Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Девушки-убийцы

Добавить в избранное

Девушки-убийцы

Джулиан


Глава первая

Кап-кап-кап….

Кто-то тихо ругнулся в коридоре, уронив что-то железное, я развернулась на стуле и глянула на замок, что со щелчком отворился, и дверь медленно раскрылась. Передо мной вырисовался высокий брюнет с голубыми глазами в чёрном костюме, в руке он покачивал ключи, а глазах играли весёлые нотки:

- Дубликат…

- Где ты его взял? – я изумлённо глянула на копию моих ключей, что всё последнее время лежали в кармане куртки.

- Алоисия отдала, - он хищно улыбнулся, облокотившись на косяк двери, - теперь ты моя.

Он продолжал улыбаться, не смотря на то, что моё лицо выражало только боль и мучения. Это Фредж мой наставник… ну, не то чтобы наставник… Нас шестеро: я, Алоисия, Фрици, Эстель, Флорет и Реин. Все мы попали сюда не по собственному желанию, я не знаю, что случилось с остальными, но я до того как пола в корпорацию «Амбер», жила на севере Италии со своими родными, пока:… Это единственное, что я не помню, я не помню, что случилось, как среди тьмы передо мной появился образ Фреджа, он перевёз меня в другую страну, я не знаю в какую, там мне вложили идеальное знание языка этой страны в моё сознание и теперь я здесь. В корпорации я уже три недели, из-за постоянных тренировок, занятий я совсем устала и именно поэтому заперлась у себя в комнате, только чтобы Фредж меня не достал, но моё одиночество длилось всего три часа. Ах, так я же вам не рассказала, чем занимается эта корпорация «Амбер»! Всё очень просто, я и остальные девушки – киллеры. У правительства есть нежеланный конкурент, мы уже тут, пиф-пах, и соперник уже на небесах. Появление какой-нибудь террористической шайки, мы уже здесь. Никто не выживет! Нам девчонкам с оружием всего по пятнадцать лет, самая старшая из нас это Реин – ей семнадцать.

- И что? На стрельбу, или ты меня изобьёшь? – спросила я, и с лица мужчины улыбку, словно ветром сдуло.

- Пойдём, - проговорил он, сверкнув глазами, - все остальные заждались.

- А дубликат?

- Я, пожалуй, оставлю его себе.

Я, прижав наушники покрепче к ушам, взяла тяжёлый пистолет и, зарядив магазин, прицелилась. Меня на какую-то секунду отвлёк выстрел поблизости, рядом с Эстель уже стоял её наставник и поправлял локоть, что-то ей, объясняя, но я не слышала. Вдруг к моему плечу прикоснулась чья-то тёплая рука, испуганно дёрнувшись, я глянула на Фреджа, что с вопросом приподнял брови. Я просто кивнула и, прицелившись, выстрелила, снова выстрел. Я пыталась попасть в десятку, но отдача дёргала руку. Когда патроны кончились, я смело сняла наушники и глянула на результаты. Первая патрона, как стало мне известно, вообще пролетела мимо мишени, а самый мой лучший выстрел попал в семёрку. Я с горечью в глазах глянула на Фреджа, но тот лишь вздохнул и опустил голову, заметив это, к нему подошёл наставник Эстель:

- Что случилось? Твоя совсем бездарище? – он презренно меня осмотрел.

- Мы так и не сдвинулись с мёртвой точки, - устало вздохнул мой наставник, - она в первый день занятий стреляла лучше.

- Слышишь, Джулиан, - мужчина косо на меня глянул, - ты не готова!

- Да, - кивнула я.

- Да что?! – передразнил мужчина. – Да слышишь, или да не готова?

- Вибек, - Фредж поднял глаза, - не трогай её, мы успеем подготовиться.

- Осталась неделя! – рычал наставник. – Неужели ты успеешь сделать из бревна принцессу!?

- Заткнись! – прорычал Фредж пытаясь ухватить обидчика, но в ту же минуту к нам подошёл Фридрих, главный в нашей части.

- Что здесь происходит? – невозмутимым тоном поинтересовался он, пусть его глаз не было видно под очками, но я уверена, что она смотрел на меня, так как сразу же ко мне обратился. – Каковы твои результаты?

- Господин Фридрих, - Фредж решил ответить за меня, - мы делаем успехи…

- Надеюсь, вы успеете подготовить её за неделю, - вздохнул Фридрих и обратился к Вибек, - а вы, господин, как Эстель себя чувствует?

- Хорошо, она не жалуется, - продолжал наставник.

- Не жалуется? – Фридрих растянул губы в усмешке. – Только чтобы её не списали со счетов, она сделает всё что угодно. Сводите её к врачу.

- Хорошо.

Фридрих развернулся и, пообщавшись с кем-то ещё, удалился.

Фридрих Сюз. Это высокий коренастый мужчина с густыми блондинистыми волосами с мрачным характером. Никто и никогда не видел, как он смеётся, ну хотя бы улыбается. Когда я сюда попала, он первый и последний раз бродил по коридорам без очков, тогда я заметила что у него большие красивые голубые глаза, но с тех пор они закрыты солнцезащитными очками. Многие боятся Фридриха – он здесь самый главный, любит прийти посмотреть, помычать, сделать в голове выводы и удалиться. Он даёт нам задания, вознаграждает, если вдруг мы отличимся, но это было только однажды, когда Реин спасла Фридриху жизнь. И всё. И помните, он спросил, как чувствует себя Эстель? Что вы подумали? Он, наверное, волнуется, ну, или хотя бы ему интересно, что творится с его «агентами», но нет, Фридрих расспрашивает нас о состоянии, только чтобы сообщить об этом начальству. Эстель недавно чуть не убили, бедная девушка, выполняя задание, получила дробь в живот, прошло уже полтора недели, вроде бы всё хорошо, но наш врач Дитмар, осматривая её, сказал, что выжить у неё есть только сорок процентов. Я смотрю не неё и понимаю, что она прошла психологическое воздействие, сегодня она бродит везде как овощ, а наставник заставляет выполнять её физические нагрузки, словно не понимает, что это только вредит. Я глянула на девушку, что опустив голову, стоял возле Вибека, и теребила край майки.

- Эстель? - я тихо к ней обратилась.

- Да.

- Что с тобой случилось?

- Да.

Вдруг Вибек, заметив, что мы «общаемся» положил руку на плечо своей подчинённой и строго на меня глянул:

- Ты что-то хотела?

- Что случилось с Эстель? – поинтересовалась я.

- Видимо, травма дала о себе знать, - отмахнулся мужчина, - не стоит волноваться.

Вечером измождённая занятиями с Фреджем я вернулась к себе в комнату и глянула на Алоисию, та расчёсывала свои длинные тёмные волосы и что-то напевала, на какой-то момент я даже забыла, что со мной и где я, пока она не развернулась ко мне:

- Это песня из сказки, - потом она слабо улыбнулась, а в глазах блеснули слёзы, - когда я была маленькой, мама пела мне её на ночь.

- Прости, - я отшагнула, ощутив себя на удивление погано, - я пришла не вовремя.

- Всё хорошо, - она отмахнулась и убрала расчёску, но в глаза горела тоска, - не обращай внимания.

- Что случилось с Эстель? – я сняла с себя куртку и повесила на гвоздь, наблюдая за девушкой. Та дёрнулась и прошептала:

- Зомбирование.

- Ты о чём? – я косо на неё глянула. – Зомбирование?

- Риан вчера рассказала, но новеньких скоро поддадут программированию, - так же шёпотом сказала Алоисия, и по её щекам потекли горькие слёзы, - никаких чувств, эмоций, а только послушание.

- Но? Это запрещено законом! – я ужасом в глазах упала на кровать. – Минутку! Эстель стала первой из нас!?

- Да, - так же шёпотом проговорила она.

- Это ужасно! – проскрипела сквозь зубы я.

- Они вынуждены это сделать!

Когда Эстель чуть не убили, это была только её вина, её наставник сказал, что бы она затаилась, и только когда она кого-нибудь увидит в прицел - стреляла, но, ослушавшись, она бросила винтовку и, достав пистолет, побежала навстречу преступникам. Она убила всех шестерых, но последний выбил дробь ей в живот. Причиной всему этому стало непослушание, именно поэтому они решили нас программировать, чтобы такого больше не повторилось. Мне сложно их осуждать, ведь они хотят сделать как лучше, но при этом мы же просто девушки, и с какой стати они ломают нам жизни!

- Минус всего этого программирования в том, что после операции полностью стирается память, - шёпотом продолжила Алоисия, - могут возникнуть проблемы с памятью, уменьшится реакция и самое главное укорачивается жизнь, но это не имеет сравнение с тем, что из-за программирования ты можешь превратиться в овощ.

- На сколько? – холодным и безразличным тоном спросила я, что меня даже испугало.

- После программирования человек может прожить ещё лет пять.

- И всё? – я испуганно подняла голову с подушки и глянула в полные слёз глаза девушки.

- И всё.

- Надо быть просто послушными, не возражать наставникам и тогда нас не поддадут программированию, - я попыталась её успокоить, но она сидела словно камень, а по её щекам стекали холодные слёзы.

- И никаких эмоций, - подхватила Алоисия.

- Никаких, - кивнула я, и дверь открылась.

На нас смотрел доктор Дитмар, потирая руки, в глазах играли странные искорки. За его плечом я увидела расстроенные глаза Фреджа.

- Здравствуйте девочки, - наконец, промолвил врач, - вы ведь знаете, что через неделю у вас серьёзное задание.

Я с Алоисией сидели, не шелохнувшись, и как только я перевела на неё глаза, та заплакала пуще прежнего. Зажав голову между ног, она громко закричала, утопая в слезах. Я перевела взгляд на доктора, тот стоял и наблюдал за истерикой девушки.

- Что-то случилось? – спросил он у меня.

- Её сочли не готовой для задания, - соврала я, чтобы хоть как-нибудь прикрыть подругу.

- А ты, Джулиан, готова? - в его глазах промелькнуло что-то очень странное.

- Нет, - спокойно ответила я, пытаясь удержать истерику, что вдруг на меня накатила.

Что здесь делает Фредж? Меня что хотят отправить на программирование!? Господи, не надо! Я буду самой послушной, самой быстрой и тихой убийцей, только не трогайте меня!

Сглотнув, я снова глянула на Алоисию, та, уже спокойно вытирая слёзы, сидела на стуле и напевала уже знакомую мне песню.

- Хочешь, я помогу тебе подготовиться? – спокойно спросил Дитмар, славно улыбаясь, улыбкой он явно пытался расположить меня к себе.

- Спасибо, - выдохнула я, - но мне помогает господин Фредж.

- Ты уверена? – доктор сделал шаг, и я автоматически пододвинулась подальше.

- Да, спасибо, - в моём голосе были слышны нотки и страха и раздражительности.

- А ты, Алоисия? – он повернул голову к девушке, и та снова заплакала. – Если тебя посчитали не готовой, я помогу тебе, и ты отправишься на задание.

- Я думаю, не стоит, - ответила я за девушку, и доктор бросил на меня недовольный взгляд. – Алоисия сейчас не в настроении.

- Ну, - он потёр руки, - я тогда зайду завтра.

Доктор удалился, и в комнату, свободно дыша, вошёл Фредж.

- Ты тоже знаешь про программирование, - сделал он вывод.

- Алоисия тоже, именно поэтому она так отреагировала на его приход, - кивнула я.

- Фридрих считает это необходимо, - он развёл руками.

- Необходимо!? Он изверг! – Алоисия сжала лицо руками.

Наставник лишь пожал плечами, верно, что можно на это сказать, но ведь Фридрих такая же марионетка, как мы только в чьих-то более мощных руках. Ему сказали: «программирование» - и он может даже против собственной воли разрушил жизнь Эстель. Но кто выше Фридриха никто не знает, но видимо это какой-нибудь страшный человек. Ночью я не могла уснуть от вечных похлипываний подруги; вдавившись лицом в подушку, она кричала и, заливаясь слезами, делилась горечью с мягкой «подругой». Как страшно осознавать, что ты скоро погибнешь, лечь на стол, уснуть и больше не проснуться, именно на это нас обрекает программирование. Мы будем овощами. Я попыталась перевернуться на другой бок, как Алоисия вдруг резко очнувшись, взлетела с постели.

- Давай сбежим?!

Я глянула в её сумасшедшие глаза и тяжело вздохнула; широкие зрачки с тонким голубым ободком вертелись во все стороны, а тело билось в конвульсиях, как вдруг, замерев, она упала на пол. Я быстро поднялась с кровати, но как только я решила к ней приблизиться, голова предательски закружилась, а вдруг, если она умерла? Но, попытавшись отбросить плохие мысли на задний план, я присела на корточки возле неё и потрясла за плечо. Она не отреагировала. Ещё раз. Тщетно. Я поднялась и еле сдержала крик ужаса, но, вспомнив, что за несдержанные эмоции меня могут поддать программированию, прикусила язык и попыталась перевести дух. Затем, чуть более уверено я вышла из комнаты, желая позвать на помощь хоть кого-нибудь, но куда идти, да ещё и ночью. Погуляв по первому этажу общежития, где жили такие девушки, как мы, я поднялась по лестнице и, пожелав в уме себе удачи, подошла к первой же двери. Лёгкий стук. Через несколько минут дверь открыл заспанный и мятый – как же мне повезло – Фредж.

- Джулиан? – он потёр голову. – Ты почему не спишь?

- Алоисии стало плохо, и она без чувств лежит на полу у нас в комнате, - на одном дыхании проговорила я. Для того чтобы понять, как быстро менялось выражение лица моего наставника, надо наблюдать. Сначала он в растерянности уронил руки, а в глазах пролетела странная отрешённость, когда до него, наконец, дошло, что случилось, он хлопнул себя по лбу. Затем, понимая, что девушке нужна срочная помощь, начал задыхаться от безысходности. И это агент? Наконец, очнувшись, он сорвался с места, сдвинув меня в сторону, и полетел вниз по лестнице.

Вскоре я уже стояла в медкабинете перед врачом Дитмаром, что тихо стучал пальцами по столу.

- Что случилось? – наконец, спросил он.

- Алоисии стало плохо.

- Почему? – последовал сразу же вопрос.

Я медленно глянула на Фреджа, что всё это время стоял рядом, но пусть я не смогла узнать, что чувствует мой наставник, я решила всё рассказать.

- Недавно мы узнали о программировании, - выпалила я и сжалась, боясь поднять на врача глаза.

- И что же?

- А какого это, понимать, что чтобы ты не сделала, скоро ты умрёшь.

Дитмар тяжело вздохнул и, сложив руки замком, положил на них подбородок.

- Вот как. Вы боитесь программирования, - сделал вывод он.

- Да, - я опустила глаза, - посмотрите на Эстель, она же овощ.

Вдруг в медкабинет тяжело открылась дверь, глянув через плечо, я увидела недовольного Фридриха. Его глаз снова было не видно под очками, а губы были сжаты в нитку. Сделав один широкий шаг, он оказался возле меня.

- Эстель ослушалась, нам пришлось это сделать.

- И кто будет следующим? – прошептала я, всё ещё не поднимая глаз.

- Я думаю, твоя подруга Алоисия слишком эмоциональная, - Фридрих похлопал меня по спине и направился к выходу.

На меня накатилась злость, пытаясь сдержать порыв, я сжала руки в кулаки. С какой стати он решает, программировать её или нет, если это запрещено законом! Резко обернувшись, и даже не обратив внимания на испуганные глаза Фреджа, я закричала:

- Давайте мы Вас программируем!? Будет интересно на Вас посмотреть!

Губы Фридриха растянулись в усмешке и, сняв очки, он заглянул мне в глаза. На моё удивление, в них не было ни злости, на разочарования, его глаза сияли любовью и заботой.

- Эмоции, эмоции, - протянул он и, одев очки, вышел, негромко хлопнув дверью.


Глава вторая

Фредж поманил меня рукой, и когда я оказалась достаточно близко, сказал:

- Это никому не избежать, - в его глазах блеснули слёзы, - жалко будет тебя потерять.

Я глянула на него глазами полными удивления. Что значит потерять? Что со мной сделает программирования? Я вспомнила пустой взгляд Эстель и вздрогнула.

- Не говори мне ничего, - вздохнула я и увела взгляд.

- Но никому не рассказывай это, не пугай девушек.

Я просто кивнула, и Фредж похлопал меня по плечу. Всё-таки он классный парень, и я прекрасно понимала, как мне повезло с наставником. Я не помню ни дня, ни минуты, чтобы Фредж меня обидел, задел за живое или заставлял меня заниматься без перерывов. Его большие светлые глаза оставили в моей памяти только хорошее, они настолько лучезарны, что когда он улыбается, мне хочется смеяться. Мы вышли из здания общежития, интересно, какие тренировки он придумает сегодня. Фредж лукаво улыбался, и я со вздохом простонала:

- Ох, нет! Тестирование!

- На нём мы и узнаем, готова ли ты к заданию, - кивнул Фредж.

- Там будет кто-нибудь кроме нас? – я неуверенно подняла взгляд на него.

- Фридрих, - кратко кивнул он.

От общего здания ели идти на восток по неширокой заасфальтированной дорожке, вокруг которой растёт негустой лесок, можно выйти к небольшой полянке с лабиринтом с бетонными стенами. Именно там проводились тестирования.

- Что на этот раз? – спросила я, когда мы приблизились к входу.

- Террористы взяли в плен женщину и её сына, - рассказал Фредж.

Вы подумали, что я на самом деле буду спасать женщину и её сына, убивая при этом самых живых террористов? Ладно, увидите. Я вошла в лабиринт и железная дверь позади меня с грохотом закрылась, я достала пистолет и зарядила его, как вдруг в динамиках раздался знакомый голос.

- Здание заминировано, у тебя есть пять минут, что бы спасти женщину и ребёнка и покинуть здание, - говорил Фредж и, вздохнув, продолжил, - от результата будет зависеть, нужна ли будет помощь Дитмара, - меня от этой новости передёрнула, - отсчёт начнётся на счёт три. Раз, два... ТРИ...

Я сорвалась с места и, выскочив из-за угла, увидела картонную фигуру террориста с передёрнутым от злости лицом, выстрелив, я побежала дальше. Там стояли ещё три мужчины, что протягивали приготовленные пистолеты, но каждый получил в лоб по пуле. Я взлетела по лестнице и натолкнулась на двух террористов, что сжимали в руках картонную бомбу. Прицелившись, я выстрелила, и воображение доиграло картину: бомба взорвалась, унеся с собой на тот свет двух картонных преступников. Я побежала дальше и, оглянувшись, увидела деревянную дверь, ожидая, что заточённые женщины с сыном могут быть за ней, вынесла её ногой, но вместо ожидаемого передо мной предстал преступник, наведший на меня пистолет. Но и он отправился за остальными.

Сколько прошло времени? Выстрелив в голову очередному, я уже испугалась, что не смогу пройти тестирование, как меня словно шестое чувство потащило на третий этаж. Там террористов было больше, но пытаясь вести себя как можно профессионально, я перестреляла всех и нашла две небольшие куклы, что сидели в углу в обнимку. Пытаясь действовать как можно быстрее, я схватила в охапку «тела», я стала искать выход из здания-лабиринта.

- Джулиан, - раздался голос Фреджа, и динамики странно затрещали, - осталось две минуты, быстрее находи запасный выход.

Я стала оглядываться в поисках хоть какой-нибудь двери, как вдруг вспомнила про комнату, где убила одного террориста, оттуда можно будет выйти. Побежав вниз на второй этаж, я забежала в открытую дверь. И восхищённо ахнув, открыла дверь и оказалась на лестнице ведущей вниз на улицу. Сколько осталось? Минута? Я побежала вниз по лестнице и, чуть не оступившись на последней ступеньке, подвернула ногу, но сжав зубы, побежала дальше. Задание выполнено. В динамике раздался голос Фреджа:

- Молодец, Джулиан, - как вдруг раздался недовольный голос Фридриха:

- Сносно. Как только твоя нога коснулась последней ступеньки, здание взорвалось.

Я устало вздохнула и положила тела спасённых на землю, как вдруг передо мной появились мои судья. Фредж смотрел на меня с гордостью, а глаз Фридриха я не видела, зато его губы были недовольно сморщены.

- Джулиан, - обратился ко мне начальник, - для тебя важно участвовать на задании через неделю?

- Я не знаю, - пожала я плечами и только сейчас поняла, что не хочу быть первой и выполнять это глупое задание, - всё как вы скажете.

Фридрих изумленно отшагнул и засмеялся. Фредж испуганный таким поведением, взял меня за руку, словно давая понять, что программируют меня только через его труп. Фридрих продолжал заливаться, как вдруг резко остановился и глянул на меня поверх очков.

- Программирование страшная вещь, - он поправил очки, что глаз стало не видно, и обратился к моему наставнику, - берегите её.

Он развернулся и ушёл, а я глазами полными удивления и непонимания глянула на Фреджа, тот лишь пожал плечами, а потом, когда Фридрих скрылся из виду, ответил:

- Он решил, что тебя уже программировали.

- Но почему? Что я такого сказала?

- У людей с программированием нет своего решения и точных ответов, - выдохнул Фредж.

- Ладно, пойдём обратно, - сказала я и вспомнила про то, что Алоисию хотели программировать. – А как там Алоисия?

- Я не знаю, операцию назначили на утро.

Мы развернулись и направились по дороге обратно к общежития, оставив спасённых мною лежать на земле. Фредж выглядел безмятежным и уравновешенным, мне же не было так спокойно, ведь Алоисия сегодня лишилась ума. Возле входа в здание мы попрощались, и Фредж попросил сильно не доставать Алоисию с вопросами. Конечно, я ослушалась. Как только я вошла в комнату, я обратила внимание, что девушка сидит за столом, не двигаясь, и смотрит в одну точку где-то вдалеке, и стала напевать знакомую нам обеим песню. Та никак не отреагировала, вот оно программирование.

- Алоисия, - тихо позвала я её, та повернула ко мне голову, и я увидела её пустые зелёные глаза.

- Ты звала меня? – спросила она, нереально спокойно, словно она робот проговаривала букву за буквой.

- Конечно, - возмутилась я, наблюдая за бездонной темнотой её зрачков, - здесь ещё Алоисии есть?

Она осмотрелась, и когда получила достаточно информации, ответила:

- Если тебя зовут по-другому, то нет.

Я упала в угол, без сил уронив руки. Что с ней сделали? Что теперь с Алоисией? Хмыкнув носом, я поняла, что плачу. Неужели с хладнокровным монстром мне придётся жить в одной комнате. Вдруг раздался негромкий стук в дверь, и она раскрылась. Быстро вытерев слёзы, я глянула на вошедшего. Дитмар с холодом глянул на меня и перевёл взгляд на девушку.

- Как ты себя чувствуешь?

- Нормально.

- То есть никак, - пробубнила я себе под нос, как можно тише, но Дитмар словно почувствовал моё недовольство и перевёл взгляд на меня.

- А как ты себя чувствуешь?

Пытаясь сдержать эмоции, я подняла глаза на доктора и, лишив своего взгляда хоть какого-нибудь рассудка, ответила:

- Нормально.

- Вот и отлично, - врач развернулся и вышел из комнаты.

Алоисия развернулась на стуле и снова стала смотреть в одну точку.

- Как тебя зовут? – вдруг спросила она, что я, наполнившись надеждой, подскочила к девушке:

- Меня зовут Джулиан.

- А меня как зовут? – в её глазах промелькнула странная искорка. Да! Это была первая эмоция после программирования.

- Тебя зовут Алоисия.

- Та песня, что ты напевала, она кажется мне такой знакомой, - она снова отвернулась и стала смотреть в окно.

- Ты помнишь, что было вчера? – тихо спросила я, но девушка лишь покачала головой:

- Я ничего не помню.

- Всё будет хорошо, Алоисия. Всё будет хорошо, - говорила я, положив свою руку поверх её, понимая, что успокаиваю не её, а я себя.

Дверь снова открылась, но на пороге появилась Реин, с глазами полными грусти. Я знаю, она старшая из нас, поэтому пытается преподнести пример для подражания, будь она моей ровесницей, упала бы без сил и зарыдала, но сейчас она стояла как вкопанная и смотрела в мёртвые глаза Алоисии.

- И что теперь? – спросила она, наконец, развея тишину.

- Я не знаю, - пожала я плечами, - она ничего не помнит.

- Фрици пришла, - начала Реин, - рассказала, что они собираются практиковать новые способы программирования.

- И? – я с надеждой глянула на девушку.

- Ему поддадутся все девушки.

- Но... – я уже хотела возмутиться, но опустилась обратно на стул, - Фредж предупреждал меня, что это неизбежно.

- Вот они твари! – закричала Реин. – Мы все здесь подохнем!

- Потише, нас могут услышать, - испугалась я такой бурной реакции девушки. – А что там с Эстель?

- Словно живой мертвец ходит вокруг своего наставника – Вибека. Флорет бегает ко мне плачется, говорит, Эстель не ест, не пьёт, не спит. Я же говорю зомби!

Я глянула на Алоисию, та сидела всё так же, смотря в одну точку, как дверь снова открылась, и на нас глянули карие глаза мужчины, в комнату вошёл высокий блондин и с неким непониманием глянул на меня с Реин. Это Вольф, наставник моей умалишённой соседке по комнате.

- У вас, что занятия уже кончились? – спросил он.

- Да, - с потупленным взглядом ответила Реин, и я сразу поняла, что она претворяется запрограммированной.

- Джулиан? Фредж сказал, что у тебя должно быть тестирование. Ты его уже прошла?

- Да, - я попыталась смотреть в одну точку и лишить свой голос эмоций.

- Джулиан, - он как-то странно помрачнел и сел на край моей кровати, - что было вчера?

- Ничего, - мне пришлось моргнуть, так как глаза стало жечь от напряжения.

- Что ты чувствуешь? – Вольф с надеждой глянул мне в глаза.

- Ничего, - всё так же спокойно ответила я, и наставник тяжело вздохнул.

Дверь снова открылась. Кого опять принесло? Но на этот раз в комнату вошёл именно тот, кого я хотела увидеть. Фредж чуть ошарашенно глянул на Вольфа, что всё сидел на моей кровати, а потом перевёл взгляд на Алоисию, затем на меня и Реин.

- Фредж, - вздохнул Вольф, - как бы ты не пытался, Джулиан сегодня программировали.

Господи, не дай увидеть мне это ещё раз! Лицо Фреджа вдруг передёрнула обида, а в глазах горела боль. Его голубые глаза с тоской вглядывались в меня, а руки дёргались от злости, что била его изнутри.

- Джулиан? – его голос был просто пропитан одиночеством и страхом, что я не могла смотреть на него, и опустила взгляд в пол. – Как меня зовут?

- Вас зовут господин Фредж, - я снова подняла на него взгляд, и тот отшагнул назад, от ужаса приоткрыв рот.

- Джулиан, - из-за стола раздался голос Алоисии, - теперь ты не в силах мне помочь?

- Алоисия, - обратился к ней Вольф, - ты о чём?

- Я ничего не помню, - тихо ответила девушка, - где я? Кто я?

Фредж


Глава третья

Я стоял за стеклом, девушки, может, это и не заметили, или просто не хотят это замечать, но в кабинете Дитмара одна стена стеклянная, через которую Фридрих может наблюдать за исследованиями или программированием. Я сжал кулаки, всё тело начало трясти от злости. Программирование!? Сейчас в белой комнате на небольшом кресле сидела Эстель, бедная испуганная девушка вдавилась в спинку и шёпотом молилась богу, вокруг неё ходил Дитмар, прикрепляя к её голове, рукам и ногам разные провода. За что они решили сломать ей жизнь? Она ослушалась приказа наставника. Вибек сидел на стуле позади меня, и похоже его ни капли не интересовало, что собираются сделать с его подчинённой. «Зато такого больше никогда не повторится», - отвечал он, когда кто-нибудь начинал разговор о Эстель. Сейчас он читал какой-то журнал, даже ни разу не подняв взгляд на девушку. Та продолжала что-то шептать, а когда Дитмар прикрепил последний провод, негромко спросила.

- Будет больно?

- Я не знаю, - пожал плечами доктор, - ты первая.

По розовым щекам девушки потекли слёзы, и перед тем, как Дитмар нажал на кнопку «Старт», чуть дыша, сказала:

- Я люблю тебя, мамочка.

Следующую секунду тело девушки стало сотрясаться от пропускаемого по нему тока, а сама девушка неистово кричала. Неужели это должны будут пережить все девушки? Я опустил голову, неужели это могут сделать и с моей Джулиан.

- Что она там кричит? – недовольно пробубнил наставник.

- Ей больно, - только и ответил я.

- Ой, Фредж, - отмахнулся Вибек, - неужели тебе жалко этих дурочек!? Причём, Эстель сама виновата!

- Она не заслужила подобного! – я гневно глянул на него, но тот хладнокровный ублюдок достал бутерброд, и, перевернув страницу, снова опустился в чтение, и крики невинной девушки ему ни капли не мешали.

Вдруг девушка стихла, и её тело застыло. Дитмар постучал по стеклу, давая знак, что программирование окончено, и недовольный Вибек, что его обед не вовремя прервали, поднялся с места. Я перевёл взгляд на Эстель, та всё ещё сидела на кресле с закрытыми глазами. Как только её наставник вошёл в кабинет, та раскрыла глаза. Глаза. Это были пустые зелёные глаза совершенно без чувств и эмоций, они просто смотрели в белизну кабинета и ничего не замечали вокруг; Дитмар стал снимать с неё провода, та никак на это не реагировала.

- Здравствуй, - поздоровался Вибек, и Эстель медленно перевела на него взгляд.

- Кто Вы?

- Меня зовут господин Вибек, я твой наставник.

- А как меня зовут?

- Тебя зовут Эстель.

- Где мы?

- В больнице, не волнуйся, сегодня же ты окажешься в своей комнате.

- Я не волнуюсь.

Все ответы и вопросы девушки были простыми бесчувственными, словно в кресле сидел робот. Я развернулся и вышел, попытавшись оторваться этот гнусной мысли, что с каждым днём всё больше и больше заполоняла мой разум. Убрав руки в карманы брюк, я шёл по коридору, пытаясь придумать, чем бы развлечь сегодня мою девочку. Спустился вниз, как увидел в коридоре Джулиан. Перебирая сумку, она что-то искала.

- Что-то ищешь? – я подошёл к ней, и та на секунду замерла, а потом, улыбнувшись своей светлой улыбкой, ответила:

- Ключи, - она снова залезла в сумку, - Алоисия ушла на тренировку, дверь заперла.

- А ключи ты, скорее всего, потеряла, - вздохнул я.

Она подняла на меня свои чистые голубые глаза, и я не смог сдержать улыбки.

- И что мне теперь делать?

Я снова вздохнул, какая же она очаровательная, сложно противостоять её обаянию. Я подошёл к двери и толкнул её, та, чуть сопротивляясь, слетела с петель, обернувшись, я увидел ошарашенное лицо Джулиан, что в тот момент покачивала в руках найденные ключи.

- Я позову мастера, - я развернулся и ушёл, оставив Джулиан одну со своими мыслями.

- Подожди, - вдруг она крикнула мне в след, - а когда у нас тренировка?

Я обернулся через плечо и глянул на девушку, что всё ещё не отошедшая от шока, стояла, прижимая сумку к груди. Зря я так дверь вышиб, надо было ключи вместе поискать, а то и дверь сломал и Джулиан испугал.

- Я ещё не знаю, я зайду за тобой.

Отвернувшись, я зашагал по коридору. Через пять минут я уже стоял на улице, я нашёл мастера, он стоял на табуретке и менял лампочку.

- Что ты там говоришь? – переспросил меня он.

- Надо дверь починить, вот что я говорю, - меня уже потряхивало от злости, а он продолжал стоять и корчить из себя глухого. На нём был его рабочий костюм: грязный джинсовый комбинезон заляпанный краской и резиновые сапоги, на голову задом на перёд он натянул детскую кепку, засыпанную блёстками.

- Сейчас лампочки поменяю, и, хорошо, полью цветы, хотя это не в моей компетенции, - не отрываясь от работы, говорил он.

- Я сказал починить дверь, а не полить цветы! Ты разницу чувствуешь? – сжав руки в кулаки, я уже желал убрать табуретку из-под ног мастера, как вдруг ко мне подошёл Фридрих. При виде начальника у того сразу же обострился слух, и у Фридриха хватило только одной просьбы, чтобы перепуганный мужчина побежал чинить дверь. Когда тот скрылся в доме, начальник обратился ко мне:

- Я знаю, Вы присутствовали на программировании Эстель, - говорил он.

- Да, - я кратко кивнул и глянул на очки, я ни разу не видел его глаз. Интересно, он вообще когда-нибудь снимает очки.

- Что Вы думаете? – последовал вопрос, при этом Фридрих как-то странно проговорил обращение ко мне.

- Мне нечего сказать, - в случае с Фридрихом своё мнение лучше держать при себе, поэтому я лучше буду нейтрально относиться к программированию, чем он меня возненавидит и мало ли что.

- Я знаю, Вы не в восторге от такого способа воспитания, но поймите, другого выхода у нас нет.

- Но программирование не выход, - начал я, но поняв, что говорить Фридриху что-либо без толку, замолчал.

- Фредж, я знаю, что Вы неравнодушны к Джулиан, - он положил мне руку на плечо, и что-то говорил дальше, но меня беспокоило совершенно другое. Откуда он знает? Я ведь это скрываю! Я ведь, как могу, пытаюсь не выдать себя! А тут прямо так! Прям точно знает, что я неравнодушен к Джулиан. – Вы меня слышите? – развеял он мои мысли.

- Да, конечно, - я стал кивать головой.

- Тогда просто запомните, этого никому не избежать. И о сегодняшних тренировках, через неделю нашим девочкам и их наставниках посвящают серьёзную миссию, что это мне пока что не сказали, но надо выбрать три самых приготовленных.

- Хорошо, - я попытался убрать мысли про Джулиан и стал внимательно слушать Фридриха.

- Сегодня будет тренировка на стрельбище. Первый раунд на отсеивание.

- Во сколько?

- В восемь.

Я кивнул, а начальник, развернувшись, удалился. Особая миссия, главное, чтобы тех, кто отсеялся, не отправили на программирование. Я вздохнул. Уж сильно меня беспокоит Джулиан, не станут же из-за меня ещё и наставников программировать.

Вечером я направился к Джулиан, пора было идти на тренировку. Постучался, взялся за ручку, а дверь не подчинилась. Ещё раз. Тщетно. Может она ушла? Но что-то мне подсказывало, что она в комнате и заперлась специально от меня.

- Джулиан? – я постучал в дверь.

- Что тебе нужно? – возмущённо спросила она.

Всё-таки я оказался прав.

- Открой дверь, нам пора уже идти на тренировку.

- Никуда не пойду.

Вот дурочка, думает, я не смогу открыть эту чёртову дверь. Я уже приготовился выломать её снова, но вспомнив, какое впечатление это производит на девушку, решил найти Алоисию. Её соседку по комнате, у неё ведь точно есть ключи от двери. Я оказался прав, найдя девушку возле главного здания общежития, я вкратце объяснил ей ситуацию, и та сразу же протянула мне ключи.

- Это только дубликат, - предупредила она, - иногда в замке заедает.

- Ничего, я справлюсь, - я положил ключи в карман и, поблагодарив её, побежал обратно.

Дверь всё ещё осталась закрытой, но я вставил ключ в замок и, повернув его, оказался в комнате. Лицо Джулиан вдруг перекосилось и стало похоже на выжатый лимон, она косо на меня смотрела и, казалось, вот-вот прожжёт во мне дырку.

- Дубликат..., - пропел я.

Девушка была готова взорваться, но при этом в глазах сияли странные искорки. Она боится меня или ненавидит?

- Где ты его взял? – теперь она изумилась и смотрела на ключи, что я покачивал в руках.

- Алоисия отдала.

- И что? На стрельбу, или ты меня изобьёшь? – спросила она. Меня это так оскорбило, я знаю, что померк, Джулиан, заметив мою реакцию тоже помрачнела. Поняла, что задела меня.

- Пойдём, - уже холоднее сказал я, но чтобы разрядить обстановку добавил, - все остальные заждались.

- А дубликат? – она соскочила с кровати и, схватив свою жёлтую куртку, побежала за мной.

- Я, пожалуй, оставлю его себе, - ответил я, и в её глазах что-то сверкнуло, а на щеках выступил едва заметный румянец.

Она стояла передо мной, тщательно и совершенно серьёзно готовясь, она поправила наушники, взяла пистолет и профессионально начала его заряжать, вкладывая в магазин патрон за патроном. Я стоял и наблюдал за ней, вдруг раздался выстрел, и я заметил, что это была не Джулиан. Рядом с ней стояло то, что осталось от Эстель, а рядом Вибек, поправляя ей локоть и возмущённо что-то бубня, о том, какая она неумеха. Она только сегодня пережила самое страшное когда-либо в своей жизни, а он ещё не оклемавшуюся девушку погнал заниматься. Я подошёл к Джулиан и положил ей руку на плечо, она вдруг резко дёрнулась, а, увидев меня, облегчённо вздохнула, это сильно меня удивило. Она просто кивнула, и я убрал руку. Она прицелилась, и, чуть подождав, выстрелила. Я видел, она старалась, но рука при выстреле дёргалась, и она промахивалась. Когда патроны кончились, она смело сняла наушники и подошла ко мне, но результаты были неутешительными. Когда она узнала, что первая патрона пролетела мимо мишени, в её глазах заблестели слёзы, но она сдержала эмоции. Лучший её выстрел попал в семёрку. Она с горечью в глазах глянула на меня, но я смог только вздохнул и опустил голову, ничего страшного мы будем заниматься и достигнем идеала. Пока я думал о результатах ко мне подошёл Вибек и с вымотанным выражением лица спросил:

- Что случилось? Твоя совсем бездарище? – а потом перевёл взгляд на девушку.

- Мы так и не сдвинулись с мёртвой точки, - поделился я, - она в первый день занятий стреляла лучше.

- Слышишь, Джулиан, - Вибек вёл себя по-хамски, но ничего не мог сделать, в другой части стрельбища расхаживал Фридрих, - ты не готова!

- Да, - кивнула она. Я неуверенно перевёл взгляд на Джулиан.

- Да что?! – передразнил её Вибек. – Да слышишь, или да не готова?

- Вибек, - я больше не мог и не должен был молчать, - не трогай её, мы успеем подготовиться.

- Осталась неделя! – рычал наставник. – Неужели ты успеешь сделать из бревна принцессу!?

- Заткнись! – от того как он назвал мою подчинённую, у меня зачесались руки я был готов прям здесь на глазах у всех, даже Фридриха, начистить уроду морду. Но всё испортило неожиданный приход вышеназванного.

- Что здесь происходит? – как всегда своим бесчувственным тоном спросил он, а потом, чуть подавшись вперёд, обратился к Джулиан. – Каковы твои результаты?

- Господин Фридрих, - обратился я к нему, лучше соврать, чем мою девочку признают непригодной и отправят на программирование, - мы делаем успехи…

- Надеюсь, вы успеете подготовить её за неделю, - вздохнул Фридрих и обратился к Вибек, - а вы, господин, как Эстель себя чувствует?

- Хорошо, она не жалуется, - Вибек явно растаял от прихода начальника, поэтому его трясло как куст малины.

- Не жалуется? – Фридрих растянул губы в усмешке. – Только чтобы её не списали со счетов, она сделает всё что угодно. Сводите её к врачу.

- Хорошо.

Фридрих развернулся и, пообщавшись с кем-то ещё, удалился.

Я обратил внимание на Вибека, тот после ухода начальника расхрабрился, расправил плечи, и мне показалось, был даже готов продолжить бой. Но вдруг я услышал тихий шёпот:

- Эстель.

- Да, - ответил её монотонный голос.

- Что с тобой случилось? – тихий голос Джулиан был едва слышен среди стрельбы.

- Да, - тот же ответ.

Вдруг Вибек дёрнулся, видимо он услышал их перешёптывания и положил руку на плечо своей подчинённой, строго глянув на Джулиан:

- Ты что-то хотела?

- Что случилось с Эстель? – поинтересовалась она. Я бы рассказал ей про программирование, но вот только боюсь испугать девушку.

- Видимо, травма дала о себе знать, - отмахнулся Вибек, - не стоит волноваться.

Но что-то всё равно настораживало девушку.

После стрельбы мы попрощались, и Джулиан ушла. У неё был какой-то затравленный вид, словно она неделю не спала и ничего не ела. Жаль, что спросить о её состоянии я не мог, ведь это вызовет подозрения. Всю дорогу до общежития мы молчали, уверен, она думала о Эстель. Реин обязательно расскажет девушкам про программирование, она не сможет молчать. Я вздохнул и направился к себе в комнату. На территорию лагеря опускались сумерки, и я стал непринуждённо зевать. Поднявшись к себе в комнату, я удостоверился, что мне никто не звонил и никому я не нужен, и, быстро принял душ, лёг спать.

Сон мой длился не долго, в дверь уже требовательно стучали, желая меня поднять с кровати. Приоткрыв дверь, я увидел Дитмара.

- Зачем ты пришёл?

- Поступил приказ программировать Алоисию, а Джулиан её соседка по комнате, так что, - говорил Дитмар.

Я всё понял, и, кинув напоследок «подожди», закрыл дверь и стал быстро одеваться. Вскоре мы шли по коридору к комнате девушек. Главное, чтобы Дитмар не решил и мою Джулиан программировать. Я вышагивал за врачом, как понял, что делаю. Его надо остановить, иначе он сломает ещё одну жизнь, но, поняв, какой я беспомощный, опустил руки и просто решил, что будь, то будет.

Дитмар открыл дверь, и я увидел двух девушек. Алоисия сидела на стуле с заплаканными глазами, Джулиан лежала на кровати и глядела в потолок. Значит, они знают о программировании.

- Здравствуйте, девочки, - поздоровался Дитмар, - вы ведь знаете, что через неделю у вас серьёзное задание.

Они не шевелились, только глаза Джулиан вдруг дёрнулись в сторону Алоисии, что, рыдая, зажала голову между ног. Вот до чего доводит программирование не только тех, кого оно убило, но и тех, кто знает, что их ожидает. Затем взгляд Джулиан снова дёрнулся, сначала на меня, а потом на врача, что наблюдал за Алоисией.

- Что-то случилось? – наконец, он развеял тишину.

- Её сочли не готовой для задания, - ответила Джулиан, и я даже бы поверил, если бы не знал правды.

- А ты, Джулиан, готова? – вопрос Дитмара сильно меня напугал, и суда по тому, как расширились глаза девушки, она тоже.

- Нет, - ответила она, как могла спокойнее.

Вдруг я услышал странный мотив, повернув голову, я увидел, что Алоисия уже не плачет, а напевает странную песню.

- Хочешь, я помогу тебе подготовиться? – спокойно спросил Дитмар, хотя к этому моменту был уже совершенно не спокоен, только пусть попробует хоть пальцем к ней прикоснуться.

- Спасибо, - выдохнула она, - но мне помогает господин Фредж.

Господин Фредж. Никогда не слышал, чтобы она меня так называла, на душе стало как-то светлее и приятнее.

- Ты уверена? – Дитмар сделал шаг вперёд, и я был уже готов схватить его и поставить на место, но подавил в себе вспышку ярости.

- Да, спасибо, - кивнула она, и я уловил в её голосе нотки раздражительности.

- А ты, Алоисия? – он повернул голову к девушке, и та снова заплакала. – Если тебя посчитали не готовой, я помогу тебе, и ты отправишься на задание.

- Я думаю, не стоит, - резко ответила Джулиан, и доктор бросил на неё недовольный взгляд. – Алоисия сейчас не в настроении.

- Ну, - он потёр руки, - я тогда зайду завтра.

Наконец, Дитмар развернулся и вышел из комнаты, и я смог за всё это время спокойно вздохнуть. Войдя в комнату, я глянула на Джулиан, она была всё ещё взволнована, но в кровать не вдавливалась.

- Ты тоже знаешь про программирование, - я подошёл ближе.

- Алоисия тоже, именно поэтому она так отреагировала на его приход, - она кивнула и бросила взгляд на девушку.

- Фридрих считает это необходимо, - я не знал, что сказать.

- Необходимо!? Он изверг! – Алоисия сжала лицо руками.

После визита доктора я решил лечь спать обратно, разделся, лёг в кровать. Когда я уже спал и был на полпути в мир Морфея, в дверь легко постучали. Еле поднявшись с кровати, я проклинал моего незваного гостя, наконец, раскрыв дверь, я онемел, но всё же смог выдавить хоть что-нибудь.

- Джулиан? – я потёр голову. – Ты почему не спишь?

- Алоисии стало плохо, и она без чувств лежит на полу у нас в комнате, - на одном дыхании проговорила она, что я даже не сразу понял, что творится, но потом когда до меня дошло что случилось, я не знал, что делать. Опустив руки вдоль тела, я думал. При резком подъёме это сложно делается. Когда всё же ко мне пришёл просвет, я хлопнул себя пол лбу. И только потом понял, я же медлю, девушка, может быть, там уже мертвая валяется. Отодвинув Джулиан, я полетел вниз по лестнице. Дверь в комнату была раскрыта, на полу, как и говорила девушка, лежала Алоисия. Я подбежал к ней и, перевернув на спину, начал делать искусственное дыхание. Но это ничем не помогло, в дверях в комнату появилась Джулиан, я хотел продолжить спасать девушку, но Джулиан меня смущала, и, притворившись, что это для её же безопасности, попросил её выйти из комнаты. С третьего вдоха Алоисия заморгала и самостоятельно вдохнула.

Вскоре я уже стоял в медкабинете рядом с Джулиан, а перед нами сидел Дитмар, тихо стуча пальцами по столу.

Тут начался допрос, что случилось, почему. Тут девушке пришлось рассказать правду.

- Что случилось? – наконец, спросил он.

- Алоисии стало плохо.

- Почему? – последовал сразу же вопрос.

Она перевела взгляд на меня, желая найти поддержку, я просто посмотрел в её глаза, ведь верное решение может принять только она.

- Недавно мы узнали о программировании, - вдруг выпалила она и сжалась, Дитмар не ожидал подобного, из-за чего даже растерялся.

- И что же? – спросил он, чтобы хоть как-то разрядить обстановку.

- А какого это, понимать, что чтобы ты не сделала, скоро ты умрёшь.

Дитмар тяжело вздохнул и, сложив руки замком, положил на них подбородок.

- Вот как. Вы боитесь программирования, - сделал вывод он.

- Да, - тихо ответила Джулиан, - посмотрите на Эстель, она же овощ.

Вдруг в медкабинет тяжело открылась дверь. Оглянувшись, я увидел Фридриха, он был напряжён, сжатые губы говорили о том, что он явно чем-то не доволен. Хотя, чему я удивляюсь, его ведь могут обвинить в том, что он не следит за самочувствием своих подчинённых. Фридрих сделал шаг вперёд и оказался прямо возле Джулиан. Я автоматически сжал руки в кулаки, опасаясь, чтобы её не послали на программирование.

- Эстель ослушалась, нам пришлось это сделать, - я совершенно не ожидал это услышать.

- И кто будет следующим? – прошептала Джулиан, от страха у неё тряслись коленки.

- Я думаю, твоя подруга Алоисия слишком эмоциональная, - Фридрих похлопал девушку по спине и направился к выходу. Я посмотрел ему в след, неужели он сломает жизнь ещё одной невинной девушке. Я снова перевёл взгляд на Джулиан, та сидела и тряслась, но уже не от страха. Сжав кулаки, она вдруг резко обернулась и закричала:

- Давайте мы Вас программируем!? Будет интересно на Вас посмотреть!

Я был уже готов кинуться на Фридриха, если вдруг он решит «наказать» её за подобное оскорбление, но Фридрих вдруг весело усмехнулся и, сняв очки, заглянул в глаза Джулиан. Я спокойно вздохнул, когда в глазах начальника не увидел ничего сердитого.

- Эмоции, эмоции, - протянул он и, одев очки, вышел, негромко хлопнув дверью.


Глава четвёртая

Проснувшись утром, я почувствовал странную усталость, вроде бы только что проснулся, а тянет перевернуться на другой бок и сладко спать, но поднявшись с кровати, я потянулся и пошёл собираться. Сегодня надо будет устроить Джулиан тестирование, надо точно знать, стоит ли посылать её на задание. Пытаясь откинуть мысли о работе на задний план, я медленно вошёл в ванную комнату и, оперевшись на ванну одной рукой, включил воду и сунул голову под сильную струю. На какие-то минуты из головы ушло всё хорошее, а перед глазами возник светлый образ Джулиан. Вспылив, я резко дёрнул головой, из-за чего ударился об кран, но меня больше интересовало то, что Джулиан всего пятнадцать, а мне двадцать три. О чём я только думаю, Джулиан моя работа, надо как можно скорее охладеть к ней. Собравшись, я вышел из комнаты. Поправив галстук, я спустился вниз по лестнице, и обратил внимание, что коридор пуст, значит, девочки уже отправились завтракать. Я вышел из здания общежития и направился по дороге к зданию столовой, навстречу ко мне уже шли Фрици и Реин, между собой тихо о чём-то разговаривая, я остановил их, спросив, завтракает ли Джулиан. Девочки переглянулись, и Фрици, поправив свои волосы, ответила:

- Ну, да, она сидит за столом вместе с Алоисией.

- И вы же понимаете, что они обсуждают, - смело заявила Реин.

Верно. Я просто кивнул, и девушки пошли дальше. Вчера после случая, когда Алоисии стало плохо из-за её эмоций, её присудили к программированию, и что они могут обсуждать, как ни скорую смерть подруги. Открыв тяжёлую стеклянную дверь, я глянул на дальний столик, за ним сидела моя девочка – тут меня передёрнуло – Джулиан и её соседка по комнате. Они меня заметили, и Алоисия отвернулась, но Джулиан мне приветливо улыбнулась, и через секунду продолжила разговор с подругой. Я сел за столик для наставников, за ним сидел Вольф и пил горячий чай. Подняв глаза на меня, он грустно вздохнул и бросил краткий взгляд на столик с нашими подчинёнными.

- Когда? – тихо спросил я, присаживаясь рядом.

- Сегодня утром, - вздохнул Вольф, - уведи Джулиан после девяти, часов в десять, она может вернуться к себе в комнату.

- Я как раз планировал провести тестирование, - кивнул я, и тоже кинул взгляд на столик девочек.

- Я не представляю, как буду жить дальше, - вздохнул Вульф, - как я буду разговаривать после программирования с Алоисией. Кем она станет после операции? Не верю, что Фридрих выдвинул подобный приговор за эмоциональность.

- Ничего не поделаешь, скоро мне тоже придётся потерять Джулиан, - я сморщился, неужели когда-нибудь этот день настанет. Дитмар усадит её в кресло, обкрутит проводами и пустит по ним ток, и невинное тело будет содрогаться от напряжения, а вся комната утонет в её душераздирающих криках, а когда она откроет глаза, это будет уже не она. Я и не заметил, как перед глазами стал образовываться туман, понимая, что мною завладели чувства, я стал быстро моргать, и вскоре взгляд на Вольфа. Тот заметил моё поведение и устало вздохнул:

- Фредж, если так будет продолжаться, ты с ума сойдёшь.

- Меня волнует другое, - отмахнулся я, - вдруг Фридрих решит и меня запрограммировать, потому что я проявляю через чур много эмоций.

- Всё может быть, у него свои тараканы в голове.

- Ты только это ему самому не скажи, - я усмехнулся, и Вольф поднялся со своего места.

- Я уже позавтракал, а ты так ничего и не съел.

- Не страшно, пойду засуну себе что-нибудь в рот, и нормально.

Мы попрощались, и я, глянув через плечо, не увидел Джулиан. Она и Алоисия уже ушли.

После завтрака я направился к Фридриху, каждое утро мы должны – то есть все наставники лагеря – отчитываться перед ним: рассказывать, что мы будем сегодня с нашими подчинёнными, во сколько они будут уже свободны и тому подобное. Я тихо постучал по белой деревянной двери, у которой область возле ручки была затёрта дочерна, в ответ послышался усталый голос начальника: «Входите». Я приоткрыл дверь, и увидел, что он не надел очки. Попытавшись скрыть удивление, я сел в кресло напротив него.

- Доброе утро, Фредж, - начал он. Он устало поднял на меня взгляд, в его глазах я увидел столько боли и разочарования, холодные глаза с ледяными искорками вглядывались в меня с ожиданием.

- Доброе утро, - ответил я, и он чуть расслабился, - сегодня назначено программ...

- Я не хочу об этом, - он потёр глаза, - или ты пришёл говорить именно об этом?

- Нет, - аккуратно ответил я, наблюдая за реакцией Фридриха, - я решил, что сегодня стоит устроить Джулиан тестирование, я хочу быть полностью уверен в том, стоит ли её посылать на задание.

- Это хорошая идея, - он словно ожил, - во сколько?

- В девять.

- Отлично, я хочу понаблюдать за этим.

Именно этого я боялся больше всего: он решит посмотреть, Джулиан ему не понравится, и мою бедную девочку программируют. Я сглотнул и полный решимости глянул на Фридриха, он должен думать, что я ничего не боюсь.

- Хорошо.

- Фредж, - он вдруг посерьёзнел, - я переселю Джулиан в другой лагерь, если ты не охладеешь к ней.

- Но..., - я хотел уже возразить, но боясь потерять её, ответил, - хорошо.

- Вот и славно, - он, наконец, одел очки и его эмоции стали для меня недосягаемыми.

Я поднялся с кресла и прошёл к выходу, последний раз глянув на Фридриха, я вышел из кабинета.

Вздохнув, я глянул на пустой коридор, вдруг одна из дверей мягко открылась, и на меня глянули чистые голубые глаза Джулиан. Ну, разве к такой можно охладеть, она, словно ангел, озаряет мою тёмную жизнь. Она слабо улыбнулась, и мои губы, совершенно не подчиняясь сознанию, растянулись в ответной улыбке. Попытавшись взять контроль над эмоциями, я поманил её рукой, она слабо улыбнулась, а на меня напала тоска.

- Это никому не избежать, - прошептал я ей на ухо, трепеща, от того что в первый раз за всё это время, так близок к ней, - жалко будет тебя потерять.

Всё её лицо было передёрнуто страхом, а голубые глаза пытались найти ответы. Её лицо стало медленно расплываться, и я понял, что творю. Эти эмоции. Она вдруг вздрогнула, и я попытался её поддержать, но она вдруг стала такой жёсткой.

- Не говори мне ничего, - она увела взгляд и обидчиво надула свои губки.

- Но никому не рассказывай это, не пугай девушек.

Она кивнула, я почувствовал странное волнение, и похлопал её по плечу. Её нежное тело стояло вплотную со мной, из-за этого я был чуть смущён. Она смотрела в одну точку, о чём-то задумавшись, а я вдруг почувствовал, что хочу её поцеловать. Сжав руки в кулаки, я направился к выходу, растерянная Джулиан за мной. Я попытался расслабиться, чтобы Джулиан не чувствовала напряжения, из-за чего улыбнулся и перевёл взгляд на девушку, она подняла на меня свои глаза, вдруг зрачок резко уменьшился, и она со вздохом простонала:

- Ох, нет! Тестирование!

Неужели видно.

- На нём мы и узнаем, готова ли ты к заданию, - я кивнул, продолжая улыбаться и заметил, что она чувствует себя уверено.

- Там будет кто-нибудь кроме нас? – если бы не вопрос девушки я бы и не вспомнил, что Фридрих решил наблюдать за тестированием. Что бы не пугать Джулиан, я кивнул, не перевода на неё взгляд:

- Фридрих.

Пусть я пытался сказать как можно спокойнее, она сжалась, и на лбу проступил пот. Да, от этого тестирования будет зависеть не только это. Я попытался, как можно жизнерадостно улыбнуться и глянул на Джулиан, благодаря чему, она почувствовала поддержку и успокоилась. Вскоре мы подошли к зданию для тестирования, я снова перевёл взгляд на девушку, она была снова взволнована, но держала себя в руках.

- Что на этот раз? – серьёзно спросила она, когда мы подошли к зданию.

- Террористы взяли в плен женщину и её сына, - рассказал я, и увидел приближающегося Фридриха. Спрятав глаза за очками, он гневно курил, а когда заметил меня, бросил её в сторону.

Джулиан, даже не глянув на меня на прощание, вошла в здание и тяжёлая автоматическая дверь захлопнулась. Фридрих ускорил шаг и, чуть покачиваясь, оказался возле меня.

- Так-так-так, - он глянул на дверь, - ладно, иди за мною.

Возле здания для тестирования есть небольшая избушка, заставленная экранами, что показывают, что творится у испытуемого. Фридрих шёл первым, странно пошатываясь из стороны в сторону. А когда он на меня выдохнул, я сразу понял, что начальник, чтобы справиться со стрессом, решил прибегнуть к крайним мерам. Мы вошли в комнату, и я сразу же сел за микрофон, все камеры показывали лишь заряжающую пистолет Джулиан.

- Здание заминировано, у тебя есть пять минут, что бы спасти женщину и ребёнка и покинуть здание, - проговаривал я в микрофон, и, глянув на клюющего носом Фридриха, что сидел позади на стуле, продолжил, - от результата будет зависеть, нужна ли будет помощь Дитмара. Отсчёт начнётся на счёт три. Раз, два... ТРИ...

Она сорвалась с места, и (я был удивлён) быстро начала работу. «Убив» первого картонного террориста, она побежала дальше. Ловко, а она даже не целилась, она «убила» ещё троих, попав каждому в лоб. Быстро переставляя ногами, она взлетела на второй этаж, но, не заметив двух других террористов, чуть не стала жертвой картонной бомбы. Но эту проблему она решила, выстрелив в бомбу, и та унесла на тот свет картонных террористов. Не скажу, что её действия были гладкими, отработанными и профессиональными, я явно видел шестнадцатилетнюю девушку, пытающуюся угодит взрослым. Но когда она вынесла ногой дверь, я сильно удивился, я ведь никогда не учил её подобному, а деревянная крепкая дверь, слетела с петель.

Взглянув на таймер, я огорчился, но не стал ничего говорить девушки. Она верным путём поднялась на третий этаж, и, как можно стараясь, перестреляла всех картонных террористов. Она спряталась за колонной и стала отстреливать их по одному, при этом теряя время. Вскоре она нашла заложников, взяв их подмышку, она стала озираться по сторонам, а потом вдруг застыла. Меня это так напугало, что если она так и будет стоять всё оставшееся время, придвинувшись к микрофону, я сказал.

- Джулиан, осталось две минуты, быстрее находи запасный выход.

Она снова стала оглядываться, а потом словно к ней вдруг пришло прозрение, сорвалась с места. Сбежав вниз по лестнице, она бегом направилась к открытой двери. Я перевёл взгляд на таймер –1:05. Снова на экран, девушка с тяжёлыми куклами подмышками с трудом тяжёлую дверь, ведущую вниз на улицу. Таймер – 0:35. Джулиан, понимая, что времени почти не осталось, бежала вниз по лестнице, и когда её нога коснулась последней ступеньки, таймер завопил как оглашенный 0:00. Тут в экране я заметил, как она чуть покачнувшись, подвернула ногу, но с неизмеримым желанием не провалить задание, побежала дальше.

Вздохнув, я обратился к девушке через микрофон:

- Молодец, Джулиан, - как вдруг сверху на мою руку легла холодная рука начальника, и его недовольный голос, вызвал писк в динамиках:

- Сносно. Как только твоя нога коснулась последней ступеньки, здание взорвалось.

Я сразу увидел, что девушка расстроилась, и, положив на землю спасённых, стала тяжело дышать, пытаясь остановить слёзы. Я быстро поднялся с места и направился к девушке, ещё не всё сказавший Фридрих шёл за нами. Я глянул на Джулиан, она чуть смущённо подняла на меня глаза.

- Джулиан, - раздался не совсем трезвый голос начальника, - для тебя важно участвовать на задании через неделю?

- Я не знаю, - девушка лишь пожала плечами, - всё как вы скажете.

Я вдруг дёрнулся, так как Фридрих изумленно отшагнул и засмеялся. Понимая, что в пьяном бреду, он сможет сделать всё что угодно, я подошёл к Джулиан и взял её за руку. Взгляд девушки резко потеплел, и она сжала мою руку в ответ. Фридрих продолжал заливаться, как вдруг резко остановился и глянул на девушку поверх очков.

- Программирование страшная вещь, - промямлил он и, поправив очки, бросил взгляд на меня, - берегите её.

Фридрих развернулся и ушёл, всё так же пьяно покачиваясь. Джулиан подняла на меня свои голубые глаза, в которых сиял только один вопрос: «Что только что было?», из-за этого я чуть не рассмеялся, но, сдержавшись, коротко ответил:

- Он решил, что тебя уже программировали.

- Но почему? Что я такого сказала? – голос девушки был полон удивления.

- У людей с программированием нет своего решения и точных ответов.

- Ладно, пойдём обратно, - устало попросила она, и резко ожила, подняв на меня глаза. – А как там Алоисия?

- Я не знаю, операцию назначили на утро.

Я слабо улыбнулся девушке, и мы направились обратно к зданию общежития, совершенно позабыв о телах спасённых. Я пытался вести себя, как можно непринуждённо, шёл, словно на прогулке и слабо улыбался, но это не помогало. Джулиан шла, словно холодная статуя, в глазах горел страх. Я вдруг подумал, жаль я не знаю, о чём она думает, ведь самые сокровенные страхи, она держит глубоко в себе. Когда перед нами выросло здание общежития, Джулиан словно озверела, она была уже готова сорваться с места и лететь к себе в комнату, узнать, как чувствует себя Алоисия, но то, что я держал её за руку, её останавливало.

- Джулиан, - я требовательно на неё глянул, и она перевела на меня взгляд, - Алоисию лучше не беспокоить, ты понимаешь?

Она кивнула, но я чувствовал всеми фибрами души, что как только она закроет дверь, начнёт приставать к девушке.

- До завтра, - выдохнул я, и выпустил руку девушки:

- Пока.

Она скрылась за дверьми, а я, тяжело вздохнув, направился к Дитмару. Его кабинет был в лечебном здании неподалёку, можно пройти по бетонной дороге, или пройти через сад, путь через который будет намного короче. Но, пытаясь оттянуть встречу с врачом, я шёл по дороге, никуда не спеша. Вскоре передо мной появилось небольшое белокаменное здание с двумя колонными у входа, что держали козырёк, только не успел я и подойти к двери, как передо мной появился Дитмар, гневно выкуривая сигарету.

- Что-то случилось? – спросил я, на что получил в ответ злобный взгляд врача.

- По этикету сначала нужно поздороваться, - съязвил он, выбросив сигарету в урну, даже не потушив её, из-за чего что-то вспыхнуло, и из урны повалил густой дым. Недовольный врач развернулся на каблуках и вошёл в здание, в ту же минуту он снова появился передо мной и вылил в урну воду из стакана. – Ты что-то хотел? – наконец, опомнился он.

- Сегодня ты программировал Алоисию, - начал я.

- Ах, - вздохнул он, словно только что вспомнил, что сегодня было, - подругу Джулиан. И что ты хочешь знать?

- Я хотел бы узнать о её самочувствии.

- Лучше не станет, - он косо на меня глянул, - очнулась, ничего не помнит. А потом когда она и Вольф вышли из здания, упала в обморок. Её тело не выдержало подобной перезагрузки, у неё есть как максимум года три, и она умрёт.

- Это ждёт всех, кто поддался тестированию? – я захотел приблизиться, но Дитмар дал знак, что мне желательно оставаться на месте.

- Ну, вообще... тело Алоисии было достаточно слабо из-за пережитого перед операцией стресса, Эстель сможет прожить ещё как максимум лет шесть.

- А какой максимальный срок может прожить программированное тело?

- Я не знаю, как показывают результаты не больше десяти лет, - он опустил глаза, а, потом не подняв их обратно, продолжил, - но долгожители лагерю не нужны, девушек, что проживут больше пяти лет, будут объявлять непригодными.

- И что дальше?

- А что делают с непригодными продуктами для питания, их выбрасывают. Вот и девушки станут мусором.

- И как от них избавятся? К стенке или твои штуки? – мною вдруг завладела злость и, сжав руками, я поднял на Дитмара глаза.

- Я думаю к стенке, - бесчувственно ответил врач, - единственное, что можно будет с ними сделать. А потом все дружной компанией, закапаем их в лесу.

- Так значит там вы «хороните» всех погибших девушек? – меня уже трясло от злости и, боясь, что в любой момент буду готов избить своего собеседника, я сжал кулаки ещё крепче и пытался не смотреть на врача.

- Да, - он пожал плечами, словно удивляясь, что меня вывело из себя.

- Кто следующий в твоём списке?

- Я не знаю, ведь список составляю не я, - он снова пожал плечами, - в любой момент может прийти Фридрих и сказать, что например, Реин вечно мешается под ногами и рассказывает девушкам обо всём, что узнает, надо её программировать. Ну и я, как верный сотрудник, приду к ней в комнату, усыплю, принесу к себе в кабинет и программирую. От меня ничего не зависит.

- Значит, в любой момент может прийти Фридрих и сказать, что Джулиан совершенно не подготовлена к заданию, а этот Фредж к ней неравнодушен, надо её программировать. И ты?

- Пойду и программирую, - пожал плечами Дитмар, и тут я не сдержался. Сорвавшись с места, я закатал рукава, Дитмар что-то кричал по поводу того, что он будет защищаться, он я ослеплённый ненавистью, наносил ему удары. Я был его крепко сжатым кулаком по лицу, пока он, истекающий кровь, не упал и я не стал пинать его в живот. Тот извивался как змея, выплёвывая при этом кровь при каждом моём ударе. Вдруг меня словно что-то связало, кто-то очень сильный скрутил мне руки, и позади щёлкнули наручники.

- Фредж, - раздался недовольный голос Фридриха, - что ты творишь?

- Это я должен спрашивать у вас, - съязвил я, за что получил по лицу от одного из громил, что меня скрутили.

- О, господи, - вздохнул Фридрих, рассматривая искалеченного Дитмара, - и что мне с тобой делать, Фредж?

- Он вдруг так разозлился, распалился и как давай меня бить... – пытался поделиться ужасными событиями врач.

- О чём был разговор? – спросил Фридрих, и Дитмар, пытаясь шевелить языком ответил:

- О том, что я готов всегда Вас послушать, даже если Вы прикажете программировать Джулиан.

- Ах, вот в чём дело, - весело ответил Фридрих, - Фредж попытался защитить свою любимую. А если я не ошибаюсь, у нас был об этом разговор.

- Был, - согласился я.

- Что ж, за проступок следует наказание. - Фридрих щёлкнул в пальцы, сегодня он явно был навеселе. – Для начала, запереть Фреджа на часик-полтора за решёткой, а потом суп с котом, - он отмахнулся и, странно засмеявшись, направился вон.

Два огромных громилы в чёрных одеяниях, тащили меня по улице, разговаривая между собой своим тяжёлым басом.

- Запереть на час за решёткой? – переспросил первый.

- За какой решёткой, у нас нет здания с тюрьмами, - ответил второй.

- Не столь важно, бросим его в подвал, - отмахнулся первый, - ты видел, босс сегодня какой-то странный?

- Ох, я этих наркоманов столько насмотрелся, пока работал охранником в клубе. Мистер Сюз явно решил прибегнуть к крайним мерам.

- Он же под кайфом всё что угодно наговорить может, - усмехнулся первый.

- Слушай, так давай его скинем на пол часика в подвал нашего здания, а потом выпустим.

Я молча слушал их разговор. Полчаса. Этого достаточно чтобы программировать Джулиан, но я ничего не мог сделать, парни тащили меня через весь лагерь, а потом когда перед нами появилось небольшое здание, переглянулись и решительно открыв дверь в подвал толкнули меня внутрь.

- Браток, ты поспи пока, - вздохнул первый.

- Через полчаса мы вернёмся, - кивнул второй и дверь закрылась.

Пытаясь успокоиться, и угомонить тело, что билось в дрожи, я облокотился на стену. Полчаса, полчаса. Я не мог думать о другом, ведь, что может быть страшнее, чем когда девушка, которую ты любишь, сходит с ума или погибает. Неужели... нет, не может быть... Фридрих не тронет Джулиан, он понимает, что я ослеплённый жаждой мести убью его, а потом и всех тех, кто приложил к этом руку. Задумавшись, я потерял контроль над телом, и то снова стало бить в конвульсиях. На меня напала паника, я не должен позволить, чтобы мою крошку тронули! Ни за что! Биться в железную дверь не имело смысла, они не выпустят меня. Полчаса, полчаса! Сердце обливалось кровью, пульс бил в висках, руки тряслись, а голова трещала от ужасных мыслей, что её буравили. Моя Джулиан, бедная моя девочка! Я упал на колени. Странное чувство рвало моё сердце. Неужели, я ничего не смог сделать, чтобы спасти её!? Джулиан... Мой цветочек, ангелочек. Свет в моей тёмной жизни... Я нащупал рукой прямоугольную бумажечку в кармане, это не просто бумажка, это фотография. Фотография моей красавицы. Здесь она ещё улыбается, а на щеках горит румянец. Живая. Что с ней сделает Фридрих, пока я здесь?! Я опустил голову, и на холодный пол сарая упала скупая слеза. В ней было всё: боль, обида... любовь. Пытаясь сдержать накатившие эмоции, я сжал голову руками, но слёзы предатели быстро скатывались с моих щёк, оставляя соляные дорожки. Что мне теперь делать? Что? В памяти стали вырисовываться самые счастливые моменты за время знакомства с Джулиан. Наша первая встреча, когда я, чтобы мы познакомились, повёл её в кондитерскую. Или когда мы гуляли в саду... Здесь мысли оборвались, Дитмар рассказал, что там они закапывают не выживших девушек, неужели так будет и моя крошка. С губ сорвался крик, полный боли и одиночества. Мой ангел... Я всё сильней и сильней сдавливал голову, пытаясь таким образом выдавить эти страшные мысли. Жаль, что нельзя сдавить так сердце, надеясь, что боль выдавится. Меня мучил страх, и с каждой секунды он возрастал в несколько раз. В тот момент я вдруг понял, что если Джулиан программируют, я убью сначала её, потом поубиваю всех, а затем прикончу себя. Тогда нам всем сразу станет легче.

Полчаса, полчаса.

Эмоции выбили из колеи, и я уставший стал ощущать странную сонливость. Голова вдруг начала кружиться, и я, потеряв ориентацию, упал на землю.

Перед глазами за последние два месяца стал вырисовываться сон. Я оказался на песчаном берегу, солнце палило и жгло мне глаза, как вдруг я почувствовал странное прикосновение к моей руке – лёгкое и нежное. Обернувшись, я увидел Джулиан. Она улыбалась, а в глазах горела любовь. Мой ангел... Я потянулся к её губам, ведь это всего лишь сон, здесь я могу позволить себе быть тем, кем хочу быть. А я хочу быть счастливым. Но мой покой длился не долго, мне на лицо хлестанула вода. Я в ужасе раскрыл глаза, но в темноте подвала увидел только свет, исходящий через открытую дверь.

- Что с ним? – спросил грубый низкий голос.

- Слушай, рожа у него какая-то перекошенная!

- Эй, мужик! – меня тряханули за плечо, и я попытался найти глазами объект с таким неприятным голосом. Вскоре зрение сфокусировалось, и я увидел двух здоровяков, которые притащили меня сюда.

- Как долго я в подвале? – я удивился своему охрипшему голосу.

- Час.

- Я свободен? – я глянул на того, чья рука всё ещё сжимала моё плечо.

- Да.

Я попытался подняться, но мои ноги подгибались, но в голову пришла Джулиан, и что с ней может быть сейчас, и силы вернулись в моё тело. Выбежав из здания, я рванул к общежитию. Джулиан! Моя Джулиан! Сердце заныло, и я, ускорившись, летел по заасфальтированным дорогам. Вскоре передо мной выросло белое здание. Двери..., лестница..., коридор... Затаив дыхания, я застыл на месте, вот она белая дверь, за ней должна быть Джулиан. Переставляя ногами, я заставил себя бежать, и вскоре передо мной появилась неутешительная картина.

В комнате у двери стояла Реин с пустым холодным взглядом, но когда она меня увидела, в зрачках я увидел странный блеск. Страх? Волнение? На стуле в другой части комнаты за столом сидела программированная Алоисия, на кончике кровати сидел Вольф. Перед ним стояла моя девочка, грустная, промякшая, без единой эмоции она смотрела на меня сквозь пелену отречения.

- Фредж, - я услышал боль, она пронзила меня насквозь. «Нет! Нет! Нет!» - кричал я в голове, пытаясь сдерживать эмоции, но следующая фраза меня учила: - как бы ты не пытался, Джулиан сегодня программировали.

Сердце оборвалось. Всё! Конец! Руки задрожали, и рот невольно раскрылся, и я еле сдержал крик ужаса. Нет, мой ангел, мой свет, неужели, тебя отняли у меня?! Я люблю тебя, Джулиан и всегда буду любить, даже если ты программированная, но ты никогда не ответишь мне взаимностью. Никогда не сможешь познать любви.

- Джулиан? – протянул я, – Как меня зовут?

Меня трясло от страха и злости. Всё, я убью Фридриха, и месть будет страшной! Внутри меня проснулось животное, он изгибался и ехидно улыбался. Я убью его! Но при этом более значимое значение имели страшное разочарование и разбитое сердце. Моя Джулиан. Ангел, свет. За что тебя отняли у меня?

- Вас зовут господин Фредж.

Я не смог ничего ни сделать, ни сказать, мной просто завладел ужас, и я невольно отшагнул назад.

- Джулиан, - из-за стола раздался голос Алоисии, - теперь ты не в силах мне помочь?

- Алоисия, - обратился к ней Вольф, - ты о чём?

- Я ничего не помню, - тихо ответила девушка, - где я? Кто я?


Джулиан

Глава пятая

Когда я открыла глаза, рядом на тумбочке лежала записка. Неуверенно глянув на Алоисию, что впервые за это время спала, и развернула бумажку: «Берегись L5Q32». Изумлённо рассмотрев бумажку, я скинула с себя одеяло и подошла к своему столу. Среди фантастических книг можно увидеть розовый корешок – мой дневник. Я раскрыла его, и среди посыпанных страниц блёстками лежало самое заветное. Чёрно-белая фотография ужасного качества на ней изображён выходящий из машины взволнованный Фредж. Она была сделана в день нашей встречи, тогда я увидела его впервые, когда он вошёл в кабинет, я сразу же заметила его красивые голубые глаза. Фредж. Не знаю, как описать, что я к нему чувствую, но главное, чтобы эти чувства были взаимны. Тело пробила дрожь, и я в странном смятении убрала дневник на место.

В дверь постучали, и я невольно вспомнила, что было вчера. Сердце заскрипело. Чёрт!

Я поднялась с места и подошла к двери и, коснувшись ручки только кончиками пальцев, приоткрыла её. На меня глянули грустные глаза Фреджа. Вчера из-за того, что он избил Дитмара, Фридрих объясняет мне, что его уволят, а так как в нашем лагере нет свободных наставников, меня послали в другой лагерь, где меня поджидает мой новый наставник.

- Да, - я лишила свой взгляд разума, наблюдая за его изменениями поведения.

- Джулиан, собирайся, тебе пора. Автобус придёт через час.

- Да.

- Я не знаю о чём ты, - она вдруг скривилась, - просто, ты не терпелива. Поэтому я знала, что ты ко мне обратишься.

- Понятно, - кивнула я.

- Так что же ты хотела?

- Ты держись, Алоисия, - я положила ей руку на плечо, - ты держись.

- Ты ведь уезжаешь? – тихо спросила она, и меня тряхануло.

- Да, но я вернусь.

- Я буду ждать.

Дверь заскрипела, и я пулей отпустила Алоисию и стала смотреть в одну точку. Всем телом я чувствовала, что в комнату вошли двоя.

- Джулиан, ты готова? – спросил Фридрих.

- Да, - я медленно обернулась.

- Тогда бери свои вещи, и следуй за нами.

Вторым оказался никто другой, как Фредж.

Я послушно встала с места и как железный робот в теле человека подошла к чемодану, на секунду я отвлеклась (забрала дневник и сунула его в карман) и повернулась к моим начальникам. Лишая свой взгляд разума, я глянула на своего... (я попыталась скрыть это, но меня передёрнуло) любимого. Он смотрел на меня с холодом и безразличием, словно я больше не та, кто был всегда рядом.

Мы вышли из комнаты, и пошли по коридору, из открытых дверей выглядывали девчонки. Первым лицом, что я увидела, оказалась Реин. Самая старшая из нас с волнением на меня смотрела, а когда мои сопровождающие прошли мимо, она мне помахала рукой, пытаясь наиграть радостную улыбку. Дальше Фрици, жующая яблоко. Яркая Флорет смотрела на всё сквозь дымку слёз, что она удерживала, часто моргая. Из соседних комнат так же глядели незнакомые глаза – новенькие. Интересно, что случилось в их жизни? Может та, что стоит у стены с отречённым взглядом была жертвой террористического акта и единственная выжившая. Её родные, я уверена, посчитали её погибшей с остальными, и где-то на кладбище в земле покоится пустой гроб, а на памятнике написано её имя. А та, что заправляет волосы за уши, наверное, должна была разбиться в автокатастрофе вместе со своей семьёй, но единственная выжила. Вскоре коридор кончился, но заинтересованные девушки продолжали смотреть нам в след.

Когда мы вышли из здания общежития, перед нами стоял красный автобус. Фредж даже не смотрел на меня, зато Фридрих, ободряюще улыбаясь, манил меня в средство перемещения.

Мне сказали, что меня должны перевести в другой лагерь, потому что Фреджа ждёт повышение, а мне нужен наставник, поэтому мной займётся кто-то другой, кто работает в другом лагере. Честно, я сразу поняла, что это неправда, но пришлось сделать вид, словно всё в порядке.

Смело я шагнула на первую ступеньку и глянула на провожающих. Фредж смотрел в землю, боится поднять глаза, ведь чтобы не случилось ему тяжело со мной прощаться. Фридрих уже махал рукой, давая знать, что пора уезжать.

Я села на самое близкое к выходу место и стала махать Фридриху в ответ. Было больно, ведь Фредж, от которого я в первую очередь ожидала поддержки, стоял, опустив голову, и рассматривал носки ботинок. Я отвернулась, лучше просто забыться во времени и ждать, что ждёт меня впереди.

***

Автобус вдруг остановился, и я, очнувшись от мыслей, глянула в окно. Среди зелёных деревьев стояло небольшое каменное здание, возле которого уже поджидали меня, троя мужчин. Первый высокий брюнет со светло-карими глазами в чёрном костюме, наверное, ему лет тридцать-тридцать пять. Скрестив руки на груди, он стучал пальцами по локтю, его явно что-то беспокоит. Рядом толстый мужик в спортивном костюме (значит, мне назначена физическая проверка). Его макушку проедала блестящая плешь, а по лбу стекал пот, что он стирал платком. Следующий мужчина, должно быть мой наставник, был пепельным блондином с серыми глазами. Я вздохнула. Это был молодой парень, наверное, чуть младше моего Фреджа.

Вдруг раскрылись двери, и я поспешила выйти из автобуса. Первый, что был в чёрном костюме, поспешил ко мне и, взяв под руку, провёл к остальным встречающим.

- Меня зовут Абелард Баур, я директор этого лагеря, а это Кифер Валь он проверит твою физическую подготовку и будет делать это раз в неделю. А это самое главное, - он поправил галстук, - Лотер Ян твой наставник.

- Приятно познакомиться, - кивнула я им.

- А тебя как зовут? – спросил мистер Баур.

- Джулиан Сальвемини, - ответила я и только, когда повисла тишина, поняла, что произнесла запретное. Моя фамилия. Её никто не должен знать кроме меня, не знаю почему, но Фредж сразу же предупредил меня, что не следует говорить первым встреченным свою фамилию.

- Мы очень рады, что ты к нам присоединилась, Джулиан. Мистер Ян покажет тебе, где ты будешь жить, но сначала проверка физической подготовки.

- Для начала, - начал мистер Валь, - три круга вокруг здания, не останавливайся. А потом я проверю твой пульс.

Конечно, у нас в лагере никогда не делалось ничего подобного. Я сначала обомлела, но, всё же опомнившись, сорвалась с места. Три круга, но уже на втором я стала ощущать странную усталость, вот-вот и я упаду. Мистер Валь стоял и наблюдал за мной, рядом мистер Ян, а директор куда-то исчез. Бег давался мне очень тяжело, от усталости стучало в висках, а горло жгло от холодного воздуха, ноги ныли, и было неоспоримое желание остановиться. Но я пробежала все три круга и, пытаясь отдышаться, остановилась возле Кифира Валь. Тот, недовольно цокая языком, стал мерить мне пульс.

- Сердце сильное, - он отпустил мою руку, - а физическая подготовка у тебя нулевая.

- У нас в лагере никогда такого не было.

- Кто был у тебя директором?

- Фридрих Сюз.

- А-а-а, - понимающе протянул он, - этот любовничек... всем известно, что у него был роман с одной из девушек агентов, такая романтичная история...

Я в шоке смотрела на мистера Валь. Что за история про Фридриха? Кого он любил? Что случилось? Я неуверенно покачала головой:

- Вы о чём?

- Ах, так ты не знаешь, - он удивлённо поднял брови, - ну, ладно. Дальше Лотер тебе всё расскажет.

Мы двинулись по дороге от каменного здания, и когда мистер Валь уже растаял на горизонте, я обратилась к своему наставнику.

- Мистер Ян, - я осеклась, - вы не знаете эту романтичную историю?

- Я не знаком с мистером Сюз, но историю знаю, - смотря только вперёд, ответил Лотер.

- Расскажите, пожалуйста.

- Хорошо, только давай на «ты», и зови меня Лотер, - он, наконец, глянул на меня, и я кивнула, - если ты не знаешь истории, значит, это случилось до твоего приезда в лагерь. Фридрих в тот момент был уже директором, как вдруг в лагерь приехала прекрасная девушка. Он влюбился в неё с первого взгляда, из-за чего стал её наставником. Всё было хорошо, он любил её и скрывал это. В тот момент стало модным программирование. Первые его разработки стали испытывать на девушках, среди жертв оказалась и возлюбленная Фридриха. Его сердце было разбито, девушка, которую он любил, никогда не сможет почувствовать того же. Пусть девушка ничего не помнила и ничего не чувствовала, он всегда был рядом, помогал ей и поддерживал её. Но из-за низкого качества программирования девушка прожила год, после чего скончалась на руках у Фридриха. Некоторые говорят, что на самом деле девушка сошла с ума, и правительство, сосчитав её непригодной, приказали убить её. Этот день выделен у Фридриха в календаре красным, на его глазах девушку вывели к стене и расстреляли. Что из этого правда никто не знает. Просто байки.

- А как звали девушку?

- Ирма Корси, если я не ошибаюсь. Но это имя может быть просто выдуманным, специально для байки.

На какой-то момент я подумала, что это может быть правдой. Я была в кабинете Фридриха на своей памяти всего один раз, на стене возле стола у него висит календарь за прошлый год и одно число выделено красным. Тринадцатое сентября, по-моему, не помню. Он постоянно носит солнцезащитные очки, прячет глаза, в которых так легко читается горе. Может быть, Реин и остальные могли знать Ирму Корси. Но потом я стала понимать, что всё это только страшилка на ночь для детей, ведь Фридрих очень серьёзно относится к своей работе, не уверена, что когда-нибудь могло случиться что-нибудь подобное.

Я снова глянула на наставника.

- Спасибо, что рассказал.

- Ты думаешь, это могло бы быть на самом деле?

- Я думаю, это только сказки. Я ведь знакома с Фридрихом, я знаю.

- Вот и здание общежития.

Перед нами выросло небольшое белое здание с небольшими окнами, из которых выглядывали заинтересованные личики девушек.

- Напоминает наше здание, - поделилась я.

- Может быть.

Мы прошли в здание, и в коридоры вышли девушки, что в предыдущую минуту наблюдали за нами в окна. Их было так много! В нашем лагере девушек было не больше двадцати, которые были разделены на четыре группы. А здесь трёхэтажное здание, отведённое специально для девушек.

Мы поднялись на второй этаж, и прошла к комнате номер 212, у двери которой стояла пепельная блондинка с зелёными глазами, что приветливо улыбалась.

- Лина, это наша новенькая Джулиан, она будет жить с тобой в одной комнате, - говорил Лотер.

- Приятно познакомиться, Джулиан, - она улыбнулась мне.

- Мне тоже.

- Вот и отлично, Джулиан я зайду за тобой завтра, а пока осваивайся.

Я кивнула, и он направился вон по коридору, как только он скрылся за поворотом, девушки сорвались с мест, так быстро, что я не различала их в туче, что на меня надвигалась. Вдруг я почувствовала, что кто-то вырвал у меня из рук чемодан и в следующую секунду он оказался возле моей кровати. Девушки толкали меня к кровати и вскоре уселись вокруг меня на пол.

- Что случилось? – спросила я.

- Ты ведь была за стенами лагеря, как там? – спросила рыжая девушка из толпы.

- Я приехала из другого лагеря, - призналась я.

Толпа стала вздыхать и стонать от разочарония, девушки быстро поднялись и с опущенными головами вышли из комнаты.

Дверь тихо захлопнулась.

- В каком ты лагере была? – позади меня оказалась Лина.

- Я не знаю, - пожала я плечами, - но директором был Фридрих Сюз.

- Понятно, - вздохнула она, - давай я расскажу тебе распорядок дня.

- Давай.

- Всё очень просто. Вставать советую в семь, так как в девять начинаются уроки. Так как ты новенькая подойди в восемь к зданию обучения в 145 кабинет. Там тебе скажут, в какую группу ты попала, там же тебе дадут твоё расписание. Затем в соседнем здании позавтракаешь, а в девять пойдёшь на обучение. Занятия заканчиваются в два часа дня, после чего ты можешь сходить пообедать. После этого возвращаешься сюда, делаешь уроки. А спать ложиться...

- Прости-прости! – перебила я. – Уроки? Какие?

- Нам сначала объяснят всё в теории, а потом мы с наставниками отрабатываем это в практике.

- Значит, мне нужны тетради, ручки, учебники...

Я хлопала глазками и ничего не понимала. У нас в лагере мы весь день балдели и занимались чем хотим, если наши наставники не решали нами заняться. А тут так?! Уроки. Конечно, я сильно удивлена, ведь почему у нас не было подобного в лагере? Наверное, здесь причастна история про Ирму Корси, может разбитому из-за трагедии ему сложно вернуться к своей работе.

- Учебник нет, у нас лекции. Тетрадок тебе нужно восемь, ручка одна.

- А где я тетрадки возьму?

- Я с тобой поделюсь, - она подошла к своему столу и открыла верхний ящик, из которого достала толстенные тетради, - держи, - она протянула их мне.

- А какие будут предметы?

- Теория: математика, немецкий язык, французский язык. Английский язык, физкультура, стрельба, тактика боя на ножах, разновидности рукопашного боя. Практика: стрельба, тактика боя на ножах, рукопашный бой.

- Я боюсь, что не справлюсь.

- Справишься, для вас новичков, всё будет упрощённым.

- Ладно, будь что будет...

Я стала разбирать вещи. Первым, я вытащила дневник, что небрежно был убран во внешний карман. Розовая книжка с белыми бабочками была погнута, и на обложке красовался длинный рубец от места сгиба. Сдавленно вздохнув, я поставила его на полку и стала разбирать остальные вещи. Одежду я скинула на полку, было даже лень вытащить некоторые вещи из пакетов. Пустой чемодан я засунула под кровать.

Новая обстановка, новый лагерь, новые люди... Но меня это место совершенно не хочет принимать, или я не хочу принимать его. Внутри меня в груди странное ощущение, словно моё место не здесь. Было желание встать и убежать, куда глядят глаза. Я даже не обращала внимания на комнату, в которую меня поселили, а девушки, что с интересом на меня поглядывали, казались глупыми обезьянками. В какую-то долю секунды я поняла, что скучаю. А самое главное, что не по Алоисии, Реин или Этель, я скучала по Фреджу. Наверное, он тоже сейчас ощущать ту же пустоту, что и я.

Пытаясь затмить странное чувство, я встала с кровати и вышла в коридор, проигнорировав вопрос Лины, куда я собралась. Как только дверь за мной закрылась, открылись все остальные и на меня глянули сотни любопытных глаз. Пытаясь не обращать на них внимания, я спустилась на первый и вышла на улицу. Лина сказала, что завтра в восемь мне нужно зайти в здание для обучения. Интересно, где оно? Сейчас и попытаюсь найти.

Я шла по неширокой забетонированной дороге, как и у нас в лагере, где заканчивался бетон, начиналась трава, а чуть дальше лес. Тут передо мной появилась развилка, куда идти? Четыре дороги в никуда. Я пошла по дороге, что вела влево и вскоре натолкнулась на здание, возле которого меня встречали. Красного автобуса уже не было.

Я глянула на вывеску возле козырька «администрация лагеря». Значит, здание для обучения находится совершенно в другой части селения. Я вернулась на развилку, теперь пойду прямо. Я шла недолго и вскоре увидела другое здание, намного больше предыдущего. «Столовая» - светилось на красной вывеске. А где «школа»? Снова к развилке. Я начала хихикать, верно, сколько мне ещё придётся расхаживать туда-сюда, чтобы найти, наконец, это здание. Теперь я пошла по дороге, что вела на северо-восток. Там, наконец, передо мной появилось небольшое трёхэтажное здание – «школа». Вздохнув от счастья, я решила сходить по четвёртой дороге. Минут через пять, я узнала, что эта дорога ведёт к месту, где будут проводиться тестирования и практическая часть обучения. У бетонной стены стояли различные мишени, которая длинной могла быть до ста метров. Рядом, стояло что-то вроде детской площадки, конечно, качелей и карусели там не было. Здесь нас будут учить преодолевать препятствия. Дальше виднелся лабиринт, не такой как у нас. Одноэтажный, но раскидистый.

Я вернулась в здание, где меня уже поджидали девушки.

- Нравится? – спросила та, что была ближе всех ко мне.

- Что нравится?

- Наш лагерь, - глухо ответила толпа.

- Ну, хороший лагерь, - я немного растерялась.

- Хороший? Отличный!!! – орала толпа.

- Да-да, - я попыталась переорать толпу, - он замечательный.

- Завтра твой первый учебный день, волнуешься? – спросила девчонка из толпы с нереально фиолетовыми глазами.

- Нет, - честно призналась я, - всё самое страшное я уже пережила.

- Что это было? – испуганно прошептала толпа.

- У вас в лагере практиковалось программирование, двух моих подружек привлекли к этому.

- Программирование? – девушки удивлённо стали пожимать плечами. – У нас никогда такого не делали.

- Вам повезло, - выдохнула я.

Вечером я и Лина остались одни, так как все готовились ко сну. Меня стало разрывать странное чувство – волнение? Завтра – полная неизвестность, что меня ждёт? Я глянула на Лину, что проглядываясь сквозь линзы очков, читала книгу, она уж точно не волнуется.

Я перевела взгляд на розовый корешок своего дневника, кроме него я никогда и никому не доверяла свои мысли и чувства, но теперь мне почему-то захотелось излить душу совершенно незнакомой мне девушке. Снова глянув на Лину, я только тогда заметила, что она не читает, а с упором смотрит на меня.

- Тебя что-то беспокоит? – проговорила она.

- Ну...

Я опустила взгляд на пятнистый ковёр, но решившись, снова глянула на девушку.

- В моём лагере, откуда я приехала, я была всего лишь три недели. Когда я встретила своего наставника Фреджа, я влюбилась в него, - меня передёрнуло, я впервые призналась в этом, ни сколько другому человеку, сколько себе, - а теперь я так далеко и я даже не знаю, что меня завтра ждёт. Когда я снова увижу Фреджа? – мой голос дёрнулся, и я поняла, что вот-вот по щеке скатится слеза.

- Любовь..., - протянула Лина, закрывая книгу, - с нашей работой о подобном чувстве надо забыть.

- Я знаю.

- Я не хочу тебя расстраивать, - она сняла очки, - но хочешь, я отвечу на твой вопрос.

Я ничего не ответила.

- Ответ – никогда.

- Что это значит? – я хотела уже возмутиться, но подавила порыв.

- Джулиан, успокойся, - она заметила, как я наэлектризована, - я не вижу будущего, может быть вы когда-нибудь, и встретитесь, но у тебя нет и тридцати процентов.

На этом наш разговор был окончен. Она убрала очки, книгу и, пробурчав «я хочу спать», прыгнула под одеяло, погасив свет. Я осталась сидеть одна за столом в полной темноте, при этом полностью опустошённая. Мне совершенно не хотелось вставать со стула, в какой-то момент я решила, что смогу просидеть так всю ночь. Вскоре глаза привыкли к темноте, и в лунном свете я смогла разглядеть комнату. Она была не большой, примерно такого же размера как была у меня с Алоисией. Моя прошлая кровать в лагере, который я покинула, стояла напротив двери из комнаты, но здесь она была спрятана в углу возле окна. Напротив двери стоял мой письменный стол. Возле двери два шага вправо стояла кровать Лины, откуда доносился едва слышное сопение. Дальше в лишённом свете углу стоял её стол, лунные лучи не доходили до него, поэтому он мне казался далёким тёмным углом. На подоконнике единственного окна стоял цветок в горшке, он, давно не поливаемый, клонился к земле, а его гниющие листья вяло свисали с ещё крепкого стебля. Я невольно словно заворожённая цветком залезла в карман джинс и с ужасом прочитала на синеватом листке: «Берегись L5Q32».


Фредж


Глава шестая

Ещё только шесть утра, но Фридрих, взъерошенный и взволнованный, требовал меня к себе. Я, невольно зевая, шёл по коридору, надеясь, что он не помнить вчерашнего инцидента, но как оказалось, помнит.

Я открыл дверь и глянул на начальника, что стоял у окна и жадно, сдавив пальцами сигарету, курил. Я насторожился, мало ли что может прийти ему в голову.

- Я помню, что Вы вчера вытворяли, - злобно проговорил он, и я невольно поправил галстук, сглатывая. Пусть видит, что я боюсь, мне всё ровно.

- И что Вы думаете делать?

- Что и обещал, - он выкинул недокуренную сигарету в окно.

- Что Вы имеете в виду?

- Завтра Джулиан уедет в другой лагерь, а Вы уволены, – он сел в своё кресло, - только не сейчас, завтра утром, я пока что не знаю, куда её отправить.

Я не знаю, как выглядел в тот момент со стороны, зато знаю как внутри. Моё сердце словно остановилось, неужели мою крошку у меня заберут. У меня вдруг проснулось желание встать и убить Фридриха. Никто не заберёт её у меня! Но когда я уже поднялся с кресла, я успел себя остановить.

Сутки, всего одни сутки и она будет уже не со мной. Мало ли в какой лагерь она попадёт, мало ли какой извращенец станет её наставником!!! Я сжал кулаки, представив как кто-то другой рядом с моей Джулиан.

- Фредж, Вы свободны, - выдохнул Фридрих, и я словно оловянный солдатик пошёл к выходу, и мягко закрыв за собой дверь, наконец, мог выпустить пар, но не успел я об этом подумать, как в руке что-то захрустело, и я удивлённо на неё глянул. Золотая ручка двери Фридриха была сломана, и вторая её половина была у меня в кулаке.

У нас есть хорошее здание в лагере, где наставники могут тренироваться. У меня там была излюбленная груша, за место которой я представлял Фридриха. Я поспешил туда, ведь лучше побить грушу полчаса, чем случайно сорваться на Джулиан.

Я быстро переоделся и приготовился «к бою», после чего вышел в зал, где тренировались остальные ребята. Возле одной из груш я увидел Вольфа, но я даже не подошёл к нему, так как мысли теребила одна мысль – скоро я потеряю Джулиан. Конечно, я уже её потерял, когда её программировали, но всё же одно её присутствие делает меня счастливым.

Я подошёл к своей груше и, вспомнив слова Фридриха, ударил по ней. Та жёсткая и тяжёлая чуть дёрнулась и никак не отреагировала. Я ударял снова и снова, но она лишь насмешливо покачивалась, подавая назад на едва уловимый сантиметр.

Вдруг мне на плечо легла тяжёлая рука, оглядываясь через плечо, я увидел Вольфа.

- Что случилось, друг?

- Джулиан собираются перевести в другой лагерь.

- Ой, Фредж, - он по-детски улыбнулся, из-за чего я невольно вспомнил колледж, - узнаешь, в какой лагерь её отправили и сам туда к ней переведёшься.

Вольф мой старый друг. Мы познакомились в колледже на первом курсе, я приметил его с первой же секунды. Он стоял у гардероба и неуверенно подавал номерок вахтёрше. Возле него крутилась такая же новенькая – Аврора. Я знаю, что от воспоминаний я посерел, потому что в нашей подростковой безмятежной жизни было не только хорошее. Аврора Бёрнс, Вольф Сингх и я – Фредж Фанта - быстро сдружились, были одной командой до конца колледжа. Чувства между Вольфом и Авророй переросли во что-то большее, чем дружба, и я даже иногда ему завидовал. У него была девушка, которую он любил больше всего в жизни. На выпуском мы, конечно, все напились и были не в состоянии даже с пола подняться, из-за чего мало кто помнит, что случилось в тот вечер. Очнувшись, я лишь услышал крик Вольфа: «Не покидай меня! Не покидай меня!». Сквозь пелену выпитого алкоголя, я глянул на друга и обомлел. Он обнимал искровавленное тело без головы. А я и подумать тогда не мог, что это Аврора. Похороны были скромными, только я, Вольф и семья девушки.

Я попытался скинуть плохие воспоминания и глянул на друга.

- Может, ты прав, но Фридрих будет следить за мной. Глупо пытаться обмануть его.

- Что будешь делать сегодня? – Вольф решил сменить тему.

- Я пока что не знаю, нужно показаться перед Джулиан.

- Ой, смотри, разрыдаешься, когда она будет уезжать...

Я уже замахнулся, но опустил руку заметив усмехающегося Вибека.

- Что-то не так? – спросил он, заметив мою реакцию.

- Мне лучше пойти, - вздохнул я и направился из зала.

- Да-да, девочкам здесь не место, - засмеялся в след Вибек.

Я сжался как струна, но сдержать накопившегося гнева не удалось. Я быстро развернулся и побежал на обидчика, тот не ожидал подобного поворота событий и не успел отклониться. Мой сжатый кулак ударил его прямо в нос, из-за чего в ту же секунду был смочен бардовой кровью.

- Фредж, остановись, - послышался голос Вольфа.

Но я его словно не слышал.

- Остановись! – Вольф схватил меня и стал оттаскивать от несчастного Вибека.

В ярости я вышел из здания, всё ещё сопровождаемый Вольфом.

- Ты слишком эмоционален, - воздохнул друг.

- Зато ты бесчувственный, - отрезал я и направился вперёд по дороге.

Моя жизнь никогда не была сахаром, и я не мог и представить, что чтобы я стал счастливым нужна только одна девушка, но надеяться на наилучшее будущее глупо, моя Джулиан теперь никогда не будет со мной.

Я шёл по дороге, сам не замечая, что направляюсь к общежитию. Моя принцесса должна быть там, как вдруг, когда я уже подошёл к зданию на меня глянули пустые голубые глаза.

- Куда ты? – спросил я.

- Я гуляю, господин Дитмар сказал, что это полезно для меня, - проговорила она, смотря куда-то мимо.

- Ему виднее, - согласился я, пытаясь не показывать, как мне было в тот момент больно.

- Господин Фредж, ко мне заходил господин Сюз, куда меня собираются отправить?

Я не знал, что ответить, так как с ужасом понимал, что наше расставание настанет намного быстрее, чем я думал. Фридрих уже рассказал ей, что завтра утром её увезёт, а что тогда сделают со мной по его легенде?

- Господин Сюз сказал, вас ждёт повышение, - так же холодно продолжила она.

- Да, - отрезал я, разговаривать с ней мне больше не хотелось.

- Господин Фредж, куда отправят меня?

- В другой лагерь, - вздохнул я, первый раз, за весь разговор, проявив эмоции, но Джулиан никак на это не отреагировала, - ты свободна.

Она кивнула и прошла мимо меня по дороге, обернувшись и глянув ей в след, я увидел, что она подходит к Дитмару. К чудовищу, который сделал с ней это, убил её, лишил её чувств. Я дёрнулся, захотелось догнать Джулиан и не подпустить её к этому чудовищу, но сдержав пыл, я вошёл в здание.

- Здравствуйте, господин Фредж, - я услышал серьёзный настойчивый голос и сразу понял, кто это.

- Здравствуй, Реин.

- Я знаю про то, что вас собираются уволить, но обещаю, что Джулиан ничего не скажу, - вид у неё был невероятно серьёзным, сжав руки в кулаки, она глядела сквозь меня.

- Спасибо, - выдохнул я и сбирался подняться вверх по лестнице, как Реин продолжила:

- Вы должны бороться, я знаю про ваши чувства к Джулиан, и чтобы остаться с ней, вы должны бороться.

- Реин, как ты здесь оказалась? – передо мной стояла высокая семнадцати летняя девушка, в её возрасте обычные девчонки давят прыщи и бегают за парнями, но не она.

- Сама не знаю, когда меня сюда привезли, доктор Дитмар очистил мне память, а в документах значится, что я выжила в автокатастрофе.

- А историю Джулиан ты знаешь?

- Мы не любим об этом говорить, но однажды она рассказала мне.

Я внимательно слушал.

- Господин Фредж, вы уверены? – переспросила Реин.

- Я хочу знать, что же с ней случилось, - искренне ответил я. Мне всегда хотелось узнать, что же случилось в ее жизни, что она попала в это ужасное место. Конечно, с одной стороны я благодарен судьбе, что она свела меня с этой прекрасной девушкой. Милой, нежной... моей. Но с другой стороны, она видела столько боли, мучений и страданий. Почему судьба не пожалела ее? За что ее жизнь резко изменилась и перевернулась? И кем она была до того момента, как оказалась в лагере?

И я стоял, слушая Реин, пытаясь представлять эту маленькую девочку, ангелочка, которая жила с семьей и была счастлива. И тогда она еще не знала, что такое смерть.

- Джулиан родилась и жила в Италии. Ее отец работал в офисе, а мать мыла полы в баре. У нее был старший брат – Мартин. Но он погиб в автокатастрофе на автостраде, он любил погонять на машине. Ее отец узнать о несчастье запил, дрался и влез в долги. Когда расплачиваться стало нечем, он решил продать Джулиан. Он и продал ее в компанию занимающуюся девушками убийцами. Так она и оказалась здесь. Джулиан рассказала, что все же она успела узнать, что перед самым ее отъездом в лагерь, ее мать убили. А что с ее отцом она не знает.

Реин остановилась и глянула на меня странным взглядом, а потом спросила:

- Ты представлял ее жизнь другой? Более красочной и радушной? Сложно поверить, что ее продал ее же отец...

Я стоял, пытаясь обдумать услышанное. Да, я догадывался, что жизнь девушки всегда была нелегка. Удивительно, что пройдя все это, она осталась нежной, доброй и милой. Я даже не могу представить ее без ее чарующей улыбки, с которой она всегда смотрит на меня. Но сознание прорубило недавнее воспоминание и ее пустой взгляд. Я тяжело вздохнул. Моей Джулиан больше нет, и очень скоро я потеряю ее окончательно. Фридрих отправит ее в другой лагерь. Мое солнце скоро погаснет окончательно. Как мне теперь жить?

Я сжал кулаки, Реин стояла молча, ожидая моего ответа, а я, улыбнувшись и пытаясь сдержать слезы, проговорил:

- Расскажи о ней еще что-нибудь, пожалуйста.

Реин ласково улыбнулась, она всегда понимала меня и Джулиан.

- Что именно?

- Как вы с ней познакомились? – спросил я.

- Когда она приехала, я знала, что она перевернет всю мою жизнь, - начала Реин, - она прошла в коридор нашего этажа и все девчонки заинтересованно стали ее рассматривать, а я подошла к ней и спрашиваю: «Как тебя зовут?», а она немного смущенно тихо ответила: «Джулиан». Свою фамилию она не назвала, а когда я спросила ее фамилию, она ответила, что ее друг запретил назвать ее. Я тогда чуть не рассмеялась. Она назвала тебя другом. Разве можно наставника назвать другом!? Для девушек лагеря это было абсурдом, ведь наставник есть наставник. Тогда я убедилась, что ты ей очень понравился. Ой... Простите... Тогда я убедилась, что Вы ей очень понравились... Мы весь вечер разговаривали о вас, я рассказала, что работаете вы недавно, и она ваша первая подчиненная. А потом я увидела, как Вы на нее смотрите, и все поняла.

Реин рассказывала, а я улыбался, представляя ее живой. Моя нежная и стеснительная... Джулиан. Мне не верилось, до конца не верилось, что я смог ее потерять, что ее у меня забрали. Дикая злость колотила меня изнутри, но я улыбался, потому что душу грели воспоминания, когда Джулиан была жива, когда она могла чувствовать, и душу разрывали эмоции, когда краснели щеки, и она уводила взгляд, когда сжимала мою руку, а в глазах читалась фраза «все будет хорошо». Когда она была рядом, когда она меня любила...

- Реин, - заговорил я, - спасибо.

- Господин Фредж, - она улыбнулась, - я всегда рада помочь Джулиан и вам.

- Мне надо идти, - кивнул я и направился дальше со странным теплом, что грело мою душу. Это маленькая Джулиан, которая только одной улыбкой может поднять мне настроение.

Я поднялся на свой этаж и увидел Флорет. Она стояла растрепанная напротив двери в комнату своего наставника. Мне даже не хотелось думать о том, чем снова он ее бил.

- Господин Фредж, - заметила меня девушка, - здравствуйте.

- Здравствуй, - кивнул я и вошел к себе в комнату, но девушка побежала за мной.

- Куда отправят Джулиан? – спросила она.

Я замер. Не зная, что ответить, я просто вздохнул и проговорил:

- Не знаю.

- Прошу, поговорите с Фридрихом, пусть он оставит ее с нами!

- Флорет..., - начал я и остановился.

Я сдержался от дурных мыслей и, отвернувшись, просто закрыл дверь. Я люблю Джулиан, и я буду с ней при любых обстоятельствах. Я убью всех, кто будет стоять у меня на пути! Я клянусь!

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 30.06.2013 в 02:32
Прочитано 767 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!