Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Сила воды

Рассказ в жанре Фантастика
Добавить в избранное

Часть первая: Начало

21.06.2013г.

Меня разбудил грохот фрамуги.

Сильный ветер своими порывами распахнул незапертое окно на лоджии и пытался ворваться в квартиру.

Пятнадцатый этаж, тут, всегда достаточно ветрено и сам дом своей формой, создавал условия для образования сильных порывов, так как состоял из двух секций примыкающих друг к другу, напоминая по форме раскрытую книгу.

Я посмотрел на будильник. Два часа пятнадцать минут, до рассвета ещё как минимум три часа. Привычный такт его механизма действовал, как хороший гипнотизёр, пытающийся ввести вас в состояния транса.

Пришлось пересилить себя встать и идти с полузакрытыми глазами, иначе этот ветер обещал сорвать с петель открывшуюся ставню застеклённой лоджии.

В полудрёме, добравшись наконец-то до неё преодолевая сопротивление ветра, смог таки закрыть, хотя пришлось приложить немало усилий.

На улице бушевал настоящий ураган и в кромешной темноте можно было различить летающие куски картона и других бумажных обрывков.

-Стоп?

-Почему так темно? - возникли в голове первые зачатки мыслей, разгоняя остатки сладких объятий Морфея.

Дом стоял примыкая боком к проспекту, который постоянно освещался множеством гирлянд лампочек, протянутых вдоль осветительных фонарей, создавая иллюзию взлётно- посадочной полосы аэродрома.

Сейчас-же, невидно никакого намёка на свет.

Только тьма и силуэты летающего мусора.


Раньше были отключения электричества, не только микрорайонами, но и целиком во всём городе. Однако были видны огни других, ближайших соседних, расположившихся по кольцу вокруг Москвы.

Сейчас же везде была непроглядная темнота.

Может из-за сильного штормового ветра и поднятой пыли возникло предположение в моей голове.

Надо пойти набрать воды.

После такого отключения, насосы не скоро накачают давления.

На ощупь, добравшись до цели, я заткнул слив пробкой и открыл кран.

Вода тонкой струйкой побежала, шумя по стенкам ванны.

На кухне стаяла синяя эмалированная кастрюля, литров на тридцать, в неё мы запасали фильтрованную воду и использовали для приготовления еды.

К крановой уже давно все потеряли доверия, используя фильтры для очистки.

Вода журчала еле-еле, что означало в трубах её осталось совсем мало, благо над нами был ещё этаж, с которого и сливалась сейчас вода.

Вид из окна кухни ничем не отличался от того, что я видел с лоджии.

Ветер кружил только мусор.

В голове пронеслись прежние образы ночного города, в которых чётко выделялись фары мелькающих ночью машин. Я стал вглядываться вниз через бушующую природу и не видел не одного даже отблеска света. Хотя между кусками кружившего в вихре мусора мне всё же виделись, стоящие на дороге силуэты автомобилей. Или же это была, просто игра моего воображения.

Вода начала переливаться через край кастрюли. Отвлекая от лицезрения стихии.

Отлив немного, я с трудом достал её из раковины и поставил на стиральную машину. Подставил под струйку чайник, пока он набирался, достал из стола две пустые трёхлитровые банки. Только они не понадобились. Не налив и половины, вода закончилась.

Взял со стола пачку сигарет вытащил одну, понюхал, а вот и зажигалка. Старая привычка снова одерживала верх. Попытался прикурить. Щелчок раздался, но искры из пьезо-элемента не последовало, только шипение газа.

Повторил ещё и ещё, результат один, щелчок и шипение, не малейшей искорки. Странно, обычно в них, быстрее, заканчивается газ, чем перестаёт работать пьеза.

Став на стул шарил на антресолях кухонного гарнитура. Там, в куче всякого ненужного хлама, обычно лежало несколько свечей да коробка спичек. Как раз на такие случаи отключения электричества. Стоя на стуле, я шарил рукой, пытаясь их нащупать, вот что-то друг об друга звонко стукнулось.

Похоже на ненужные фарфоровые самовары, которые нам дарили родственники из Тулы, и они вечно пылились, так ни разу не исполнив своё истинное предназначение, однако их постоянно приходилось отмывать при каждой генеральной уборке.

-Ты чем там грохаешь? - раздался приглушенный голос моей жены.

-Детей разбудишь!

-Свет отключили! - вот воду и набираю!

-Поняла!- только потише, не громыхай.

-Хорошо! - ответил я.

Уже нащупав долгожданный коробок среди восковых свечей. Слез и тихонько задвинул его под стол , чиркнул спичкой. Результат, заставил меня окончательно проснуться. Я чиркал и не переставая доставая одну спичку за другой, это уже вызывало самый настоящий страх. Не последовало даже маленькой искорки.

-Чёрт, чёрт! - что за хрень! - вырвалось у меня достаточно громко. Легкий холодок страха мурашками пробежал по моему телу.

-Что там ещё у тебя? - послышался уже раздражённый её возглас.

-Ни спички, ни зажигалка не загораются!

-Может, дашь всё-таки, всем поспать, а? - уже не шёпотом произнесла она.

-Нет, ты иди сама лучше посмотри, что-то неладное творится!- уже с дрожью в голосе произнёс я.

-Чертовщина одна кругом!

-Да и на улице, погода как в аду!

Только толщина бетонных стен, придавала толику уверенности.

На улице внизу, послышался звон разбившегося стекла.

Шаркая тапочками в кухню заходила жена. Мы прожили вместе, уже двадцать лет, а её тело даже после рождения двух детей, ничуть не потеряло в стройности, Господи я до сих пор её любил. Хотя свои девяносто кг при росте метр восемьдесят пять, уже разменял на нынешние сто десять. Мне пришлось подвинуться в сторону, прижавшись к кухонному столу, пропуская её к окну.

Снизу снова повторился звон, в темноте были слышны крики людей.

-Наверно супермаркет грабят! - зевнув, сказала она.

Рядом с домом располагался круглосуточный сетевой магазин.

-Ты смотри сюда! - чиркая спичками пытался что-то ей доказать.

-И зажигалка не работает!

-Да отсырело, наверное, вот и не загорается!

-Какой отсырело! - в июне ни одного дождя не было!- не унимался я.

-Да хоть какая-то искра, от спичек должна была проскочить.

-Я же чувствую сера твёрдая, не сырая.

-Нет, что-то здесь не так..

-Да уймись ты!- спать пошли.

-Вон смотри ! - показал пальцем я , там во мраке висели настенные часы.

Глаза уже достаточно привыкли к темноте и стрелки хорошо были видели , они показывали без пятнадцати два. Секундная тоже стояла на месте.

-Ну и что? - наверно батарейки сели.

Мои нервы уже не выдерживали. Её спокойствие меня раздражало. Внизу опять кто-то кричал.

-Подожди!- снова обратил её внимание на себя.

-Вчера вечером ты из кладовки доставала мне сланцы и светила там фонарём.

Так?

-Ну?

-Куда ты его положила?

-В коридоре в тумбочку, где и брала.

-Вот если и он не будет работать, ты хоть тогда мне поверишь?

-Ой!-поди батарейки оттуда уже вынул? - задорная улыбка играла на её лице

-Блин, да зачем мне это? – не выдержав вскрикнул я.

-Тише! - дети спят! - снова завила она свою пластинку приложив палец к губам.

Но в коридор всё же пошла.

Я стоял на месте и ждал появления луча с маленькой надеждой, хотя был на сто процентов уверен, что этого не произойдёт. Вот, зашуршал, выдвигаясь по деревянным полозьям, ящик, послышался шум перекатывающихся в нём предметов. Потом тишина, при которой я отчётливо услышал биение своего сердца. А щелчок кнопки фонаря, следом другой, развеял мои последние надежды.Так как канун нового года две тысячи тринадцатого, было насыщен разными сценариями, конца света. И именно такой был объявлен неким ламой из Тибета. Только смена магнитных полюсов могла привести к подобным последствиям. Это объясняло отсутствие электричества , но вот отсутствие горения…

Хотя... Именно магнитное поле земли могло позволять материи достигать тех реакций, при которых происходило воспламенение. Как, например, создаваемое катушками Тесло электро-магнитное поле, зажигала обычную лампочку накаливания прям в руке.

Я бросился к кухонной аптечки, взял дрожащими руками пузырёк марганцовки насыпал на стол. Ещё немного покопавшись в ней, что в полумраке было не просто сделать, нашёл то что искал. Это был обычный глицерин. Стандартное содержание старых аптечек, но не все знали, какой эффект вместе могут произвести они. В новых же, марганцовка отсутствовала, из-за чего, я как-то не задумывался. Хотя, может быть именно поэтому. Я вылил несколько капель на марганцовку. Но реакции, не последовало. Сколько раз в детстве мальчишками, мы пользовался этим приёмом, это было весило и восхитительно одновременно. Насыпав горку на дощечку, капнув сверху несколько капель глицерина, мы с восхищением смотрели и ждали чуда. Сначала появлялся небольшой дымок, потом из кучки как из жерла вулкана выскакивал искры затем огонёк, разгоравшийся всё больше, коптивший крупными чёрными хлопьями. Сейчас же ничего не происходило. Я высыпал на стол остаток из пузырька и налил сверху изрядную порцию глицерина. Эффекта не было - Точнее сказать, его было мало, для воспламенения. Температура, явно не поднималась выше пятидесяти-семидесяти градусов.

-И что это? - Жена с удивлением смотрела на мои манипуляции.

Она не понимала, на какой грани жизни мы сейчас все находимся. Мысли в голове наслаивались одна на другую. Что делать?


- Значит так! Слушай меня внимательно и запоминай! Помнишь, что написано в Библии? - попытался я достучаться до её верующего сознания. - «Когда священный огонь в канун пасхи не возгорится, это возвестит о начале конца».

- Не спорь и молчи, если хочешь жить! - она хлопала глазами и ничего не могла произнести.

- Воду всю что я набрал, надо перелить в ёмкости с крышками, для чего объясню позже, по возможности, края кастрюль проложить целлофановыми пакетами и сверху придави грузом – книжками например. Дальше! Слить оставшуюся горячею воду, с ней сделать тоже самое, что и с холодной.

Она хотела что-то произнести, но я не дал, закрыв её рот рукой.

- Буди Леху!

Сам, бросился на лоджию, одевая на ходу майку и штаны. Там в большой клетчатой сумке лежали упакованные зимние вещи и обувь. Вытряхнув из неё всё, нашел наши с ним шмотки. Куртку свою натянул, сразу же сложив сумку, засунул в карман. Обул ботинки, открыл шкаф с инструментами, достал монтировку и верёвку, взял в охапку Лехины, выбежал в коридор. Там собралось уже всё моё семейство, жена, сын и дочь. Я бросил ему под ноги вещи.

- Бать? – Хотел видимо, что-то спросить он.

- Одевайся! - уже чуть ли не на крик сорвался я.

Зная мой вспыльчивый характер, больше вопросов не последовало.


Моё воспитание кто-то назовёт жестким, но я не привык нянькаться с детьми, ремень частенько оставлял следы на его мягком месте, вплоть до совершеннолетия. И результат был налицо. К спорту я приучал его с детства.

Сначала в шесть лет записал его в секцию каратэ, где он занимался почти два года, а когда переехали в Подмосковье отдал его в бокс, куда он ходил и по сей день. Поступил в Институт, пройдя по конкурсу на бюджет, и заканчивал второй курс практически без четвёрок.


Пока спускались по лестнице, я коротко объяснил ему ситуацию. Конечно же, он не мог так сразу это принять, но зная мой характер, не задавал больше вопросов. Не дойдя до второго этажа, мы почувствовали, что дверь в подъезд конечно же распахнута. Пыль клубилась так, что на вытянутую руку ничего не было видно, а на зубах скрежетал песок. Я снял с себя майку, натянув куртку на голое тело, и обвязал ею лицо. Сын без подсказки, сделал, точно так же.

На ощупь спустились к двери, электрические замки подъездов не работали, порыв ветра раз за разом, пытался её оторвать. И частично это уже получалась, доводчик не держал, и был вырван из гнезда, предоставив двери полную свободу. Только петли ещё сопротивлялись натужно поскрипывая при каждом рывке. Видимость была практически нулевая. Обвязавшись верёвкой в связку, мы двинулись вдоль стены дома, прикрывая голову руками.

Мусор, кружившийся в воздухе, в месте, с мелким гравием и песком, пытался содрать с нас кожу. Вот тут я пожалел, что не взял нам шапки, но возвращаться, было уже поздно. В полукилометре от нас, среди домов, стоял двухэтажный торговый центр, где на первом этаже находился магазин «Рыбалка и Охота» это и было нашей целью. Нам не нужны были ружья и винтовки, сейчас их можно использовать только как хорошую дубину.

Так как с отсутствием воспламенения патроны становились просто ненужным хламом. Нашей целью были арбалеты и луки со стрелами. Оружие в данный момент было нашей главной целью.

Может Вы скажите, что сейчас важней был сбор воды и пищи, но, поверьте, это ошибка. Те кто этим не успеют запастись, а именно одиночки, позже собьются в банды, которым без оружия будет нечего противопоставить и Вы с лёгкостью лишитесь всего того, чем смогли запастись. И это самый благоприятный сценарий. Всё может обернуться намного хуже, где на ваших глазах буду издеваться над вашими близкими, а Вы от безысходности лишитесь рассудка.


Самым тяжёлым было перейти через проспект, так как на открытом пространстве ветер был особенно сильный. Нам встретилось на пути две машины абсолютно пустые. Прячась за ними, но всё же пару раз упав, сбитые с ног порывами, мы добрались до противоположной стороны. Там продвигаться было легче, и возле стен не летали крупные части этого мусорного вихря.

Пока мы шли, если это можно было так назвать, на пути нам не встретилось ни одной живой души. Однако в домах на первых этажах стёкла разбивались довольно часто, слышались возгласы испуганных жильцов, короткие обрывки фраз, части которых стирались завыванием ветра или звоном вновь разбившегося стекла.

Но вот, перебегая от дома к дому, мы добрались всё же, до намеченной цели.

Первый этаж этого небольшого торгового центра, совершенно не имел окон.

Входы павильонов, были закрыты металлическими роль-ставнями, за которыми находились обычные пластиковые двери. Я, не раздумывая, начал выламывать монтировкой навесной замок. Мне пришлось изрядно повозиться, прежде чем я его скрутил, разорвав проушины, в которые он был вставлен. Дальше, проще, пластиковая дверь легко поддалась, под напором монтировки. Естественно никакая сигнализация не сработала.

Сын закрыл за собой дверь, подперев её чем-то, что попалось первым под руку, и мы наконец-то оказались отрезанными, от этого безумства, что творилось на улице.

Я снял майку с лица и, вытряхнув, засунул за пазуху.

- Бать, а ты уверен? – послышался приглушённый шёпот сына.

- В чём? - не понял я.

- Ну конец света, это как-то странно, помнишь, как мы все дружно ржали когда двадцать первого декабря ничего не произошло.

- Странно это не то слово, - сейчас всё взаправду, поверь мне и не задавай лишних вопросов.

Мы медленно продвигались, по коридорам. Проход налево, там оружие, в памяти всплывало расположение. Я несколько раз заходил в этот магазин, даже купил себе зимние термо-носки.

- Точно! - луки и арбалеты были в секции рыбалки рядом с подводными ружьями.

- А как же Элен? – вновь начал разговор сын.

Элен - это его девушка и хоть встречались они всего полгода, но чувства были, и он не мог сейчас о ней не думать.

- Ну что Элен? – сходим и за ней, всему своё время.

Хотя уже в тот момент, я сильно сомневался в этом. Я достал и развернул сумку, два лука с колчанами висели на стене.

- Лешь! – позвал я, сходи в охотничий отдел, возьми там пару пневматического оружия да боеприпасов к ним.

Его тут же, как сдуло. Он к травматическому оружию с детства неровно дышал. Помню, как лет в пятнадцать, притащил домой один сломанный, видимо выменял на что-то. И потом долго пытался сам его починить хоть и безуспешно так и валяется в ящике с инструментами в разобранном виде, но всё же какое-то представление о них имел.

Я снял со стены ещё два арбалета, а поиски стрел для них заняли ещё какое-то время, заодно бросил в сумку попавшиеся под руку рыболовные снасти. Гарпунное ружьё, висевшие на стене, то же привлекло моё внимание и оказалось там, где и всё остальное.

Вернулся сын из оружейной секции и что-то с металлическим лязгом, последовало следом за всем, что мы набрали. Я попробовал сумку на вес, она была достаточно тяжёлая, а части от луков торчали, не давая застегнуть молнию. Они были громоздкие, и мне пришлось их доставать, и одевать на себя. На улице ничего не менялось, всё так же бушевал ветер, и по-прежнему было темно. Хотя относительно моего внутреннего времени, сейчас должно быть уже светло, как-никак, самая короткая ночь.

Возвращались мы той же дорогой, что и шли сюда. Ко всему прочему, что мешало нам, добавилась новая переменная. Я чувствовал дрожь земли, а уж когда мы подходили к нашему дому, к вибрациям присоединился ещё и рёв, доносившийся откуда-то с юга. Он был не равномерный, и больше всего это было похоже на звук трубы или даже нескольких труб и горнов. Нарастающих с неумолимой неотвратимостью.

Затащив сумку в подъезд, я почувствовал, толчок в плечо, и обернулся. В полумраке Лёша показывал на выход и что-то повторял.

- Элен!,- Элен! – Донеслось до меня.

Я только покачал головой в ответ, идти туда сейчас, было полным безумием.

Мы несколько секунд смотрели друг другу в глаза, и понимали, что возможно это в последний раз. Мужчина вырос и сделал свой выбор. Через секунду он растворился в чреве беснующейся природы. Мне ничего не оставалось, как взвалить на себя сумку, и идти к намеченной цели.

На десятом этаже рёв настолько усилился, что я даже попытался заткнуть себе уши, бросив сумку ползал на корточках, ища хоть, что ни будь, чем можно было это сделать. Но не находил. Вот в таком положении я был застигнут первым ударом, швырнувшим меня на стену. Кругом сыпалась штукатурка и куски отколовшегося бетона, я нащупал рукой сумку и полз в верх по ступенькам. Ползти было удобнее, я потерял луки висевшие у меня на груди.Которые сковывали мои движения постоянно цепляясь за металлическую обрешетку перил. Последовало ещё несколько ударов, некоторые были даже сильнее первого, только к осколкам бетона и штукатурки прибавились брызги, окатив меня с ног до головы водой.

Во рту было горько и солёно не то от воды, а может и от проступившей на губах крови. Силы покидали меня, но я всё полз и полз. Ужасно хотелось пить, в глазах появились фиолетовые круги, и всё провалилось во мрак.

Сознание медленно возвращалось в моё тело, я лежал на площадке, рядом лежала сумка, ступенькой ниже была вода, правда уже не поднимающаяся выше..

Пить, первая мысль посетившая меня. В этот момент я не думал откуда она взялась,жажда затмила мой рассудок.

Я подполз и окунул голову, жадно глотнул. Жуткая боль и спазмы желудка пронзили меня одновременно. Руки разогнулись сами собой, откинув меня назад, меня рвало…

Солёная морская вода разъедала мне лицо, на котором и так не оставалось живого места.

Оно всё было посечено осколками бетона, губы были распухшие, и все потрескавшиеся, соль вызывала жуткую жгущую боль, проникая в раны, приступы рвоты выворачивали меня наизнанку. Отец сегодня домой не пришёл ночевать, это был не первый раз, и я спокойно легла спать.

Ночью меня разбудило, разбившееся на кухне стекло, творившееся на улице, заставило моё сердце сжаться в комочек, и единственным желанием было, чтобы они пришли.

Полгода назад она встретила его.

Лёша, этот парень перевернул её мир с ног на голову. Раскрасив в разноцветные краски. Он был высокий и сильный, и красивый, его ухаживания сначала отталкивали своей дерзостью. Хотя я уже тогда понимала, что ни за что его не отдам. Эти шесть месяцев пронеслись как один день, мы всегда были вместе и нас не интересовало что происходит вокруг.

Отец сначала относился к нему с опаской, пытаясь первое время нас ограничивать. Но позже всё же смирился.

И вот в эту ночь я одна. Ветер, врывающийся в окно, настолько напугал меня, что ища спасения, залезла под письменный стол. Там, обхватив колени руками и накрывшись пледом, я просила Бога об одном. Чтобы они пришли, пришли и забрали меня из этой чудовищной ночи. Слёзы ручьями текли из глаз. Сколько времени прошло я не знаю, для меня эта была вечность, и только всё усиливающийся вой в какой-то момент, заставил меня вылезти из-под стола, и броситься к входной двери, распахнув её. Я не верила своим глазам. Там по коридору навстречу мне бежал он, или это был мираж, сознание помутилось, не выдержав эмоциональных перегрузок.


Он бежал, не замечая вокруг себя беснующейся стихии. Ничто не могло сейчас его остановить, а ураган, бушевавший вокруг, только подхлёстывал, впрыскивая в кровь очередную порцию адреналина. Элен, единственное, что его тревожило.

Если отец прав, а происходившее вокруг только подтверждало его слова. И приближающийся вой - это море, несущееся нам навстречу. Так как со смещением полюсов, сместится и ось вращения земли, и материки, подныривая под оставшуюся на прежнем вращении воду, несли на себе города к неизбежному столкновению.

- Нет! Разлука с ней сейчас! - когда я только нашёл, то к чему стремился всю жизнь!

Её образ снова возник в сознании. Это милое, родное лицо, с огромными голубыми глазами, голос, запах её длинных волос. Нет! - я не хочу всё потерять.

- Я люблю её!

Она жила всего в нескольких домах от нас, переехав с отцом из окраин Молдавии, заканчивала ту же школу, что и я. Осталось совсем чуть-чуть, вот он угол её дома второй подъезде, четвёртый этаж. Дверь её квартиры распахнулась на пороге стояла она. Схватив её в охапку, я развернулся и побежал в сторону лестничной клетки. Пятый, шестой этаж, ноги начало сводить от нехватки кислорода в мышцах. Ничего-ничего, и не такие нагрузки переносили. Вспомнился спортивный лагерь в Кучугурах, куда мы ездили каждый год летом от секции бокса. Там кроссы по песчаным барханам были включены в ежедневные тренировки. И точно так же, как и сейчас, постоянно происходила внутренняя борьба, открывая первое дыхание, затем второе, третье, и только самые упёртые добегали до финиша. Всё это лишь борьба с самим собой. Седьмой, восьмой этаж, удар я в полёте пытаюсь перевернуться на спину, чтобы не упасть на Элен. Вскакиваю, хватаю её, ещё один пролёт и снова удар. Весь дом ходит ходуном, удары следуют один за другим. Вокруг всё сыпется, бетон, лопаясь, обстреливает кусками, как бритвами, рассекая открытые участки кожи. Я снова подхватываю её безвольное тело, похоже, она без сознания. Снова удар, падаю на колени, поднимаюсь, ещё один пролёт.

Снизу настигающий бурлящий поток воды, невесомость.

Я гребу из последних сил, держа одной рукой Элен, упираюсь головой во что-то, наверно лестница , влево стена, отталкиваюсь ногами, вправо и вверх.

Наконец воздух. Вода ещё бурлит, но уже не поднимается. Вталкиваю Элен на площадку. Дом продолжает вздрагивать от постоянных столкновений с чем-то, что несёт в себе эта безудержная стихия с ласковым названием «Вода»


Всё тело горит, из последних сил я ползу к Элен. Она не дышит. Встаю на одно колено, переваливаю её через другое, рукой пытаюсь приоткрыть рот.

Первый спазм выталкивает добрую порцию воды.

Слава Богу она жива.


Я заглянул вверх на следующую лестничную площадку. Там на стене просматривалась цифра пятнадцать. Значит, вода на половину затопила четырнадцатый этаж...

К трупу даже не подползал и так было ясно, что в время моего бессознательного состояния времени прошло достаточно, так как шум воды значительно снизился, хотя удары уже не столь мощные, всё же изредка повторялись.

Попытался встать, ноги тряслись, но всё же кое как я затащил сумку на следующую площадку.

В коридорах открылось несколько дверей и лица испуганных соседей сопровождали меня до квартиры. Дверь долго никто не открывал, она была железная, и выламывать её было бесполезно. Только через какое-то время я услышал голос жены сообщившей, что дверь заклинило.

Попросил соседа, который выглядывал в коридор. Вместе, не без помощи монтировки, сантиметр за сантиметром, выколупнули её наконец из гнезда, и я вошёл домой.

Жена протянула мне бутылку с водой, ничего не спрашивая, только слёзы лились по её щекам.

Немного погасив жажду, я закрутил крышку.

Дочь Сидела на корточках возле комнаты и тоже плакала.

- Лёха ! – за Элен побежал! - далеко она от нас живёт?

- Да не очень, всего в двух-трёх домах от нашего – ответила жена.

- Малый не дурак, значить жить будет – утвердительно произнёс я.

Разрядить обстановку было сейчас самое время.

В квартире творилось, что то невообразимое всё кругом было разбросано, и валялась кучами, шкафы не падали лишь оперившись о противоположные стены. Всё что они содержали в данный момент, было на полу.

- Что там на улице творится – обратился к жене я.

- Иди, глянь, сам глянь! – через слёзы выдавила она.

Пробираясь к лоджии мне пришлось преодолеть не мало препятствий, окна все были разбиты и морской бриз гулял по квартире. Вид прояснившегося бытия, представший перед моим взглядом пугал и восхищал одновременно.

Расчистившееся небо, звёздами и луной осветило открывшееся моему взору пост-апокалиптическую картину мира.

Всё пространство ниже пятнадцатого этажа было затоплено водой, да и не все высотки выдержали напора и ударов. Даже наше здание, расположившиеся с юга на север, частично было разрушено. Её первая секция до половины обвалилась, приняв на себя весь не только первый удар, но и последующую бомбардировку мощными частями, несущимися в нутре этой стихии.

Одно-подъездных же высоток не было видно и вовсе. Даже тридцати пяти этажный небоскрёб, в основе которого был пятиэтажный торговый центр,

приняв удары на уровне тринадцатого, четырнадцатого этажа подломился как свечка, завалившись набок.

Короче, ближайших уцелевших домов можно было пересчесть по пальцам.

Течение всё же было достаточно бурным, так как в центре нашего дома-книжки образовалась воронка, засасывая всё, что плыло мимо в этом хаосе тёмных вод.


Пока я стоял в размышлениях, заметил, что луна не поднявшись и до середины небесного купола устремилась вновь вниз.

Да…. теперь это был совершенно другой мир, новый и насыщенный борьбой и с природой, и с самим собой.


- Элен, Элен…

Её глаза открылись, и блуждающий взгляд остановился на моём лице.

Спазмы ещё продолжали выжимать желудок Элен, но он уже и так был совершенно пуст.

- Лёша…..! Что случилось….? – через силу и с перерывами на очередной спазм произнесла она.

- Это уже неважно. Слава Богу, что ты жива!

Вой безумной стихии постепенно удалялся, снижая децибелы с той же скоростью с которой раньше нарастал.

- А отец?

Я отвернул взгляд.

Сказать сейчас о том, что самый близкий ей человек на земле, скорее всего не выжил…

Молчание затянулась, и она уткнулась, рыдая в мою насквозь пропитанную солёной водой куртку. Мне ничего не оставалась как прижать её к себе, создав хоть какой-то уют этому милому и нежному созданию.

Дом уже практически не сотрясали удары. Вода уносила прочь своё беспощадное оружие, с которым человечество было не готово бороться.

Миллионы ежесекундно гибли, оставляя единицы, обречённые на медленное и мучительное вымирание.

Сейчас важной задачей было найти воды, но как бросить Элен одну сейчас. Она плачет, прижавшись ко мне.

Я встал, снова поднял её на руки и, преодолевая боль в ноющем от обезвоживания теле, понёс её вверх. Коридор пятнадцатого этажа, двери все закрыты. Стучу, прошу о помощи, никто не открывает. Поднимаюсь выше на этаж, результат тот же.

Сил больше нет сажусь на бетон, прижавшись к стене спиной.

Элен плачет не останавливаясь, у неё истерика. Детский, ещё неокрепший разум не выдерживает происходящего.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 27.06.2013 в 11:53
Прочитано 541 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!