Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Почувствовать себя леди

Рассказ в жанре Фантастика
Добавить в избранное

Утром Лайзу разбудила ее голограмма – двойник, которую предоставило ей Управление Распорядка Утренних Обязанностей. Она зачитала распорядок дня на сегодня.

Скинув с себя одеяло, Лайза потянулась. Это была единственная позволяемая ею ее вольность за целый день.

На столе девушку ждал завтрак. Ничего лишнего – пару яблок, выращенных в саду Управления Вкусной и Здоровой Пищи, бифштекс из соевого мяса, сделанный все в том же Управлении и стакан родниковой воды.

Не слушая, что говорила ее двойник, Лайза прошла в душевую кабину. Из нее перешла в другую, любезно предоставленную гражданам города Управлением быстрой и качественной одежды.

Для всех граждан города этим Управлением было определено лишь два фасона одежды: рабочая состояла, из серого брючного костюма, как для мужчин, так и для женщин, а также выходная, куда входили светло-зеленые пиджаки, брюки для мужчин и юбки ниже колен для женщин.

Собрав волосы в хвостик, Лайза была готова начинать свой рабочий день, длившийся двадцать часов.

Управление дизайна причесок разрешало распускать волосы только на особые случаи. А они приходились всего лишь пару раз в год.

Сегодня у нее будет сложный день. Состоится последнее слушание по Делу Непримиримых. Должны вынести приговор. Конечно, он уже заранее ясен. Но, создавая иллюзию демократии, Управление вынесения приговоров, таким образом, сохраняло спокойствие в городе и отчитывалось Сенату о том, что все правила законно соблюдены.


Каменные лица присутствовавших в зале заседаний, отображали атмосферу этого места и всей жизни граждан города.

Верховный судья, удобно расположившись в кресле, махнул рукой, призывая и без того молчаливых слушателей к тишине.

-Лайза! - окликнул девушку заместитель начальника Управления исполнения желаний, моложавый на свой возраст мужчина. - Лайза ты должна поскорее справиться с ними. - Мужчина кивнул на закрытую дверь, из которой обычно выводят преступников.

-Управление ждет от нас ответа.

Верховный судья наклонился к подошедшему к нему охраннику. Сейчас приведут подсудимых и начнется суд.

Лайза не заметила, как отворилась дверь, и в сопровождении охранников вошли подсудимые.

Пять человек, одетых в одинаковые одежды серого цвета, шли друг за другом. Их руки были в наручниках, словно, это были не бунтари, а убийцы. Но теперешний закон гласил, что на всех преступников надевали наручники, независимо от содеянного ими злодейства против граждан.

Трое мужчин, один подросток и молодая женщина – вот те люди, которые сегодня закончат свой день не в теплой постели, а в стеклянной камере.


-Встать, суд идет!

Эта фраза была, чуть ли не единственной из того, что осталось от судебных заседаний тех времен.

Преступников от послушных граждан города отделяла лишь лазерная решетка.

При зачитывании приговора подсудимые ни чем не выдавали свой страх перед неизбежным. Только один раз при слове - смертная казнь, женщина вздохнула и посмотрела на одного из мужчин.

Лайза обратила внимание на одного из подсудимых. Мужчина пристально смотрел на нее.

Девушка отвернулась к окну.

В коридоре Лайза подошла к Верховному судье.

-Вы готовы к исполнению ваших обязанностей? Ваши рекомендации.

Верховный судья протянул руку, ожидая, когда Лайза даст ему документ, подтверждающий ее профессионализм.


Исполнение желаний дело нелегкое. Особенно последнего желания.

Подросток захотел напоследок поговорить с мамой. ОК! Вот тебе мама. Оставив мальчишку, говорящего с голограммой, Лайза в сопровождении охранника, перешла к окошку следующей камеры. Из окошка вытянулась рука с запиской. Закон запрещал видеть заказчиков последнего желания, чтобы отгородить сотрудников Управления исполнения желаний от неприятных мыслей. Второй заказчик изъявил желание побыть с его женой, находившейся в соседней камере.

Четвертый попросил книгу. Перерыв архив, где лежали старые и потрепанные книги, Лайза нашла, то, что искала. Название книги ей ничего не говорило. Безразлично взглянув на обложку, девушка протянула ее в окошко.

Такое название было нехарактерным для сегодняшних книг, которые пестрили длинными и заумными словами. Как может эта книга сравниться с различными трактатами и научными трудами.

Остался только один. Значит, сегодня ее день оказался не таким уж сложным, как думала Лайза утром.

Подойдя к двери камеры, Лайза постучала в окошко.

-Ваш заказ!

Эту фразу она позаимствовала из старого фильма, где один человек, в странной одежде спрашивал другого, еще более нелепо одетого, записывая то, что он говорил. Так как окошко не открывалось, Лайза повторила фразу.

Со скрипом окошко отворилось, и мужская рука протянула бумагу. На мгновение ее пальцы соприкоснулись с пальцами мужчины.

Лайза резко убрала руку, едва успев взять записку. По ее телу пробежала дрожь. Потому, что она на краткий миг соединилась со смертником.

Лайза развернула сложенную вдвое бумагу и прочитала ее.


Верховный судья положил бумагу на стол. Заместитель начальника Управления исполнения желаний и Лайза стояли в ожидании.

-Что ж, мы должны выполнить его последнее желание,- после долгого раздумья промолвил судья.

-Но нужно создать все условия для этого, - попытался возразить заместитель.

-Наша задача придерживаться Закона.

Судья повернулся к окну.

-Ваше Управление, - продолжил он, - должно проследить за исполнением. Порыться в архиве Управления старинными вещами и найти значение этого слова. Потом дать запрос в Управление голографических объектов и создать фон. Ну, а самое основное - побыть с ним, создавая атмосферу, как там его... Судья взял со стола бумагу и прочитал по буквам.

Пикника.

-А кто будет тем, кто создаст эту самую атмосферу? – спросила Лайза, поправляя и без того безупречно сидевший на ней костюм.

-Кто... кто...

Перечислял в уме подходивших кандидатур на эту роль судья. Внезапно он остановился.

-А вот вы и будете.

Я?- от неожиданного поворота действий заместитель опешил.

-Нет. Вы гражданка.

И судья пристально посмотрел на Лайзу.

– Вы прекрасно подходите на эту роль.


Вдали тихо журчал родник. Симфония птичьих голосов создавала атмосферу спокойствия, как будто это место находилось не в лаборатории Управления голографических объектов, а на лесной поляне. На зеленой траве был постелен небольшой коврик. На нем стояла корзина с продуктами.

Все напоминало одну картину, висящую в Управлении старинных вещей. Не хватало лишь действующих лиц.

Когда Лайза вошла в лабораторию, ее уже ждал заказчик.

Мужчина был одет в серый брючный костюм, подчеркивающий его стройное красивое тело.

Лайза привыкла к худым и высоким мужчинам, тщательно скрывающим свою силу. А этот мужчина, казалось, дышал этой силой – необузданной и дикой.

Дикарь, промелькнуло у нее в голове.

Лайза подошла к мужчине.

-Присаживайтесь Барби.

-Я не...

Попыталась возразить Лайза, но промолчала.

Согласно закону, она не должна называть своего настоящего имени. Так же, как и спрашивать смертников их имена.

-Какой чудесный день, не правда ли? – прервал тишину мужчина. Угощайтесь.

Он придвинул к Лайзе корзину с продуктами.

-Нет спасибо, - следуя инструкции, отказалась девушка.

-Хорошо! Как хотите. А я проголодался. Понимаете ли, ваше Управление пищи, не учитывает физических потребностей человека, и пичкает, всех без исключения, гадкой подделкой.

-Все граждане города питаются согласно графику, расписанному Управлением вкусной и здоровой пищи, - словно машина отчеканила свой ответ Лайза.

-Расслабьтесь, Барби. Будьте сами собой, а не запрограммированной машиной. Взгляд мужчины заставил Лайзу отвернуться. Было в нем что-то такое...

Девушка наблюдала, как мужчина раздирал мясо руками и так обгладывал кости, будто он давно не ел.

Ей всегда хватало того рациона, который выделяло Управление на день, как и другим гражданам города. Все они должны были соответствовать стандартам принятыми Управлением мировых стандартов.

Дикарь. И правда дикарь. Все они такие - Непримиримые. Для них закон пустой звук, а граждан города они просто считали «закостенелыми в рамках собственной глупости» людьми. Кто бы говорил! Непримиримые – бунтари. По существу они руководствовались своими убеждениями. Они не залатанные дыры в мире Управления порядка.

-Давайте знакомится.

Мужчина вытер руки салфеткой и выпил стакан воды.

- Мое имя, Дэнис.

Лайза посмотрела на родник. Там находилась камера наблюдения. Все было в порядке. Зеленый глаз камеры продолжал гореть. Если бы было что-то не так, так огонек поменялся бы на красный. Наверно, так и надо. Лайза не должна думать что правильно, а что нет. За нее решало ее Управление. Она только исполнитель.

-А тебя, наверное, Барби. Таких женщин, как ты, много в городе. Но ты не похожа на них. Не внешне, конечно. В тебе осталось что-то от нас. Это я понял, когда увидел тебя в зале суда.

Лайза снова взглянула на родник.

Мужчина поймал ее взгляд и улыбнулся.

- Боишься ошибиться. Девушка, никогда не руководствовавшаяся своими собственными чувствами, живет по правилам различных Управлений.

- Можно?

И не успев услышать ответ, мужчина снял заколку, удерживающую волосы. Светло-русые пряди упали на плечи.

-Так лучше. Намного. Ты очень красивая. Тебе это никто не говорил?

-Попрошу, - попыталась возразить Лайза.

Его вольность переходила все дозволенные границы. Она снова взглянула на родник. Без каких либо изменений.

-Законом, защищающим граждан, запрещается...

-Барби, послушай. А знаешь, почему я называю тебя так? Когда – то были такие куклы. Очень красивые внешне и, причем все они были идентичны одна другой. Их делали за такими стандартами, которые хотелось иметь любому – от маленькой девочки до взрослого мужчины, мечтавшего обнимать такую шикарную женщину. Так и вы, гражданки этого города. Только вот, став объектом желаний, вы не можете передать друг другу то, что поистине ценно – внутреннюю красоту и тепло. Почему?

Потому, что у вас, их просто нет. Сделав вас прекрасными, мастер, в роли которого выступил закон, забыл вложить чувства. А без них, человек подобен кукле, которая никогда не сломается и не заплачет. Кукла без сердца и души.

Лайза закрыла уши руками. Другого выхода у нее не оставалось. Пока горел зеленый свет, дверь в лабораторию была закрыта.

-Так и ты, дитя. Барби, а ты помнишь свою мать?

Лайза опустила руки.

-Нет,- тихо промолвила она, решив не создавать конфликтной ситуации, за которую ей придется отвечать.

-А наши дети помнят своих матерей. А ты знаешь, что такое любовь? Что такое чувствовать себя женщиной?

-В законе ничего не говориться о чувствах.

Лайза мысленно проштудировала все пункты закона.

-Конечно, человек сам создал себе такие законы, которые сделали все, чтобы он не чувствовал себя человеком.

-Почему? Все граждане города являются людьми.

-Заученная фраза, одна из многих напичканных в ваши головы.

-Дэнис, так как вы не являетесь гражданином города, то вы автоматически не являетесь человеком.

Дэнис засмеялся.

Лайза недоумевала, что он делает. Необычное оскаливание и странная мимика, которая была не присущей жителям города.

-Барби, а ты знаешь, что такое быть человеком?

Вдоволь насмеявшись, Дэнис пристально взглянул на девушку, ожидая ответа.

-Я ответила на вопрос,- сказала Лайза и посмотрела на мужчину.

-Гражданин это одно, а человек – другое. Например,- мужчина повернулся к девушке и прикоснулся своей ладонью к ее щеке.

Лайза отстранилась от него.

-Что это было?

Лайза впервые не могла дать ответ. Все ее знания вмиг оказались ненужными. Она искала ответ. Но его нигде не было.

-Наверно, тебе это незнакомо. Это прикосновение. А что изменилось, когда я это сделал?

-Хорошо, я помогу тебе,- продолжал Дэнис, не услышав ответа. - Когда я прикоснулся к твоей щеке, было ли у тебя внутри чувство теплоты?

Подумав немного, Лайза утвердительно кивнула головой.

-Нежность. Это чувство. Человек определяется не наличием статуса гражданина, а наличием чувств. Их много – боль, страх, обида, радость, удовлетворение. Все они выливаются по-разному. То, что я делал пару минут назад – я смеялся. Смех, в какой-то мере, выражает ту же самую радость.

-Ну а боль? Как она выражается? – поинтересовалась Лайза.

-О, солнышко, лучше тебе не знать, что такое боль. Слезы – предвестники боли, но в то же время, они являются и освобождением то нее же.

-Слезы?

-Момент, когда, твои глаза ничего не видят, кроме тебя самого.

Лайза в очередной раз посмотрела туда, где находилась камера. Все по-прежнему. Она встала.

-Благодарю за...

Необходимых слов она не могла найти, поэтому развернулась, чтобы уйти. Она постучит в дверь, и ей откроют. Должны, по крайней мере.

-Останьтесь, пожалуйста.

Дэнис схватил девушку за руку.

Стоящий рядом мужчина, на голову выше и вдвое сильнее нее, умолял остаться. Для Лайзы это было необычно. Мужчины в городе никогда не делали ничего подобного в присутствии женщин. Словно читая ее мысли, Дэнис ответил:

-Сила мужчины не в его превосходстве над женщиной. А в умении оставаться мужчиной в любой ситуации. Сильные мужчины гордятся успехами своих женщин.

-Это все написано в вашей книжке?

Лайза выдернула руку.

-В частности об отношениях между людьми.

- Ваши люди придерживаются законов этой книги?

- Не пытайтесь выпытать у меня, где находиться наш дом. Не выйдет. Я все - равно не скажу, чтобы вы со мной не делали.

-Законом запрещено применять какую либо силу против человека.

Тем более для смертников. Им то - уже все равно.

-Вот и прекрасно,- сказал Денис и откусил яблоко. Своим видом показывая, что ничего не заставит его бояться.

-Вас там кто-то ждет?

Лайза села рядом и открыла новую бутылку с родниковой водой. Ей разрешили пить только воду.

-Мои друзья.

-Законом не запрещается иметь друзей, наоборот, поощряется.

Дэнис уже давно привык к ограниченности этих людей, называющих себя гражданами. Умные дяди, когда придумывали закон, даже не догадывались, что эта девушка будет чтить его как своего родного отца, которого у нее, кстати, тоже нет.

-Тебе нравятся цветы?

-Цветы? Нам не разрешается их трогать. Они собственность Управления садоводства. Мы просто смотрим, как они растут.

-Держи.

Мужчина протянул Лайзе ромашку. Такого от него Лайза не ожидала. Эта голограмма полевого цветка казалась такой маленькой в ладони Дэниса.

-Благодарю, Лайза взяла цветок и опустила глаза, скрывая что-то...

-Наши мужчины дарят цветы своим женщинам.

-Что еще делают ваши мужчины?

-Любят, уважают. Для каждого мужчины, женщина – ценный дар, который нужно найти, а потом оберегать и ценить. Тебе этого не понять, потому, что ты не ощущала себя женщиной. Человеком, да. В какой-то мере. Но не женщиной. Находящийся рядом мужчина должен дать женщине почувствовать себя леди.

В этот момент дверь в лабораторию открылась. Двое мужчин быстрым шагом направились к сидевшим на коврике людям.

Подойдя к Дэнису, мужчины выстрелили из парализатора, Дэнис упал на траву. Мужчины начали бить ногами.

-В чем дело? – Лайза вскочила на ноги. Ромашка – голограмма исчезла в руках Лайзы. Как исчез и остальной фон. Остались лишь голые стены лаборатории.

На мониторе компьютера долгое время высвечивалась одна и та же картинка. Кому – то удалось запрограммировать первые минуты пикника и прокручивать их все время.

Он тебе ничего лишнего не говорил?- спросил Лайзу заместитель Управления исполнения желаний, войдя в лабораторию.

-Нет, ничего лишнего.

Лайза старалась сосредоточивать свое внимание на разговоре, чтобы не выдать своей заинтересованности в том, что происходило за ее спиной.

Те же самые люди, которые вошли в лабораторию, усаживали Дэниса на стул.

-Вы можете идти, - сказал Лайзе Верховный судья.

Лайза направилась к выходу. Проходя мимо Дэниса, она позволила себе взглянуть на него. Опухшими губами он прошептал:

-Истина. Узнай ее. Леди. Моя леди.

Он закашлялся.

Сегодня было модным присутствовать на смертной казни. Но в этот раз Лайзе не хотелось там быть. Но как эксперт Управления исполнения желаний она должна была там присутствовать. Это ее обязанность.

Девушка зашла в кабину Управления быстрой и качественной одежды. Взглянув на себя в зеркало, собрала свои волосы в хвостик. Нажала на кнопку открывающую дверь кабины, собираясь выходить. Но вдруг резко остановилась, вернулась к зеркалу и распустила волосы. Светло-русые пряди упали на плечи.

Увидев Лайзу с распущенными волосами, начальник Управления исполнения желаний подошел к ней.

-Вы за это ответите. За то, что явились с опозданием и допустили себе такую вольность. Я жду вас в своем кабинете.


Исполнение приговора происходило в стеклянной камере так, чтобы всякий желающий смог увидеть, как поступают с теми, кто противится Закону. Казнь, транслировалась в прямом эфире, и о ней писали на первых полосах во всех, электронных газетах.

-Лайза! – заместитель начальника Управления исполнения желаний вынырнул из толпы зевак.

-Пройдемте!

И он показал на два свободных места. Но дойти до них девушка не успела. В камеру ввели преступников, и она обернулась. Встретилась взглядом с Дэнисом.

Внезапно Лайза остановилась и бросилась прочь из этого пропитанного смертью места.

Она остановилась возле камер для смертников. Решаясь на этот шаг, Лайза открыла одну из дверей и зашла внутрь. То, что она хотела, не пришлось долго искать. Старая потрепанная книжка лежала на койке. Схватив ее, Лайза решила поскорее отсюда убраться.

В дверях стоял заместитель начальника Управления исполнения желаний. От неожиданности девушка выронила книгу из рук. Книга тяжелым шлепком упала на пол.

-Не бойся Лайза. Я ничего не скажу. Я очень рад, что ты решила узнать истину.

Заместитель поднял книгу и протянул ей.

- Библия поможет понять многие вещи.

-Как вы тоже...

-Да. Но давай не будем об этом говорить здесь.

-А Дэнис?

-Умер. Ты же знаешь, у нас это быстро происходит. Ну, солнышко, - увидев в ее глазах слезы, заместитель старался ее успокоить. Но, поняв, что это невозможно, он просто обнял Лайзу.

-Поплачь, Лайза. Это тоже нужно. Вылить свою боль.


Через месяц, как обычно в комнате эксперта Управления желаний появилась голограмма Лайзы. Искусственное солнце светило в окно комнаты. Нетронутый завтрак лежал на столике. Постель так и не была расстелена.


Взобравшись на гору, Лайза обернулась, чтобы в последний раз взглянуть на город. Стеклянный купол внутри светился. Внутри купола протекала ее жизнь, где жили ее друзья. Родных у девушки никогда не было. Как у всех граждан города. Выращенные словно в инкубаторе, пробирочные дети никогда не встречали тех, кто дал им жизнь. По причине роста численности различных заболеваний, Законом пятьдесят лет назад была запрещена естественная деторождаемость. А вскоре и чувства попали в графу запрещенных.

-Лайза!- окликнул девушку заместитель начальника Управления исполнения желаний.

- Нас ждут, - торопил ее мужчина, который уже не выполнял свои обязанности. А как он мог их исполнить, если месяц назад сделал все, чтобы два человека ощутили атмосферу пикника.

Вдали светили другие купола городов. Это было сделано в связи с экологической ситуацией в мире. Чистый воздух, продукты, чистая жизнь, от которой Лайзу уже воротило. Она стала другой, отдавшись эмоциям сполна.

-Смотри Лайза, смотри.

Мужчина показал рукой на небо. Настоящее небо, которое окрашивал розовым цветом рассвет. Первые лучи солнца озарили простирающийся вдали лес.

Вдыхая воздух, Лайза улыбнулась. У нее начиналась настоящая жизнь. Девушка уходила в новый мир, который ей открыл один человек.

Мужчина, давший ей возможность почувствовать себя леди.


21 - 27 октября 2004 года

Рейтинг: 9.5
(голосов: 2)
Опубликовано 03.01.2014 в 20:27
Прочитано 945 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!