Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Формула любви

Рассказ в жанре Мелодрама, любовь
Добавить в избранное

Корпоративчик складывался, как всегда. Уже провозгласил свой новогодний тост генеральный, уже выпил три причитающихся бокала шампанского, и уже отчалил – в своих лучших традициях. Дабы дать возможность обществу празднично расслабиться.

Празднование Нового Года разворачивалось по давно проложенному маршруту, определенному количеством людей – больше ста человек, объемом закупленного алкоголя – немеряно, и причиной – любимый праздник человечества. Как на большой свадьбе, кому-то в этот вечер на роду было написано напиться, кому-то подраться, а кому-то довести неожиданно родившийся флирт до логичного завершения. Как говориться, ничто не предвещало…

Холодную закуску уже уничтожили, в назидание поварам, оставив на столах самое невкусное. Время отсчитывало уже третий перекур, в этот раз, неожиданно разделивший общество по половому признаку: барышни употребляли никотин в зимнем саду, предусмотрено спроектированным большим и с посадочными местами, а сильная половина облюбовала летнюю терасу. И воздух свежий, отрезвляющий, и в декольте неудобно, все же не май месяц. Гостиница, кстати, оказалась новой и хорошей. Конча-Заспа не просто не подкачала, но и соответствовала все возрастающим человеческим потребностям. Даже персонал не хамил, безмолвно возникал в нужном месте и мгновенно выполнял поставленные задачи. «Или менеджер импортированный, - подумала Лера, – или они их всем колхозом стажировали в Турции». Она сосредоточенно разглядывала свою давно и хорошо изученную сигарету, не участвовала в общей беседе и искренне мечтала управлять временем. Тогда поскорее бы окончились эти два дня массовой пьянки, и она оказалась дома, в своем тщательно отстроенном мире. Где, наконец, сможет быть собой и делать только то, что захочет. И прислушалась к разговору. Все же не к лицу и положению отдаляться от коллектива.

А беседа неуклонно развивалась вокруг бессмертной женской темы – приручение и укрощение мужчины. «Общество не зря культивирует эти вечные ценности – брак, рождение детей, ведь его цель - жить, а значит размножаться и воспроизводиться» - подумала она и улыбнулась своей мысли . Тем временем вниманием коллектива завладела Руслана, менеджер по персоналу:

- Все-таки, девочки, это бессмертный фильм! Конечно и Абдулов лапочка, как жаль его до слез, и Фарада неповторим… Но главное, самое важное это ИДЕЯ! Как жаль, что Калиостро ее не открыл. Вот мы бы тогда им всем сделали, ни один бы не отвертелся!

- Кого не открыл, Руслана? – спросила клиническая блондинка Натали. Она и вправду была хороша, но как-то слишком. Как слишком коротким было ее вечернее красное платье и слишком голубыми спрятанные за цветными линзами глаза. Бог отмеряет порционно, поэтому весь доставшийся при раскладе интеллект приходилось использовать для ухода за внешностью. В остатках хранился только код подъезда, как пелось в попсовой песне.

- Да не кого, а что, Наташенька - ответила Руслана. Формулу Любви, конечно!

Предположить, что Натали не видела этого фильма было маловероятным. Скорее, не помнила или не уловила темы, немедленно доказав это своим следующим вопросом:

- Он что, микстуру варил?? Или в таблетке хотел сделать?

Вопрос поверг присутствующих в молчание. Затем, не удержавшись, захохотала Лера, и, справившись с собой, прокомментировала:

- Да нет, таблеткой в таком деле не обойтись. Тут под капельницу надо класть. При чем ежедневно.

Реплике заулыбались теперь все, кроме Натали. Валентина Семеновна откровенно рассмеялась – видимо, сказывался и опыт, и возраст. Натали обиженно и озлобленно сощурила глаза и напала на обидчицу:

- Ну да! Ты бы такой капельницей первой бы воспользовалась!

Удар был подлым, низким, но не достиг цели . Явно повлияло шампанское и перманентное одиночество самой Натали. Впоследствии Лера, трезво оценив ситуацию, мотивировала свое дальнейшее поведение не только легким брожением алкоголя в организме, а и появлением черта по имени Скука и отсутствием черта по имени Лень. Она напрягла и без того прямую спину, отряхнула мельчайший пепел с черных шелковых брюк и необратимо изрекла:

- Почему же. Мне Формула Любви отлично известна. Я ею не пользуюсь.

Утверждение было подобно эффекту вспыхнувшей салютной установки. Лера работала в компании больше десяти лет, занимала пост большого руководителя, и пришла к нему только следствием собственных профессиональных качеств. Не то что разговоров, даже намеков на какие-либо другие способности в коллективе не возникало. Она неизменно была справедливой, уравновешенной, человеком своего слова. И очень интересной, неизменно хорошо одетой и непонятно одинокой женщиной. Последнее уже редко вызывало удивление общества, но тем не менее. Не замужем, никогда не была, бой-френдов на работе не прослеживалось, а все таки странно… Женщина в пике уходящей молодости, тридцатипятилетие праздновалось пару лет назад, опять же всем коллективом. О недалекой Натали моментально все забыли, восемь женщин широко и удивленно распахнули глаза. Мгновенно поверив и не раздумывая, давно и глубоко замужняя, Валентина Семеновна выдохнула:

- Как??!!!

Леру понесло. Глядя в пространство, тоном, профессионально отточенным проведением тренингов и собраний, она стала объяснять:

- Конечно не капельницей. Человек, являясь системой, накапливает в себе последовательность событий, определенных действий и впечатлений, реакций на них, и на обозначенном этапе модифицирует их в вечное чувство. Подобно качественному вину, например, кстати – тоже система. Или компьютерной программе, настроенной на результат, но вследствие тех, же определенных действий. Главное – неуклонно следовать всем ингредиентам рецепта.

И все таки временно (лучший друг постоянного) одинокой Натали было нужно больше всех. Она немедленно отреагировала, уже успев забыть о собственной обиде:

- Тогда диктуй свой рецепт!


Здравомыслие Леры моментально дало знать о себе:


- Зачем? – спросила она, обращаясь взглядом именно к Натали. – Зачем МНЕ тебе его диктовать? Ты Мамаево побоище устроишь, а над ним и Мамаев курган не замедлит появиться. Техника в руках дикаря.… Нет, милая моя, диктовать не буду.

Обида была абсолютной. Даже щурить глаза сил не осталось. Натали густо залилась красным цветом и выпалила:

- Тьфу! Я почти тебе поверила! На разовый перепихон все мы тут ногу на ногу закидывать умеем! И то к тебе не относится – ты же в брюках, как всегда!

Лера была в брюках из-за устоявшихся политических соображений. Подозревала, что окружающие давно решили, что под ними она прячет кривые ноги, но на это мнение общества ей было глубоко наплевать. Уже давно она четко поняла, что на работе оголенные колени вызывают только нездоровый мужской интерес. На переговорах приличные женские ноги могут вызвать ненужный ступор обеих сторон, принимающих нужное решение. В среде деловых мужчин женские правила не играли, это было проверено. А повышенное внимание подчиненных коллег противоположного пола было недопустимым. Ответила она с выраженным достоинством:

- Разве мы обсуждали разовый перепихон? Или брюки? Мы говорим о любви, а вернее о средствах ее достижения как чувства. Тут всем, уверена, известные его признаки. Вижу, что сильно удивила всех, но и вы меня не менее. Мне помниться, присутствующие здесь, в своей основной массе, замужем? Так как вы свои половины выбирали – лучшего из тех, кто сам пристал? Грустно было бы поверить такому утверждению. Всем знакомы такие методы как флирт и обольщение, а вы так удивляетесь, как будто я заявила, что умею читать и внушать мысли, причем на расстоянии!

Ответом Лере было молчание, обозначавшее, по правилам, знак согласия. Прорезалась Верочка, серый мышонок, вечный секретарь генерального. Она искренне попросила Леру развивать ее утверждение:

- То есть действительно существует метод? Проверенный? Стопроцентный? И действует на любого? Вот просто на кого захочешь? Я то, как раз, не замужем, мне еще можно помочь…

Верочку Лера искренне любила. За честность, молодость и не за серость. Поэтому, улыбнувшись , ответила:

- Существует.

Валентине Семеновне уже давно было нечего терять, поэтому именно она долила в огонь последнюю каплю масла:

- Позвольте, Валерия Всеволодовна.. Простите мой интерес, так сказать. Я не могу Вам не верить, ибо я за десять лет никогда не имела таких оснований. Но я искренне хочу знать! То есть мне достаточно будет доказательств, рецепт мне уже не пригодиться… Но я все таки очень заинтригована - как? Просто как это возможно, черт побери?

Именно в этот момент Лера поняла, что , оказывается, устала от собственного имиджа. Опять же игра стоила свеч, потому что известную ей формулу в таком раскладе она не использовала никогда. Проснулся азарт игрока в преферанс, который она как времяпровождение очень любила и предпочитала любому другому, а на вечеринке рассчитывать на карточный стол все равно не представлялось возможным. Опять же, понесло ее уже пять минут тому.

- Уговорили. Я не буду раскладывать формулу, это не теоретическое занятие, и в первый раз всегда получается напортачить, а тогда вы не поверите мне. Но я, если захотите, докажу опытным путем. Выбирайте из присутствующих любого, и я просто принесу вам результат. Но с небольшим рядом условий.

- Ага!– прорвалась Натали. Первое условие – не моложе сорока?

Возбужденное общество тихо затаилось, внимая ответу. Интрига становилась не просто интересной, а увлекательной, более того – чудесным сценарием, темой многочисленных пересудов, которых хватит не то, что до следующего нового года, до следующего десятилетия! На этот раз Натали не была удостоена Лериного взгляда, она просто ответила всей аудитории, изучая растения зимнего сада:

- Возраст вообще не имеет значения. Слава богу, несовершеннолетних среди нас нет. Первое: не женат. На святые узы, наложенные на себя в здравом уме и при трезвой памяти претендовать не буду. Второе: И очень сложное. Нас восемь, и восемь женщин, а язык придется держать за зубами. Если проболтаетесь еще кому-то, объект однозначно будет предупрежден, и Формула не сработает. И более того, о том кто не умеет молчать, не только он, но и я буду знать однозначно. А самое главное – вы не получите так заинтересовавших вас всех доказательств, которыми, если хватит наблюдательности и желания, все смогут воспользоваться. Третье: выбирать можно только из сотрудников компании, кроме нас здесь только обслуживающий персонал. Последнее: кандидатура выбирается вашим общим решением. Так просто интереснее. Сколько вам нужно времени?

- На чччто? – заикнувшись, спросила Верочка, серый мышонок.

- Как на что? На выбор кандидата, конечно. Потому что мне на результат нужны тридцать шесть часов, я же объясняла. Формула требует времени.

Семеро женщин возбужденно поднялись с кресел. В глазах запылал яркий огонь, щеки залил румянец. Кандидатуру Натали отвергли даже не услышав. Валентина Семеновна моментально взяла бразды правления в свои руки и громогласно утвердила;

- Нам хватит двадцати минут! Десять на общий осмотр и десять на принятие решения! Вперед! Собираемся здесь же, а тому, кто будет говорить лишнее, я вырву язык собственноручно!

Толпа, которая только что была разомлевшей, сгрупирровалась, взяла штурмом двери и вылетела в вестибюль. Лера прикурила новую сигарету, и, может случиться последнюю в этот вечер. Кандидат мог оказаться некурящим. А с алкоголем в любом случае уже прийдется завязывать. И поблагодарила проведение за то, что генеральный уехал. Он был не женат.

_____________________________________________________________________________________


Начинался концерт, и этому событию удалось скрыть возбужденное появление воинственно настроенного женского отряда. Народ как раз начал собираться вокруг небольшой сцены и могло показаться, что эти несколько дам прибежали на обещанного Бориса Моисеева. Но кого же тогда все они начали высматривать в толпе, поглядывая на настенные часы? Валентина Семеновна почему-то держала за руку Натали, как мать удерживает шкодливого ребенка. А ребенка, тем временем, явно распирало от необузданного желания выхватить микрофон у ведущего и сообщить о начале удивительного шоу, способного затмить не только Моисеева, а и всю мировую эстраду. Это желание не было секретом для строгой матери, уже принявшей решение по этому поводу. Поэтому странная парочка проследовала к гардеробу, где захватила сумочку Валентины Семеновны и первой вернулась в импровизированную курилку.

Лера с порога встретила их конкретным предложением:

- Я что подумала, Валентина Семеновна. Все-таки нас слишком много, а женский род я знаю не понаслышке. Предлагаю интригу сделать более интересной и обезопасить задачу. Пусть девочки выберут троих, а кого из них конкретно – решите Вы. И знать, соответственно, будете только Вы, в течение эксперимента, естественно.

Предложение очень понравилось. «Как же у нее, все-таки, хорошо голова работает. – подумала Валентина – Но Натали все равно придется накачать снотворным, другого способа с этой дурехой просто нет. И об этом тоже следует знать только мне». Посещение гардероба стало понятным .

Десять минут истекли и стали доказательством небывалой женской пунктуальности. Каждая вернулась с отличным предложением по кандидату, каждой, конечно же, оно казалось самым лучшим. Каждой понравилось усложнение интриги с третейским судьей в лице Валентины Семеновны. Первой заговорила Ольга, видимо вспомнив, что в компании она отвечает за прессу и связи с общественностью:

- Троих мы выберем очень быстро, с одним было бы сложнее. Пришлось бы голосовать или бумажки с именами писать. У нас мало времени, поэтому пусть каждая просто назовет своего, а четырех лишних мы просто уберем коллегиально.

Как же удивительно слаженно способна двигать командой общая цель! Особенно если она, как и в бизнесе, отвечает всем необходимым параметрам, то есть является приемлемой, измеримой, реальной, актуальной и точной! Каждая женщина действительно выпалила только имя, не добавив даже междометия:

- Генеральный! – подленько улыбнулась Натали.

- Миша- компьютерщик! – пискнула Верочка.

- Никита Иванович! – отдала свою рекомендацию первому заму Ольга.

- Холодовский! – Руслана заявила о своей дружбе с финансовым отделом.

- Хватит! – Валентина Семеновна остановила поток предложений. Генеральный уехал, а трое у нас уже есть. Возражения не принимаются, и поздравляю всех – мы справились за три минуты. Хоть что-нибудь так же оперативно делали бы на работе!

Возражений, как ни странно, кроме Натали никто не высказал. Отправлять вдогонку Генеральному Леру было просто неинтересно – как же тогда посмотреть шоу? А кандидаты, по большому счету, не имели значения, суженого выбирали ведь не себе. И третейский судья с экспертом по Формуле Любви остались наедине, предусмотрительно заблокировав двери стулом и благоразумно переместившись в дальний угол зимнего сада. Пришла очередь удивляться и Лере, потому что Валентина Семеновна неожиданно предложила:

- Выбирай сама, деточка.

Вот это была неожиданность! Первым гордым порывом было отказаться от права выбора, но здравый смысл одержал верх. «Видимо шампанское уже выветрилось» - иронично подумала Лера. И вправду, ведь ей самой, по условиям задачи, жертва должна была быть хотя бы симпатична! И если следовать этому правилу, оставался только Миша из компьютерного. Холодовского она не уважала за двуличность, а высокое руководство просто решила не вмешивать. Работу она менять совсем не собиралась. Поэтому, мило улыбнувшись, почти мгновенно ответила судье:

- Выбираю Мишеньку, Валентина Семеновна.

И тут пожилая женщина неожиданно блеснула увлажнившимися от слез глазами, сжала в руках Лерину руку и печально зафиксировала принятый выбор:

- Какая же Вы смелая, Валерия Всеволодовна! Он же совсем мальчик, ему только двадцать три.

Вот смелой сама себя Лера никогда не считала. Наделась на умную и здравомыслящую, но последние события заставили серьезно ее в этом сомневаться. Тем не менее, время пошло, лот уже был в игре, поэтому Лера освободила двери от стула и вышла в новогодний холл, где под пение Моисеева уже начала организовываться дискотека. Она остановилась возле фуршетного стола, налила себе лимонада и начала искать Холодовского глазами. Интригу следовало развивать по всем правилам. И тут на глазах у изумленной и караулившей события Ольги к Лере величественно подплыл Никита Иванович и увел танцевать зазвучавший медляк. «Ого,- улыбнулась раскладу Лера – Мне сдают козыря!» Зам принял улыбку на свой счет и расплылся в ответ, став поразительно похожим на чеширского кота. Завязался непринужденный, тихий разговор на ухо – обстановка этому способствовала:

- Вы довольны организацией вечера, Валерия Всеволодовна? – прозвучал первый вопрос.

- Все на отличном уровне, Никита Иванович. Ребята справляются превосходно. Мы соответствуем, нам соответствует. Люди, похоже, довольны.

- Согласен с Вами. Я только немного расстроился, когда Вас потерял из виду. Но уже нашел, и теперь совершенно счастлив.

Лера удержала на месте глаза, возжелавшие вылезти на лоб, и прикусила язык, который захотел спросить, сколько бокалов выпил уважаемый зам. «Седина в бороду, бес в ребро» - подумала Лера. Оставлять реплику без комментариев было неправильным.

- Господь с Вами. Как же я могу теряться из виду? Права такого не имею. Небольшой перекур в зимнем саду – и уже заметно? Тогда бросаю курить.

Никита Иванович пришел в восторг от такой сговорчивости и крепче прижал Леру к себе. Где-то на заднем плане мелькнули ставшие квадратными Верочкины глаза. «Бедная девочка – подумала Лера – теперь она решит, что я ведьма». И тут к Лериному счастью закончилась музыка.

- Выпьем за Новый Год, Валерия Всеволодовна?

- Конечно. Давайте вернем меня к моему бокалу и найдем Ваш. У фуршетного стола уже дежурила сменившая Ольгу Светка. От усердия ее уши становились похожими на локаторы – важное дело! Не пропустить ни слова – ответственейшая гиперзадача!

Лимонад – хреновая замена шампанскому, - подумала ведьма-интриганка и случайно заметила Мишеньку, похлопывавшего себя по карманам, явно в поисках сигарет или зажигалки. Ага, я все таки сегодня курящая, - обрадовалась она и увлекла за собой зама по Мишиным следам, которые, естественно, вывели на летнюю терассу. Эскортом за ними следовали Ольга со Светкой. Никита Иванович напрочь забыл о недавнем Лерином обещании расстаться с никотином и галантно щелкнул зажигалкой где-то на уровне ее груди. «Черт, - безмолвно возмутилась Лера, мало того, что я вдохом должна попасть в унисон этому щелчку! Придется еще, и присесть в реверансе, не наклоняться же, как над грядками…. Может у него уже руки выше не поднимаются?» Заскучавшее мужское общество искренне обрадовалось визиту трех прекрасных дам. Кстати, нашелся и Холодовский, моментально ошарашив их своим бурным приветствием:

- О! Как мы рады Вас видеть, милые барышни! У нас тут возник чисто мужской спор, рассудить который под силу только женщинам, тем более их лучшим представительницам, так сказать… гм.. Собственно, по сути вопроса. Что вы скажете по поводу мужской верности?

- Верности жене? – уточнила Светка.

- Верности себе? – съерничала Валерия.

- Ну… Ммм… Верности своей прекрасной половине, тут статус не имеет значения – ответил смутившийся Холодовский. Ведь человек все равно остается порождением первобытнообщинного строя, существом полигамным, так сказать… гм… И всегда будет склонен к этому состоянию. То есть я не пропагандирую беспорядочные половые связи, я о возникающих ситуациях, так сказать..

Игоря Борисовича слушали все. Все-таки тема была «с перчинкой», поэтому и аудитория заинтересованно внимала вещаниям Холодовского. Лера устало подумала - «И эти туда же, хоть и в обратном направлении». Социологический тест продолжался:

- Так что я , конкретнее, хотел у вас спросить, собственно. Вот представьте себе ситуацию: благополучный, можно сказать счастливый семьянин, жена милейшая… детки… попадает в командировку или даже на новогоднюю вечеринку, как у нас сейчас. И встречает сильно понравившуюся ему женщину, которая, кстати, не прочь тоже получить удовольствие от ситуации. От взаимного порыва, однозначно, ни к чему не обязывающего. Ну ведь только дурак не воспользуется?

- Дурак говорит об этом – Лера ответила мгновенно, слова сами сорвались с ее губ.

Так удачно и так результативно Лера не шутила давно. Присутствующие грохнули хохотом в унисон, больше всех заходился зам, напрочь забыв о своем руководящем статусе. Лера заметила восхищенный Мишин взгляд и глубокую обиду Холодовского именно в такой последовательности. Мишино лицо просто искрились удовольствием от отличной шутки и восхищением так удачно высказавшейся Лере. Игорь Борисович просто не сводил с нее злых, потемневших глаз. «Вот так раскладец, батенька! – подумала она – у меня уже три шара в игре!». А тема была закрыта, тут уже не поспоришь. Разрядила ситуацию внезапно появившаяся Валентина Семеновна, моментально организовавшая общество к новым свершениям:

-Так! Перекур закончен! Моисеев там уже отпел, о Господи прости, то есть уже перестал выступать. Начинаются конкурсы, первый – танцевальный! И танцуют все! Особенно к женщинам это относиться, мы как всегда по половому признаку в дефиците. Так что все дружно перемещаемся в холл! И сразу обратилась к Мише:

- Молодые подают пример! Вы что будете танцевать, Мишенька? Танго?

Лера шла непосредственно за ними, разглядывая угловатую, нескладную Мишину фигуру. «Ага, танго,- ярко представила она этот танец в его исполнении – Может лучше пасадобль? ». Но Валентина Семеновна не унималась, явно решила помогать доступными ей методами:

- Вы, Мишенька, пару себе уже нашли? Нет? Так сейчас и найдем.

По выражению Мишиного лица было понятно, что в ближайшее время он явно намерился скрываться от экзекуции. Например, в мужском туалете. Но Валентине Семеновне на его намерения было наплевать, и она продолжала со скоростью мчавшегося поезда:

- Так пара – никакая не проблема, Миша! Вот прямо сейчас и организуем! И «случайно» обернувшись, схватила Леру за руку. Вот Валерию Всеволодовну, тьфу ты, Лерочку уговорим, правда, Вале.… Ну вот, уже и уговорили.

Миша смотрел взглядом затравленного зверя. Его было искренне жаль, похоже, в последний раз он танцевал в детсадовской массовке зайчиком. Ситуацию неожиданно усложнил Холодовский, следующий за ними по пятам:

- Валерия Всеволодовна, я предлагаю Вам станцевать на конкурсе вальс. Я умею, неплохо. И вас могу быстро научить. Согласны?

Лера вспомнила девичье увлечение танцами и то, как быстро она научилась вальсу. Более-менее прилично стало получаться через полтора года. А ситуацию нужно было использовать, Формуле она очень подходила, хоть и была и незапланированной. «Используй все, что под рукою, и не ищи себе другое» – к месту вспомнила она поучительный мультфильм и отшила приставучего Игоря Борисовича, уже определившего свою жертву:

- Благодарна за приглашение. Но не могу, уже пообещала Мише. Как раз идем репетировать.

Затравленный зверь понял, что мужской туалет ему уже не поможет, и покорно поплелся за своей новоиспеченной партнершей. Он принял решение – сейчас быстренько признается, что танцевать ну совсем-совсем не умеет, и отчалит с крейсерской скоростью. Валентина Семеновна, довольная выполненной миссией, удалилась в неизвестном направлении. А Лера невозмутимо следовала в полюбившийся зимний сад, не оборачиваясь, искренне надеясь, что Миша идет за ней и не сбежит, оказавшись обыкновенным трусом.

Миша не сбежал. Зато в саду сплетничала Руслана с Анжелой, явно наслаждаясь обсуждением завязаваюшейся любовной интриги и догадками по поводу личности выбранной Валентиной Семеновной жертвы. Было похожим, что они не покидали дислокацию сразу после определившейся кандидатуры и, увлеченные разговором, не собирались ее оставлять. Нам Леру они уставились так, как будто увидели приведение. Но привидение оказалось говорящим:

- Простите, девочки! Но я попрошу оставить нас наедине. Мы с Мишей принимаем участие в танцевальном конкурсе, нам необходимо подготовиться. Мы готовим сюрприз, сами понимаете…

Девочки ретировались. Миша уже открыл рот для извинений, но Лера предусмотрительно опередила его:

- Как Вы думаете, Миша, что главное в конкурсе?

- Участие? – интуитивно ответил он.

- Участие – это для массовости. Я всегда предпочитаю результат. А результат в конкурсе это победа.

- Да нет сомнений! – от волнения он напрочь забыл Лерино имя и обращался к ней в третьем лице – Но поймите, я совсем-совсем не умею! То есть не танцую!

- Миша, а это единственная причина?

Он не то что бы удивился. Он неожиданно вспомнил, что начиная новую компьютерную миссию, и всегда настроенный только на победу в ней, на старте он тоже никогда не умел в нее играть. Вопрос полностью изменил его настроение. Он поднял на Леру глаза и спросил:

- У нас десять минут. Максимум пятнадцать. Есть танец, которому можно научиться за такое короткое время? И выиграть?

- Есть, Миша. Вам необходимо сделать следующее: расслабиться и очень захотеть.

Конечно, увидеть предшествующие конкурсные номера им не удалось, время ушло на подготовку. Поэтому они не стали свидетелями того, как Холодовский в вальсе умудрился оторвать подол от платья своей партнерши. Не увидели они и Никиту Ивановича, который не рассчитал своих сил и уронил Валентину Семеновну в импровизированном танго. Зато посмотрели, как совершенно прилично Светка станцевала твист, правда об ее партнере нельзя было этого сказать.

О том, что есть основания надеяться на интересное выступление, зрители заподозрили, когда Лера отправилась договариваться о музыкальном сопровождении. Барабанщик, гитарист и клавишник сгруппировались вокруг Леры, выслушали, понимающе закивали и подозрительно заулыбались. Конкурсанты заняли непонятную стартовую позицию на сцене – стоя друг напротив друга на расстоянии шага, боком к зрителям. Когда зазвучали первые такты мелодии, всем присутствующим она показалась до боли знакомой, но почему-то неузнаваемой. Запевший гитарист первыми словами моментально освежил всем память:

На танцующих утят

Быть похожими хотят

Быть похожими хотят

Не зря, не зря

Чтоб пуститься в дальний путь

Всем им нужно отдохнуть

Всем им нужно отдохнуть

Крича «кря-кря»

Миша справился, пожалуй, даже лучше Леры. Он четко попадал в такт и в унисон движениям партнерши – «крякал» поднятыми к лицу руками, хлопал локтями, имитируя крылья. И непревзойденно вилял задом, приседая. Последнее удавалось лучше всего – попробуйте присесть, имея метр восемьдесят семь роста – будет очень похоже на складывающийся штангенциркуль. Лере, для поддержания синхронности движений, штангенциркуль удавался тоже очень и очень прилично. В завершении танца, присев в последний раз, Миша не стал подниматься, а плюхнулся на задницу , в последний раз «прокрякал» Лере руками и улыбнулся уже знакомыми искрами в глазах.

Последнее действие было не запланированным, поэтому отставание партнерши составляло доли секунды. «Интересно – он завалился или придумал по ходу? – подумала она, сидя на сцене – И брюки как оказались кстати! Вот милое бы зрелище получилось бы, если бы я нацепила мини!» Зал рукоплескал и кричал «Браво!». Победа была очень близка. Миша поднялся, протянул руку Лере и плавно свел ее по ступеням.

Победителя определяли силой звуковой поддержки зала. Если проще – за кого будут громче и дольше кричать. Все участники выстроились парами на сцене, микрофоном завладел ведущий, и уже начал называть конкурсантов:

- Никита и Валентина!

Но зритель не желал этой тягомотины. Толпа выкрикивала только два имени: « Лера!!! Миша!!! Лера!!! Миша!!!», очень быстро натренировалась скандировать и умолкла только после третьей просьбы ведущего, гаркнувшего в микрофон:

- Хорошо! Я понял!

Победа была полной и безоговорочной. Победителей оставили на сцене одних и под сопровождение «Чемпионов» Фреди Меркьюри вручили полуметровую синюю глиняную вазу какого-то очень «не пищевого» цвета. Видимо, ваза призвана была изображать кубок.

Миша сгреб в охапку женщину, приведшую его к победе, и крепко поцеловал, к собственной неожиданности, попав прямо в губы. И тут с победителем начали происходить очень странные вещи. Он никогда не смог бы ответить, сколько он целовал Леру – две секунды или пять минут, но четко описать свои ощущения и их порядок был в состоянии. Сначала онемел затылок и стало казаться, что он улетает куда-то головой назад. Потом исчезли все окружающие звуки , он успел подумать «Сгорела аудиокарта». Эта дивная мысль оказалась последней, потому что осталось только ощущение полета и грохот собственного пульса, стучавшего в висках.

Спасла ситуацию Лера. Упершись руками в Мишину грудь, она оторвала выдающегося танцора от себя и постаралась привести его в чувство, громко крикнув ему прямо в ухо:

- У нас получилось, Миша!

Аудиокарта, слава богу, не сгорела. Так, подзависла немного, но уже функционировала нормально. Леру он услышал более чем отлично – правое ухо позванивало еще около часа. Он даже умудрился ответить:

- А то! Мы же отличная команда!

Ведущий начал объявлять следующий конкурс, и они, не сговариваясь, быстро убежали со сцены. От греха подальше – два раза подряд везет только блаженным и дуракам, а на меньшее, понятно, они были категорически не согласны. Поэтому победители с кубком в обнимку решили отпраздновать успех, кто пивом, а кто лимонадом.

Их подходили поздравлять сослуживцы, как будто они привезли золотые медали с олимпиады. Девочки во главе с неизменной Валентиной Семеновной притащили пальмовую ветвь, явно оторванную в зимнем саду от ни в чем не повинного растения. Дольше всех задержался Холодовский, долго разглагольствовал о том, что в вальсе он вырвал бы победу, если бы партнершей была Лера, и даже попытался выпить с ней «на брудершафт». Последнее очень не понравилось Мише. Он еще не разобрался в причине своих ощущений, но почему-то определенно решил, что и с Холодовским произойдет что-то подобное. Делиться категорически не хотелось. Да что там не хотелось – пусть валит на все четыре стороны и там целуется с кем угодно. Только не с Лерой. Конкурент потоптался возле них еще пару минут и наконец, ушел, поняв, что он чужой на этом празднике жизни.

Мишу несло, как Бендера, проводившего шахматную презентацию в Васюках. Так много и долго он не разговаривал, пожалуй, никогда. Он очень смешил Леру, строя грандиозные планы побед на национальных и мировых танцевальных конкурсах, и даже, как минимум, призовом результате в следующем проекте «Танцуют все». Он напрочь забыл, что в его репертуаре кроме «утят» есть только «зайчик», но уже начинал понимать, что с Лерой ему хочется главным образом не еще побеждать, а еще целоваться, и все его словесное недержание направлено на поиск уважительной причины для этого.

Его грубо прервали. Пришел Никита Иванович и сообщил Лере, что настала ее очередь провозглашать новогодний тост, поздравлять коллег. Она быстренько нашла свой бокал с лимонадом, определив его по более насыщенному цвету, взяла в другую руку микрофон и поднялась на сцену.

- Дорогие коллеги! – начала она. Дождалась относительной тишины и внимания и продолжила – Все новогодние пожелания обязательно сбываются. Поэтому, конечно, всем я желаю в первую очередь проффесиональных успехов. А также, обязательно, пусть у каждого из вас сбудется самая большая, самая светлая мечта. И кроме этого, пусть в вашу жизнь придет неожиданное, незапланированное, но очень необходимое вам счастье! С Новым Годом!

Подали горячее, и очень вовремя, все уже достаточно проголодались. За столом Лера оказалась в окружении участниц заговора, как оказалось, совсем не случайно. Сидящая справа Анжела даже есть не стала, сразу принялась шептать ей на ухо:

- Мы тут с девочками совсем ничего не улавливаем. Когда не посмотришь – кто-нибудь из троих обязательно возле Вас маячит. Мы до сих пор не поняли, кого Валентина выбрала. Так может с любым получиться, а она и подтвердит любого, из солидарности.

- Ну, солидарность тут совсем ни при чем – ответила Лера. - А вот ради чистоты эксперимента… Пусть Валентина Семеновна напишет имя на бумаге и положит ее в конверте в сейф на рецепции гостиницы. Завтра к вечеру вместе откроете и прочитаете. Так подходит?

- Еще как подходит! Очень вовремя Вы придумали так сделать, пока еще совсем ничего непонятно. Сейчас что-нибудь съем и все организую.

Стоило Анжеле успокоиться, как слева Лерино ухо уже оккупировала Верочка:

- Валерия Всеволодовна, а что будет доказательством родившегося чувства? Вы поженитесь, да?

Лера подавилась и сильно закашлялась, что дало ей возможность подумать с ответом хоть какое-то время. Доказательством для НЕЕ вполне можно считать Мишино признание в любви. А для сообщниц? Ну не записывать же его на пленку! Очень достоверно и очень подло. Так не пойдет. И Лера стала выкручиваться из непонятной ситуации:

- Верочка, часто брак – совсем не свидетельство любви. Хотя, с другой стороны, если найду красивое свадебное платье, можем и пожениться.

Серого мышонка полностью удовлетворил этот, на самом деле, ничего не обещающий ответ. Она очень романтично улыбнулась Лере и замолчала до самого окончания ужина.

А Миша явно проходил первую стадию трансформации. Он не спускал с Леры глаз. В его голове роились дерзкие планы, один сложнее и каверзнее другого, как бы увести ее в какое нибудь укромное место и там поцеловать еще много раз. Полученные удивительные ощущения требовали многократных повторений. И он совсем не замечал, что точно так же, на другом конце стола с Леры не сводит плотоядного взгляда Игорь Борисович.

А ведьма-интриганка отлично понимала, что время, отпущенное на ее инициативность, уже закончилось. Дальнейшие события требовали, может быть, иногда, только небольшой коррекции с ее стороны. Поэтому после ужина она вела себя очень свободно и очень естественно – танцевала со всеми желающими, слушала и рассказывала анекдоты, но только если они попадали в тему. Напилась окончательно опротивевшего ей лимонада. Даже ближе к одиннадцати вместе с Валентиной Ивановной выполнила благую миссию – отвела в номер и уложила спать все-таки окончательно опьяневшего Никиту Ивановича.

К полуночи она уже совсем устала. Поэтому и улизнула тихонечко в незаменимый зимний сад, выключила свет и наконец позволила себе расслабиться, сняв с гудящих ног туфли и свернувшись клубком в кожаном кресле.

Вот там то ее и нашел окончательно измаявшийся Миша. Она сразу узнала его силуэт в освещенном дверном проеме. Ее герой держал в руках два бокала с шампанским. Лера моментально внутренне подобралась, надела обувь и негромко сказала ему из темноты:

- Хороший удался вечер, не правда ли, Миша?

- Отличный вечер. Лер, без двух минут двенадцать. Новый Год наступает.

- Господь с тобой! Сегодня двадцать шестое декабря!

- Да я в курсе. Но мы же его празднуем уже с обеда! Значит, корпоративный Новый Год наступает! И именно с минуты на минуту. Я пришел тебя поздравить, – и протянул бокал с шампанским.

В праздничном зале выстоявшие тоже эксплуатировали эту идею. Судя по звуку, кто – то забрался на сцену и начал ритмично колотить в барабан, явно намерившись отбить положенные двенадцать раз.

Лера послушно встала, пригубила шампанское. Миша последовал ее примеру, поставил свой бокал куда-то в сторону подоконника и сделал последний, разделявший его с Лерой шаг. Очень тихо, скорее сам себе, а не ей, он пробормотал:

- Пробили куранты. Все целуются.

И возражений Лера не успела отыскать.


Миша целовал ее очень долго и очень нежно. Иногда он отрывался от нее, как будто пытаясь рассмотреть в темноте ее ставшие очень горячими губы, и целовал опять, снова и снова. Во время этих небольших перерывов Лера успевала бормотать что-то об общественном месте, в котором они находятся, о том, что в любой момент может войти кто угодно, но, ни разу не попросила его остановиться. Неизвестно, сколько бы это могло продолжаться, если бы не неожиданно вспыхнувший свет и Холодовский, слегка пошатывающийся возле выключателя. «Главное – оставить эту сцену немой» - мгновенно приняла решение Лера и быстрыми, но очень твердыми шагами покинула место событий.

Соперники уставились друг на друга. Мише очень хотелось бежать вслед за Лерой и в то же время очень хотелось набить Игорю Борисовичу морду, поэтому он не смог сдвинуться с места. Это дало ей нужную фору во времени. Не сдерживая стремительного шага, Лера схватила сумку и одежду, предусмотрительно оставленные в гардеробе. По улице к стоянке она уже бежала, благо никто этого не мог увидеть.

Соперники покинули зимний сад, не сказав друг другу ни слова. Миша решил, что рукоприкладством он может скомпрометировать Леру, а Игорю Борисовичу не то что руками махать, просто разговаривать было тяжело. Да и о чем может быть разговор?

Миша не нашел ее ни в холле, ни на терасе, нигде. Расспрашивать «догуливающих» коллег не стал, логично предположив, что Лера поднялась в свой номер. Поэтому на пустующей рецепции он нашел распечатанный список поселения сотрудников ООО «Юнисейф» и поднялся на третий этаж, к номеру 314 и тихонько постучал в двери. Ему никто не открыл.

Игорь Борисович для получения той же информации разбудил портье, тот пошел на рецепцию, нашел там список и в обмен на 50 гривен сообщил Холодовскому требуемое.

Они встретились на лестнице, один шел рассматривать темные окна, а второй стучать в запертые двери. Затем стратегии разделились: Игорь Борисович еще дважды ходил стучать в двери, а Миша занял стратегическую позицию возле рецепции, месте пересечения всех дорог.

В половине третьего Холодовский, несолоно хлебавши, отправился спать. Он уже и сам не знал, что им движет – похоть, обида, зависть или месть. Зачем вообще было тратить на одну женщину столько времени? Только из-за оскорбленного достоинства? Так о том, что оно оскорблено, никто кроме него не знает.

Заснувшая гостиница дала возможность Мише относительно успокоиться и подумать. Для начала он вспомнил, что на свете существуют мобильные телефоны. Удобная вещь, человека нельзя достать только из метро, во всех остальных географических точках он служит этому говорящему прибору. А Лерин номер? Да этот вопрос для него вообще не вопрос! Он же, как никак, менеджер информационных технологий! Номер телефона был найден на сайте корпорации в течение двух минут. Могло быть еще быстрее, но Интернет с КПК очень медленный.

А дальше? Позвонить несложно – что сказать то? В три часа ночи? Идея померкла. Через час здравую мысль прилечь поспать сменила тревожная – с Лерой что-то случилось! Ей стало плохо (вроде была здорова), ее украли, (все хотят иметь такое сокровище), упала и поломала что-нибудь (с потерей сознания). Срочно нужно обойти территорию комплекса, поискать бессознательное тело.

Дороговизна земли в курортной зоне Киева не смутила владельцев отеля, обходить пришлось порядка трех квадратных километров. Кое – где территория освещалась, но все равно местами было темновато. Немного помогло посеревшее небо, и Миша понял, что он потратил на поиски порядка трех часов. Он сел на набережной, убедился, что уже действительно почти семь, набрал Лерин номер телефона и пообщался с автоответчиком. Через час, если она не найдется, он поднимет тревогу, вызовет милицию, в гостинице есть отдел безопасности, в конце концов!

Безопасность напомнила ему о системе видеонаблюдения, и Миша рысью понесся на рецепцию. Удалось застать сотрудника отеля на рабочем месте. Не спавший, взволнованный и возбужденный человек думает не очень хорошо. Поэтому о своей потребности он заявил без обиняков:

- Мне нужна запись камер видеонаблюдения, за прошедшую ночь, начиная с двенадцати часов.

За что и получил вполне прогнозируемый вопрос, вместо ответа:

- Вы кто?

Здравомыслия хватило понять, что при таком раскладе каши не сваришь. Миша облек свою просьбу в удобоваримую форму:

- Я ваш постоялец, мы празднуем у вас корпоративный Новый Год. Этой ночью пропал наш сотрудник, по всем признакам случилось что-то нехорошее. Поэтому мне очень важно посмотреть на записи камер, есть надежда найти важные детали.

Администратор задал свой следующий вопрос:

- А почему Вы решили, что ваш сотрудник пропал?

- Потому что его нигде нет – очень логично ответил бедный Мишенька.

- А в номере смотрели? – начал собственное расследование администратор.

- В номер стучали.

- Этого мало. Человек, наверняка, крепко спит. Может даже не один – его личное дело. А вы тут штормовые волны поднимаете. Я сейчас горничную пошлю, она проверит. Говорите номер!

- Триста четырнадцать – ответил не убежденный Миша. Спит? Вот так крепко? А может еще и не одна? Как то не верилось.

Горничная не обнаружив таблички «Не беспокоить» без зазрения совести открыла дверь своим ключом, окинула взглядом зияющую пустоту и не расстеленную кровать, проверила ванную и тут же сообщила полную информацию вниз.

- Вот видите! – разнервничался Миша. – А Вы говорите, спит! Давайте посмотрим записи!

- Записи может посмотреть только руководитель службы безопасности, а он по воскресениям выходной. – администратору не начало передаваться Мишино волнение. – А я не могу, даже если бы хотел.

- То есть как не можете? С человеком наверняка случилось несчастье! Может еще можно помочь! Я не просто прошу, я взываю к сочувствию, к пониманию, к милосердию, в конце концов!

- Мне мое милосердие пароль доступа не подскажет. Да и с паролем я все равно не знаю как.

До Миши начало доходить значение слов «не могу», всего-навсего они были синонимом «не умею». Появилась призрачная надежда, Миша, успокоившись, попросил:

- Это совсем не проблема. Я сам справлюсь, разберусь с любой программой. Только это и умею. Давайте свой компьютер.

Лицо администратора озарилось пониманием, в глазах мелькнула мысль, губы искривились заговорщицкой ухмылкой:

- Ты что, хакер?

- Ага, хакер – быстренько подтвердил террорист цифрового мира. В этот момент он согласился бы на кого угодно, хоть на Била Гейтса. – все будет в лучшем виде, никто не заметит.

- Никто не заметит – это отлично, я тебя в кабинете посажу. А доступ в Интернет мне откроешь? А то я не всюду заходить не могу…

- Всюду будешь ходить, хоть в Пентагон. Хоть на все порносайты мира, круглосуточно, навсегда, никто знать не будет, даже комар носа не подточит.

- Не, Пентагон не надо. Да и порносайты, все, собственно, не нужны. Так, десятка два – три, вполне достаточно. Ну там и фильмы чтоб можно было качать… ну, ты понимаешь!

Он уже завел Михаила в кабинет и даже оживленно подталкивал его в спину. Хакер возблагодарил самого себя за правильно выбранную профессию. Он помогает людям, исполняет их небольшие, но заветные желания, покруче Деда Мороза, даже покруче Гарри Поттера! Хотя, кажется, последний желаний не исполнял, ему с самим собой еле удалось разобраться.

Софт писал полуграмотный непуганый идиот. Буркнув «Не переношу народную самодеятельность» гроза несчастных юзеров грохнул защиту за семь минут по часам. Просмотр видеозаписи он запустил еще через три минуты - помогала злость. Изображение свидетельствовало: в 12.23 Лера спортивным шагом пересекла вестибюль и покинула пределы здания. И не возвращалась до текущей минуты. Он был абсолютно прав, неприятности с ней произошли на территории. Еще через двадцать минут (пришлось перезапускать систему) он вывалился из кабинета и осчастливил томившегося администратора:

- Выйди и зайди под новым пользователем. Имя пользователя – wert, пароль – password1, там, в окне написано, не надо запоминать. Впрочем, давай я тебе на бумажке напишу, все равно свой номер телефона оставлю, мало ли что. Ходи, куда душа пожелает, весь мир у твоих ног! И спасибо тебе большое.

Благодарность подельника не имела границ, он светился от счастья, но не забыл озабоченно поинтересоваться:

- Ну что? Нашелся твой человек?

- Нашелся, но сразу потерялся, в здании его нет.

Список поселения сотрудников он забрал себе, безвозвратно. Валентина Семеновна обитала в номере двести шестьдесят восемь. Миша посчитал вполне пристойным побеспокоить ее в 8.12 , позвонив в номер по телефону. После двенадцатого гудка ему ответил грустный и не проснувшийся голос:

- Да, слушаю!

- Валентина Семеновна? Это я, Самойленко!

- Миша?

- Вы Леру вчера видели?

- Конечно!!! Ее все вчера видели!

- Да нет, после двенадцати!

- Миша, после двенадцати наступает глубокая ночь – Валентина начала просыпаться – все спят, никто никого не видит. Тут с она сделала важное умозаключение: Мишино волнение настораживало. Она перестала умничать и уточнила – А что произошло, Миша?

- Не знаю, потому и обращаюсь к Вам за помощью, ее нет НИГДЕ.

- Как нигде? Нигде на свете?

- Не дай бог, чтоб такое произошло. На данный момент я уверен, что ее нет в здании отеля, и она здесь не ночевала. Ни в своем номере, ни в каком другом.

- Миша, Вы что, во всех номерах посмотрели?

- Да зачем же так над людьми измываться. Я посмотрел видеозапись: в половине первого она вышла из корпуса и не возвращалась до сих пор. Всю территорию прочесал, правда, еще ночью, темно было. Пойду еще раз поищу, продуктивная идея, и единственная пока что. Вам я уже позвонил.

- Миша, Миша, подождите! – полученное сообщение окончательно усвоилось, она полностью проснулась и уже занервничала – Вы подождите меня внизу, я спущусь через десять минут!

Валентина бросила трубку и начала лихорадочно одеваться и так же лихорадочно думать. Информация, наложенная на события вчерашнего вечера, начала давать неожиданные результаты. Что могло случиться? Чего они добились своей дурацкой затеей, экспериментаторы недоделанные? Ага, всех заговорщиков, немедленно, поднять, проинформировать, организовать и искать всем вместе!

Конечно в десять минут, да и с таким количеством задач, она не вписалась. И всех заговорщиц тоже не подняла, только Верочку и Руслану, так как знала, в каком номере их поселили. Всех остальных решили подобрать по ходу событий. Ситуация стала казаться еще более угрожающей, когда в вестибюле они нашли Мишу, взволнованно расхаживающего вдоль окон. Он заразил их своим волнением и тревогой, необычайной для него разговорчивостью, очень несвязной, с десятками повторений, объяснений, которые все равно сводились к трем словам: «Леры нет нигде». Очень хотелось расспросить, особенно сначала, и Верочка не удержалась:

- Миша, вы поссорились, да?

- Поссорились? – он и так определенно был не в себе, но стал совершенно ошарашенным. – Да как это могло бы объяснять происходящее! Я не допустил бы ничего подобного, незачем, ссориться глупо! Она просто вышла из зимнего сада и растворилась в пространстве! Как же вам объяснить доходчиво… Человек исчез! Отсутствует! ЕЕ здесь нет, а должна быть! Ну зачем ей куда-то деваться? Кстати, уже совсем светло, давайте еще раз посмотрим на берегу и в парке, может я в темноте недоглядел, ни черта ж толком не было видно …

Объяснений оказалось достаточно, и поисковая группа, разделив территорию на четыре условных части, начала методично ее прочесывать. Выглядело довольно странно – девять утра, причем утра морозного и с небольшими осадками, а по улице бегают три непротрезвевшие дамы и молодой человек, без верхней одежды и головного убора. Про куртку вслед Миши что-то кричала Валентина, но он даже не понял ее заботы, отсеял информацию, как не имеющую отношения к происходящему. Не сговариваясь, через несколько минут все четверо, заглядывая под кусты, начали негромко звать Леру по имени. Хорошо хоть не кричали «Ау!», как в лесу. Во время поисков Валентина вспомнила о пользе мобильной связи. Лерин автоответчик был неизменно любезен, но совершенно не удовлетворил звонившую. Достигнув в поиске нулевого результата, через сорок минут, как и договаривались, они собрались в вестибюле. Ситуация накалялась, молчаливое изучение друг друга ни к чему не приводило. Морально собравшись, Миша наконец произнес:

- Я считаю, нужно звонить в милицию.

Валентину Семеновну это предложение заставило присесть. Интуитивно, где-то на задворках сознания, она понимала, что Лерино отсутствие – следствие вчерашних экспериментов по обольщению, но как это объяснить она не знала. И поэтому твердо решила, что будет тянуть время. Хотя бы до двенадцати, по программе праздника день должен был начаться именно в это время, а значит Самойленко нужно отговаривать от милиции:

- Миша, постойте. Во-первых, они не возьмутся, начнут нам рассказывать про двадцать четыре часа, а у нас только девять!

- То есть, подождем еще пятнадцать? Чего? Что-то происходит сейчас, что-то очень нехорошее, тут дело не в том, что я что-либо чувствую, дело в логике событий! Хорошо, а что Вы предлагаете?

Валентина не могла предложить ничего, как не терзала застопорившийся от волнения мозг. Поэтому пришлось невразумительно мямлить:

- Ей кто-то неожиданно позвонил, и пришлось срочно ехать. Вы предполагаете такой ход событий?

- Допустим, предполагаю. Сейчас узнаю у портье, вызывали ли ночью в гостиницу такси.

- А почему такси? Валерия Всеволодовна водит машину, она почти всегда за рулем.

Про руль Миша не знал, но не растерялся:

- Я ей не считал, в голову бы такое не пришло, но за вечер она выпила порядка десяти бокалов шампанского. Села пьяной за руль? Как-то на нее не похоже!

Оживилась Верочка, торопясь начала выкладывать известную ей информацию:

- Валерия Всеволодовна никогда, она сама говорила! На юбилее у главного, в прошлом году, нужно было кого-то ехать привозить, неважно… Мы праздновали в кабаке на первом этаже нашего здания, а ее машина стояла на стоянке. Так она сама не села, и никому машину не дала, там вызывались какие-то герои. Еще спорила, доказывала, что дело не в постах ГАИ, а в самоконтроле, когда ты «под градусом». Наотрез отказала, очень жестко, буквально сказала, что такси не в дефиците, времена эти давно прошли. Селезнев даже обиделся, сказал, что она перестраховщица, как все бабы. Хотя причем здесь бабы, когда человек явно думает головой? Ой, то есть я не то имела в виду, но вы меня поняли….

Администратор с трудом оторвался от монитора, но встретил Мишу, как доброго, старого друга. Допустил к видеозаписи въездных ворот безоговорочно, махнул рукой в сторону кабинета и снова уткнулся в компьютер.

Миша, стараясь действовать последовательно, разом решил проверить и стоянку, поэтому спросил:

- Какой марки у Леры машина?

Барышни зависли в унисон. Наконец Руслана высказалась:

- Ну, это… Такая темно-синяя, не блестит!

- Хм… Это не поможет, запись черно-белая. Придется сходить. Номера даже спрашивать не было смысла.

Такси не въезжало, а на стоянке не было ничего темно-синего, не блестящего. Руслана засвидетельствовала лично. Круг замкнулся. Она уехала, ночью, на машине, вопреки своим принципам. Зачем? Куда? От кого? От чего?


Лера не любила быстрой езды, особенно если везла пассажиров. Но, опаздывая куда-либо, показывала отличные скоростные результаты. Трамвай слева, двойной обгон на железнодорожном переезде, проезд на красный свет и под кирпич – далеко не полный перечень ее водительских «подвигов». Но опять же, не ради показушного лихачества, а только в связи с острой необходимостью. Поэтому причин мчаться по обледеневшей, ночной трассе со скоростью 120 километров в час у нее не было. И тем не менее, она мчалась. «Может это я по инерции с быстрой ходьбой? – подумала она – Мало того, что меня никто не догоняет, мне, собственно, некуда так спешить».

Оставшись наедине сама с собой, она стала анализировать прошедший день, что уже давно стало сложившейся привычкой. И получив возможность рассмотреть события единым рядом, поняла, что они отдают нереальностью, даже может быть волшебством. Допустим, случайностью может быть моментальное приглашение на танец Никиты Ивановича. Хорошо, она сама одной удачной шуткой задела одного нужного мужчину и рассмешила другого, тоже нужного. Да, помогла сочувствующая Валентина Семеновна с этим конкурсом. Да, она сама придумала танцевать «утят». Но все дальнейшее? Первая странность – эта их неожиданная победа, ее еще можно считать реальной, но с большой натяжкой. А Мишин поцелуй на сцене? А брудершафт Холодовского? А свидание в зимнем саду? И последнее событие, добавившее переполнившую каплю – почему именно Игорь Борисович включил свет?!!! Удачно, кто спорит! Она скорчила из себя униженную и оскорбленную и убежала. А на самом деле планово поехала домой, за «подходящей сценарию» одеждой и украшениями. Только почему ИМЕННО Холодовский, празднующих то больше сотни?

В резюме напрашивался интересный вывод. Участники событий и намеренно не смогли бы быть так уместны. Сами события невозможно было подстроить. Размышления здорово помогли – во-первых, Лера неосознанно сбавила скорость, а во-вторых, доехала до дома. Спать она завалилась сразу – просто сняла с себя одежду и упала в расстеленную постель. Успела додумать последнюю мысль: - «Какие там чудеса. Все просто так сложилось». Забыв при этом старую, верную истину – просто так ничего не бывает. Может случиться что угодно, но просто так – ничего.

Под утро ей приснился граф Калистро. Старый шарлатан сидел на облаке, болтал ногами, смотрел на нее и улыбался. Но ни слова не сказал.

Лера вернулась в гостиницу ровненько к полудню, сценарий праздника ею был хорошо изучен. И выспалась, и тщательно подготовилась. Пришлось извлечь из арсенала «золотое» платье, в покрое, то, что доктор прописал – колени и плечи открыты, ровно до того места, куда можно и приятно смотреть. Добавила туфли «Binome» (дай бог здоровья их придумавшему, переоденет в гардеробе), надела длинные золотые серьги, подчеркнувшие шею и браслет из того-же гарнитура. Пришлось вдумчиво и обстоятельно отнестись к макияжу – с одной стороны, нужно повыразительнее, а с другой, белый день на дворе. Поиск золотой середины увенчался успехом. Волосы ухищрений не требовали, оставила несобранными, подобрала только верхние пряди. Можно было выезжать.

Появление Леры на втором дне праздника было триумфальным, реакция людей, которых она встретила по дороге из гардеробной, хорошо подняла ей почему-то неважное настроение. Судя по выразительному удивлению, практически все подряд, откровенно пялились ей в спину. «Ну что ж, - мысль неожиданно пришла ей в голову – развенчала миф о кривых ногах, ничего не поделаешь». Триумф закончился, как только она вошла в вестибюль.

Первым она увидела именно Мишу, он сидел зажатым в угол кожаного дивана. Зажимом служило крепкое тело Валентины Семеновны, судя по выражению ее лица, она тратила последние силы. Леры моментально встретила Мишин пристальный взгляд, что было совсем несложным, ведь он не сводил глаз со входа. Выражение его лица было необъяснимым, мышцы на глазах как-будто расслабились, по другому сформулировать она не могла. И тут он неожиданно зажмурил, а через пару секунд открыл глаза.

Все Лерины ухищрения по глобальному изменению внешности пролетели мимо цели. Единственное, что отметил Миша, это количество вещей, одетых на нее: вчера было две, сверху и снизу, а сегодня одна, только сверху. «Легче и меньше снимать» - как то устало и как будто ни к чему зафиксировал он. Если бы в этот момент ему кто-то объяснил, что все его ночные страдания и пережитый кошмар объясняет вот это переодевание, он, не задумываясь, отправил бы негодяя в психушку.

Обещанное шоу развернулось кульминацией. Никто из присутствующих не сомневался в Мишиной влюбленности, застывшие взгляды, немая сцена, зависшая тишина – буквально кожей Лера прочувствовала ситуацию. Результат эксперимента был на лицо, но в нем-то она не сомневалась и секунды, первый раз она пользовалась этим сценарием еще двадцать лет назад. И тяжело вздохнула.

Формула работала. Только любовь ей уже давно была не нужна.


9 апреля 2009-04-09

Львов

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 29.01.2014 в 23:39
Прочитано 547 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!