Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Мое темное прошлое

Добавить в избранное

Мое темное прошлое. Главы 1-7


Глава 1

Московская область, пос. Аннино. 2007 год

В городе наступила настоящая весна.

В этом году она пришла поздно, в середине апреля. До этого постоянно шел снег, а серые тучи и темные ветки деревьев закрывали ели пробивающееся солнце. Из окна Лена постоянно наблюдала одну и ту же мрачную, непроглядную картину уходящей зимы. Учитывая ее особенные обстоятельства и ожидание, которым она была охвачена, можно было представить себе ее душевное состояние. Так бывает у тех, кто ждет очень важного для себя события, а все вокруг говорит о том, что оно может и не произойти…

Лена замерла и прислушалась. Ласковое апрельское солнце светило прямо в глаза, отвыкшие от мягкого дневного света. Теплый ветерок обдувал коротко стриженые темные волосы и бледное лицо. Суета подмосковного города, спешащие по своим делам люди, крики птиц, шум машин – все это налетело на нее со страшной силой, не дав опомниться.

А сзади при этом давила темно-серая бетонная стена тюремного здания, словно говоря: «Ты думаешь, все закончилось? Как бы ни так! Лена ощутила во всем теле неподъемную тяжесть. Она ссутулилась, опустила голову. Воздух, пропитанный бензином, ударил ей в нос. Голова закружилась. Лена зашаталась и чуть не упала.

- Трофимова! – высокая крупная надзирательница подбежала к ней, подхватила ее под локоть. – Ты чего это, в обморок собралась тут упасть? Эй, тебе говорю! Слышишь меня? А ну-ка, сядь!

Лена, опираясь на плечо женщины, присела на скамейку рядом с воротами тюрьмы. Она зажмурилась и уперлась ногами в землю, пытаясь унять головокружение. Мешок с вещами выпал у нее из рук, но, к счастью, он был туго завязан, и все осталось на своем месте. Да и много ли там было? Пара кофт, юбка, зубная щетка, мыло и деревянные бусы – прощальный подарок подруг по заключению. Те дорогие и красивые вещи, в которых она поступила сюда пять лет назад, исчезли бесследно. Стильное пальто, кожаные сапоги и изящное платье были давно распределены между другими надзирательницами. О них не стоило даже вспоминать…

- Спасибо, Катя, - девушка открыла глаза и улыбнулась. – Мне уже лучше, правда. Это все воздух…

- Конечно, воздух свободы, - улыбнулась надзирательница. – Ты, Ленка, девчонка крепкая. После того, что тебе пришлось пережить в тюрьме, не каждая бы выжила. А ты – всего лишь решила упасть в обморок перед тюремными воротами! И как раз в день своего освобождения.

Свобода! Лена задрожала. Вместо того, чтобы сидеть еще пять лет, она выходит из тюрьмы сегодня! Молодая. Всего двадцать семь лет. Почти здоровая, что удивительно. Может, не такая красивая, как раньше, но это не главное. Дома ждут отец и сын. Сережа… ее любимый мальчик. У него сегодня день рождения. И он не знает, какой подарок его ждет. О своем освобождении она известила только папу.

Странно… Почему отец не ждет ее? Нигде не видно его зеленой старенькой «Нивы». Она же написала ему две недели назад! Наверное, не смог отпроситься с работы. Ничего не поделаешь. Виктор Иванович Трофимов, вдовец и нестарый еще человек, вынужден был последние пять лет содержать их дом в подмосковном поселке, растить самостоятельно внука, а также отправлять дочери передачи в тюрьму. Он постоянно боялся, что его, бывшего военного, а ныне – продавца в магазине строительных материалов – заменят на более молодого и шустрого сотрудника. Тогда будет очень трудно… Сереже всего семь лет, а она сама… Лена вздохнула. Немало пройдет времени, пока ей удастся найти работу в их небольшом поселке. Тем более, возможно, не все еще забыли ту историю пятилетней давности.

- А тебя что, никто не встречает? – удивилась надзирательница, мягко тронув ее за локоть и тем самым отвлекая от грустных мыслей.

- Никто, Катя, - вздохнула в ответ Лена. – Папа, по-видимому, занят на работе. А больше и не кому…

- Да уж, - Катерина критически осмотрела девушку с головы до ног. Лена и сама знала, что выглядит не слишком привлекательно. Единственным ее украшением были волосы – хотя она и обрезала их по уши, они казались ухоженными, были приятного шоколадного цвета и отличались естественным блеском и пышностью. Все остальное она увидела в зеркале тюремной комнаты, где одевались женщины перед тем, как покинуть тюрьму. И то, что ей представилось – испуганные прозрачно-серые глаза, болезненно-бледная кожа, худая сутулая фигура, которую не скрывали потертые джинсы и куртка на пару размеров больше – ей не слишком понравилось.

- Да, знаю, что не красавица, - подтвердила она мысли надзирательницы. – Кого красит тюрьма?

- Правильно говоришь, - Катя обняла ее. – Хорошо, что ты вообще выжила. Ничего, милая. Время все вылечит. Дома отоспишься, отъешься. Я думаю, все у тебя будет хорошо. Уж напиши мне, не забывай, хорошо?

- Конечно, напишу, - Лена сжала крепкие плечи подруги-надзирательницы, в очередной раз вспомнив о том, как та неоднократно выручала ее. – Если бы не ты, я бы и вовсе не дожила до своего освобождения…

Лена точно бы расплакалась, если бы их прощание не прервал шум подъезжающей машины. Из серебристо-серого «Опеля» выпорхнула невысокая полненькая рыжеволосая девушка в джинсах и открытой маечке. Из-за кудряшек, обрамлявших лицо, и россыпи веснушек на щеках и носу, она казалась совсем молоденькой.

- Добрый день, девушки!- быстро заговорила она. – Подскажите мне, пожалуйста, где здесь выход.

- О, всем я так и скажу! – хмыкнула Катерина, внимательно глядя сверху вниз на незнакомку. – Я могу показать, где вход.

- Не надо… - смутившись, пробормотала рыжая. Лена, поднимавшая с земли свою сумку, не разглядела еще ее лица.

- А надо-то чего? – грубовато усмехнулась надзирательница.

- Я девушку ищу. Она сегодня должна была освободиться по УДО. Елена Викторовна Трофимова, восьмидесятого года рождения, поселок Ударный.

Лена подняла голову, взглянула на девушку. Голос-то… Не может быть! Вновь прибывшая тоже внимательно смотрела на нее.

Как будто и не было многих прошедших лет, ссор, расставаний… Осталась только сама она, подруга юности, ее письма и посылки, которые она исправно присылала все эти годы. Ничего не изменилось в ней – рыжие кудри, наряды в обтяжку, звонкий голос… Только глаза стали более глубокими, серьезными… Однако огонь в них горел еще ярче, чем десять лет назад.

- Галька! – Лена забыла о том, где находится, и кинулась на шею девушке. – Орлова! Вот уж не ожидала!

- Лена? – сначала она отшатнулась, но узнала подругу и обняла ее. – Господи, худая-то какая…, - прошептала она, ощущая руками Ленины хрупкие плечи. Больше ничего Галя сказать не могла – боялась дать волю чувствам и заплакать.

- Так, девчонки, тихо мне тут! – прикрикнула на них добродушно Катя. – Здесь шуметь нельзя. Ты, красавица, подруга ее?

- Да… Вы меня не помните? Я приносила передачу, а вы принимали. Сказали, что быстро отдадите Ленке…

- Мало ли что я сказала. Не помню, много вас приходит, - смутилась надзирательница, и стало понятно – все она помнит. – Теперь я за Ленку спокойна, все-таки не пешком до вашего Ударного добираться. Смотри, береги ее!

Галя шутливо отдала честь и, взяв Лену под локоть, повела ее к машине.

- Есть, наверное, хочешь? – спросила она. – Я тут пиццу захватила в кафе, можем прям тут поесть. Кстати, сними ты эту тюремную одежду. Я тебе платье красивое привезла…

Темно-синее платье с короткими рукавами оказалось Лене великовато.

- Ничего, нагонишь, - немного расстроилась Галя. – Я же купила на твой старый размер.

- Галь, а почему ты приехала? Папа здоров?

- Здоров, не переживай. Мы с ним постоянно общаемся. Работы много. А вечером у них праздник. Твой папа снял для Сережи и его друзей зал в кафе. Будут праздновать его день рождения.

Вспомнив о сыне, Лене стало невыносимо больно. У мальчика праздник, и единственным ее подарком для него будет… она сама, вернувшаяся домой после пятилетнего заключения. Такой мамой не то что гордиться – о ней и говорить-то стыдно… У нее невыносимо защипало в глазах.

-Так, не вздумай реветь! – остановила ее Галина, энергично встряхнув головой. – Я это предвидела. Тебе выпить нужно.

- Что? Да я уже давно не пила…

- Отличное шампанское, - подруга не слышала ее и достала из объемистой сумки темную полупрозрачную бутыль и пластиковые стаканчики. – Сегодня, Трофимова, прекрасный день – пятнадцатое апреля две тысячи седьмого года. Твое освобождение и семилетие твоего сына. За это стоит выпить!

Она сама едва пригубила шампанское – ведь она была за рулем, а еще предстояло ехать до Ударного. Это занимало всего час по не слишком оживленной дороге, но в любом месте им могли встретиться гаишники.

А Лена тем временем допила второй стакан шампанского и доела кусок пиццы. Все показалось ей божественно вкусным. А ведь незадолго до тюрьмы она терпеть не могла пиццу и пила шампанское этой марки, не чувствуя его вкуса! Как же она была глупа, когда не ценила простые радости… Отбрасывала от себя всех близких. Ту же Галю, например. И как прекрасно, что старая подруга нашла в себе силы простить ее.

- Вот, почти приехали, - обратилась Галина к подруге, глядя на дорогу прямо перед собой. – Видишь, сколько здесь понастроили коттеджей? А пруд наш совсем высох… Помнишь, как мы там отдыхали замечательно?

Ответом ей была тишина. Галя повернулась в сторону подруги…

Лена, откинувшись на сидение, спала. Она опустила голову, как будто смотрела в окно. Дыхание ее было медленным, спокойным. Бутылка шампанского лежала на заднем сидении, заткнутая пробкой. Там же очутилась и аккуратно прикрытая коробка с пиццей.

Теперь Галя поняла, почему на всю свою болтовню, длившуюся почти час, она не получила ни одного ответа…


Глава 2

Московская область, пос. Ударный. 1997 год

-Машка! Давай быстрее! Сейчас все хорошие места рядом с водой займут!

Высокая темноволосая девушка, услышав голоса своих подруг, вздохнула и посмотрела им вслед. Девчонки ушли довольно далеко, а сейчас вдруг остановились и решили подождать ее.

- Ладно, Денис, - обратилась она к симпатичному молодому человеку, который одной рукой придерживал свой мотоцикл, а другой пытался поймать ее руку. – Меня подруги ждут.

- Так что насчет вечера? – он пытливо заглядывал ей в глаза. – На дискотеку поедешь со мной?

- Поеду, - нетерпеливо отмахнулась Маша. – Сказала же. В девять вечера подъезжай к моему дому. И смотри, не опаздывай!

- Я буду вовремя, Маша! – парень не удержался, притянул ее к себе и оставил на ее щеке поцелуй, будто оставил ожог нетерпеливыми горячими губами, и тут же нажал на газ. – Ты только не передумай!

Под истошный треск мотоцикла девушка поправила длинные волнистые волосы и неспешной плавной походкой направилась к подругам.

- Девчонки, я сегодня не могу с вами в клуб пойти… - начала она.

- Да мы уж поняли, Маш, - хмыкнула рыжая смешливая Галя. – Ты пойдешь с Денисом. Эх, жалко мне парня…

- А мне тебя жалко, - ощетинившись, парировала Маша. – Тебя-то никто вместе пойти не приглашает.

Галя нахмурилась и хотела что-то ответить своей высокомерной красавице-подружке, но тут Лена вмешалась.

- Так! Я предлагаю остановиться здесь, - она указала рукой на понравившееся ей место -небольшой кусочек песчаного пляжа, затененный ветвями ивы.

- Отлично! - воскликнула Маша, радуясь возможности перевести тему. Она и сама понимала, что зря подкалывает так жестоко бедную Гальку. У той итак куча комплексов насчет собственной внешности и отсутствия мужского внимания. Если бы ни Лена, они бы давно перестали дружить.

Три подруги заканчивали в этом году школу. Сейчас был май, на носу выпускные экзамены и последний звонок… Однако лето в этом году началось рано – в середине мая, и девушки не могли сидеть постоянно дома за учебниками. Ведь кроме учебы и грядущего поступления в ВУЗы, существовало еще озеро, лес, друзья, дискотека и песни под гитару. Грешно отказываться от всего этого, когда тебе вот-вот стукнет семнадцать лет…

У Гали Орловой, правда, все было куда сложнее, чем у ее подруг. Парни, как правило, сторонились ее. И не потому, что семья у нее была совсем небогатая, или строгий папа гнал ухажеров… Нет. Родители Гали очень любили ее и брата, к тому же они постоянно были заняты - оба работали в местной больнице, а в свободное от работы время ухаживали за огородом, как и большая часть жителей поселка Ударного. Да и некого было гонять папе - ухажеров как раз и не было. И все потому, что Галя была некрасивой…

Внешность была для нее основным источником комплексов и переживаний. Галя была невысокой и полненькой. Если бы не последнее, все было бы неплохо… Тем более что девочка обладала огромными серо-зелеными глазами и длинными медными кудрями, что было совсем неплохо. Ей не мешали даже веснушки. Плохо, что при такой яркой внешности Галя не обладала ни Машиной модельной худобой, ни Лениной спортивно-округлой фигурой. Ее замечали быстрее, чем подруг, но не так, как ей хотелось бы - смотрели не с восхищением, а, скорее, с насмешкой. Она была просто толстой, и все тут…

Ничего страшного, думала Галя. Она твердо решила похудеть перед выпускным вечером. До него оставалось еще два месяца… Уже с апреля девочка отказывалась от стандартных для своей семьи плотных ужинов и сытных обедов. Самое странное – папа и брат были худыми, мама – чуть пухленькой, а вот она… Что ж, значит, ей нельзя есть любимое мясо с картошкой. К тому же, у Гали был главный козырь. Уже полгода они с Ленкой работали на местного фермера-частника: убирались в сарае, мыли животных. Фермер платил неплохо. Но, если Лена отдала часть денег отцу, а на остальное купила наряды, Галя истратила деньги на другое.

Она заказала через «Магазин на диване» крем-жиросжигатель. «Намажьте нашим кремом проблемные места, оденьтесь потеплее – и ваш жир исчезнет!» - говорила с экрана телевизора стройная голливудская блондинка в обтягивающем трико и лосинах. Рекламу крутили по телевидению с завидным постоянством, прерывая ею любимые бразильские сериалы. Все вместе смешалось в Галином неокрепшем еще уме, образуя причудливую кучу из страстной любви, жарких пляжей и красивых загорелых тел, танцующих под латиноамериканские ритмы. Крем был венцом мечтаний девочки, ведь она копила на него несколько месяцев. И он должен был изменить ее скучную серую жизнь в лучшую сторону.

Так что сегодня Галя не собиралась купаться, в отличие от подруг. Она специально надела плотный слитный черный купальник и бриджи, предварительно намазав кожу живота и бедер чудо-кремом. Голодание, экзамены, крем… Если уж после этого она не похудеет, можно спокойно опускать руки.

Галя с легким чувством зависти посмотрела на подруг. Она очень их любила. Дружба со времен детского садика - это не шутки! Сначала в ее жизни появилась Лена, которая на ее глазах из стеснительной девочки превратилась в обаятельную, интересную и остроумную девушку. Лена интересовалась всем на свете, всегда приходила на помощь и была очень жизнелюбивой. Доброта, обаяние и живой темперамент девушки привлекали парней даже больше, чем красота Маши, и она успешно этим пользовалась. Правда, в последнее время она реже улыбалась, и в глазах не вспыхивал прежний огонек...

Все потому, что у девочки были проблемы в семье. Год назад ее папа женился на молодой женщине из соседнего поселка. Мама Лены умерла очень давно, и Виктору Ивановичу пришлось растить дочь одному. Он вообще избегал общения с женщинами все эти годы, и смог немного расслабиться, когда Лена выросла. Именно тогда он и познакомился со своей нынешней женой. Почти сразу между тридцатилетней Викой и Ленкой начались конфликты. Никто не придавал этому особого значения - притирка, переходный возраст Лены, которая привыкла, что отец уделяет внимание только ей. Если бы они только знали, к чему в итоге приведут их мелкие ссоры и бытовые разборки!

- Ой, вода такая теплая! - прервал Галины размышления Машин возглас. - Девчонки, а вы чего не купаетесь?

Галя подняла глаза и увидела, как Маша, приняв изящную позу, разлеглась на мелководье и плещется, поглядывая на подруг. Любую ситуацию она использовала, чтобы привлечь к себе внимание мужчин, и сейчас ей это удалось - посетители пляжа в возрасте от шестнадцати лет смотрели на нее с восхищением. Да, когда Бог наградил тебя высоким ростом, изящной фигурой и фарфоровым личиком с огромными синими глазами, напрягаться особо не нужно.

Вообще, Маша Чернова казалась на первый взгляд милой и утонченной. Но в поселке все знали, что она живет в неблагополучной семье - родители частенько выпивают, в доме можно не найти хлеба, зато водка всегда есть. Маша научилась драться, защищаясь от матери, которая, выпив, предъявляла дочери необоснованные претензии и пыталась побить ее. Трудное детство сформировало характер девочки - она была скрытной, завистливой, агрессивной. Маша любой ценой брала свое. Родители не покупают красивую одежду? Без проблем, ей всегда что-то дарят поклонники. Нет денег на поездку в Москву, чтобы посетить клуб или кафе? Поклонники постарше и посостоятельнее без проблем могли раскошелиться на ее развлечения. О Машиных романах в Ударном ходили лишь невнятные слухи. Те одноклассницы, что когда-то пытались оскорбить ее или выяснить, с кем она встречается, были по очереди избиты ею на заднем дворе поселковой школы. С тех пор Машу никто не трогал, а дружили с ней только Галя и Лена. Они-то знали, что Машка - неплохой человек, который может полезть в драку, если обижали кого-то из них, и всегда готова поделиться советом, косметикой и красивой одеждой.

В Ударном Чернова оставаться не собиралась. Оставалось сдать школьные выпускные экзамены, покинуть родной дом и уехать в Москву, поступать в театральное училище, благо ехать до столицы нужно было всего час на электричке. Маша хотела сделать карьеру актрисы и выйти замуж за бизнесмена, и для этого у нее имелись все данные.

- Трофимова! Ты с ума сошла! - прервал Галины размышления Машин вопль. Лена разбежалась и прыгнула в воду, окатив первую красавицу поселка фонтаном брызг, так, что, та все-таки намочила свои шикарные черные кудри, хотя не собиралась этого делать.

- Ой, прости! Я тебя не заметила. А вода действительно теплая, - улыбнулась Лена и уверенно поплыла вперед.

Галя вздохнула. Она-то не могла сегодня даже лежать на мелководье, как Маша, не говоря уже о полноценном купании, как у Лены. Неизвестно, как отреагирует крем на контакт с водой. Интересно, когда будет результат? Она намазалась им перед выходом из дома, сорок минут назад. Она надеялась, что к выпускному вечеру сможет влезть в платье, которое подарил Машке один из ее бывших ухажеров, да только ей оно оказалось велико.

Подруги совершенно забыли про Галю. Маша продолжала нежиться в воде недалеко от берега, периодически стреляя взглядом на подъезжающие к пляжу машины. Она была спокойна - на сегодня ее вечер был занят Денисом, сыном главного врача поселковой больницы. Это значит, что скоро у нее появится новая одежда и другие подарки. Не попадалось еще мужчины, которого ей не удалось бы раскрутить на подарки...

А вот Лена занималась совсем не тем делом. Она стояла на другом берегу речки, куда доплыла самостоятельно, и мило общалась с их одноклассником Арсеном. Все бы ничего, но парень вызывал неоднозначную реакцию у их общих знакомых. Можно было вообразить себе что угодно, хотя Галя с Машей знали, что Арсен и Ленка - просто очень хорошие друзья и соседи. Дружба их завязалась пять лет назад, но была не менее крепкой, чем между тремя девочками. Правда, Ленины подруги предпочитали как можно меньше общаться с высоким красивым черноглазым парнем...

Конечно, в Ударном жили и представители других национальностей бывшего СССР. Их дети так же учились в школе, как и Галя с подругами. К ним привыкли, и воспринимали их абсолютно спокойно - приглашали в гости, дружили, просили дать списать домашние задания, танцевали с ними на дискотеках. А Арсен Ахтаров был совсем другим.

Парень появился в поселке шесть лет назад. Он приехал к своей абсолютно русской бабушке, которая жила себе одиноко в частном доме уже много лет. Местные старожилы вспомнили, что очень давно ее дочь вышла замуж в Москве за богатого бизнесмена-чеченца, да там с ним и осталась. По слухам, он был бандитом. Девушка умерла, оставив после себя десятилетнего сына, и еще через два года этот сын почему-то переехал к бабушке. Видать, отцу-бандюгану стал не нужен сын от русской жены, умершей от тяжелой болезни. Бабушка говорила, что ее дочь не могли спасти даже иностранные врачи...

В Ударном слухи появлялись и обрастали новыми подробностями со страшной скоростью. Говорили, что отец Арсена осуществляет в Москве противозаконные террористические операции, поэтому и услал сына к бабушке от греха подальше. Воображаемые грехи отца быстро проецировались на Арсена... Его не раз пытались избить или заставить поцеловать православный крест, или еще как-то унизить, но тот чудесным образом всегда избегал расправы.

А ведь Ленка выглядит не хуже Маши, неожиданно подумала Галя, глядя на залитый солнцем противоположный берег. Даже лучше. Или это смуглая мощь парня так выгодно оттеняет ее внешность? Высокая, подтянутая сероглазая брюнетка Лена, обладательница высоких скул и пухлых губ, имела немало поклонников. Вот только форса было в ней мало, да и кокетничать она не умела. Не любит парня - значит, до свидания, и никаких интриг и выманивания подарков...

- Галька, давай, залезай в воду! - послышался насмешливый Машин голос. - А то я сейчас поднапрягусь и затащу тебя сюда. Плавание, знаешь ли, для тебя очень полезно!

Многие головы повернулись в Галину сторону. Послышался смех.

- Вот стерва, - скрыв лицо за волосами, пробормотала Галина. - Пора это прекращать, сколько уже можно. Она подкалывает меня даже прилюдно...

А окунуться, и в самом деле, было бы очень кстати. Кожа горела так, словно ее жгло огнем, особенно на животе и бедрах, хотя они были плотно затянуты купальником и бриджами. По всему телу ручьями струился пот. Волосы, прилипшие к мокрым щекам, лезли прямо в глаза. Галя дышала, как после утренней своей пробежки, хотя не сделала ни одного движения за последнее время - она ведь просто спокойно лежала на пляже!

Девушка испугалась. Она попыталась встать... В этот момент ей показалось, что кожу под одеждой будто сдирают с нее живьем.

Она поняла. Во всем виноват крем! Такой дорогой, разрекламированный, супернадежный... Хотя, возможно, она неправильно его использовала. Или у нее просто аллергия?

Галя и не заметила, как к ней подошли Лена и Арсен. Оба встревоженно и удивленно смотрели на нее.

- Галь, с тобой все в порядке? - спросила Лена, заглядывая ей в глаза. - Ты красная, как вареный рак... И дышишь тяжело.

- Все нормально, просто чуть перегрелась, - пыталась отмахнуться она от подруги.

- Это может быть солнечный удар, - вторил Лене Арсен. - Ты лежала одетая, но без головного убора. У меня мотоцикл недалеко, давай я тебя домой отвезу?

- Не-ет, - простонала Галя. Ей казалось, что она жарится на вертеле. Девушка подхватила свои шлепанцы и полотенце и, помахав рукой, проговорила: - Мне пора домой, нужно маме помочь. Завтра увидимся!

- Пока, - недоуменно пожав плечами, ответила Лена. А Арсен только задумчиво посмотрел вслед убегающей Гале.

- Зайди к ней вечером, Лен, - посоветовал он.

А Галя тем временем бежала через поле, и слезы катились у нее по щекам. Так гадко и неприятно ей еще не было. Ее бесило все - и проклятая Машка со своими приколами; и забота Ленки с Арсеном. Но, самое главное - то, что не красоваться ей на выпускном в ненужном Машке платье. Голодание давалось ей с трудом, спорт тоже, а вес уходил очень медленно. Последняя надежда - крем - тоже предал ее, подарив незабываемые ощущения. Жить совсем не хотелось!

Девушка не выдержала, упала на колени прямо посреди поля и зарыдала навзрыд.

- Дура! - приговаривала она сквозь рыдание. - Какая же я дура!

Она и не заметила, как позади нее остановилась новенькая иномарка. Из нее вышел парень, высокий, плечистый, одетый в белую майку и вытертые летние джинсы. Солнечные очки скрывали его лицо. Какое-то время он молча смотрел на плачущую Галю, потом не выдержал, подхватил ее под локоть и поднял с земли.

-Девушка, хватит убиваться, - проговорил он. - Что бы там не случилось, оно того не стоит...

- А вам какое дело? - огрызнулась Галя. Она была крайне удивлена. Истерика случилась на таком пустыре, где машинам было трудновато проехать...

- Да никакого. Просто вы очень красивая, и голос у вас нежный. Таким голосом петь надо, а не рыдать.

Галя вытерла слезы и забыла о своих проблемах.

- Хорошо. А вода у вас есть?

- Есть, и много, улыбнулся парень и достал из багажника пятилитровую бутыль воды. - Чистейшая. Пей на здоровье.

- Мне не для этого, - ответила она. - Отвернитесь.

Парень отвернулся, а Галя, стащив бриджи и опустив ткань купальника до низа живота, с наслаждением начала смывать крем холодной водой, постанывая от наслаждения.

Что-то заставило ее обернуться. Незнакомец стоял, сняв очки, и смотрел на нее, не отрываясь, своими ярко-голубыми глазами. А ведь она стояла перед ним почти голая.

И что самое странное - в его взгляде читался неподдельный интерес и еще что-то, чего Галя раньше по отношению к себе ни у кого не видела.

Так обычно смотрели мужчины на Машу Чернову.


Глава 3

Год 2007. Московская область, город В.

- Спасибо вам, - Лена старалась казаться спокойной. Главное - держаться с достоинством и не показывать свою бурную радость. Для этого она стала водить глазами, из которых были готовы политься слезы, по красивому кабинету отдела кадров. Новые компьютеры, кондиционеры, отличная мебель... Было видно, что эта строительная фирма заботится и о престиже, и о своих сотрудниках. - С какого числа я могу приступить к работе?

- Сегодня пятница... - обаятельная молодая менеджер по кадрам открыла на мониторе календарь. - Приходите в понедельник, тогда и заявление напишите о приеме на работу.

Лена, сдерживая себя, чтобы не запрыгать от радости, попрощалась и покинула кабинет. На выходе она улыбнулась всем: охраннику, дежурной, посетителям... И все дарили улыбку в ответ этой элегантной милой девушке. Никто не знал, что недавно она пребывала в полном отчаянии, да и элегантность ее была показной. У нее был единственный деловой костюм - бежевая юбка и пиджак, и он был подарен Галей. Своя одежда у нее устарела, безнадежно вышла из моды, да и совершенно не подходила для собеседований.

В кармане пиджака зазвонил старенький отцовский телефон. Папа пожертвовал его ей со словами, что ему все равно никто не звонит. Любимой дочке он нужнее.

- Алло, - проговорила Лена.

- Трофимова, ты сейчас где? - спросила Галя.

- Я на улице Рогова... А что?

- Я с работы сегодня смогла уехать пораньше. Хотелось бы с тобой увидеться. Если ты подождешь меня пять минут...

- Конечно, подожду, - улыбнулась девушка. Хорошо, когда можно с кем-то поделиться радостью... Много лет у нее такой возможности не было.

- Тут есть какое-нибудь кафе?

Лена оглядела улицу и обнаружила небольшое одноэтажное заведение, украшенное летней верандой и плющом.

- Кафе "Оранжад", прямо через дорогу, - ответила она. - С верандой, сделано в восточном стиле. Тебя устраивает?

- Не знаю. Не слышала. Наверное, кафе новое... - задумалась на секунду Галя. - Идет. Жди меня там. Зайди и закажи мне, пожалуйста, чего-нибудь холодненького.

Через двадцать минут девушки поглощали нежную жареную баранину и пили ароматный грушевый сок.

- Значит, все-таки "Интрострой", - задумчиво протянула Галя. - Хорошая фирма. Они построили новые микрорайоны в городе, а сейчас занимаются торговым центром. У меня знакомая работает там бухгалтером, она очень довольна и начальством, и зарплатой, и коллективом. А на какую должность взяли тебя?

- Администратором, - не скрывая своего счастья, ответила Лена.

- А ты знаешь, что это за работа? - возмутилась подруга. - Администратор в такой большой компании делает все. И клиентов встречает, и поручения директора выполняет, и с сотрудниками разбирается... А зарплата-то у него всего одна!

- Да, но неплохая, - парировала Лена и, пересев поближе к Гале, сказала ей на ухо сумму. Та охнула и заулыбалась. - Белая. Столько мне никто еще не предлагал...

- В Ударном таких зарплат нет, - удивилась Галя. - По крайней мере, у секретарей и администраторов. Да и в городе можно было обломаться, учитывая твои обстоятельства... Слухи - они ведь быстро разлетаются. Кстати, как они отнеслись к этому?

- Менеджер по кадрам, увидев в паспорте судимость, смотрела на меня с опаской, - призналась Лена. - А потом со мной говорил директор. Он, по-моему, что-то знает и помнит об этом...Сказал, что ему в первую очередь нужна находчивая и стрессоустойчивая сотрудница на эту должность, остальное его не волнует. В общем, после разговора с ним мне позвонили и сказали прийти еще раз, уже с документами. И вот - я принята!

- По-видимому, директор решил, что стрессоустойчивость ты в тюрьме накопила хорошую. А, может, ты просто приглянулась... Я тебя поздравляю, - тепло улыбнулась Галя. - Ты два месяца искала работу, и наконец - удача!

- Да. В Ударном на меня смотрели, как на сумасшедшую...

- Ничего. Ты еще всем покажешь.

- Стыдно только начинать свою карьеру в двадцать семь лет, имея диплом юриста...

- Трофимова, не дури. Ты не карьеру - ты жизнь заново начинаешь! - на глазах подруги показались слезы. Она присела еще ближе и сжала Ленину руку. - Я за тебя очень переживала. Поверь, у меня была возможность помочь тебе с работой, но ты сама отказалась...

- Еще немного - и я бы к тебе обратилась, - Лене тоже хотелось плакать. - Но удача мне улыбнулась.

- Я бы выпила за это, - усмехнулась Галя. - А то сидим, как дети, и пьем сок...

- Да уж, ты ребенок, - усмехнулась Лена, окинув взглядом наряд подруги - черные обтягивающие брючки и зеленую тунику с глубоким вырезом. Галя выглядела прекрасно: блестящие волосы, умелый макияж, свежее лицо...- Кстати, как твои поживают?

- Бывший муж уехал отдыхать в Крым. Нашу дочь забрал с собой. Я разрешила - там ведь дедушка с бабушкой живут... А я пока вплотную займусь рабочими вопросами.

- Недавно вы все мне снились, - вздохнула Лена. - Ты, Арсен, твой Илья... И даже....

- Все, продолжать не стоит, - прервала ее Галя, увидев, как затуманились глаза подруги, а на лоб ей сползла морщинка. - Я хотела бы отметить твою новую должность.

- Здесь не стоит, - запротестовала Лена. - Ты за рулем, да и время еще раннее...

- Да, согласна. Тогда твой сынок спать ляжет, и ты приходи ко мне домой. Пообщаемся. У меня, кстати, дома есть пара бутылок отличного красного вина...


***

Лена тихонько вошла в дом. Удивительно, но она не опьянела от выпитой у Гали бутылки вина. Уже наступила полночь, и в доме была тишина.

Раньше они жили - отец и мать в одной комнате, Лена - в другой. Третья служила гостиной. Потом, много лет подряд - она и папа по разным комнатам, третья была в запустении. Недолго делила комнату с папой мачеха Вика, при воспоминании о которой у девушки мурашки бежали по телу.

Сейчас все комнаты одноэтажного деревянного дома были заняты. Одна - Леной, другая - отцом, третья - ее сыном Сережей. Именно туда Лена направилась первым делом.

Сын спал. Он спал на боку, свернувшись калачиком, и казался маленьким и беззащитным. Ее мальчик, веселый, энергичный и боевой.

- Я люблю тебя, мой хороший, - она еле сдержала слезы.

Напористый сильный характер он унаследовал от родителей, а иногда, особенно, когда злился, он казался ей копией ее покойного мужа. Когда Сережка повышал голос, Лена будто снова слышала его отца. И это сходство, эту память она будет вынуждена пронести через всю свою жизнь.

- Господи! - прошептала она в темноту, поглаживая мягкие волосы спящего сына. - Ну почему ты умер, Максим? Я желала тебе смерти... Но не убивала тебя! Я бы тебя простила. И ничего этого бы не было!

Лена поцеловала ребенка и пошла в другую комнату - к отцу. Тот тоже спал, тихо похрапывая. Девушка поправила на нем одеяло и погладила по руке, сухой, но крепкой. Бедный папа... Ему приходилось много работать все эти годы, чтобы содержать внука, дом, поддерживать дочь в заключении.

- Ничего, папка, - вздохнула она. - Придет время, и я тебя за все отблагодарю...

Спать совсем не хотелось. Лена собралась было позвонить Гале, но вспомнила, что время уже позднее, и подруга, скорее всего, не ответит на звонок. Тогда девушка решила прогуляться по поселку, благо на улице уже нет народу. Если кто и гуляет сейчас, то это поколение лет на десять младше ее. А они вряд ли знают что-то о ее истории.

На улице стало прохладнее. Лена захватила джинсовую куртку и вышла из дома. Днем она старалась выходить только по необходимости - в магазин, на станцию, в школу за сыном. Ей хватало косых взглядов учителей, которые еще помнили те события. Однако сказать что-то в лицо они боялись - Лене хватало одного сурового взгляда исподлобья, чтобы отмести все нежелательные вопросы. Да что она! Девушка была готова к любым атакам со стороны земляков. Главное, чтобы при этом не задевали ее сына и отца. Вот за них она была готова порвать любого. Однако приходилось вести себя осторожно. Им всем еще жить здесь, поэтому конфликты ни к чему. А с каким удовольствием она взяла бы папу, Сережу, Галю с ее дочкой и уехала бы в другое место! Однако пока денег едва хватало на жизнь, не говоря уже о переезде...

Она наткнулась на несколько юных компаний в тех же местах, где когда-то давно развлекалась с друзьями сама, такая же веселая и беззаботная, как эти ребята - у Дома культуры, в парке, рядом с магазином... Раньше в поселке была одна крохотная лавка, теперь на ее месте стояла "Пятерочка", радовавшая местных изобилием товара и возможностью не ехать за покупками в районный центр. Подростки не обратили внимания на одиноко бредущую девушку.

А вот и дом бабушки Арсена... Старушка умерла сразу после того, как ее любимый внук получил аттестат. Тогда-то за Арсеном и приехал отец, а вскоре и жизнь Лены изменилась кардинально. Тогда ей ничего не оставалось, как принять эти изменения. Если бы можно было все вернуть назад...

Потом Рамазан Ахтаров купил красивый коттедж недалеко от леса и реки и перевез туда сына, а бабушкин дом продал. Уже много лет там жили чужие люди. Ох, эти коттеджи... Когда-то Лена имела к ним непосредственное отношение. Правда, позже они с удовольствием выплюнули ее в куда более суровые жизненные условия. А ведь, возможно, именно они скрывали то, что она так долго искала.

До частного сектора Лена дошла за десять минут. Вот и дом Ахтаровых - двухэтажный, из белого кирпича, с большими красивыми окнами-витражами. Обитатели дома явно спали, света нигде не было. Она оперлась о железную темно-зеленую ограду и вздохнула.

Двое ее хороших, близких друзей, отец и сын Ахтаровы... Когда-то они очень выручили ее, помогли ей прийти в себя после тяжелого происшествия в ее жизни. Однако ни тот, ни другой не пришли на помощь, когда случилась эта нелепая смерть ее мужа и несправедливое обвинение, повлекшее за собой смехотворный, сфабрикованный суд... За год до всего этого Рамазан Кадыров уехал в Америку. Кажется, тогда он вызвал интерес определенных государственных структур. А Арсен... Он исчез в день смерти Максима. С тех пор его никто не видел. И он был одним из тех, кого Лена подозревала в убийстве и предательстве.

- Арсен, - она устало вздохнула. - Как же мне не хочется думать об этом! Неужели ты, мой друг, мог так меня подставить? У тебя ведь не было причин ненавидеть меня, тем более - убивать Макса...

И снова в ней поднялись те ощущения... Обида. Злость. Жажда справедливости. Как просто осудили ее, невиновную, с малолетним ребенком на руках! Ни в чем особо не разбирались органы власти. Кто-то, заинтересованный в ее осуждении, умело подкупал свидетелей и суд - по-другому она не могла думать. Голоса ее отца и Гали, умоляющих о правосудии, потонули в громком голосе судьи, читающего обвинительный приговор. И - все, она приговорена к десятилетнему заключению, но, к счастью, через пять лет освободилась по УДО. Более того... Пока она была в тюрьме, у нее чуть не отняли сына. И, если бы ни Галя, которой пришлось попросить о помощи своего влиятельного бывшего мужа, у нее сейчас не было бы Сережки...

Лена и сама не заметила, как дошла до другого дома - тоже двухэтажного, с красивой черепичной крышей. Рядом с крыльцом стоял серебристый джип. Территорию дома украшал сад, источающий запах роз.

Девушку затрясло. Руки ее сами сжались в кулаки.

- Хорошо устроилась, дрянь, - сквозь зубы проговорила Лена. - Все у тебя есть, о чем ты мечтала... Зачем же ты ребенка моего хотела отнять?

Это был дом Маши Черновой, ее бывшей подруги. Она сама видела ее последний раз на судебном заседании... Часто сталкивалась с Машей Галя, все-таки жили в одном поселке... Но, насколько знала Лена, Галя не желала общаться с Черновой и даже здороваться. Слишком много горя принесла Маша им обеим...

Ограда у дома не была достроена. Маша, по-видимому, собиралась обнести территорию дома ограждением из кирпича. Лена не выдержала и пролезла поближе к дому. На втором этаже горел свет. Маша спать не собиралась - как и раньше, она ложилась далеко за полночь.

Лена обернулась. Неподалеку стоял дом, в котором когда-то жила она сама. Она, ее муж Максим и маленький Сережа. Это красивое здание, которое ее муж построил по собственному проекту, был похож на средневековый замок. Когда Лену посадили, отца уволили с работы, и ему с внуком было не на что жить. Ребенок постоянно болел, ему требовались хорошее питание и лекарства, а на работу в поселке папу брать отказывались... Ему пришлось продать дом, только благодаря этому семейство Трофимовых смогло тогда выжить.

- Ты, - она повернула голову в сторону коттеджа Арсена, - и ты, - вперила взгляд в светящееся окно Машиного дома. - Я уверена, что это вы решили тогда потопить меня. Возможно, кто-то из вас даже расправился с Максимом. Но что я вам сделала такого?

Она замолчала, когда увидела стройную женскую фигуру на балконе.

Маша Чернова, собственной персоной. Длинные темные волосы свешивались вниз. На ней был шелковый светлый халат. Девушка щелкнула зажигалкой и закурила. Лена не видела ее лица, но была уверена, что та не изменилась за эти годы.

- Да, я завтра буду в городе, - Маша разговаривала с кем-то по телефону. - Могу тебе уделить время... - Нет, только не в "Аранго"! Там так шумно! У меня после этого ресторана вечно голова болит. Найди тихое место с легкой кухней. Позвони мне завтра. Все, целую!

Ленка понимала, что нужно уходить... На улице уже глубокая ночь. Вдруг проснется Сережа? Или отец ее хватится? Но ее ноги словно приросли к земле. Она, не отрываясь, смотрела на бывшую подругу, а ныне - своего заклятого врага...


***

На самом деле голова у Маши болела уже сейчас.

Она поздно вернулась из районного центра, где находился ее магазин косметики и парфюмерии. Ее бизнес, ее детище. Магазин был небольшим, она открыла его год назад. Сейчас он наконец начал приносить солидную прибыль, но возни с ним еще оставалось немало. Как раз сегодня приходили из налоговой... Маша разобралась с проверкой, подмаслила кое-кого, так как не все было гладко в ее бухгалтерии... А что делать - приходилось все вести самой! Чернова никому не доверяла, в магазине были наняты только продавец, товаровед и уборщица - женщины пожилые, ее соседки в Ударном, которых она знала с детства.

Слишком долго она мечтала о том, что у нее будет такой магазин. И боялась, что незнакомые люди, нанятые ею на работу, обхитрят ее, обкрадут и подставят. Маша всегда была такой - держалась за свое руками и ногами. Возможно, потому, что своего у нее с детства было не так уж много. Правда, ей приходило в голову нанять приходящего бухгалтера... Желательно, чтобы он тоже был из Ударного. Настоящий бухгалтер от Бога, по образованию и по призванию - ее бывшая подруга Галина Орлова, рыжая пухленькая смешная Галинка. С таким сотрудником не были бы страшны никакие проверки, и она никогда бы не подставила того, кто ей платит деньги. Если бы они дружили, Галя согласилась бы ей помочь, хоть и не нуждалась в деньгах. Но уже много лет она ненавидела Машу и избегала ее как только могла.

- Галька, Галька, - вздохнула Маша, откидываясь в темно-синем обитом велюром кресле. - Зря ты нос воротишь... Не так уж я и виновата перед тобой. Я твоего Илью насильно в койку не тащила. Мужики - все они одинаковы. Приползешь ты еще. Все вы приползете.

Однако в глубине души Маша понимала, что этого не будет. Галя, нынче владелица небольшого мебельного магазина, успешная женщина и любящая мать девятилетней дочери, жила в свое удовольствие и ни к кому ползти на поклон не собиралась. Развод с мужем, случившийся много лет назад по ее, Машиной вине, не подкосил Галину, а будто дал стимул к новой жизни и свершениям. Тем более что бывший муж, человек небедный, оставил ей и ребенку половину своего имущества. А грамотная и оборотливая Галина сумела им правильно распорядиться.

Маша налила себе коньяк в прозрачную рюмку и залпом выпила. Ну почему она не может чувствовать себя счастливой? У нее есть все, о чем она мечтала: шикарный дом, машина, счет в банке, поклонники, которые готовы на все ради ее взаимности. Молодость и красота остались с ней, и она сделает все, чтобы они задержались как можно дольше. Спасибо Рамазану Ахтарову, что он обеспечил свою любовницу перед тем, как бежать из России. Она сделала правильную ставку тогда, семь лет назад. Этот человек умел ценить женскую привлекательность. Он оказался самым надежным, щедрым и состоятельным. Илья Пронин, Максим Опольский и Рамазан Ахтаров. Трое ярких, страстных и богатых мужчин ее жизни. Только первые двое были молоды, женаты и не поняли своего счастья, предпочли остаться с женами, хотя Галя и выгнала Илью, когда обо всем узнала. А вот Рамазан... Если бы ни его проблемы с законом, возможно, он женился бы на ней. О, это был самый привлекательный и сильный мужчина! Она родила бы ему прекрасных детей. Увы, не получилось - слишком недолгой была их связь, она длилась всего несколько месяцев. А больше ей не попадалось стоящих мужчин, от которых хотелось бы иметь детей. Ее бывший муж, с котором она прожила полгода в фиктивном браке, не был исключением. И что на нее нашло тогда, три года назад?

Чернова с наслаждением вытянула ноги и налила себе еще коньяку. Ее спальня, выдержанная в синих и голубых тонах, действовала спокойно и умиротворяюще, словно морская вода... Здесь было все: плазменный телевизор, мягкая мебель, мини-бар, изящный комод с зеркалом, уставленный дорогой косметикой... К спальне примыкали ванная и гардеробная. Живи и наслаждайся! Чего же ей не хватает?

Она давно задавала себе этот вопрос. Да, она пришла к такой сытой и богатой жизни, методом проб и ошибок выбрав мужчину, который обеспечил ей все это. Без Ахтарова-старшего у нее не было бы ничего. А то, что она при этом потеряла друзей и заставила их себя ненавидеть... Что поделаешь. Она бы пошла и не на такое в своем желании выбраться из бедности. Так какие минусы в ее жизни сейчас? Нет любимого человека и детей, а она очень этого хотела. Ничего, она еще молода и успеет встретить свою любовь. Постоянные головные боли и плохой сон... Придется смириться, она уже прошла всевозможных врачей, и они только руками разводили. Проблемы с магазином? Ничего, она справится, она быстро учится всему. Так что плюсов было куда больше, чем минусов...

Маша захотела перекусить, но для этого нужно было идти на кухню, а рядом была комната домработницы. Эта угодливая немолодая женщина, бывшая нянечка в Машином детском садике, вскакивала от любого шума. Она принялась бы ее угощать своими, безусловно, очень вкусными кушаньями, а Маше не хотелось сейчас ни с кем общаться. Пришлось ограничиться орешками из мини-бара. Маловато, но сойдет...

Телефонный звонок оторвал ее от поглощения орешков. Звонил один ее знакомый, обещавший привезти для ее магазина недорогую партию отличной белорусской косметики. Чернова схватила телефон, сигареты и вышла на балкон.

Да, я завтра буду в городе, - ответила она на вопрос молодого человека. - Могу тебе уделить время... - Нет, только не в "Аранго"! Там так шумно! У меня после этого ресторана вечно голова болит. Найди тихое место с легкой кухней. Позвони мне завтра. Все, целую!

Этот молодой человек возил косметику из Польши, Белоруссии и других стран. Там они стоили копейки, а в России продавались хоть и по небольшим ценам, но куда дороже. И эту косметику охотно раскупали как молодежь, так и более старшее поколение.

- Отлично, - проговорила Маша, пряча телефон в карман шелкового халата и с наслаждением затягиваясь сигаретой. - Товар придет, его раскупят, потом снова придет... Разве кто-то скажет, что это не «Лореаль» или «Мэйбеллин»? И так далее. А этот парень берет за поставку какую-то ерунду. Не сомневаюсь, что завтра он вообще раздумает что-либо брать.

Настроение поднялось, и даже голова перестала болеть. Маша выпрямилась и вдохнула полной грудью прохладный весенний воздух. Оглядела с гордостью большой сад, разбитый на территории дома. Все это делалось по ее проекту! И выглядит сад шикарно! Вот только старая ограда дома Маше не понравилась, еще когда его приобрел для нее Рамазан Ахтаров. И только сейчас она нашла время, чтобы пригласить рабочих и затеять строительство. Конечно, в Ударном вряд ли кто-то решится проникнуть на ее территорию, тем более жители поселка знали, что у нее есть охрана. Но охранники - тоже люди, и иногда они хотят спать. Так что, Маша при построенном ограждении чувствовала бы себя более защищенной.

Неожиданно она заметила что-то, от чего по всему ее телу прошла крупная дрожь.

Прямо напротив балкона стояла человеческая фигура, освещенная лишь светом, лившимся из окна ее комнаты. Непонятно было, мужчина это или женщина - фигура была худощавой, одетой в темную джинсовую куртку и черные брюки. Волосы - темные, обрезанные по уши. И было в этой фигуре что-то спокойное, холодное и угрожающее.

Маша хотела закричать, но ледяной страх сдавил ей горло. Тем временем человек поднял голову. Маша вытянула руку и щелкнула зажигалкой... Ей удалось разглядеть тонкую шею, бледное скуластое лицо и пухлые губы. Все-таки это была женщина. А, когда незнакомка подняла голову, Маша чуть не упала в обморок. Эти серые, глубокие глаза... Они смотрели на нее с ненавистью и в то же время с ожиданием. Мол, как ты отреагируешь дальше.

- Ленка? - хриплым от страха голосом спросила Маша.

Женщина кивнула и улыбнулась. А потом откинула голову и засмеялась тонким, заливистым девичьим смехом. Он остался таким же за эти годы. Ни беды и невзгоды, ни тюремное заключение не изменили его.

- Нет! - сжала руки Чернова. - Ты не можешь здесь находиться! Ты должна быть в тюрьме... Еще много лет ты должна сидеть там. Охрана! - закричала она наконец в голос. - Быстрее! Сюда!

Раздался громкий топот. Это ее охранник Дима бежал на балкон.

- Мария Игоревна, что случилось? - накаченный молодой человек в спортивном костюме вытянулся в струнку. Маша с облегчением увидела, что даже в часы отдыха он носит в кармане пистолет.

- Там, в саду, человек. Женщина. Найди ее!

Однако Маша уже знала, что никого он не найдет. В ту минуту, когда она отправила его на поиски, предполагаемая Ленка молнией кинулась в кусты. Может, Маше показалось? Выпила лишнего, устала... И никакой Лены и вовсе не было?

- Никого, - вернувшись, сообщил вспотевший охранник и уже более интимно продолжил: - Маша, ну ты чего? Спала бы себе спокойно, чем каких-то призраков в саду искать... Или без меня уже не спится?

- Не спится, Димка, - хрипловатым голосом ответила Чернова и прижалась к его рельефной груди. Молодой человек подхватил Машу на руки и легко, словно перышко, отнес ее в спальню...


Глава 4.

Москва,1997 год.

Сегодня Арсену хотелось обнять весь мир. Громко петь, танцевать и улыбаться. Он так и шел по улице с глупой улыбкой, чуть пританцовывая, чем вызывал изумление прохожих.

- Поступил, поступил! - бормотал он себе под нос. - Какой я молодец!

В начале июня молодой человек приехал в столицу, чтобы поступить в институт. Он поселился в общежитии недалеко от станции метро "Отрадное" на правах абитуриента, записался на подготовительные курсы и устроился на работу. Так и жил эти два месяца - днем добросовестно записывал лекции, а вечером выполнял обязанности охранника в ночном клубе на Арбате. Платили там неплохо, на жизнь вполне хватало. Свободное время тоже оставалось - провести ночь с парой знакомых девушек, съездить в Ударный, чтобы навестить бабушку и друзей... И только с отцом он виделся совсем мало. Всего один раз.

Про Рамазана Ахтарова писали в газетах и рассказывали в новостях. Никто не называл его имени в открытую, но люди, близкие к ситуации, понимали, о чем идет речь. Незаконная торговля оружием с некоторыми странами, в частности, с Чечней - вот что вменялось в вину отцу Арсена. Однако тот обладал достаточно высокими связями и влиянием, чтобы его можно было обвинить. Именно поиском доказательств для его обвинения сейчас и занимались уполномоченные на то государственные службы.

Арсен не считал себя вправе судить отца. Он за всю свою жизнь так до конца и не понял, чем именно тот занимается. Парень знал только, что папа его очень любит... Из детства остались воспоминания о сильных отцовских руках, поднимающих его, о красавице-матери, с любовью смотрящей на папу. Также была красивая просторная квартира недалеко от центра Москвы, постоянные гости, приезжающие к Ахтаровым на дорогих машинах... Более поздним воспоминанием были две женщины - няня и домработница. Они были приглашены в дом, потому что мать чувствовала себя все хуже и хуже... Она не могла даже подольше поиграть с сыном, не то что заняться хозяйством. А потом мамы не стало...

Вскоре после ее смерти все пошло наперекосяк. Он, его отец и их охранник собирались ехать в торговый центр и садились в машину, когда на них обрушился град пуль. Конечно, пытались убить Ахтарова-старшего. При покушении погиб охранник, прикрыв хозяина своим телом. После этого случая отец решил отправить Арсена в безопасное место, коим являлся поселок Ударный. Там жила бабушка, которую они никогда не навещали - папа не хотел светиться перед местными жителями... Он раз в месяц присылал за пожилой женщиной автомобиль, чтобы она могла увидеть внука. Помогал деньгами, звал жить к себе. Но бабушка отказывалась - говорила, что привыкла жить самостоятельно.

Так Арсен оказался в небольшом домике, где всегда пахло булочками и все полки были заставлены фотографиями его молодой и красивой покойной матери. Он привык к новой жизни, неплохо учился, завел друзей. Изредка навещал отца в Москве. Ахтаров-старший, конечно, просил его вернуться, говоря, что больше покушений не было. Но Арсен прекрасно понимал, что опасность еще висит над ними. Зачем папе лишние проблемы в виде организации защиты сына? К тому же ему нравилась его самостоятельная взрослая жизнь. Он рассчитывал закончить институт, получить диплом программиста и полностью отказаться от помощи отца.

В первую очередь Арсен подошел к телефонной будке и позвонил именно ему, на мобильный телефон.

- Отец, здравствуй, - проговорил он в холодную телефонную трубку. - Я поступил!

- Молодец, - тепло отозвались ему на другом конце провода. - Я и не сомневался, что так будет. Я очень горжусь тобой, сынок. Какие дальше у тебя планы?

- Сегодня переночую в общежитии, а дальше до начала учебы у меня есть время... Я думаю, поеду в Ударный, бабушка себя плохо чувствует, и оставлять ее надолго одну нельзя. Устроюсь на работу, буду приезжать каждые выходные... А дальше, боюсь, придется нанять сиделку.

- Хорошо, сын, - ответил Ахтаров-старший. - Сиделку наймем хоть сегодня. Твое решение я уважаю. Но знай, что я всегда тебя жду. Приезжай. Не забывай папу...

Положив трубку, Арсен вздохнул. Все-таки он тоже скучал... Да, навестить отца действительно надо. Он немного загрустил, но потом, вдохнув теплый августовский воздух, приободрился. Набрал номер бабушки, порадовал и ее. Взглянув на нарядных людей, которые вышли на вечернюю улицу в поисках развлечений, он понял что ему даже не с кем отпраздновать радостное событие. Двое ребят, с которыми он делил комнату в общежитии, не смогли поступить и уже утром, вернувшись из университета, уехали домой.

- Ленка! - вспомнил Арсен. - Ну, как же я про нее забыл?

Лена Трофимова тоже была сейчас в Москве. По случайному совпадению, вчера у нее тоже был последний вступительный экзамен, и сегодня она должна была узнать результат. Арсен кинул последний жетон и позвонил в ее общежитие. Оно находилось на другом конце города, на проспекте Вернадского.

- Трофимову Лену? - спросил его хриплый женский голос. - Пятая комната? Сейчас спрошу...

Нужно купить себе сотовый телефон, как у отца, подумал Арсен. Да и Ленке тоже. Неужели она откажется принять от друга подарок? А то так неудобно связываться через третьих лиц...

- А Лены нету, - ответили ему через несколько минут. - Соседка ее сказала, она ушла час назад...

Арсен совсем расстроился. Он купил в ларьке сигарет, закурил и посмотрел вокруг себя. Серая, скучная окраина... Только одни блочные дома, шоссе и машины. Всего один парк и пара-тройка кафешек - единственные приятные места в этом районе, которые он успел для себя найти. Что поделаешь, придется просто отправиться спать в такой чудесный день.

Неожиданно молодой человек почувствовал, что за ним кто-то наблюдает. Он оглянулся - все те же веселые нарядные люди, спешащие по своим делам. Им не ведома радость человека, который сам, без протекции богатого папы, поступил в институт. Все те же московские огни, придающие спальному району праздничный вид... Однако чувство тревоги не покидало его. Он быстро направился к общежитию, и вдруг почувствовал, что кто-то схватил его за локоть.

- Ну здравствуй, Ахтаров, - проговорил ему в ухо знакомый голос. - Что, отдыхаешь, прогуливаешься?

Арсен вздрогнул. Это был голос Мишки Багрова, его одноклассника. Незадолго до окончания школы девушка Багрова неожиданно переметнулась к Арсену, чему первый, естественно, рад не был. Ахтаров встречался с ней недолго - вскоре каждый занялся своим делом, поступая в московский ВУЗ. Казалось бы, об этом вообще не стоило вспоминать. Но Багров, крупный, вечно хмурый, медленно соображающий, выглядящий старше своих лет... Для него внимание веселой синеглазой ветреной Ларисы было подарком с неба. Соответственно, Арсен, к которому она переметнулась, оказался заклятым врагом...

- Мишка? - удивился Арсен. Ты что здесь делаешь?

Кстати, Лариса не была настоящей причиной вражды Арсена и Багрова. Когда Ахтаров только переехал в Ударный, несколько сверстников сразу возненавидели его. Именно они во главе с Мишкой пытались несколько раз его избить, а также заставляли поцеловать крест на глазах у одноклассников. Но Арсен был лучшим учеником в классе по дзюдо и мог за себя постоять... К тому же в поселке у него были друзья, всегда принимавшие его сторону. В том числе - Лена, которая могла наговорить такого, что у врагов отпадала всякая охота унижать его, благо слова у девчонки вырывались быстро и уверенно, без всякого обдумывания.

Сейчас же он был один... А его противников, двое из которых учились на класс старше - трое. Арсен быстро понял, почему они поджидали его здесь, не поленились выследить, где именно он ночует. Они хотели отомстить ему подальше от знакомых, готовых помочь ему. Что же... Трое дышащих перегаром не слишком спортивных ребят - не самые сильные противники для него, трезвого, умеющего драться.

- Тебя ждем, - гоготнул один из друзей Багрова. - А ты чего? Телку ждешь?

- Лариску отбил - а сам кинул, - заунывно проговорил Мишка. - Я тебе покажу, как невест уводить...

В этот момент Арсен осознал, что лучшая защита -это нападение. Вокруг не было ни души и, как назло, фонари на улице погасли. Свидетелей не было. Арсен, сгруппировав все мышцы, нанес Багрову основательный удар по ребрам. Потом, заметив открытый канализационный люк рядом с ними, призвал на помощь всю имеющуюся агрессию и ненависть. Просто, чтобы навсегда отвадить нежеланных гостей...

- Я сейчас тебя там утоплю, - с деланной усмешкой проговорил он матерящемуся противнику. - Как тебе это понравится?

- Не выйдет, - ответил ему один из друзей Багрова и сделал подсечку. Арсен, не ожидавший такого, опрокинулся на спину. Мишка вскочил со злобным утробным рычанием. Далее Ахтарову оставалось только прикрывать от ударов жизненно важные органы. Встать ему не удавалось. Ребята били его ногами по животу, спине и голове. Арсен задыхался, уже переставая соображать.

- Эй, вы! - взрезал тишину знакомый женский голос. - Прекратите сейчас же!

Но они продолжали его избивать. Арсен почти потерял сознание... Он понял, что его прекратили бить, когда раздался выстрел.

- Это кто? - изумился Мишка.

- Девчонка... - ответил другой его друг, молчавший до сих пор. - Но, ей-Богу, она и в нас может выстрелить!

- Могу, - крикнула девушка. - Что, хорошо втроем одного избивать?

- Успокойся, мы уходим, - миролюбиво ответил Багров, доставая небольшой складной нож, и прошептал Арсену: - сдохни, тварь!

Молодой человек еле успел перевернуться. Удар ножа направлялся в грудь, а так - всего лишь задел руку...

Троица спешно покинула улицу. Арсен, морщась от боли, смог разглядеть неожиданную спасительницу. Ленка. Красивая, даже лучше, чем на выпускном, с модной стрижкой, в белом коротком платье и на высоких каблуках. А в руке - пистолет. Настоящий.

- Лена, - Арсен попытался встать, но застонал и рухнул на землю. - Привет. Я тебе звонил...

- Я не знала, - она уже спешила к нему. - Я думала приехать к тебе в гости, чтобы отметить мое поступление в университет... Ты же тоже поступил? - Арсен кивнул. Неловко упала рядом на колени и достала из сумочки платок. - Ох... этот урод тебя ранил. Очень больно?

- Терпимо. Лучше скажи, родная, откуда у тебя пистолет?

- Неважно, - усмехнулась в сторону Лена. - Папа уехал весной, пришлось жить с мачехой... Тут не только пистолетом - гранатой запасешься... Есть один друг, достала оружие с его помощью. Давай руку перевяжу!

Лена достала из сумочки платок и, вздрагивая в ответ на каждый его стон, перевязала руку. Потом помогла подняться. Арсен пытался идти сам, но боль от многочисленных ударов заставляла его опираться на ее хрупкое плечо.

- Ленка, прости. Я не хочу, чтобы ты в это ввязывалась. Умеешь ты не вовремя появиться...

- Я бы сказала - наоборот, вовремя, - возразила девушка. Их диалог прервался воем милицейской сирены. Две машины с государственными знаками остановились рядом с ними...

- Черт, - выплюнул Арсен. - Попробуем бежать...

- Сопротивление властям только усиливает вину, - возразила ему новоиспеченная студентка юридического факультета, и Арсен тяжко вздохнул. Вот тебе и отметил поступление. Нарвался на нож, мало того - Лену во все это втянул... Еще и с милицией проблемы будут.

- Ребята, стойте! - молодой лейтенант резво выскочил из машины, схватив Ленку за руку. В той самой руке она держала пистолет. - Это вы стреляли?

- Нет, - пробормотал Арсен.

- Да, - ответила Лена. Она наивно надеялась на справедливость коллег. - На моего друга напали. Их было трое...

- У вас есть разрешение на оружие?

- Нет, - выдохнула Лена, понимая, что не все так просто. - Но на него напали... Он ранен, разве вы не видите?

- В участке разберемся, - ответил лейтенант. С этими его словами двое милиционеров погрузили Лену и Арсена в одну из машин.

В участке их ждало не самое лучшее общество. Бомжи, буйные алкоголики и компания наркоманов-подростков, моложе Лены и Арсена лет на пять, придавали обезьяннику неповторимый аромат и колорит. Арсен, тревожась за Лену, сумел урвать внимание дежурного. Держась за раненую руку, он дернул молодого милиционера за рукав.

- Отпустите девушку, - попросил он. - Оружие попало к ней случайно... Она несовершеннолетняя. Поступила учиться на юриста.

Самому Арсену лишь неделю назад стукнуло восемнадцать. Сознание своей взрослости и ответственность за Лену придали ему сил...

Дежурный кинул на Лену внимательный взгляд. Белое платье, тонкие ножки и растерянный взгляд серых глаз произвели на него впечатление.

- Хулиганье! - притворно сплюнул милиционер.

- Я дам денег! - Арсен полез раненой рукой в карман, вскрикнул от боли и потерял сознание.

Через два часа в отделение милиции заглянули два дюжих молодых человека. Они явно были охранниками солидного господина восточной национальности в дорогом костюме. Все отделение стояло перед ним навытяжку.

- Мы их не трогали... - отчитывался перед мужчиной начальник отделения. - Привезли сюда, и все...

- Это и спасло вам жизнь, - ответил мужчина, глядя на обезьянник. Его сын спал. Он был очень бледен, правая рука перевязана шелковым платком, а левая обнимала плечо симпатичной молоденькой девушки.

-Ребята! Подъем! - толкнул их Ахтаров-старший, но никто не ответил ему. Усталые Арсен и Лена продолжали спать.

- Ты, - скомандовал он одному из охранников. - Отнеси девушку в машину.- Тот послушно поднял Лену и легко, словно перышко, понес ее. Сына Ахтаров не доверил никому и, кряхтя от юношеских мускулов, взвалил его на плечо. Килограмм семьдесят пять, не меньше. Вот когда они из младенцев превращаются в столь проблемных и тяжелых молодых людей?

Ленка проснулась и увидела перед собой его. Благородная седина на висках. Широкие массивные плечи. Манеры дворянина, о которых она только в книгах читала.

- Как ты? Нормально себя чувствуешь? - спросил он. - Я - отец Арсена. Меня зовут Рамазан.

- Лена. Очень приятно, - она протянула мужчине руку, и тот поцеловал ее. Никто никогда так не делал... Лена дернулась, словно от удара током.

- Милая, а уж мне как приятно... Арсен мне все рассказал. Ты же ему жизнь спасла! С того дня прошли сутки, он уже пришел в себя. Мы должны тебе по гроб жизни - мой сын и я...

- Пустяки, - ответила она. Я просто случайно оказалась рядом. Не могла же я оставить друга без помощи! Кстати, как Арсен?

- Он проснулся два часа назад, поел и теперь спит. Скажи, тебе было удобно здесь?

Только теперь Лена огляделась и увидела, что ночевала она в просторной, красивой комнате с большими пластиковыми окнами и дорогой мебелью. Ее удивил серый металлический цвет, в котором была выдержана комната, и минимум мебели - шкаф, стол и кровать. Наверное, в такой обстановке и должен был жить богатый вдовец вроде отца Арсена...

- Да, спасибо. Очень удобно.

- Тебе тоже нужно поесть. Пойдем, составишь мне компанию...

Неожиданно Лена обнаружила, что одета она не в свое белое платье, а в длинный синий сарафан.

- Это еще что? - грозно сдвинула она брови и глянула исподлобья на Ахтарова-старшего. Тот отпрянул, не ожидая такого гнева от молодой девушки, и поспешил объясниться:

- Твое платье было заляпано кровью Арсена. Моя помощница по хозяйству переодела тебя. Этот сарафан - все, что есть в квартире из женской одежды...

Позже они с Рамазаном сидели на кухне и ужинали. Лена ела нежную запеченную баранину, запивала ее терпким красным вином и любовалась на чистейший белый кафель на стенах, такой, что было видно собственное отражение. Удивило ее и многое другое, чего она раньше не видела. Хлебопечка, микроволновая печь и посудомоечная машина казались ей чем-то заграничным, благополучным и, к сожалению, лично ей недоступным.

- Нравится? - подливая ей вина, спросил Рамазан.

- Очень, - язык у нее заплетался. Не от вина - она выпила всего два бокала. Скорее - от усталости. - И почему Арсен с вами жить не хочет?

- А это уж его дело, -усмехнулся мужчина. - Меня другое интересует. Куда твои родители смотрят? Отец, наверное, много работает? А мама? Почему она разрешает девушке-подростку разгуливать по вечерней Москве с пистолетом? Им что, совсем плевать на тебя?

- Мама давно умерла, - вздохнула Лена. - Мачехе - да, плевать. А папа уехал в командировку на неопределенное время.

- Я так понимаю, у тебя с мачехой плохие отношения, - задумчиво проговорил Рамазан. Арсен мне об этом не рассказывал, но я догадался. Тебе остался месяц до начала учебы... Лена, можешь пока жить у нас. К тебе здесь будет прекрасное отношение, все необходимое я предоставлю. Должен же я как-то отблагодарить тебя за такое отношение к моему сыну. Ведь я мог потерять его, если бы не ты...

- Нет, спасибо, - нервно улыбнулась Лена. - Лучше я поеду в Ударный. Вы мою мачеху не знаете. Она может совсем обнаглеть и оставить нас с отцом без родного дома...


Глава 5

Московская область, город В. 2007 год.

- Да, Михаил Федорович. Конечно. Я покажу ему все каталоги. Разумеется... Я вам перезвоню, когда разберусь.

Лена положила трубку и подошла к зеркалу, висевшему на стене. Это зеркало висело рядом со стойкой администратора скорее для клиентов, но смотрелись туда все, включая персонал.

Так... Новая стрижка отлично лежит, как две недели назад, когда она вышла из парикмахерской. Новый синий кардиган и черные брюки прекрасно подчеркивают фигуру (за одежду она уже была должна Гале немалую сумму). Лена не красилась, но угольно черные брови и длинные ресницы и так красиво смотрелись на фоне сливочно-белой кожи худощавого лица. Что же, главное - внутренний настрой. С его помощью Лена уже не раз преодолевала и более сильные преграды...

Этот клиент был бизнесменом из Москвы. Он недавно купил землю в В. и теперь хотел построить на ней частные жилые дома. Явно не для среднего класса. Земля была отличная - на окраине города, рядом - лес, поле и чистая речка. Разумеется, коттеджи должна была построить именно фирма "Интрострой". Несмотря на то, что у нее вполне хватало забот в виде торгового центра, который строился сейчас. Естественно, упустить перспективного клиента они не могли...

Обычно с клиентами такого класса общалась личный секретарь Михаила Федоровича Сухова. Но сегодня она заболела... И директор не нашел лучшего выхода, чем перекинуть ответственное задание на новенького администратора. Полчаса назад у них был разговор на эту тему...

- Я проводил тебе стресс-собеседование три раза за две недели твоей работы, - шептал ей пожилой худенький директор.- Не помнишь? Я спросил про мужа, про сына и про судимость. Не буду вспоминать, что именно ты отвечала - это неважно... Мне понравилась твоя реакция. Ты говорила без пауз, четко и уверенно. Я ни на минуту не стал сомневаться в твоей правоте. Также ты должна общаться с Игорем Сергеевичем. Что бы ты ему не говорила - это должно звучать в той же манере... Сама понимаешь - те люди, которые нагрянули к нам, будут поважнее

- Я еще не разбираюсь в строительстве и работе фирмы, - вздохнула Лена. - Константин Николаевич, я работаю у вас лишь две недели...

- А вот это ты брось! - он положил на ее руку свои тонкие холодные пальцы. - Отлично работаешь, жалоб у меня нет. Если будет совсем туго - набирай меня. Разберемся.

Лене нравилось отношение директора. Он только один раз упомянул о ее сложных обстоятельствах. Корпоративная этика запрещала общаться в рабочее время на личные темы. Поэтому о ее проблеме знал только Михаил Федорович и менеджер по кадрам, принимавшая ее на работу. Лена даже смогла подружиться с несколькими сотрудницами, могла попить с ними чаю, поболтать в курилке, даже иногда сходить после работы в магазин... Но это были приятные, приятельские отношения. Ничего лишнего. Лену радовала даже такая малость. Вокруг - люди, общение, кипучая офисная жизнь... Самое главное - через неделю она должна была получить первую зарплату. Тогда же заканчивался ее испытательный срок, длившийся ровно месяц. В предыдущие дни ее работы директор был доволен, и она не сомневалась, что ей предложат работать в "Интрострое" и дальше. Однако сегодняшний важный клиент мог многое изменить. Или добавить очки в ее пользу, или... О втором варианте даже думать не хотелось.

- Я могу поговорить с Суховым? - прервал ее размышления уверенный мужской голос. Так запросто, без имени-отчества и приветствия, мог обратиться только один человек. Тот самый заказчик, Веселов Игорь Сергеевич. Будущий владелец коттеджного поселка. Надо сказать, Лена думала, что он будет старше... Однако на нее смотрел мужчина лет тридцати пяти, высокий, светловолосый и довольно симпатичный. Больше всего ее поразили его глаза. Таких ярко-синих глаз она еще не видела. А их взгляд... Казалось, он с первого раза пронзал насквозь и, словно рентген, просвечивал душу.

Лена знала, что директор очень занят. В "Интрострой" явились с проверкой аудиторы. В данный момент они действительно имели большее значение для фирмы, чем заказ (или отказ?) московского бизнесмена. Однако и потеря перспективного клиента не сулила фирме ничего хорошего. Девушка широко улыбнулась и выпрямила спину.

- Пожалуйста, присаживайтесь. Игорь Сергеевич, не так ли? Начальник предупредил меня о вашем визите. К сожалению, он сейчас очень занят...

Мужественное лицо Веселова покраснело и скривилось. Этот человек явно не привык принимать отказы и ждать. Однако Лена, лихорадочно соображая на ходу, остановила готовый извергнуться поток гнева.

- У нашего архитектора уже готовы проекты домов для вашего поселка, - прощебетала Лена, кладя руку на локоть клиента и направляя его к дорогому дивану, обитому бархатом. - Пожалуйста, присядьте и подождите немного, начальник должен скоро освободиться... Чай, кофе? Горячий шоколад?

Почему-то Ленино поведение развеселило бизнесмена. Он уселся на диван и рассмеялся.

- Можно просто минеральной воды? - попросил он. - Что же, позовите этого вашего архитектора. Посмотрим, что он там спроектировал.

Лена дрожащей рукой начала набирать номер сотрудника (время, время... оно идет... аудиторы вроде должны закончить с проверкой, и освободить ее начальника... К сожалению, архитектор не отвечал. Девушка помнила, что он оставлял чертежи у нее на столе. А, вот и они...

Придется держать оборону самой. Она взяла папку с чертежами и присела рядом с Веселовым, который перестал улыбаться и снова казался серьезным и нервным.

- К сожалению, архитектор занят, - несмотря на усилия Лены, голос ее звенел от напряжения, словно натянутая струна. - Если хотите, я сама могу вам все показать.

- Черт знает что, а не компания! - громыхнул Веселов, ударяя кулаком по спинке дивана. Лена подпрыгнула от неожиданности и выронила папку. Листы с чертежами рассыпались по полу.

Сотрудники, курьеры из других компаний, посетители - все они проходили мимо ресепшена, и никто не помог растерянной девушке собрать бумаги. Лена встала на колени и трясущимися руками начала складывать листы. Все, этот Веселов будет недоволен, уйдет и хлопнет дверью... "Интрострой" останется без его заказа и потеряет кучу денег. Константин Николаевич точно не обрадуется и тут же уволит ее, а ведь вряд ли она сможет найти работу с нормальной зарплатой. Господи, ну где же ее хваленая стрессоустойчивость, о которой столько говорил начальник? Стоило ей столкнуться с сильным и властным человеком, привыкшим, чтобы ему угождали - вот она и расклеилась. Все-таки после тюрьмы нервы у нее совсем сдали!

- Ты... вот что. Успокойся, - голос мужчины, который до этого в гневе колотил диван, прозвучал неожиданно мягко. - Я не хотел никого обидеть. Давай, покажи мне проект этого вашего архитектора, - теперь уже Веселов усаживал ее на диван. - Ты меня тоже пойми: я человек занятой, а тут - директора нету, архитектор где-то бегает...

- Да. И вас встречает только бестолковая администратор, - отвернувшись, ответила Лена.

- Ну, насколько ты бестолковая - я не знаю, - пожал плечами мужчина. - Тебя как зовут?

- Лена...

-А я Игорь. Вот и познакомились. А теперь, Лена, принеси нам чего-нибудь попить и покажи мне все чертежи.

Через минуту Лена демонстрировала Веселову предпоследний чертеж. Архитектор особо не вкладывал в него надежд, но ей он понравился больше всего. Это был двухэтажный дом с большой террасой, башенками и балконом. Вокруг - кирпичная ограда с зубчиками. Строение даже отдавало готической архитектурой... И что больше всего порадовало Лену - на вершине каждой башенки архитектор пририсовал птицу-сову. Она должна быть сделана из такого же кирпича, что и сам дом, но только в белом цвете. Благодаря этому чертеж выглядел милым, уютным... почти домашним. К тому же, совы населяли лес, окружавший город В. В районе даже имелся совиный заповедник.

Лена вообще любила с детства этих мудрых птиц. Все ее школьные поделки были с ними связаны. Она еще помнила счастливые времена, когда в их с отцом жизни не было мачехи Виктории, и они проводили выходные вместе в лесу. Не всегда вдвоем - иногда к ним присоединялись друзья отца, с женами и детьми...

- Пап, поймай мне сову, - просила маленькая Лена. - Ну что тебе, сложно, залезь на дерево и поймай. Возьми пшено. Они его любят...

- Ну, послушай ребенка! - смеялись отцовские друзья. -Девочка просит всего-навсего поймать птичку!

- И вот, представьте себе, Игорь, - на автомате заговорила Лена. Мысль ее шла так быстро, что она не успевала ее озвучить. - Снежный лес окружает такие домики... А они будут очень красивыми и яркими. Красный на фоне белого... Вокруг - зеленые сосны. Настоящая зимняя сказка!

- А в них совы живут, - усмехнулся Веселов. Однако глаза его загорелись интересом. - Хорошо. А летом?

- А что - летом? Тот же лес, рядом есть речка. В лесу, я сама видела когда-то, есть зайцы и лисы. И совы, кстати, преспокойно летают себе. Можно дышать свежим воздухом. Жарить шашлыки на природе. Взрослые веселятся, а дети бегают вокруг. Кстати, в каждом дворе рядом с коттеджем предусмотрена большая площадка для шашлыков и барбекю.

- А птицы будут пролетать и ждать добычи? - рассмеялся Игорь. Он явно пришел в хорошее расположение духа от Лениного рассказа.

- Да пусть летают, - махнула рукой девушка, увлеченная своей идеей. - Главное - чтобы их не трогали. Они ведь людям не мешают...

Через несколько секунд из кабинета вышел Михаил Федорович, Ленин начальник. Он казался очень взволнованным.

- Игорь Сергеевич, здравствуйте. Простите, что заставил вас ждать...

- Ничего страшного, - Веселов протянул директору руку. - Мы тут обсудили кое-что с вашей подчиненной...

- И что решили? - директор кинул на Лену недоверчивый взгляд.

- Больше всего мне понравился этот чертеж, - Веселов протянул Михаилу Федоровичу тот самый рисунок, с совой. Хочу в своем коттеджном поселке только такие дома! И двух-, и трехэтажные. Но модель - именно эта! Главное, - он приобнял директора и ткнул пальцем в рисунок, - не забудьте про сову!

- Оо... хорошо. Замечательно! - обрадовался директор. - Подпишем договор? Пройдемте к нашему юристу!

- Сейчас, - проговорил мужчина, повернулся к Лене и сунул в ее холодную руку свою визитку. - Спасибо, - прошептал он ей на ухо. - Согрела... Давно мне так тепло не было. Звони, если что. Мне будет приятно.

Мужчины удалились. Лена рухнула, как подкошенная, на диван и залпом выпила кофе. А как хотелось бы сейчас чего-нибудь покрепче...


Глава 6

Московская область, пос. Ударный. 1997 год

Платье Лена достала с огромным трудом.

Оно было похоже на мечту юной девушки. Такую мечту, которая начинается ближе к утру, не оставляет весь день и продолжается ночью. Легкое, воздушное и нежное... и в то же время немного порочное. Цвет платья был необьясним - дымчато-лиловый с нежным ванильным оттенком. Шелк красиво ниспадал и переливался. Вырез был довольно глубоким, руки открыты, зато снизу все было довольно целомудренно - юбка была чуть расклешенной и прикрывала колени. Главным украшением платья был корсет. Благодаря ему и без того стройная талия девушки казалась осиной. Корсет был расшит мелкими жемчужными бусинками. Они не бросались в глаза, но словно притягивали свет.

Тогда, после прощания с отцом и сыном Ахтаровыми, Лена вернулась к себе в общежитие, где за нее уже начали переживать соседки по комнате. Именно от них она узнала, что второкурсница на их этаже продает свое вечернее платье. Девушка давно сшила его себе по случаю, но потом вышла замуж и забеременела. Сейчас она покидала свою комнату и попутно продавала платье. Неизвестно, пригодится ли оно ей в ближайшем будущем, а деньги были нужны, тем более скоро должен появиться малыш...

Лена пошла взглянуть на платье из любопытства, но, увидев его, поняла: или эта вещь будет у нее - или жизнь ей не мила. Платье пришлось впору... Второкурсница назвала цену, от которой у Лены мышцы свело судорогой. Это были все деньги, что дал ей с собой в Москву папа. Скрепя сердце, она купила платье. На следующий день нужно было ехать домой. У нее была одежда ее мечты, но не оставалось ни копейки денег.

Ох, и не любила Лена обращаться к кому-то за помощью! Однако ситуация была безвыходной. Арсен, как всегда, не заставил себя ждать. Правда, приехать сам не смог - рана у него еще болела... Лена навестила друга, взяла у него деньги (она всегда пыталась отдавать Арсену то, что занимала, но он всегда отвергал это со смехом и называл свою помощь "бессрочным и беспроцентным кредитом"). После этого девушка, снабженная немалой суммой денег (там было куда больше, чем стоил бы билет на электричку), отправилась домой.

А дома ее никто не ждал. Она знала, что отец, проводив ее на экзамены, уехал в командировку в Тольятти - на закупку автозапчастей для автосервиса, в котором работал уже два года. Меньше всего ей, счастливой и умиротворенной, новоиспеченной студентке и обладательнице прекрасного платья, хотелось видеть мачеху. Той, кстати, дома не оказалось...

На кухонном столе Лена обнаружила записку следующего содержания: "Уехала к родственникам. Когда буду, не знаю. Проблемы. Вика."

Записку, судя по указанной дате, была написана вчера. Первое августа. Неизвестно, насколько затянутся мачехины проблемы... Лена не желала зла ее родственникам, но предпочла бы не видеть Вику как можно дольше. Слишком много непонимания возникало между ними за те три года, что она и Ленин отец поженились.

- Ура! Я одна дома! - пропела Ленка и заглянула в холодильник. Там она нашла колбасу и сыр, а в хлебнице была довольно мягкая буханка... этого вполне хватит для ужина.

После еды Лена собралась примерить платье и скомбинировать его с украшениями, оставшимися от матери. Та умерла, будучи молодой и красивой... Отец дарил ей драгоценности. Потом он не раз упоминал, что подарит их Лене к окончанию школы, и исполнил свое обещание... Однако ее короткое выпускное платье было настолько дешевым и простым, что Лена, пребывая в депрессии, не решилась добавить к нему украшения. Она вообще с ужасом вспоминала свой выпускной: пафосные речи, пьяные одноклассники; Маша Чернова уехала на машине с какими-то взрослыми парнями, а Галя - с женихом. Единственный трезвый парень, с которым можно танцевать - Арсен, и тот ушел под утро с приятной и доступной девицей из параллельного класса. Так и закончилась ее школьная жизнь!

Кстати, за Галю оставалось только порадоваться. У нее завязались серьезные отношения с Ильей Прониным, сыном хозяина сети аптек в районном центре в В. Они познакомились в Ударном, когда Галя сбежала с пляжа в надежде смыть с себя едкий крем для похудения... У семьи молодого человека была здесь дача. К искреннему удивлению Маши Черновой, пухленькая закомплексованная Галька понравилась взрослому, состоятельному и интересному парню. Он переселился на дачу, возил Галю на вступительные экзамены в Москву на своей машине, уважительно относился к ее родителям и друзьям и старался всегда быть рядом. По мнению Маши, такой молодой человек был для Гали подарком с неба. А Лена считала, что это Галю с ее умом, добротой и чувством юмора еще надо было заслужить.

Тем не менее, отношения Гали и Ильи развивались стремительно. Сегодня Галя, встретившая Лену с электрички, сообщила, что Илья устраивает большой праздник в самом крутом ресторане города В. в честь своего дня рождения! Лена слышала про это заведение в районном центре, но сама его не посещала - один ужин в этом заведении стоил как почти вся зарплата ее отца... Была приглашена куча народу, в том числе она сама и Маша Чернова, по желанию - с молодыми людьми. Арсен еще отлеживался после раны, так что Лене некого было привести. Что же, она намеревалась блистать в одиночестве...

Именно на этот праздник она пойдет в новом платье. И в дорогих колготках, которые купил ей папа - целую пачку тонких, шелковистых, но прочных изделий. Она будет великолепна... Гораздо красивее, чем была в коротком простеньком темно-синем платье на выпускном вечере. Оно было по-своему симпатично, но... Такую вещь можно и в институт одеть, если дополнить длинной кофтой. А это платье - оно такое волшебное!

И, конечно, она дополнит его украшениями. Теми, что остались от покойной мамы. Лена уже не раз одевала их, ведь папа отдела мамино золото в ее распоряжение, когда ей исполнилось шестнадцать. Лена хранила все в той же шкатулке, которую подарил маме отец: кулон в форме цветка на толстой цепочке, такие же цветы-сережки, витой браслет и три кольца, одно из которых - обручальное - Лена не трогала, но все время любовалась на него, иногда тихо плача о рано умершей матери.

- Как здорово! - Лена кружилась по своей комнате, и юбка с тихим шелестом обвивалась вокруг ее колен. Девушка натыкалась на старенький стол и шкаф, врезалась в стены со старыми обоями, но это ее совсем не волновало. - Не могу остановиться! Не могу...

Скрип ключей в замочной скважине прервал ее восторг. Папа должен вернуться еще не скоро... Скорее всего, это мачеха.

Лена быстро стянула с себя платье и кинула его в угол комнаты, неловко прикрыв шерстяным покрывалом. Потом переоделась в старые джинсы и майку. Пока Вика открывала дверь, девушка успела зацепить взглядом шкатулку для украшений. С привычной верхней полки старой чешской стенки она была переставлена на нижнюю. Крышка приоткрыта. Она открыла шкатулку... Ничего не было. Ни одного украшения. Отсутствовало даже обручальное кольцо мамы...

- Может, папа взял? - прошептала Лена, вперив ненавидящий взгляд в дверь, из-за которой уже показывалась пышная фигура мачехи. - Но зачем? Он же сказал, что теперь украшения - моя собственность...

Ответ пришел сам, когда холеная рука распахнула дверь. Очень холеная. Пухлая и ухоженная, с красивым маникюром. А на мизинце - мамино обручальное кольцо. На безымянный палец мачехи оно просто не могло налезть - покойная мама была куда меньших габаритов. К тому же, на безымянном красовалось толстенькое колечко, которое папа подарил Вике перед их свадьбой.

- Ну, держись, дрянь, - проговорила сквозь зубы Лена, сжимая кулаки. - Ты взяла все, что тебе надо: дом, мои нервы, отца, его зарплату, его любовь. Но этого я тебе не прощу!

Следом за рукой показалась и вся Вика. Грех молчать - она выглядела шикарно. Короткие светлые волосы уложены в модную стрижку. Стильный макияж оттенял белизну лица и яркий, васильково-синий цвет глаз. Красивое темно-серое платье с короткими рукавами подчеркивало округлую фигуру. А туфли на шпильках делали Вику высокой, почти такой, как сама Лена.

- Ленка! Ты где? - голос мачехи, казалось бы, разнесся по всему дому. - Помоги! У меня покупки...

Лена вышла Вике навстречу. Даже сумела себя преодолеть и поцеловала ее в щеку. При близком рассмотрении мачехи девушка убедилась в своих догадках... Вика носила и мамины сережки, и кулон. Только двух колец, с изумрудом и с фианитом, не хватало для полного счастья.

- Смотри, что я купила, - радовалась Вика, доставая из пакетов продукты и выкладывая их на кухонный стол. - Видишь? Отличный сыр. Рыба. Колбаса. Зерновой хлеб. Шампанское и водка, наконец! Ну что, студентка? Довольна? Приглашай друзей! Еще купим продуктов в нашем сельпо, нарежем салатов, дождемся твоего папу - и все, зови друзей праздновать свое поступление!

- А можно мне сейчас колбасы? С этим самым ароматным хлебом, - спросила Лена. - Я голодная сижу, давно приехала...

- А что не приготовила? - нахмурилась мачеха.- Лень тебе?

- Нет, Вик, ну что ты! - Лена с трудом скрывала свою ненависть под дружелюбной улыбкой. - Папа еще не скоро вернется, а ты не написала, когда приедешь.

- И то правда, - согласилась мачеха, садясь на кухонный табурет и стягивая с ног туфли. Старые стулья папа выкинул по Викиной просьбе, и заказал новые на фабрике в В. - Ох... устала. Ну что? Приготовишь рагу из овощей и мяса, как Витя любит?

При упоминании об отце Лена немного успокоилась. Папа, конечно, не знает о том, что Вика носит мамины украшения. Он же в командировке... Приедет - и поставит свою жену на место, разберется во всем. Ведь она для них - чужая... Этой женщине можно, конечно, жить с папой, раз он того хочет. Но трогать память о маме - нет, не в коем случае!

- Приготовлю, - ответила Лена, мило улыбаясь. - Вот только схожу за овощами в гараж, и все сделаю. Подожди.

- Конечно, подожду, милая, - расслабилась Вика. - Я ведь тоже голодная, с дороги!

Лена вышла из дома, вдохнула свежий августовский воздух. Она была совершенно трезвой, но вид мачехи поверг ее в какое-то странное состояние. Будто он выпила много шампанского... Куда больше, чем на выпускном.

Кстати, с того вечера она вернулась с почти полной бутылкой. Ее одноклассники забыли про шампанское, и Лена взяла выпивку с собой. Папа оставил ее в гараже, рядом с мешками картошки, лука и морковки. Бутыль была запечатана пробкой.

- Отлично, - улыбнулась Лена. Кровь в ней кипела, удаляя адекватные мысли (ждать папу? спокойно просить объяснений? молчать?) напрочь.

Лена вернулась в дом, волоча не себе три мешка с овощами. Спокойно принялась чистить их острым, недавно заточенным папой ножом, под болтовню мачехи. Кода мясо и овощи уже кипели на плите, девушка дала мачехе последний шанс.

- Вика, зачем ты одела украшения моей мамы? - дрожащим голосом спросила Лена. - Это еще ладно, - продолжила она, заметив стыдливо опущенные Викины глаза. - Где ее два кольца?

- А как ты думаешь? - Викина грудь вздымалась, глаза ее загорелись. - Эта вкусная еда? Папа тебе денег дал перед экзаменами... Мать твоя умерла, а тебя-то кормить надо! И хорошо, что ты поступила в московский институт. Дай Бог, найдешь себе там богатого парня! Поверь, после такой нищеты твоя мама только порадовалась бы этому!

Лена оглянулась. Добротный деревянный одноэтажный дом. Пусть небогатый, но хороший... Три комнаты. Есть ванная, туалет, телевизор, а также участок. Неплохая мебель, пусть и не совсем новая - этот венгерский гарнитур папе подарил его друг, когда Лена была еще маленькой. Совсем неплохо... Несколько лет назад приехавшая из соседнего поселка Вика, случайно заехавшая по работе в Ударный, восторгалась тем, что имеют Трофимовы - отец и дочь-школьница.

Понятно. Она всегда хотела от папы только денег... Но это - его личное дело. А вот маму она зря затронула. Лена уже знала, как отомстить. Ее трясло. Слезы лились градом. Вот так, запросто, отнять единственную память о матери, плюнув колбасой в лицо под предлогом своих желаний... Это был перебор. И Лена знала, что делать. Просто попробовать договориться с мачехой

- Мама бы явно не обрадовалась тебе, - сказала девушка, кладя неочищенную картофелину на стол. - Вика, ты очень плохо поступила. Эти драгоценности она оставила папе, чтобы он передал их мне. Какое право ты имела пользоваться ими?

- Лен... подожди, - Вика встревожилась, когда увидела горящие ненавистью глаза падчерицы и нож, зажатый в ее руке. - Ты же несовершеннолетняя... Какое тебе золото? Твой папа должен был подарить это мне... Послушай, Ленка. Твой отец привел меня в этот дом, и я теперь в нем хозяйка. Могу распоряжаться, как мне вздумается. Тем более, не оставлю тебя без крова, одежды и куска хлеба!

- Верни драгоценности, тварь! - Лена уже не владела собой. Она кинулась на мачеху и махнула ножом, не контролируя себя...

Удар пришелся на правую руку Вики. Нож порвал платье, и показалась кровь. Та взвизгнула и отскочила.

- Ах ты, чертова малолетка! - завопила Вика. - Ну все, мое терпение кончилось! Я вызываю милицию!

Лена не стала мешать телефонным переговорам мачехи. Она по-тихому сбегала в подпол и достала оттуда гранату, которую хранил еще покойный дед. Это боевое орудие унесло немало жизней... Не факт, что оно еще действовало спустя столько лет. Но Лена очень хотела отомстить мачехе... покончить с нею раз и навсегда. Человек, задевший память о ее матери, не имеет право на прощение. В тот момент Лена не думала ни о покойном дедушке, ни об отце, которые точно не одобрили бы подобных действий...

- Вызвала? - спросила Лена, заходя в дом. Мачеха еще не положила трубку... Увидев Лену с гранатой, она испуганно затараторила:

- Алло! Не кладите трубку! Она где-то достала гранату! Она может здесь все взорвать... Что? Попытаться успокоить? Хорошо...

- Лена, милая, - мачеха протянула к ней руки и подошла, нацепив на лицо ненавистное сладко-сочувственное выражение. - Подожди, подумай. Ты не в себе... Ты хочешь уничтожить дом и убить меня? Я ведь долгое время заменяла тебе маму!

Терпение Лены кончилось.

- Маму мне никто не заменит! - крикнула она и дернула проволоку...


***

- Что здесь произошло, Маша?

Галя Орлова с тревогой смотрела на дым, валивший из окон дома Трофимовых. Девушка собиралась на свидание к Илье... Он ждал ее в своей машине на окраине Ударного, недалеко от леса. Она одела свое самое лучшее платье, накрасилась и даже обманула, к своему стыду, родителей, сказав, что собирается на посиделки к друзьям... Галя птицей летела по поселку, но, увидев, что произошло, остановилась. Около дома собралась уже толпа народу. Никто не мог понять, что произошло. Большинство жителей поселка, судя по обрывкам фраз, считало, что в доме случился пожар. Многие выражали свое сожаление, что отец семейства в данный момент далеко. Также там была милиция, "скорая" и пожарные... Чтобы приехать из города В., им бы потребовалось полчаса. Люди в Ударном привыкли долго ждать должностных лиц и врачей из райцентра...Когда же случилась беда?

Совсем рядом с калиткой Лена заметила Машу и тут же подошла к ней. Губы девушки были скорбно поджаты... Возможно, она знает, что все-таки произошло?

- Это был взрыв! - воскликнул один из милиционеров. - Нужно выводить из дома людей!

- Похоже, Ленка хотела взорвать дом, - ежась от августовской вечерней прохлады, ответила Маша Чернова. - Видно, мачеха ее довела... Ленка частенько говорила, что ее нервы на пределе, и когда-нибудь она задаст Вике хорошую трепку!

- Это я тоже от нее слышала... Но чем взорвать? - изумилась Галя. - Неужели дедушкиной гранатой из кладовки?

- Я думаю, именно ей...

Девушки смотрели, как санитары выводят обожженную Вику из дома. Милиционеры искали Лену, но никак не могла найти...

- Там еще моя падчерица! - злобно шипела Вика. - Это все она! Она устроила взрыв, самой настоящей гранатой... Уж не знаю, откуда она ее достала!

- Где эта девчонка? - спрашивал молодой милиционер, явно начальник. - Если это так, ей грозит суровое наказание! Ребята! - он повернул голову к остальным милиционерам. - Ищите девушку, она точно где-то здесь!

- Какой срок? Они должны разобраться, Ленка несовершеннолетняя, - тихо возмутилась Галя. Она очень волновалась за подругу. Жива ли та вообще? Если бы Ленин папа был здесь, ничего этого не случилось бы...

Односельчане начали оглядываться в поисках Лены... И только Маша заметила хрупкую прихрамывающую фигурку в темноте.

Ленка вышла с дальней калитки огорода и направилась в сторону окраин поселка. Шла она довольно быстро, но ей явно было не слишком хорошо... Маша разглядела неестественно согнутую руку и порванную одежду. Как бы оно ни было, Лене удалось сбежать от милиции. Осталось сбить их со следа...

- Простите, - подбежала Маша, преданно глядя на молодого лейтенанта прекрасными распахнутыми синими глазами. Она могла врать что угодно во спасение Лены - в шуме, поднятом соседями, никто бы ничего не услышал и не сообщил бы, что она - хорошая подруга предполагаемой преступницы. - Я видела женскую фигуру, похожую на Трофимову... По-моему, она бежала в сторону леса, - и Маша показала в совершенно противоположную сторону.

- Вы уверены? - обрадовался милиционер и, смерив, Машу плотоядным взглядом, все-таки, сомневаясь, посмотрел в сторону дома Лены... - Значит, нам нужно ехать по той узкой дороге...

- Меня не подкинете? -Чернова уже лезла в милицейский Уазик, как бы невзначай обхватив руками плечи начальника. Обернувшись и поймав Галин взгляд, таивший в себе немой вопрос, Маша изящно тряхнула темными распущенными кудрями так, чтобы они коснулись крепкой шеи милиционера, и подмигнула подруге, как бы говоря: "Не переживай!"

- Конечно, - тот на ходу приобнял ее. - Ребята, по машинам! - крикнул он подчиненным. - Едем к лесу... Есть вероятность, что девчонка бежала в ту сторону.

За этим указанием послушался тихий недовольный ропот его подчиненных, но молодой человек уже не обращал на него внимания. Им полностью завладела Маша, сидевшая рядом, такая соблазнительная в своем легком коротком белом сарафанчике...

- Ну, Чернова, ты даешь, - чуть завидуя, вздохнула Галя Орлова вслед уехавшей подруге. - Даже менты тебе верят... Но что же будет с Ленкой?


***

Лена шла, не разбирая дороги. Последний раз, когда она смотрела на часы, было уже десять вечера. Как раз, когда она пошла в кладовку за овощами... и за дедушкиной гранатой. Сейчас уже ночь, в августе уже темнеет раньше. Она смутно различала вокруг себя очертания поля и леса... Темно-синяя густая ночь наступала на нее со всех сторон. Фонари были только на улицах Ударного. Кто будет ставить их на этой дороге?

Кстати, нужно свернуть от дороги подальше. Тут часто проезжают машины - как из Москвы, так и из В. Возможно, ее уже ищет милиция... Конечно, Вика наговорила про нее гадостей! Соседи и друзья, правда, могут рассказать о унижениях и скандалах, которые устраивала ей мачеха, когда отец уезжал в командировки... И все равно - в данном конкретном случае виновна она...

- Я - преступница, - простонала обессиленная Лена. Она жутко устала. Сколько она уже идет вот так, по узкой полевой тропинке? Девушка потеряла счет времени. - Бедный папа. Как он огорчится! Пропала моя учеба на юридическом...

Лена приближалась к лесу. Она вспомнила, что где-то недалеко было старое, еще дореволюционное кладбище. Новое, с красивыми надгробиями, располагалось для удобства жителей ближе к поселку. А именно о старом ходили разные слухи и легенды...

Девушка не боялась легендарных мертвецов, похороненных на кладбище. Там лежали многие - от зажиточных ударненских крестьян, раскулаченных в революцию, до местного барина, который был хозяином Ударного уезда, имел несметные богатства, любовниц-крестьянок и и был ужасающе жесток, убивая своих слуг. Много чего рассказывали старики... Даже ее папа, мужчина прагматичный и не трусливый, обходил это место стороной.

Сосны надежно закрывали со стороны деревни и поля все, что находилось в лесу. Лена же боялась совсем другого... Сколько раз они гуляли с девчонками, проходя мимо леса... Или какой-нибудь парень провожал ее с дискотеки из соседнего поселка. И обязательно отсюда доносились странные звуки - хруст, треск, крики, вой и стоны... После такого ухажеры быстро исчезали. А они, девчонки из Ударного - ничего, привыкли... Ведь нужно было ездить в город по магазинам, на учебу, да мало ли за чем! Но, тем не менее, старались не ходить мимо леса в поздний час.

Лена, придерживая поврежденную руку, пролезла между сосновыми ветками, но не смогла уберечься от них и расцарапала лицо. Боли она не почувствовала... Это было ничто по сравнению с тем, когда на нее во время взрыва свалился кухонный старый шкаф с посудой.

Теперь можно было заняться рукой. Девушка сняла кофту, которую накинула, отправляясь в кладовку. Так и есть - что-то торчит из раны... Большой осколок любимой папиной тарелки. При малейшем движении руки он причинял дикую боль.

- Ничего, - пробормотала Лена. - Сейчас я тебя вытащу. Тарелку-то как жаль... Этот набор еще мама покупала, последняя осталась...

Внезапно прогремел гром, и полился сильный дождь. Лена, стиснув зубы, текла кровь - темная, густая. Похоже, стекло угодило в вену.

- О, черт! - Лена стащила с себя кофту и стала заматывать ею рану. Только не хватало истечь кровью здесь, в лесу. Девушка слабела, теряла силы. Она легла прямо на мокрую землю.

Лена не знала, сколько прошло времени... Она немного поспала. По-прежнему лил дождь. Рука онемела, а кофта, служившая повязкой, взмокла от крови. Лена попыталась подняться, но поскользнулась на мокрой грязи у опрокинулась на спину.

- Ну, вот и все... - прошептала она. - Десять дней до совершеннолетия... Не доживу, похоже. Папа... Галя, Арсен, Маша. Жаль, вас не увижу. Прощайте, мои дорогие!

Лена впала в короткое забытье. Очнувшись, она приободрилась, вспомнила что-то важное... Вику. Все-таки она ей отомстила!

- Тебе тоже придется несладко, дрянь, - через силу улыбнулась Лена. - Ожоги попортят твое лицо... И поделом!

Внезапно блеснула молния. Вспышка продолжалась с минуту... За это время Лена поняла, что действительно находится на старом кладбище. Вокруг - могильные камни с полустертыми надписями. А годы рождения... все-конец девятнадцатого-начало двадцатого века! И только одна могилка, ухоженная, с большим серым мраморным крестом, привлекла ее внимание.

Ахтарова Лидия Николаевна. Тысяча девятьсот шестидесятый-тысяча девятьсот девяносто первый год. На фотографии - молодая красивая женщина с короткой стрижкой. Так звали мать Арсена. Лена и не подозревала, что она похоронена здесь. Когда его мама умерла, Арсен еще жил с отцом... А рассказывал ее друг о матери очень мало.

- И вы прощайте... - слабо улыбнулась девушка. Ей показалось, что женщина на фотографии улыбается ей в ответ. - Спасибо вам за такого сына!

Следующая вспышка молнии осветила высокую мужскую фигуру, стоящую рядом с могилой. Мужчина чиркнул зажигалкой и посветил на Лену... А потом быстрым шагом направился к ней.

Это окончательно добило девушку. Мертвые и живые, друзья и ненавистная мачеха, кладбище и родной дом - все смешалось в ее воспаленном мозгу.

Лена вскрикнула, попыталась бежать... Однако силы оставили ее. Она поскользнулась в грязи и упала, потеряв сознание...


Глава 7

Московская область, город В., 2007г.

- Ну и как, Олег? Что ты решил?

Молодой инженер не сразу расслышал вопрос своего начальника. Слишком было шумно на стройке - обычное дело: шум работающих кранов; громкая речь строителей; звуки от проезжающих по главной городской трассе машин.

- Олег? Ты меня слышишь?

Инженер только теперь обратил внимание на начальника и подошел к нему.

- Я не расслышал, но смысл понял, - парень присел на деревянную скамейку рядом с бытовкой и вздохнул. - Пойду к директору.

- Я бы сам пошел, - старший с благодарностью похлопал по плечу Олега. - Но это больше по твоей части...

- Без вариантов. Строительство торгового центра, которое мы сейчас осуществляем, затрагивает территорию детского садика, который здесь находится. Это очень опасно, могут пострадать дети. Даже если опустить элементарную жалость и заботу о них, есть нормативные акты, в которых подобные вопросы оговариваются...

- Такой молодой, своих детей нету - а о чужих думаешь... - улыбнулся начальник.

- Андрей, не забывай, что у меня два младших брата. Я заменил им отца, и о детских проблемах знаю не понаслышке. Вот сейчас, кстати... В саду - тихий час. Как они, бедные, спят под такой шум? - Олег посмотрел в сторону двухэтажного синего здания детского сада. - И какого труда воспитателям стоит уложить их? Не говоря уже о том, что стройка прямо у них под боком... Может сорваться плита, упасть кирпич... да что угодно! О последствиях я даже говорить не хочу!

- А что можно сделать? - пожал плечами Андрей. - Нам нужно выполнить заказ, построить торговый центр. Фирма получит немалые деньги. Мы с тобой - просто исполнители...

- Я буду решать этот вопрос, - нахмурился молодой человек. - В нашем юридическом отделе я пытался попросить о помощи, но они, конечно, молчат. Боятся идти против директора. Все в "Интросторое" ждут премий. Они не понимают, что, если администрация этого садика решит подать на фирму в суд, мы же больше потеряем! А в первую очередь руководство обрушит свой гнев на нас, исполнителей заказа... Эх, хорошо бы найти грамотного юриста, готового помочь!

- Эти кляузники берут немалые деньги за свои услуги. Ты готов этим заниматься?

- Пока не знаю. Попробую просто поговорить с директором. Еще не поздно ограничить строительство, ведь мы только начали.

- Ты молодец, - тепло проговорил начальник. - Пробивной, сильный... Почему только до сих пор не женатый?

Разговор перешел на более фривольный лад. Мужчины закурили и расслабились, наслаждаясь ласковым майским солнцем. Обоим хотелось исчезнуть с опостылевшей стройки: начальнику, которому исполнилось недавно сорок два года - на дачу, где его уже ждали любимая жена и дети, а также шашлык, баня, свежий воздух и тишина. А двадцатисемилетнему Олегу - домой, в пустую холостяцкую квартиру. Съесть что-нибудь, помыться и спать два дня без перерывов - это было верхом его мечтаний. За последний месяц он не мог себе этого позволить. В будние дни - работа, целый день на стройке, на улице... и в холод, и в жару. Что делать, зарплата была более чем приличной, а нужно было еще помогать матери и младшим братьям. А в выходные отдыха тоже не получалось: того подвези, этому помоги... Олег считал себя обязанным всячески помогать семье и друзьям, хотя эта помощь и выматывала его до предела. Но на этих выходных он обязательно отключит телефон и будет спать. Пару дней все обойдутся без него. Вот какая тут, спрашивается, женитьба? Со своей последней девушкой он расстался полгода назад. Она в гневе уехала из его квартиры, сказав, что он напрасно тратит ее молодые годы, не уделяя ей внимания и постоянна пропадая на работе. Олег страдал тогда... Но на него словно нашел ступор. Он не нашел нужных слов, чтобы удержать Дашу. Они жили вместе два года. Через неделю после ее ухода Олег приехал к ней, предложил ей пожениться, а она уже активно строила отношения с другим парнем. Что же, он пережил это. С трудом. Сейчас боли не осталось - только пустота. Сам виноват - нужно давно было предложить девушке выйти за него замуж.

С тех пор у него, конечно, были связи... Короткие, ничего не значащие. В жизни у него были серьезные отношения всего два раза. Первая любовь - они были еще несовершеннолетними, та девушка давно была замужем, родила двоих детей. И она, Даша. Не хватало времени на любовь. Олег был старшим сыном в небогатой семье. Отец умер, когда самому ему было двенадцать, а младшим братьям - один годик. Это были близнецы, веселые, шустрые и очень добрые. Такими они и оставались по сей день. Сейчас Юра и Витя учились в колледже, получали профессию системных администраторов. Конечно, они не могли совмещать работу и учебу... Он когда-то делал так, совмещая работу строителя в этом же "Интрострое" и учебу на заочном отделении. Получил диплом инженера, дослужился до хорошей должности в компании. Купил квартиру, пусть небольшую, но свою отдельную. Но это был адский труд. Такого он не желал своим братьям. Лучше он будет трудиться на благо своей семьи. Кстати, мама работала для удовольствия, получая копеечную зарплату на должности секретаря в государственном учреждении. Его семья был счастлива. Что же, ради этого он был готов пожертвовать многим...

- Почему не женатый? - откликнулся молодой человек на шутку начальника, затянувшись сигаретой. - Курю... воняет от меня, наверно. Вот женщины и бегут...

- Блажь! - ответил тот. - Когда я познакомился с женой, мне было двадцать два года. Я работал строителем и курил по пачке в день. Ее это не оттолкнуло... Просто твое время еще не пришло! А вот увидишь женщину... И поймешь, что не жилец, если ее не будет рядом. И не дышать, и не работать. А уж тем более - спать без нее невозможно!

- Что спать невозможно - я понял, - хмыкнул Олег. - Ты наспал троих детей!

Оба засмеялись. Действительно, у начальника было трое детей - двадцати, шестнадцати и десяти лет. Это были девочки. Соответственно, у начальника было много оснований для волнений и головной боли.

- Ребята, вы чего сидите? - прервал их смех крик прораба. - Рабочий день закончен. Или вас никто не ждет?

- Он прав, - согласился Олег. - Меня никто не ждет... только кровать.

- Ты кстати, бледный очень, - встревоженно взглянул на него Андрей. - Опять не обедал? Смотри, доведешь себя!

Прораб снова активизировался. На сей раз он был вульгарно-похотливым.

- Вау... какая девчонка пришла к нам на стройку! - загоготал он. - Да из нашего офиса... И почему я раньше ее не видел?

Действительно, из черного входа здания фирмы выпорхнула девушка. Олег издалека разглядел стройную фигурку в черных обтягивающих брючках, блестящие на солнце волосы. И кипу бумаг в руках девушки. Она явно не слышала пошлостей в свой адрес, так как находилась достаточно далеко от прораба.

- Ребята, а кто здесь Андрей Соколовский, главный инженер? - спросила она. - Мне нужно передать ему документы!

- Иди, возьми у нее бумаги, - попросил его начальник. - Я так расслабился, что вставать лень!

Олег машинально встал со скамейки. Про себя он отметил, что девушка не надела каску... А без нее на стройке было появляться опасно для жизни. Кстати, это было прописано в уставе "Интростроя". Значит, одна новенькая сотрудница, которую он видел впервые, плохо читала этот документ, когда устраивалась на работу.

- Стой там, где стоишь! - крикнул Олег. - Я сам подойду и все у тебя заберу...

Но девушка его не слышала. Она легкой и уверенной походкой двинулась на встречу к нему...

А кран двинулся навстречу с ней. В тот момент крановщик как раз поднимал огромную панельную плиту. В паре метров от девушки.

- Ты что, ничего не соображаешь?! - в отчаянии крикнул Олег. - Отойди, пока не поздно!

К несчастью, в тот момент двигатель крана зашумел, и она не могла его услышать.

Внезапно плита сорвалась. Такое и раньше бывало... Иногда строительная техника давала сбои, а последствием этого была угроза человеческому здоровью и жизни. Олег помнил, как еще очень давно таким образом убило двух строителей. Они приехали из Таджикистана, работали нелегально и не имели российского гражданства. Семьи тех ребят так и не узнали, что с ними произошло... Сам Олег тогда был таким же строителем, но ему повезло...

Конечно, тот случай семилетней давности остался в черных папках "Интростроя". И сейчас все повторялось...

Плита летела прямо на девушку. Олег кинулся к ней и повалил на землю, оттаскивая как можно дальше от крана. Плита упала. Она с глухим стуком вонзилась в землю. При этом Олег почувствовал острую боль в локте. Все-таки его задело.

- У вас кровь! - вскрикнула девушка.

- Ничего... Ты сама в порядке?

К ним уже бежали люди со стройки. Андрей, начальник Олега, аккуратно подхватил его и посадил на скамейку.

- Олег, терпи... Мы уже скорую вызвали. Все будет хорошо...

- А девушка? Как она?

- Я в порядке, - незнакомка уже была рядом, ощупывала его локоть. Ее прикосновения не вызывали боли - наоборот: они успокаивали.

- Отойдите, - сквозь зубы проговорил Андрей, вклиниваясь между ней и Олегом. - Вы что, технику безопасности не читали? На стройке нельзя появляться без каски! А лучше вообще сюда не ходить! Честное слово, девушка! Вы за несколько минут усложнили нам жизнь!

- Я не хотела проблем...

Белая "Газель" с красным крестом спереди уже подъехала к ограждению, окружающему стройплощадку.

- Еще не хватало, чтобы доктора прошли на стройку! - заволновались строители. - Уж они точно не знают, что без касок сюда нельзя!

- Точно, - согласился Андрей. - Олег, ты как? Идти можешь?

- Могу, - стискивая зубы от боли, усмехнулся Олег. - Я же не ногу повредил, а руку...

- Давай я тебе помогу, - начальник помог ему подняться. С другой стороны молодого человека подхватил один из строителей, стараясь не задевать поврежденный локоть. Футболка была порвана и быстро окрасилась кровью. - Пойдем сами к врачам. Нечего им здесь делать.

Олег, опиравшийся на двух своих коллег, обернулся и посмотрел на виновницу своего несчастья. Та с тревогой подняла на него огромные серые глаза.

- Простите, - тихо проговорила она. - Мне так жаль...

Ему совсем не хотелось уезжать с работы на "Скорой". Ведь в больнице, куда его привезут, точно не будет этой девушки...

Рейтинг: 9
(голосов: 1)
Опубликовано 14.10.2013 в 22:36
Прочитано 1118 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!