Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Цикл "Пристав". Остров

Рассказ в жанре Детектив
Добавить в избранное

ОСТРОВ

«ПРОСТО ДЕТЕКТИВНЫЙ РАССКАЗ»

Итак, хочется начать с того, что это происшествие не имеет никакого отношения к незаурядным преступлениям. Мой друг Никодим Никифорович редко брался за такие дела, но всё же считал, что убийство сложнее раскрыть, если оно обыкновенное. Но всё же я решил описать события этой трагедии, хотя пристав был недоволен, узнав об этом. Конечно, ему хочется, чтобы я писал только про его интересные загадки. А что я могу поделать, если рука сама хватает перо и начинает создавать новую историю про известного следователя Никодима Никифоровича? Весной 1867 года и произошли те события, о которых я и намереваюсь вам рассказать…

Было девять часов утра, когда мы с Никодимом Никифоровичем не спеша прогуливались недалеко от Невы. Он был в отличном настроении, я тоже. Все наши мысли были заняты, как всегда, раскрытием преступлений. Утро было чудесное. Солнце поднялось высоко над Петербургом, но не было страшной жары и невыносимой духоты. Кое-где по-прежнему лежал снег, хотя уже приближался май. Апрель в столице я не очень люблю. Часто заболеваю. Слишком сыро и пасмурно. И всё же зима постепенно уходит. А это замечательно!

Мы прошлись по набережной, вспомнили наши прошлые дела. Никодим Никифорович рассказал мне о преступлении, которое произошло в ноябре. Я и раньше слышал о нём. Потом пристав резко повернулся ко мне и сказал:

- Эх, хорошо бы сейчас куда-нибудь съездить!

- Ещё бы! Но, конечно, по какому-нибудь новому делу. Вы это любите! – я улыбнулся.

- Скоро вы станете проницательнее меня, - рассмеялся он в ответ.

- Идея оригинальная, но маловероятная, - мы развеселились и посмотрели на реку, а затем пошли в парк. Там тоже было замечательно. Из-под снега уже выглядывала трава, сами деревья тоже позеленели. В воздухе чувствовалась сырость и свежесть. Присев на скамейку, которая находилась неподалёку от нас, мы продолжили свою беседу.

- Я вас давно знаю, - сказал я, - Но никак не могу понять, как вы раскрываете все самые таинственные и запутанные преступления, которые никогда не разгадает обычный человек?

Мой друг немного помолчал, а затем улыбнулся и сказал:

- Вы так и не научились ценить разум выдающегося в стране пристава!

- Ах, да. Пока я был в Киеве, успел забыть, какого вы высокого о себе мнения.

- Да, это так. Но ведь люди могут судить о моих умственных способностях только по результатам. Сами по себе эти способности малодоступны анализу и изучению. Пока что я не делал промахов. Правда, иногда мой разум не совсем поспевает за моей теорией.

- Да, вы уже говорили. Сначала нужно собрать необходимые факты и детали, а потом на них строить свою теорию.

- Точно, - подхватил Никодим Никифорович, - Вы быстро всё запоминаете!

- Стараюсь, - я немного помолчал. Но вдруг неожиданно для самого себя сказал следующее:

- Но вы всё же совершили одну оплошность во время очередного расследования.

Следователь удивлённо посмотрел на меня. Надо было объяснить ему, о чём идёт речь.

- Я говорю о деле с двумя трупами. Самоубийство и убийство.

- А, так вот оно что! – с облегчением вздохнул Никодим Никифорович, - Моей вины нет в том, что преступника не поймали. Эту работу выполняет сыскная полиция. Заметьте, не я вёл это дело.

- И вы правы. Впрочем, как всегда. Я не перестаю удивляться вашим талантам!

Мы встали и направились домой, чтобы успеть к обеду. Когда мы поднялись по лестнице и очутились возле квартиры Никодима Никифоровича, то обнаружили, что нас ждёт какой-то человек с большими усами. По-видимому, ему было лет семьдесят- семьдесят пять, седые волосы выглядывали из-под головного убора. Сразу бросалось в глаза очень дорогое тёмное пальто, поэтому я предположил, что он очень богат. Мужчина снял перчатки и протянул нам свою морщинистую загорелую руку. Он силился улыбнуться, но я видел его волнение. Бледное, как мрамор, лицо подтверждало мои догадки.

- Здравствуйте, - поприветствовал нас человек, - Рад, что дождался вас. Мне очень нужна ваша помощь.

- Прошу, заходите в квартиру, - вежливо ответил мой друг, и все мы быстро оказались в гостиной Никодима Никифоровича. Он усадил гостя в кресло и пошёл на кухню, чтобы сделать чай.

- Так вот, мне срочно нужно поговорить с вами об одном деле, - крикнул старик. Ответа не последовало. Затем он снова сказал:

- Вы слышите меня?

- Да, да, слышу, - донёсся с кухни голос пристава, - Вы рассказывайте, я сейчас приду, - в комнату вошёл мой друг с чашкой в руке, которую отдал нашему гостю, - Перед тем, как начать что-нибудь рассказывать, мои клиенты должны выпить чаю. Особенно, если ко мне за помощью обратился такой человек, как сам князь Абрамов.

Старик от удивления чуть не пролил содержимое чашки на ковёр. Я сам был ошеломлён не меньше.

- Но как вы узнали? – спросил он в полном недоумении.

- Вышиваете свои инициалы на своём носовом платке, а ещё хотите, чтобы их не заметили. Весь ваш вид говорит о том, что вы достаточно известный и обеспеченный человек. А эта деталь развеяла мои сомнения окончательно, - на лице Никодима Никифоровича появилась та самая ухмылка всезнающего следователя, - Вот пока мы разговаривали, вы постоянно показывали мне краешек платка, где красными буквами обозначено «А. А.»!

- Князь Александр Абрамов, - вздохнул старик, - И чему я, собственно, удивляюсь?

- Ваше…

- О нет, прошу вас, давайте вести беседу без всяких титулов, «превосходительств» и подобной чепухи. Для вас я просто Александр Михайлович.

- Как вам угодно, - сказал с улыбкой мой друг, - Если не ошибаюсь, вы владелец Волчьего острова, который расположен недалеко от Петербурга?

- Эх, глупые люди, - рассмеялся князь, - дали этому месту такое нелепое название!

- Кстати, почему его так назвали? – вмешался я в разговор, - Мне всегда это было любопытно.

- На острове есть две скалы, которые сливаются и образуют ущелье, которое издалека напоминает волчью пасть.

- А-а-а, тогда мне всё понятно, - я решил немного помолчать.

- Так о чём вы меня хотели попросить? – пристав сверкнул глазами и закурил кальян.

- Моя жена мертва. И умерла она не своей смертью. Сыскная полиция уже ищет убийцу. Но я хочу, чтобы вы взялись за расследование этого дела.

- Как это случилось?

- Сначала её задушили, а потом воткнули в её тело нож. Всё произошло в беседке, которая находится неподалёку от дома.

- Тело точно не перемещали?

- Нет. Так вы будете расследовать это чудовищное убийство?

- Ну что же, это для меня большая честь. Надеюсь, - следователь обратился ко мне, - Вы со мной?

- Безусловно. Если, конечно, Александр Михайлович не против.

- Конечно, нет, - сказал князь, - Но это ещё не всё. Послушайте меня. Вы поселитесь на острове и поживёте там несколько дней, пока будете работать. Убийца должен быть наказан! И если вы найдёте его, то награда…

- О, это лишнее. Я занимаюсь раскрытием преступлений ради интереса. Это моё ремесло.

- А мы никому там не помешаем? – спросил я.

- Остров принадлежит нашей семье. Никаких проблем не возникнет. Когда вы сможете приехать?

- Думаю, - ответил мой друг, - Завтра утром. Часов в одиннадцать.

- С деталями убийства вы ознакомитесь уже на острове. Все подробности я вам сообщу завтра. Сейчас у меня, к сожалению, нет времени.

- Скажите, - пристав посмотрел на князя, - Кроме вас, ваших родственников и прислуги на острове есть люди?

- Там больше никого нет. Я в этом абсолютно уверен.

- Спасибо, до свидания, Александр Михайлович.

- До, свидания, - я тоже попрощался, и наш гость ушёл. Пристав проводил его поклоном и после небольшой паузы обратился ко мне.

- Как вы думаете, чем этот случай отличается от других нам знакомых дел?

- Здесь очень ограниченный список подозреваемых, поскольку на острове проживает не так много людей, и он совершенно «отрезан» от внешнего мира.

- Именно, друг мой. Это мы ещё не знакомы со всеми обстоятельствами преступления. А если у кого-то есть алиби? Предполагаемых преступников станет ещё меньше. А это меня пугает.

- Почему? – удивлённо спросил я. Никодим Никифорович посмотрел на меня и улыбнулся.

- Так легче ошибиться, - резко ответил пристав, потом сел в кресло и покачал головой.

Как и сказал мой друг, ровно в одиннадцать часов утра мы прибыли на остров. Нас уже ждал экипаж. Когда мы подошли к нему, увидели нашего вчерашнего посетителя и поздоровались с ним. Он очень обрадовался, увидев нас. Никодим Никифорович и я сели рядом с князем, и карета понеслась по направлению к усадьбе Абрамова.

Как там было прекрасно, не передать словами. Зелёные деревья, утренняя свежесть. Мы мчимся мимо озера, большого и спокойного. Кто знает, сколько тайн оно в себе хранит. А вот показались две скалы, которые образуют волчью пасть. Поистине жуткое впечатление. Солнце не светит так ярко, серые облака всё ниже и ниже опускаются над островом. Наш экипаж уже будто бы не едет, а летит. Летит так быстро, что едва успеваешь заметить окружающие тебя вещи.

Дорога исчезает из-под копыт лошадей, на которых постоянно кричит возница. Несётся мимо всё, что ни есть на белом свете, и растворяется в жёлтом тумане. Князь, если бы не его несчастье, кажется, тоже был бы готов выйти из кареты и бежать по здешним просторам, не замечая никого вокруг. Только Никодим Никифорович по-прежнему сохранял своё спокойствие. Скоро наше путешествие кончилось. Мы вышли, и перед нами возник большой и красивый белый дом.

Никодим Никифорович сразу же начал осматриваться. Абрамов подошёл к нему и спросил:

- Вы готовы начать расследование?

- Я уже его начал, - равнодушно ответил мой друг и продолжил осмотр. После небольшой паузы он обратился к князю:

- Я предлагаю не тратить время на отдых и трапезу, а сразу приступить к поиску убийцы. Итак, расскажите, какими фактами мы располагаем на данный момент.

- Мою жену убили, как вы знаете, вчера утром.

- До завтрака или после? – резко спросил пристав.

- До завтрака. Всё случилось вон в той беседке, - князь указал нам на белую беседку, которая находилась недалеко от дома.

- Так-так, уже лучше. Ваша жена была там одна?

- Да, но утверждать не могу. И самое главное, Никодим Никифорович. Все подозреваемые проходили мимо беседки. И все до одного говорят, что Елена, моя жена, была жива, когда они видели её.

- Да, кстати. Кто попал под подозрение?

- Мой сын Алексей, моя дочь Тамара, брат Елены Савелий Игнатьевич, наш возница Степан и, разумеется, я.

- Так, а что слуги? – сверкнул глазами следователь.

- У всех есть алиби. Полиция уже их опросила.

- Да, хорошо. А что насчёт подозреваемых?

- Ну, Савелий Игнатьевич попросил Степана отвезти его в город, и мимо беседки они проходили вместе. Впрочем, как и Алексей и Тамара. Они тоже любят прогуливаться вдвоём.

- Значит, у них у всех тоже алиби?

- Если так оно и было, - сказал я.

- Браво, друг мой, вы делайте успехи! – похлопал меня по плечу пристав, - Выходит, что первыми возле беседки прошли брат вашей жены и возница, а после ваш сын и ваша дочь?

- Совершенно верно, - кивнул головой Абрамов.

- А вы? – следователь улыбнулся и подошёл к князю.

- Я весь день не выходил из своей комнаты.

- Это кто-нибудь может подтвердить?

- Да, мой камердинер.

- Понятно. Теперь вот ещё что. Как свидетели, проходя мимо беседки, узнали, что ваша жена не мертва? Вы же мне сказали, что они настаивают этом. По их словам, убийство было совершено после того, как все ушли.

- Савелий Игнатьевич сказал Елене, что уезжает в город. Они попрощались. Степан сам видел.

- Так, дальше. Я вас внимательно слушаю.

- А Тамара и Алексей просто с ней поздоровались. Но у моей жены был несносный характер. Она не ответила, а только хмыкнула в ответ. Она не любила моих детей. Тогда сын и дочь молча ушли.

- Очень интересно. Потрясающе. Да, непростая задача. Но всё же можно найти её решение.

- Одного я вам не сказал. Конечно, это не имеет отношения к делу, но вы должны это узнать. Моя жена пыталась выдать Тамару за сына какого-то богатого купца. Естественно, многие были против этого. И я в том числе. Но повраждовать друг с другом мы не успели. Жених скоропостижно скончался. Все смогли вздохнуть спокойно. Но в тот день Тамара стала другой. Закрылась в своём маленьком мире, никого туда не пускает. Меня тоже, - Абрамов замолчал, - Извините меня пожалуйста. Я не должен был так откровенничать с вами.

- Возможно, этим вы нам помогли, - сказал я с улыбкой.

- И опять вы правы. Ещё очко в вашу пользу! – развеселился Никодим Никифорович.

- У вас есть ещё ко мне вопросы? – спросил князь.

- Да. Вы твёрдо уверены, что на острове, кроме вашей семьи и вашей прислуги, никого нет?

Абрамов кивнул.

- Спасибо, вопросов пока больше нет.

После разговора нас пригласили в дом. Мы пообедали и решили вздремнуть. Нам с приставом были отведены две лучшие комнаты. После долгой и мучительной дороги нам бы не помешало немного отдохнуть. Я вошёл в свою комнату и лёг на кровать. Но вдруг я увидел из окна то самое ущелье, напоминающее пасть волка. Мне стало не по себе. Я отвернулся и закрыл глаза, но не мог отделать от чувства, будто за нами всё время кто-то наблюдает.

Я заснул и долго ещё видел во сне всякие кошмары. Часа в четыре я проснулся. Открыл глаза и увидел, что возле моей кровати стоит Никодим Никифорович. Он склонился надо мной и улыбнулся.

- Ох, как вы любите поспать! – воскликнул он.

- Да-а-а, - ответил я, вставая, - Я, действительно, очень люблю поспать. Но ненавижу тратить на это занятие слишком много времени.

- Вы спали, как убитый. Мы потеряли три часа, - с ухмылкой заметил он.

- А сколько времени вам понадобилось на отдых? – резко спросил я.

- Полчаса, - гордо сказал пристав, - Не больше, и не меньше. Вставайте. Нам необходимо осмотреть место преступления.

- Сейчас?

- Да, сейчас. Ведь это расследование – замечательный сюжет для вашего очередного детективного рассказа.

- Позвольте заметить, о вас я писал совсем немного, - сказал я с улыбкой, - Но кроме меня о знаменитом Никодиме Никифоровиче писал и другой человек.

Следователь на секунду изменился в лице, припоминая события минувшей осени. После некоторого молчания он сказал:

- Этот молодой человек не смог справиться с собой. Но это уже не важно, - пристав задумался, - Знаете, на самом деле мне никогда не везёт. Я раскрываю преступления, но виновных никогда не наказывает закон. Потому что я лично ничего не могу сделать преступнику. Либо меня подводит полиция, либо мне жалко преступников, и я даю им шанс избежать тюрьмы и позора. Конечно, это не путь к свободе, - он замялся, - Впрочем, выбор я оставляю им. Иногда мне жаль преступников даже больше, чем их жертв. И это странно.

- Вы делаете всё, что можете. Бывает, вы совершаете такие поступки, которые не совершит ни один следователь! Я восхищаюсь вами и вашим талантом. Вам уже повезло в том, что у вас есть такие феноменальные аналитические способности! Вы самый лучший сыщик в Петербурге!

Никодим Никифорович улыбнулся и похлопал меня по плечу.

- Вы настоящий друг. Я всегда доверял вам. И мы с вами сможем разгадать нашу загадку.

- Я всегда был убеждён в том, что вам нет равных! – сказал я.

- Эх, если б это было так, - вздохнул мой друг.

Мы оделись, вышли из дома и направились к белой беседке – месту преступления. Никодим Никифорович, как всегда, стал очень внимательно изучать землю. Сомневаюсь, что там можно было обнаружить хоть какие-нибудь следы. Кстати, пристав в очередной раз поморщился и сказал, что сыскная полиция всегда уничтожает самые важные улики.

Но он не сдался. Мы направились в сторону соседней беседки и остановились. Следователь снова начал осматривать землю. И вдруг его глаза засеяли. Мой друг явно что-то увидел, что-то очень значимое.

- Идите сюда, - сказал он мне, - Посмотрите на эти следы.

Я посмотрел на землю и отчётливо увидел отпечатки мужских ботинок.

- Что вы скажите? – спросил меня Никодим Никифорович.

- Следы явно принадлежат мужчине. Это сразу видно.

- Похоже на это. Но мы знаем, что на острове чужих людей нет, у всех слуг есть алиби, а оставшиеся люди…

- Тоже имеют алиби. Верно?

- Да, именно. И что тогда из этого следует, друг мой? – пристав сверкнул глазами.

- Получается, что никто не мог убить жену Александра Михайловича.

- Точно. Но это же невозможно. Иначе откуда в беседке взялся труп?

- А что если князь сам убил свою жену?

- Эх, друг мой. Он же говорил, что весь день был у себя в комнате. Я допросил камердинера, который в тот день ни на секунду не отлучался от Абрамова. Алиби Александра Михайловича подтвердилось.

- Но в чём тогда дело? Что всё это значит? Кто-то же должен был совершить это преступление.

- А вы не задумывались о том, что задушил жертву один человек, а другой уже воткнул в неё нож.

- Нет. А ведь могло быть и так.

- И это самая на данный момент достоверная теория. Должны быть два человека, которые в определённый промежуток времени остались без алиби. Они точно не планировали убийство вместе и сейчас не знают друг о друге. Иначе всё превращается в бессмыслицу. Но решают сказать полиции, что они были вместе с такого то по такой час. Как бы сделали друг другу одолжение. Чужие люди, конечно, не станут так поступать. А вот родные…

Пристав посмотрел на меня и подмигнул глазом.

- Вы думаете, что это сделал кто-то из Абрамовых.

- Я в этом не сомневаюсь. Но у меня нехорошее предчувствие. Думаю, что нам с вами не разгадать эту загадку.

- Не стоит так говорить. Я не сдамся. И вам не дам этого сделать.

- Ну, что же. Пойдём до самого конца. Сейчас исследуем соседнюю беседку, и на сегодня хватит умозаключений.

Мы исследовали ее, и нашли клочок мужского чёрного пиджака. Никодим Никифорович тщательно изучил его и положил к себе в карман.

- Это нам очень пригодится, - сказал он с улыбкой на лице, и мы направились в сторону большого белого дома. Солнце уже заходило, жёлтого утреннего тумана уже не было. Когда мы вошли в дом, к нам подбежал Абрамов. Он был очень взволнован.

- Ну, как продвигается расследование? Вы нашли убийцу?!

- Пока нет, - ответил мой друг, - Но обязательно его найду. Можете не беспокоиться.

- Ну хоть какие-нибудь зацепки есть?

- Да. Похоже, что убийца, - Никодим Никифорович не договорил.

- Что, что убийца? – спросил князь.

- Ладно, не буду ничего рассказывать раньше времени, извините, - сказал пристав и замолчал.

После ужина, я вошёл в свою комнату и лёг на кровать. Опять то же чувство, за нами кто-то наблюдает. Я встал и оглянулся, но никого не увидел. Луна выглянула из-за туч, и в её свете я разглядел то самое ущелье, похожее на пасть волка. Такого жуткого зрелища я никогда ещё не видел. Скоро я уснул, а когда проснулся, то снова увидел сидящего возле моей кровати Никодима Никифоровича. У него было прекрасное настроение. Улыбка сияла на его лице. Он подмигнул мне и сказал.

- Сегодня вы проспали меньше, чем я думал.

- Вы правы. Я и сам думал, что просплю больше.

- Хотите прогуляться?

- Да, было бы неплохо, - ответил я и стал одеваться.

Когда мы вышли из комнаты, к нам подбежал молодой человек лет двадцати пяти и вежливо с нами поздоровался.

- Здравствуйте, господа. Надеюсь, не помешал вам. Никодим Никифорович, рад вас видеть.

- А, приветствую вас, Алексей Александрович, - Никодим Никифорович повернулся ко мне, - Знакомьтесь, друг мой, это сын Александра Михайловича, Алексей Александрович Абрамов. Вчера мы с ним долго беседовали.

- Очень приятно познакомиться с вами, - сказал я.

Пристав улыбнулся и снова обратился к сыну князя.

- Мы решили осмотреть остров, вы не могли бы попросить вашего возницу отвезти нас к ущелью, - Никодим Никифорович посмотрел в окно и указал на огромную «волчью пасть», - Это необходимо.

- Конечно, - ответил наш новый знакомый, - Но скажите, вы уже близки к разгадке тайны?

- Это вопрос, на который я, к сожалению, не могу пока ответить. И всё же я постараюсь вас не разочаровать. Кстати, - Никодим Никифорович резко сменил тон и ещё раз посмотрел в окно, - Смешная у вашего возницы шляпа.

- Да, Степан у нас чудной, - ответил рассеяно молодой человек. Я же не успел увидеть ни шляпы, ни самого Степана, поскольку мы сразу после разговора вышли на улицу.

Возница уже успел снять свой необычный головной убор. Мы сели в карету и поехали. Никодим Никифорович внезапно начал говорить:

- Сейчас я вам кое-что расскажу. Это всего лишь версия, хотя и очень правдоподобная.

- Вы что, уже завершили расследование? – я вообще ничего не понял.

- Ну, почти. Так вот. Остановимся на нашем последнем предположении. Преступников было двое, причём действовали они независимо друг от друга. Тогда надо задать вопрос. Кто они. Они явно состоят в родстве. Это люди из семьи Абрамова.

- Хорошо, но кто именно?

- Подождите. Не всё сразу, пойдём по порядку. Итак, труп был обнаружен в десять часов. Обычно Абрамовы завтракают в это время. То есть убийство совершили между восемью и девятью часами.

- Вы хотели сказать десятью?

- Нет, девятью. Знаете, после девяти часов все находились друг у друга на глазах. А вот после восьми часов без алиби остались только два человека. И они действительно родственники. Я решил найти сначала человека, который решил, что жена князя спит, и воткнул в неё нож. Но к тому моменту она была уже мертва. И этот человек – Тамара Александровна Абрамова.

- Что, не может быть. Но мотив?

- Очень просто. Вы помните, что Александр Михайлович говорил о несостоявшейся свадьбе между своей дочерью и сыном богатого купца. Так вот, она убила его. Скорее всего, какой-то особый яд, который нельзя обнаружить.

- Дочь Абрамова отравила своего жениха?

- Верно. Но на беду, об этом как-то узнаёт мачеха и начинает шантажировать бедную девушку. Жена князя никому не давала спокойно жить. Пришлось и её прикончить. Она переоделась в одежду возницы. Об этом свидетельствует клочок чёрного пиджака, который мы нашли в соседней беседке. Он пахнет женскими духами.

- Это немыслимо. Тамара Александровна убила двух человек?

- Не забывайте, она убила одного человека. Воткнуть нож в труп – не преступление. Кстати, это только первый случай.

- А есть и второй? – в изумлении спросил я.

- Есть, он ещё страшнее.

- Вам не кажется, что здесь какая-то путаница. Одно преступление, затем другое со своей собственной историей!

- Путаницы здесь нет.

- А как вы объясните тот факт, что в девять часов мимо беседки проходили Тамара Александровна и её брат. Но жена Абрамова всё ещё была жива?

- Вы так считаете? – пристав ухмыльнулся.

- А разве это не так?

- Вспомните тот момент, когда я обратил внимание на необычную шляпу Степана.

- Да, вспоминаю. Ну и что?

- А то, что никакой шляпы у него не было.

- Тогда получается…

- Когда брат и сестра проходили мимо места преступления, они видели труп.

- Но я всё равно ничего не понял.

- Алексей Александрович – человек, которого легко убедить в чём-либо. И Тамара Александровна это знала. Когда они с братом поздоровались со своей мачехой, дочь князя убедила своего брата в том, что жена Абрамова хмыкнула им в ответ. Но она уже была мертва.

- Это было рассчитано на психологию человека.

- Точно. О первом случае всё. Теперь поговорим о втором.

- А кто же задушил жену князя?

- О, мы имеем дело с весьма опасным человеком. Он - глава всего преступного мира в Петербурге.

- Ну, это уж слишком, Никодим Никифорович! – не выдержал я.

- Это правда. Я давно искал этого человека. Но с ним бороться я не буду. Мои возможности весьма ограничены.

- Вы что, хотите сдаться?

- Да, сейчас в мире не существует ни благородства, ни справедливости. Так что остановить эту организацию не представляется возможным, - пристав задумался, - Хотя кто его знает. Вдруг нам удастся победить?

- На этом наше расследование закончено? – спросил я.

- Нет, ведь я догадываюсь, кто может быть этим гением преступного мира. Мы сейчас высадимся рядом с ущельем и продолжим нашу беседу.

Никодим Никифорович приказал вознице остановиться. Мы вышли из кареты и оказались рядом с «волчьей пастью».

- Так кто этот человек? – обратился я к моему другу.

- Он настоящий профессионал. Позвольте представить. Владелец этого острова Александр Михайлович Абрамов!

Из-за скалы вышел князь. У него был звериный взгляд. Казалось, он хочет броситься на нас, как хищник на свою добычу.

- Не думал, что вы настолько проницательны, господин пристав, - сказал он со злой усмешкой, - Неужели вы и вправду думаете, что сможете победить меня?

- Я вижу, вы приняли моё приглашение.

- Конечно, я должен был сюда прийти. Ваша записка была анонимной, но сразу понял, кто её автор.

- Какая удача, я не ошибся, - ответил мой друг, - Вспомнил про следы, оставленные убийцей неподалёку от места преступления. Это ваши следы. Кроме вас, Александр Михайлович, никто не носит сапоги на высоких каблуках. Уж теперь вы в моих руках.

- Это мы ещё посмотрим! – вскричал князь и достал из пиджака револьвер.

- И всё? Я ожидал от вас большего. А теперь сообщаю вам новости. Я узнал, что ваша дочь убила своего жениха.

Абрамов изменился в лице. Руки его задрожали.

- Ах, вы не знали, - сказал с ухмылкой пристав.

- Чего вы хотите? – спросил Абрамов.

- Чтобы вы во всём признались полиции и понесли наказание.

- А что если я этого не сделаю?

- Тогда ваша дочь понесёт наказание за свой проступок.

- Я вас остановлю, - сказал князь и из-за скалы вышли три человека, также вооружённые револьверами. В их числе был и камердинер Абрамова.

- Как же я рад, что вы настроены так. А теперь слушайте меня внимательно. Если вы меня убьёте, вам всё равно не скрыться от полиции. Ваша дочь всё уже знает. Я её обо всём предупредил. Так что вы понесёте наказание.

- Она не предаст своего отца, - взревел князь.

- Сейчас нет. Но если вы мне причините вред, ваша дочь это сделает. Выбор за вами, она или вы.

- Никодим Никифорович, - Абрамов запнулся.

- Не стоит, не стоит. Решайте, времени у нас не так много.

Абрамов неподвижно стоял минуты три, но потом опустил револьвер. Все остальные тоже. Когда мы вернулись в большой белый дом, нас уже ждала полиция. Всех преступников арестовали в тот же день. Кроме, разумеется, дочери князя.

- Подождите, Никодим Никифорович, а зачем князю убивать свою жену? – задал я вопрос моему другу, когда мы вновь оказались в его квартире в Петербурге. Он сел в кресло и закурил кальян.

- Она любила совать свой нос в чужие дела. Видимо, что-то узнала о его тёмных делах. Вот Абрамов и задушил её.

- Что ж он за человек такой?

- Да. У них вообще хорошая семья. Истинные дворяне. Дочь прикончила своего жениха, сын – бездельник и вор. В прошлом году он сильно проигрался в карты и начал воровать у своего отца деньги. Мачеха – настоящая королева шантажа. Я уверен, она издевалась не только над Тамарой Александровной, но и над другими людьми. А отец – вообще главарь преступной организации.

- Душевнобольные, тираны. Деспоты, шантажисты. Убийцы, воры – и это всё о тех людях.

- Но не всё так плохо. Сегодня Александр Михайлович доказал, что всё ещё существует благородство и справедливость. Ради своей дочери он уничтожил свою империю преступного мира. Возможно, что вскоре его место займёт кто-нибудь другой. Но всё равно его поступок впечатляет.

- Вы правы, как всегда, - я улыбнулся и пожал Никодиму Никифоровичу руку.

Что можно добавить ко всему этому? Я не знаю. Мой друг был рад, когда всё кончилось. Он не очень одобрил, как я уже говорил, мою идею о написании рассказа, но ничего нельзя поделать.

Никодим Никифорович – гений. В своём ремесле он не знает себе равных. Никто, кроме него, не смог бы уничтожить мощную преступную организацию князя Абрамова. Но пристав решил на время отойти от дел.

Остров перестал принадлежать семье Абрамова. Он умер в тюрьме в 1870 году, через три года после описанных событий. О его детях я больше никогда не слышал.

Когда мой друг вновь займётся расследованием преступлений, а этот день обязательно наступит, я буду рядом с ним и вновь возьмусь за перо.

Но после этого дела я никак не могу отделаться от ощущения, что за мной кто-то наблюдает. И до сих пор в своих снах я вижу остров, а на острове ущелье, которое так сильно напоминает волчью пасть.

Конец

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 28.12.2013 в 07:30
Прочитано 744 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!