Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Рыцарь Храма

Рассказ в жанре Религия
Добавить в избранное

Где-то далеко, как казалось мне, под сводами храма чудно пел детский хор. Прелестные звонкие голоса, стройные, как одно целое. Их светлая херувимская песня вселяла в столь мрачные времена веру во что-то безмятежно доброе, настоящее. Эхом отдавалась песнь в этих серых стенах храма Божьего. Как же мне хотелось раствориться в этом ангельском созвучии, но что-то мне мешало. Что-то очень важное, грузное.

Наступила холодная зимняя ночь. Тоненькая долька луны и яркие звездочки уже блестели в небе, кидая свои лучи через маленькое оконце костелы. Множество свечей освещало алтарь и распятие над ним, хотя сама церковь была мрачной, какой-то неприветливой, несмотря на столь прекрасные голоса и тепло храма. Или это мне так казалось?

Сидя на скамье, я склонился над своими руками. Локти опирались на больные бедра, но мне было все равно. Теребя в руках четки с распятием, я читал:

- Отче наше, иже еси на небеси…

Аравийская пустыня отличалась своей бесконечностью. Песок, хрустевший во рту, смешивался с горько-кислым вкусом пота. Скрежет металлический доспехов неприятно отзывался в теле. Духота и давящее своей ослепительностью солнце уничтожали. Но самое худшее – жажда, такая же бесконечная, как пустыня.

- …Да святится имя Твое, да придет Царствие Твое…

Вскоре начинается сражение. Крики пораженных сарацин и лязг оружия наполняют пустыню, оглушая воинов. Кровь проливается ручьем, испаряясь, растворяется в воздухе. Не имея возможности напиться воды, бойцы наслаждаются кровью и насыщают ею свои клинки. Войско Саладина то отступает, и наоборот, кидаются на врага со всей силой и ненавистью. Никто не в силах знать, переживет ли он это сражение, вонзая меч в упругое, сочное тело.

- …И будет воля Твоя на земле, как на небе…

И где-то далеко, на грани между молитвой и тяжелыми воспоминаниями, появляется чей-то голос. Словно приказ, звучат его короткие, едва уловимые реплики, сквозь вражду и агонию смерти. Что это за голос? Что он говорит?

- Не сдавайтесь! Солнце станет багровым от крови еретиков! Смерть неверным! Уничтожим наших неправедных врагов!

- …Хлеб наш насущный дай нам на весь день…

- Сегодня вам выпала большая честь. Сегодня вы сражаетесь за нашего Господа. Сегодня вы Священные воины, крещенные в крови наших неправедных врагов, не сдавайтесь!

- …И прости нам долги наши, как мы прощаем должникам нашим…

Война во имя Господа? Странный апофеоз… И только сейчас я понимаю, что это был за голос. Но невероятным становится понимание того, что воевали не ради Господа, как казалось и верилось изначально, а ради чего-то более существенного.

- …И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого…

А что происходило после сражений? Невинные люди, ставшие жертвами этой «войны с неверными», превращались в кукол, раздетых, ограбленных и поруганных. Все живое, что мешало нам, падало намертво на раскаленный песок и окровавленные дороги. Женщины превращались лишь в предмет одноразового удовольствия, остальные уничтожались. Из домов выносилось все ценное. И только в последний момент рыцарь благодарил Бога за его спасенную жизнь.

- Разбудите в себе ярость и уничтожьте грешника! Не щадите никого! Нельзя оставлять в живых этих гнусных еретиков!

- …Ибо Твое есть Царство и сила и слава вовеки…

И теперь, понимая глубину этой картины, я чувствую возрастающее отвращение к себе самому. Да разве это война за Бога? Убийство невинных людей, принадлежавший другому вероисповеданию, стало делом Господа…

Хлопнувшая дверь в храм испугала меня. Внезапно оторвавшись от своих мыслей, я оглядываюсь. Преподобный отец, шурша сутаной, проходит по всему залу и останавливается возле алтаря. Солидный, с ровной осанкой и небольшим животом, Преподобный падре вселяет уважение и достоинство к себе.

Я продолжаю теребить четки и пытаюсь молиться. Но почему-то из головы вылетели все слова. Пытаясь уцепиться хоть за одно латинское слово, я никак не могу сплести ниточку из последовательности слов. Вокруг словно какой-то туман, который я никак не могу понять. Мысли не дают мне покоя, заставляя каждый раз возвращаться и переживать каждый бой. А было ли у меня что-то еще, помимо боев и разбоев? А где же тот свет, за который мы сражаемся?

- Здравствуй, рыцарь,- произнес кто-то. Вздрогнув, я обернулся. Рядом со мной сел Преподобный отец.- Не желаешь ли поделиться своими тревогами со мной?

- Преподобный падре,- начал было я, но потерялся в собственных мыслях. Глубоко вздохнув, я попытался собраться.- Каким должен быть рыцарь Господа?

- О чем ты, сын мой? Разве ты сомневаешься в своей вере и своем честном имени?- Я поднял свою голову и взглянул на него. Лицо поразила сеть глубоких морщин, а волосы – седина. – Сын мой, помни, что твое имя стоит на фундаменте твоих славных сражений! Ты сражаешься за имя Господа, поднимаешь клинок и разишь неверных! Ты должен гордиться этим…

Я чуть было не заныл, словно мне повредили зуб. Господи наш, скажи, откуда у тебя столько врагов?

- А вы уверены, что это действительно так? – Спрашиваю я, в надежде, что священник сможет утешить меня.

- Как ты смеешь, сын мой, так выражаться,- ужаснулся падре. – Я вестник Бога на земле, его голос вещает мне о нужде в веру Его…

И так каждый раз! Скажи, Господь, откуда у тебя столько вестников, говорящих на одном языке одними и теми же фразами? Что ты за кровожадный идол, ради которого я пролил столько крови неверных тебе арабов?

- А если я сомневаюсь в своей вере? – Мой вопрос поразил преподобного отца наповал. Сделав большие, как у совы, глаза, он начал нести абсолютнейший бред.

- Сомнение, сын мой, дьявольский порок. Не смей никогда сомневаться! Не поддавайся искушению дьявола и не дай себя заманить во врата Ада! Ты самый доблестнейший из воинов, поддаешься порокам, которые надо отмаливать в храме Божьем…

Бла-бла-бла… Я продолжаю теребить четки. Дети уже не поют, и храм замер в холодной, как ночь, тишине. Только голос падре продолжал вещать о вере и спасении души. Слушая каждый раз одни и те же слова священнослужителей, я чувствую, как моя вера постепенно разлетается по кусочкам. То, что должно быть очевидным, становиться туманным и наоборот.

- Да, конечно, преподобный падре,- отвечаю я.- я буду молиться о спасении моей души. Да, вы правы.

- Вот и прекрасно, сын мой. Спасение наше находится только в нашей вере, помни это всегда.

«Спасение наше находится только в нашей вере» - произношу я про себя. Но мой разум упорно отказывается это воспринимать.

- Отче наш, иже еси на небеси…

Рейтинг: 8.5
(голосов: 2)
Опубликовано 06.11.2013 в 12:43
Прочитано 637 раз(а)
Аватар для AngelusOcto AngelusOcto
Минин Илья
Молитва
В латинском варианте, а именно он здесь уместен, "Отче наш" выглядит вот так:
Отче наш, сущий на небесах!
Да святится имя Твое,
да придет Царство Твое,
да будет воля Твоя
и на земле, как на небе;
хлеб наш насущный дай нам на сей день;
и прости нам долги наши,
как и мы прощаем должникам нашим;
и не введи нас в искушение,
но избавь нас от лукавого.

Вами же употреблена форма Православная, мы не воевали с Сарацинами. И, у Вас рыцарь храма, а значит и византийцем он быть не может. Выбираете историческую тему, старайтесь соответствовать. Критиковать не буду, ибо не знаю, как вы к этому относитесь.
+1
19.11.2013 00:06
Аватар для WitchNurie WitchNurie
Полина Пихтина
Текст
Спасибо большое, для меня это очень важно. Буду в следующий раз внимательна к этому вопросу
0
24.11.2013 11:28

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!