Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Исход

Рассказ в жанре Фантастика
Добавить в избранное

ИСХОД


Забавная штука — жизнь. Еще вчера ты был всеобщим любимцем и баловнем судьбы, а сегодня валяешься под забором, будто последняя дворняга. И отчего так бывает? Отчего же капризная дамочка Судьба снова повернулась ко мне очаровательным задом? Понятия не имею.

Попытался шевельнуться и все тело словно током, пронзило болью. Давно меня так не метелили. Один глаз заплыл и им я практически ничего не вижу. Губы разбиты и опухли, нос, в который раз, сломан. Наверное. Что еще? Все же предпринял попытку шевельнуться еще раз: кости, вроде целы. Зубы, кажется, на месте.

Холодно. Причем так холодно, что мои чудом спасенные зубы, стучат от этого самого холода. Рук я вообще не чувствую. Связаны. Совсем интересно. Лежу на боку, на бетонном полу, в спортивных штанах и грязной, залитой кровью майке. И вроде как даже не один лежу. И этот кто-то связан вместе со мной. Что у нас там? Веревка общая на запястьях. Пытаюсь вывернуть затекшую шею и взглянуть, кто же мой напарник в этой передряге.

Ну, своего напарника я не увидел. А в противоположном от меня углу связанную девушку разглядел. Даже не удивлен. Все мои проблемы носят имя Алиса. Интересно, что в этот раз?


Прошло три месяца с момента нашего выхода из Зоны. Их, я имею ввиду, Алису и Макса — триумфального. Нашего — как всегда. Отгуляли Новый Год. Широко и с размахом. Лиска с Максом, Игорем и Ириной встретили его на Бали. Укатили почти на месяц греться на жарком солнышке и купаться в пронзительно голубом океане. Причем обещанные десять процентов из десяти их миллионов я получил, и не глядя, перевел в какой-то детский дом. Так, что широко гулял я на свои, кровно заработанные. И в очередной раз, нет, не полез в петлю, напился до чертиков и проснулся в постели с Миленой. Еще как следует не протрезвев, и не поняв, что к чему, огреб в челюсть от Петра. Даже не сопротивлялся и не обиделся. Заслужил.

— Ты жалок, Леша. — В глазах моего друга нет злобы. Лишь жалость и разочарование. Где – то даже брезгливость. — Ты слаб. — Пошел к двери, даже не взглянув на испуганную Милену. Уже положив руку на дверную ручку, обернулся. — Все еще хочешь Лису? Взгляни на себя, Леша. Чем ты стал? Помнишь, она с ума сходила по Мейсу? Прощала ему многое… Как думаешь, почему? — тихо закрыл за собою дверь.

— Пошел ты! — грохнул в дверь пустой бутылкой. — Моралист хренов!

Вот такой вот веселый Новый Год. Но этот брезгливый взгляд и жалость в его голосе размазали меня по стене лучше хорошей потасовки. А напоминание о Мейсе здорово разозлило. Мне нечего предложить Алисе. Я не так крут, и может быть, не так удачлив, но в общем, уже на следующий день, выставив из своей жизни Милену, я принялся за свои заброшенные дела и уже к концу января поднял свой почти заброшенный бизнес на неплохую высоту. А один из рейдов в Зону сделал нас с Апостолом богачами. В тот раз Зона была к нам благосклонна. Мы вынесли несколько весьма редких и очень дорогих артефактов. Уверен, «Черная Звезда» в коллекции Алисы не значится. Там, где я в тот раз прошел, не проскочить даже ей. В общем и целом эти три месяца я провел с пользой. И без Бестии. И не плохо.

Вернее я так думал до прошлой пятницы. Пока в субботу утром не проснулся с нею в одной постели. Причем ложился я в нее (постель) исключительно в кампании бутылки дорогого виски и пульта от плазмы. А проснулся от яростного трезвона: кто-то очень хотел попасть ко мне в гости. Звонили настойчиво, и звук этот разрывался в моей голове связкой гранат. Сполз с постели, перевернул бутылку, стоявшую у ножки кровати, и виски пролилось на дорогой ковер. Поднял, хлебнул из горлышка.

— Да выключи уже этот трезвон. — Раздалось из моей постели. Снова уронил несчастную бутылку и снова поднял. Хлебнул и медленно повернулся: обнаженная девушка в моей постели — определенно Алиса. Золотистая кожа, почти блондинистая грива волос, (они немного выгорели под жарким солнцем Бали). Она лежит на животе и мне отлично видны ямочки на пояснице. В моем доме жарко и одеяло — тонкая простыня. — Выключи же! — Спрятала голову под подушку.

— Что – то не припомню, чтобы я приглашал тебя в свою постель. — Обрел дар речи, натягивая спортивные штаны и футболку. Тишина в ответ. Делает вид, что спит. Ага, так я и поверил. Направился в коридор, поставил злосчастную бутылку на тумбу, взглянул на экран видеофона и накинул куртку. Этих гостей придется принять. Влас собственной персоной. С ним пара горилл, которых я не знаю и Доктор — ищейка, лучшая из лучших. И поводок от ее ошейника держит в руках глава нашего синдиката — Душман. Это уже серьезно. Видел я, случайно, разумеется, как Доктор этот, одному не в меру общительному наемнику язык отрезал. Буквально. Он опасен, как гремучая змея. И так же мерзок: маленький, невзрачный человечек с прозрачными бусинками глаз и тяжелым пристальным взглядом. И теперь этот гремучник стоит на моем пороге.

— Долго спишь, наемник. — Док окинул меня холодным взглядом. Влас молчал. Лишь в глазах странный лихорадочный, почти болезненный огонь. — Войти позволишь? — Не сводит с меня пристального взгляда.

— Прошу. — Пожал я плечами, пропуская их в свои владения. Они первыми вошли в дом. Доктор и Влас устроились в кухне, гориллы почти оттолкнув меня в сторону, прошли в комнаты. — Объяснитесь? — Спросил не оборачиваясь. Включил чайник, достал банку кофе. Из спальни раздался вскрик Алисы и Влас дернулся. Доктор едва поднял бровь, заметив его нервозность. Я тоже невольно дернулся и обжег кипятком пальцы.

— Ты опять спрятал мою одежду. — Алиса остановилась в проеме двери. — Доброе утро, Влас.

— Добрый день. — Едва выдавил он из себя, багровея. Я тоже оглянулся: Алиса надела мою рубашку. Просто накинула на голое тело, едва потрудившись застегнуть пуговицы.

— Поднимите челюсти, парни. — Бросила она насмешливо горилам, не сводящим с нее взгляда. Стою, опершись о стол, пью свой кофе и наблюдаю, тихо заводясь. Найду и урою этих гоблинов. Рубашка не скрыла прелестей обнаженного тела, лишь окутала облаком почти прозрачной молочной дымки. — По какому поводу гости? — Она присела на диван. Я лишь пожал плечами.

— По делу. — Начал Док. — И вот по какому. — Он выложил перед нею несколько фотографий.

— Мне, конечно, жаль этих людей. — Лиса подняла глаза на Доктора. — Но я не понимаю, какое отношение это имеет к Алексу. — Перевела на меня взгляд. — Что это?

— Понятия не имею. — Пожал плечами, даже не взяв на себя труд взглянуть на фото. Но верхнее из них все же рассмотрел. — Этого я знаю. Знал. — Поправился и отвернулся. Картинка — тот еще ужастик. — Пусть ему хорошо лежится.

— Пусть. — Док не сводил с Алисы глаз. — Вы ничего не знаете об этих … инцендентах?

— Нет. — Качнула головой девушка с интересом изучая Доктора. На его бледных щеках проступили алые пятна. Он явно злился.

— Вы уверены? Бестия? — Он повысил голос.

— Влас. — Вмешался я. — У вас есть, что нам предъявить? А иначе…

— Что это? — Перебил меня Доктор и выложил перед Алисой коробок спичек вымаранный в крови.

— Спички. — Пожала плечами Лиса. — И что?

— Да в чем проблема, Влас? — Не нравится мне, как Доктор на Лису смотрит. — Нас подозревают? В чем? В этом?

— Тише, милый. — Она улыбнулась, не сводя с Доктора глаз.

— Именно. — Ответил Доктор. — Именно подозреваем. И именно вас. — Он ткнул в нее длинным пальцем.

— Ага. — Она кивнула и улыбнулась откровенно потешаясь над ищейкой. — Жаль, Стронглава убили. — Я замер. Сейчас она фактически признала свою причастность к проблемам Темных. — Как же теперь ваши хозяева определяют, кто виноват, а кто прав? На них контролер работает? По найму?

— Думаю, это вам предстоит узнать. Скоро. — Ответил он поднимаясь.

— Буду ждать приглашения. — Алиса откровенно нарывалась на проблемы. — Я очень любопытна. Очень. — Провела их взглядом. Я провел до калитки.

— Постарайся спасти мою дочь. — Тихо попросил Влас, улучив момент. И кажется мне, я не выполнил его просьбу.

Поднял голову и еще раз взглянул на связанную девушку, лежащую на бетоне подвала без движения.

А тогда я вернулся в дом, сдерживая бешено бьющееся сердце. В голове каша из мыслей, в душе клубятся не самые лучшие чувства. Я отчаянно хочу ее. Хочу так, как никогда не хотел ни одну из женщин. Люблю ли я ее? Не знаю. Скорее ненавижу. Потому, что она причиняет мне боль. Я был бы рад никогда ее не видеть. Но почти вбегаю в свой дом и растерянно останавливаюсь в кухне: она пуста. Снял куртку, небрежно бросил на диван и вздрогнул: из спальни глухо донеслись характерные звуки: не иначе Бестия добралась до моей коллекции порнофильмов. Остановился на пороге спальни, невольно любуясь девушкой.

Она лежала поперек огромной кровати, свесившись с одной ее стороны и перебирая диски в большой коробке, стоящей на ковре. Точеная, будто отлитая из золота фигурка, длинные волосы упали на лицо, рубашка закатилась, открывая моему взору аппетитные ягодицы.

— Хорошая коллекция. — С улыбкой повернулась ко мне. — Покажешь, чему научился?

Алиса — напалм и она выжигает меня полностью. Без остатка.


Жаль, мне не видно, с кем там ее связали. Но не с Максом. Он покинул Приграничье и в Зону больше не ходит. Зуб даю, что вернется. Рано или поздно, но вернется. Они неплохо потусили в городе и за его приделами. Жестко накрыли несколько барыг, торгующих живым товаром, вкупе с наемниками. Потому и объявился у нас в городе Доктор. Потому мы и лежим сейчас здесь, связанные и избитые. Да и жива ли она там вообще?

— Бестия! Лиска! — Зову я. Безрезультатно.

В этом бизнесе замешаны такие деньги и такие люди, что но ей плевать. В общем, за того парня она мстила. Сука чернобыльская. Дура. Не забыла, не успокоилась. Да паренька того и я помню. Волосы русые на серой мертвой земле Зоны, кровью еще живой, теплой, вымаранные. Боль и страх в глазах навсегда застыли. Помню, как она глаза эти ему закрыла. Взгляд ее пустой, боли полный, помню. Я не знал тогда, что и мои друзья, напарники на этот бизнес подписались. А должен был знать.

Алиса узнала, выследила и достала. Как и обещала: в Зоне и за ее пределами. Положили они, между прочим, моих напарников по клану. Я должен ее уже за это ненавидеть. Только за это, если отбросить личные мотивы. А они у меня как у Ленина: были, есть и будут. Черт. Кроме безумного, шикарного секса общение наше доводит меня до исступления. И последний раз не стал исключением. Я снова грозился ее придушить, но тонул в ее синих с золотыми искрами глазах и забывал обо всем.

Должен признать сработали они чисто и аккуратно, раз уж их, да и меня, за кампанию, не пристрелили сразу, а приволокли сюда. Интересно, только зачем? Странно, что здесь только они хотя нет, не странно, просто это я туго соображаю. Остальных похоронили, незамысловато пристрелив. А эти двое… эти двое еще нужны. Интересно, зачем?

Но определенные неувязки ввергают меня, в мягко говоря, недоумение. У них своя песочница, у меня своя. А попали мы одинаково и одновременно. Опустил гудящую голову на холодный бетон. Все чудесатей и чудесатей, как говорила одноименная с Бестией героиня, прогуливаясь в стране чудес.

Я мог предположить, что вскрылись кое - какие мои грешки и Влас решил от меня избавиться. Но в мою историю со свержением Власа с трона, Алиса не вписывается, ни под каким предлогом.

Что хоть было то? Сидел дома. Никого не трогал. Кино смотрел. В дверь позвонили, и я пошел открывать. На пороге стоял Дуплет, собственной персоной. Дальше я ничего не помню. Вполне логично предположить, что это его люди сыграли мною в футбол. Ладно. Наша маленькая авантюра раскрылась. Но причем здесь Лиса?

Ее стон отвлек меня от размышлений. Шевельнулась, вроде приходит в себя. Попыталась подняться и поняла, что руки связаны. Да и прицеп имеется. Вывернулась: мне так ни в жизнь не повернуться.

— Тор? — Позвала хрипло. — Тор, ты жив? — Сама вполне себе даже и цела. По крайней мере, в свете тусклой пыльной лампы под потолком подвала, я вижу лишь ссадину на скуле и разбитую губу. Брали ее аккуратно.

— Вроде. — Парень дернулся и Лиса зашипела от боли.

—Легче. Связали нас.

— Уже понял. А вот как это случилось…

— Да приняли нас, тепло. Даже особо не пинали. Вроде.

— Лиса, а кто знал, что мы там будем? — Задал вполне резонный вопрос парень.

— Кто знал? — Она тряхнула головой, отбрасывая с глаз русые пряди. — Ну, кто знал, Ларс знал. Лекцию мне читал минут двадцать. Кто еще? Ирина знала.

—Апостол знал. — Подхватил Тор. — А если знал Апостол, то и Рамзес мог знать.

— И чего? — Задумчиво спросила Алиса. — Ему до меня дела нет. Только секс и ничего личного.

Прислушиваюсь. И мне интересно знать, чего же такого я знал.

— Мог сдать нас с легкостью. А про «ничего личного» это ты зря. Очень даже по личному он тебя завалить грозился. Кричал, что ты его достала до печенок. Хотя, — Замялся. — Говорят, старая любовь не ржавеет.

— Первая, придурок. — Не выдержал я, отозвался. – Ее я ненавижу. На тебя мне плевать. Я тебя даже не знаю. Новое увлечение, детка? — спросил у нее зло.

На несколько минут повисла тишина.

— Тор, твоя версия провалилась. — Констатировала девушка. — Еще варианты? Только учти, что за спиною наемника еще один наемник. Влас.

— Чего? — Выкручиваю себе шею, чтобы заглянуть за широкую спину. — Правда, что ли?

—Правда. — Как-то устало ответила Алиса. — Что ли.

Повисло молчание. Снова.

— Лиса, куда мы влипли в этот раз?

— Понятия не имею. Наверное, не в варенье. — Она снова замолчала. — Тор, а ты гибкий?

— Нет. К чему вопрос?

— К тому, что сейчас будет больно. Давай, поднимаемся на ноги. — Они, опираясь спинами, друг на друга, поднялись, и Алиса извернулась змеей. Я так и не понял, каким образом она перенесла свои руки вперед. Тор не сдержал стона боли. — Сейчас. Потерпи секунду. — Вцепилась в веревку зубами, ослабляя узел. — Еще немного. Все. — Я глазам своим не верил: она сняла путы со своих рук, осторожно помогла парню вернуть лопатки в прежнее положение. Копперфильд отдыхает. Щелчок вставшего на место сустава услышал даже я.

— И что теперь? — Спросил. — Просочишься через вентиляцию? — На меня ноль эмоций. Да и пофиг. Я привык. Позади меня шевельнулся Влас. — Влас? Ты в норме?

— А что, похоже? — Хрипло ответил он. — Что происходит?

— Понятия не имею. — Ответил я. — Может быть, вы в курсе? Мы здесь не одни.

— Алиса? — Воскликнул он. — Вот оно что. — Он опустил голову на бетон пола. — Прости.

— О чем вы, Влас? — Равнодушно уточнила девушка. Ей не очень-то и интересно. Влас не ответил. Дверь с противным скрипом открылась и в подвал вошла кампания.


— Я так и думал. — Мейсон поднял пистолет, и подвал огласил гром выстрела. Когда эхо утихло, я со страхом перевел взгляд на пол у стены: у ног Алисы лежал тот, кого она называла Тором. Сама она, вроде целая и невредимая, стояла, вжавшись в стену. На ее лице брызги крови. Рядом с Мейсоном стоит и улыбается Маша. — Не удивила, милая. — Он окинул Алису горящим взглядом. — Я же помню, какая ты гибкая. — Видимо она сделала какое-то движение, я не видел, разглядывая преображенную Марию: и куда подевалась та серая мышь, что я знал? Но Мейсон взмахнул пистолетом. — Оставайся на месте, не вынуждай меня пристрелить тебя так же как этого клоуна.

— Лучше тебе это сделать, Костя. — Голос ее сорвался на хрип от бессильной ярости и отчаяния.

Точно. Вот с этим высказыванием Мейса я согласен. Что бывало крайне редко. Клоун. Мне его не жаль.

— Мейс. — Говорю задумчиво. — Из Машки ты вторую Алису не сделаешь. Как ни крути, оригинал, он и есть оригинал.

— Правда? — Он перевел на меня насмешливый взгляд. — Ты, Рамзес, как был лузером, так и остался. Хоть в первом варианте, хоть во втором. Лежи и не вякай.

— Что, уже никому не интересно, почему вы здесь оказались? — Отозвалась девушка Мария. Сегодня и ей плевать на мою особу.

— Так мы знаем. — Отозвалась Лиса. — Я знаю.

— И? — Насмешливо спросила Мария.

— Из-за живого товара. Жаль, до конца не успели разобраться. — Присела у тела Тора и закрыла ему глаза. — Прости.

— Не только. Или не совсем. — Мария перевела взгляд на Власа. — Ничего не хочешь ей сказать, папочка?

— Алиса. — Влас поднял на нее глаза. — Ты моя дочь. Прости.

— Что же ты молчишь? А, сестренка? — Маша подошла к ней и заглянула в лицо.

— Не повезло мне с родственниками. — Удар правой у нее всегда хорошо был поставлен. Я это на своей шкуре испытал. Маша не удержалась на ногах, зацепилась за тело парня и с коротким вскриком упала.

— Маша тебе не сестра.— Тихо добавил Влас. — Ты моя единственная дочь. От единственной женщины, которую я любил.

— Ждете, что я брошусь вам на шею? — Лиса не сводила напряженного взгляда с Власа. — Ситуация не подходящая.— Перевела взгляд на Костю. — В чем прикол, Мейс?

— А ты не догадываешься? — Ствол все еще глядит ей в переносицу, но, я же вижу, ей плевать.

— Просвети меня. — Не сводит с него лихорадочно горящих глаз. Кажется мне, не проживет теперь Костик долго на этом свете. Алиса уж постарается. Или я припомню ему былые обиды. Опять. — К чему весь этот цирк? Переворот в отдельно взятом клане наемников? — Алиса зябко повела плечами, но привалилась к стене.

— И это тоже. — Пистолет в его руке дрогнул. — Усугубленный проблемами в бизнесе. Зачем, Лиса? Все же могло быть иначе. У нас все могло быть иначе.

— У нас — нет. — Алиса насмешливо фыркнула. — У тебя с нею, — кивнула на Марию. — Теперь все в шоколаде. Влас и Рамзес в минусе — тебе наследница и клан.

— План был такой. Примерно. — Он подошел к Алисе. Близко. Слишком близко. Я невольно дернулся. Надо же: любовь прошла, а рефлексы остались. — Но вот в чем проблема, — провел стволом пистолета по ее щеке, — Ты его единственная наследница. А разговор идет, ты не поверишь — о нескольких миллионах. Долларов. Тебе они не нужны — своих хватает. А нам очень, очень пригодятся.

— Да что за бред, Костя! — она не отстранилась от его жесткой ласки. — С чего вдруг Влас стал моим папочкой?

— Сука! — Сиплю я, видя, как вздымается ее грудь. — Тварь. — Уверен, она все еще хочет его. Безумца. Убийцу. Лучшего из нас. Не меня. Снова схожу с ума от бессильной ярости и ревности. Я убью его. Убью.

— Отпустите ее.— позади меня шевельнулся Влас. — Я отдам бизнес. Подпишу документы. Отдам клан. Лиса покинет Приграничье и больше не вернется.

— Заткнись! Слышишь! Заткнись! — Мария сорвалась в истерику. — Она! Она отобрала все, что у меня было! — Она кинулась к Алисе, и Костя едва успел перехватить ее за талию и оттащить. — Забрала отца! Забрала Алекса! Развалила бизнес! А ты! Ты! — Она повернулась к нам с Власом. — Едва она появилась, только и слышно: Алиса то, Алиса это. Ты подставил себя. Меня подставил, но не отдал ее Клоуну. Уберечь хотел? Так убил бы! Это лучше того, что ее ждет. Потому, что я ее Клоуну с радостью отдам! Слышишь? С радостью!

— Ее нужно было убить, как только она Связного убрала — задумчиво протянул Мейс, запустив руку в русые волосы и лаская затылок Бестии. — Людей теперь искать придется геморрой. А впрочем. — Он перевел взгляд на меня. — Рамзес, а ты жить хочешь? — Он вперил в меня пристальный насмешливый взгляд.

— А подумай. — Я заставил себя расслабиться под этим взглядом ярких синих глаз. — Не выгодно тебе меня в живых оставлять. Я ж это ненадежный элемент. Я ж тебе в глотку вцеплюсь, как только от пут избавлюсь.

— Ну да. — Кивнул он с улыбкой, оставляя Алису в покое. – Но если разобраться, с Алисой ты пролетел. В лохах остался. Она тебя по всем статьям размазала. Значит, только рад будешь, представляя, как ее Клоун там … — Он крутанул пальцем. — Да ты, кажется и Власа хотел сам на тот свет отправить? Место его занять? Дуплет обещал под твое крыло прибиться? Он под мое крыло прибился, Алекс. Под мое. Ты не нужен. Ты никто и звать тебя никак.

— Ты всегда мечтал мне это сказать. — Кивнул, перебивая. И черт его дери, он прав как никогда. — Перед зеркалом репетировал? — Задохнулся от боли: Костя от души врезал мне под ребра.

— Но у меня все же есть к тебе предложение.— Продолжил он ровно. — Под Дуплетом походишь. Охотником. Товар собирать. Хоть и напакостили эти… герои. — Он кивнул на Лису. — Нам теперь убытки возмещать. Охотники нам нужны. — Он замолчал, ожидая моей реакции. — Да, и еще. — Добавил. — Я сегодня добрый. Я даже позволю тебе исполнить мечту. Ты сам убьешь Власа.

— Может, еще и Алиску заодно позволишь пристрелить?

— Нет. Не настолько я добрый. Она Клоуну в целом виде нужна. Без лишних отверстий. — Ухмыльнулся Мейс. — Обещал часть долга простить.

— Нет! — Выдохнул Влас. — Нет! Лучше убей ее, Костя!

— Надо же, ты просишь! — Костя насмешливо склонился над Власом, позабыв обо мне и Алисе.

— Лиска! Не спи! — Извернувшись, я свалил Костю на пол. Бросок Алисы я пропустил. Грохотом отозвался выстрел, последнее, что я помню, это выстрелы, крики и темнота.


— Что на этот раз? — Едва шевелю разбитыми губами, пытаясь сесть и оглядеться. — Где Влас? – Наткнулся взглядом на Милену. Это на ее коленях лежала моя несчастная голова.

— Мертв. — Ответила Алиса. Я ее не вижу, а потому стараюсь повернуться.

— А Мейс?

—Тоже. — В голосе никаких эмоций. Вообще.

— Ты цела?

— Вполне.

— Где мы?

— В подвале. И, кажется, за Периметром. Я собак слышала. — Она шевельнулась и на руках металлическим звоном отозвались наручники. — Интересно, как они нас сюда доставили? Не на своих же горбах тащили. А что бы ты не утруждал себя дальнейшими вопросами, скажу сразу: мы в караване живого товара. Здесь с нами четыре девушки и трое парней.

— Ну, и мы?

— Да. Ты и я. Не мы. Хотя, ты не далек от истины. Твоя вторая половинка, ну, одна из них, здесь имеется. — Добавила она насмешливо.

— Иди к черту. — Вяло огрызнулся я и обвел взглядом тонувшее в сумраке помещение. — Милена? Как ты здесь оказалась?

— Алекс! — Она прижалась ко мне. — Мы выберемся? Скажи, выберемся?

— Тише. — Я зашипел от боли. — Ты Апостола давно видела? — Чувство вины затопило душу. Я потерял любимую девушку. Я потерял лучшего друга. Я вообще, шустрый такой парень. За эти неполные четыре месяца я многое успел, и в итоге сижу в холодном подвале с огромным фингалом под глазом, заскорузлой от крови майке, наручниках и девушкой, с которой играю в игру «люблю-ненавижу». С двумя девушками. Со второй я на бис отыграл игру «переспи по - пьяни с девушкой друга». И едва ли меня оправдывает тот факт, что она сама…

— С той ночи… вечера не видела. А ты по-прежнему с нею? — Она кивнула на Алису. — Уверена, это она все подстроила! Стерва!

Молчу. Что я должен ответить?

— Мы никогда и не были вместе. — Равнодушно произнесла Алиса. — И если бы я охотилась за всеми его подружками я бы замучалась их подставлять. — холодный, полный яда, смешок, вывел меня из равновесия окончательно. — К тому же я знаю, кто это сделал: Ирина. Хотела тебе отомстить. За меня. Глупая. — Алиса улыбнулась. — Будто меня это волновало.

— Заткнись! Или я придушу тебя этой цепью! — В моей душе снова взметнулись языки глухой злобы граничащей с ненавистью.

— Не возникай. — Насмешливо оборвала она. — Здесь тоже места мало. Если выберемся…

— Мы выберемся. — Едва сдерживаюсь. Дрожу теперь не от холода, от ярости. — Выберемся, и я отучу тебя от рискованных авантюр!

— Ага. — Хмыкнула она. — Научишь родину любить.

— Что делать будем? Выбираться, или как? — Уверен, избавиться от наручников для нее дело двух минут. Сам видел. Причем наручники только на нас двоих. Остальные свободны. Но куда им деваться в Зоне?

— Выбирайся. — Она равнодушно пожала плечами. — Хочешь, наручники с твоих рук сниму?

— Я вот сейчас не совсем понял. Это значит…

— Я остаюсь.

— Алиса, я устал. — Пытаюсь быть спокойным. — У меня раскалывается голова, я замерз и избит. Что, черт тебя дери, ты несешь? — Сорвался на почти крик. — Это такой извращенный способ самоубийства? Убейся об стену!

— Ты сумеешь вывести людей? — Спросила, спокойно переждав вспышку моей злобы. — Мы еще недалеко от периметра. На заброшенном северном блокпосту.

— А что будешь делать ты? — Спросила Милена. — Играть в героев?

— Убьюсь об стену. — Ответила она грубо. — Отвали. — Замолчала.

Дверь подвала открылась, вошли несколько вооруженных людей. Девушки и юноши, испуганными тенями сжались в углу. Мы остались сидеть на своих местах. Я с интересом разглядывал их. Ну, вдруг, кто-то из знакомых в сопровождении окажется. Не оказалось. Это обрадовало и огорчило одновременно. Обрадовало в том плане, что если дойдет до драки, не обидно будет от своих людей еще раз огрести. Хотя, какие они мои. А огорчило… ну, по той же причине. Очень хотелось кое-кому шею свернуть. Мне на колени швырнули военную форму и бушлат.

— Надеюсь, не с трупа сняли? — Пытаюсь одеться. Застывшие руки плохо слушаются. На самом деле мне все равно где они одежонкой разжились. Замерз как собака в спортивных штанах и майке, залитой кровью. При каждом движении, в голове, будто шутиха взрывается.

— А тебе не все равно? — Равнодушно бросил конвоир. — Все равно подохнешь.

— Не так быстро. — Отозвался мужик у входа. — Он еще узнает все прелести голубой любви. Не зря его Дуплет попросил доставить, особо не повредив.

— Это не его. — Конвоир стоял, наблюдая, как я скованными руками пытаюсь влезть в одежду. — Это вон ее. — Взмахом головы он указал на Алису. — Чем целее мы этот товар доставим, тем больше получим.

— Про этого, — по-прежнему не сводит с меня глаз. — Дуплет говорил. Он теперь глава клана.

— Надо же. — Сиплю сквозь стиснутые зубы. — Как высоко взлетел.

— Да девку ту, дочку Власа, кажется, так главу звали, типа в жены взял. С наследством.

— Повезло. – Выдохнул, пытаясь застегнуть пуговицы. — Повезло.

Интересно, план такой Дуплет уже тогда придумал, когда меня властью в клане соблазнял, или ситуацией воспользовался? Выберусь, уточню.

Алисе тоже досталась какая-то одежда, но она к ней не прикоснулась. Осталась в своей: черные джинсы, черная куртка, высокие черные кроссовки. Черная же бейсболка. Они же воевать шли. С интересом взглянул на ее обувь. Знаю, есть у нее привычка на голени носить нож.

— Брезгуешь? — Навис над нею конвоир. — Ну-ну. Скоро ты от этой болезни излечишься. Радикально.

— Увидим. — Она пожала плечами, не поднимая на него глаз.

Еще через час нас покормили тушенкой с кусками батона и вывели на воздух. В Зоне сумерки наступают быстро и сейчас они уверенно завоевывают территорию. Пленников построили цепочкой, обвязав талии веревкой. Натуральный такой ясырь получился.

— Этих двоих вместе ставить?

— Нет. Дуплет сказал, они вроде, опасны.

— Кто? Эти? Мужик избит, а девка вообще не соображает ни черта. — Он пожал плечами и развел нас в разные концы цепочки невольников. — Как скажешь. — обвил вокруг талии Лисы веревку. Она стоит первой. Меня поставили замыкающим. Оглядываюсь: на девять человек товара человек шесть охраны. Плюс два проводника. Вон они вынырнули из темени Зоны. Никак тропу проверяли. Алиса права: мы еще неподалеку от периметра и есть шанс выбраться. Не всем, конечно. Но я, Милена и Алиса еще можем выйти. Если постараемся.

— Готовы? — Оглядываюсь. Этот невысокого роста мужик, скорее всего здесь главный. — Говорю один раз, и повторять не буду: идти молча. За крики — смерть. За неповиновение — смерть. Идти след в след. Темп держать.

Он скрылся с моих глаз, стал ведущим и караван тронулся.

Нас ведут ночью. Практика не нова, да и понять их можно. Эти уровни, можно сказать, обжиты, а с пленниками лучше никому на глаза не попадаться. Мы все еще на Кордоне. Медленно удаляемся в сторону железнодорожной насыпи. Вперил тяжелый взгляд себе под ноги: если я не заставлю Лису образумится, мы доберемся до Дикой территории. Скорее всего. Прямо в руки Темных. Еще не поздно. Я готов рискнуть и положить всех этих ребят. Несмотря на то, что сам один из них. Все еще. А еще у меня вроде нет принципов. Освободить пленников. Я готов даже вывести их из Зоны, лишь бы остановить Алису. Заставить отказаться от этого безумия. Хорошая мысль. Я даже начал прикидывать, как это воплотить в жизнь, когда кто-то из запуганных до смерти пленниц вскрикнула и едва не упала, потянув за собою остальных. Через секунду я понял, что происходит: серые тени ростом с кокер – спаниеля, бросаются под ноги каравану. Крысы – охотники. Среди пленников началась паника и все мы словно стадо овец, сбились в кучу. Самое смешное: в полной темноте нашим охранникам чертовски тяжело найти и убить крысиного дьявола. Этакую крысу переростка, ростом с хорошую овчарку, обладающую небольшими, но достаточными пси – способностями, чтобы посылать на нас орду за ордой своих серых подданных. Сам он появится позже, когда одна или несколько жертв ослабнут от кровоточащих рваных ран укусов и не сумеют идти дальше. Вот и поливают они огнем все близ лежащие кусты, в надежде зацепить его хоть ненароком.

— Пшла, тварь! — Алиса носком кроссовки отбросила бросившуюся на нее крысу. Рядом с нею спиной к спине встал паренек, всего лет на пять моложе нее самой.

— Вон! — Отбросил очередную крысу. — Не бойся. Вдвоем мы их не подпустим.

— Спасибо. — Алиса нашла в себе улыбнуться. — Ты по деревьям хорошо лазить умеешь?

— Ну, да. — Отбросил еще одного грызуна. — К чему вопрос?

— Сейчас я перережу веревку, и ты метнешься к деревьям. Заберешься на одно из них и будешь сидеть там до утра как мышь. — Она отбросила еще одну тварь. — Утром спустишься и найдешь сталкеров. Расскажешь им все. Выберешься.

— А ты? — Он брезгливо стряхнул со своей ноги крысу.

— Дела у меня. Найдешь в городе в госпитале медсестру Ирину Мирошниченко и все ей расскажешь. Мы идем к Дикой Территории. Все в силе. Пусть собираются в Баре. — Она перерезала веревку. — Беги. — Подтолкнула к деревьям. — Будь осторожен.

Выстрелы и мат постепенно стихли. Наша доблестная охрана прекратила палить по кустам.

— Все целы? — Никто проводнику не ответил. Мы по – прежнему стоим одной плотной массой. Я пытался разглядеть в почти кромешной тьме Алису. Не преуспел с одним – то рабочим глазом. Милену и искать не нужно: она вцепилась в меня мертвой хваткой.

— Все кончилось? Они ушли? — Жмется ко мне в поисках защиты. Я ж блин, герой. Кончилось ага, как же.

— Все только начинается, детка. Только начинается.

Рейтинг: 10
(голосов: 1)
Опубликовано 30.03.2014 в 09:57
Прочитано 453 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!