Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Зона - игра, для сильных духом

Добавить в избранное

Звонок мобильного телефона застал меня угрюмо натягивающего джинсы. Прыгая на одной ноге, добрался до стола и схватил трубку, не обращая внимания на смешки, раздающиеся из постели.

— Да. — нажал кнопку соединения. Не успел. В ухо летят гудки отбоя. — Черт.

— Милый, возвращайся в постель. Мы не закончили.

Ну, уж нет. Закончили. Хватит с меня. Всегда считал себя достаточно темпераментным себе мачо. Не в этот раз. Устал, что ли? Или с выпивкой не подрасчитал. Как бы там ни было, ни вечер, ни тем более ночь не задались. Все так же угрюмо застегнул рубашку, подхватил свои вещи и вышел, не забыв бросить на стол пару купюр. Не то, чтобы эта девушка проститутка, но мое хамское поведение быстро вытеснит из ее головки всякую романтическую хрень на мой счет. Не смотря на почти три часа ночи, на улице духота. Еще один взгляд на телефон: номер мне не знаком. Перезваниваю.

— Тебе все еще интересна Бестия? — хрипит трубка мне в ухо. Голос тихий, глухой, я не могу его опознать.

— Кто это? — спрашиваю напряженно. Алису я не видел уже почти месяц. После очередного выяснения отношений она меня тщательно избегает. Если честно, я устал. Пора отступиться и позволить ей жить, как заблагорассудится. Без меня. Влас прав: есть и другие. Море, твою мать, других.

Ее нет в городе. Носится где-то. Стерва. И я даже интересовался, где это ее носит, но внятного ответа не получил. А теперь мне звонит какой-то урод в три часа ночи и спрашивает, интересна ли мне Алиса. Интересна, блин. Прикованная наручниками к спинке моей кровати.

— Не важно. Так интересует или нет?

— Нет. — я отключился. Не интересует. Она большая девочка и вполне способна решать свои проблемы самостоятельно. Едва ли это что-то серьезное. К тому же, я все еще зол на нее. У нее вообще, замечательно получается достать меня до печенок. Да хоть эта история с Мейсоном, что длится уже месяц и доводит меня до исступления. Сто раз грозился завалить этого козла. Я, наверное, мазохист, раз терплю все это. Уже как никогда понимаю: мое терпение и другие чувства, сопряженные с Лисой скоро лопнут с громким «Бух» моего кольта и у Мейсона появится дополнительное, не предусмотренное природой отверстие в голове.


— Вот видишь. — Алиса пожала плечами и пошевелила затекшими в наручниках кистями рук. — Я ему не нужна.

— Нужна. — кивнул головой мужчина. — Нужна. Он явится. Вот увидишь. Я его знаю. Алекс не отступится.

— Зачем? — снова подала голос девушка. — Зачем тебе его убивать? Вы же друзья.

— Были. — мужчина снова кивнул. — Были друзья, Лиса! — Антон окинул ее горящим взглядом и подошел к разбитому окну огромного, замусоренного зала.— Вот зачем? Зачем ты его вытащила тогда, из Зоны? Геройствовала? Задом своим рисковала? Сгинул бы Алекс в Зоне, всем было бы легче. Ты все испортила! Все!

— Так, что же ты не подошел, не проверил? Не добил? Ты же наемник!

— Лиса, не зли меня. Я все равно не убью тебя раньше, чем ты отыграешь свою роль. Я знаю о твоих боевых навыках. — он хмыкнул. — Даже больше, чем Мейсон. Больше, чем Рамзес. Ты же Тьма, верно? Это твой бывший позывной? — Антон удовлетворенно кивнул, наблюдая, как меняется ее выражение ее лица. Улыбнулся и продолжил. — Знаешь, как тебя в Зоне прозвали за твою хватку? Чернобыльской сукой.

— Боятся, значит уважают. — кивнула Алиса, задумчиво рассматривая молодого мужчину. — Даже не обижаюсь. — Тьма. Тьма… Тема. Так ее называл отец в тех редких операциях, которые им довелось пройти вместе. Потом так же ее называл командир их небольшого, но сплоченного коллектива. Тема. Для Призрака, своего напарника и большой первой любви она была Темка. Призрак и Тьма. Они были лучшими. Всегда и во всем вместе. Душу затопила волна горечи. Не сейчас. Теперь она одна и тьма заполняет ее душу. Тьма – это она сама.

Игра в Штирлицев… разведка, спецоперации. Она была почти наивным подростком, когда попала в этот мир взрослых игр. Опасных. Странных. Да и не могло быть иначе, когда родители — военные до мозга костей. Отец — инструктор по боевому мастерству, мать — снайпер, прошедший столько всего… Кем же прикажете ей быть? Дочери таких родителей?

Их больше нет. Уже к двадцати годам она стала вполне себе мастером в снайперской стрельбе. Да много еще в чем… Тьма. Она не будет вспоминать. Больно. Ничего больше нет. Она все потеряла, тогда, в маленьком восточном государстве.

— Отбоялись, Бестия. Ты отсюда не выйдешь.

— Может, хоть объяснишь? — руки стремительно затекали. Она почти не чувствует ладони. — Хотя… понимаю. К власти рвешься? А Влас? А Мейсон? Они вроде, тоже считаются. — тряхнула головой, прогоняя воспоминания. Если бы он знал о ней все, не рискнул бы играть в такие игры. Детство, блин.

— К власти… ни хрена ты не понимаешь! Мейсона твоего я грохну, так же как и Рамзеса. Я и ему позвонил. Явится. Вас тут троих и найдут. Все предсказуемо: девку не поделили. И так к этому идет. Странно, что Алекс терпит так долго. Он влюблен как мальчишка. И по - тихому сатанеет от твоих выходок. — он все же подошел и рванул ворот ее футболки. Тонкая ткань разошлась почти донизу, обнажая высокую упругую грудь в пене кружевного белья.

— Зачем? — Алиса провела отошедшего мужчину удивленным взглядом.

— Ну чего ты такая тупая, а? Ясная же картинка получается. Лехе надоело, и он схватил тебя. Он уже готов на любое безумство. Довела ты мужика до ручки. Мейсон твой, бросился свое отбирать. Он тоже питбуль тот еще. И вот такой трагический финал: три трупа. Уж, почему они, ну, кто-то из них, тебя пристрелил, сама придумай. — он снова отошел к окну, пристально вглядываясь в ночь.

— А Влас? — осторожно шевельнула ногами, ослабляя небрежно завязанные путы. Эта небрежность может стоить ему жизни.

— Что Влас? Я намерен стать его зятем.

— Вот оно что! — протянула девушка. — Мария с Алекса глаз не сводит. Ну – ну. Тоша! — ласково позвала она бывшего друга. — А ведь твой план не сработает. Алекс с какой-то шлюхой укатил. Ему не до меня сейчас. А Костя, Мейсон… не знаю где. Бухает где-то. Они не придут. И что ты будешь делать? — она с жалостью наблюдала за ним. Жаль. Очень. Антон ей нравился, а вот как обернулось: ради власти решил друзей положить. — Ты себя в такую задницу загнал…

— Заткнись! Слышишь, заткнись!

— Не вопрос. — пожала она плечами, и перевела взгляд на дверной проем. Дверей давно не было и в помине. Антон привез ее на заброшенный завод, расположенный на восточной окраине городка.

Глупо все так получилось. Она действительно не ожидала такого поворота событий. Знала, что Рамзеса подстрелил кто-то из наемников, но решила, что это был Мейсон. Уж очень очевиден их конфликт. А ведь все на поверхности лежало. Только в другой плоскости и другими проблемами. А оно ей надо было? У нее своих проблем хватало. По крайней мере, не сидела бы сейчас здесь, в дурацких развалинах, на старом неудобном продавленном стуле с наручниками на запястьях. Видимо, надо.

Наручники, вопрос, конечно, решаемый. Она девочка тренированная и не из таких передряг выходила.

Снова мутным туманом поднялась со дна души боль. Интересно, как Антон нарыл сведения о Тьме? И сопоставил, гаденыш. По официальным источникам они все мертвы. И даже, вроде, награждены. Посмертно. Уж Батя, тот точно. Где это вообще выплыло? Ничего не значащая операция, все решено до них и за них. Фактически их пустили в расход. Или, кроме нее выбрался еще кто-то? Нет. Она долго и осторожно выясняла этот вопрос. Никто. Мама и папа погибли за три года до тех событий. Командир, Батя, поддержал ее и был рядом. Почти год назад погиб и он. И команда. Ее друзья. Все, кто были ей дорог.

У нее гибкое тело и перенести руки вперед, особым образом вывернув лопатки, ей труда не составит. Занесло же ее в эту дыру: Приграничье. Теперь это ее жизнь. Здесь нужно все то, что она знает и умеет. И это приносит деньги.


За последние несколько недель они с Клином подняли большую сумму. Очень большую. Неприлично большую. Надо бы притормозить, конечно, пока Ира не узнала об ее новом невинном увлечении.

«Смертельные игры» что-то вроде реалити - шоу. Идея, конечно, не нова, но от этого она не стала менее денежной и менее опасной. В Зоне выбирали большой участок, каждый раз новый, с аномалиями и мутантами, разумеется, делили его условно на пять маршрутов – квестов. По два участника на каждый маршрут. Они могли пересекаться, одним из заданий могло быть выбить соперников из соседнего маршрута, могло такого задания не быть. За шоу следили в реальном времени с помощью видеокамер, закрепленных на участниках и на территории. Сделать ставку можно только по рекомендации. Только крупные ставки: начиная от ста тысяч американских рублей. Приглашение получила Бестия и пригласила участвовать Макса. Сейчас их пара открывает рейтинги.

Они прошли четыре игры. Какие – то с легкостью, какие-то труднее, и теперь Клин рассекает по городу на неприлично дорогом Бентли. Алиса не столь демонстративна, но отказаться от последнего лота не сумела. Воистину бриллианты лучшие друзья девушки. .

Но список побед неприлично мал по сравнению с количеством проведенных игр. Огромные деньги оседают в карманах устроителей. Кто они, эти таинственные устроители — тайна, покрытая мраком. Кто-то предположил, что это Темные.


Постоял еще немного. Неторопясь, докурил. Сплюнул под ноги. Вот сука! Ну, куда влезла на этот раз? Подошел к своей машине, присел за руль, достал мобильный телефон.

— Паша, доброй ночи. Пробей Алискин телефон. Да, опять. Жениться и приковать к батарее? Подумаю. Понял. Спасибо. — отбил звонок. Телефон ее дома. А вот самой девушки там наверняка нет. Снова вздыхаю. Звоню. — Где она?

— Все же интересует. — голос на той стороне удовлетворенно вздохнул. — Восточная окраина, старый завод. И никакого оружия.

— Сейчас буду. — я когда зол и без оружия убить могу. Выложил пистолет в бардачок автомобиля. Велик соблазн пристрелить ее. Еду. Даже не очень интересно, что я там увижу.

Но все же удивлен.

— Антон? — стою на пороге огромного зала и с удивлением гляжу в темный зрачок направленного мне в переносицу пистолета. — Ты чего? Что происходит? — сделал несколько шагов вперед. — Привет, любовь моя. — киваю привязанной к стулу Лисе.

— Здравствуй. — удивленно ответила она. Да я и сам, признаться, от себя не ожидал. Это все Пашка со своим «женись и к батарее пристегни». Ее, по ходу, Антон… уже пристегнул. Не иначе берега попутал. Да чего там. Пользуюсь случаем, подошел, наклонился к ее лицу и впился поцелуем в губы. Давно я этого не делал. Растерянно ответила. С сожалением оторвался. Проблему надо решить.

— Антон, ты чего? Шифруешься… девочку мою. — снова окинул ее взглядом, задержался на порванной футболке. — Обижаешь? Меня нервничать заставляешь. — смотрю на пистолет, что по-прежнему прожигает дыру в моей переносице и начинаю закипать. — Так, что?

— Стань вон там, пожалуйста. — взмахом пистолета указывает, куда мне отойти. — Спектакль скоро начнется.

— Ну – ну. — медленно отхожу на указанное место. — Что дальше? Антон, сейчас почти четыре утра…

— Заткнись! — почти кричит он, и я слышу истерику в его голосе.

— Тоша. — мягко начала Алиса. Я вижу, что ее ноги практически свободны. Наручники вот только… — Костя не придет. Шоу не состоится. Послушай меня, пока еще не поздно все изменить…— раздался выстрел, и Антон рухнул на бетонный пол с дырой в голове.

— Ну, и что ты менять собралась? — в зал криво ухмыляясь, вошел Мейсон. — Волнуешь меня. — не замечая моего присутствия, подошел к девушке и резко, наотмашь, ударил по лицу. — В каком ты виде? Разве так должна одеваться моя женщина?

— Может, ты меня освободишь? Для начала? — она тряхнула головой, отбрасывая волосы, упавшие на лицо. Подняла на него глаза.

— Не так быстро. Разве я не говорил тебе, что терпеть не могу, когда ты исчезаешь? — вторая пощечина. — Где, черт возьми, тебя носило? Я искал тебя. Среда, четверг, пятница. Вчера?

— Помочь? – Дрожа от злобы, я вышел из тени. Пропустил момент, когда она подсекла Мейсона под ноги, и он рухнул, запутавшись в длинном плаще. Змеиным движением перевела руки перед собой и нанесла ему удар ногой под ребра, опрокидывая на пол. Кружит вокруг, не позволяя подняться.

— Обойдемся. Мы в последний раз по – семейному разберемся. — даже не взглянула на меня. Еще удар. И еще. — Достал! Как же ты меня достал! — снова удар. Теперь в висок. И пока Костя в состоянии грогги ловит звезды, кошачьим движением вытащила у него из-за пояса пижонских брюк, пистолет. Я, пожалуй, носить плащи поостерегусь.

Косте, наконец, удалось подняться на ноги, и он разразился витиеватым матом. Пока у его ноги не чиркнула пуля.

— Заткнись и слушай. — я невольно любуюсь ею: глаза горят, грудь вздымается горячим дыханием. — Мы не вместе больше. С этой минуты. И если ты еще, хоть раз, коснешься меня, даже случайно, я отстрелю тебе самое дорогое, что у тебя есть.

— Зачем ты убил моего друга? — спрашиваю, едва оторвавшись от Алискиных прелестей.

— Друга? — Костя пытался отряхнуть грязь с белоснежного тонкого, дорогого плаща. — Испортила, сука. — бросил на меня насмешливый взгляд. — Друга. Он тебя в Зоне чуть не похоронил. Если бы не эта. — он кивнул на Лису. — Ты гнил бы среди тех бетонных плит.

— Тебе была уготована та же участь. — пожала плечами моя девочка. — Здесь, по сценарию, должно было быть три тела. — она еще раз окинула нас взглядом и пошла к выходу.

— Это легко исправить. — Костя бросился за ней, я кинулся ему наперерез и мы покатились по полу.

— Развлекайтесь, мальчики. — пожала она плечами и скрылась в темени дверного проема.

— Я с тобою еще не закончил. — хрипит Мейсон, вколачивая мой затылок в грязный бетон пола.

— Закончил. — рычу я. Вот он, мой предел. — Закончил. — изворачиваюсь, меняя позицию, чувствую, как по шее стекает горячий ручеек крови. Плевать. Теперь моя очередь крошить ему челюсть. — Закончил, или клянусь, я убью тебя! — ору я в бешенстве. — Ты слышишь? Ты понимаешь меня? — мои руки в его крови. Костя почти без сознания. Вяло защищается, а я вцепился ему в глотку и не могу разжать пальцы. Наверное, я страшен.

— Слышу. — он задыхается. — Слышу. Пусти!

— Повтори! — должен отпустить. Понимаю, что должен. Иначе он останется здесь, рядом с Антоном.

— Я с нею закончил. Все. Пусти! Она твоя. Забирай! — Мейс слабо пытался отстраниться от меня. — Вы…вы оба ненормальные!

— Вот так. — я медленно поднялся, и шатаясь, отошел. — Вот так. — с недоумением взглянул на распростертое тело. Это я его так уделал? Жесть. Костя даже не пытается подняться. Иду к выходу.

Сажусь в свой автомобиль и понимаю, что в Хаммере я не один. Алиса. В салоне витает тонкий аромат бергамота… ее, в общем, аромат.

— Что-то ты долго. — поднялась с заднего сидения. Отстраненно замечаю: она избавилась от наручников. И вскрыла мою тачку. Бросаюсь вперед и перехватываю ее за горло. Я все еще взбешен.

— Если я узнаю, что ты снова с ним, я тебя пристрелю. Просто и незамысловато. Идет? — сжимаю пальцы. Она не сопротивляется. И не боится. Лишь в синих глазах вспыхивают золотые искры. Отпускаю. Собирается что-то сказать, но я прервал резким, почти окриком. — Заткнись! — завел джип, и он с тихим шелестом шин трогается, рассекая предутреннюю тьму светом фар. Я не спрашиваю куда ехать, она молчит на заднем сидении, думая о чем-то своем. Остановился у ее с Ирой дома. Вышел следом за нею.

— Иру разбудить? — отперла дверь.

— Обойдусь.— едва ли не оттолкнув ее от двери, вхожу в дом и иду в комнаты. Остановился на пороге и включил свет. Неплохо. Прошел на середину гостиной, расстегивая пуговицы рубашки. Стильно. Со вкусом. Ничего вычурно гламурного или понтового. Несколько действительно дорогих вещиц. Светлая, уютная комната. Мне нравится. На стене картина. Мазня какая-то. Уверен, за нею спрятан сейф. Сбросил грязную, изорванную рубашку в кровавых пятнах на пушистый ковер. Чувствую на себе ее взгляд. Ухмыляюсь. Конечно, у нее не было возможности рассмотреть меня в полной красе. Правда, сейчас я грязен и избит. Но поиграть могучими мышцами вполне в состоянии.

— Поесть принеси. — бросил грубо. И как ни странно, она подчинилась. Может, с нею так и надо? Садо – маза, блин. Заметил на небольшом столике фото в серебряной рамке. Беру в руки, чтобы рассмотреть. Теперь понятно в кого она такая… такая породистая сука. В мать. Вот они, на этом фото, изображены на фоне барханов и верблюдов. Африка. Очень похоже на Ливию. Группа из семи вооруженных человек с улыбками на усталых лицах смотрит в объектив. Я гляжу на женщину и у меня на миг перехватило дыхание. Нереально красивая самка. Не красотой миссок, выхолощенной и искусственной. Грацией сильного гибкого животного, уверенностью в пристальном холодном взгляде, в изгибах тела. И Янка ее копия. Только волосы у Янки более темного оттенка, ближе к старому золоту. У ее матери оттенок более теплый, почти русый. Отец тоже, вызывает уважение. Бестия стоит между ними. Ей здесь лет семнадцать. Обнимает родителей и улыбается в объектив. Остальная группа тоже весьма колоритна: вояки, серьезные, опытные. Я таких повидал. Алиса скользнула в комнату и поставила на низкий столик у кресла поднос. Заметила в моих руках фото. Ничего не сказала.

— Родители? — ставлю фотографию на место и перевожу на нее взгляд.

— Да. Мы с друзьями отца на сафари в Африку летали. — спокойно врет мне в глаза.

— Ну – ну. — киваю и отворачиваюсь. Расстегиваю ремень на джинсах. Я ж дурак. Я не вижу, что у матери ее в руках американская снайперская винтовка. И держит она ее как родную. И приглядевшись на ее прикладе зарубки различить можно. Количество смертей из нее выпущенных. Да и у самой Алисы в руках ее излюбленная СВД. Во льва, что ли с километрового расстояния стрелять? Про вооружение остальных вообще промолчу. Блин, у ее отца в руках FN F2000 — автоматно-гранатомётный комплекс компоновки булл-пап с компьютеризованным прицелом-модулем управления огнём и 40-миллиметровым гранатомётом под заряды М209. Сам, такую же хочу. У одного из парней ремни РГД грудь пересекают. Зашибись, сафари получается. Сбросил штаны.

— Я в душ. — вышел из гостиной и остановился на пороге девичьей спальни, ожидая наткнуться на невольное напоминание о Мейсоне.

— Я не вожу сюда мужчин. — бросила мне в спину насмешливо.

— Люблю быть первым. И единственным. — прошел к двери в ванную, попутно отметив на постели единственный, оставленный ею у себя мой подарок: большой пушистый медведь. Мне он тоже понравился. Но сегодня Потапыч спит на полу.

Как и ожидал, она присоединилась ко мне в душе. Плавно переместились в постель. Уснули, когда за окнами уже вовсю стоял птичий гомон.


Тревожное ожидание. Мои нервы - натянутая тетива. Я не звоню и не ищу с нею встреч. Она не звонит и тем более, не пытается встретиться. День Сурка.


Влас снова бушевал. Я не слушал. Знаю, что ситуация прямо скажем, дерьмо. Двое его лучших бойцов не успокоятся, пока не поделят одну суку. Чернобыльскую суку. Опасную, между прочим, тварь. Знаю ли я, какие слухи о ней в Зоне ходят? Знаю. Репутация у нее та еще. Лишь пожал плечами. Тем ценнее приз. Может ли он попрощаться с мечтою, видеть меня своим зятем? Мария… боюсь, что да. Недавно прочел банальное, но верное высказывание: « Настоящий мужик – волк. Либо одиночка, либо с волчицей, одной, навсегда. До конца. А бегать за овцами – удел барана». Наверное, это обо мне. Мне нужна эта сука. И только она. Думаю, Влас меня понял. Что-то такое мелькнуло в его взгляде. Я никогда ничего не слышал о его жене.

— Пусть так, Алекс. — Влас подошел и стал рядом. — Ты же знаешь, я отношусь к тебе как к сыну. Но Алиса, она не для тебя. Она опасна и рано или поздно плохо кончит.


Алиса меня избегала и Влас, глядя на мою нервозность, отправил нас с Апостолом в Зону немного остыть. Разрядиться, так сказать, на местную враждебную фауну.

Едва не грохнул об стену телефон: так хотелось позвонить ей. Хоть голос услышать. Сдержался. Он почти триста стук стоит. Работай потом на новый. Скинул на Петра всю работу по маршруту и сорвался к ней. Дома ее, естественно, не оказалось. Где? Понятия никто не имеет. В пол уха выслушал от Иры нотацию по поводу Кости. Под пристальным взглядом Игоря набрал ее номер. Мне показалось, или телефон отозвался в ее комнатах? Резко рванул на себя дверь: ее апартаменты пусты. Быстро огляделся — ничего необычного или подозрительного. Лишь картина на стене немного косо висит.

— Ира, что у нее в сейфе? — спросил, но взглянув на фото, уже знаю ответ. Оружие. Там у нее пистолет и ножи. Зуб даю. Цацки ее не очень интересуют.

— Оружие. — пожала она плечами. — Ты думаешь, она вышла в Зону? Но с кем? Зачем? Ты знаешь? — перевела взгляд на Ларса. — Игорь! Говори! Что она вытворяет?

— Ничего. — пожал он плечами. — «Долг» облаву объявил на «Демонов». Достали они всех. Алиса, вроде, с ними. Я вообще не понимаю твоей нервозности, Алекс. — Ларс оперся на косяк двери и уставился на меня. — Ты чего с цепи сорвался? Что у тебя с Лисой происходит?

— На охоте. — киваю я и выхожу. Не иначе у меня паранойя.


Вышел с Апостолом в рейд на трое суток. Обычная работа. Заказ поступил от ученых. И даже пара ботаников идет с нами. Что конечно, не айс. Но им нужно провести какие-то там полевые исследования. Ловить будем снорка, контролера и кровососа. Последовательность не важна. Кто первый попадется. Стандартный набор. Попутно взяли заказ на артефакты. Власу для дочери понадобился «Аленький цветочек». Искренне надеюсь, что не на моей особе она будет ставить эксперименты. Цветочек этот обладает единственным качеством: наделяет носителя женского пола магической привлекательностью. Причем штука эта направленного действия. Что-то там с пси – волнами и другой псевдонаучной хренью.

Еще заказ на «Золотую рыбку» это уже интереснее. Артефакт радиоактивен, но отлично оберегает от любого вида разрывов, следовательно, и от зубов мутантов и ножевых ранений. Но заказали его не для этого. Из-за чарующего свечения он очень популярен у ювелиров. Часто становится предметом женской зависти и причиной мужских смертей. Надеюсь, он не станет причиной моего некролога. Если я его найду, конечно.

В этот раз ведет Апостол. Я замыкаю группу. На душе как-то неспокойно. Время от времени поглядываю на КПК. Свяжусь с Лисой на ближайшем привале. Я не готов вздрагивать от каждого некролога, что приходит по сети. Из-за своей такой заторможенности, едва не пропустил атаку огромной плоти. Наглая, сволочь. Выскочила из кустов и налетела, сбивая с ног одного из ботаников. Умная: вычислила слабое звено. И тупая: с двух стволов мы уложили ее за пару минут. Ей бы напасть на последнего, то есть, меня. Вот тогда еще у нее был бы шанс пообедать наемником. Я определенно не в форме и ставлю рейд и выживание группы под удар. Пытаюсь взять себя в руки.

— Док, глаз плоти не интересует? — ставлю на ноги испуганного ученого.

— Интересует. — кивает он и топает к поверженному мутанту. Пока он возится, набираю Алису.

— Милый, позже. — на заднем плане слышны выстрелы и вроде даже как пара взрывов. — Немного занята. — она отключилась, а я расплылся в идиотской улыбке. Надо же, милый. Теперь я готов работать.

Апостол осторожно обошел контактную пару. Где – то, еще далеко, воют слепые псы, загоняя дичь. Несколько часов идем спокойно, оставив в стороне Свалку. Сейчас минуем бетонные развалины и войдем в Темную долину. Здесь полно снорков.

Снорки — абсолютно поддавшиеся животным инстинктам люди. Достоверно неизвестно, какие условия могут довести человека до такого состояния. Анатомическая схожесть снорочьего организма с человеческим, составляет 90-95%. В результате облучений и существования на природе волосяной покров исчез. На лице чётко узнается противогаз ПДА-3М серого или чёрного цвета. Нижняя часть маски оборвана и видны совершенно отсутствующие губы и дёсны бурого цвета. При ходьбе часто нагибается или присаживается на корточки, разглядывая землю. Изменился внутреннее строение конечностей: появилось большое количество сухожилий, позволяющих сноркам совершать невероятные прыжки. Что и интересует наших ботаников. Очень они хотят понять, как видоизменились ткани и сухожилия, что позволяет им совершать воистину ошеломляющие прыжки.

Укладываем ботаников на одном из огромных валунов и выискиваем стаю в глаз прицела. Вот они, во всей красе: тройка снорков будто играя, носится друг за другом. Методично отстрелял всю стаю и иду за трофеем. Вот бы так просто было и дальше. Но это едва ли. Кровосос опасен. А уж о контролере, так вообще… разговора нет. Понятия не имею, как его добывать будем. Пока добирался до каменной небольшой гряды, у которой полегли мои снорки, наткнулся на труп сталкера. Обыскал рюкзак и разгрузку и о чудо! В одной из ячеек тот самый «Аленький цветочек» мерцает голубыми искрами. Спасибо брат! Пусть тебе хорошо лежится. Переложил находку к себе и пошел дальше. Пропустил группу зомби. Не иначе «Выжигатель» снова в действии. Вот они, мои звери. Отделил стопу у одного из тел. Перемазался весь, как черт. Обратно добрался без приключений. Осталось самое сложное. Но это уже завтра. Почти в сумерках, быстрым темпом гоним своих ученых к небольшому лагерю свободных сталкеров в бетонном недострое, рядом с распадками Свалки. Здесь проведем ночь. Я снова схожу с ума от желания услышать ее голос. Набираю.

— Как ты? Цела? — спрашиваю тихо. Я покинул лагерь, отошел к небольшому болоту у самого края дороги.

— Да, нормально. — ответила Лиса. — На заднем фоне слышу гомон ребят и смех. Кто-то играет на гитаре.

— Где ты? — не хотел, чтобы вопрос прозвучал так жестко, но все же…

— В Баре. Все нормально, Леш. Мы их выбили. Завтра выйду с ребятами. Ты как?

— В норме. Завтра пойдем на кровососа.

— Будь осторожен. И … хочешь наводку? В старом АТП, к востоку от Темной долины живет один. Матерый.

— Принял. — киваю я, будто она может это видеть. Улыбаюсь. — На контролера наводка есть? Поблизости?

— Нет. В Темной долине их нет. Ребята! — это она к парням. — У Темной долины контролер где может быть? Есть у кого-то этот, как его, определитель мутагенных форм?

— У меня. — отозвался кто-то. — Решила поохотиться? Я с тобою. — я напрягся, вслушиваясь. У моей девочки куча фанатов и это мне совершенно не нравится. — Вот, смотри. Твою мать! Лиса, это что? Что за хрень?

— Что там? Лис, прием! — я прислушиваюсь. — Лиса!

— Вы где? — напряженно спросила она.

— В бетонке у Свалки. Что происходит?

— Ваш контролер, и по - видимому, достаточно сильный, ведет орду зомби на Свалку. Рамзес, он не один. С востока еще одна толпа и еще один контролер. Сообщи ребятам! — она отключилась. Ага. Сообщи. А ничего, что я наемник? Меня и слушать никто не станет. Возвращаюсь к своим.

— Апостол, ты за старшего. Тут будьте. Я к Свалке прогуляюсь.

В общем, мясорубка там началась та еще. Я выполз на рассвете, едва живой. Добрался до своих людей с головой контролера. Апостол принял решение выходить. Вышел с группой и вытащил меня. Задание мы выполнили частично. А среди свободных сталкеров у меня прибавилось должников. Я умудрился в купе со своей задницей, спасти еще несколько.

Ира уложила меня на больничную койку. Жаль, что при мне не было «Золотой рыбки». Это существенно облегчило бы мне жизнь. Напряженно прислушиваюсь к шорохам за дверью палаты: Алиса должна была выйти вчера. Значит, сегодня золотым вихрем ворвется в мою палату. Жду. Незаметно для себя провалился в сон. Интересно, это мне снится? Кто-то покрывает мое лицо и шею поцелуями. Спускается ниже. Не открываю глаз. Знаю, что это она, моя девочка.

— Я люблю тебя. — шепчу тихо. Девушка напряглась на секунду под моими руками. Опрокидываю ее на спину. Она так близко. Невольно вздрогнул: на секунду показалось, что это не она сейчас лихорадочно прижимается ко мне всем телом. Бред. Просто я огреб по голове от контролера. Спасибо, что не сильно. Гулял бы сейчас по Зоне зомби, теряя кишки. Зарываюсь лицом в ее волосы.


— Бог в помощь. — раздалось холодно – насмешливое от двери. — Алиса сделала шаг в палату. — Любовь была не долгой. Ты бы хоть дверь закрывал, что-ли.

Несмотря на раны, меня будто выбросило из постели. В весьма неприглядном виде. Натянул трусы и взглянул на постель: Маша стыдливо натягивала простыню до подбородка и со страхом переводила взгляд с меня на взбешенную девушку. Где-то глубоко в душе я ощутил злорадство: не грех и Лисе испытать те же чувства, что испытывал я.

— «Аленький цветочек»? — спросил, но ответ я знаю. И уже даже знаю, как он действует: проецирует желаемый образ, скрывая действительный. По ходу, мне это не поможет. Повернулся к Лисе. Она все еще с интересом изучает меня и Машу. В глазах мелькнули искры злобного веселья.

— Не парься, наемник. Все ж нормально. Твой заказ я выполнила. — она подошла ближе. Как я мог спутать ее с другой? Даже под воздействием артефакта. Аромат, горько-сладкий, сводит меня с ума.

Отличный, хорошо поставленный удар правой в мою челюсть, заставил отступить. Он мог бы быть сильнее, не будь я гораздо выше нее. Все еще с интересом изучает меня на предмет реакции. Я слишком растерян, чтобы реагировать, сколько нибудь достойно. Да и достойно в данной ситуации это как? Отступила к двери, не сводя с меня пристального взгляда.

— Прощай, наемник. — исчезла за дверью. Вот и все. Я знаю, что это конец.

— Вон! — мне кажется, я говорю. На самом деле я ору. — Убирайся! — подхватил ее вещи, выбросил в коридор.

— Алекс, остановись! — на пороге возник Влас. — Я только что встретил Алису. — он окинул Марию взглядом и кажется, облегченно вздохнул. — Давай сохраним этот инцидент в тайне. Хорошо?

— Хорошо. — я дрожу от бешенства.— Как скажете, Влас. — путаюсь в штанинах джинсов, застегиваю пуговицы, хватаю рубашку.

— Алекс. — он попытался удержать меня за плечо. Вырвался, спускаюсь по ступеням. Куда я иду? В рубашке, промокшей от крови? Плевать.

Я не помню, где был и что делал. Кажется, пил. Кажется, кого-то уделал в хлам. Не повезло этому кому-то. Очнулся в чужом доме в чужой постели. Один. Кто-то перевязал мои раны. И даже не пожалел лечебного артефакта. «Серп» — небольшой, с голубиное яйцо камень, светящийся внутренним светом, лежал на моей груди. Осторожно поднялся и оглядел комнату: я в некотором роде в гостях у Власа. Вот он на фото в обнимку с … я уронил артефакт. С фотографии на меня смотрели Влас и отец Алисы. Вот, значит, как. Подхватил фото и вышел из комнаты. Спустился по ступеням в гостиную, из которой испуганной тенью бросилась вон Маша. Протянул Власу фото.

— Не хотите объяснить?

— Да что тут объяснишь, Алекс. — он принял фото из моих рук. — Все и так понятно. Я и Мишка были друзьями. Братьями. Потом появилась Она и … все. Мой мир рухнул. Безумствовал и сходил с ума. Вот как ты сейчас. Да и Алиса мне не чужая.

— Влас, она… что, твоя дочь? — я присел рядом, потрясенный открытием.

— Я бы все за это отдал, Леша. Понимаешь? Потому, что Елизаветы нет больше. И Миши тоже. Они погибли больше четырех лет назад. Янке было почти семнадцать. — он замолчал, но все же продолжил. Я видел, что ему нелегко говорить о прошлом. — Я ее уступил. Лизу. Уехал. Служил в других местах. И даже в противоположном лагере. Жизнь нас столкнула в Бейруте. Врагами. — Влас поднялся и налил себе виски. — Будешь?

— Да. — кивнул я. — Это ты убил их?

— Нет, Леша. Сам бы скорее подох, чем их… убил. В общем, тогда я у же знал, что у них, у нее. — поправился он. — Есть дочь. И что ей семнадцать... Прямо спросил, она не ответила. А ведь все возможно, Леша. Эта девчонка вполне может быть моей. Я. — он запнулся и одним глотком опустошил свой бокал. — Сделал все, чтобы они ушли. Остались в живых. Кто-то их продал. Я тоже… предал своих людей ради нее. Подвел их под удар. Но ничего не сумел сделать. Ничего. Группу Михаила, «Черные Ястребы», накрыло огнем. Из группы не выжил никто. Чертова война! Я сам хоронил их. Ночью. Даже оплакать не сумел. – снова он замолчал. Вижу, каким лихорадочным блеском горят его глаза. — Я потом искал того, кто их сдал. Алису нашел. И рядом с нею предателя. Он стал моей девочке, отцом. Не заменил Мишку, нет, конечно, но поддерживал, и мне казалось, вполне искренне. Я даже решил, что ошибся. Не ошибся. Он, как и я, Лизу любил. Мишу хотел убрать. Конкурента. Я тоже вполне себе серьезно обдумывал такой вот сюжет. Только я понял, а он нет, что Лиза за любимым пойдет куда угодно. Хоть на смерть. Она и пошла. Дура! Дочь оставила! Ради мужика! Сука! — он снова полнил наши бокалы. — А теперь я тебе вот что скажу: больше года назад в полном, ну, почти полном, составе погибла группа Алисы. Она ведь по нашим стопам пошла. По Мишкиным, по Лизиным, опять же идиотка! Почему не запретила, не пресекла? По моим, блин, стопам. Знаешь, что выяснил? Алиса принимала участие во многих серьезных операциях. Ее позывной «Тьма». И был такой себе парень, с позывным «Призрак».

— Призрак и Тьма. — кивнул я. — Фильм такой есть. Про пару львов – людоедов. Очень символично. Кстати, их убили. — Я уже знал, к чему клонит Влас.

— В нашем случае, его убили. На ее глазах. Мои люди сумели ее вытащить.

— Сюда привезли?

— Ненавязчиво пригласили.— кивнул Влас. — Я не мог оставить ее одну на краю пропасти. Здесь она ожила. Она не для тебя. — ровно ответил Влас.

— А для кого? — вот тут я почти сорвался. Снова. Я ревновал. К мертвому «Призраку», за которым Алиса, как и ее мать за своим мужем, шла на смерть, не задумываясь ни на минуту. Она и ради меня шутки со смертью играла. Но одно ли это и то же? Нет. Уверен, что нет. Тем более теперь. – Вы уже выбрали, под кого ее подложить? Вашу дочь?

— Не важно. Я просто тебя прошу. Есть и другие, Алекс.

—Ты же понимаешь, Влас, что я не отступлюсь? Можешь меня пристрелить.— поставил бокал и вышел. Громко хлопнув дверью. Хотя, мне это может дорого стоить. Очень.

Рейтинг: 7.6
(голосов: 5)
Опубликовано 03.02.2014 в 23:18
Прочитано 923 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!