включая нас конечно.

- Конечно, - присела рядом с ним на кровать, он погладил её гладкие как шёлк волосы...

Под вечер Мульен взялся снова читать книгу погибшей матери. Увы, остальные страницы ничего нового не открыли. Неужели кто-то побывал на этих богом забытых землях и отыскал того о ком в цивилизованном обществе, говорить считается плохими манерами. А может быть сама Жанна, побывала там? К сожалению, ему этого никогда не узнать, если самому не встретится с тем, кто обитает на тех землях.

...Балл, достойный королевских особ, много горожан собралось, все нарядные: дамы в дорогих платьях, мужчины приятных картузах, Мульены в их числе. Зашли в самую большую таверну города, столы ломились от принесённых кушаний.

Обстановка очень приятная, стекло окон жёлтого зеркального цвета отдавало напоминанием, что скоро встанет солнце.

- Ну, дорогая моя молодёжь, вам нравится в нашей таверне? Причём лучшей таверне города, - вопросил маг воды.

- Неплохо, очень неплохо, - согласилась эльфа.

- Я, тоже так думая, - кивнул Фарах.

- Сегодня будет праздник на славу, пригласили оркестр.

- Значит, можно будет потанцевать? – обрадовалась Тала.

- Значит-с можно, - кивнул старый маг.

- Давай немного покушаем, и пойдём на вальс, - прочирикал парень.

- Конечно.

- Пока что приехал сенатор Илларион, заведует вечером. В ближайшие дни появятся остальные магистры, - начал рассказывать маг воды, поминутно поглядывая на даму преклонного возраста, сидевшую за соседним столиком.

- Учитель, может вы, хотите пригласить эту даму? – так по детски рассмеялась эльфийка.

- Вряд ли Талочка, я не очень владею искусством танца, честно говоря.

- В танце главное душа учитель, не забывайте, через пять минут, всё закончится, - учтиво подняла палец девушка.

- Да, наверное, ты права дочь моя, - старый маг поднялся с тяжёлым вздохом. Подошёл к столику, учтиво поклонился, приглашая на танец. Женщина протянула ему руку, старичок тотчас же принял её как драгоценный подарок.

По правде танцевал не так уж и плохо, не наступал своей приятельнице на ноги.

- Может, тоже потанцуем? Или ты тоже «не очень владеешь искусством танца»? – похихикала волшебница водной стихии.

- Ну, с тобой то я всё могу, - принимая холодную ладошку, встал Фарах.

Заиграла очередная симфония

На столе, чудесной красоты сервис из хрусталя, закуски, дорогие вина.

Фарах с Талой вновь присели, глубоко вздыхая, после долгого танца. Старый маг севший, налил очередные бокалы вина. Появилась пьяная компания в поле зрения Фараха, состоявшая из трёх человек, приближались, шатаясь прямо к столу Мульена и Талаймури.

- О, - громко пропыхтел один из них, самый пьяный. Один из них эльф воззрился на эльфийку. Другой лет тридцати человек, черноволосый заговорил, заплетающимся языком. – Ты посмотри, какая деваха!

- Пойдём, Лик, пойдём отсюда, - попытался отдёрнуть чёрноволосого эльф.

- Уйди в ж-ж..., - недоговорил он. – Дева, разрешите пригласить вас на танец? Я не пьяный, вы мне очень понравились!

- Нет, - молвила Талаймури, бросив взгляд на эльфа из этой компании.

- То есть ты мне отказываешь остроухая дрянь?! – сказал, сделав гримасу отвращения. Фарах, вскочил на ноги кулаки заскрипели от натуги сжатия. Скулы напряглись.

- Уйдите, или будет хуже, - сказала Тала, останавливая Мульена, парень не сел, но ручка, положенная на плечо заставила немного успокоиться.

- Да что ты можешь мне сделать? – ухмыльнулся, эльф вновь предпринял попытку увезти своего друга.

- Молодой человек, успокойтесь. Мы в приличном заведении, - жёстким голосом встрял учитель эльфы.

- Заткнись старик, - с ненавистью бросил черноволосый, указал пальцем на эльфийку. – А ты потаскуха пожалеешь за это!

- Дуэль! – проговорил Фарах глядя в глаза черноволосому. – Сейчас мы с тобой идём на улицу для выяснения своих разногласий.

Сын кузнеца чувствовал, как гнев бьет через край дозволимого ему предела, ещё немного и парень не выдержит. У эльфийки после бранного слова заблестели глаза, но ни одна слезинка не упала, поэтому Фарах не выдержал. Магические дуэли использовались с самых древних времён.

- Хм, смотрите, кто заговорил, а ты в штаны не наложишь? – ухмылялся пьяный.

- Докажи на деле какой ты сильный воин! – резко громыхнул Мульен, расправляя плечи.

Черноволосый ничего, не говоря, развернулся и потопал в противоположную сторону. Десять шагов расстояние.

« Нет! Так просто ты не уйдёшь урод! Тем более, после того как оскорбил мою женщину». – Подумал Фарах. Соткал слабое заклинание удушения, вытянул правую руку в направление обидчика. Черноволосый остановился, Мульен медленно сжал руку, пьяный мужчина схватился за шею, пытаясь сорвать незримые путы.

Все люди вытаращились на Мульена, почувствовали, что кто-то творит волшбу.

Пьяный повернулся лицом к Фараху, разорвал заклятье, это означало, что противник владеет магической силой.

- Этот человек оскорбил мою девушку, а теперь пытается увильнуть от честной дуэли. Он трус! Я никому не позволю оскорблять кого-то из моих приближенных, а в особенности её! – Фарах кричал на весь зал, что бы слова долетели до каждого уха, узнали все о позоре черноволосого, как назвал его эльф Лика. Затем все посмотрели на пьяного человека.

- Я думал у тебя хватит ума, не связываться с опытным магом. Ты ведь недавно в городе, значит, окончил школу магии, - прошептал Лик на доступном лишь Фараху уровне.

Конечно это так, начинающему чародею сложно одолеть опытного белого мага, но он может воспользоваться силой тёмного бога, запрещенной силой.

Эльфа смотрела на парня умоляюще.

- Может не надо? – чуть ли не плакала.

- Подожди здесь Тала, я скоро, - уверенно проговорил Фарах, чмокнул эльфу в щёчку и двинулся на выход вслед за ним черноволосый. Оказалась масса народу желающая посмотреть, как два чародея будут размазывать друг друга по стенке. За ними тронулись не меньше половины всех людей, в основном молодёжь, но есть среди них ветераны. Тала, не смотря на запрет, тоже зашагала вместе со своим учителем.

На улице чуток холодно, однако терпимо, небо скрылось за тучами, точно не желая смотреть на разыгравшуюся здесь сцену. Громыхнуло, ударили тяжёлые дождевые капли.

Народ окружил их, каждый пытался встать ближе к зрелищу, дуэли неотъемлемой частью всех балов и мероприятий, как же ещё оскорблённый чародей мог защитить свою честь.

Эльфа смотрит на своего Фараха, решительного как никогда. Суровый взгляд выдавал всю серьёзность сложившейся ситуации.

- Не передумал? Парень? – зло прошипел Лик, за спиной встала свита из двух приятелей.

- Начнём!

- Я секундант! – вдруг выкрикнули из толпы, на арену вышел сам Илларион член Белого сената. – Десять шагов ребята, расходитесь!

Дуэлянты отмерили десять шагов, кивнули друг другу, строгих правил не имелось, но несколько всё-таки было, например, не нацеливать колдовство ниже пояса так сказать и не плести предательских заклятий. Противники бьются до тех пор пока один из них не умрёт или не получит тяжкие ранения.

- Начинайте!

- Тебе конец жалкий стихийник! – прошипел Лик, руки впитали воду как губки, вырос голубой клинок, но это всего лишь сгусток энергии. Им нельзя не порезать, не зарубить, можно лишь направить на противника.

Всерьез подумал, что я простой стихийник? Мелькнула мысль у Мульена, зря надеешься друг.

Черноволосый бросил клинок в дуэлянта, он разлетелся на множество струй, Лик незамедлительно послал вдогонку пару водяных шаров.

Странное чувство испытал парень когда на него летит поток преобразованной магией воды. Такая вода, взрывается при малейшем соприкосновении с предметом.

Фарах прикрылся огромным щитом, сделал толщу воздуха густой как смола, при ударах водные шары бахали как пороховые, Мульен при каждом ударе испытывал резкую боль в руках и груди, определённо заклятье сильное, новичку такого не сплести. Огненный маг использовал не совсем свою стихию для щита, поэтому такое заклинание для него держать вдвойне труднее. Окружающие ничего не заметили, не поняли, что огненный чародей использует не свою стихию.

- Значит твоя стихия воздух? – буркнул Лик. Смотря в глаза своему противнику, но кроме ненависти ничего не увидел.

- Нет!

- Кто ты? – напрямую спросил черноволосый, между перерывами ударов, пока что со своей стороны.

- Я... , - взглянул на Талу, она, качая головой, мол, не говори про свою стихию. – Моё заклинание скажет за меня!

Фарах знал многие боевые заклинания наизусть, самого высшего порядка. С рук заскользили пылающие нити, вспыхнули синим огнём, их становилось всё больше. Сложились в большой единый силуэт, напоминавший собаку, в два-три раза больше любой обычной.

Тень гончей ада слетела с места, бежала на Лика. Её движения походили на бег настоящей собаки, нельзя обманываться – это всего лишь заклинание, называвшееся «Зверь пламени» - может вызвать любое животное, всё зависит от силы пущенной в ход. Маг огня может создать хоть тень самого чешуйчатоглава – огромной змеи, высотой в пять человек и длиной не меньше тридцати. Она по праву считается самой смертоносной змеёй, благодаря своей мгновенной атаке и размерам.

Черноволосый поставил щит, гончая пролетела сквозь него, начала заглатывать жизненную силу. Если её во время не остановить заклятье может выпить все силы живого существа.

Противник вовремя опомнился, сплёл ледяную сферу, поглотившую тень, шар вбирал внутри себя всё, сам воздух проникся холодом, при всём этом Фарах чувствовал боль от тени не хотевшей сдаваться и умирать. Мульен отпустил нити, и тварь ада сгинула во всепоглощающей водной стихии.

- Значит ты пламенный! Наполовину прислужник ужасного Скрина, ты умрёшь, я сделаю все, что бы, приспешники неназываемого бога не ходили по этой земле. Не топтали плоть её своими гнилыми ступнями, - окружающие Фараха люди смотрели на него. Теперь они недоумевали, как могли допустить в свой славный город исчадие ада, слугу тёмного божества или думали о чём-то другом?

- Да! Я маг огня и что с того?

- Ты погибнешь! – пригрозил пальцем Лик.

Мульен почувствовал, как за спиной сплетаются новые чары, наверно в игру вступили дружки черноволосого.

Фарах окружил себя столбом пепла, такой не способно пробить ничто, лишь самые сильные маги и капралы волшебства.

Земля и вода соединились в одной цели, нападение на мага пламени. Эльф из дружков Лика в стороне, не желая принимать в этом участия.

Сильные чары атаковали, пытаясь откинуть кокон, с заключившем внутри себя чародеем.

Вдруг Мульен почувствовал прилив магической силы, кто-то делился с ним мощью, посмотрел вокруг себя, это оказался эльф, стоявший до этого.

Силы теперь предостаточно, сделал рывок, ударяющие потоки отскочили как пружины, маги, получили слабый удар от рывка.

С разнесённых в разные стороны рук сорвались огромные черепа, как тогда при битве Крона с неизвестным волшебником. Костяные головы клацали острыми, как лезвие меча зубами, Лика и сподручного сбило с ног. Несмотря на все щиты и умения, черепа вгрызлись в их плоть. Жуткая сцена, когда две огромные башки, растерзывают на куски двух людей заживо. Огненный маг, завидев первые следы крови, стёр чары, так что головы растворились в воздухе.

Фигуры лежали на земле не поднимаясь, однако парень чувствовал в них жизнь, тени не успели покалечить их сильно. Он опустился на корточки не в силах сдерживать усталость, а затем просто упал в беспамятстве. В глазах расползлась чернота всеобъемлющая и всепоглощающая.

- Фарах, Фарах, - услышал парень голос через пелену глаз. – Просыпайся.

Открыл глаза, пред ним сидела эльфа и её учитель, смотрели на него пристальным взглядом.

- Что, сколько времени прошло? – спросил, через боль в груди, с хрипом.

- Вечер и сегодня утро, ты всё время бредил, звал какую-то Жанну.

Тала потупилась, опустила взгляд.

- А с этими что?

- Ничего, живые. У Лика кожа на груди, у товарища царапины, - вновь ответил учитель эльфийки.

- Я должен идти, - поднялся, осмотрел тело. – Кто тот эльф, Тала?

- Он... – помедлила секунду. – Отступник, дезертир называй, как хочешь. Сбежал из эльфийского леса, причём во время битвы, его считали погибшим, нет, оказывается.

- Имя?

- Дальдмен Остмар.

- Он дал мне силы во время боя, причём Тёмной силы я чётко почувствовал это!

- Не удивительно, ведь он тёмный эльф.

- Как понять тёмный эльф?

- Эльфы делятся на две ветви. Эльфы светлых лесов и эльфы мрака, ночи, темноты. Они прибегают к тёмной магии.

- Понятно.

- Приходил посыльный от Белого сената.

- Что сказал? – молвил Мульен, полностью встав на ноги.

- Передал тебе, что ты обязан прийти к Белому сенату в ближайшие два дня, тем более что они в городе. Оставшиеся магистры прибыли.

- Надеюсь, они ничего не знают о состоявшейся дуэли?

- Нет, пока не знают, если никто не донёс. Вчера вся толпа пыталась смести тебя, возмутились, что пламенный выиграл, и ещё подали на рассмотрение Белому сенату бумагу о твоём изгнании из города узнав о специализации, - приободрилась Талаймури, начав быстро пересказывать.

- Посмотрим! – жёстко фыркнул Мульен.


Глава 4.

... – Решение принято, завтра с утра Мульен ты отправляешься в лес Древичей, извини, что так рано, время твоего отдыха ещё не окончилось, люди связались с нами и попросили помощи. У них бедствие что-то ужасное убивает их детей, женщин и стариков. Мужчины пока могут за себя постоять, но и их сил не хватает. Ты по соглашению должен провести расследование выяснить, что произошло и любыми средствами искоренить зло, - вдохновенно размахивал руками Кристоф, Илларион сделал вид, что прошлой ночью ничего не видел.

- Всё понятно, но...

- Не перебивай, - пригрозила Триша. – Мы не можем выделить тебе каких-то переместительных средств. Нет, конечно, ты получишь средства на протяжении всей миссии. По возвращении тебя ждёт щедрая зарплата. До свидания!

- До встречи сенаторы.

Судя по этим событиям, мне не успеть на корабль в Приморье. Что же делать, план рушится, надо его корректировать. В первую очередь сообщить капитану Сергу, об отказе.

Мульен вышел из огромной резиденции сената, на пороге, выложенном из отполированных плит, ждали эльфа и тёмный - отступник.

- Ты, почему здесь? – спросил Фарах не обращая внимания на дезертира.

- Меня, как и тебя вызвали для сообщения о моей работе, - в глазах девушки появились отблески томительной грусти.

- Мой путь теперь лежит в лес Невидимок в племя Древичей.

- Жди дома я скоро прийду, - Мульен бросил неодобрительный взгляд на отступника тот равнодушно, скрестил руки на груди.

Может быть, сделать эльфе предложение? Думал Фарах, ведь давно хотел воспользоваться этим и пожениться на эльфе. Заранее договорился с местным священником о браке с эльфийкой.

Подошел, никак не решаясь заговорить об этом, первый раз такое случилось с ним.

- Тала, я подумал. Выходи за меня? – склонил колено парень, с другой стороны какой парень в двадцать восемь лет? Теперь становиться мужчиной.

- Я... незнаю, извини, но, по-моему, ещё не время, - отрезала дева, потупляя взор.

- Ты серьёзно так думаешь?

- Да! – как ни горька, правда, с ней смириться надо. В конце концов, всё таки наступит то самое время, когда будет возможность воссоединиться в счастливом браке. Это время обязательно наступит, как ни крути.

- Ты обиделся?

- Нет, что ты? Конечно нет, я думаю, время у нас с тобой ещё будет для всего. А пока давай насладимся жизнью, поодиночке, посмотрим, как наши чувства выдержат этот порыв? Завтра, я уеду, на работу, и... люблю тебя! – прижал к груди ценную эльфийку.

- Я тоже тебя...

Утро: Фарах с сумками вышел из квартиры, Солнце раскинуло бесконечные лучи, на необъятном небе. Маленькие насекомые заканчивали свою ночную песню, карликовая трава плясала под ласками отца-ветра.

Дорога началась, Харм поселение, река Алина проводила одинокого путника под усталым журчанием. Холмы, начинающийся лес.

Одинокий странник шёл, впереди дорога, за спиной послышались еле уловимые шаги. Обернувшись Дальмен Остмар, тёмный эльф.

- Чего тебе? Пришёл отомстить за друзей? – приготовил заклятье Мульен.

- Нет, человек! Талаймури сказала, чтобы я приглядывал за тобой.

- Можешь возвращаться! Ты мне не нужен, я не намерен водить разговоры с отступниками и предателями.

- Думай о чём говоришь! – предупреждающе эльф положил руку на эфес блистающего клинка.

- Хорошо я не собираюсь с тобой драться! Хочешь идём, время не ждёт.

- Хм...

- Почему попросила тебя?

- Присмотреть?

- Да

- Волнуется, да ты же не думаешь, что она позволит тебя оставить без присмотра, ревнует, может...

Дезертир зашагал с ним в такт, всё дальше империя Средиземья и ближе с каждым шагом лес.

Лес невидимок как назвали в народе, Мульен не знает, почему дали такое название, скорее всего, причины скрываются в прошлом.

Из дома, большого поселения лесного племени, их встретил поджарый как старый пёс мужчина, местный голова.

- Дорогой мой маг, вы прибыли, что бы спасти нас от напасти?

- Именно так. Фарах, Фарах Мульен.

- Дуэйн Лесной, рад знакомству, прой...

- Смотрите, смотрите! – перебил человек из собравшихся вокруг местных жителей. – Огненного пригласили, для того чтобы изгнал мерзкого призрака!

- Да и что? – слюни брызнули на близ стоящих, голова выказал раздражение.

- Да то, что он принесёт больше бед! Чем раньше! – выкрикнули из толпы.

- Маг, хоть и огненный, помогает нам по моей просьбе, от имени Белого сената магистров! Если для кого-то эти слова значат что-то, прошу вас, расходитесь. Дайте нашим гостям отдохнуть после долгой дороги, - Дуэйн замахал руками, словно отгоняя надоедливых мошек.

Люди разбредались в недовольном ворчании, искоса поглядывая на Фараха. Дальмен глянул на старого голову, тот резко отдёрнул глаза.

- Пройдёмте дорогой Фарах, в моём доме нам будет удобней вести беседу.

- Да-да.

Услужливо кивая, Дуэйн проводил в дом, полностью сделанный из камня, словно вырубленный. Мульен шагал не торопясь, с гордостью опираясь на посох истинного мага пламени, с кровяным шаром на конце.

- Продолжим разговор голова? – бросил маг.

- Конечно господин, конечно, - Фарах заметил, как кожа мужичка покрылась рябью, пальцы затряслись, глаза часто заморгали. – Не бойся голова, я ж не демон какой...

- Извините Фарах, у вас жуткий вид в этом плаще с посохом. Приступим к делу?

- Давай Дуэйн!

- Странные дела у нас тут творятся милорд. Люди куда-то пропадают, по ночам рёв на многие километры, а вчера маленькая девочка среди ночи встала. Вышла из дома, ушла в лес, мы её так и не нашли. Мужики боятся в лес ходить, не говоря о женщинах и стариках...

- Это всего лишь совпадения. Не вижу реальных фактов нахождения нечисти! – раздражительно перебил маг.

- Сударь Миша видел неделю назад странную тень в плаще, силуэт похож на женский. Тень плавала в воздухе, огромными когтями цепляя ветер.

- С пьяни привиделось.

- Зря вы так господин маг, я готов поклясться, что кто-то здесь есть. В хозяйстве неурожай, дети куда-то пропадают, как это объяснить?

- Хорошо, я проведу расследование, посмотрим, что удастся выяснить. Мне нужна лачуга, желательно, без сожителей.

- Извини маг, - осмелел Дуэйн. – Без сожителей никак. Одна жительница согласилась тебя принять на время выполнения задания.

- Тоже неплохо, где дом?

- В конце деревни справа, - жестикулируя, проблеял Дуэйн. – Можешь приступать господин.

Мульен ни говоря, ни слова, раздражительно хлопнул дверью.

Он что им слуга, выполнять задания, недостойных червей. Ещё эта Триша, как соль на рану, как Фарах устал от всего этого. Надо сообщить Сергу, о невозможности плыть на остров Аделины. Хотя жаль, слухи приписывают чудные леса и поляны, на острове красиво как нигде больше. Там витает вкусный аромат, ниспосылаемый самой богиней любви Аделиной.

Маленький деревянный дом, две комнаты разделяла кирпичная печь.

- Здравствуйте, гости, - кивнула, молодая девушка, лет семнадцати, на лоб упала непослушная прядь жемчужных волос.

- Здравствуйте, хозяйка. Голова сказал, что...

- Знаю, - перебила девушка. – Вы можете жить у меня, некоторое время, дом не слишком хороший, но чем богаты, тем и рады. Располагайтесь.

Девушка легла в комнате рядом спечью, Фарах с Дальменом на лежаках в спальне.

Мульен проснулся около полуночи, оделся, стараясь никого не разбудить. Вышел на улицу, блеснул камень, вытащенный из кармана. Он полыхнул нестерпимо ярким огнём, сияние расползлось, Фараха окутал серый дым. Дунул ветер, дым улетучился, около дома сгустилась тьма, на одинокой поляне.


* * *

Маленькая комната, створки окон открыты, дует лёгкий ветерок, принося солёный запах моря, на столе лежит заточенная до блеска секира, в руку только настоящему гиганту. Сверкают доспехи, уложенные на стул, на кровати, задремал орк.

В углу расползся серый туман, орк проснулся, схватил секиру, показался силуэт человека.

- Выходи на честный бой! – прогремел орк.

- Не горячись, капитан, - дым рассеялся, навстречу капитану вышел Мульен.

- Мэтр, Фарах вы?

- Да Серг.

- Что присело вас в столь поздний час?

- Плохие новости капитан, я не смогу, находиться с вами в плавании.

- Новые обстоятельства?

- Можно и так сказать, я бы с радостью поплыл, но меня призвали на работу, выполняю задание. Уничтожаю демона.

- Хм, как же нам быть. Мэтр. Боюсь, вам придётся остаться здесь.

- Знаю капитан, попутного ветра.

- Стой. Мэтр. Если ты действительно хочешь, можешь найти меня на острове. Знаю, добраться сможешь, главный храм. Я там служу.

- Возьму к сведению, если придется, так что я буду на острове, обязательно найду тебя Серг, до встречи!

- Мэтр, может по кружке пива? – на столе появилась кружка и двухлитровый кувшин.

- Не сегодня капитан, - отрезал Фарах. Блеснул камень нестерпимо ярким огнём.

- Жаль, - сказал Серг, будучи уже один в комнате. Вновь дунул лёгкий ветерок, по зелёной коже прошлись мурашки. Сильные руки подняли справную деревянную кружку полную пива.


* * *

Я прибыла в Бухту заросших камней, вокруг расположился высокий частокол многотонных глыб. Город страдал нищетой и бродяжничеством.

Сопроводителем послали мужчину, напоминающий бревно, рассказал о работе, которую требуется выполнить, упомянул элитных людей, для которых поставленная задача очень важна. Он очень много болтал без дела, всё время болоболил, не замолкая ни на секунду. Барон Гварон как он представился, комнату мне выделили обширную, роскошная мебель, окна завешены дорогими шёлковыми шторами.

Я прилегла на секунду, перевести дух, вокруг сверкающая дубовая роскошь, от рабочих столов до красивых гардеробных. Подошла к зеркалу, долго рассматривала себя, поправляла причёску, за плечом я увидела серый дым, лицо до боли знакомое. Мелькнуло и стёрлось. Мой взор не приметил ничего, что было увидено в зеркале, в отражении была обратная картина, вокруг пылал огонь, падали подпорные балки, я была в разорванном платье, потом наступила тьма, непроглядная, вокруг ни души. Зазвучал голос, я не различила слов шёпота, упала.


* * *

Фарах появился незаметно для всех, кроме самой ночи, у крыльца дома в деревне Древичей. Ступеньки под покровом ночи скрыли застывшую фигуру, жемчужноволосая сидела, пригласила сесть. Маг, устроился рядом, девушка прижалась к нему, юноша отстранился.

- Что вы хотели красавица? – буркнул от усталости Фарах.

- Я забыла представиться...

- Вы не находите что слишком поздно для таких дел? – перебил Мульен. – Может, быть завтра продолжим?

- Сегодня мне охота. У меня к вам дело.

- Какое?

- А знаете, давайте действительно завтра... – засмущалась девушка, луна расправила свои седые волосы. Замигали миллионы ярких звёзд, могильный холод перевоплотился в ветер.

- Чего вы не договариваете?

- Ничего, совсем ничего. Пойдёмте спать.

- Хорошо, ваше дело, расскажете позже.

Молодые люди вошли в дом, ночь спокойная, изредка нападал холодный ветер, мрачные деревья качались под его порывами. В лесу затаилась тьма, окна домов погасли, изредка где-то горела одинокая, тусклая лучинка.

- Вставай маг, пора завтракать, - перед глазами зависла девушка, хозяйка дома.

- Сейчас, уже?

- Уже, утро.

Заставив себя, превозмогая сонливость Фарах вышел из дома, умылся в бочке. Эльфа и след простыл, он не появлялся с ночи, куда-то ушёл и...

- Хозяйка ты не видела эльфа, спутника моего?

- Ночью вышел, больше не приходил.

Завтрак прошёл по обычным деревенским канонам, на столе развалилась красивая белорыбица, сверкая жирной поджаристой корочкой. Кувшин добротного кваса, от которого шипело во рту, а в желудке расползалась приятная прохлада. Много разных блюд, больше подходивших для добывания охотником.

- Вы говорили у вас дело? – похрустывая вкусной корочкой душистого хлеба, принялся за рыбу Фарах.

- Меня Улика зовут, господин маг.

- Красивое имя?

- Спасибо, даст светлый Орион, вы скоро выполните своё задание господин маг?

- Рано об этом Улика, называй меня Фарах.

- Хорошо господин Фарах.

- Рассказывай что у тебя за дело, парня какого надо приворожить? – отшутился маг.

- Я одна, в этой деревне. Никто мне не рад, никто не ждёт меня.

- Где твои родители, братья, сёстры? Ты совсем дитя.

- Бесследно исчезли, у меня сохранилась только одна вещь в память об отце старый пожелтевший дневник, его я так и не решилась прочитать, нехорошо читать чужие личные записи. Пару месяцев назад мои годы пробили семнадцать, я встретила их в полном одиночестве...

- Мне жаль тебя дитя, - Фарах прижал к плечу, хрупкую фигурку Улики, её глаза заискрились от нахлынувших чувств. – Я немного перегнал тебя по возрасту, поэтому понимаю, да и матери у меня не было с раннего детства.

- Вы хороший человек Фарах, как бы я хотела, чтобы мой отец был таким как вы...

- К сожалению, у меня есть своя семья, я не могу стать твоим попечителем.

- Я не прошу многомудрого о такой поистине ответственной просьбе. Моя мечта стать настоящей волшебницей, я хочу быть именно вашей ученицей, - слова эхом отозвались в ушах Мульена. Каждый маг мечтал иметь ученика, в силу своих лет, парень не обладал большим опытом за плечами, как он будет учить девушку?

- Улика... – взволнованно произнёс Фарах, незная что ответить. Слова коверкались, в голове всё сплелось, возгласы за и против угасли, оставив наедине с самим собой.

- Я понимаю, вам трудно решится на такой смелый шаг, у вас самого наверно семья, дети? Но я не стесню вас, я готова снимать жильё, жить в убогой лачуге, лишь бы учиться у настоящего мага, такого как вы...

- Мне надо подумать, дай мне время, до конца выполнения задания. Решение ты получишь, потерпи немного, - девушка нервно закусила губу.

Дверь жалобно хлопнула, с двумя сверкающими на боках клинками вошёл Дальмен, лицо покрывала грязь, он был похож на страшного болотного духа, весь перемазанный чёрной глиной.

- Ты где был, эльф? – бросил Мульен.

- Охотился за этой тварью.

- Понятно, почему ты так выглядишь, - улыбка расползлась до ушей.

- Ничего смешного, - пропустил мимо ушей воин. – Я видел её и гнался за ней! Это страшный чёрт, тебе не одолеть это... существо! Уходим домой?!

- Мы не имеем на это право, Дальмен! – гневно напряглись руки. – Слово дано, задание должно быть выполнено, даже ценой моей и твоей жизни. Местные жители на нас рассчитывают, мы не имеем право отдать селение на поживу грязной твари.

- Так думаешь, маг, не рассчитывай, что я буду терпеть все твои детские капризы и защищать даже ради своей сестры virgoes light wood?

- Я и не рассчитываю, вообще можешь идти на все четыре стороны, никто не держит! – сорвался на полу-крик Мульен.

- Мерзкий выродок! – сверкнули короткие клинки, дыхание эльфа стало тяжёлым, глаза выкатились от ярости.

- Ну, давай нападай, - равнодушно, поддел Фарах. От рук пошёл нестерпимый для окружающих жар, казалось, сама кожа вот-вот начнёт гореть, щелчок. Вспыхнул огонь, он разбежался до локтей, не задевая одежды, образовался клинок средних размеров и сохранил такую форму.

- Хватит! – прервала перепалку Улика, вставая между ними. – Только не в моём доме и не в этой деревне!

Обменявшись недоброжелательными взглядами, мужчины разошлись.

Эльф вышел из дома и больше не появлялся, Фарах и Улика сидели, пили чай, ведя беседы на разные темы, в основном о Средиземской школе магии.

Поступить в школу Улика конечно же могла, но способностей для обучения были слишком слабы не развиты, уйдут годы прежде чем девочка сможет взывать к потокам магической силы. Мульен сразу почувствовал все её способности, предрасположенность к магии воздуха, значит, огонь ей тоже подойдёт. Огонь и воздух стоят очень рядом, без воздуха не было бы огня, как и обратная операция. В природе всё взаимосвязано.

Тёмный эльф вернулся поздно вечером, ни говоря, ни слова улёгся на кровать и засопел.

В ночи раздался утробный крик, переходящий в вой, деревья застыли огромными исполинами, тупо уставившись на чёрную тень, тащившую за волосы маленькую девочку. Никто из жителей не решился выйти из домов, никто не бежал звать прибывшего мага на помощь, селение уснуло, каждый подпирал свою дверь всем, что по тяжелее, окна закрывались все возможным хламом и столами.

- Будь здесь! Я сказал! – прорычал Мульен, выбежав из дома, Дальмен и жемчужноволосая сделавшие шаг за магом в ответ только удивлённо посмотрели, но перечить не посмели. Видя состояние мэтра.

Мульен бежал на крик, вокруг ни души, деревья скрипели, наигрывая только себе знакомую мелодию. Мрак закрался в каждый уголок ночного леса, светило ночи скрылось за тучами, как назло.

Впереди показалось движение, тень в чёрном, как непроглядная тьма по краям изорванном балахоне, за волосы тащила впавшую в беспамятство девочку лет девяти.

- Стой! – окликнул маг, ответа не последовало, существо продолжало тащить свою жертву. – Стой! Отпусти девочку! Возьми меня в место неё! – наконец настиг Мульен своего врага.

Голова, скрытая капюшоном воззрилась на мага. Времени прошло много, прежде чем парень решился продолжить, тень стояла, ожидая дельных предложений.

- Отпусти девочку, зачем она тебе? – восстанавливал дыхание Мульен.

- Зачем ты мне, жалкий человек? – проскрежетала тень.

- Кто ты?

Ответа не последовало.

- Зачем ты пугаешь деревню?

- Хватит говорить пустые слова, человек. Раз уж ты пришел, станешь моей добычей, смелый мальчик.

- Твоей едой, нет спасибо, я уйду только с этой маленькой девочкой, или без неё, но с твоей головой, если таковая имеется. Покажи лицо.

- Ты ничего там не увидишь.

- Покажи, открой глаза, что бы я посмотрел в них. Глаза убийцы и безжалостного демона.

- Тебе ли говорить мне о жалости, ненавистный, убирайся из под ног, если хочешь жить, - заревела тень.

- Только вместе с девочкой!

- Глаза говоришь, хорошо смотри, - существо откинуло капюшон, большие чёрные глаза, свинячий нос, рот усеянный множеством маленьких острых игл.

- Мило... – выдавил из себя Фарах, с омерзением отворачиваясь. К горлу подступила тошнота.

- Брезгуешь, человек. Вы сделали меня таким, вы виноваты люди.

- Хватит нести чушь, не я сделал это с тобой и не эта девочка.

- Не имеет значения. Умри, мерзкий червь!

Лохмотья существа выпустили на волю десятки дурно пахнущих игл, поблёскивающих зеленоватым цветом. Благодаря чуду Фарах ускользнул от смертельных острий, щит не помог бы от подобного орудия. Ведь, по сути, оно являлось материальным, не великим потоком силы, простирающимся над всем миром, а иглами из крепкого закалённого железа.

В голове протекали многочисленные варианты стратегии, как повязать этого нетопыря.

В это время тень продолжала метать свои странного вида иглы, Фарах каким то чудом уходил от проскальзывающих мимо отравленных орудий.

Слова заклятья сорвались с губ, заученным движением повернулись руки, иглы вспыхнули в воздухе, нездоровым синим пламенем.

Слабые шары огня направили свои взоры на тень, большие не создать просто за неимением времени. Существо увернулось, лишь один шар пробил чёрные лохмотья, оставив на них большого размера опалину.

Руки послушно отозвались на команду мозга, в руке образовался меч. Мульен вступил с противником в фехтовальный бой. Тень ловко отбивала все выпады острыми как бритва когтями. Верха никто не брал, огненный меч – наивысшее волшебство пронзал только пустые места, где секунды назад находился противник.

За спиной тени ярко сверкнуло, существо замерло, Фарах остановился на полу-выпаде, лысая серая голова мягко заскользила, тупо ударила о землю. Дальмен показал хищные глаза, он подкрался к тени и убил, самым бесхитростным способом. Тело шмякнулось вслед бесполезным кулём, потекла дурно пахнущая чёрная жидкость.

- Надо бы сжечь? – виновато уставился Дальмен.

- С этим проблем не будет, - с рук мага плавно опали искры, тело павшего тотчас воспламенилось, будто облитое керосином.

- Спасибо... Дальмен. Если бы не ты неизвестно как всё это закончилось, - протянул руку Мульен.

- Ты тоже не держи зла на меня маг, ты же знаешь мы тёмные эльфы очень вспыльчивые, не то, что твоя virgoes light wood .

- Извини, я так и не понял, что это значит? – виновато поникли плечи.

- Хахах, - рассмеялся эльф, хлопнув Фараха по плечу, они сидели в лесу, Остмар, отступник эльф травами дохаживал девочку. Только очнувшуюся от кошмара. – Светлая дева лесов.

- Что?

- Virgoes light wood - светлая дева лесов в переводе на ваш.

- Понятно, Тала твоя сестра?

- По крови да, Во время пребывания в Эльфийском лесу она должна была стать моей женой.

- Что? – вскочил Фарах.

- Я был одним из принцев тёмного братства эльфов, она светлой. Наши отцы решили поженить нас, что бы примирить обе стороны.

- У тебя с ней что-то было, - напрямую спросил маг.

- Нет, ты что! У нас до брака, слияния строго настрого запрещены не то, что у вас, людей. За это могут даже отрубить... ну ты понимаешь. Я бы не сказал, что так сильно любил её, скорее меня обязывала просто сделка Лесных королей. А потом я сбежал, так сложились обстоятельства, я не хотел никого предавать и отказываться от родного народа.

- Хорошо я понял, можешь не тратить время на объяснения.

- Ты, любишь Талаймури?

- Да, - без колебаний сказал Мульен. – Всем своим сердцем, только вот боюсь, лишь бы она не разлюбила меня. Вдруг для неё это всё просто так мимолетная забава. Или нам запретят с друг другом находится вместе. Те же Лесные короли?

- Вряд ли, она тебя разлюбит, если полюбила по настоящему, для нас эльфов любовь это не просто слово, со своим спутником ты должен дожить до конца своих дней. Обычно сводят родители, считается, что таков их долг подобрать из братских семей подходящую половинку своему чаду.

- И кто же сейчас является королём тёмных эльфов?

- Эта информация держится под секретом, на всякий случай.

- Ясно.

« Как же я устал, от всего этого. Проще вообще не жить везде эти интриги, ложь. Бесконечные войны. Хотя, казалось бы, что делить: земли? Ресурсы? Всё это лишь отговорки для достижения более высших целей. Даже совет Белых магистров ведёт свою игру. Та же Триша маг земли, так жестоко расправляется со всеми неугодными для достижения некоей цели. За что? Я уверен, что от её магии погибли уже несколько человек, не только учитель Крон. Я должен отомстить она Магичка – наглая стерва пожалеет о своих злодеяниях, наступит момент, и она увидит, что всё это было зря. Её жертвы вложат силу в мои руки, дабы помочь избавиться от такого чудовища раз и навсегда».

- Пойдём домой? – перебил размышления Дальмен.

- Да, иди я догоню, - Фарах около двух часов просидел, уставившись на дотлевающие останки. Последние угольки затухли, солнце помахивало выглядывающей ручонкой, первые проснувшиеся птички зачирикали, жалобно завыла собака, как будто прощаясь с уходящей луной и выпрашивая положенную миску еды, у заспавшегося хозяина.

- Вижу, не зря мы обратились к Белому сенату, - проскрежетал невесть откуда появившийся голова. Мульен очнулся от полусна, серая паутина спала с глаз, как и уходящая ночь, от существа не осталось ничего кроме золы.

- Видимо не зря, - понурившим голосом ответил маг.

- Почему так грустно маг? Ты только что избавил целое селение, от узурпатора мрака, исполнителя чёрной воли, безжалостной твари.

- Много времени прошло как я здесь, хочу домой к семье...

- А, понимаю, любимая ждёт, вот, - в протянутой руке вырисовался свиток опечатанный страной печатью, лесного племени. – Грамота сенату, ты выполнил положенную работу и можешь быть свободен, и ещё возьми это моя благодарность, деньги не большие, но мы не богаты.

- Прощай Дуэйн, надеюсь, мы больше никогда не встретимся.

- Почему?

- Просто не хочу, что бы у вас завелась ещё одна тварь, и мне пришлось разбираться ещё с ней.

- Ха-ха, - засмеялся голова, - ох, рассмешил ты меня маг. Конечно ты прав. Не допустите светлые боги, чтобы этакое страховидно появилось вновь.

- Голова чуть не забыл, со мной селение покинет Улика.

- Зачем это? – напрягся Дуэйн.

- Попросилась ко мне в ученики, видите ли, хочет стать настоящей волшебницей.

- Хм, она сирота, здесь я доглядывал, что бы никто ни обидел её. Теперь тебе придётся этим заниматься, я не против, но и ни за. Было бы намного спокойней, если б девочка осталась здесь в селении. Если такова её воля пусть. Она ещё дитя, человек ты не плохой как вижу, но если узнаю, что обидел мою девочку, сам приеду и надеру уши, несмотря ни на какое твоё колдовство. Как я к ней привязался, ну ладно хватит об этом. Когда думаете покинуть наши заповедные леса.

- Сегодня голова, сегодня.

- Попрощаемся маг, - Дуэйн протянул руку.

...Много времени на сборы не потребовалось, Фарах не стал говорить Улике о своём решении, до последнего момента.

- Дальмен ты готов? – эльф кивнул.

- А как же я? – скорчила обиженную мордашку девочка с волосами цвета жемчуга.

- А что ты стоишь? Ты идёшь с нами, - улыбнулся маг, девочка бросилась ему на шею.

- Только не вздумай так сделать при Талаймури, - наконец освободившись от объятий Улики, наставительно поднял палец.

- Талай... как?

- Талаймури, моя жена, пока что неофициальная. Она эльфийка.

- Надеюсь, ты познакомишь нас учитель? – жалобные глазки посмотрели на Мульена.

- Придётся, жить ты всё равно будешь вместе с нами. Денег чтобы снять своё жильё у тебя не хватит.

- Если учитель не хочет, я могу найти работу по прибытию в город. Кстати, в какой город мы направимся?

- Нет! Моя ученица будет жить со мной в доме, - закончил разговор Фарах. – Что до города, в Великий Магистрат.

- Город магов?

- Да Уличка, - улыбнулся Фарах.

- Я так рада учитель.

- Хватит уже обниматься, - насмешливо пригрозил Дальмен. – Пора честь знать, дорога ждёт нас.

- Хорошо, хорошо эльф, всё Улика собралась?

- Да, - девчонка водрузила на спину большой рюкзак.

- Выходим!

Почему-то никто не захотел применить силу телепортационного камня, запасов хватило до деревни Харм. Спокойно три странника преодолели путь, завидев издалека высокие башни храмов и церквей. Резиденция Сената магистров светилась издалека, словно приглашая вступить на яркие мраморные ступени порога.

Родная квартирка показалась благоухающим источником, долгожданного отдыха. Стены пока ещё отдавали тишиной и грустным одиночеством, мебель покрылась пылью. Дом заполнился радостью, когда в нём появилась женщина в лице Улики. Вдвоем они прибрались, отступник не стал помогать, объяснив это тем, что недостойно для эльфа размахивать веником и трясти плохо пахнущей тряпкой.

Талаймури не вернулась с задания выданного ей сенату магистров. Вестей не подавала, впервые за последние дни Фарах забеспокоился, в лесу Невидимок времени для размышлений не было, однако дома его навалом.

Переписка с отцом пресеклась, маг не постеснялся написать весточку первый, где подробнейшим образом всё объяснил.

- Красивый у вас дом учитель, так уютно здесь, - Улика устроилась на мягком кресле, перекинув ноги через подлокотник.

Мульен ничего не ответил, вчитываясь в книгу пламени одну из множества имеющихся у него. В фолианте рассказывалось о первых учениках Гилеоне ступившем на тёмный путь и Весты посланницы, уверовавшей в светлого ещё молодого тогда Ориона. Двое основателей зародившихся в мире, наполненном магией. О том, какие трудности пришлось им пройти, чтобы обрести истинное знание и передавать многие заклинания до сих пор живущие, своим последователям.

- Учитель? – воззрилась жемчужноволосая своими дивными глазками.

- А, что, извини Улика, я задумался.

- О чём?

- О том, как тебя учить, думаю, ты не должна быть обычным магом пламени, ты не против что я за тебя решаю?

- Нет, учитель, вам виднее.

- Новый маг, обладающий незаурядными способностями и совершенными заклинаниями, не видавшими свет до этого. Твоя расположенность к стихии воздуха поможет нам. Девочка моя, прости, что я говорю как старик, нам с тобой предстоит очень много работы.

- А что если вас пошлют на новое задание?

- Никаких проблем, ты просто поедешь со мной, вот и всё. Конечно если хочешь...

- Без вас я в городе не останусь! – твёрдо заверила девочка мага.

- Долго мы здесь находится, не будем, дождёмся Талаймури и можно опять принимать заказ.

- У меня вопрос к тебе.

- Какой? – невинным голоском пропела девчушка.

- Дневник твоего отца ты взяла?

- Он как память мне.

- Вот и отлично. Ты должна прочитать его от корки до корки.

- Но зачем?

- Не спрашивай, мы должны точно знать о родителях всё. Эта информация поможет нам в учёбе и изучениях.

- Хорошо учитель я сегодня прочитаю всю книгу.

- Молодец, теперь твой вечер расписан, я могу маленько прогуляться, - тяжело вздохнул Мульен.

- Я хочу с вами учитель, - умоляюще посмотрела Улика.

- Ладно, пойдём. Как только прочитаешь книгу.

Девочке отнюдь не понадобилось много времени для выполнения задания, на это у неё ушло около двух часов.

Луна осветила, замерцали звёзды, трава покрылась тоненьким блистающим порошком. Две фигурки стояли на поле для тренировки магией. Пугало наполовину сожжённое, растрепанное, облитое какой-то разноцветной жидкостью недолюбливающим взглядом, перекошенным от злобы, всматривалось в каждое движение мага и его ученицы.

- Учитель, зачем мы здесь?

- Будем пробовать, - он сделал, никому не различимый жест и выпустил на волю, всю мощь что была, Пугало то охватывала дикая стихия, то он покрывался странной синей мглой... Фарах увернулся от невидимых стрел и выбросил руки вперёд, огромное чудовище дракон. Сорвался в бешеный полёт, у мага пока что хватало сил управлять им. Огненный исполин крутил всевозможные реверсы, а затем спалил половину поля вместе с несчастным пугалом. Дракон приземлился почти неслышным движение, от бесплотного существа пахнуло непереносимым жаром.

- Это наш с тобой мир, девочка. Тебе надо только научиться и ты станешь сильнейшим магом пламени островов Великого Мела. Для этого надо очень много работать, но я думаю, мы преодолеем эти трудности вместе.

- Фарах?! – с края поля, подала голос замиравшая до этого девушка эльфийка, её остренькие уши как у рыси, придавали ей немного хищности при лунном свете.

- Тала? – маг перешёл на бег, безудержный и всепоглощающий даже от усталости не осталось и следа. – Улика пойдём. – Фарах остановился, поманил девочку. После чего она двинулась следом, не спеша, робко нагибая шею, глаза направив в сухую землю. Дракон растворился миллионами искр.

- Талаймури, - он обнял эльфу, она только теперь заметила тихонько тащившуюся сзади девочку. Совсем ещё молодую, её жемчужные волосы, освещали дорогу от наплывшего мрака, милое личико с маленьким носиком, как у младенца. Одета она была не очень хорошо, на сером платье были видны старые пятна, края воротника стали расходиться отдельными пучками ниток.

- Представишь? – в глазах эльфийки промелькнул незримый ни для кого кроме Фараха оттенок злой ревности.

- Улика, это Талаймури, Талаймури это Улика, моя ученица, - с гордостью произнёс маг.

- Ученица?

- Да, Тала не удивляйся, девочка изъявила желание самой научиться магии, мы познакомились в деревне, где я проходил задание.

- Пройдём в дом, - мягко прошептала эльфа. – Там всё обсудим.

- Улика, иди спать, я постелил тебе во второй комнате.

- Что ты задумал Фарах? Ты влюбился или хочешь иметь две жены? – горячо зашептала эльфа, девочка ушла спать.

- Почему, она сирота. Ты не понимаешь? Девочка сама захотела стать магом.

- Это не даёт тебе право приводить её в наш дом!

- Мне кажется или ты ревнуешь, Тала?

- Может, и ревную, к этой маленькой красавице, она по очарованию достойна настоящей эльфийки. Хорошо, пусть учится у тебя, но никаких заигрываний! И даже не думай об этом!

- Хорошо моя госпожа, но для меня вы красавица и королева, и любить я могу только вас.

Эльфийка закрыла покрасневшие щёки, невинным взглядом посмотрела на Мульена, потом на дверь, куда только что зашла жемчужноволосая.

- Я тоже люблю тебя, я скучала очень, - эльфа прижала любимого к груди.

- Всего месяц прошёл.

- Месяц, а ты так изменился, я не вижу своего Фараха подростка, вижу взрослого мужчину в самом рассвете сил. Надеюсь, сегодня ночью ты покажешь мне свои силы?

- Раньше ты стеснялась говорить так в открытую об этом?

- Всё меняется даже мы Перворождённые.

- Ты моя Virgoes light wood.

- Хи-хи, - откуда ты узнал эти слова?

- Сказал Дальмен, ты никогда не рассказывала, что вас должны были обвенчать.

- Зачем тебе это знать? – её головка поникла.

- Я и так всё знаю, но меня отнюдь не напрягает этот факт. Просто твоё прошлое, как и мое, было, теперь мы совсем другие и тех ошибок уже не допустим. Ладно, пойдём в спальню я истосковался по твоей бархатистой коже, ласкам так не достававшим целый долгий месяц ожиданий нашей встречи...

Солнце ударило ярким всплеском, лучи пронзили похолодевшие улочки. Тьма неожиданно легко отступила в самые дальние отнорки в виде канализаций и самых узких переулков.

- Доброе утро учитель, - Улика вместе с Талой пили отвар ароматных трав.

- Мы с девочкой решили, - начала эльфа. - Что будем вместе обучать её, каждый даст по большей части своих знаний.

- Как так вы раньше меня встали?

- Мы же девушки, нам некогда спать до полудня, - подбоченившись прочирикала Тала.

- Улика, собирайся, пойдём на базар. Тебе надо кое-что прикупить, - сообщил Фарах, натягивая свой дорожный плащ.

- Может не надо учитель? – взмолилась девочка, покраснев до корней волос. Понятно, что ей стыдно брать деньги из чужих рук, людей которые совсем не обязаны её содержать.

- Не стесняйся дитя, - по матерински обняв, промурлыкала эльфийка. – Все потребные тебе вещи мы возьмём на себя. Правда, дорогой?!

- Конечно Тала. Кстати, почему-то давно не приходил твой учитель?

- Он наверно просто не знает, что мы приехали. Сегодня я загляну к нему узнать как дела.

- У вас был учитель госпожа Талаймури? А у учителя Фараха кто был преподаватель?

- Твой учитель великий человек, он познавал тайны магии сам.

- Ну, Талаймури не преувеличивай. Мой учитель был убит на половине срока моей школы. Я учился по книгам, составленным задолго до нашего появления древними мастерами магии.

- Ты можешь гордиться собой, в одиночку закончить обучение. Став при этом полноправным магом.

- Как же мы поступим с Уликой. Если она будет заниматься незаконной волшбой её быстро упекут в Херольдские казематы.

- Херольдские казематы? А что это? – изумилась девочка.

- Тюрьмы магов, дезертиров, беззаконников, убийц и прочего сброда.

- Может, пошлёшь письмо к совету белых магистров? – предложила эльфа.

- Они отринут его даже не прочитав, я знаю их повадки. Есть ещё одно место, где можно заниматься магией без разрешения.

- Какое? – хором выкрикнули девушки.

- Остров Аделины.

- Ты думаешь, что там нет тех же инквизиторов?

- Не думаю, знаю. Они есть, только вот их не интересуют простые маги, на острове резко нуждаются в магах, пираты южных морей стали заглядывать слишком часто. Инквизиторы разыскивают ведьм и малефиков, то бишь чёрных магов, Думайте девочки, - Фарах равнодушно пожал плечами.

- Я не могу так просто уплыть, должна сообщить отцу, лесные короли примут решение о том можно ли меня отпускать.

- Вот и отлично. Мы пойдём к ним у меня есть к ним ещё одно дело.

- Какое у тебя к ним дело? – выпучила глаза Тала.

- Потом расскажу...

- Когда отправляемся? – заулыбалась жемчужноволосая.

- Через неделю. Хочу насладиться домом, может быть в последний раз, - грустно вздохнул Мульен.

- Не грусти, по ушедшему времени, что прошло того не вернуть, - наставительно подняла палец Талаймури.

Неделя пролетела мгновенно, погода благоприятствовала.

- Кто сейчас у власти светлых эльфов? – Фарах жевал соломинку, сорванную на ржаном поле. Рядом шагали две его спутницы, девочка с прекрасным милым личиком и жемчужными волосами – Улика, Талаймури – его любимая эльфийка, вот только долго ли им осталось быть вместе, не знает никто.

- Хрольм из династии эльфов красного дуба, у тёмных эльфов Лонг до Арс.

- Где же находится лес тёмных?

- Там же где и наш, мы давно поделили его на две части, по взаимному согласию...

- Вот как. Отлично, король даст нам согласие на брак, - заявил Мульен.

Дорога текла сама собой, мягко перетекая в пустынную местность. Наконец всем надоело шагать и Фарах, залихватски подмигнув девушкам, достал из сумы поблёскивающий камень, через минуту они уже стояли у преддверия могучего леса эльфов.

Дубы, вязы, берёзы странной расцветки и другие деревья, не имеющие названья на людском языке, произрастали здесь.

Странно, но никто не остановил путников, когда они дружно перешагнули ручеек, обозначавший границу.

Они шагали, мерно, тихо, почти бесшумно лишь изредка под ногами трещали ветки, и шуршала листва. Неожиданно из-за деревьев выскочила первая застава эльфов, выглядела она примерно так: черепа поменьше и побольше, кои совсем громадные, нанизаны на ветки для отпугивания нежеланных гостей.

- Зачем это учитель, зачем черепа? – Улика озиралась по сторонам.

- Ты не хочешь спросить Талаймури? Всё-таки она лучше знакома с обычаями своего народа.

- Нет, я хочу услышать ваше мнение, - твёрдо заявила девочка.

- Как я понимаю для отпугивания незваных гостей, правильно Тала?

- Да, - чуть раздраженно сказала эльфа.

- Что-то не так? – вопросил маг.

- Не так! Шшшш, – зашипела эльфийка, прикладывая палец к губам.

Троица путников шагала дальше, прислушиваясь к каждому шороху в лесу. Лесные исполины пели свою песню, похожую на огромный церковный хор.

Две стрелы идеально сбалансированные воткнулись рядом с ногами Мульена, зелёное оперенье неизвестной птицы, поблёскивало как натёртое маслом.

- Stand people! Остановитесь! – из-за деревьев показался эльф, в тёмно-зелёной куртке. Глаза горят огнём, стрела готова вспорхнуть в своём смертельном полёте.

- Успокойся Игмарион сидиус, я дочь короля светлого народа Хрольма, - Талаймури специально не переходила на эльфийский.

- Кто с тобой? Почему мы должны верить? – мелодичный голос, показавшегося со спины эльфа. Один за другим лесной народ выходил из засад, держа наготове луки.

- Стойте, я узнал её, - выкрикнул чёрноволосый эльф. – Воистину это дочь короля, посланная на учёбу в школу магии.

Эльфы дружно опустили луки все кроме одного, самого высокого и мускулистого из них.

- Луисктор, опусти лук, - гневно приказал начальник заставы. Эльф повиновался, выказывая открытое недовольство.

- Идите за Игмарионом.

Идти пришлось около трёх часов, множество заставы, на каждой спрашивали «кто такие?» Поселение было организованно очень аккуратно, дома находились на верхушках деревьев, переходя плавными навесными лестницами.

- Подождите здесь, - эльф проводник указал на площадку, между деревьями.

- Тут очень красиво, как ты могла уехать из такого леса? – мечтательно проговорил маг.

- Иногда приходится выбирать между домом и своим будущим. Я выбрала школу магии.

- Король готов принять вас, - вырос из ниоткуда лесной воитель. – Идёмте.

Путники проходили одну площадку за другой, бесконечные навесные мосты, Мульену казалось, что они ходят кругами, всё выглядело почти единообразно. Чудесные фонари из сплетённых листьев необычным образом нависли над головами двух людей и девушки эльфийки.

Огромная площадка, идеально ровная, трон из переплетшихся ветвей, такой дороже любого даже сделанного из золота. Небо умиротворённо покачивалось над деревьями, звёзды переливались мириадами цветов, стоило только присмотреться. Ветер стих, оставив ощущение рая на земле, хотелось забыться во сне, лечь прямо на пол заснуть и спать, спать, наблюдая за небом. Колышущимися деревьями, перезвоном ярких цветов, что загораются только ночью...

- Добро пожаловать! – прервал мечтания Фараха, властный голос, такой голос может быть только у эльфа, которому довелось командовать многочисленными войсками. На кресле, держа деревянный посох, воссел король. Его седые волосы стекали по плечам похожие на гриву льва. Зелёная мантия огибала поникшие плечи, плечи, когда-то великого воина, сильного мужчины. На голове покоилась красивая корона истинно белого цвета, ярко белого, без малейшего проблеска других оттенков.

- Дочь моя, - Хрольм одной рукой прижал Талу к мощной груди. – Что привело тебя во владения скромного отца твоего?

- Оте... Ваше величество, - поправилась эльфийка. – Мы устали с дороги, просим прощения и позволения отбыть на ужин, ночлег. Дело потерпит до завтрашнего дня.

- Хах-ха, - засмеялся старик. – Дочь народа эльфов нахваталась человеческих слов. Ужин... – похихикал король.

- Прошу прощения... - поклонилась Тала.

- Можете идти, завтра мы увидимся, - прервал Хрольм.

Эльфа гордо поклонилась, развернулась, медленно отдаляясь от деревянного престола. Ужин оказался царский, мяса было не так много, в основном зайчатина, остальное разного вида трава.

- Я не могу это есть, - буркнула Улика, отодвигая мраморную чашку.

- Ладно, девочка возьми вон мясца? – услужливая эльфийка пододвинула блюдо.

- Игния, мы сами справимся, можешь идти.

Девушка удалилась.

- Могла бы быть повежливей девочка, - укорила Тала жемчужноволосую.

- Не надо ссориться, - прервал Мульен. – Пошлите спать пора!

Ночь прошла как одно мгновение, тишина незыблемая. Рассвело также тихо: крестьяне не торопились на работу, торговцы не зазывали народ посмотреть товар, у эльфов своя жизнь совсем не похожая на людскую. Король готов принять с самого утра, так сказала Тала. Как обычно втроём они предстали перед деревянным престолом.

- Начну я, с вашего позволения, - заговорила Талаймури. – Эти люди что пришли со мной...

- Прошу слова! – перебил Фарах.

- Говори же человек! – пробасил король.

- Я, Фарах Мульен. Ваше величество люблю вашу дочь, не могу без неё жить! Прошу у вас, её руки и разрешение выезда за пределы островов.

Хрольм покраснел, глаза полезли из орбит, рука потянулась к сверкающему эфесу громоподобного клинка.

- Как ты смеешь смертный! Ты оскорбляешь меня и мою дочь! Не бывать этому союзу никогда! – король отпустил меч, длань легла на подлокотник.

- Но отец, - попыталась возразить Талаймури.

- Никаких но! Стража уведите мою дочь и заприте в комнате! – руки мага запылали яростным огнём. Глаза подернулись завесой мрака, злости. Никто не смеет трогать мою Талу! Повторял он себе.

- Не надо, - мягко сказала эльфа, положив руку на плечо, Мульен успокоился, но огня не погасил.

- Ты смеешь возразить воле короля? – прогремел Хрольм, вскакивая с трона.

- Отпусти, - нежно взмолилась эльфийка, Фарах нехотя отпустил её руку. Душа рвалась к ней. Разум туманился, сердце рвалось. В центре эльфийского леса у мага нет шансов, противостоять многим сотням лесных воителей, которые всегда славились своими лучниками.

– Не хочу, что бы ты пострадал, - прошептала эльфийка на доступном лишь Мульену уровне. Два эльфа высоких, статных, закованных в броню, увели девушку, держа за плечи.

- При других обстоятельствах, - помедлил король. – Я казнил бы тебя самым жестоким способом! Дочь моя этого мне никогда не простит, ты можешь уйти, вместе со своей спутницей, магик. Как я ненавижу это слово, тьфу, - сплюнул Хрольм.

- За что же? – холодно парировал маг.

- Если бы ты знал, скока лесов выжгли твои собратья! Уходи! Не надейся, что когда-нибудь ещё увидишь мою дочь, она останется в лесу.

Мульен нарочито повернулся спиной королю, зная что правители терпеть не могут этой наглости. Мерным шагом, пошёл прочь, жемчужноволосая заторопилась рядом.

На одной из бесчисленных площадок, маг привёл в действие переносящий камень.

Эндо являлся его целью, опять эти пески, безжалостное солнце, бесконечные пустыни.

- Кто это у нас такая милашка, - улыбнулся Архио, завидев издалека сына с Уликой.

- Это моя ученица, отец.

- Какая красавица, был бы я молодым, женился на тебе девочка.

- Спасибо, - застенчиво улыбнулась Улика.

Они прошли в дом. Отец Фараха, увидев угрюмость сына, не стал тревожить расспросами, девочка осталась на кухоньке, разговаривать со стариком.

Маг не стал медлить, вышел из дома, направился к развалинам замка, где любил бывать раньше. Где они в детстве таком далёком, словно это было в прошлой жизни, бегали здесь с ребятами. Бывшая цитадель «ордена теней», ассасинов, ночных убийц, не знавших пощады в далёкие века. Замок был разрушен простым народом, люди не выдержали жестокой власти убийц. Всё осталось на месте, вот фундамент, заложенный из огромных блоков, разбитые стены из жёлтого камня, точнее то, что от него осталось. Весь долгий день Фарах просидел здесь, мысли в голове перемешались в основном о Тале, о своей судьбе. Время шло, Мульен даже не заметил, когда над пустыней раскинулся мрак, долгожданная прохлада, на самом деле на несколько градусов меньше дневной. За спиной нависла тень, но маг не повернул головы на мягкие шорохи шагов.

- Учитель уже поздно, - прозвучал голос из вне, Фарах очнулся. Жемчужноволосая присела на разрушенную стену.

- Как ты меня нашла?

- Дедушка Архио сказал о месте, где вы раньше любили проводить время.

- Молодец девочка, - Фарах погладил по чудным волосам. – Ты как дочь мне стала, давай будем считать, что оно так и есть?

- Почему? У вас ещё будут свои дети учитель.

- Вряд ли, Талу мне больше не увидеть, а кроме неё я не с кем не хочу заводить каких либо отношений.

- Попробовать выкрасть её? – предложила Улика.

- Нет, у нас нет шансов, тем более в лесу. Там потоки магии эльфов, защитные барьеры, я почувствовал, когда мы шли они специально убрали для нас все ловушки, многие из них я даже не смог бы взломать.

Улика промолчала.

- Согласна быть моей дочерью, как бы глупо это не звучало?

- Да... папа, - последнее слово девочке выдалось с очевидным усилием, ведь отца у неё не было с самого детства.

- Доча, - взволнованно Мульен обнял за плечи почти взрослую девушку, как никак ей уже семнадцать лет.

- Что теперь пап будем делать?

- Осталось ещё одно дело, отправимся в Великий Магистрат, а потом поплывём на остров Аделины.

- А как же Талаймури?

- Нам больше её не увидеть, все знают слово эльфов нерушимо...

... Отец и отныне его дочь решили не идти в коморку к отцу. Перенеслись через густые потоки межреальности прямиком в город магов. Стояла ночь, диск поднялся высоко.

- Все книги, что на шкафу, собирай в сумку, - сказал Фарах, как только они зашли в квартирку, теперь пустующую.

- О это книги по магии? – приоткрыла корку девочка.

- Стой! Не открывай!

- Почему?

- Ты пока мало что об этом знаешь, рано. В книгах записаны многие магические формулы, руны, заклятья в твоём положении начинающей, вредно окунаться вот так в дебри сложных всех этих знаков.

- Хорошо, - по детски оттопырила губу жемчужноволосая.

- Улика, оставайся здесь. Я скоро прийду, пожалуйста, никуда не выходи, если на утро меня не будет. Отправляйся к отцу в Эндо.

Мульен вышел, захватив с собой блистающую маску, ритуальную маску мага.


* * *

Я сидела в небольшой комнатке, чаще в таких содержались слуги и поварихи. А тут дочь самого короля Хрольма. Просидеть пришлось дня два точно, один раз заходил отец:

- Ну что Тала. Доигралась, влюбилась в человека, врага расы перворожденных. Нет, нет, не бойся, он жив, я дал ему уйти.

- Уходи, - в истерике крикнула Я.

- Успокойся доча, - король неодобрительно сдвинул брови. – Я пришёл поговорить, договор должен быть выполнен, ты должна выйти замуж за одного из принцев тёмных эльфов.

Я промолчала.

- Хватит играть в молчанку! – старик треснул по столу.

- Ни о каких принцах не может быть и речи! – холодно выдавила из себя.

- Это мы ещё посмотрим! – Хрольм встал, хлопнул тяжелой дверью.

Такие предупреждения отца не к добру, если он захочет выдать меня за одного из этих тёмных ублюдков, я наложу на себя руки, как есть, но не дамся живой.

В эту ночь было необычно шумно, тут и там раздавались удары, как будто многотонные глыбы падали с гор.

Внезапно дверной замок проскрипел, я забилась в уголок комнатушки.

- Выходи! – позвал необычайно знакомый голос. В темноте не было видно ничего, даже вытянутой руки.

Наши пятки только сверкали, холодный ветер дул в лицо от нескончаемого бега, мы остановились, когда ноги еле передвигались, а в лёгких захрипело.

Только теперь я разглядела своего спутника.

- Дальмен, ты?

- А ты как думала моя красавица, - ответил голос в темноте.

- Не твоя!

- Да ладно я пошутил, хаха-ха, - рассмеялся эльф. – Наша операция по твоему побегу удалась, теперь двинемся в Великий Магистрат.

- Зачем туда?

- Глупый вопрос Тала, твоему Фараху скоро понадобится помощь. Он решил один штурмовать, ну ты в курсе...

- Что же мы медлим, но нам никак не успеть до города за столько короткое время! – в отчаянии выкрикнула я.

- Я думал он нам когда-нибудь пригодиться, - Дальмен извлёк из сумы синий кристалл. – Переносящий камень, я не умею им пользоваться. Надеюсь, ты справишься? Торопись за нами погоня.

Я схватила отблеск клубка, нежно подцепила нить города магов. Вспышка, нас перенесло в межреальность, потоки силы швыряли меня как лёгкую пушинку, отовсюду исходил мягкий голубой свет.

Вот мы стоим у города, я почувствовала, как из носа хлынула кровь, меня вытошнило.

- Да, практики, однако тебе не хватает, а Талаймури, - залихватски подмигнул Остмар.

- Иди ты.. кхр х-х, - кашель захватил лёгкие, около десяти минут, не давая покоя. Слишком много сил потребовал камень.

- Хватит, заканчивай пора идти дева лесов.

- Я так и не поняла, как ты узнал?

- Как, как, очень просто с самого начала следил за вами. Затем увидел Фарах ушёл без тебя и понял в чём дело.

- А побег...?

- Ваши расставили целые сети бесконечных магических ловушек, незнаю кого они так боялись. Кое-что в магии всё-таки смыслю, дак вот взломал все подряд, так бухнуло ты слышала?

- Ага.

- Эльфы двинулись выяснять, в чём дело, я воспользовался паникой и нашёл тебя, всё.

- Где Фарах?

- Незнаю, найдём. Пойдём в вашу квартиру для начала.

В комнатах было темно, книг из шкафов пропали.

- Пойдём, здесь никого нет, - сказала я.

- Стой не слышишь шорох?

- Кто здесь?

- Госпожа Талаймури, - повисла на плечах Улика.

- Девочка, где твой учитель.

- Я не знаю, - злые слёзы потекли по щекам девочки. – Папа сказал, чтоб я ждала его здесь.

- Папа? – я чуть не проглотила язык от удивления.

- Пойдёмте, искать пока он не натворил дел! После объяснитесь! – грубо прорычал Дальмен.


* * *

Мрак, светило ночи, словно насмехаясь, кружит над головой, туман похожий на ядовитый газ поднимается от каменной дороги, город спит. Мелькают блёклые тени, тотчас угасая за очередным поворотом извилистых улочек. Собрание Белого сената закончилось, Магистры возвращались домой.

За тёмным, слизким как лягуша домом притаился человек в тёмной рясе. Лицо скрыто за капюшоном, на руке стальная перчатка с налокотником. Просвечиваются глаза полные страха и одновременно злобы и решимости.

По камням застучали каблучки дамской обуви, наигрывая предсмертную мелодию. Женщина лет сорока в коричневом платье с шалью на плечах, волосы цвета мокрой земли расползлись по плечам как змеи.

Триша, одна из магов Белого сената, обошла дом без подозрений, что её может кто-то поджидать, устремилась в сторону огромного графства Иньол.

Огненный маг выбежал из сквера и ударил мощным заклятьем в спину чародейке, сильный толчок, чудовищной мощи меркнет пред стеной земли вздымающейся на два метра вокруг Тришы.

- Решил атаковать в спину как трус? – усмехнулась женщина, сдвигая тонкие брови. Лицо нападавшего открылось, но кроме серебряной металлической маски не было ничего. Лишь прорези для глаз и сложный узор на правой глазнице.

- Решил брать пример с тебя, как тогда когда ты убила моего учителя! – грозно сказал Фарах.

- А, дак ты знаешь? – сделала шаг вперёд, опуская столбы земли.

- Я всё знаю! Про тебя мерзкая дрянь.

- Хм, по моему мнению, не всё, как ты думаешь, кто убил твою мать?

- Не в курсе, - как можно равнодушнее попытался сказать маг огня.

- Я тебя просвещу, я смотрела, как она мучается. Видела её глаза полные слёз. Она умоляла меня пощадить её, тогда как лужи крови собирались под её ещё живым телом, - колдунья расхохоталась во всю силу.

- Хватит! – руки летят в сложных пасах, срывается волны огненной испепеляющей мощи, вперяются во встречный поток столба земли. Миллионы искр ударяются о почву от низвергаемых потоков мощи двух чародеев.

Триша взбрасывает руки, Фараха бросает, словно плетью по лицу, как мягкую игрушку. Ритуальная маска слетает, ударяется об пол бесполезной железякой.

Лицо Тришы осыпается, кожа покрывается цветом земли, садится самоуверенная ухмылка.

Фарах лежит, опираясь локтями о камни, поднимается.

Магичка атаковала, земляной кулак, пробил красный кокон, отбрасывая Фараха вновь и вновь.

Будто тяжеленный пресс вгоняет парня в грязную мокрую землю, но он ещё держится из последних сил, выбрасывая потоки красного огня, отбивающие пока что самую чудотворную стихию, земли.

Передохнув, Мульен предпринимает попытку атаки, вспомнив простенькие чары, срывающие с ног, та же самая подножка незримой ногой. Женщина с ловкостью белки увёртывается от удара, в то же время, опрокидывая Мульена.

В очередной раз маг поднимается.

Струйки земли устремились в единое место, похожие на воду они собираются в огромное тело голема.

Гигант в два человеческих роста, замер непоколебимо, в конце концов, поднимает руку, сгибает три пальца, мраморные очи распахиваются, рвясь на Мульена всей своей грозностью.

Делает шаг, ещё шаг.

Огненный не стал зря ждать, струйки тёмной силы вперемешку с горящим пеплом, сплетаются словно нити, и вот перед глазами Тришы возник огромный змей чешуйчатоглав, зверь огня, пустые глаза буркалы вглядываются в грязную землю. Змея повинуется воле своего хозяина, так как своей нет, её создатель главное для неё и ничто более.

Горящая чешуя передвигается навстречу коричневому созданию.

Удар, змей содрогается от подобной мощи, тело Мульена пронзает острая боль, выдёргивающая последние силы.

Глыба застывает, живое пламя устремилось к противнику, обвилось вокруг, по лицу мага земли, пробегает нота страданий и боли. Массивная змея сжимает гиганта всё сильней, Триша не удерживает заклинание, оба зверя рассыпаются кучкой песка.


* * *

В небе проскочила яркая вспышка, зарево окружило улицу невдалеке. Тупой удар, грянул как гром.

- А вот и наш Мульен, - в раздумье Дальмен потёр подбородок. – Боюсь, мы опоздали, надо притаиться и ждать. Пока мы ему не нужны, ты чувствуешь, какую силу он тратит.

- Магические потоки приходят в возмущение, чувствую.

- Как же мы будем ждать? Учитель может погибнуть! – Улика схватилась за покрасневшие глаза.

- Хватит девочка, - Остмар прижал к себе людскую девочку. Кто бы мог подумать эльф и человек. Для многих это и сейчас является кощунством. – Что за вода?


* * *

Фарах прижал ладони к лицу трёт обезумевшие глаза, зрение прояснилось. Но всё плывёт, трудно стоять, колдунья не выказывает усталости. Она будто непобедима.

- Устал? Огненный великий маг? – женщина издевается, её глаза впали, волосы по краям покрылись сединой, края глаз проявили маленькие морщинки невидимые доселе.

- Ни сколь, - отдышка продирает лёгкие. – А ты о, Триша?

- Ещё держусь!

- Зачем? Почему сенатор непобедимого Средиземья стала убийцей?

- Они заслужили смерть, оба искали великие силы позволяющие черпать могущество бес помощи бога, коего ты являешься покорным слугой, ей удалось это. В тот вечер я магическим воздействием заставила Тину. Пригласить Жанну на прогулку. Я не могла позволить открыться такому секрету, иначе все чёрные маги обрели поистине великое могущество. Это привело бы к войнам, в результате которых всех белых магов изгнали из этого тварного мира под названием Нурленд.

- Почему ты так уверена?

- Потому что знаю! – в истерике выкрикнула.

- Ты знаешь, я не могу тебя убить. Может сил у меня и хватит, но не хочу погибать сам, потратив все силы, на тебя. Всё-таки трудно противостоять магу, имеющему большой опыт в битвах.

- Да, ты способный ученик своего учителя, признаюсь, твои силы очень удивили меня. Никогда не думала, что молодой парень как ты сможет иметь такие козыри, какие ты только что выкинул. Но что дальше...?

- Незнаю... – плечи опустились под натугой. – Я не могу тебя убить, если бы ты знала, как долго я ждал этого дня. Представлял, готовил план!

- Знаю! Твоё сердце чисто. Я обязана позвать стражу, таков мой долг.

- Делай, что считаешь нужным, - сокрушённо прошептал.

- Уходи, ты успеешь! Я много совершила ошибок за свои триста лет, не удивляйся да-да, триста. Скоро ты тоже научишься растягивать жизнь. Так делают все маги знакомые мне. Наши дни хоть и продлены, всё равно мы рано или поздно угаснем, словно померкнувшие звёзды.

- Мне не уйти одному...

- Я советую тебе найти Скрина, он ответит на все твои вопросы. Если ты окажешься достойным. Теперь уходи пока есть время, тебя ждёт долгая жизнь, а я скоро уйду, я устала от всего. От самой жизни, многие маги говорят смерть не такая мучительная, за нашим миром скрывается не менее поразительная вселенная. Нет таких мучений как здесь, зачем же пробиваться через каменную плиту, если можно обойти её сбоку. Уходи, пока есть время...

Маг огня, хромающими движениями медленно удалялся. Застывшая женщина, окружалась целой свитой стражников, подбегающие удивлённо крутили головами.

Холодный ветер продирал до костей, ливень отчаянно ударял по плащу. Последние кварталы остались за плечами, одиноко взирая на происходящую картину.

Фарах упал, обессилевшие ноги не способны держать владельца. Под плечи подхватывают две пары рук, его несли Дальмен и Талаймури, его любимая, как же она сбежала, рядом плетётся Улика, таща два огромных рюкзака.

- Почему? – пересохшие губы раскрываются с болью.

- Почему что? Почему я здесь? Да потому что не могу бросить тебя на погибель, ты единственный кто у меня есть. Я люблю тебя, несмотря ни на что и всегда хочу быть рядом.

- Не нагружайте девочку, Дальмен забери хотя бы одну сумку.

Эльф послушно перехватил тяжёлую котомку, жемчужноволосая маленько распрямилась, улыбаясь учителю, залихватски подмигнула.

Сознание вырвалось, кругом замелькали тени, а затем пропали и они.

За спиной осталась лишь пустошь, пустыня. Более ничего не связывало мага с этой землёй, кроме отца, большой и сильной империи по сути своей не существовало. Магов ждал раскол, один из них далеко не последний устроил покушение на сенаторов, даже из магистров имелось много недовольных властью Белых. Империя рассыплется в скором времени без твёрдой руки правителя. Лишь три фигурки, мерно шагающие рядом, отдавали всю свою любовь и труды, чтобы спасти его, Фараха, одного из последних магов огня. Впереди эти земли ждёт война так, что нечего больше её жалеть. Четверым путникам предстоит новая дорога...

...Глаза раскрылись, полыхнуло яркое солнце, вокруг лес, такого леса Мульен не видел ни разу. Деревья размером с гору, стволы в несколько обхватов, не далеко искрится вода, огромного озера, окружённого мягким золотым песочком.

- Где мы? – спросил сам у себя.

- Преддверие империи Нилс, - властный голос, за спиной, гордо вскинув подбородок и расправив плечи, на ветви сидел эльф в тёмной одежде. Дальмен всмотрелся в бескрайние просторы озёра, деревья чувствовали родственную душу, стараясь погладить брата эльфа ветвями. Около костра Талочка, Улика старательно вычищала котелок, на берегу.

- Осторожно там, смотри, чтоб никакой зверь не подплыл, - крикнул охрипшим голосом маг. - Почему сюда, именно в эти земли? – спросил Мульен, чувствуя пребывание сил.

- Больше некуда, Рулъевард поможет нас скрываться первое время, купим судно. Нам здесь делать нечего, за тобой, кстати, скоро отправится погоня, из-за необдуманных поступков. После того как опомнятся, все острова поднимут на уши. Посмотрите, ученик Высшей школы магии, попытался убить члена Белого сената. Тебя не оставят в покое пока не найдут, - рассуждала Талаймури.

- Значит, так тому и быть...

- Нет! Ты ещё нужен, своему сыну! – гордо высказала Тала, острые ушки придавали гордости, девушка приняла статную позу достойную королевской особы, которой юная эльфийка являлась.

- Что? – все трое выкрикнули хором, случилось небывалое до сих времён.

- Я, беременна...


* * *

- И всё? – удивлённо посмотрела на меня Салина.

- Пока да.

- Джозеф! Но что же с ними стало после? Я хочу знать, ответь!

- Я не знаю, - обнял жену, - не знаю...

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 29.03.2013 в 21:26
Прочитано 812 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!