Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Украденное детство

Рассказ в жанре Драма
Добавить в избранное

1 глава «Вступление»

В провинциальном небольшом городке, в недалеком послевоенном времени, жила одна обычная семья. Семья была не слишком большая, но и не маленькая. Папа – рабочий завода - целыми днями находился на работе, зарабатывая при этом копейки. Мама – заведующая детским садом, часто занятая бумажной волокитой. Два ребенка: сын и дочка. Сынишку звали Тимка и было ему около восьми лет, дочку – Наденькой, двенадцати лет.

Тимка был худощавым черноволосым мальчишкой не большого роста, в серых брюках и темно-синей рубахе с кепкой набекрень. Наденька же наоборот была слегка полноватой девочкой с русыми волосами, заплетенными в толстую косу и черными как смородинки глазами. Хотя ей было двенадцать лет, выглядела она на много старше.

Жили просто, можно даже сказать бедно, но никогда ни у кого не просили милостыню сами родители и детям запрещали.

Мама с папой всегда были заняты, поэтому дети были сами по себе. Только поздними вечерами вся семья собиралась вместе. Тогда-то они подолгу могли сидеть, разговаривая о прошедшем дне и новых событиях. Родители в это время пытались уделить как можно больше внимания детям и их воспитанию. Конечно, это были гроши внимания, но дети все понимали и росли очень послушными, да и больше родители не могли им дать, тратя все время на то чтобы заработать на жизнь.

Днем, пока мама с папой были на работе, Тимка с Наденькой учились в школе, а потом играли на улице с дворовыми ребятами, в общем, как и все обычные дети. Неподалеку от их двора был детский дом. Часто дети-сироты приходили играть в этот двор. Один из них был лучшим другом Тимки, звали его Вовкой. Вовка не был похож на детдомовца, так как недавно потерял родителей. Обычный голубоглазый парнишка лет тринадцати. Волосы у него были коротко стрижены, из-за этого хорошо были видны слегка торчащие уши.

Дети из детского дома часто ходили на перрон вокзала, собирать потерянные деньги (высыпавшуюся из карманов мелочь) приезжающих в их город гостей, и тратить их на хлеб и сахар. Тимка частенько с ними бегал туда, но денег не собирал, так сказать за компанию. Наденька же считала не позволительным, девочке, находится в таком месте без родителей.


2 глава «Первая любовь»

Наступило лето. Ура, каникулы. Ребята, Тимка и Вовка, всегда летом находили чем себя занять: то рыбалка, то футбол, то купаться в речке и еще много всяких разных занятий. Наденька же с подругами во дворе играли в куклы: дочки-матери, больницу, парикмахерскую и еще множество подобных игр. Но бывали времена, когда девчонкам надоедали куклы и они просили мальчишек взять их с собой. Мальчишки ни когда не отказывали им, так как знали, что в толпе веселее.

Как-то раз Тимка и Вовка собрались купаться на речку, жаркий выдался денек. Проходя во дворе, их приметили девчонки и пошли вместе с ними.

Да уж, как казалось Наденьки, веселее дня еще у нее не было. Купаясь в реке, к ней подплыл Вовка под водой и неожиданно подкинул ее из воды. Сначала она испугалась, а потом когда поняла в чем тут дело, стала брызгать в Вовку водой, а он в ответ в нее. Долго они резвились в реке: то брызгались, то шуткой топили друг друга, то Вовка подкидывал ее. Выйдя на берег, Вовка, как истинный джентльмен, подал ей полотенце. Сели они на песке плечом друг к другу и смотрели на резвившихся в воде ребят. А сердце у Наденьки так и билось как бешеное, казалось вот вот выпрыгнет, то ли от холода, то ли еще от чего. Первый раз такое с Наденькой: «Неужели это то самое чувство?!» - думала она – «Неужели я влюбилась?!». От этих мыслей щечки ее загорелись красным пламенем. А Вовка смотрел на нее исподтишка и мило улыбался – какие были у него в то время мысли ни кому не известно.

Вернувшись домой, у нее перед глазами и в мыслях был только он: единственный и неповторимый Вовка. На сердце как будто соловьи заливались прекрасным пением, в животе бабочки летали, а в ногах, в руках, да и во всем теле, была такая легкость, словно она сама стала бабочкой или птичкой.

«Так вот значит она какая! Прелестней ее нет ни чего во всем белом свете! А ведь точно это она, я не заблуждаюсь, это она – моя первая любовь!» - крутились мысли в голове у Наденьки – «А он…. Он такой красивый…. И не сколечко у него уши не торчат, это все выдумки девчонок! А какой он сильный: надо же подбросить меня из воды!». Счастливая, с мыслями только о нем и мечтаниями о завтрашнем дне она ложилась спать.

С той поры Наденька как можно чаще стала находиться в компании Тимки и Вовки.

Незаметно так и пролетело лето, самое счастливое лето у Наденьки, да и, наверное, у Вовки тоже.

Теперь они уже виделись реже, наступила школьная пора. Но, не смотря ни на что, она всегда находила время встретится с ним, и он сбегал из детдома ради встречи с ней.


3 глава «День перевернувший жизнь»

Начались первые заморозки, а у Наденьки старенькое пальто вовсе износилось.

Ранним утром папа отпросился с работы, чтобы купить Наденьке пальто. Вернувшись домой, он обрадовал ее обновкой. В это время дочка была дома одна, мама ушла на работу, а Тимка убежал играть во двор. Девочка тут же бросилась примерять новую вещицу. Пальто на ней сидело хорошо, было чуть выше колена в темно серую и сиреневую клеточку. А самое главное, что больше всего понравилось Наденьке, на нем были очень красивые карманы в кружевах.

Папа, налюбовавшись радостью дочери, отправился на завод. Наденька еще долго крутилась возле зеркала: «Красавица, безусловно, красавица!»- думала она. Ей так захотелось, чтобы Вовка ее увидел в этом красивом пальто, что она не выдержала и побежала во двор.

Во дворе не оказалось ни Вовки, ни Тимки. «Наверное, они на перроне?!» - подумала она и не мешкая побежала туда. Прибыв на вокзал, Наденька стала искать глазами Вовку либо Тимку. Народу на перроне было не много, среди них она увидела несколько детдомовских детей, собиравших мелочь. Она направилась к ним, чтобы спросить, не видели ли они их. Но, не дошедши до них, услышала крики мужчины. Она обернулась и увидела очень не приятной внешности мужчину, изрядно выпившего: волосы у него были замусолены, одежда грязная, лицо в саже, торчащие усы лезли ему в рот (скорее всего он был печником). Наденька прислушалась, что кричит этот незнакомец. Он говорил, что у него украли деньги, требовал найти вора. И тут его взгляд упал на нее. Она не успела отвести от него свои глаза, от ужаса спрятала руки в карманы. Мужчина увидел в ее глазах чувство отвращения к нему и решил поквитаться с ней. Закричав на весь вокзал: «Вот она! Она воровка!». Ринулся бежать к ней. Наденька не успела прийти в себя, как он уже схватил ее за руку своими грязными, пахнувшими табаком руками.

Пока весь народ приходил в себя от крика и шума, (а может, просто им было безразлично на чужую беду) он утащил Наденьку в неизвестном направлении. Она не кричала, лишь в испуге пыталась отбиться от него.

Оказавшись в каком-то заброшенном, безлюдном месте. Он приказал девочке выворачивать карманы. Увидев, что там ни чего нет, сказал: «Ты успела перепрятать мои денежки к себе под пальто!» Наденька знала, что под пальто ни каких денег у нее не было, поэтому, не задумываясь, расстегнула его и с гордостью, выдвинув грудь вперед, сказала: «На, смотри! Нет у меня твоих грязных денег!».

В этот момент пьяный печник уже не думал о своих деньгах, он хотел лишь завладеть красивым телом, не выглядевшей на свои годы, девочки. Он словно хищный зверь напал на нее, силой сорвал с нее пальто и отбросил в сторону. Наденька видела, что ее новое красивое пальто упало прямо в грязную лужу. Мужчина повалил ее на землю и надругался над ее беззащитными телом и душой. Наденька не чувствовала боли, ее перебарывало чувство отвращения к пьяному, грязному, сальному, вонючему мужику, который так и норовил ее поцеловать. Казалось рвота подступала к горлу, вот-вот стошнит - дышать трудно…

В беспамятстве она брела по безлюдным улочкам. Пришла в себя лишь на берегу реки. Упала на колени и стала горько плакать. Разные мысли посещали ее детскую голову. Думала, бросится в речку и пойти на дно, чтобы ни кто не узнал о ее позоре, да мысли о родителях и Тимке перебивали ее: «Как они без нее будут, как они будут винить себя, кто будет присматривать за братиком, а Вовка, Вовка…». Решила Наденька скрыть все и забыть об этом дне как о страшном сне.

Еще чуть-чуть посидев на берегу реки и приведя себя в порядок, двинулась девочка домой.

Дома еще не было родителей и Тимку где-то носило. Наденька ринулась в ванну, застирывать пальто и испачканные вещи. Когда родители вернулись с работы, она уже совсем успокоилась, лишь в груди что-то сжимало, дышать было трудно. Но виду она не подавала и потому ни кто ни о чем даже и подумать не мог!


4 глава «Детство кончилось»

Прошел месяц, второй. Наденька уже очень редко думала о случившемся с ней, стала чаще улыбаться, в общем, возвращалась к той самой Наденьке, которая была милой, улыбчивой, маленькой девочкой. Поначалу она боялась общаться с Вовкой, но потом как-то все само собой вернулось на круги своя. Они снова мило играли вместе, общались, чему Наденька была очень рада.

Приближался Новый год.

Наденька и Тимка очень любили этот праздник: елка, дед Мороз, конфеты шоколадные и много-много подарков! А еще больше им нравилось – это сказочная атмосфера дома: папа обязательно наряжался в костюм Деда Мороза, украшали весь дом серпантином и разноцветными лампочками, а каждый вечер перед сном в канун Нового года папа рассказывал сказочные истории.

На праздничную елку в школе мама сшила ребятам костюмы: Наденьке костюм принцессы, а Тимке – звездочета. Ребятам очень понравились их костюмы и они с нетерпением ждали праздника.

Пришло время Нового года. С самого утра ребята были как заводные: то туда сбегать, то сюда, то костюм погладить, прическу сделать – в общем, настроение было отличное!

На праздничной елке, дети бегали, играли в разные игры, конечно, был Дедушка Мороз со Снегурочкой и очень красивая высокая елка!

У Наденьки с самого утра было какое-то легкое головокружение, она это связывала с эмоциями и волнением перед предстоящим праздником. На празднике в школе в середине торжества, у Наденьки, глядя на елочные огни, закружилась голова и ноги стали как будто не свои…

Придя в себя, было уже темно за окном. Сначала ей было не понятно, где она находится, но вскоре зашла женщина в белом халате и спросила у нее, как она себя чувствует. Тут то, Наденьке, сразу стало понятно, что она в больнице, но что она здесь делает. С этим вопросом она обратилась к женщине в белом халате, та ей мило ответила, что она на празднике упала в обморок и ее привезли сюда, что прошло около пяти часов, пока она была без сознания. «Как ты себя чувствуешь» - снова спросила она. У Наденьки было еще легкое головокружение, но она знала если сказать об этом, то ее будут долго держать в больнице, и поэтому она ответила: «Нормально!».

Ночь девочка еще провела в больнице. На утро были готовы анализы, которые у нее взяли при поступлении.

Мама пришла в больницу около восьми часов, отца с работы не отпустили (а может это и к лучшему). Не успев дойти до палаты дочери, ее перехватил врач и предложил ей пройти в его кабинет. Сердце бешено билось у нее тогда, как будто что-то чувствовало. Врач начал издалека, с непонятных маме вопросов, мол «должное ли внимание вы уделяете воспитанию своей дочери», «как вы думаете, есть ли у нее от вас какие-то тайны», от чего маме становилось еще хуже. Она не выдержала и перебила врача: «Доктор, скажите, что с моей дочерью?». Врач замешкался, отвел глаза на окно и сказал: «Она беременна!... Срок около трех месяцев!». Мама сначала подумала, что это шутка, но посмотрев в глаза врачу, у нее подкосились ноги, потемнело в глазах, доктор еле успел ее подхватить. С криком: «Сестра, воды!», он посадил ее на стул и начал приводить в сознание…

Выйдя из кабинета, она еще долго не могла поверить в это. Около двух часов она бродила по коридорам больницы, обдумывая как жить дальше.

Врач разрешил забрать Наденьку. Мама решила поговорить с ней дома в более спокойных обстоятельствах.

Идя домой, мама всю дорогу промолчала, что очень сильно угнетало девочку. Каких только мыслей в ее детской голове тогда не было. Маму же в свою очередь мучил больше всего вопрос: «Как сказать отцу?».

Вечером она дождалась отца с завода и еще очень долго не могла начать разговор, но собрав все силы, она начала: «Милый, нам надо поговорить!». «Что-то случилось?» - перебил он ее. Отводя его в комнату, чтобы поговорить наедине, она отвечала: «Да, случилось! И случилось непоправимое!». От этих слов отцу становилось не по себе. «Ну, давай, говори же уже, не молчи!» - взволнованно требовал он - «Что-то серьезное с нашей девочкой? Она больна?». Немного помолчав, мама продолжила: «Она не больна!... Она бе-ре-менна…». Папа не верил своим ушам: «Что ты сказала? Она беременна? Не может этого быть?». «Это правда, милый!» - опустив глаза, отвечала она. Отец подошел к окну и смотря в даль, сказал: «Как же так… Наша маленькая девочка… А от кого? Я убью этого скота? Кто он говори!». Мама подошла к нему, обняв, успокаивала его: «Я не знаю, я с ней еще не говорила! Да и я думаю, она еще не знает о своей беременности!»

Они еще долго не выходили из комнаты. После тяжелого разговора, они пришли к тому, что мама должна тет-а-тет поговорить с дочерью, ведь все-таки мать всегда ближе к дочери.

Папа вышел из комнаты и, еле удерживая все в себе, сказал Наденьке идти к маме, что она ее зовет.

Мама начала издалека: «Как ты себя чувствуешь?». «Хорошо, мамочка!» - сказала она. Удержав паузу, мама продолжила: «Доченька, в последнее время с тобой ни чего не происходила, что бы ты хотела мне рассказать?». Наденька не хотела вспоминать тот злосчастный день, и уж тем более не было желания о нем рассказывать, поэтому на вопрос она ответила: «Что ты, мамочка, все, что со мной происходит, я тебе сразу же рассказываю!». «Не ври мне!» - не сдержавшись, мама перебила ее. От такого тона у девочки заблестели ее черные, как смородинки, глаза и немного затряслись губы. Мама, переведя дух и немного успокоившись, продолжала: «Как ты думаешь, почему у тебя был обморок?». «Не знаю, мама!» - еле сдерживая слезы, отвечала она – «Может быть от волнения перед праздником!?». «Неужели она и правда ни чего не знает про свою беременность?» - подумала мама и решила сказать все прямо: «Ты беременна!». В ступоре, Наденька смотрела на нее и ни чего не могла понять. «Ты беременна!» - повторила она – «Теперь не хочешь мне во всем сознаться?». Наденька, упала на колени и горько заплакала. Она не знала, что теперь делать: рассказать всю правду или придумать какую-нибудь другую историю?!

- Рассказать правду? Нет! Как я смогу, все это рассказать маме?! Я лучше умру, сгину со света, но о случившемся не узнает ни кто и не когда!

- Придумать другую историю? Но тогда, что? Что можно придумать? Придумала! Я скажу ей, что полюбила одного парня и думала, что он любит меня, поэтому и согласилась на ночь с ним! Да, точно, так я и скажу… А если она спросит, кто он? Что ей скажу? Скажу, что вы его не знаете, он с другого двора, что он уехал из нашего города, и я не знаю куда! Да этот вариант будет лучше всего! Ну, с богом!

Наденька рассказывала маме выдуманную историю, стоя на коленях, а закончив, добавила: «Прости меня, дорогая мамочка! Прости меня, я не хотела!».

Мама долго еще ни чего не отвечала Наденьке. Все хорошо обдумав, она сказала: «Вырастим! Как-нибудь справимся!»…

Летом она родила прекрасного черноволосого мальчика, хотела назвать его Вовкой, да побоялась осквернить его чистое имя, поэтому назвала первым именем, которое пришло ей в голову - Ванька. Одному только богу известно, как тяжело ей далась беременность, нет, не в физическом смысле, а в духовном. Когда у нее стал виден живот, все окружающие догадалась и при встрече тыкали в нее пальцами, бросали вслед обидные фразы, мол: «нагуляла, тьфу бесстыжая», «в подоле принесет» или еще хуже «о смотри проститутка пошла». Да и не одной ей доставалось, родителям в ту пору тоже было не сладко.

А что же Вовка? Вовка был бы рад с ней общаться, да она сама обходила его стороной.

Родители помогали ей, как могли и чем могли, поддерживали в трудную минуту. Школу она, конечно же, бросила, да и как одноклассникам в глаза смотреть?! …

Прошло около трех лет. Мальчик рос умненький, здоровый, общительный, весь в маму!

Как-то раз, Наденька играла с ним во дворе на детской площадке, были там и другие дети с мамочками. Мамочки все, что-то шептали на ухо друг другу и немного погодя встали и направились в их сторону. Подойдя к ним, одна из них сказала: «Убирайся от сюда и выродка своего забирай! Не чего нашим детям с сыном проститутки играть!». Наденька, схватила Ваньку и побежала в дом. Прибежав в квартиру, она отпустила Ваньку на пол и, не поднимаясь с корточек, горько заплакала. Ванька, обнимая ее и целуя, успокаивал: «Мамочка не плач! Почему ты плачешь?». «Просто так мой милый, просто так!» - отвечала она ему. «Мамочка, может у тебя что-то болит?» - продолжал успокаивать он маму. «Нет, мой малыш, у меня ни чего не болит! Просто мне хочется поплакать, мне грустно. Скоро все пройдет» - отвечала она ему. В мыслях у нее крутились вопросы: «что делать?», «как жить дальше?». И, кажется, был только один выход – уехать в другой город, туда, где ее ни кто не знает.

Ночью, пока все спали, она собрала кое-какие вещи и что-нибудь покушать, взяла спящего Ваньку и направилась в сторону вокзала.

Стоя на перроне, она смотрела в сторону дома, слезы бежали из глаз, она как будто прощалась с родными навсегда.


5 глава «Дорога к одиночеству»

Спустя четыре года.

Наденька, возвращаясь с работы, зашла в магазин, чтобы купить что-нибудь сладенькое и побаловать Ваньку.

В ту ночь, они уехали из родного города и за четыре года не разу не ездили туда и не подали о себе и весточки, Наденьки казалось, что так будет лучше для родителей! Поначалу в чужом городе им было очень тяжело, но нашлись добрые люди, которые им помогли! Наденька, придумала историю своей жизни, чтобы ее ни кто не осуждал: что она сиротка, выросшая в детском доме, а отца Ванечки убили воры, которые пробрались ночью к ним домой и, чтобы забыть все страшное, что с ними случилось, они и переехали в другой город. Со временем ей помогли устроится на работу, санитаркой в больницу, а Ваньку устроить в детский садик. Много добрых людей помогали им, но особенно бабушка Агриппина, у которой они и жили с Ванечкой. Добрая бабушка, да не было вот только у нее ни кого из родных. Она не брала с них денег за житье, просто жили одной семьей. За это время она им стала родной бабушкой.

Так вот, возвращаясь с работы, Наденька зашла в магазин. Взяла торт с шоколадной глазурью и пропитанным вишневым сиропом. Она знала, что Ванечка уже пришел со школы и вместе с бабушкой Агриппиной ждут ее дома.

Открывая дверной замок ключом, она услышала шаги за дверью, открыв ее, увидела своего сыночка. Он накинулся на нее, как будто не видел целую вечность и успел очень-очень соскучиться. Бабушка взяла у нее сумки и сказала: «Мойте руки! Будем пить чай!». После чаепития, бабушка рассказывала интересные истории своей жизни: про войну, детство и, конечно же, про любовь.

Бабушка Агриппина всегда говорила Наденьке, что Ваньке нужен отец, а ей – муж, но она даже и слушать не хотела ее, от одних только мыслей, что ее тела коснется какой-то мужчина ей было не по себе, поэтому она всегда такие разговоры сводила на нет.

Поклонников у нее было много: и среди жителей двора, и среди сотрудников больницы, и даже среди пациентов, ну еще бы, красивая, статная девушка с черными глазами и длинной русой косой, но ей этого не надо было.

Не было у нее ни подруг, ни тем более друзей, только работа, сын и бабушка вот и все. Днем работала не покладая рук, чтобы быстрее пролетело время и поскорее вернуться домой к родным, а вечером все время проводила с Ванькой и бабушкой. Выходные дни они тратили с умом: ходили в цирк, театр, на выставки, а больше всего, что нравилось Ваньке, это посиделки с однополчанами бабушки. В эти дни, когда бабушка собирала своих друзей-однополчан, они устраивали шикарное чаепитие, а потом рассказывали военные истории, захватывающие дух, а некоторые могли еще добавить фразу: «Только смотри ни кому! Это совершенно секретно!», что еще больше вызывало интерес и восторг у мальчика.

Так прошел год, за ним второй…. Незаметно пролетело пять лет.

Этот год принес в их семью беду – заболела бабушка Агриппина! Врачи не знали, что с ней, но ей становилось все хуже и хуже!

Тайком от Наденьки и Ваньки, она написала завещание. Тайком потому, что знала, что Наденька не позволит ей даже думать о смерти. В завещании было сказано, что все ее имущество после смерти переходит Наденьке, а именно трехкомнатная квартира и дача.

Не прошло и недели, как завещание было заверено нотариусом, Наденька, находясь на работе в той же больнице, что и бабушка, почувствовала, что-то неладное, побежала в ее палату, что было сил. Открыв дверь палатной комнаты, она увидела бабушку, лежавшую без движений. Она ринулась к ней, но было уже поздно. «Как же так, бабушка? Как же я теперь без тебя?» - кричала она ей, обнимая ее и целуя – «Родная моя, зачем ты покидаешь нас?!». На крики прибежали медсестры, врачи и вывели ее из палаты.

Вечером она вернулась домой и вся в слезах сообщила Ваньке плохую новость. Его шокировало это, казалось, вот-вот он заплачет вместе с ней, но он, хоть и был еще маленьким, понимал, что теперь только он один поддержка для мамы и поэтому держал слезы в себе и то и дело успокаивал ее.

Похоронили они бабушку через несколько дней. На похороны и поминки пришли только все свои: само собой Наденька с Ванькой, пару подружек-соседок, да близкие однополчане.

После похорон, Ванька как можно больше времени уделял маме, понимал, что ей очень трудно перенести смерть бабушки. Но недолго окружал он ее своим вниманием.

Спустя некоторое время, Ванечка стал пропадать на улице с друзьями, а как иначе – подростковый возраст. Тяжелое это было время для Наденьки: бессонные ночи, вызовы в школу, частые разговоры с участковым, жалобы соседок – в общем дикий ужас!

День за днем, год за годом, пришло время Ваньке долг Родине отдавать. Тяжело было на душе у Наденьки, да ни куда не денешься. «Может там ума наберется?!» - думала она. С этими мыслями незаметно пролетели эти два года.

Вернувшись с армии, Ванька вскоре женился на девушке из интеллигентной семьи и совсем забыл про свою маму. Ну а как же не забыть, в такую семью попал. Новые родственники и слышать ни чего не хотели о сватье-санитарке, вот и он под их «волной» стал чувствовать отвращение к матери.

Работа и пустой дом – все, что осталось у Наденьки. Так она прожила год, за ним другой, а там и двадцать лет пролетело.


6 глава «Запоздалые последствия того дня»

Рано утром у Ваньки дома зазвонил телефон. Ему сообщили, что его мама лежит в психической больнице и, что ему немедленно надо туда приехать.

За эти двадцать лет Ванька построил свой дом, «родил» дочку и сына и числился на хорошем счету в высших кругах. Дочку звали Виктория, ей было девятнадцать лет – голубоглазая, красивая девушка с русыми волосами, ей не было равных среди подруг. Сыну было около десяти лет – маленький задиристый парнишка.

Виктория услышала утренний телефонный разговор отца и напросилась с ним в больницу. За завтраком Ваньке, а вернее уже Ивану Дмитриевичу (Наденька отчество дала ему своего деда), кусок в горло не лез, он все думал, что могло случиться. По дороге в больницу Виктория хотела отца обо всем расспросить, но увидела его угнетенное лицо и побоялась спрашивать, поэтому всю дорогу ехали молча.

По прибытии в психическое женское отделение, они незамедлительно прошли в кабинет главного врача, он их уже ждал. Разговаривая с доктором, Иван Дмитриевич, все время отводил глаза в сторону, как будто хотел что-то скрыть. В это время Виктория стояла в стороне и внимательно слушала доктора, переваривая каждое его слово. Она была в шоке от услышанного и от того, что даже не знала о существовании бабушки, но отцу она не сказала ни слова. Из слов доктора стало понятно, что у бабушки редкая форма шизофрении, вследствие которой она не помнит все, что с ней было с детства, и поэтому сейчас думает, что она маленькая девочка. Закончив свой рассказ, доктор спросил у Ивана Дмитриевича: «Было ли что-то в детстве у вашей матери, что могло травмировать ее психику? Может быть, она вам рассказывала?». «Нет! Ни о чем таком речи не было!» - ответил он. «Ну, тогда давайте пройдем к вашей матери в палату!» - предложил врач.

Войдя в палату, они увидели такую картину: санитарка принесла обед Наденьки и пыталась ее накормить, а Наденька вела себя как маленькая девочка – капризничала, говорила, что не хочет есть их отвратительную кашу, сложила, сидя на кровати, ноги под себя и с надутыми губами шмыгала носом. Иван Дмитриевич подлетел к ней, схватил ее за руку и начал кричать на нее: «Что ты творишь?! Сейчас же ешь эту кашу!». От чего у Наденьки задрожали губы и на глазах появились слезинки. Виктория, не долго думая, вырвала ее руку из руки отца и тихим спокойным голосом, спросила у нее: «Милая моя, Наденька, не обращай на него внимание! Что бы ты хотела покушать?». Наденька посмотрела ей в глаза и сказала: «А от куда вы меня знаете?». Не растерявшись, Виктория ответила: «Мне доктор рассказал про тебя! Ты будешь со мной дружить? Меня зовут Вика!». Наденька тут же успокоилась и, улыбаясь от радости, протянула ей руку, и сказала: «Будем друзьями!».

Выйдя из палаты, Виктория отвела отца в сторону и попросила больше не приезжать сюда в больницу, чтобы не ранить еще больше душу бабушки. Отец, не сказав ей не слово в свое оправдание, отвернулся и ушел. Она же незамедлительно прошла в кабинет главного врача, чтобы узнать, как можно помочь бабушке и можно ли ее забрать из больницы. Доктор выписал рецепт для лечения бабушки, но сразу ее предупредил, что таблетки могут помочь, а могут и ни как не подействовать. Из больницы он разрешил забрать Наденьку, так как она не представляла ни какой опасности окружающим.

Около двух лет Виктория возила бабушку по разным клиникам, но все врачи ни чем не могли помочь и лишь разводили руками. В одной из клиник ей посоветовали отвезти бабушку туда, где жила она в детстве, чтобы она попала в ту же обстановку, в которой помнит себя. Виктория послушалась врачей и решила отвезти бабушку в тот самый город, из которого когда ее с сыном прогнали. У бабушки она узнала название города, улицу, дом, фамилию и имена родителей и брата. Незамедлительно Виктория купила билеты и уже вечерним поездом они выехали на встречу неизвестности.


7 глава «Успокоение души»

Выйдя из поезда на перрон, Наденьке стало очень страшно, но она не смогла объяснить почему, да и сама не понимала, что это за страх.

Приехав в родной дом, они узнали, что родители Наденьки и брат, уехали из города в тот же год, что и она. В их квартире теперь жили чужие люди, но им удалось снять другую квартиру в этом же доме.

Каждый день Виктория с бабушкой выходили гулять во двор, ходили купаться на речку – стояли теплые июльские деньки, Виктория очень старалась, чтобы бабушка выздоровела, делала все, что было в ее силах, но на поправку бабушка не шла, зато, по приезду в родной город, Наденька стала чаще улыбаться, что очень радовало Викторию.

Виктория, тайком от бабушки, общалась со старыми жителями этого двора, из чего ей стало известно, почему бабушка с отцом уехали из города. Она узнала и про друга Наденьки и Тимки, про Вовку, про их хорошие дружеские отношения. Виктория подумала, что как раз Вовка то и может помочь бабушке вспомнить все и найти ее родных. Местные бабушки подсказали, где можно его найти – он работал в том же самом детском доме директором. Она несколько дней решалась, как подойти к Вовке, не к маленькому мальчику, а теперь уже к Владимиру Васильевичу – солидному мужчине. Но выхода она другого не видела и поэтому, как-то утром она решилась пойти в детский дом.

Подходя к его кабинету, ей было очень страшно, а вдруг он ее не поймет и не поможет. Собравшись с духом, она постучала в дверь, приятный мужской голос ей сказал: «Войдите!». Дрожащей рукой она открыла дверь и неуверенным шагом прошла в кабинет.

- «Здравствуйте! Меня зовут Виктория! Я к вам по очень важному делу!» - сказала она.

- «Присаживайтесь, пожалуйста!» - ответил он – «Я вас слушаю!».

- «Я внучка Наденьки, с которой вы дружили в детстве!» - начала она.

Владимир Васильевич поменялся в лице: глаза его заблестели, на губах появилась улыбка, ели сдерживая себя от счастья, он сказал:

- «Милая моя, как же я долго ее искал! Где она? С ней все в порядке? Она жива?».

- «Она жива!» - ответила Виктория – «Но не совсем в порядке!».

- «Что с ней?» - взволнованно перебил он ее.

- «Физически с ней все в порядке, но вот с душой… У нее шизофрения! Она думает, что ей двенадцать лет, что она еще ребенок! Она ни чего не помнит, что было с ней потом!» - сказала Виктория.

- «А что случилось? Из-за чего!» - расстроено спросил он.

- «Я не знаю, и врачи не знают! Одна надежда теперь на вас!» - с дрожащим голосом сказала Виктория.

- «Конечно, я сделаю, все что в моих силах! Но как? Как я могу ей помочь?» - спросил он.

- «Вам надо увидится с ней! И вести себя так, как будто вы тоже еще мальчишка, как будто не было этих лет расставаний!» - сказала она.

Они договорились, где и когда произойдет их встреча с бабушкой.

На следующий день, утром, Наденька как всегда играла во дворе, к ней подошел какой-то до ужаса знакомый мужчина: «Здравствуй, Наденька!» - сказал он. «Здравствуйте! А вы откуда меня знаете? Вы, наверное, вместе с моим папой работаете на заводе?» - отвечала она. «Наденька, это я, Вовка! Ты меня не узнаешь?» - спросил он. Не веря ему, она отвечала: «Не может быть! Вы старый, а Вовка молодой!». «Я не старый, Наденька, ты просто давно меня не видела! Посмотри мне в глаза, и ты сразу поймешь, что это я!» - с дрожью в голосе говорил он. Она посмотрела на него, но не глаза его выдали, а уши, его слегка торчащие уши! «Вовка!» - закричала она - «Вовка, это ты! Где ты был так долго?». Этот вопрос смутил его, но он вышел из ситуации: «Дорогая Наденька, ты помнишь тот день, когда мы с тобой резвились на речке?». «Конечно, помню, Вовка! Я не могла этого забыть!» - отвечала она. «Я так хочу, чтобы снова было так же весело! Пойдем на речку и будем резвиться, как тогда!» - предложил он ей. Наденька не могла ему отказать, ведь тот день был самым счастливым днем в ее жизни.

Переодевшись, они пошли на то самое место и целый день резвились, как дети, в воде. Все было в точности так же как в тот замечательный день. И вот уже сидят они на берегу реки и не сводят глаз с друг друга. «Вовка, а ты и правда стар!» - сказала она ему. Не успев он ни чего сказать в ответ, она продолжала: «Да ты стар… Да и я тоже старуха! Сколько лет прошло…». «Наденька, ты вернулась? Ты пришла в себя?» - взволнованно закричал он. «Да! За столько лет, за столько много лет, я пришла в себя» - со слезами на глазах отвечала она. «Милая моя, дорогая, я больше тебя ни куда не отпущу! Мы теперь всегда будем вместе!» - обнимая ее и от счастья путаясь в словах, говорил он. Наденька только мило улыбалась ему, как тогда в далеком детстве!

Родителей и Тимку они вместе с внучкой нашли немного погодя. С ними все было хорошо: живы и здоровы! Ух и ругали они ее, и в то же время целовали и обнимали. Не передать словами их счастья! Счастья, которое было потеряно в далеком детстве и, которое, пройдя через всю злобу мирскую, нашлось через столько лет.

Рейтинг: 10
(голосов: 1)
Опубликовано 11.01.2014 в 20:07
Прочитано 445 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!