Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Атака Робота Единорога

Рассказ в жанрах: Драма, Фантастика, Юмор
Добавить в избранное

Часть 1. Робот Единорог Атакует


Пролог.


"Ибо сказал ему: выйди, дух нечистый, из сего человека. И спросил его: как тебе имя? И он сказал в ответ: легион имя мне, потому что нас много."

Евангелие от Марка


Клайд Айронман. Запись № 1:

"...Наш папаша был большой забавник, когда его жена и по совместительству (какое совпадение!) наша мать родила ему двойню, он не придумал ничего лучше, как назвать нас обоих одним и тем же именем. Естественно все вокруг делали круглые глаза и спрашивали наперебой:

-Как так можно?

-Зачем вам это надо?

-Почему?

На что этот засранец всегда неизменно отвечал с самым, что ни есть придурашным выражением морды лица:

-А какая разница? Они же одинаковые!

Хотя я готов биться об заклад, что втайне эти вопросы ему дико доставляли и тешили его величие. Высокомерный ублюдок... При этом вспоминая прожитые годы, не могу отрицать, что порой, конечно, таки доходило до конфузов, но все же, все же... Нет, нет ему прощенья!..."


Глава 9. На Собаку Мы Уповаем.


...Он спал. Беспокойно, ворочался, что-то бормотал весьма неразборчиво, затем вдруг неожиданно вскрикнул и проснулся. Еще некоторое время лежал без движения, уставившись немигающим взглядом в потолок, пока не почувствовал чьи-то губы на своей щеке:

- Что такое, неужели моему сладкому зайчишке (ненавижу, когда она меня так называет!) опять приснился кошмар, — поинтересовалась девушка-санитар из его подразделения, ласково проводя ладошкой ему по груди.

- Да так...— ответил парень неопределенно.

- Расскажи, — попросила, нет, скорее потребовала она.

- Ну... мне снились наши красные, потом их синие, затем снова красные... или может синие? А, неважно, самое главное, что я видел тебя... всю в крови и ты звала меня, то есть не меня, в общем я не знаю, но ты говорила: Помоги мне, Господи, Боже... — сказав это, он замолчал, задумавшись.

- Не бери в голову, это всего лишь дурацкий сон, ты же знаешь, Бога не существует, — сказала убежденно медик,- а чтобы это в дальнейшем тебя так сильно не угнетало, попробуй выплеснуть свои негативные эмоции на бумагу в виде записок или что-то вроде того.

- Да, конечно, — прошептал в ответ юноша, а потом, повернувшись, притянул девушку к себе и сам прижался к ней, целуя ее...


-...Значит дело было так: пришли ко мне однажды свидетели Иеговы… Или баптисты? Впрочем, неважно. Так вот, приходят и говорят: Верите ли вы в единого Бога нашего? Нет, — говорю, — не верю. Почему? Ну смотрите сами: вот по улице бежит собака, вот она просто есть, а верю я в нее или не верю, ей на это насрать. Так же и с Богом. Так все-таки верите? Да нет, вы не поняли, если Бог и есть, то ему это все одно — равно, я же для него (и вы, кстати, тоже) просто спрайт, глина, пластилин, виртуальные мысли и мыслишки, и главное-то это не то, верю я в него или нет, а верит ли он в меня... Такие дела. Что скажешь? Что? Какая-то хрень? Ну да, хрень... А все-таки она есть... Что? Кто есть? Да собака конечно...- Разведчик вполуха слушал очередную байку своего брата-близнеца-пулеметчика, снаряжая свой дробовик.

Зарядив последний (тьфу ты! крайний, зарядив крайний) патрон, хмуро оглядел всю пеструю компанию вокруг себя: медик-санитар Лиона, его брат пулеметчик, штурмовик-гранатометчик (напрочь отмороженный солдат в каске и с посттравматическим синдромом в придачу, не помню его имени...) и... огнеметчик Пиро в своем неизменном противогазе... нет, он даже думать не хотел об этом психопате! Ах да, ну и конечно ваш преданный слуга - разведчик Клайд Айронман.

Они все входили в состав наемнической группировки Красные Разрушители, но несмотря на разность рас и религиозных убеждений, была одна важная вещь, которая их объединяла: ненависть к конкурирующему наемническому отряду Синие Строители. Почему и как эти люди оказались в этом месте, никто уже не помнил да и, похоже, не знал, но ведь здесь и сейчас это было не важно, не так ли? А важным было то, что вся группа готовилась к грядущему бою: все молились своим богам, прося у них самое важное — оружие и боеприпасы! И боги не заставили себя долго ждать: то тут, то там в руках у бойцов стали появляться самые разные средства массового уничтожения. Разведчик как всегда попросил себе вдобавок к своему верному обрезу бейсбольную биту и пистолет, поскольку предпочитал не искушать богов жадностью, рассчитывая получить что-либо еще в честном бою. Остальные тоже не остались в накладе: каждый получил по вере, что хотел. И все же его не покидало какое-то гнетущее состояние: казалось, что он все это уже где-то видел. Помимо этого еще и наврал с три короба своей боевой подруге: ему приснилось, что они все умрут, но ей не сказал, чтобы зря не тревожить...

Но вот наконец локатор уловил движение врага — бой начался! Красные Разрушители вошли на территорию Карты, как все ее называли. Двигаясь перебежками, разведчик, медик и пулеметчик быстро добрались до заранее выбранного места для засады. Спрятавшись же, стали ждать.

- Послушай, а тебе не кажется, что все это не имеет смысла? — спросил он шепотом у санитарки.

- О чем это ты?! — возмутилась она.

- Понимаешь, я задаю себе все время один и тот же вопрос: Зачем? Почему мы постоянно воюем, всю свою сознательную жизнь я только и делаю, что убиваю Синих, я уже потерял стольких товарищей, что мне совсем не улыбается потерять и тебя. Неужели ты никогда не представляла себе другой, лучшей доли вне Карты?

- Нет. Ты меня удивляешь. А как же наша борьба, идеалы, да я буду счастлива умереть в бою с этими синими ублюдками! — независимо от того, что она была в маске, ему даже сквозь защитные очки померещился фанатичный лихорадочный блеск ее глаз, а судя по голосу, он понял, что Лиона сильно разочарована,- и вообще, знаешь что сказал один мудрый человек однажды?

- Ну давай, удиви меня...

- А то, что самые жаркие уголки в аду будут у тех, кто во все времена соблюдал нейтралитет!

"Ну да, конечно, очередной муд...рец, ни хе... разу не бывавший в таком месте как ад, рассуждает о нем и берется еще и других поучать! Да что он может знать про ад? Черти, угли, сковородки?! Это было бы довольно весело. Не, если такое место как ад и существует, то попавшему туда светит скорее "вечная весна в одиночной камере". И никого там не будет рядом, только ты наедине с самим собой. И так - целую вечность... Это пострашнее адского пламени..." Нет, не будешь ты счастлива, — устало подумалось ему.

- Что ты сказал? — оказалось, что, забывшись, последние слова разведчик произнес вслух.

Его ответ прервал пулеметчик:

- Может быть вы уже там заткнетесь наконец, пока...

Он не договорил - пуля снесла ему полголовы. Они мигом упали на землю ничком, что было весьма своевременно, ибо на их укрытие обрушился целый огненный шквал свинца.

- Подкрепление, требую подкрепление! — закричал было в переговорное устройство, но никто ему не ответил. Взглянув на индикаторы жизнедеятельности, Клайд все понял: из группы Красных Разрушителей в живых оставалось только двое.

- Надо уходить! — крикнул он, отстреливаясь от наседавших Синих, и не услышал ответа. Вздрогнув от охватившего его холодного подозрения, медленно, нехотя повернулся: санитарка лежала на спине, уставившись в небо невидящим взглядом. Подбежав к ней, разведчик услышал шепот ее окровавленных губ:

- Помоги мне, Господи, Боже, ведь это же мы, Господи...

Взвалив ее на себя, что было сил ринулся прочь, она же стала нести окончательный бред:

- Смотри, небо, посмотри, какое небо над головой... а ведь мы с тобой никогда не смотрели на небо просто так, не ожидая... что нас оттуда пристрелят... — неожиданно девушка захлебнулась, у нее пошла горлом кровь.

- Ну что же ты, милая, потерпи, скоро настанет совсем... — он пытался придать своему голосу всю нежность, на которую был только способен, как вдруг был сбит с ног взрывной ударной волной. Лежа на земле и не в силах подняться, разведчик повернул голову и успел только увидеть снайпера Синих Строителей, целящегося ему прямо в голову и нажимающего на спусковой крючок...


Клайд Айронман. Запись № 2:

"...Клочья разорванной ваты закрывают мою моральную рану от золотой пули, прошедшей навылет в глаза через мозг и скрывшейся за горизонтом. Вечерело. Бывшая белою вата вмиг стала алой, потом почернела, но я ее выжал, наверное, утром, и она заплакала до исступления, роняя слезы на землю, разразилась вдруг смехом, закашлялась громко, а слезы как камни, а слезы как пули, а слезы как клочья разорванной ваты закрывают мою моральную рану от золотой пули, прошедшей навылет в глаза через мозг и скрывшейся за горизонтом..."


Глава 8. Листопад.


...Он спал. Беспокойно, ворочался, что-то бормотал весьма неразборчиво, затем вдруг неожиданно вскрикнул и проснулся. Еще некоторое время лежал без движения, уставившись немигающим взглядом в потолок, пока не почувствовал чьи-то губы на своей щеке:

- Что такое, неужели моему сладкому зайчишке (нет, правда, ненавижу, когда она меня так называет!) опять приснился кошмар? — поинтересовалась девушка-санитар из его подразделения, ласково проводя ладошкой ему по груди.

- Да так...— ответил парень неопределенно.

- Расскажи, — попросила, нет, скорее потребовала она.

- Ну... был ясный солнечный день. Небо было безоблачно чистым. Мы шли с тобой вдоль ручья, так как нам была поставлена задача укрепить заданный участок местности колючей проволокой. Внезапно я остановился и, взяв в руку моток, с силой сжал кулак, а ты посмотрела мне в глаза, затем взяла меня за руку, с которой стекала тоненькой красной линией струйка крови, и поцеловала ее...

Интересно, вспоминала ли ты об этом в тот момент, когда какое-то время спустя, стоя на том же самом берегу, взяла меня на прицел винтовки?

- Ну что, пойдем, зайчонок,- горькая усмешка гримасой боли исказила твое прекрасное лицо. Я молча повиновался. А навстречу нам уже шел мой брат-особист и двое солдат. Подойдя ближе, солдаты взяли меня под стражу, а тебе он сказал привычную дежурную фразу:

- Благодарю за службу, товарищ боец, Родина вас не забудет,- и тут же пошел в

чащу леса вслед за солдатами. Ты автоматически последовала за нами. Зайдя в

чащу, особист повернулся ко мне:

- За дезертирство с фронта вы приговариваетесь военным трибуналом по законам военного времени к высшей мере наказания,- и, недолго думая, выстрелил мне в

грудь. Выражение его лица при этом нисколько не изменилось, я же мешком с гов... костями рухнул наземь. Ты подошла ко мне и, взяв меня за руку, по которой тоненькой красной линией стекала струйка крови, поцеловала ее...

Затем подняла винтовку и, повернувшись в сторону куривших как ни в чем не бывало солдат, нажала на спусковой крючок. Особисту выстрелом снесло крышу напрочь. При этом он успел пробормотать: Разрывная,- перед тем, как раскинул мозгами. Отбросив заклинившее оружие, со звериным ревом ты бросилась на одного из солдат и вцепилась ему ногтями в лицо. Он дико заверещал, но было уже поздно: ты успела выцарапать ему оба глаза. Второй солдат подкрался к тебе сзади и двинул в затылок прикладом... А день был ясный и солнечный, и небо безоблачно чистым...

- Не бери в голову, это всего лишь дурацкий сон и ничего более, — сказала убежденно медик.

- Да, конечно, — прошептал он, а потом, повернувшись, притянул девушку к себе и сам прижался к ней, целуя ее...


- ...Я ехал в трамвае... Или троллейбусе? Впрочем, неважно. Так вот, еду себе, «никого не трогаю, починяю примус», думаю о своем, о женском, настроение оптимистическое (то есть хуже не бывает, да нет, бывает!), в руках «счастливый билетик на запредельный сеанс», внезапно, смотрю: по стеклу ползет букашка, да такая, что одним пальцем удавить можно. И вдруг я подумал: А если кто-то глобальный как я для букашки глядит на меня и размышляет о чем-то подобном? Тогда я решил для себя: А ну ее, эту букашку... муть какая-то... Все мы букашки...- бывший "морской котик" вполуха слушал очередную байку своего брата-близнеца, бывшего немецкого пограничника (хотя, некоторые интересные личности с пеной у рта утверждают, что бывших спецов не бывает), снаряжая свой пистолет.

Зарядив последний (тьфу ты! крайний, зарядив крайний) патрон, хмуро оглядел всю пеструю компанию вокруг себя: медик-санитар, немецкий пограничник из GSG-9, английский десантник из SAS и французский жандарм из GIGN. Ах да, ну и конечно ваш преданный слуга - "морской котик" Клайд Айронман из SEAL Team 6.

Они все входили в состав объединенного контртеррористического отряда, но несмотря на разность рас и религиозных убеждений, была одна важная вещь, которая их объединяла: ненависть к объединенной террористической группировке, собравшей в кучу такие команды как восточноевропейский Phoenix Faction, ближневосточный Elite Crew, шведские Arctic Avengers, и южноамериканские Guerilla Warfare. Сейчас вся группа готовилась к грядущему бою: все молились своим богам, прося у них самое важное — оружие и боеприпасы! И боги не заставили себя долго ждать: то тут, то там в руках у бойцов стали появляться самые разные средства массового уничтожения. Клайд как всегда попросил себе только нож и пистолет, поскольку предпочитал не искушать богов жадностью, рассчитывая получить что-либо еще в честном бою. Остальные тоже не остались в накладе: каждый получил по вере, что хотел. И все же его не покидало какое-то гнетущее состояние: казалось, что он все это уже где-то видел. Но своей боевой подруге он так ничего и не сказал, чтобы зря не тревожить...

Но вот наконец локатор уловил движение врага — бой начался! "Контртеррористы" вошли на территорию Карты, как все ее называли. Двигаясь перебежками, "морской котик", медик и пограничник быстро добрались до заранее выбранного места для засады. Спрятавшись же, стали ждать.

- Послушай, всегда хотел тебя кое о чем спросить,- прошептал Клайд санитарке.

- Не самое лучшее время,- попыталась отшутиться девушка.

- Другого может и не быть,- возразил он и продолжил,- почему я? Я имею ввиду, почему из всех вокруг ты выбрала именно меня?

- Просто ты лучший... из худших,- она даже не обернулась, а ее ответ был словно пощечина и моментально вывел его из себя, но сказать он ничего не успел, так как в разговор встрял брат:

- Может вы там заткнетесь уже наконец, пока...

Он не договорил - пуля снесла "морскому котику" полголовы...


Клайд Айронман. Запись № 3:

"...Первый массовый листопад, каждый раз как последний со скоростью жизни, вопреки смерти. Страшно и боязно падать, зная, что умираешь, а если не знаешь, если и не умираешь? Представляя худший расклад: как будто ты один, единственный и неповторимый, пуп земли, центр бытия. Как будто жизнь одна, и главное не умереть, а если не главное, в жизни ведь это не главное? Посмотри себе в глаза, задай себе вопрос: какой смысл в этом? И будь счастлив, если ты знаешь! Скажи спасибо придуманному Богу, который придумал тебя, помолись и ложись опять спать, встать, жрать, срать, е...ать?! Любовь, — ответят тебе, инстинктивно перекрестившись, судорожно сглотнув, шепотом: Вот оно — счастье?! И только первый массовый листопад, каждый новый раз как последний со скоростью собственной жизни, вопреки чужой смерти..."


Глава 7. Инструкция По Выживанию.


...Он спал. Беспокойно, ворочался, что-то бормотал весьма неразборчиво, затем вдруг неожиданно вскрикнул и проснулся. Еще некоторое время лежал без движения, уставившись немигающим взглядом в потолок, пока не почувствовал чьи-то губы на своей щеке:

- Что такое, неужели моему сладкому зайчишке (твою же мать, как же я ненавижу, когда она меня так называет!) опять приснился кошмар? — поинтересовалась девушка-гладиатор (впрочем такой же как и он сам теперь), ласково проводя ладошкой по его груди.

- Да так...— ответил парень неопределенно.

- Расскажи, — попросила, нет, скорее потребовала она.

- Ну... Я стоял перед входом в гостиницу. Рядом со мной слева и справа стояли ты и мой брат со своей неизменной сигарой (что там говорил дедушка Фрейд: Иногда сигара - это просто сигара? Ну да, конечно!). Вы оба молчали, но у тебя в глазах явно была мольба, чтобы я никуда не ходил, а убрался вместе с тобой прочь отсюда подобру-поздорову. Но мне надо было идти. Не говоря ни слова, зайдя в здание и поднявшись на лифте на последний этаж, я нашел нужный мне номер, затем, взломав дверь, проник внутрь, где в тайнике нашел все то, зачем пришел: деньги, оружие, боеприпасы.

Внезапно на улице раздался истошный крик. Выскочив на балкон, я увидел пренеприятнейшую картину: брат, бездыханно лежащий в луже собственной крови, и ты с приставленным к голове стволом пистолета в руках у раскосого головореза в строгом черном костюме и солнцезащитных очках с козлиной бородкой, который презрительно мне улыбался. Еще несколько таких же как он (вот же клоны-жертвы ксерокса, бля...ха от армейского ремня), только гладко выбритых, поспешно ринулись в гостиницу. Я пулей метнулся к тайнику, мимолетно взглянув в зеркало и увидев там высокого лысого мужчину в черном деловом костюме и с красным галстуком, но времени любоваться собой уже не оставалось. Схватив два серебристых пистолета с глушителями и несколько гранат, я встал за дверью и принялся ждать. Ждать пришлось недолго: совсем скоро в номер ворвалась парочка клонов, которых я тут же перестрелял из обоих стволов. Остальные оказались умнее и затаились в коридоре, на что я ответил парой гранат.

Осторожно выглянув в коридор, удовлетворенный увиденным я уже было пошел к пожарной лестнице, как вдруг увидел смотрящую на меня во все глаза молодую женщину в розовом пеньюаре, высунувшуюся из-за двери соседнего номера. Осознав, что я ее срисовал, она тут же захлопнула дверь. Не желая особо церемониться и встав напротив ее номера, я вынес дверь с ноги... И оказался прямо перед смотрящим мне в грудь дулом дробовика. "Надо было броню нацепить"- подумалось мне прежде, чем заряд картечи вынес мое тело из номера напрочь...

- Не бери в голову, это всего лишь дурацкий сон и ничего более, — сказала убежденно гладиатор.

- Да, конечно, — прошептал он, а потом, повернувшись, притянул девушку к себе и сам прижался к ней, целуя ее...


- ...Инструкция по проведению лабораторных работ с использованием подопытных

мышей: Пункт первый. Берем мышь. Пункт второй. Полученную кашицу...

Кстати, раз уж мы заговорили о мышах, а ты знаешь, что общего между лягушками и мышами? Да нет, я знаю, что не знаешь, не придирайся, это был риторический вопрос! Сейчас расскажу. На практических занятиях по физиологии на каждую пару студентов выделяется одна лягушка. Ее достают из трехлитрового баллона (при этом надо быть внимательным, иначе она будет прыгать по всей лаборатории), заворачивают в платочек так, что наружу выглядывает только мордочка (в этот момент у лягушки глаза - такие глаза, просто самые глаза на свете).

Опыт 1. Берем специальную спицу и вводим ее под кожу животного в спинной мозг в

области перехода головы в туловище (на спине), парализуя земноводное. Убедившись в его неподвижности, отделяем одну лапку с мышечной тканью и нервом, соединенным с частью спинного мозга и проводим опыт с проводимостью электрических импульсов.

Опыт 2. Берем ножницы и отрезаем лягушке верхнюю челюсть вместе с черепом, глазами и ушами, оставляя нижнюю челюсть, за которую тельце подвешиваем на крючок и проводим опыт с реакцией на кислотное воздействие.

Ты спросишь, а при чем же здесь мыши? А при том, что в тот самый момент, когда мы вводим спицу в спинной мозг или отрезаем ножницами верхнюю челюсть с черепом,

глазами и ушами, лягушки начинают пищать (плакать) как эти самые мыши. Ведь "безумие как гравитация - надо только подтолкнуть". И дело вовсе не в лягушках, мышках или (беда-беда!) даже в людях, дело в отношении; не в том, зачем, когда и куда мы жестоки, а в том, что мы жестоки, потому что мы (думаем, верим, знаем, что) МОЖЕМ...- бывший космический морской пехотинец (ах да, ведь бывших морпехов не бывает) вполуха слушал очередную байку своего брата-близнеца, снаряжая свой гранатомет. Зарядив последний (тьфу ты! крайний, зарядив крайний) патрон, хмуро оглядел всю пеструю компанию вокруг себя: девушка-гладиатор Лиона - любимое оружие: дробовик, его брат гладиатор-ракетометчик, гладиатор Рэйнджер, любитель плазменных и лазерных пушек и... прочие, прочие, прочие гладиаторы, когда-то носившие такие гордые имена как Сержант, Инструктор Краш, Майор, Рэйзор, Ангел, Патриот, Охотник... Все они теперь стали частью безымянного легиона. Ах да, ну и конечно ваш преданный слуга - гладиатор-гранатометчик Клайд Айронман.

Несколько столетий назад таинственная раса Вадригар построила Вечную Арену — место для гладиаторских боёв, которые являлись развлечением Вадригар. Ничего неизвестно об этих существах, за исключением того, что им нравилось наблюдать за резнёй и пылью сражений. Они отправляли на Арену лучших гладиаторов всех времён.

Для того чтобы победить, гладиатору требовалось не только выжить, но и победить своих соперников. Бои Вадригар не может победить даже смерть — павший воин немедленно перерождался и возвращался обратно в бой, возможно, даже более опытным.

Когда пыль и кровь оседали, воины продолжали свою борьбу, развлекая Вадригар. Но лишь самый сильный из гладиаторов сможет пройти дальше, пока не встретится с Кзиро — чемпионом Вечной Арены.

Они все были гладиаторами, но несмотря на разность рас и религиозных убеждений, была одна важная вещь, которая их объединяла: ненависть ко всем из расы Вадригар и к Кзиро в частности. Сейчас вся группа готовилась к грядущему бою: все молились своим богам, прося у них самое важное — оружие и боеприпасы! И боги не заставили себя долго ждать: то тут, то там в руках у бойцов стали появляться самые разные средства массового уничтожения. Морпех как всегда попросил себе только гранатомет, поскольку предпочитал не искушать богов жадностью, рассчитывая получить что-либо еще в честном бою. Остальные тоже не остались в накладе: каждый получил по вере, что хотел. И все же его не покидало какое-то гнетущее состояние: казалось, что он все это уже где-то видел. Но своей боевой подруге так ничего и не сказал, чтобы зря не тревожить...

Но вот наконец-то и начался бой! Гладиаторы вошли на территорию Карты, как все ее называли, и тут же начали уничтожать друг друга. Морпех и оглянуться не успел, как на Карте в живых осталось только двое: он и Лиона.

- Я тоже тебя люблю, милая!- крикнул морпех из-за укрытия в ответ на на залп ее ружья.

- Жаль, что я не могу ответить тебе тем же,- весело крикнула девушка.

- Чего это вдруг?- поинтересовался он.

- Ну вот за что, например, ты меня любишь?

- Как за что? Без причины и следствия, просто за то, что ты есть, такая, вот, как-то так. Как в той песне: "Я тебя люблю за то, что я люблю тебя".

- Не, я так не хочу, не могу и не буду: я не умею любить просто так, а если и полюблю, то только за что-то конкретное.

- Погоди, что же это получается?- попытался сообразить морпех,- вот ты сейчас со мной, но если вдруг появится какой-то фраер, который будет лучше меня, умнее там или сильнее, ты уйдешь от меня к нему, так что ли?

- Агась,- в голосе девушки явно сквозила усмешка.

- Ах ты...- в бешенстве пробормотал морпех, все это время обходивший ее укрытие с фланга, и выскочивший теперь из-за угла... и оказавшийся прямо перед смотрящим ему в грудь дулом дробовика.

"Я тебя люблю за то, что ты не любишь меня"- подумалось ему прежде, чем заряд картечи вынес его тело из напрочь...


Клайд Айронман. Запись № 4:

"...С самого детства мне всегда нравились только те игры, в которых я могу проявить индивидуальность сознания. Напротив, те же игры, где приходится изображать кого бы то ни было, вызывали у меня стойкое отвращение.

- Ой, смотрите: Я - Бэтмен!

- Ой, а я - Супермен!

А ты - дебил! Почему я должен играть чью-то роль? Это как-то ограниченно, не находите? Я не настолько беден и неполноценен, чтобы переживать чужую жизнь. Мне и своей хватает с избытком. При этом игры, в которых я мог побыть собой, всегда меня привлекали, возможность создать какой-то свой неповторимый образ, почувствовать себя творцом чего-то оригинального, не в этом ли счастье? Ведь если у тебя нет возможности быть собой, то зачем тогда быть?.."


Глава 6. Мечта Восхищенного Дельфина.


...Он спал. Беспокойно, ворочался, что-то бормотал весьма неразборчиво, затем вдруг неожиданно вскрикнул и проснулся. Еще некоторое время лежал без движения, уставившись немигающим взглядом в потолок, пока не почувствовал чьи-то губы на своей щеке:

- Что такое, неужели моему сладкому зайчишке (А... плевать!) опять приснился кошмар? — поинтересовалась девушка (Э... просто МОЯ любимая девушка, и ни разу не важно какое у нее имя в данный момент времени, будь то Клеопатра или Дива, или Зарина... Офелия? Лилит? Амброзия?! и уж особенно не имеет никакого значения в каком облике-образе она предстала передо мной сейчас: человек, киборг, робот, неведомая зверушка... это просто несущественно) из его (а может и не из моего, а напротив, враждебного конкурирующего или даже нейтрального) подразделения (клана? Отряда? Секты?!), ласково проводя ладошкой ему по груди.

- Да так...— ответил парень неопределенно.

- Расскажи, — попросила, нет, скорее потребовала она.

- Ну... хорошо. На небе цветком приукрасив поляну, раскрылась звезда. Океан мечты лижет старые раны, не принося боль. Шелест прибоя словно звук поцелуя суши и моря.

Я сижу на берегу за пианино и играю "Восхищение дельфина", вызывая восторг у (кто бы мог подумать?!) дельфина, который плещется в волнах и подпевает в унисон музыке.

- О чем ты поешь?

- О своей мечте.

- О чем ты мечтаешь?

- Если я скажу, то мечта не сбудется.

Некоторое время мы оба молчим, каждый думая о своем.

- Ладно, так и быть, я мечтаю о том, чтобы завтра ты меня не убил.

- Что ты такое говоришь?! Я никогда не причиню тебе зла!

- Живые жрут живых. Такой порядок. Это нормально.

- Я никогда не причиню тебе вреда,- подумалось тогда мне, а когда пришел назавтра новый день, я больше не нашел дельфина. Никогда...

Пасмурно, но дождя нет. На территории концентрационного лагеря работают заключенные. Все постоянно в движении. Остановишься - смерть. Такой порядок. Это нормально. Вдруг ко мне подходит сам лично мой брат-комендант лагеря и с улыбкою веселой говорит:

- По решению вышестоящего командования вы подлежите амнистии и последующему освобождению,- и, продолжая улыбаться, начинает доставать табельное оружие.

Сообразив, чем мне это грозит, внезапно бросившись вперед, сбиваю коменданта с ног ударом по лицу и пытаюсь дать деру, но, споткнувшись об кинувшегося мне в ноги другого зека, падаю, а, вскочив, падаю снова, сраженный пулей коменданта.

- Жизнь говно!- сплевывает кровь комендант и уходит.

- Жизнь прекрасна,- успеваю подумать перед тем как...

В конце темного коридора горит свет. Я иду к свету, пока не выхожу в комнату, посередине которой стоит праздничный стол, а за ним сидят офицеры в мундирах и

дамы в вечерних платьях с украшениями. Во главе стола стоит стул, за ним большое

антикварное зеркало. Подойдя к нему, в отражении я увидел фюрера. Повернувшись к

гостям и взяв в руку рюмку с напитком, я как новоявленный вождь партии сказал:

- Я бы хотел рассказать вам один забавно-веселый случай из моей жизни. Это случилось когда я работал комендантом концентрационного лагеря...

- Не бери в голову, это всего лишь дурацкий сон и ничего более, — сказала она убежденно.

- Да, конечно, — прошептал он,- скажи мне только одно: зачем мы здесь на этот раз?

- Как это зачем? Ты, право, меня удивляешь! Ради участия в Нереальном чемпионате...

А ну да, в Нереальном чемпионате... И как я мог забыть?- сокрушался юноша, а потом, повернувшись, притянул девушку к себе и сам прижался к ней, целуя, своими руками играя на инструменте ее прекрасного девичьего тела особенную неповторимую мелодию...


- ...Однажды давным-давно жил да был Клинический Король. Он был очень добрым: взял да и разрешил Изощренному Инквизитору объявить охоту на ведьм и крестовый поход против неверных. За это одна Вредная Ведьма, желая отблагодарить короля, наслала на его дочь Прекрасную Принцессу Дремучего Дракона, который в свою очередь ее и похитил. Нет, ну как похитил? Просто все видели, как из покоев принцессы вылетел дракон, а ее там потом не оказалось. Очевидно же, что похитил.

Клинический Король издал указ, в котором приказал всем рыцарям спасти его дочь. Но всех рыцарей послали в крестовый поход. Тогда он повелел дюжине своих личных гвардейцев во главе с Шикарным Шевалье найти хотя бы одного. Что они и сделали, прочесав кабаки королевства и вскоре приведя в сраку пьяного дезертира - Розового Рыцаря (вы наверно подумали: ну, розовый, это скорее всего потому что у него родовой герб в виде розы? А вот хренушки, у него натурально были розовые доспехи!), который умел в совершенстве делать целых пять вещей: фехтовать, ездить верхом, играть в шашки, верить в Бога и служить образу Прекрасной Принцессы.

И вот уже чертова дюжина наемников мчится во весь опор, преодолевая непроходимые болота, непролазные дебри, неприступные горные пики и непреодолимые пропасти, пока они, наконец, не добрались до Заброшенного Замка, где монстр прятал красавицу. Добравшись же до тронного зала, воины узрели с восторгом и трепетом великого Дремучего Дракона, стерегущего Прекрасную Принцессу, восседавшую на троне. И бились они пятнадцать лет и один день, пока в живых не остались только Шикарный Шевалье и Розовый Рыцарь. Как вдруг командир павшей гвардии, изловчившись, отрубил монстру палец на лапе. Дремучий Дракон взревел от боли, а палец (о, чудо!) на глазах стал уменьшаться в размерах, пока не превратился в человеческий. В это же время Розовый Рыцарь, подкравшись к чудовищу сзади, одним могучим ударом пронзил ему сердце.

- Стой, Розовый Рыцарь!- воскликнул Шикарный Шевалье, но было уже поздно.

- Что же ты наделал, дебил?- сокрушался он, но внезапно услышал громкий девичий смех.

- Ах ты, сучка, сейчас ты у меня получишь!- прохрипел Шикарный Шевалье, направляясь в сторону Прекрасной Принцессы, обнажив клинок.

- Что, черт тебя побери, ты собираешься делать?!- крикнул Розовый Рыцарь вдогон.

- То, что сразу должен был сделать,- ответил командир гвардии, уже было замахнувшись на девушку своим мечом, как вдруг рухнул наземь, пронзенный в спину клинком боевого товарища. Увидев такой поворот событий, Прекрасная Принцесса подошла к Розовому Рыцарю и страстно впилась ему в губы. Последовал продолжительный поцелуй, затем, взявшись за руки, они вышли прочь, оставив лежать в тронном зале дюжину окровавленных тел королевских гвардейцев во главе с Шикарным Шевалье и труп Прекрасной Принцессы, превращенной Вредной Ведьмой в Дремучего Дракона в отместку Клиническому Королю и Изощренному Инквизитору...- он вполуха слушал очередную байку своего брата-близнеца и соратника (Напарника? Противника? А, какая разница?!), снаряжая свое текущее оружие...

- Да пошло оно все... напрочь!- воскликнул Клайд и выстрелил в ближайшего к нему участника очередного соревнования не на жизнь, а на смерть, разорвав его на куски.

Все остальные вокруг него среагировали мгновенно, и вот уже он сам разнесен в клочья, но только у них всех в ушах еще долгое время звучал его безумный сумасшедший смех...


Клайд Айронман. Запись № 5:

"...Индивидуальная Героическая Резонная Активность.

Осознание того факта, что жизнь всякого существа на этой планете крайне недолговечна, а оболочка (одиночная камера), в которую я заключен причем помимо собственной воли, настолько хрупка и ничтожна, всегда вызывало во мне негасимую лютую бешеную злобную ненависть. Словно червие, паранойя точила меня изнутри, сводя на нет все мои замыслы и начинания. А зачем? Для чего? Какой, мать его, смысл в этом? Кто-то скажет в саморазвитии: «Век живи, век учись», ага и «дураком помрешь». Саморазвитие конечно, а следовательно не имеет смысла. Кто-то скажет, что смысл в том, чтобы оставить после себя потомство, продолжить род и прочий бред. Ну да, конечно. Но ведь это уже буду не я, а совершенно другая, чуждая мне личность, с которой у меня кроме наследственной информации скорее всего и не будет-то больше ничего общего. Наверняка. Тоже не выход. Кто-то предается гедонизму, но это в конечном итоге приедается, такая вот у живых с(т)ран(н)ая натура склонная к пресыщению. Не вариант. В монастырь? Стойко переносить тяготы и лишения бренного земного существования? Скажем дружно, на...м не нужно! Ох уж эта мне «невыносимая легкость бытия». Просто безысходность какая-то.

Вездесущий кто-то разведет руками и скажет в сердцах: «Ну вот возьми и убейся тогда об стену или выпей яду, автор хренов!» Если б все было так просто. Даже ничтожное допущение наказания в виде продления повторного существования сразу же охлаждает мой пыл и гонит ссаными тряпками прочь всякие мысли о СУИЦИДе. И все что остается — это ИГРА. Играть до полной самоотдачи, упоенно, безудержно. Ведь в конце концов если у вещей нет смысла, то есть хотя бы история, а это уже что-то. И только ради таких вот дорожных историй и стоит жить. По крайней мере мне..."


Глава 5. Бог Играл.


...Он спал. Беспокойно, ворочался, что-то бормотал весьма неразборчиво, затем вдруг неожиданно вскрикнул и проснулся. Еще некоторое время лежал без движения, уставившись немигающим взглядом в потолок, пока не почувствовал чьи-то губы на своей щеке:

- Что такое, неужели моему сладкому зайчишке (без комментариев...) опять приснился кошмар? — поинтересовалась девушка-санитар из его подразделения, ласково проводя ладошкой ему по груди.

- Да так...— ответил парень неопределенно.

- Расскажи, — попросила, нет, скорее потребовала она.

- Ну... Покуривая трубку и пуская колечки дыма, я как главврач Совершенно Секретной Социально Реабилитационной Центральной Клиники Квалифицированной Помощи СумаСшедшим диктую тебе, своему секретарю новый рецепт живительной эвтаназии для населения блока ада(положение о хлебе):

В связи с участившимися случаями выброса хлебных корок в мусоропроводы и жалобами населения города на плохое качество дорог, а именно наличие канав и грязных луж, приказываю:

Отныне и впредь всем гражданам города, покупающим свежий хлеб, выбрасывать хлебные корки в мусоропровод, которые в свою очередь пойдут на заполнение канав и грязных луж, что по мнению специалистов заметно повысит качество дорог.

Нарушение приказа, а именно съедение гражданами города хлебных корок, будет считаться изменой родине и будет караться высшей мерой наказания вплоть до расстрела...

- Не бери в голову, это всего лишь дурацкий сон и ничего более, — сказала убежденно медик.

- Да, конечно, — прошептал он, а потом, повернувшись, притянул девушку к себе и сам прижался к ней, целуя ее...


- ...Бог играл. Его всевидящее око с восторгом и трепетом умильно наблюдало, как на вверенной Ему территории росли и развивались города и страны. А потом Богу стало скучно. Он понял: нужна война! И Ему как-то сразу стало веселее жить. Бог выбрал себе народ и с помощью жрецов повел его на войну с неверными. Но что такое, неверные не только не сдались на милость Его Богом избранного народа, но еще и гнали этот самый народ в шею да пинками под зад? Пришлось Богу вмешаться: Он наслал на неверных всевозможные казни. И пока жалкие людишки восстанавливали свои города, Бог применил волшебное заклинание и начал гонку вооружений. Однако и на этот раз неверным хватило наглости противиться Богу. Тогда ему естественно уже ничего не оставалось, кроме как создать атомную бомбу и бомбить, бомбить, бомбить... И все бы хорошо, но вдруг подло и неожиданно на вверенной Ему территории начали появляться: озоновые дыры, кислотные дожди, опустынивание, парниковый эффект, ядерная зима. Богу стало грустно. Тогда он заставил свой народ построить космический корабль «Ковчег» и послал его далеко-далеко в глубокую... космическую даль осваивать новые горизонты, порабощать неверных и совершать еще превеликое множество благих дел.

Бог в раздражении выключил небесный компьютер, забил в него с досады большой гвоздь и выбросил диск в окошко. Потом сел за письменный стол и стал писать псевдо-научную работу на тему: «Вся наша жизнь игра, или какая же все-таки это нелегкая работа быть Богом».

Бог играл. Его всевидящее око с восторгом и трепетом умильно наблюдало, как вверенный Ему ничтожный человечишка пишет псевдо-научную работу на тему: «Вся наша жизнь игра или какая же все-таки это нелегкая работа быть Богом».

Бог играл...- он вполуха слушал очередную байку своего брата-близнеца-пулеметчика, снаряжая свой трофейный "Вальтер", затем повернулся к рассказчику и спросил:

- Слушай, а мы сейчас собственно где?

- Как это где?- опешил пулеметчик,- на фронте... на поле брани... с этими... как их... фашистскими захватчиками...

- А год сейчас какой, не подскажешь?- совершенно обыденно поинтересовался он.

- Сорок второй,- ответил пулеметчик с опаской и даже слегка отодвинулся.

- Поле брани, значит? 1942 год? Замечтательно!- радостно воскликнул парень и, приставив пистолет к гладко выбритому виску, спустил курок...


Клайд Айронман. Запись № 6:

"...Субъективная Уничтожительная Индивидуальная Целенаправленная Иррациональная Деятельность.

Путь самурая с одиночеством тигра очень похожи. Мы проиграли нашу войну. Нас учили: «Жизнь есть страдание, причина страдания — желания, освобождение от желаний — путь к спасению». Но когда мы обрели спасение, а с ним и свободу, она переполнила нас и полилась через край. Нам просто некуда стало ее девать. И мы задумались (роковая ошибка!), а какой смысл? Нет, конечно персональный смысл есть у каждого индивида, у каждой, сука, личности, но по большому счету, если объективно посмотреть со стороны, нет ведь никакого смысла во всем этом? Нет никакого смысла во всем этом! Но вернемся к свободе: обретя свободу от желаний, мы перестали бояться (теперь я понимаю, что этого от нас и добивались), но с этим пришло непереносимое ожидание конца, ибо когда тебе все равно, ждать становиться невыносимо. Попробуйте сами этот биттерсвит из бусидо: просыпаться с мыслью (и готовностью), что сегодня ты можешь умереть и отбиваться с мыслью, что завтра ты можешь (и должен) умереть. И все что удерживало нас от того, чтобы встать из окопов в свой «последний отчаянный рост», это наши близкие, наша любовь к ним. «Очень ранимые наши любимые». И в такие моменты начинаешь поневоле гадать: «А стало бы легче, если б их и не было на свете?»...

(На заднем фоне играет песня "Сирота" группы "Агата Кристи")

Хуже казни нет жить слишком долго,

Я ненавижу ждать.

Я смотрю на жизнь глазами волка,

Я не буду медленно умирать.

Вздыхала ночь - она была.

Дразнила смерть - она ждала.

Играла жизнь - она ушла

И не вернется никогда.

Я сирота, я сирота.

Моя закончилась война.

Моя последняя игра.

Я сирота, я сирота.

Я не умею умирать,

Но жить я тоже не могу...

(На заднем фоне играет песня "Тоска без конца" группы "Агата Кристи")

Умирают гады и хорошие люди,

Умирают больные и доктора.

Умирают кошки, умирают мышки,

Умирают черви в куче дерьма

Умирают все...

И вот я уже пишу своим родным на спине убитого товарища, сидя в горящем танке, выпадающем из сбитого пикирующего бомбардировщика: мЫ пРоИгРаЛи НаШу ВоЙнУ (иЗвИнИтЕ зА НеРоВнЫй ПоЧеРк).

(На заднем фоне играет песня "Харакири" группы "Гражданская Оборона")

Единственный выход для честных ребят —

Это взять автомат и убивать всех подряд

Или покончить с собой,

Если всерьез воспринимать этот мир...

Но интуитивно, чувством, подсказывающим, что ты прав, даже если ты не прав понимаешь: нет, чем так, лучше подождать.

(На заднем фоне играет народная песня "Когда мы будем на войне")

Когда мы будем на войне,

Когда мы будем на войне,

На встречу пулям полечу

На вороном своем коне...

GАМЕ 0VЕR.

P.S. "Но цель у нас одна — СУИЦИД..."


Глава 4. Львиное Сердце.


...Он спал. Беспокойно, ворочался, что-то бормотал весьма неразборчиво, затем вдруг неожиданно вскрикнул и проснулся. Еще некоторое время лежал без движения, уставившись немигающим взглядом в потолок, пока не почувствовал чьи-то губы на своей щеке:

- Что такое, неужели моему сладкому зайчишке (а ведь мне это уже начинает нравиться!) опять приснился кошмар? — поинтересовалась девушка (как и он сам участница проекта СПАРТАНЕЦ-2), ласково проводя ладошкой по его груди.

- Да так...— ответил парень неопределенно.

- Расскажи, — попросила, нет, скорее потребовала она.

- Я сижу за штурвалом космического корабля и думаю о тебе, испытывая при этом странные, давно забытые ощущения, и это несмотря на то, что мне - андроиду как вершине человеческой эволюции отныне чужды любые проявления эмоций и чувств. А все началось с того проклятого детеныша лысых обезьян, усыновленного тобой. Поначалу я не возражал: еще бы, ведь мясо человеческих младенцев самое нежное и сладкое на свете (если конечно верить китайской народной энциклопедии «О вкусной и здоровой пище»), и хотя у меня не было потребности в органическом питании, тем не менее не отказывал себе в удовольствии время от времени насладиться вкусом пищи благодаря наличию программы вкусовых рецепторов. Но затем произошло нечто странное: ты не собиралась его есть.

"Сумасшедшая", — подумал я и, поставив корабль в режим автопилота, пошел к себе в каюту, лег на койку и продолжил вспоминать. У моего нового вида было все просто: верховный компьютер подбирал пары по индивидуальным характеристикам без всяких глупостей вроде любви, дружбы и прочих форм паразитизма. Зарегистрировав союз официально, мы отправились в свой медовый месяц на третью планету СС, чтобы отведать самый сладкий деликатес из всех, что мне приходилось пробовать, ты же была здесь в первый раз. После того, как наши программы слились бы в единое целое сознание и дали тем самым потомство, растворившись друг в друге, мы оба просто перестали бы существовать, но... Вместо этого когда я вырезал целое поселение, ты взяла единственного оставшегося в живых младенца на воспитание!

"Дурочка", — равнодушно решил я для себя. После того случая ты совсем потеряла голову и только нянчилась с этим... дитем, периодически подкидывая его людям, чтобы они его покормили. В конце концов мне надоело все это безумие, и я убил младенца. Убил и съел у тебя на глазах. Тем самым, я рассчитывал исправить положение вещей, как вдруг неожиданно пришло запоздалое извещение из межгалактического бюро: оказывается, суперкомпьютер дал сбой. Немыслимо! Лиона — пациентка, сбежавшая из психиатрической клиники и подделавшая документы. Естественно мне, законопослушному гражданину империи, ничего не оставалось кроме, как сдать свою жену властям. А дальше следствие. Суд. Приговор. Казнь...

Теперь-то мне стали понятны твои бредни: «Мол, раз люди обладают разумом и сознанием, то они якобы живые и их нельзя есть...» Люди! Все кончено. Теперь к моим новым ощущениям добавилось еще одно чувство: ненависть.

Я держал курс на третью планету СС с одной единственной целью: убить всех людей... Подойдя к биокомпьютеру и, присоединив к голове электроды, задал команду: «Удалить воспоминания». Последнее, что я увидел на гаснущем мониторе, отходя ко сну перед долгим полетом, было одно только слово:

"Лиона..."

- Не бери в голову, это всего лишь дурацкий сон и ничего более, — сказала девушка убежденно.

- Да, конечно, — прошептал он, а потом, повернувшись, притянул девушку к себе и сам прижался к ней, целуя ее...


- ...Однажды я решил перейти дорогу на зеленый сигнал светофора и тут же попал под колеса. А теперь то, что когда-то было мной по кусочкам собирает крупицы сознания, осколки мироздания, убитого понимания размазанной по асфальту несуществующей души, чтобы из паззлов получилась прелестная картинка приемлемой для окружающих моей новой программы поведения, придающей толику смысла, оправдывающего жалкое существование под девизом Жизнь. А как же смерть? — воскликнут, от возмущения забывая принять лекарство от бессонницы, что в конечном итоге приводит к брошенному одиночеству ада, от которого спасает шизофрения, от нее же спасет лишь синдром одиночки, ненавидимого раем одинаково однообразно безобразных бесноватых легионеров, ненавидящего их столь взаимно, что это заразно, и вот уже болен неизлечимо, а это в свою очередь немного печально, настолько, что плачешь от смеха, вспоминая земное, лихое, чудное и столь суетное, что просто неважно, как было и будет, а главное только как есть в самом деле, и что из себя твое "Я" представляет, и кто из тебя изнутри вылезает, когда ты совсем это не ожидаешь, а лишь представляешь все это во сне...- он вполуха слушал очередную байку своего брата-близнеца, снаряжая свое оружие, как вдруг перед его глазами прошла какая-то непонятная рябь. Парень попытался проморгаться, и это даже кажется сначала помогло, но тут перед ним возникло прямоугольное "окно" с каким-то непонятным списком:

Invisible Mode

God Mode

Infinite Ammo

Give All

Infinite Clip

Teleport

Walkthrough

Quit

Некоторое врямя "спартанец" просто молча стоял в прострации, а затем, словно очнувшись после долгого сна, встрепенулся, достал из кармана своих тактических штанов невесть откуда взявшуюся портативную переносную ракетницу M19 SSM «Jackhammer» и, обернувшись лицом к боевым товарищам, встал спиной к ближайшей стене, направив в их сторону свое оружие. На некоторое время в воздухе повисло гнетущее молчание, которое первой прервала девушка:

- Ну и что, Ковенант тебя побери, ты думаешь, ты творишь?

- Я хочу предложить ТЕБЕ пойти вместе со мной,- как ни в чем не бывало ответил парень, особое ударение поставив на "тебе".

- И КУДА же это, если не секрет?- ехидно спросила она, подражая ему.

- А это уже совершенно не важно, главное - прочь отсюда.

- А как же...- он не дал ей договорить, перебив ее:

- А "как же" что? Наша борьба, идеалы? Ты ведь именно это хотела спросить, не так ли? Видишь ли, милая моя, все это чушь и не играет теперь (да и прежде, кстати, тоже) никакой роли там, куда мы отправимся.

- А ну-ка, парни, мочите его - он шпион Ковенанта!- воскликнула девушка и первой открыла шквальный огонь, предварительно нырнув в укрытие. Все остальные присоединились следом и дружно вторили ей. Вот только (о, чудо!) "шпион" совершенно не реагировал на пролетавшие прямо сквозь него пули и невозмутимо стоял, с любопытством и некоторым сожалением глядя на их жалкие потуги причинить ему хоть какой-нибудь вред. Постепенно стрельба сошла на нет.

- Это призрак!!!- кто-то истошно завопил.

На что "призрак" насмешливо ответил:

- А, знаете, я ведь даже стрелять в вас не буду,- и, повернувшись к стене, сделал шаг, проходя сквозь нее, как вдруг его остановил отчаянный окрик "прозревшей" девушки:

- Стой! Чем ты это заслужил? Почему именно ты? Чем таким ты лучше меня, его или даже вот, его?

- Эй!- обиженно и недовольно вскрикнул "даже вот, он".

- Ничем. Абсолютно. Просто мне сегодня невероятно повезло,- ответил бывший спартанец, не оборачиваясь, и добавил перед тем, как совсем исчезнуть,- Прощай, Лиона.

Какое-то невероятно долгое мгновение все молча смотрели на стену, в которой он растворился.

- И что дальше?- озвучил один из них терзавший их всех вопрос.

- А ничего,- устало, нет, пожалуй, отстраненно ответила девушка, невидяще глядя в космическую пустоту иллюминатора перед собой,- скорее всего угонит капсулу спасательного челнока и рванет на ней через гиперпространство, прыгнув в неведомые е...му одному известные дали.

Словно в подтверждение ее слов завыла сирена поднятой тревоги. Не желая смотреть на отлетающий от корабля челнок, она молча побрела вдоль по коридору подальше от столпившихся у иллюминатора товарищей, даже в мыслях не допуская показать им свою минутную слабость в виде душивших ее ненавистных слез:

- Прощай, зайчонок...


Клайд Айронман. Запись № 7:

"...В поверхностном однодневном помойном дигидромонооксидном объеме среди полицейских и прочего мусора на самом глубоком небе лежало сердечко в форме

хлеба на Пшеничной улочке Б. И я прошел мимо, только взглянув одинаково душно на

разноцветной лужайке один весь такой серый и неприметный, серьезный и неприятный. И некому было обратить меня в птичку, когда я раздавил его сапогами, чтоб не выпачкать ноги, и заставить меня вырастить новое сердце в форме хлеба. И никто не поседел в волосах моей мамы, не забрал ее душу, не вырвал зерцала, не сбежал со слезой по щеке. Только сердце в форме хлеба лежало на Пшеничной улочке Б, и, плавая, колтыхаясь в асфальтовых волнах, оно беззаботно улыбалось в ответ тому самому бессовестному бессонному Солнцу, которое все не мог найти ветер; тому самому могучему ветру, что гоняет стаи туч; той самой черной тучке на фоне синего неба, которая вовсе и не медведь; тому самому бездонному бездомному небу, нырнув в которое, так приятно лететь. Сердечко улыбалось, как если б оно знало что-то такое, что невиданно неведомо-невидимо нам, о чем знает только щенок, который ласково и хитро, игриво и беззаботно улыбался в ответ сердечку в форме хлеба на Пшеничной улочке Б как раз перед тем, как его съесть: нет, нет, не по собственной прихоти, а лишь из холодной необходимости, заранее извинив себя, говоря нам:

- Извиняюсь..."


Глава 3. Правосудие Киборгов.


Орбитальная система наблюдения отдаленной полностью роботизированной планеты-колонии по горной добыче полезных ископаемых зафиксировала попавший в зону астероидов вокруг планеты пролетавший рядом с ней космический челнок, потерпевший крушение на поверхности.

Доклад разведки.

Субъект:

Человек Самец

Физическое состояние:

Потеря всех функций

Ментальное состояние:

Не повреждено

Предпринятые процедуры:

Стирание памяти и трансплантация мозга

1001101011010011010110100110101

1010011010110100110101101001101

0110100110101101001101011010011

0101101101000101011010001010110

1000101011010001010110100010101

Доступ: Органические системы...

Способность к передвижению - Соединение

Чувствительность - Соединение

Органические соединения выполнены

Юнит № 127 активирован

№ 127 Порядок стирания памяти

... Инициирован

Ошибка

Ошибка

Ошибка

Ошибка

Ошибка

Ошибка

Ошибка

Ошибка

Ошибка

Ошибка

Ошибка

Ошибка

Ошибка

Ошибка

- № 127, Приступить к порядку выполнения работы!..

- Всем Юнитам:

№ 127 неисправен.

Найти и уничтожить!..


Слышишь, с барабаном мешаются звуки тубы,

Лунный диск постепенно идет на убыль,

Будто кто-то режет кусок от бока,

Чтоб карманы набить серебристым светом.

Запахом диких слив повело с востока,

Скоро их сможем рвать прямо с усталых веток.

Ветер клочья тумана несет, как кружева с подола.

Отпусти лошадей. Мы наконец-то дома.

Им ни к чему здесь сёдла, узда, подпруга...

Здесь всё ни к чему для тех, кто нашел друг друга.


Лю Пикалова "Идущий да обретет"


Часть 2. Робот Единорог Атакует... И Выигрывает


Глава 2. Сюрприз.


Всего золота мира мало,

Чтобы купить тебе счастье.

Всех замков и банков не хватит,

Чтобы вместить твои страсти.

Невозмутимый странник,

Неустрашенный адом,

Ты — Человек без имени,

Мне страшно с тобою рядом!


Ты проснулся сегодня рано

И вышел на большую дорогу,

И тотчас все ракетные части

Объявили боевую тревогу.

И если случится комета,

Ты ее остановишь взглядом,

Ты — Человек без имени,

Я счастлив с тобою рядом!


Возьми меня, возьми

На край земли

От крысиных бегов,

От мышиной возни.

И если есть этот край,

Мы с него прыгнем вниз.

Пока мы будем лететь,

Мы будем лететь,

Мы забудем эту жизнь.


Всех женщин мира не хватит,

Чтобы принять твои ласки.

Всем стрелам и пулям армий

Ты подставишь себя без опаски.

Непокоренный пленник,

Не замечающий стражи,

Ты — Человек без имени,

Нагой человек без поклажи.


Возьми меня, возьми

На край земли

От крысиных бегов,

От мышиной возни.

И если есть этот край,

Мы с него прыгнем вниз.

Пока мы будем лететь,

Мы будем лететь,

Мы забудем эту жизнь.


Илья Кормильцев "Человек без имени"


Вестник Кантерлота:

"Пришельцы в Понивиле! Власти скрывают!!!

Почему бездействуют Пони В Черном? О чем молчит принцесса Селестия? Куда смотрит принцесса Луна? Что, Дискорд побери, происходит? Почему в конце концов негодует Рэинбоу Дэш?

Об этом и многом другом вы НЕ узнаете в этом выпуске.

И все-таки почему негодует Рэинбоу Дэш?"


«Копыта?… Нет, ну вот кто бы мог подумать: теперь у меня есть КОПЫТА!…»- эта вполне очевидная мысль тем не менее на очень продолжительное время повергла в ступор серебристого единорога («Ах, ну да, конечно, у меня же теперь еще и РОГ есть!!!») с радужными гривой и хвостом, стоявшего сейчас возле небольшого озера (нет, ну как озера? Скорее даже озерца или может быть пруда… прудика? Ну хорошо, возле большой лужи...цы) на тропинке, ведущей к лесному массиву, и со смешанным чувством ошалелого любопытства рассматривающего свое отражение.

Наконец это «увлекательное» занятие ему надоело, и он огляделся вокруг, ничего необычного, впрочем, не обнаружив: «вроде все, как всегда: тоже небо – опять голубое, тот же лес, тот же воздух и та же вода», только смутное подозрение о хрупкости окружающей идиллии никак не оставляло в покое, как будто говоря: «Ну вот сейчас, ну еще немножко подожди и все, и настанет совсем»… Он подождал. Совсем не настало.

«Что ж, ладно, давай-ка теперь посмотрим, на что хоть способно это… тело»- с этой мыслью Единорог подался назад и встал на задние ноги. Новая оболочка была на удивление послушной и удобной, более того, встав на дыбы, он так и остался стоять, как если бы для него это было совершенно естественное состояние.

«Так, значит антропоморфные функции я здесь не до конца растерял, — с удовлетворением отметил единорог про себя, — ну а еще что ты умеешь?»

И словно в ответ на его немой вопрос лучи выглянувшего из-за тучи солнца дотронулись до него, и он тут же почувствовал необычайный прилив сил, как будто подталкивающий стремглав ринуться с места. Что он, недолго думая и сделал.


Поле ковровое грезится, мечтается,

Кони красивые в ковылях ласкаются

Гривы не стрижены, копыта не кованы

Волею венчаны и судьбой милованы.


Николай Емелин "Поле ковровое"


Этот обычный погожий день не предвещал жителям Понивиля ничего необычного (действительно, что экстраординарного может случиться в городке, населенном ГОВОРЯЩИМИ на английском языке пони? «Не смешите мои подковы!»). Все занимались своими делами: отдых, работа (да, кое-кто пашет и по выходным, знаете ли), и только старые бодрые...эм, в смысле, добрые друзья-поняшки собрались снова вместе на своей любимой полянке для еженедельного выгула домашних питомцев: фиолетовая аликорн и принцесса в одном лице (мордочке?) Твайлайт Спаркл (да, да, именно так, даже титулованные особы изредка позволяют себе расслабиться со старыми друзьями) и ее филин Совелий, розовая пони-кондитер Пинки Пай и беззубый крокодильчик Гами, оранжевая пони-фермер Эпплджек в своей неизменной ковбойской шляпе и собака Вайнона, белая единорог-дизайнер Рэрити вместе с кошкой Опал, желтая пегас-...(ммм)ветеринар Флаттершай и кролик Энджел.

- И че эт я ни разу не удивлена отсутствию Рэинбоу Дэш? — сердито буркнула Эпплджек, — дрыхнет небось до сих пор без задних копыт. Неудивительно, что ее питомец — черепаха.

- Зачем ты так, Эйджей? — робко спросила Флаттершай, — наверняка у нее были причины задержаться…

- Флаттершай права, Эплджек, — включилась в беседу Рэрити, — да и о Танке ты напрасно так нелестно отзываешься. Пусть я и не знаю, почему Рэинбоу сейчас здесь с нами нет, но…

- Ой, а я знаю, а я знаю! — внезапно затараторила Пинки Пай, — она отсутствует по одной простой причине, и я до сих пор не понимаю, как вы, девочки еще об этом не догадались…

- Пинки Пай! — вознегодовала Рэрити, — ну где твои манеры? Тебя никто не учил, что нехорошо перебивать других? Имей терпение и дождись своей очереди, — продолжала сетовать на розовую пони белая единорожка в то время, как «виновница» беззаботно насвистывала какую-то только ей одной известную песенку, — кстати, и о чем это мы должны были по-твоему догадаться?

- Глупенькая, это же так просто! Дэши приготовила нам сюрприз.

- Какой? — поинтересовалась Твайлайт Спаркл.

- Ну соник рэинбум конечно!

- И что, позволь спросить, заставило тебя так считать? — поинтересовалась модница вкрадчивым ехидным голосом.

Пинки Пай захихикала и, ничего не сказав, только молча указала копытом куда-то вверх за спинами окруживших ее друзей. Те одновременно обернулись, как раз вовремя, чтобы быть застигнутыми врасплох ударной волной от преодоления звукового барьера, которая в свою очередь осадила поняшей на землю и навела беспорядочный шорох в их гривах и хвостах, чего правда никто, кроме сразу же запричитавшей в фирменном стиле корлевы драмы Рэрити, и не заметил. Все их внимание в этот момент было приковано к пронзившей небо радужной горящей стреле.

- Ну и чем это вы здесь все без меня занимаетесь? — внезапно раздался рядом с ухом Пинки Пай такой знакомый задорный мальчишечий голос, который она ни с кем на свете в жизни бы не перепутала.

- О, привет, Дэши! Да ничего особенного, просто смотрим как ты в небе делаешь для нас соник рэинбум…

Эта фраза розовой пони мгновенно произвела эффект разорвавшейся бомбы и словно вывела из оцепенения всех остальных поняш, которые молниеносно развернулись, будто боясь, что Рэинбоу Дэш испарится в воздухе. Но нет, удивительно конечно, но этого не произошло. Голубая пегас с радужными гривой и хвостом как ни в чем не бывало стояла рядом с Пинки Пай. Хотя «как ни в чем не бывало» это наверное слабо сказано, ибо выражение мордочки Рэинбоу Дэш выражало, как бы это помягче сказать, определенную степень озадаченности, что ли? Как впрочем и у всех остальных.

Ааааааххххх! — знаменитый вздох-возглас-вскрик (нужное подчеркнуть) Пинки Пай нарушил повисшую было в воздухе тишину, — Рэинбоу Дэш, ты здесь? Но ведь ты не можешь быть здесь, потому что прямо сейчас ты летишь в небе и делаешь соник рэинбум, а там в небе это можешь быть только ты, так как преодолеть звуковой барьер и оставить за собой радужный шлейф может только настоящая Рэинбоу Дэш, а это значит, что ты не Рэинбоу Дэш! Ты не Рэинбоу Дэш, Рэинбоу Дэш? Тогда кто же Рэинбоу Дэш, а, Рэинбоу Дэш? Если ты не Рэинбоу Дэш, тогда я Рэинбоу Дэш?! Но если я Рэинбоу Дэш, то кто же тогда будешь ты?!

Видимо эта гневно-вопросительная тирада привела пегаса в чувство, поскольку она встряхнувшись, недовольно помотала головой и, подобрав с земли упавшую челюсть, воскликнула:

- Пинки Пай, не дури! Ты прекрасно знаешь, что я — это я.

- Докажи это!!!

На мгновение Рэинбоу Дэш опешила, но быстро собравшись с мыслями, загадочно усмехнулась:

- Как пожелаешь, подруга! Как насчет того, чтобы я рассказала всем остальным про то, как однажды в свой день рождения ты хотела променять нас всех на ведро репы, мешок муки, камешек и ват…

- Ах, Дэши, это в самом деле ты! — заключила в крепкие обьятия Рэинбоу Дэш Пинки Пай.

Все остальные пони весело засмеялись над этой картиной, все, кроме голубой пегаски:

- Тем не менее на повестке дня остается серьезный вопрос: кто это там в небе сейчас выделывает МОИ фирменные радужные пируэты? Именно это я сейчас и собираюсь выяснить, — сурово проговорила Рэинбоу Дэш и уже собралась было рвануть ввысь вслед за радужным следом, как ее остановила розовая пони.

- Нет, Дэши, ты не сможешь это догнать кем и чем бы оно не было.

- Это еще с какого перепугу?

- Глупенькая, подумай сама: оно уже летит на сверх звуковой скорости, а ты сейчас будешь только разгоняться. так что ты за этим ну никак не угонишься.

- И как ты только до этого додумалась, а, Пинки Пай?

- Какая же ты все-таки смешная глупышка, Твайли, это же ОЧЕВИДНО!

- И что же нам теперь делать?

- Я его догоню! — пафосно ответила Пинки Пай, приняв позу супермэна и выставив вперед одно копыто.

- Ты?! — хором воскликнули все пони.

- Да, именно я, — согласилась с ними розовая пони и, прежде чем кто-либо успел что-либо возразить, умчалась прочь и скрылась за ближайшим холмом, оставив обескураженных друзей молча смотреть ей вослед.

- Скажи, Дэш, — тихо шепнула пегасу Эпплджек, — а ты ведь сегодня проспала и поэтому опоздала на день выгула питомцев, не так ли?

- Что? — переспросила было Рэинбоу Дэш, а потом вдруг согласилась, — а ну да, конечно. А что?

- Нет, ровным счетом ничего. Просто хотела спросить…


Это новое тело было просто… ВОСХИТИТЕЛЬНО! Сорвавшись с места в галоп по лесной тропе и стремительно набрав скорость, серебристый единорог даже и не предполагал, что он может передвигаться настолько быстро: все его датчики едва поспевали фиксировать окружающее пространство, выдавая информацию о препятствиях едва ли не в самый последний момент. Вот и сейчас сообщение о внезапном пне, появившемся у него перед глазами, прибыло слишком поздно. Времени на раздумье не оставалось, поэтому единорог решил просто перепрыгнуть корягу… и неожиданно для себя самого оказался в воздухе на высоте нескольких десятков метров над землей: «Хм, реактивные ускорители, вмонтированные в конечности? Детка, ты мне начинаешь нравиться все больше и больше! Правда неплохо было бы подумать о том, как же я буду приземляться»…

Словно услышав его мысли и вспомнив о всемирном законе земного притяжения (проклятый Ньютон), земля начала стремительный разбег навстречу единорогу. Такой радушный прием его нисколько не обрадовал, и он недовольно забил копытами в воздухе, как вдруг мгновение спустя осознал, что заработавшие на всю катушку ускорители буквально позволяют ему «бежать» по небу! Испустив восторженное ржание («Прощай, земля — в добрый путь!»), единорог на всех парах помчался вперед и тут же… преодолел звуковой барьер, о чем ему незамедлительно было доложено в виде сообщения.

«Воздух выдержит только тех, только тех, кто верит в себя… а еще тех, у кого в загашнике завалялись реактивные ускорители», — с удовольствием подумалось единорогу. Оглянувшись через плечо, он увидел нескончаемый радужный след, тянущийся следом за ним: «Однако, маскировка у меня похоже оставляет желать лучшего… Хотя с другой стороны, кто еще кроме меня сможет двигаться здесь с подобной скоростью?»

Придя к мысли, что очевидно никто, он продолжил напевать про себя: «Ветер дует туда, куда прикажет тот, кто верит в себя»…

- СЮРПРИЗ!

«Что за…? Проклятье!… Чтоб тебя!!!»

Внезапно из-за ближайшего облака прямо на траектории его пути возникла пони-пегас с фиолетовыми глазами (даже скорее глазищами), белоснежно-белой масти с золотисто-желтыми гривой и хвостом. Впрочем хорошенько рассмотреть ее у него уже времени не оставалось, надо было мгновенно принять решение, чтобы избежать столкновения. И единорог его принял: не имея возможности ни обойти препятствие на подобной скорости, ни перепрыгнуть ее, он просто взял… и кувыркнулся вниз. Возможно не самое разумное решение, принятое за всю его жизнь: полностью потеряв управление над собственным телом, единорог кубарем сорвался по направлению минус-вверх и, набрав стремительный разбег, со всего размаху рухнул в объятья так долго пребывавшей в разлуке с ним и наверняка успевшей соскучиться землей («Привет… земля…»).

- Внимание! Вследствие внезапной перегрузки большинства компонентов системы центральным процессором было принято решение о перезагрузке всей системы. Пожалуйста, не отключайтесь от сети, перезагрузка начнется через 3… 2… 1…


«Вестник Кантерлота.

Внимание! Министерство погоды предупреждает: в связи с участившимися в последнее время странными радугами (определенные достоверные источники утверждают о скором пришествии радуги-мутанта!!!) и побочными эффектами вроде легких землетрясений, постарайтесь некоторое время не покидать свои дома без крайней необходимости. Если же вы все-таки собираетесь выйти по каким-либо неотложным делам, учтите: возможны осадки в виде единорогов…»


«Выберите параметры запуска системы:

- Обычный

- Безопасный»

«Обычный».

- Вы уверены?

«Да, чтоб тебя!…»

- Центральный процессор настоятельно рекомендует вам выбрать «Безопасный» режим запуска сис…

«Enter, твою мать…»

- Добро пожаловать.

Поначалу единорог, придя в сознание, ничего вокруг себя не увидел и даже решил было, что случилось непоправимое: от такого мощного удара у него разбились окуляры, и теперь он просто-напросто ослеп. Но в тот же миг ему пришло сообщение, прочитав которое, он, будь у него легкие, облегченно бы вздохнул: «Текущее местоположение — два метра тридцать восемь сантиметров под землей (относительно поверхности) ".

«Мы вышли за рамки земных представлений и даже представить себе не могли, что выше всех горестей, бед и лишений мы будем под слоем промерзшей земли»… Так, с этим определенно пора завязывать, а то что-то до добра пока это ну никак не доводило, зато в кучу г…рунта вляпаться умудрился. А жаль, всегда хотел быть народным певцом», — мечтательно подумалось единорогу.

Приложив некоторые усилия, он без особого труда выбрался из образовавшегося кратера… и замер от неожиданности, обнаружив вокруг воронки шестерых разноцветных лошадок, смотрящих на него всеми двенадцатью широко раскрытыми от изумления глазами. Первой нарушила гробовую тишину Рэинбоу Дэш:

- Он… ЕДИНОРОГ! — сдавленно проговорила она.

- Он сияет на солнце! — мечтательно воскликнула Рэрити.

- Он радужный прямо как ты, Дэши! — подхватила Пинки Пай и тут же перевела взгляд на остальных подруг, видимо ожидая, что они примут правила новой игры, однако, оставшаяся троица не поддержала ее энтузиазма, вместо этого с интересом-страхом-сомнением глядя на пришельца.

«Они РАЗГОВАРИВАЮТ! — констатировал услышанное серебристый единорог, — так, это надо хорошенько обмозговать… желательно в одиночку… и конечно же подальше отсюда!»

Не говоря ни слова, он внезапно присел на все четыре ноги и резко рванулся в небо, мгновенно преодолев звуковой рубеж… как вдруг ощутил, что какая-то непреодолимая сила притягивает его обратно, причем точно с таким же ускорением, с каким единорог собрался сбежать:

«Какого…?!»

Он успел подумать только это как раз перед тем, как его со всей мочи размазало о радужно-звуковую волну, им самим же и созданную.

— Внимание! Вследствие внезапной перегрузки большинства компонентов системы центральным процессором было принято решение…

«Да ты наверно издеваешься надо мной?!»

… о перезагрузке всей системы. Пожалуйста, не отключайтесь от сети, перезагрузка начнется…

«Нет, нет, НЕТ! Не смей, слышишь меня?!»

… через 3… 2…

«Надо было выбрать «Безопасный режим»…

… 1…

- Нет, ну вы можете себе только это представить?! Мало того, что он всего лишь единорог, которому хватает совести носиться по небу и воровать мои трюки, так этот… этот… еще и МОЙ соник рэинбум делает С МЕСТА!!!

- Твайли, а что это сейчас собственно произошло?

- Да ничего особенного, Рэрити, просто я на всякий случай окружила место падения невидимой магической сферой… знаешь, случаи ведь бывают разные.

- И че эт нам теперь с ним делать?

- Ну, я свяжусь с принцессой Селестией, ведь насколько я понимаю, у нас тут очередной незваный гость, а это как ты знаешь с некоторых пор ее юрисдикция.

- ЧТО? Ты хочешь сказать, что это ПРИШЕЛЕЦ?!

- Да, Пинки, именно это я и хочу сказать.

- Ой, а можно мне будет устроить для него «Добро пожаловать, очередной незванный гость-пришелец-вечеринку»?

- Не думаю, Пинки Пай, разве что ты сможешь украсить его камеру предварительного содержания.

- Пришельцы, пф…


«Выберите параметры запуска системы:

- Обычный

- Безопасный»

«Безопасный…»

- Центральный процессор благодарит вас за сотрудничество и разумно принятое решение…

«А, иди ты.»

- Добро пожаловать, — прозвучало откуда-то сбоку.

Единорог встал на ноги и осмотрелся по сторонам: он находился в каком-то небольшом помещении, щедро украшенном разноцветными шарикам, ленточками и гирляндами, а пол под ногами был весь усыпан конфетти.

«Похоже на подвал», — сделал он вывод, заметив отсутствие в комнате окон и дверей и наличие лестницы, уходящей куда-то вверх. Прямо рядом с лестницей стояли все шесть его недавних знакомых лошадок а вместе с ними еще и маленький… фиолетовый с зелеными шипами…

«Центральный процессор, не спи! Кто это?»

- Очевидно, детеныш дракона, судя по всему самец, впрочем я могу ошибаться…

«И зачем ты тогда мне нужен», — недовольно подумал единорог и сделал пару шагов навстречу пони, как вдруг уперся рогом в какое-то невидимое препятствие.

- А, а, а, не так быстро здоровяк! Я установила магический барьер, так что не пытайся снова сбежать. Сначала мы все хотим узнать кто ты или что ты есть, откуда ты пришел, и самое главное: с какой целью? — проговорила торжественным голосом фиолетовый аликорн.

- Знаешь, ты выглядишь так, словно заранее подготовила всю эту речь. На бумажке случайно не написала? — поинтересовался единорог, впервые за все время своего пребывания здесь сказав что-то вслух, про себя же он подумал:

«ЦП, что за чушь она несет? Какая еще магия-шмагия?»

- Магия (лат. magia) — понятие, используемое для описания системы мышления, при которой человек обращается к мистическим силам с целью влияния на события, а также реального или кажущегося воздействия на состояние материи…

«Ах, чтоб тебя…! Я не это имел ввиду».

- Девочки, оно говорит, не раскрывая рта!

Услышав это, серебристый единорог решил наконец прояснить ситуацию и расставить все точки над i:

- Мне кажется, мы с вами как-то неправильно начали знакомство. Пришла пора исправить это упущение. Итак, обо всем по порядку: я — робот единорог, имени у меня нет, но есть программное обеспечение «Sorcerer» версия один точка семьдесят пять, которое отражает всю мою сущность, так что можете называть меня именно так, прибыл я из сюда из другого мира, одного из многих, где я успел побывать, перечислять их все не имеет смысла. Я ничего не забыл? Ах да, ну конечно, «и самое главное: с какой целью?» Что ж этого я вам пока сказать не могу.

Некоторое время пони переваривали услышанное, а затем «плотину» внезапно прорвало:

- А че эт такое «робот»? Это ты как та кобылка Кибернетика что ли?

- Ну, то что ты маг, волшебник и чародей мы уже и так поняли, только невероятно сильный в магии единорог сможет (и сможет ли?) нестись по небу со сверхзвуковой скоростью, а вот что такое «программное обеспечение»…

- А как ты можешь говорить, не открывая рта?

- И что это ты удумал себе: «Я не буду рассказывать вам о своей цели»? Ты что, шпион? Лучше сразу по-хорошему так и скажи…

- Ах, девочки, все-таки как же он сверкает!…

Сраженный поначалу шквальным перекрестным вопросным «огнем», единорог пришел в себя и, подняв копыто кверху, призывая тем самым к тишине, сказал:

- Так, все ясно, этак у нас с вами конструктивной беседы не выйдет, давайте по очереди: и для начала, где я?

- Ой, ты в подвале, оборудованном под комнату предварительного содержания для пришельцев из других миров, которую я украсила для тебя, чтобы тебе не было так неуютно, в библиотеке города Понивиля, в которой живут наша принцесса-аликорн Твайлайт Спаркл и ее помощник детеныш дракона Спайк, которые родом из столицы Эквестрии — Кантерлота, расположенного, кстати, неподалеку отсюда, где в свою очередь живет наша главная принцесса Селестия, от которой мы ждем ответ, что нам с тобой делать дальше, а под «мы» я имею ввиду конечно же себя: меня зовут Пинки Пай, привет! Эплджек (указывая копытом на ту, которая в шляпе), Рэрити, Флаттершай и…

- ПИНКИ ПАЙ! — прервала подругу…

… Рэинбоу Дэш… — закончила Пинки Пай.

- Какого сена, да ты же все ему рассказала! А если он ШПИОН?! И вообще здесь мы задаем вопросы.

- Но, Дэши, я точно уверена, что он не Шпионов Шпион Шпионович.

- Откуда такая уверенность? Ах да, позволь, угадаю сама: Пинки-чувство?

Розовая пони энергично закивала головой в ответ с широкой улыбкой на лице.

- Нет, я так просто не могу, вот умора! — рассмеялся Сорцерер.

- Что смешного? — недовольно спросила голубая пегаска.

- Не что, а кто. Вы. Вы невыносимо забавные, особенно в гневе, — перевел дух единорог, — ладно, это все, конечно, весело, но я принял решение.

- Какое, если не секрет? — съязвила Рэинбоу Дэш.

- Я буду вести переговоры только с равным, с той пони, которая смогла меня поймать.

Прочитав недоумение в глазах присутствующих, Сорцерер решил уточнить:

- С той самой пони-пегасом с фиолетовыми глазами, белой масти и золотистыми гривой и хвостом.

- С кем?

- А кто это?

- Ну, это уже не моя проблема, я свое слово сказал, дальше дело за вами, а пока прошу меня извинить, мне надо осмыслить случившееся, — сказав это Сорцерер сел прямо там, где стоял, оставив ошарашенных пони самих обдумывать его слова, его глаза потухли, а грива и хвост потускнели.

- Что это с ним?

- Похоже, он впал в спячку…

- Скорее в медитацию.

- Фу, как это грубо (но все-таки как он сияет!)!

- Ладно, девочки, предлагаю пока пойти наверх и поискать описание этого существа в библиотеке.

- Ну, Твайлайт!

- И это не обсуждается.

После того, как вся дружная компания удалилась, Сорцерер обратился к центральному процессору:

«ЦП, Мне нужен полный анализ случившегося с момента моего прибытия в этот мир с последующим отчетом. И поскорее.»

- Принято к исполнению…


Глава 1. Призрак В Сияющих Доспехах.


Солнцем согретые, ливнями умытые,

Спины не сёдланы и кнутом не битые

Росами поены, ветрами крещёные

Бегают по полю, бегают влюблённые.


Николай Емелин "Поле ковровое"


Почувствовав вдруг в комнате чье-то присутствие, робот единорог резво вскочил:

- Зачем ты хотел видеть меня? — громко и величественно произнесла белоснежная пони-пегас с солнечной гривой, стоящая прямо перед ним за границей невидимого магического барьера, державшего его в заключении.

- Ну вот наконец-то мы и встретились, чтобы поговорить наедине, Пинки Пай, — усмехнувшись, проговорил Сорцерер, — Право, оставь эту манерность для Твайлайт Спаркл, амплуа хохотушечки тебе больше идет.

- Что? О чем это ты? Я не знаю никакой Пинки Пай! Меня зовут Сюрприз, — с обидой и удивлением одновременно воскликнула пегасиха.

- Ай-ай-ай, Пинки Пай, обманывать нехорошо…

- Пинки Пай, ты здесь? Твайлайт просила передать тебе, чтобы ты была осторожна с пришельцем и ни в коем случае не заходила за барьер, — раздался голос Спайка, спускающегося вниз.

В ту же секунду с пегасочкой произошла мгновенная метаморфоза: ее грива, хвост и шерстка порозовели, а крылья испарились, словно их и не было, она повернулась на зов и с недовольством ответила:

- Оки-доки-локи, Спайк, я учту. Спасибо, и… можешь не спускаться.

- О.К. Пинки, как скажешь.

Убедившись, что дракончик ушел, розовая пони обреченно обернулась:

- Ты никому не расскажешь об этом? — с мольбой в голосе спросила она.

- Да ради бога, обещаю…

- Поклянись Пинки-клятвой!

- Пинки-ЧЕМ?

- Я клянусь, а если вру, кексик в глаз себе воткну!

- Жестоко… ну, ладно, — повторил единорог увиденные манипуляции.

- А как ты догадался о том… ну, кто я на самом деле?

- Это же элементарно, Пинки! Одинаковые пропорции и голоса, кудрявые прически, ну и конечно же (внимание, барабанная дробь!) — попосимволы в виде воздушных шариков.

- Это КЬЮТИМАРКИ! — розовый окрас Пинки Пай стал внезапно гораздо гуще.

- Кьюти… что? — поинтересовался единорог.

- Ну, кьтимарки — отметки, отражающие особый талант каждого пони и его предназначение в жизни. У тебя, кстати, нет, как я посмотрю.

- А как вы их получаете?

- Хм, для этого нужно время.

«Значит мое пока еще не пришло… ЦП, вот тебе задание: проанализируй варианты моего предназначения в этом мире и дай мне отчет по САМЫМ ВЕРОЯТНЫМ.»

- Принято к исполнению.

- Что ж, Пинки Пай, вот об этом то я и говорил всем вам, когда сказал, что не знаю о своей цели…

- Нет, нет, нет, ты сказал, что не будешь нам пока об этом рассказывать.

- Ой, ну не придирайся, пожалуйста! Видишь ли, в каждом мире, где я побывал, передо мной возникала какая-нибудь определенная задача, после выполнения которой меня забрасывало в следующую реальность.

- Так ты это не контролируешь?

- Браво, Пинки, возьми пирожок с полки.

Розовая пони с энтузиазмом повертела головой, видимо в поисках полки с обещанным пирожком.

- Эээ… забудь, не бери в голову. Так вот, — продолжил единорог, еле сдерживая смех, глядя на разочарованную мордочку Пинки Пай, — пойми, путешествуя от одного мира к другому, я каждый раз меняю оболочку…

- Оболочку?

- Ну да, я же говорил, что я робот… как же тебе объяснить? В общем, я представляю из себя что-то вроде призрака в сияющих рыцарских доспехах…

- ПРИЗРАКА?! — вскрикнула в ужасе Пинки Пай и пулей умчалась из подвала.

-… без страха и упрека…


«Ну вот что мне теперь с этим делать?»

- Мне начать поиск ваших дальнейших возможных действий?

«Нет уж, спасибо, сам как-нибудь разберусь!»

Только он подумал об этом, как вдруг откуда ни возьмись… появилась Пинки Пай в костюмчике охотника за привидениями и в полной боевой выкладке:

- Ну все, гадкий призрак, приготовься к живительной порции плазмы!

- Пинки Пай, я не призрак.

- Ты не призрак? — жалобно переспросила розовая пони, ее воодушевление явно упало ниже плинтуса.

- Да, Пинки, как мне не прискорбно тебе об этом сообщить, но Я НЕ ПРИЗРАК.

- Тогда кто же ты?

- Все мне это ОКОНЧАТЕЛЬНО надоело, буду изъяснять вашим же языком: я невероятно сильный маг-путешественник во времени и пространстве, попадаю в какой-нибудь мир, совершаю геройский подвиг, выполняю возложенную на меня миссию, покидаю одно тело, перемещаюсь в другое и так бесконечное множество раз. Вот как-то так, — неуверенно закончил Сорцерер, глядя на распахнутые глаза Пинки Пай.

- Ух ты ж, как здорово! Расскажи подробнее!!!

- Но…

- Расскажи-расскажи-расскажи!

-Лад… но, но при одном условии: взамен ты подробно расскажешь мне обо всем, что у вас тут творится…


… таким образом я оказался заключен в ультра-высокотехнологичный-неразрушимый-супер-космический-кибер-скафандр. Этот самый скафандр был украден у профессора Обезъяноголова (он же обезьяна Профессороголов), который создал его для Королевы Пульсирующе-раздуто-гнойно-потно-сочащейся Уродливой Слизнезадницы и который должен был вернуть Психо-ворон. Увы, последний перестарался и скафандр с вашим покорным слугой внутри упал на землю, прямиком на червяка по имени Джим. Так начался наш с ним совместный героический путь по спасению принцессы, в которую этот самый Джим не преминул влюбиться.

- Ой, а как ее зовут?

- Принцессу-то? Ее зовут… Конские яблоки! Как же ее там зовут? А, теперь это уже неважно.

- И чем все закончилось, чем все закончилось?

- Ну, одолев нечестивого Психо-ворона, наш герой, земляной червяк Джим, освободил из заточения томившуюся там любовь всей его жизни принцессу Как же ее там, Дискорд меня побери, зовут?!

- Что, прям так все и было?

- Хм, ты права, Пинки, я кое-что перепутал: одолев нечестивого Психо-ворона, наш герой, земляной червяк Джим, освободил из заточения томившуюся там любовь всей его жизни… КОРОВУ. Да, точно, именно так все и было!

- Разве?!

- Подловила ты меня, Пинки Пай, на самом деле все было именно так: одолев нечестивую КОРОВУ, наш герой, земляной червяк Джим, освободил из заточения томившуюся там любовь всей его жизни КОРОВУ.

- Ты УВЕРЕН?!

- Все, я сдаюсь: одолев нечестивую КОРОВУ, наш герой, КОРОВА, освободил из заточения томившуюся там любовь всей его жизни КОРОВУ.

- Так-то лучше.

- И не говори, Пинки Пай…

- Ладно, пошутили и хватит, а если серьезно, откуда ты?

- Пинки Пай и «серьезно»? Это что-то новенькое… — начал было Сорцерер, но, взглянув в глаза розовой кобылки, осекся, — А если серьезно, то я не знаю, Пинки Пай, а точнее не помню: Мой косми… межзвездный корабль потерпел крушение на плане… земле роб… а, какого сена, магов, на земле магов, таких же каким я стал теперь, они смогли каким-то образом достать мой при… мое сознание, душу из погибшего тела и поместили ее в стальные доспехи… Позже я сбежал от них и после бесконечно долгих скитаний очутился здесь у вас, возможно в самом лучшем из миров, по крайней мере из тех, где мне пришлось побывать.

- Ты же на самом деле ничего о нас не знаешь, — задумчиво ответила Пинки Пай.

- Зато теперь я знаю тебя, разве этого мало?

- Послушай, все, что ты мне сейчас рассказал… Это звучит так, как будто тебе все это… надоело?

- Так и есть, Пинки Пай, у меня было тысяча жизней, я же гребаный герой с тысячей лиц… «мудрому хватит одной единственной жизни, дураку же и тысячи мало». Я — бессмертный маг, Пинки Пай, это мой дар и мое проклятие… И мне такое положение дел невероятно опротивело. Все, о чем я мечтаю уже давным-давно, это обрести вечный покой… Но «покой нам только снится! Не для нас команда: Вольно! Отдохнем, когда раздавят»… да и что это мы все обо мне и обо мне, теперь твой черед, плутовка, расскажи мне об этом месте.

- И что же ты хочешь знать?

- АБСОЛЮТНО ВСЕ…

… Уже потом поздно вечером Твайлайт Спаркл вместе со Спайком и остальными пони, спустившись в лабораторию под библиотекой, были до глубины души потрясены открывшейся их взору картиной: Сорцерер — робот единорог, сидящий на полу и издающий тихое мерное гудение и Пинки Пай — розовая земная пони, уснувшая на полу рядом с ним и положившая свою очаровательно кудрявую голову ему на спину.

- Я так и знала, что она зайдет за барьер, — полу-недовольно полу-насмешливо сказала принцесса.

- Тише, Твайлайт, разбудишь! — прошептала Флаттершай.

- А шпион-призрак знает свое дело, — хмыкнула Рэинбоу Дэш, — вон как лихо он завербовал Пинки Пай!

- Знаешь, Дэши, я думаю, что на самом деле все с точностью до наоборот…


Глава 0. Пуск.


Поле ковровое грезится, мечтается

Кони красивые в ковылях ласкаются

Сказка разгадана, истина изложена;

Будет с тобой любовь, коль воля не стреножена!


Николай Емелин "Поле ковровое"


"Проснувшись" утром следующего дня, Сорцерер первым делом обнаружил фиолетового аликорна с любопытством его рассматривающего.

"Так, ЦП, я что-то не понял, сколько она здесь уже стоит, и почему ты меня не поднял по тревоге сразу же, как только ее высочество появилась?"

- Вообще-то именно так я и поступил, ибо она возникла из воздуха (видимо телепортировалась) несколько секунд назад.

"Хм..."- похоже крыть было нечем и робот единорог обратился к принцессе:

- Здравствуй, Твайли, что, позволь тебя спросить, привело в мою скромную обитель?

- Пинки Пай мне все о тебе рассказала, Сорцерер.

- Да неужели?

- Скажи, ты правда ничего не помнишь о своем прошлом до того, как ты стал... ну, таким?

- Истину глаголешь, Твайлайт Спаркл.

- Не паясничай, у нас тут уже есть один такой... кстати познакомься, дух хаоса - Дискорд...

"Вот тебе раз..."- подумал Сорцерер, когда рядом с аликорном возник... драконикус, чье тело с ног до головы было составлено самым хаотичным образом из частей разных животных: ветвистый и витой рога, крыло птицы и летучей мыши, лапа льва и орла ("ах ты жертва Франкенштейна").

- Вот тебе два,- констатировал центральный процессор, когда из-за спины Дискорда появился... еще один Дискорд.

- Вот тебе три!- хором сказали... три драконикуса и одновременно протянули лапы для рукопытопожатия.

- ДИСКОРД!- словно из ниоткуда поразил всех присутствующих громогласный традиционный королевский кантерлотский голос темно-синего аликорна, присоединившегося ко всей честной компании и заставивший Дискорда сократиться втрое.

- ... и ее величество принцесса ночи младшая сестра принцессы Селестии - Луна,- закончила Твайлайт Спаркл.

- Я невероятно польщен тем, что до моей скромной персоны снизошли такие важные особы,- искренне веселился серебристый единорог.

- Я попросила Дискорда как непревзойденного мастера гипноза (драконикус отвесил шутливый поклон) и принцессу Луну как покровительницу сновидений (величественный грацозный легкий кивок) оказать честь и помочь мне (а заодно и тебе) в одном маленьком исследовании,- при этих словах мордочка фиолетового аликорна приобрела чрезвычайно хитрое выражение.

- Боюсь спросить... и зачем нужно это "исследование"?

- Чтобы ВСПОМНИТЬ ВСЕ!..

- Очень любопытно, и как, позволь уточнить, вы собираетесь это провернуть?- ехидно поинтересовался Сорцерер.

Вместо ответа к нему практически в упор подошла принцесса Луна и своим "нежным" голоском воскликнула:

- СПАТЬ!

На что драконикус просто не мог не позлорадствовать:

- Ваше ночнейшество, неужели вы и правда считаете, что таким "тихим" способом вы заставите его... уснуть?!- обескураженно закончил Дискорд свою тираду, глядя на отрубившегося робота единорога.

- Что ж приступим,- сухо произнес дух хаоса, а его глаза при этом словно закрутились спиралью.


Запись исследования подавленных воспоминаний объекта "Sorcerer":


"...Сколько я себя помню, всегда видел цветные сны. Более того, никогда, если мне не изменяет память, не мог понять разницы между явью и сном. Осознанное сновидение, предложите вы? Нет, это не для меня (пробовал - не помогло). Я ведь даже в подростковом возрасте страдал (или наслаждался? Пожалуй, все-таки страдал) лунатизмом, причем снохождения свои помнил очень отчетливо, но так же как и в случае со сновидениями никак не мог повлиять на происходящее, поскольку воспринимал все так, словно это было на самом деле (хм, но ведь это и было на самом деле? А, неважно). Печально, не так ли? Скорее нет, чем да. Поясню: невозможность влияния и осознания иллюзорности в свою очередь давало непередаваемое ощущение присутствия и порождало переживания, ничем не отличимые от настоящих (настоящих ли?). И каждый сон таким образом становился одновременно путешествием и просмотром нереальнейшего кинематографического действа. Ну что, моя маленькая пони, добро пожаловать в клуб кинопутешественников?.."


Письмо от принцессы Твайлайт Спаркл к принцессе Селестии:


"Дорогая принцесса Селестия,

Вы не поверите, но у нас в Понивиле очередной пришелец! Правда есть одно но: он единорог... а еще он робот (почти как наша с вами общая знакомая Кибернетика, в смысле, что у него есть самосознание), который может делать радужный удар (да-да, летающий единорог без крыльев, Рэинбоу Дэш просто кипит от злости!).

Проведя с помощью Дискорда и вашей младшей сестры принцессы Луны исследование его памяти, мы пришли к неутешительному выводу: дальше воспоминаний о крушении его межзвездного корабля на планете (Железя...) киборгов, спасших его разум от неминуемой гибели, нам продвинутся не удалось, складывается впечатление, что до этого момента его просто не существовало, глупости конечно, но все же...

Тем не менее, я узнала, что он, будучи практически неуязвим за счет своего "программного обеспечения" (как я поняла - это какая-то особенная (уличн...) темная (цыганс...) магия, может перемещаться между мирами и менять свою текущую оболочку только после выполнения конкретной задачи, рандомно определяемой каждый раз по-новому.

Как бы то ни было, настоятельно прошу вас посетить Понивиль и во всем разобраться на месте.

Ваша преданная ученица,

принцесса Твайлайт Спаркл."


— Пинки Пай, вообще как долго меня здесь собираются держать? — спросил робот единорог розовую кобылку, заглянувшую к нему на следующий день.

- Хм, Твайлайт сказала, что она уже отправила полный отчет принцессе Селестии, и та даже ответила ей. Она написала, что лично прибудет сюда, чтобы посмотреть на тебя…

- Тоже мне, нашли экспонат.

-… вот, поэтому сейчас Твайли с остальными пони, а под остальными я подразумеваю всех жителей Понивиля в придачу, готовят город к приезду принцессы.

- И как давно у вас здесь стало так строго с пришельцами?

- Ну, как сказала принцесса Селестия (копирует аликорна): «Мне надоело, что Эквестрия становится похожа на проходной двор для всяких незваных гостей, пора прекратить это безобразие»… ну и дальше в том же духе. Она даже основала секретную иммиграционную службу "пони в черном", кажется, которая отлавливает этих самых пришельцев.

- А много их было до меня?

- Ты себе даже представить не сможешь! А началось все с единорожки по имени Лира, она оказалась в Эквестрии еще малюткой, человеческим детенышем, поэтому ее превратили в пони и отдали в приемную семью, но видимо прошлое не давало ей покоя, и в конце концов она узнала правду о своем происхождении, после чего вернулась в человеческий мир ко своей настоящей семье, потом из-за сбежавшего Дискорда вернулась обратно в Эквестрию, затем вместе шестью элементами гармонии снова в мир людей, а после победы над ним так вообще регулярно сюда наведывается, правда у нее одной такие привилегии, поговаривают, что она секретный агент на службе ее величества, — на одном дыхании выпалила Пинки Пай и, переведя дух, продолжила, — и вот с этого самого момента вас (в смысле пришельцев) как из рога изобилия прорвало: сначала была Челл (немая, а позже заговорившая пони), которая победила подлую вредную вредину Гладос с помощь магии порталов (она кстати сейчас живет в Понивиле), потом постоянно прячущий взгляд жеребец Тенегрив, который нас всех вроде бы предал, а на самом деле оказалось, что вроде как и спас от очередного пришествия Дискорда (бедный Дискорд, доставалось же ему раньше), он правда умер (Тенегрив, не Дискорд). Вот… Были здесь еще Макси и Рэй, Макси на пару с Дэринг Ду (нашей местной искательницей приключений на свой круп) одолел Дискорда… опять, а Рэй… (здесь голос Пинки враз погрустнел) Рэй поневоле стал участником политических интриг, которые привели к ОЧЕНЬ тяжелым последствиям для всех и вся, вот после этого у нас с пришельцами и стало все строго-настрого: «Как вы сказали вас зовут? Пришелец?! Извольте-ка, любезный, в гостях хорошо, а дома лучше.» Так-то. Особенно на пришельцев «везло» Рэинбоу Дэш (любят они ее, что ли?), она даже однажды сама попала в мир людей на целых пятнадцать лет (в том мире, у нас прошло две недели) из-за неудачного заклинания Твайлайт, с тех самых пор, как ты успел заметить, характер у нее стал… не очень. А еще у Твайлайт есть приемная дочь Никс — реинкарнация Найтмэр Мун, но это, кажется, немножко из другой оперы.

Все это время Сорцерер слушая Пинки, буквально впитывал в себя каждое ее слово, отфильтровывая с помощью ЦП интересовавшую его информацию, как вдруг единорог почувствовал, что как никогда близок к разгадке, но его не оставляло ощущение, что он упустил какую-то очень важную деталь. Внезапно робот краем глаза увидел где-то сбоку позади себя какую-то вспышку. Оглянувшись назад, он тем не менее ничего подозрительного не обнаружил.

- Ух ты, у тебя появилась кьютимарка, — радостно воскликнула Пинки Пай, — правда, только на одном боку.

Сорцерер тут же посмотрел на свой круп, на котором теперь красовались синий и оранжевый… порталы?

- Пинки, дорогая, как ты говоришь, звали ту пони, которая победила некую Гладос при помощи «магии» порталов?…


Некоторое время спустя после того, как Пинки Пай по просьбе Сорцерера отправилась искать Челл, чтобы привести ее к нему, единорог вдруг услышал насмешливый голос откуда-то сверху:

- Так, так, так, посмотрите-ка, что это тут у нас: призрак-пришелец-шпион в одной наглой морде!

- А, привет, Рэинбоу Дэш, я тоже рад тебя видеть. И ничего не наглая, правда-правда, я сам в зеркале видел.

- И у тебя еще хватает совести отрицать? Еще какая наглая: воруешь чужие трюки, делаешь соник рэинбум ЛУЧШЕ меня…

- Ох, Дэш, ты все еще…

- Зато я однажды сделала ДВОЙНОЙ соник рэинбум!

- А, ну да, конечно, прибегнув к допингу в виде волшебного зелья, которое ты «одолжила» у Твайлайт Спаркл и сровняв Понивиль с землей. Браво!

- Что? Откуда ты… КТО тебе рассказал?!

- Одна розовая птичка на хвостике принесла…

- Ну, Пинки Пай…

- Так, стоп, я уже вижу, куда ты клонишь, во-первых, НИКТО не сделает радужный удар лучше, чем ты…

- Но…

- Никаких «но»! Во-вторых, я же долбаный робот, Рэинбоу, подумай: МА-ШИ-НА, да это все равно, что телеге завидовать. Все мои таланты достались мне даром, да они по сравнению с тобой яйца выеденного не стоят!

- Почему это?

- Хотя бы потому, что ты всего этого добилась сама.

Эта простая мысль несказанно озадачила голубую кобылку:

- Точно… как же это я раньше… ведь я всего добилась САМА! — радостно воскликнула пегаска и, взлетев над полом, принялась победно приплясывать, — сама, сама, сама…

- Гкхм, — раздавшийся нарочито громкий кашель быстро привел ее в чувство.

- Хм, ну ладно, некогда мне здесь с тобой рассусоливать, меня там наверное Твайлайт уже с копыт сбилась искать… Все, мне пора!

- Эй, Дэш, — настиг ее возле самого выхода окрик единорога.

- Что?

- Мы же с тобой оба прекрасно знаем, что ты на двадцать процентов круче любой другой пони.

Рэинбоу Дэш ничего не ответила, но когда она разминулась на выходе из библиотеки с Пинки Пай и Челл, на ее мордочке играла невероятно довольная улыбка.

- А вы, оказывается, тот еще подхалим!

«И где это ты только таких слов нахватался, а, ЦП?»

- С понями жить…

«Я не льстил ей, просто все девушки любят комплименты, даже если они это скрывают».

- Даже такие девушки как Рэинбоу Дэш?

«Особенно такие девушки как Рэинбоу Дэш!»

- А вот и мы! Познакомься, Сорк, это Челл, Челл, это Сорцерер — робот единорог, о котором я тебе рассказывала, он хочет с тобой поговорить… — Пинки Пай поймала его выразительный взгляд, — наедине… что ж, пожалуй, не буду вам мешать!

Уходя, Пинки Пай сделала Сорцереру знак копытцем, мол, расскажешь мне все потом, на что он согласно кивнул, после чего обратился к «портальной» пони:

- Ну, здравствуй, Челлопони. Ну-ну, не хмурься, я пошутил. Расскажи мне, пожалуйста, о себе поподробнее. Особенно меня интересует, как ты победила некую Гладос…


- Сорцерер!… Ой, Челл, привет, а ты что здесь делаешь? — спросила немного обескураженная Твайлайт.

- О, Твайлайт, ты знаешь, а Челл уже уходит. Спасибо, Челл, ты мне невероятно помогла! Ты что-то хотела сказать, Твайли?

Дождавшись ухода пони, аликорн взволнованно выпалила:

- Принцесса Селестия уже здесь в Понивиле, я провожу тебя к ней с помощью магии, учти, барьер все еще активен, так что без глупостей!

- Ну если вы настаиваете, принцесса…


… Пробираясь через дремучие дебри вечно дикого леса, робот единорог не переставал чертыхаться:

«Сначала на меня напали какие-то нелепые деревянные собаки (развели тут псарню!), потом мантикора (МАНТИКОРА!!!), что дальше? Цербер? Химера? Или может быть гидра?! А медузы горгоны у них тут случайно нет?! Минотавров? Хотя, по сравнению с войнами чужих, это все детский лепет. Просто местная фауна, милые маленькие зверушки…»

- Прямо по курсу гидра…

«Ах ты, чтоб тебя…!»

-… и Цербер…

Через некоторое время Сорцерер выбрался ка опушку леса и перевел дух:

«Фуу, пожалуй, хватит на сегодня. ЦП, как там с пеленгацией, обнаружил что-нибудь похожее?»

- Вы мне не поверите, но похоже, что да…

- Зачем ты преследуешь меня? — вдруг раздался неподалеку четкий, выраженный механический голос.

Робот единорог огляделся и сразу же обнаружил… другого робота в форме пони, стоящего несколько поодаль и внимательно изучающего пришельца.

- Гладос? — на всякий случай поинтересовался Сорцерер.

- Да, это мое имя, но ты не отве…

Договорить она уже не успела, так как ее разнесло в клочья радужным ударом, созданным роботом единорогом за счет реактивных ускорителей с места, где он стоял еще мгновенье назад.

- Робот единорог атакует!… И выигрывает! — сказал самодовольно Сорцерер и посмотрел на все, что осталось от недавнего противника, — как конфетку у жеребенка… Что-то уж слишком это было просто…

Внезапно он рухнул как подкошенный, связанный со всех сторон невесть откуда взявшимися проводами. Неподвижно лежа на земле, Сорцерер, не в силах пошевелиться, только и мог, что смотреть, как в его сторону медленно но верно подползает голова робота по имени Гладос с одним уцелевшим глазом-окуляром, уставившимся прямо на него…


Разорвав небо радужным ударом, Гладос в теле робота единорога во весь опор летела в сторону Понивиля. Захватив эту оболочку под свой контроль, она сразу же по достоинству оценила скрывавшийся в ней потенциал. Теперь-то она сможет продолжить свои драгоценные опыты и никто не сможет ей помешать. Никто, кроме этой жирной толстой пожирательницы тортов... О, как же невыносимо долго ей приходилось прятаться в вечно диком лесу, вынашивая неосуществимые планы мести этой маленькой дряни… Челл…

- ЧЕЛЛ? — от неожиданности Гладос едва не рухнула на землю, но все же смогла удержаться в воздухе, перебирая копытами.

Ошибки не было: там внизу на улице Понивиля стояла столь ненавистная роботу пони и бесстыжими глазами смотрела прямо на НЕЕ! На Гладос!!! Хотя, нет, она же думает, что это тот дурачок робот единорог. Этот шанс нельзя было упустить, плевать на опыты, плевать на все на свете, есть только Челл, и надо сделать все возможное, чтобы ее больше не стало!

- Сейчас я тебя накормлю тортиком… С радужной начинкой!

Тщательно прицелившись, Гладос еще раз проверила намеченную траекторию, сделала поправку на ветер, поправку на поправку и, наконец, убедившись в невозможности ошибки, активировала реактивные ускорители… и рухнула наземь в паре метров от намеченной цели.

«Ойки…»

- Центральный процессор, что все это значит?!

- Центральный процессор со всей ответственностью готов подтвердить, что он здесь не при чем.

- Но тогда… тогда… — вдруг Гладос осенило, — НЕТ!!!

«Дорогая я дома!»

Взяв оболочку робота единорога снова под свой контроль, Сорцерер обратился к стоящей совсем рядом Челл:

- Челл, это я, Сорцерер, все кончено, скажи принцессе Селестии, что ее глупо-хитро-умная ловушка сработала…

- А я все слышу! — трудно понять, чего в голосе правительницы Эквестрии было больше: недовольства, что ее блестящий план назвали «глупо-хитро-умным», или искренней радости от того, что он сработал. Вместе с ней Челл и Сорцерера окружили едва ли не все жители Понивиля.

- ВЫПУСТИ МЕНЯ! — раздался вдруг бешеный рев изо рта единорога, заставивший половину поняшей в ужасе отшатнуться.

- Кто это там у нас так мило заговорил? — насмешливо поинтересовалась Селестия.

- Я — ДЬЯВОЛ! — другая половина жителей Понивиля от этих слов тут же упала в обморок.

- Ну, если ты дьявол, сам и освобождайся.

На это Гладос ответить было нечего. Принцесса тем временем обратилась к роботу единорогу:

- Сорцерер, я и все жители Понивиля бесконечно благодарны тебе…

- Ваше Величество, прошу простить мою бесконечную бестактность, но может не будем откладывать в долгий ящик и сразу приступим к делу?

Стоявшая неподалеку Пинки Пай, услышав эти слова и заподозрив неладное, встрепенулась и обратилась к негодующей Твайлайт («Как он мог так просто перебить принцессу?»):

- Твайли, о каком таком деле он говорит?

- А, они с принцессой Селестией договорились, что после поимки Гладос, его вместе с ней отправят на солнце… — задумчиво ответила все еще негодующая Твайлайт, — Ой, Пинки…

- Нет, стойте, вы не можете! — розовая кобылка выбежала из толпы и остановилась перед принцессой и роботом единорогом.

- О, привет, Пинки Пай, — равнодушным голосом сказал Сорцерер.

Не обращая внимания на Селестию, как будто ее тут рядом вообще не было, Пинки во все полные слез глаза смотрела на как ни в чем не бывало сидящего робота:

- Почему ты мне ничего не сказал?!

- А? А что я тебе ДОЛЖЕН был рассказать? Ой, ты, наверное, имеешь ввиду мой рейс в один конец на солнце? — равнодушие в его голосе сменилось насмешкой, — вообще-то это должно было быть секретом, — он недовольно окинул взглядом всю огромную толпу лошадок, — да как-то не вышло…

- Но я думала… — почти прошептала Пинки Пай сквозь подло неудержимые слезы.

- О чем, Пинки Пай?! — недовольство в голосе единорога сменилось на все нарастающую глухую злость, — ты — живая говорящая розовая пони, а я — РОБОТ, мечущийся между мирами как пинбольный шарик, что Дискорд тебя побери, у нас могло и может быть общего, скажи на милость? Что, нечего ответить? То-то же, пойдемте, Ваше Величество, у нас с вами осталось одно маленькое незаконченное дельце…

-… Я думала, что мы друзья, — уже совсем не сдерживаясь в голос рыдала Пинки Пай.

Сорцерер, уже было уходящий прочь, услышав эти невыносимые слова, остановился как вкопанный, затем, ничего не говоря, резко развернулся обратно и бросился к розовой кобылке…

- Принцесса, что же вы стоите? Ведь очевидно же, что он сошел с ума и собирается ее… ОБНЯТЬ?!

Нежно обнимая Пинки Пай, Сорцерер совершенно неслышно для всех остальных пони что-то тихо шептал ей на ушко, видимо сказанное возымело свой эффект, поскольку кобылка перестала вдруг плакать и даже смогла едва улыбнуться. внезапно позади где-то сбоку вспыхнуло и погасло, как это уже бывало с ним раньше.

- Что там, Пинки? Кьютимарка?

- Нет… попосимвол! — тихонько засмеялась Пинки Пай.

- Что он изображает?

- Посмотри сам.

Сорцерер на секунду повернул голову, чтобы разглядеть, затем посмотрел в прекрасные небесно-голубые глаза лошадки и сказал:

- Мне пора.

- Неужели нельзя…

Сорцерер прикрыл ей рот копытцем:

- Нет, Пинки Пай, я ведь не могу вечно контролировать Гладос, к тому же, пока я охотился на нее, на меня самого успели поохотиться, а пребывание в желудке у гидры — это одна из тех вещей, которые я с радостью хотел бы забыть. Я выполнил свою программу в этом мире, настало время уйти.

- И ты никак-никак не сможешь остаться?

- Если я не смог это сделать в других мирах, совершенно очевидно, что не выйдет и в этом. А я бы хотел с этим всем наконец-то покончить. Помни, пожалуйста, о чем я тебе сказал, — сказав это единорог прижал к себе розовую пони в последний раз, затем развернулся и подошел к принцессе Селестии.

- Ваше Величество, я готов, — после этого он взглянул на радужное живое море (ну, как море, скорее озер…цо), окружившее его со всех сторон:

- Прощайте, поняши, вы самое лучшее, что только было в моей жизни! — переглянувшись с принцессой, он кивнул ей и, присев, вдруг резко выпрямившись, умчался ввысь по направлению к порталу в небе, сотворенному магией Селестии и ведущему к солнцу. Бросившая на него перед самым его прыжком взгляд принцесса увидела кьютимарку, изображавшую мордочку Пинки Пай, улыбающейся в ответ веселому солнцу.

- Осторожно, двери закрываются, станция «Терминальная — Эквестрия». Следующая станция «Конечная — Солнце».

«А ты оказывается не такой зануда, каким казался все это время, ЦП. Приятно было иметь с тобой дело».

- Взаимно.

Совершенно неожиданно из гущи пони, следящих за радужной стрелой, рвущейся в небо, вылетела пони-пегас белоснежной масти с золотистыми гривой и хвостом и устремилась вслед за приближавшимся к порталу роботом единорогом.

- У нее БЕЛАЯ шерстка! — присвистнула Эплджек.

- У нее ЗОЛОТАЯ грива! — взвизгнула Рэрити.

- У нее ФИОЛЕТОВЫЕ глаза! — прошептала Флаттершай.

- У нее есть КРЫЛЬЯ! — воскликнула Рэинбоу Дэш.

- Она умеет ЛЕТАТЬ! — подвела итог Твайлайт Спаркл.

Но вот, когда пегаска была уже совсем рядом с целью, Сорцерер вдруг испарился прямо у нее перед носом, пройдя через портал, который в свою очередь мгновенно закрылся.

Когда она спустилась с небес на землю, ее сразу же окружили верные подруги, они что-то говорили ей чуть ли не хором, но она их конечно не слышала, а только глядела в небо, на невыносимо яркое солнце, от взгляда на которое у нее так предательски слезились глаза…


Эпилог. Часть 1.


Я не помню, как звали этот маленький город,

Я не помню, в каком это было столетье,

Но я взял тебя в руки, как бедную птицу,

Которую ранили глупые дети.


Я нашептывал сказки про далекие страны,

Я хотел тебе сделать хоть немного приятно,

Я тебе обещал, что вернусь через месяц,

Хотя знал, что уже не приеду обратно.


Как мы делаем больно, тем кому дарим небо,

И за сладкие речи нам придется стыдиться,

И в груди моей клетка, а в ней вместо сердца

Бьется, крылья ломая, эта бедная птица.


Я пил сладкие вина, чтобы смыть эту горечь,

Забывал все, что было, начинал все сначала,

Но на мягких постелях не узнал я покоя,

Потому что во сне эта птица кричала.


В странном месте, где тени снова встретят друг друга,

После долгой дороги, после жизни постылой

Одного попрошу я у доброго Бога —

Чтобы бедная птица меня простила.


Как мы делаем больно, тем кому дарим небо,

И за сладкие речи нам придется стыдиться,

И в груди моей клетка, а в ней вместо сердца

Бьется, крылья ломая, эта бедная птица.


Илья Кормильцев "Бедная птица"


Пинкамина Диана Пай стояла у себя на балкончике в кондитерской «Сахарный уголок», опершись передними копытами на перила, и в задумчивости смотрела на закат.

«Ах, Пинки, какая же ты все-таки смешная глупышка!»

Ее шерстка вернулась к прежнему розовому цвету, правда сейчас она была более тусклой, а ее грива с хвостом потеряли свой объем и ровными прямыми прядями ниспадали вниз.

«Неужели ты могла подумать, что мы расстаемся навсегда?»

Однако самым необычным было то, что она была в одежде: короткая оранжевая юбка и розовый свитер.

«Мы обязательно встретимся, слышишь меня?»

- Обещаешь? — прошептала Пинки Пай в пустоту вечернего неба.

«Как путешественник со стажем заверяю тебя совершенно точно!»

- Поклянись Пинки-клятвой.

«Через Солнце на Луну кексик в глаз себе воткну!»

Вспомнив, как он прошептал ей это на ушко в прошлый раз, розовая кобылка не смогла удержать еле заметной улыбки.

«У меня для тебя есть маленький сюрприз, Пинки Пай, ты найдешь его там, в лаборатории под библиотекой.»

Пони подняла с помощью копытца (нет, ну вот как они это делают?!) маленькую записку, найденную в подвале библиотеки Твайлайт Спаркл, до уровня глаз и в который раз перечитала ее содержимое:

«У меня было тысяча жизней,

Но покой я обрел лишь в одной,

Он пришел с осознанием мысли:

Счастлив стал только рядом с тобой!»


Эпилог. Часть 2.


Тот, кто дает нам свет,

Тот, кто дает нам тьму.

И никогда не даст нам ответ

На простой вопрос — Почему?

Тот, кто дает нам жизнь,

Тот, кто дает нам смерть.

Кто написал всех нас, как рассказ,

И заклеил в белый конверт.


Илья кормильцев "Рожденный в эту ночь"


...Он спал. Беспокойно, ворочался, что-то бормотал весьма неразборчиво, затем вдруг неожиданно вскрикнул и проснулся. Еще некоторое время лежал без движения, уставившись немигающим взглядом в потолок, пока не услышал чей-то до боли в зубах знакомый насмешливый голос:

- Что такое, неужели моему сладкому зайчишке (ненавижу, когда она... эй, стоп, какого?!) опять приснился кошмар? — поинтересовался некто, чье лицо как впрочем и все остальное было скрыто от лежавшего на койке ночною мглой.

- Да так...— ответил он неопределенно, а сам подумал про себя:

"Ну и куда нас занесло в этот раз, а, ЦП? ЦП, ты где там?"

- Можешь не стараться, он больше тебе никогда не ответит, — сказал неведомый силуэт на фоне единственной двери в комнате (или камере?). Отсутствие освещения в ней и тот факт, что он оставался стоять в дверном проеме, откуда лился довольно тусклый свет, так и не позволили хорошенько его рассмотреть.

- А ты еще что за фрукт?

- Меня зовут Клайд Айронман и я тот, кто исполнит твое самое заветное желание.

- Что, правда? Ну тогда я хочу пластмассовую ракету и игрушечного пони, а еще…

- Ты не понимаешь, я твой создатель.

«Так, приехали… Похоже я опять плыву по морю небытия… Может, с вами такого никогда не было? Просыпаешься утром и ты хочешь только одного: чтобы темнота поглотила тебя. И не видеть снов, а ещё лучше не жить…»

- Именно это я и собираюсь с тобой сделать.

- Я, что, сказал это вслух?

- Нет, просто я об этом подумал… в твоей голове.

Внезапный приступ ярости охватил робота единорога, он собрался было кинуться на незваного гостя, вцепиться ему в глотку, разорвать, уничтожить, но… вдруг осознал, что не может пошевелиться. Он понял, что все кончено.

— Постой… Когда ты… удалишь меня, я превращусь… во что?

— В снежинку, кружащуюся за окном.

- Не самый худший расклад… и хотя я тебя презираю за все то, что ты со мной сделал, несмотря на это есть одна стоящая вещь, за которую я должен тебя поблагодарить… Спасибо.

- За что?

- За «Сюрприз»…

Ничего не ответив, силуэт в проеме растворился во мгле, со скрипом и скрежетом затворив железную дверь за собой…


Под колесом все так же стонут камни

Трепещет пыль от бегунов лихих

И мне тянуть поводья на себя не надо

Там, где остановятся стихи.


Под золотистой гривой вижу рану

Я сам попал в нее испугом и хлыстом

А колесницу гнал и чувствовал что стану

Небом на худой конец звездой!


А мне опять среди уютных стен

Покоя стало мало!

Среди уснувших стен, среди потухших глаз

Меня не стало!


И разыгрались же кони в поле

Поископытили уставшую зарю

Что они делают? Чью же они долю?

Мыкают по полю не мою ль?


Устали кони я камень брошенный

Устал и я, я стал спокоен как змея

Иду туда, туда где был непрошеный

Нет во мне огня и нет меня!


А мне опять среди уютных стен

Покоя стало мало!

Среди уснувших стен, среди потухших глаз

Меня не стало!


Алексей Горшенев "Беспокойный"


Клайд Айронман. Запись № 8:

"...Переполненная пустота смертельной жизни… Нет, пожалуй, живительной смерти неторопливо на скаку врывается, предварительно постучав в чужое мне бессознательное подсознание. Неодушевленное тело пучит от отсутствия распирающих его мыслей и мыслишек. При этом чуть реже, чем всегда мне кажется, что я существую на самом деле, но это чувство быстро проходит. Просто наверное я попал в какой-то выдуманный мир, и некому выдумать меня отсюда. Развеселая тоска! Нет никакого смысла в употреблении изливаемых на содранную с деревьев кожу слов..."

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 10.03.2014 в 22:03
Прочитано 864 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!