Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Дневник Жизни

Рассказ в жанре Мелодрама, любовь
Добавить в избранное

Часть 1.


Мое одиночество не бесформенное. Оно прямоугольной формы, с потертой обложкой, с истончившимися, исписанными аккуратным почерком, с шелестящими страницами. У него есть простое название " Дневник ".

Все мы с детства знаем, что люди ведут дневники. У детей это тетрадочки с наклейками и анкетами для друзей, подростки записывают в него личные переживания, чувства эмоции, симпатии, антипатии, любовь, чувства, страхи.

Для меня личный дневник стал способом не сойти с ума. Возможно, я кидаюсь в крайности, но тогда, в трудные для подростка времена, именно так я ощущала. Он стал моим лучшим другом. Нет, не подумайте, что у меня не было реальных друзей. Они были, есть и, надеюсь, что будут.

Личный дневник стал для меня отдушиной, некоторым жизненным амортизатором. Он успешно поглощал толчки и удары, которые перепадали на мою долю. Я была счастливым ребенком: любящие меня родители, дарили мне любовь, ласку, внимание, поддержку. Без них моя жизнь была бы серой и однообразной. Они были моими лучшими друзьями. Не каждый может таким похвастаться. Вести записи я стала лет в пятнадцать. Подростковый кризис дал о себе знать. Насмешки одноклассников, мальчишек со двора, наложили на меня сильный отпечаток. Справляться мне помогала мама, но я не могла валить на нее все свои проблемы. Хотя, она была бы только рада помогать мне, но ей было совершенно не обязательно знать все подробности унижений, которыми меня почивали сверстники.


***

Оставался последний год в школе. Подготовка к выпускным экзаменам занимала практически все мое время, чему я была очень рада. Самое удивительное то, что я даже не знала, куда буду поступать. Набрала в нагрузку все гуманитарные предметы. На занятиях по профориентации я спала, наверно.

Я не знаю почему, но мои немногочисленные "друзья" исчезли. Возможно потому, что я стала с ними меньше общаться, реже звонить, замкнулась в себе. Стала занудой, проще говоря.

Книги, фильмы, музыка и дневник стали моей компанией. Я немного разочаровалась в сверстниках, увидев и поняв, что им абсолютно ничего не интересно кроме трендов, брендов, новинок и хитов продаж в самых различных сферах, начиная с D&G, заканчивая IPhone, IPad, и прочими прелестями. Это очень крутые и интересные изобретения, у меня у самой IPod, но на нем мои интересы не заканчиваются. Считайте меня ханжой, если хотите, но мне кажется, что прелесть жизни в другом, хотя такие мелочи делают ее приятнее и удобнее. Жили ведь наши бабушки и дедушки как-то без компьютера, Интернета и мобильных телефонов.


1.09.12.

Школа...Хм...ничего не изменилось. Те же лица, те же предметы. Исчезла, правда география, а это "минус". Я люблю географию. Есть и "плюс"- философия. Думаю, этот предмет мне понравится еще больше. Пробежалась по сети, курс если не вузовской программы, то максимально приближен к ней. Главное, чтобы учитель нормальный попался, а то половина наших нынешних, наверное, в колониях отработали по десять лет как минимум. Кто их только к детям подпустил...)))


Школа у нас очень продвинутая. На зарубежный лад скроенная и обустроенная. В классах установили одиночные парты, кафедры. Администрация с большим трудом добилась разрешения правительства. Все же удалось.


Первая неделя прошла нормально. Спокойно. Одноклассники не замечали меня как прежде, что мне нравилось. Лучше пусть они меня игнорируют, чем насмехаются. Расскажу немного о своих "сокамерниках". В общем и целом они не плохие ребята, только вот недружные, порой жестокие и грубые. Не только ко мне, но и друг к другу. Есть так же "звезды". Камила- "кукла Барби", так я ее называю. Красивая, но с абсолютно пустыми и потухшими глазами(и как я подозреваю, головой), которые загораются только при виде новой безделушки. Есть еще Марат-"Кен", и по совместительству возлюбленный «Барби». Все по закону жанра.


Кен после летних каникул пришел страшно довольный собой. Он рассказывал на каждом углу, что у него было "лето секса и гулянок". Слабо вериться. В остальном наш класс сливается в серое пятно, которое слушает то, что модно, смотрит то, что смотрят все остальные. Что плохого в том, что я не хочу быть как они, не хочу заниматься теми же вещами, что и они, одеваться как клоны (или клоуны?).

К одиннадцатому классу сделала новую стрижку, сменила имидж, да и мысли тоже. Стала проще смотреть на мир, и не требовать слишком много от людей. Скорее, стала требовательнее к себе.

Последние года два одноклассники стали называть меня "Мышь"(то есть, серая посредственность, на их взгляд). Видели бы вы их лица, когда я вошла в класс первого сентября. В сущность ничего не изменилось: подстригла волосы(из мышки с длинной косой стала ежиком ), мешковатые брюки сменила на облегающие джинсы, свитера на рубашки, только вот от кед отказаться так и не смогла. Сначала- тишина, потом Кен проговорил:

-О-о-о! Мышь! Можно мне хоть рядом с тобой постоять, а меня быстро сфотографируют, буду внукам показывать и хвастаться! Или может, не только постоять с тобой?!"

Я не сразу нашла, что ответить, но потом тихо, но твердо сказала:

-Даже если ты будешь последним мужчиной на Земле, и нужно будет спасти человечество от вымирания,- я попыталась пройти к своему месту, но Марат преградил мне путь.

-Мышь, ты никак храбрости набралась!- Марат уже приблизился ко мне вплотную, от чего мне стало очень не по себе.

Поскольку ростом я маленькая (метр с половиной, может метр шестьдесят от силы), мне пришлось задрать голову, чтобы смотреть обидчику в глаза.

-Почему бы тебе не отвалить от меня?- с вызовом сказала я, удивляясь своей неизвестно откуда взявшейся смелости.

-А почему бы тебе, - Марат голосом выделил это слово,- не проявить побольше уважения?

-Ты не сделал ничего, заслуживающего хоть грамма уважения!

Я с силой оттолкнула Марата и поспешила к своему месту. Мой толчок ему, конечно, что слону дробинка, но нервы не такие сильные. Еще минут десять я слушала всевозможные ругательства и оскорбления в свой адрес. Они меня задевали, но я старалась не обращать на них внимания. Я одела наушники, включила Моцарта (летом «подсела» на него), и принялась изучать надписи на парте.

Прозвенел звонок, я сняла наушники и убрала их в сумку. От чего-то страшно разболелась голова, да так сильно, что было ощущение, что черепушка треснет, было слышно, как удары сердца эхом пульсируют в висках. Моцарт повлиял. Зажмурив глаза, я попыталась хоть как-то расслабиться, возня в классе стала далеким фоном.

Стулья как-то синхронно двинулись и послышалось протяжное «сдрасте». Я моментально открыла глаза и поднялась со своего места именно в тот момент, когда другие сели. Около учительского стола стоял наш учитель философии: высокий, стройный, лет двадцати семи с виду, копна каштановых кудрей на голове похожа на папаху. Лицо очень милое: густые брови, карие глаза, высокие скулы…На нем были классические брюки, белоснежная рубашка, серая жилетка и, как ни странно, кеды. Очень хочется верить, что челюсть моя не упала на парту. Я так и осталась стоять в ступоре. Учитель смотрел мне прямо в глаза, слегка улыбаясь. За спиной послышались сдавленные смешки. Так и не выдавив из себя приветствие, смущенная, я села на свое место, мечтая превратиться в мышь, на этот раз вполне буквально.

-Доброе утро, класс!- поздоровался наш учитель,- я ваш преподаватель философии.

«У-у-у-у!»- пронеслось по классу, и мне, почему-то, сразу стало стыдно за них.

-Именно, философии. Предмет этот очень сложный, и в то же время интересный. Меня зовут Константин Сергеевич, и я надеюсь, что мы с вами подружимся.

-Круто!- послышалось откуда-то с «камчатки».

-Расскажу немного о себе,- сказал Константин Сергеевич и присел на краешек стола,- я окончил факультет философии, сейчас учусь в аспирантуре на специальности социальная философия. Я читал лекции в университете, проводил семинары. Меня пригласил ваш директор на должность учителя философии. Так как выпускной класс один, то я весь ваш.

-О-о-о!- девочки оживились, нервно заерзали на стульях, и каждая уже , наверное, придумала счастливую историю любви с хеппи ендом.

Костя, разрешите мне его так звать, пропустил этот крик души мимо ушей.

-Я решил первую лекцию посвятить знакомству, надеюсь, что мы подружимся.

-Еще как!- провозгласил кто-то, кажется с той же «камчатки».

-А можно я первая?- прощебетала Камилла и вышла к доске,- Только вы скажите о чем говорить.

-Эм…,- Костя явно растерялся от такой инициативности,- Все, что считаете нужным, для того, чтобы я мог узнать вас поближе.

При слове «поближе» Барби приблизилась к учителю вплотную и протянула руку с наращенными ноготками. Костя неуверенно пожал руку и отступил на шаг.

Камилла пустилась в долгий и обстоятельный рассказ о себе любимой. Константин Сергеевич стоял около своего стола скрестив руки на груди, внимательно слушая каждого ученика. Он задавал вопросы, выводил на разговор стесняющихся или слишком упертых. Время от времени он поглядывал в мою сторону. Я же сидела и отмалчивалась, молясь, чтобы урок поскорее закончился.

- Вы не желаете рассказать о себе?- послышалось над моим ухом.

На меня снова нашел немой ступор. Да что же это такое со мной?!

- Не думаю, что это будет вам интересно, -промямлила я.

- А я думаю наоборот,- Константин Сергеевич пытался вывести меня на разговор, но я упрямо молчала,- Что же, тогда останетесь после урока.

- Приватная беседа? Мышь, лови момент!- Марат явно сегодня испытывал мое терпение.

-Тренируй, тренируй свое чувство юмора, оно у тебя еще в зачаточном состоянии!- на языке крутилась колкость поострее, но я ее смолчала.

Урок тянулся бесконечно долго. Константин Сергеевич все так же поглядывал на меня, и я всякий раз смущалась и не знала, куда глаза спрятать. Когда прозвенел звонок, я стала быстро собирать вещи, надеясь незаметно выскользнуть, но учитель стоял у двери и прощался с каждым в отдельности. Поняв, что шансов у меня нет, я бессильно опустилась на стул. Все вышли, и я осталась одна в кабинете. Учитель присел на краешек моего стола.

- Я не задержу тебя,- проговорил Константин Сергеевич, - Как тебя зовут?

-София,- коротко, даже немного враждебно ответила я.

-Мудрость…Знаешь, как переводится слово «философия» с древнегреческого?

- Как же?- поинтересовалась я, старясь, чтобы мой голос не дрожал от волнения.

- Дословно: любовь к мудрости,- чуть ли не обожанием ответил Константин Сергеевич.

- Отлично, я догадывалась,- как можно спокойнее ответила я, избегая длинных фраз, так как сердце в груди отбивало марш. Нет, нет, не Мендельсона! Скорее как на Параде Победы 9 Мая.

- Куда планируешь поступать?

- Не знаю,- честно призналась я.

- Как так?

- Вот так вот просто, не определилась и все тут,- я пожала плечами и опустила голову еще ниже, словно на допросе сижу.

- А кем стать хочешь?- не унимался Костя.

- Человеком,- коротко ответила я,- есть такой факультет?

- Не знаю, возможно и есть, но может, поступите на философский?

- Я подумаю,- уклончиво ответила я.

- В твоем возрасте я себе такую же цель ставил.

- И получилось ее достичь?- спросила вдруг я. Не понимаю, как у меня это вырвалось.

- Мне сложно самому об этом судить,- усмехнулся Костя, но стал серьезнее. Видимо, я перегнула палку и задела учителя за живое.

- Извините, пожалуйста, я не хотела вас обидеть, нельзя задавать таких вопросов учителю.

- Нет, нет! Вопрос вполне резонный, мне приятен ваш интерес. Кстати, вы ошиблись!- улыбнулся Константин Сергеевич широкой белозубой улыбкой.

- В чем?- смущенно спросила я.

- Мне было очень интересно с вами пообщаться.

- А, ну…-ступор-ступор,- Круто, мне тоже было интересно!

- Не смею вас задерживать дольше,- Константин Сергеевич отступил от меня на шаг, тем самым освобождая мне путь.

- До свидания, - попрощалась я и встала со своего места.

Ноги меня не слушали, как, в принципе, все остальное. На пороге класса я обернулась. Константин Сергеевич смотрел на меня изучающим взглядом, скрестив руки на груди. Профессор, ни дать, ни взять! Робко улыбнувшись, я вышла из класса, искренне не понимая, что во мне могло так заинтересовать учителя.

Не стоит говорить о том, что весь оставшийся день превратился в кошмар. Каждый в классе считал своим святым долгом отпустить непристойную шутку в мой адрес, например, «назначил дополнительное занятие?» или «на свидание пригласил, или сразу пофилософствовать?»


Я не ответила ни на одну и угрюмо молчала. Но было ужасно мерзко от того, что они после первого же урока стали чернить нового учителя. Я могу дать отпор, могу ввязаться в драку, даже если заведомо знаю, что мне могут накостылять, могу быть агрессивной, но для этого нужны веские причины, и очень-очень плохое настроение. Как мне кажется, оскорбления не повод портить из без того натянутые отношения с одноклассниками. Тем более, что все претензии сегодня не имеют под собой основы. Преподаватель проявил вежливый интерес, что с того? На моем месте могла быть любая другая ученица.


10.09.12.

Меня никогда не вводил в ступор препод! Никогда! Даже молодой, даже космически обаятельный! Я не подумала «ах, какой красавчик!»Хотя он такой и есть! Мысли сбились в кучу, потом в кашу, потом с ними вообще творилось что-то непонятное и странное. Сердце неслось галопом неизвестно куда!


Мои одноклассники считают меня странной, фриком. Может быть они правы? Я не занимаюсь тем, чем занимаются мои ровесники: не хожу по клубам, не бегаю по распродажам, вместо шопинга часами просиживаю в книжных магазинах, брожу между полок, ищу книги в красивом переплете и спускаю на новый(или старый) томик чего-нибудь из классики или современной литературы, все карманные деньги. Для меня отдых это чашка крепкого кофе, хорошая книга, свободный вечер. Наверно, у меня напрочь отсутствует стадный инстинкт.

« А как же любовь?», спросите вы. Ровесникам я кажусь занудой и зубрилой, у нас нет общих тем, разные взгляды на жизнь. Как известно, на вкус и цвет все фломастеры разные.

Я не гонюсь за любовью, у меня не хватает сил для этого, я не всегда могу удержать то маленькое счастье, что выпадает мне. Любовь сама найдет меня. Я в этом твердо уверена. А пока она в пути, можно заняться чем-то полезным и интересным.

Сама того не осознавая, я ждала следующего урока философии. Не только из-за новых знаний и жажды грызть гранит науки. Я понимала, что добром не кончится моя увлеченность учителем. Кому-то будет больно, и это, скорее всего, буду именно я. Поэтому, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания, и производить поменьше шума, я села за последнюю парту и притихла.

Ровно со звонком Константин Сергеевич вошел в класс и сел за свой стол. Учитель казался очень сосредоточенным и серьезным. Класс поднялся, поздоровался и уселся на свои места. Константин Сергеевич внимательно осмотрел всех присутствующих в классе. Когда же его взгляд остановился на мне, он вскинул брови и еле заметно улыбнулся. Здравствуйте, бабочки в животе! Урок начался с традиционной переклички. Моя фамилия в самом хвосте списка, так что я даже немного заскучала, пока до меня дошла очередь. Когда Константин Сергеевич назвал мое имя и фамилию, я не сразу ответила, и никто иной, как Марат, возмутился:

-Эй, Мышь! Вылезай из норы, тебя спрашивают!

-Я тут, - метнув в Марата свирепый взгляд, ответила я.

-Не стоит так к девушке обращаться,- спокойным, но строгим голосом сказал учитель, не отрывая глаз от журнала.

-Я сказал «Мышь», это не оскорбление,- с чувством собственного достоинства ответил Марат,- Тем более, что это правда.

- Останешься после урока, поговорим,- строго, без тени иронии сказал учитель и продолжил урок.

Несмотря на неприятное начало урока, тема его была весьма интересная-«Человек и Земля». Константин Сергеевич рассказывал о нашем месте в структуре мира, о «вечном». В общем, я слушала с открытым ртом. Учитель время от времени поглядывал в мою сторону, как бы наблюдая. Меня это настораживало, признаюсь, и немного льстило. От его взгляда внутри все сжималось, приятно так.

Прозвенел звонок, я собрала учебники, краем глаза наблюдая за учителем и Маратом. Он сидел тише воды, ниже травы.

Радуясь, что хоть кто-то донесет до мозгов моего обидчика, что хорошо, а что плохо, я выскользнула из кабинета. Остаток дня прошел спокойно, хоть Марат и буравил меня свирепым испепеляющим взглядом. Похоже, воспитательная беседа не прошла даром. По крайней мере, на уроках философии я могу быть спокойна, в какой-то мере.

Я продолжала заниматься своими повседневными делами: ходила в школу, к репетиторам, занималась хозяйством. Родителям подвернулась горящая путевка в Египет. Средства позволяли, так что я убедила родителей поехать и отдохнуть. Мама боялась оставлять меня одну, думала, то я с голоду умру. Я убеждала ее как могла, что ей не о чем беспокоиться. В принципе, все так и было. Готовить я могла, по клубам не ходила. Отправила родителей отдыхать со спокойной душой.

У меня было любимое местечко в городе. Оно скорее как кусочек другого мира. Там не слышно машин, поют птицы, да и дышится легче. Я никого там не видела. Летом и весной шумели деревья, одинокая скамья будто приглашала погрустить вместе с ней. Мы быстро подружились. Я проводила много времени в тени деревьев, читала книги, делала записи в дневнике, слушала любимую музыку. В общем, мне было хорошо.

В теплую погоду я езжу на мопеде(родители в прошлом гуду купили, правда подержанный, но в отличном состоянии). Люблю, когда ветер развевает волосы, хотя сейчас они короткие, поездка все равно радует и поднимает настроение. Припарковав моего «железного пони» неподалеку, я сидела на своей скамеечке, откинув голову. Солнце светило прямо в лицо, и я чувствовала, как оно ласкает кожу, как веки медленно плавятся как шоколад. Любимая музыка в плеере помогала расслабиться и отдохнуть от суеты и проблем.

Вдруг, я почувствовала, что кто-то сидит совсем рядом со мной, так близко, что я ощущаю как чужое плечо касается моего. Я резко открыла глаза и испуганно отпрянула. Каково же было мое удивление, когда я увидела Константина Сергеевича.

-Привет, - беззаботно поздоровался он.

-Привет, -ответила я, а потом спохватилась,- ой, то есть, здравствуйте!

-Все в порядке,- отмахнулся Константин Сергеевич, -мы ведь не в школе, можно и на «ты». Чем тут занимаешься?

-Отдыхаю, размышляю, музыку слушаю,- ответила я села в более удобную позу, но не так близко, как сидела раньше.

-И я тут люблю отдыхать, правда, времени совсем нет,- Костя огляделся по сторонам, словно проверяя, все ли тут на месте.

-Что-то я вас, то есть тебя, тут раньше не видела, хотя почти два года бываю здесь,- я скептически посмотрела на него, не особо доверяя его словам.

-Я в основном вечерами бываю тут, а в последнее время вообще не бываю. Место просто потрясающее. Я нашел его еще во время учебы в университете.

-Как тебе наша школа?- спросила я, немного расслабившись.

-Мне нравится. Ученики смышленые. Кстати, я поговорил с тем задавакой, который подшучивал над тобой.

Ну кто тебя просил? Он не знает, чем все это для меня может обернуться.

-Не стоило, спасибо,- сердито пробормотала я.

-Ты сердишься?- в недоумении спросил Костя.

-Да, немного,- честно призналась я. То, что учитель встал на мою сторону, автоматически возводило меня из ранга «ботаник» в ранг «любимчик», что еще хуже, а мне и без этого туго в классе приходилось. Константин Сергеевич сделал это, безусловно, из лучших побуждений, так что мне следовало смягчиться и не быть такой букой.

-Я должен был спустить это ему?- все недоумевал Константин Сергеевич.

-Да,- робко проговорила я,- станет только хуже. Я ведь раньше справлялась как-то.

-Это не впервые?- допытывался Костя.

-Да, но это все не важно,- я больше не знала, что говорить, учитель влез в больную для ученика тему.

-Еще как важно, - не унимался Костя.

-Мне плевать на них,- отмахнулась я, в глубине души понимая, что он прав.- Больше к тебе так не будут относиться,- твердо поговорил он,- я разберусь с этим.

-Прошу, не надо я…

-Что ты?- упрямо, как ребенок, переспросил Костя.

-Сама справлюсь с этим,- неуверенно промямлила я, собираясь уйти.

-Ты всегда такая?

-Какая «такая»?-зло спросила я. Надо же! Успел изучить меня!

-Самостоятельная и независимая?

-Стараюсь, иначе нельзя,- ответила я и упрямо зашагала к мопеду. Глупо, наверное, со стороны выглядело, но в тот момент казалось наилучшим выходом.

-Постой, ты куда?- Костя спешил следом.

-Домой поеду,- ответила я, небрежно накидывая рюкзак за спину.

-Ты в порядке?- после секундной заминки спросил Костя.

-В полном!- и глазом не моргнув, соврала я.

-Что-то слабо верится, а ну-ка давай сюда шлем!

Я помедлила, не понимая, что он задумал. Костя нагло и по-хозяйски отобрал у меня шлем, собственноручно надел на меня, застегнул ремешок, и внимательно всмотрелся в мое лицо. От его взгляда я залилась краской и опустила глаза. Костя с невозмутимым видом протянул руку, и обреченно вздохнув, я положила в его ладонь ключи от мопеда.

-Держись крепко,- предупредил Костя, садясь на мопед. Я пристроилась сзади, не зная, то есть, не решаясь даже прикоснуться к нему.

-Смелее, я не кусаюсь,- подбодрил меня Костя.

Набравшись все-таки смелости, я обхватила его покрепче и зажмурила глаза. Не то, чтобы я боялась ехать, просто очень сильно волновалась. Через несколько секунд мы плавно тронулись с места. Все еще по-летнему теплый воздух перемешался с запахом духов Кости, приятно лаская кожу лица. Красное как кровь закатное солнце окрасило все кругом в розовый нежный цвет, а мы мчались через весь город, догоняя закат. Все происходило, как в замедленной съемке какого-то волшебного романтического фильма. Удивительно, как некоторые моменты проносятся мимо нас на невероятной скорости, стираясь из памяти за доли секунды, а некоторые запоминаются на всю жизнь, согревая в печальные и тяжелые моменты.

Когда я вошла в квартиру, то долго смотрела на свое отражение в зеркале. Я, и в то же время не я. Что-то едва уловимое изменилась во мне. Этого не увидеть глазами, это можно только почувствовать сердцем. Странное ощущение легкости, почти невесомости не покидало меня, но в то же время что-то тяжелое и здравомыслящее, нашептывало мне : «Он учитель, ты ученица, ничего больше, ничего»…

«Неправда! Неправда!»- оправдывалось сердце.

«Он вежлив, вот и все, на твоем месте мог быть кто угодно!» - нашептывал упрямый рассудок.

Весь вечер прошедшие события не отпускали меня, тянули назад, заставляя переживать все снова, и снова, и снова. Я заплакала, не могла удержать слез, да и к чему? Меня никто не увидит, не сочтет меня слабой и беспомощной. Как же мне не хватало в том момент мамы. Она, именно она смогла бы утешить, разложить мысли по полочкам, заварить ромашковый чай для успокоения, и сказать как обычно, что все пройдет, все наладится.


19.09.12.

Еще один погожий день. Я люблю осень. Конечно, не так, как любил ее Пушкин, но все же…люблю наблюдать за людьми, которые отчаянно запасаются витаминами, гуляют допоздна, сидят в кафешках под открытым небом до самого закрытия и до последнего опавшего листочка отказываются надевать теплые шапки и пальто.

Скоро День Рождения. 30 сентября, совсем скоро. Похоже, что в этот аз я встречу его одна. Родителей не будет, а одноклассников звать не хочу, опять на-пьются, как в прошлый раз. В общем и целом мрачная перспектива.

29.09.12

18. Мне 18 лет стукнет! Старею, нечего сказать.

Жалею, что проведу день совершеннолетия в одиночестве. Куплю сама себе торт, задую свечи, загадаю желание. Еще не придумала какое, но очень надеюсь на то, что оно сбудется. Совершеннолетие…Это предполагает определенную ответственность перед собой, обществом, да и вообще.

У меня были «грандиозные» планы на свой День Рождения. Они заключались в просмотре или, точнее сказать, пересмотре любимых фильмов. Рано утром, мне позвонили мама с папой, горячо поздравляли, желали «счастья не смотря на все невзгоды и трудности на жизненном пути». Мне было так приятно, и как всегда, искреннее поздравление растрогало меня до слез.

Я приняла душ, уложила как могла волосы, но они все равно торчали ежиком. Погода была прекрасная, но у меня было ощущение, что осталась всего пара-тройка теплых деньков и наступит настоящая осень. Почему-то по спине от этой мысли пробежал холодок, неприятный такой. Я отбросила эти мысли от тебя. Не хотелось думать о плохом, холодном и тоскливом, а именно такие мысли навевает мне осенний промозглый дождь.

Я уже натягивала кеды, когда в дверь кто-то позвонил.

-Кто там?- просила я, взглянув в глазок. Зря, как оказалось. На площадке была такая темень, хоть глаз выколи.

-Доставка цветов,- ответил мне безэмоциональный, даже немного заскучавший голос.

Я открыла дверь, и действительно, на пороге стоял парнишка, примерно мой ровесник, а в руках держал корзинку с цветами.

-Распишитесь, пожалуйста,- проговорил, видимо, на автомате, парень,- Получите.

С этими словами он вручил мне корзинку и ушел, шаркая ногами, как старый дед. Корзинка была восхитительная, и каких только цветов в ней не было: астры, хризантемы, георгины. Они были составлены в чудесную композицию. Я не сразу заметила небольшую записочку между цветочков.

«С Днем Рождения! К.С.»

Мне хватило доли секунды, чтобы понять, от кого были цветы и записка. Вот почему он это сделал? Только я смирилась с тем, что у нас никогда не будет ничего общего, кроме уроков философии. Я старалась даже не смотреть в сторону Кости, он держался вежливо, все время поглядывал на меня, когда думал, что я его не вижу. Но я все видела, и всякий раз сходила с ума, от невозможности моих ожиданий и надежд. И тут такой сюрприз. Несмотря ни на что, я стояла в прихожей и глупо улыбалась, сжимая в руках чудесную корзинку.

Меня очень порадовал этот знак внимания и заботы, но в то же время и настораживал. Я-ученица, он- учитель. Такого не должно быть, я не знала, что с этим делать. Не знаю почему, но настроение упало совершенно, расхотелось куда-то выходить. Мне как всегда захотелось сладенького. В отношении шоколада и прочих вкусняшек, я не могла себя сдерживать, и делиться, кстати, тоже. Я каждый раз благодарю небесные силы, что я не толстею, иначе я уже боком в дверь входила бы. Не долго думая, я отправилась в ближайший кондитерский магазин и купила себе шоколадный торт со взбитыми сливками, восемнадцать свечей, и бутылку шампанского. Вот оно- одиночество. День Рождения в пустой квартире. Я неспешно возвращалась домой, ноги отказывались вести меня. Я присела на скамеечке около подъезда и набрала номер голосовой почты:«У Вас нет новых сообщений»,-сообщил мне робот.

-Эй, именинница!- от неожиданности я чуть не выронила телефон.

Константин Сергеевич во всей красе стоял около меня. Как только у него получается так здорово выглядеть?! Узкие темные брюки, жакет крупной вязки кремового цвета, темные очки. Он был неотразим. Глядя на меня, он широко улыбался.

-Чего грустная такая?- игриво спросил он.

-Да так, отмахнулась я,- знаешь, как в День Рождения бывает.

Мне совершенно не хотелось признаваться в том, что кроме него и родителей меня никто не поздравил. Честно говоря, то попросту стыдно было.

-Какие планы на день?- меня удивил энтузиазм, с которым он меня спросил.

-Дома кино буду смотреть, вот даже торт в придачу купила,- я грустно кивнула в сторону одинокого тортика.

-Что за дела? Ты сегодня совершеннолетняя! Веселиться нужно! Или хотя бы, как-то запомнить этот день!

-Одной не шибко весело,- сурово подметила я, но по задорным огонькам в глазах Кости поняла, что у него есть план.

Я была готова поддержать любую его идею, лишь бы не сидеть в одиночестве, да еще и наедине с бутылкой шампанского, даже если придется голышом плавать в городском пруду.

-А кто сказал, что ты одна?- Костя одним быстрым движением снял очки и взял меня за руку. От его прикосновения кожа вспыхнула, кровь прилила к щекам. Надеюсь, что он этого не заметил, хотя, скорее всего заметил.

-Готова?- весело спросил он, но в глазах читалось сомнение.

-Дай мне пять минут, продукты домой занесу,- ответила я, не особо осознавая, что будет дальше.

-Отлично, я подожду тут!- Костя уселся на лавочку, закинув ногу на ногу.

-Я мигом!- пообещала я и спешно вошла в подъезд.

Я метеором влетела в квартиру, спрятала тортик в холодильник, переоделась в самые лучшие джинсы, лучшую блузку, но от кед отказаться не смогла. Уложила волосы, нанесла блеск на губы, брызнула духов, собрала сумку и заперла квартиру. Я намеренно шла пешком, чтобы было время собраться с мыслями и унять дрожь в коленях, но, очевидно, мне не хватило бы и небоскреба со всеми его ступеньками. Чем ближе я была к первому этажу, тем сильнее колотилось сердце, тем меньше здравых мыслей оставалось в моей голове, тем быстрее неслась стая бабочек в моем животе.


Когда я вышла из подъезда, Костя сидел в том же положении, в котором я его оставила. Увидев меня, он широко улыбнулся.

-Это самые долгие пять минут в моей жизни!

-Извини, старалась как могла,- робко улыбнулась я.

-Ну, поехали?- энтузиазма в голосе Кости не убавилось.

-Поехали? Я думала, что мы пешком пойдем, и куда кстати?

-Я пешком крайне редко передвигаюсь, а остальное сюрприз! У меня вопрос, только не злись, ладно?

-Давай свой вопрос сюда, я подумаю,- улыбнулась я. Костя такой интересный, когда робкий.

-Можно считать это свиданием?

-Думаю, что можно,- спокойно ответила я, ликуя внутри. Настоящее свидание, с классным парнем, да еще и в мой День Рождения, который я должна была провести в одиночестве.

-Обещай слушаться меня!- строго сказал Костя, но около глаз от не скрываемой улыбки, собрались гусиные лапки.

-Не знаю, на что подписываюсь, но так и быть, пообещаю!

Костя снова взял меня за руку и повел в сторону припаркованных около подъезда машин. Когда мы подошли поближе я увидела огромный( на мой взгляд) мотоцикл «Ямаха». У меня в буквальном смысле отвисла челюсть. Сначала от удивления, потом от страха. Я никогда раньше не ездила на мотоцикле, даже не стояла в такой близости от него. Мой мопед казался трехколесным «Зайчиком» по сравнению с этой «зверюгой».

- Не бойся,- подбодрил Костя,- Я хороший водитель!

-Не сомневаюсь, но я боюсь, правда, -пробормотала я.

-Трусишка ты! Не бойся! Я в седле еще с универа!

-Утешил прям,- нервно хихикнула я и обошла «зверя».

-Ты обещала слушаться, помнишь?- Костя с укоризной приподнял бровь.

-Забудешь тут!- я закатила глаза, мысленно готовясь к веселой поездке.

Пропустив мой сарказм мимо ушей, Костя взял единственный шлем, похо-жий на голову инопланетянина и надел на меня.

-Я не кусаюсь,- напомнил он во второй раз.

Я как неуклюжая корова, иначе не назовешь, пристроилась позади Кости, неуверенно обхватив его. Мышцы под жакетом были очень крепкие. Похоже, он в перерывах между философскими изысканиями он все время проводит в спортивном зале.

-А тебе шлем?- спохватилась я.

-Я не люблю его одевать, жутко неудобно, я взял для тебя,- ответил Костя, заводя мотор.

-Никакого чувства самосохранения!- пробурчала я.

Зверь издал мощный рык, от которого я прижалась еще крепче к Косте, боясь всего на свете. Голове было очень неудобно. Шлем не давал возможности прижаться еще и головой, а мне так этого хотелось. Глупость какая! Дорогу я не могла разглядеть, все расплывалось перед глазами, поэтому я решила их вообще не открывать. Сюрприз, так сюрприз! Добрались мы на удивление быстро. Страшно подумать, с какой скоростью мы ехали! Я все так же неуклюже слезла с мотоцикла и костя помог мне снять шлем, каску, маску, не знаю как лучше назвать эту штуковину. Не удивительно, что Костя не любил надевать ее.

-Мало, кто любит шлемы,- словно читая мои мысли, сказал Костя.

-Не удивительно, скафандр какой-то!

-Но в целях безопасности его стоит надевать,- смеясь, ответил Костя.

-Так, что впредь, надевай его и ты!- строго сказала я.

-Слушаюсь,- Костя засмеялся так задорно и заразительно, что я перестала злиться.

Оглядевшись вокруг я поняла, что мы центральном парке. Прошлым летом там установили множество разных аттракционов. Я еще не успела покататься ни на одном. Идея мне понравилась.

- Надеюсь, ты не боишься перепадов скорости, высоты и прочих экстремальных условий.

-Экстрим мое второе имя!- отмахнулась я, понимая, что слегка погорячилась.

-Вот и чудно! Потому, что я собираюсь протащить тебя по всем качелям этого парка.

Костя припарковал «железного коня», и взяв меня за руку, повел в сторону парка.

У входа толпились ребятишки и я почувствовала себя переростком.

-Завтра взрослая жизнь начинается, и надо напоследок окунуться в детство по полной программе.

Он прав- завтра начинается новый важный этап жизни, и мне невыразимо приятно, что именно Костя решил подвести своеобразную черту. Все мои опасения и тревоги, которые терзают когда я наедине со своими мыслями теряют смысл, когда я рядом с ним. Я веселилась, смеялась и радовалась так, как не радовалась уже очень долгое время, и Костя веселился вместе со мной. Мне очень нравилось, когда он улыбается, он как будто становится моложе, становится мальчишкой.

Когда мы обошли все качели по два раза, у меня уже не было сил даже стоять на ногах. Мы сидели на нашей скамейке в дальней части парка и молчали, но тишина не была тягостной. Первым ее нарушил Костя.

- Хороший день сегодня,- подытожил он.

-И не говори! Все благодаря тебе! Спасибо,- искренне, с чувством поблагодарила я.

-Мне было приятно порадовать тебя.

-Спасибо…еще раз,- смутилась я.

Минуту Костя над чем-то размышлял, на его лице я разглядела борьбу чувств, он хмурился, отворачивался и, наконец, спросил:

-Можно я тебя поцелую? Знаю, о таких вещах не спрашивают, но все же.

-Не знаю, что ответить,- его вопрос застал меня врасплох, я запнулась от неожиданности.

-Не отвечай, не нужно,- тихо сказал Костя.

-Не знаю, правильно ли это будет, - после некоторой паузы ответила я.

Я не знала, как ведут себя парни его возраста, но Костя казался мне нерешительным и смущенным, что совершенно не соответствовало моим субъективным представлениям о нем. Я думала, что он если не Казанова, то мастер флирта уж точно. Да, именно так я о нем думала, но моя теория разлетелась как карточный домик при виде его нерешительности. Я же слишком стеснялась показывать свои чувства, чтобы ответить что-то иное.

-Ты права, это будет неправильно, я не задал себе такого вопроса, Костя отстранился от меня и смотрел куда-то вдаль.

Это очень ранило меня, мне казалось, что кто-то невидимый и очень злой строил стену между нами и, укладывая кирпичики, злобно смеялся надо мной и над моей наивностью. На самом деле меня не так сильно волновал вопрос морали, и правильности моих поступков и слов, но совесть не давала о себе забыть, и взывала к себе раз за разом. В тот момент мне просто хотелось, чтобы Костя поцеловал меня, без вопросов, без моего на то разрешения, но он медлил. Моя трусость не позволяла мне придвинуться к нему даже на миллиметр. Так между нами повисло напряжение, воздух наэлектризовался, а разрядить его было нечем.

-Отвези меня домой, пожалуйста, -тихо попросила я, но все мои внутренние силы сопротивлялись, но я решила не мучить никого из нас. Почему только люди всегда говорят и делают не то, что им хочется на самом деле.

-Да, конечно,- пробормотал Костя, а выражение задумчивости так и не покинуло его лицо.

Я молча надела шлем, Костя еще раз проверил ремешки и помог мне сесть на мотоцикл. Вечер не казался испорченным, скорее немного незавершенным.

-Спасибо за день рождения!- искренне поблагодарила я, когда мы остановились около моего дома.

Костя помог мне снять шлем, поправил мне волосы, осторожно касаясь их. Не понимая зачем, я шагнула к нему навстречу. Костя шумно выдохнул и крепко обнял меня. Сердце мое заколотилось с такой силой, что чуть не выпрыгнуло навстречу Косте. Прижавшись к нему я чувствовал глухие удары его сердца. Костя был гораздо выше меня, и моя голова оказалась у него на груди, и могу поклясться, что там шумел целый симфонический оркестр!

Костя отпустил меня и пробормотал:

-До встречи в школе.

-Конечно! – как можно веселее ответила я, и помедлив добавила, что я буду скучать. При этих словах его хмурое лицо просветлело.

Ничего не ответив, Костя повесил шлем на ручку и уехал.

«Мне все это сниться, такого быть не может, это не я»- растерянно соображала я. Но произошедшее было реальным. Я радовалась этому и одновременно боялась. Взаимность моих чувств не вызывала сомнений. Не может у равнодушного или лгущего человека так колотиться сердце! Очевидно, что Костя не считал возможность нашего общения предосудительной. За пределами школы мы «друзья», в школе- «учитель-ученик». Очень сложно совмещать такие отношения. Тем более в нашем годе, где каждый знает о тебе больше, чем ты сам, считает нужным и необходимым обсуждать твою личную жизнь.

Вечером позвонила мама и просила, как я провела день рождения. Я рассказала ей о своих первоначальных планах. Не могла же я сказать: «Мам, я каталась на аттракционах со своим жутко симпатичным и застенчивым преподавателем философии». Она еще к такому не готова, тем более мой строгий папа. Они все узнают, когда придет подходящее время. Часть своих слов я все же выполнила. Я съела кусочек торта и выпила бокал шампанского.


***

«Вставай! С первыми лучами, вставай!»- группа "ПараНормальных" призывает быть бодрым и позитивным. Лежа в постели, я вспоминала и прокручивала в голове вчерашний день. Может все приснилось? Нет. Цветы лежат на столе, такие же красивые как и вчера. Все утро я улыбалась, порхала по квартире, прихорашивалась. В школу я немного опоздала, но никто не заметил этого. Я бесшумно скользнула к своему месту. Хорошо, что никто не знает меня настолько хорошо, чтобы заметить перемены во мне. Мама сразу же обо всем догадалась бы. Перемены казались мне разительными. Мне с утра показалось, что я по-другому выгляжу, глаза как-то блестят, щеки розовее, чем обычно. На лбу не хватало надписи : «Влюбилась».

Я сидела почти в самом конце класса, но с учительской кафедры открывался замечательный вид на всех и вся.

-Мышь, ты философию подготовила?- послышался голос Марата.

-У меня имя есть! За одиннадцать лет мог бы запомнить, - с вызовом ответила я.

- Не понял?!- огрызнулся мой вечно озлобленный одноклассник, а я начинала злиться. Всему ведь есть предел, даже моему терпению.

-Я сказала, что у меня имя есть!- разделяя каждое слово, ответила я.

Раньше Марат ограничивался подножками на физкультуре, и все заканчивалась шишкой или ссадиной. Мама думала, что с координацией у меня совсем туго. Разумнее было бы игнорировать его как обычно, но я не могла вечно позволять ему издеваться надо мной. Мое подсознание говорило мне, мол, зря затеяла все это, но останавливаться было поздно! Раз начала бороться за что-то, пусть это даже права в собственном классе, надо идти до конца. Тем временем класс с интересом следил за развитием ситуации. Надо же, мышь подала голос! Зрелище!


-Чокнутая ботаничка?! Так наверное!- давясь смехом ответил Марат.

-Нет, у моих родителей нет столько фантазии!

-Это уж точно, слабовато они над тобой пофантазировали, чего-то упустили!- Марат веселился вовсю.

-А тебе мозгов на раздаче не хватило? Ты наверно в очереди за ужасным чувством юмора стоял?!- парировала я.

«Зря! Зря! Зря!»- кричал мой мозг.

- Повтори ка!- прошипел Марат поддавшись вперед, словно стараясь рас-слышать.

- Мозгов тебе не хватает, говорю,- так же поддавшись вперед повторила я.

Марат вскочил со своего места так стремительно, что я растерялась и не успела даже с места сдвинуться. Он дал мне такую пощечину, что у меня аж в глазах потемнело. Мысли спутались и я ощущала, как на лице горел отпечаток его пятерни. По классу пошли шепоты, но никто не заступился за меня. Никто. Я старалась не заплакать. Очень старалась, с каждой секундой мне это давалось все труднее. Еле сдерживая слезы, я дрожащими руками собрала сумку, встала со своего места и на трясущихся ногах прошла к выходу.

-Сучка! В следующий раз думай, прежде чем рот на меня открывать!- слова обидчика остановили меня у порога класса и больно ударили хлыстом по спине и самолюбию.

Нет, я не жалела, что возразила ему, попробовала себя как-то защитить, но ввязываться в драку, честно, побоялась. И в любой момент мог войти учитель. Но не смотря на боль, я чувствовала себя хорошо, будто сделала что-то очень значительное для себя. Давно следовало «восстать», так сказать.

Остановившись всего на секунду, я вышла из класса, и уже не сдерживая слез, побежала к уборной. У уголка губ была кровь, а щека больно пульсировала. Я умылась холодной водой, смывая слезы, и пытаясь унять боль.

Приводя себя в порядок, я не заметила, как прозвенел звонок на урок. Идти я на него не собиралась. По расписанию у меня должна быть философия. Мне не хотелось, чтобы Костя видел меня в таком состоянии. Интересно, а он заметит мое отсутствие и скажет ли ему кто-нибудь о случившемся? Маловероятно.

Выяснять мне не хотелось, тем более, стоит мне увидеть Костю, как я брошусь к нему со слезами, и тогда, боюсь, я бы все рассказала, и начались бы проблемы. Ну уж нет, у него не будет проблем из-за меня и из-за моей глупой храбрости, которая никому не нужна. Подгоняемая этой мыслью, я быстро взяла сумку и пулей вылетела в коридор, попутно ударив кого-то дверью. Не заметив даже лица, я быстро, как только могла, шагала к выходу из школы. Ноги не слушались, но я как-то заставила их вывести меня из здания школы. На стоянке, рядом с машинами преподавателей, стоял блестящий мотоцикл Кости. Он резко выделялся из общей массы легковушек. Мне стало очень грустно, что я не увижу его, не поздороваюсь, не узнаю, как у него дела, что нового у него произошло. Острое желание и одновременно невозможность этого очень ранили.

Я быстро поймала такси и уже через двадцать минут была дома. Отменив занятия у репетиторов, я все же взяла задания, чтобы хоть как-то занять пустой, по-видимому, грустный вечер.

Щека почти не болела, но я все боялась, как бы синяка не осталось, тогда я уж точно не отверчусь. Пообедав, я сразу села за уроки, долго и упорно я занималась каждым предметом, старательно игнорируя мысли о Косте, но тщетно. Я думала о нем даже тогда, когда изо всех сил старалась не думать. Бред.

Около шести вечера раздался звонок в дверь. Я взглянув в глазок- темно.

-Кто?- устало спросила я.

-Я! С тобой все в порядке?- о нет! Это Костя. Он явно взволнован. И как только он узнал, где я живу?!

-Я в порядке,- солгала я.

- Не ври! Открой дверь!- Все-то он знает!

- Я не одета,- солгала я во второй раз.

- Ничего!- строго ответил Костя. То ли он знал, что я лгу, то ли и правда «ничего».

Набравшись смелости, я открыла дверь. Костя стоял со шлемом в руках и смотрел в пол. Подняв на меня глаза он немного отступил, но потом тут же шагнул навстречу.

-Что с лицом?- уже не так строго спросил он.

- Я..-я пыталась придумать отговорку, но в голову ничего не шло. Меня магнитом тянуло к Косте.

- Что с лицом?- повторил он.

- Упала,- самое глупое оправдание в истории. Похоже, сегодня день вранья.

- Где?- по глазам Кости было видно, что он мне не верит ни на грамм.

- В школе, на перемене,- еще глупее оправдание.

-Почему ты не сказала мне?

- А что бы изменилось?- я пожала плечами и пропустила Костю в квартиру.

- Я бы помог тебе!

- Мне не нужна была помощь!

- Судя по твоему состоянию, то нужна! И сейчас тоже!- грозно проговорил Костя, но его ладонь мягко легла на мою щеку. Я смущенно смотрела в пол. - Лед есть?

-Есть,- робко ответила я.

-Неси сюда,- Костя отпустил меня и снял обувь.

-Хорошо,- у меня не было сил и желания сопротивляться и возмущаться.

Мы прошли в кухню, Костя заботливо усадил меня на стул, собрал лед в специальный мешочек. Подойдя совсем близко, он приложил ладонь к моей щеке как раз в том месте, куда пришелся удар. Я невольно наклонила голову навстречу прикосновению и закрыла глаза. Боль прошла и снова появилась стайка бабочек. Немного помедлив, Костя убрал ладонь и на ее место приложил лед. По спине пробежали мурашки. На мне била домашние шорты и футболка, но мне показалось, что меня выбросили на лед голышом.

- Потерпи немного,- ласково сказал Костя и отошел от меня на почтительное расстояние.

- Спасибо, что пришел ко мне.

-Ты правду скажешь?- спросил Костя, он чувствует мое вранье за километр.

-Нет, наверно нет,- твердо сказала я.

-Почему это?- в недоумении спросил Костя.

- А почему ты сейчас здесь? Почему не дома? Не со своей девушкой? Почему?- Костя молчал,- Почему ты пришел ко мне? Залечиваешь мои раны? Раной больше раной меньше! Переживу!

- Я здесь, потому что хочу быть! Потому, что хочу заботиться о тебе! Потому, что чувствую, эта помощь нужна тебе, хоть ты и не признаешь этого! Стой-ка! Раны? Мне не послышалось?

- Черт, -негромко выругалась я, но мимо меня не проскочило его признание.

-Это не впервые?!- я не ответила, тупо молчала.

-Что произошло?!- прошипел Костя.

Я молчала, борясь с желание все рассказать ему. Мне хотелось, чтобы он врезал как следует Марату, чтобы защитил, чтобы был рядом. И, он прав- мне действительно нужна его помощь, его присутствие. Незаметно для себя, я привязалась к Косте.

-Я подралась,- выпалила я. Скорее это была не драка, а избиение младенцев.

-Подралась?!- недоумевал Костя,- С кем?

-Угадай,- прошептала я и отошла к окну, чтобы Костя не видел моего лица.

Костя задумался всего на несколько секунд и изменился в лице. Больше всего меня пугало не его разъяренное выражение лица, а сжатые кулаки. Я наблюдала за его отражением в окне. Он ходил из одного угла кухни в другой, затем подошел ко мне сзади и положил руки ко мне на плечи.

-Это тот, что доставал тебя на моем уроке?- уже спокойно проговорил Костя.

Я молчала как полная дура. Сказала «А», говори «Б», но я, кажется, забыла весь алфавит.

-Это он?- повторил Костя, но не услышав ответа, продолжил, -сочту твое молчание за согласие, а завтра сотру его в порошок.

-Не надо, умоляю тебя,- я резко обернула, оказавшись в такой опасной близости от Кости, что у меня дыхание перехватило, и я не смогла закончить фразу.

- Почему?! Он заслужил!- Костя все еще держал руки на моих плечах,- я не позволю ему прикасаться к тебе даже пальцем!

-Последствия…

-Мне все равно! Слышишь?- Костя слегка встряхнул меня, словно стараясь, привести меня в чувства, словно я была не в себе и говорила ерунду.

-Тебя уволят, а мне житья не будет, я хочу доучиться этот проклятый год, и больше никогда не возвращаться в эту школу и к этим людям!

Я высвободилась из его рук и выла из кухни. Костя не вышел следом. Было очень тихо, но мне казалось, что я слышу его мысли. Он точно думает, как поступить. Минут пять я сидела в гостиной на диване в полной тишине. Необходимо как-то разрядить обстановку. Мне вдруг остро захотелось обнять Костю, и не отпускать его никуда, никогда ни к кому, объяснить, что все произошедшее ерунда и все уладится само собой. Вместо этого я сидела на диване, обхватив колени, и раскачивала вперед-назад. Костя замер в дверном проеме, я не сразу его заметила.

-Проходи, -пригласила я и кивнула на место рядом с собой.

Костя молча присел, и устало проговорил:

-Что же мне делать?

-Забудь о нем..

-Забыть? Издеваешься что ли?

- Так лучше будет,- не сдавалась я.

-Лучше для него, не для тебя, его благополучие меня мало беспокоит. Я должен позволить ему лупить тебя, только по тому, что я учитель и могу лишиться места, если заставлю его пожалеть о сделанном?! Думаешь, увольнение меня хоть каплю страшит? Я не держусь за это место, я работаю в этой школе только ради тебя!

- И давно?

- С недавнего времени. Мне сложно все это описать, наверное, есть много философских изречений на эту тему, но боюсь, они не подходят под описание моих чувств к тебе.

-А что подходит?- не скрывая интереса, спросила я.

Обычно в этом моменте происходит страстный поцелуй, мол, «вот, что подходит», но ничего не произошло. Почему ничего не произошло?!

-Я завтра же разберусь с этим ненормальным,- неожиданно сказал Костя.

-Ты не обязан во все это ввязываться!- немного разочарованно проговорила я.

-Я сам решу,- Костя приподнялся, чтобы встать, кажется, разговору по-душам пришел конец. Мы ведь так ни о чем не договорились, а он уходит, непонятно что придумав. Мне хотелось остановить его.

-Не уходи, пожалуйста,- осторожно попросила я и села ближе.

Я не верила своим слова. Я ведь знаю Костю всего ничего, а уже прошу его остаться со мной. Меня будто подменили. И Костя делает такие признания, я не знала, что мне думать обо всем этом. В тот момент я жила одними только эмоциями. Костя настороженно посмотрел на меня. Видимо, он разглядел что-то такое, что заставило его согласиться. Он, не говоря ни слова, сел на диван рядом со мной и откинулся на подушки. Я немного помедлила. Сердце с бешеной скоростью гнало кровь по жилам. Я расслабилась, и набравшись не то смелости, не то наглости легла Косте на колени. Он на секунду напрягся, но потом тоже расслабился, и его ладонь легла на мою голову. Он гладил мои волосы, шею, плечи. С каждым его прикосновением расслаблялась каждая частичка моего тела. Его пальцы нежно скользили вдоль шеи, опустились под футболку, касались кончиками пальцев ключиц, затылка. Я перевернулась на спину, закрыв глаза. Пальцы скользнули под футболку, я слегка напряглась, и Костя мгновенно остановился. Я осторожно села рядом с ним. Костя виновато смотрел на меня.

-Извини,- пробормотал они отстранился от меня.

-Все в порядке, все как никогда в порядке, просто, я не готова.

-Ты завтра придешь в школу?- Костя перевел тему совсем «незаметно».

-Думаю, что да.

-Только не дерись ни с кем, хорошо?- Костя натянуто улыбнулся.

-Я очень постараюсь, - засмеялась, но Костя остался серьезным.

-Серьезно, и, честно говоря, я не понимаю причины такой неприязни к тебе.

-Знаешь, я тоже,- честно призналась я,- но со мной не так-то просто дружить.

-А мне легко быть с тобой, так же как дышать, но за нехватку кислорода я волнуюсь меньше чем за твое отсутствие в моей скромной жизни.

-Спасибо большое тебе, мне очень приятно, когда ты рядом, спокойно и уютно,- сказала я, снова и снова поражаясь своим словам.

Костя едва заметно улыбнулся. Почему-то от этой улыбки мне стало теплее на душе, и завтрашний день не казался таким ужасным. Прошлое казалось мне каким-то ненастоящим, не моим, будущее и вовсе расплывалось, имело место только настоящее. Я была только «здесь и сейчас». Это ощущение было так ново для меня, как если бы младенец только открыл глаза в новом мире.

Повинуясь сердцу, и наклонилась к Косте и неловко прижалась губами к его щеке. Легкая щетина щекотала губы, и я почувствовала, как он улыбнулся.

-Мне пора уже, засиделся я что-то,- Костя вздохнул и встал с дивана.

Я не могла выдавить из себя ни слова и окончательно запуталась. Кто мы друг другу? Как Костя ко мне относится? Может, ему был неприятен мой поцелуй? Может, мне не стоило себе позволять такого? Может, я перешла грань?

Костя надел куртку, подошел к входной двери, по-хозяйски справился с дверью.

-Увидимся завтра,- пообещал он и ушел.


1.10.12.

Куда я ввязалась? Зачем мне это? Зачем я ему? Я решительно не понимаю. Боюсь понимать. Боюсь знать правду.


Сейчас мне трудно описать, что я чувствовала в тот момент, помню, что я долго плакала. Я лежала, свернувшись клубочком, на том месте где сидел Костя, и плакала долго, громко, всхлипывая, тихо ненавидя всех философов вместе с их мудрыми фразочками, которые никогда не помогают. Ничего-то эти великие мыслители не понимают! Какой толк от их мудрости, если она не помогает?!


***

Стоит ли говорить, что в школу я шла как на каторгу или расстрел. Я молча прошла к своему месту, тихо села за парту, мечтая чтобы я вдруг стала прозрачной и невидимой. Марат внимательно смотрел на меня, немного с пренебрежением, но все-таки опасаясь, видимо, не рассказала ли я кому-то о вчерашнем. Надеюсь, Костя ничего не скажет ему. Я вспомнила прошлый день и мне не верилось, что в моей скучной и заурядной жизни столько событий.. По расписанию у нас была алгебра, я была готова(как всегда, в принципе), поэтому сидела спокойно. В классе же, напротив, царило оживление, звонок уже прозвенел, а учителя все не было. Меня как всегда подчеркнуто игнорировали, но не могла не заметить косых взглядов, перешептываний, но никто так и не спросил, как я себя чувствую, как я вообще. Обидно. Можно было даже не надеяться на их сочувствие. Мне не хотелось признаваться самой себе, но мне оно было нужно. Сколько бы и ни храбрилась, ни пыталась быть независимой от чужого мнения, от чужого внимания, у меня видимо, не получалось. Поддержка, дружеское участие мне был необходимо. Костя это понял, поддержал, помог в трудную минуту. Поддержки со стороны учителя я не ожидала. Что-то мне подсказывало, что он сделал это для меня искренне, просто так. Он мне нравился, очень сильно. Подкупала эта простота в общении, искренность, готовность быть рядом. Мне это очень льстило. Я и не думала никогда, что могу вызывать какие-то чувства у парня гораздо старше меня. Тем не менее, это было так.

Игнорируя всеобщее плохо скрываемое любопытство, я усердно исписывала последний лист тетради.

-Доброе утро, класс!- громким ясным голосом провозгласил Костя.

Этот голос заставил меня вздрогнуть. Сердце заколотилось вдвое чаще. Нет, скорее всего, втрое чаще. Я подняла глаза и наконец, увидела его. Костя не смотрел на меня, от чего я чуть не расплакалась. Мое вчерашнее опасение обретало реальную форму. Бабочки, которые появлялись всякий раз, когда я видела Костю, превратились в стаю злых ос, жалящих все сильнее и больнее. Это заставляло меня невольно втягивать живот, сгибаться чуть ли не пополам, как от боли. Все-таки я перегнула палку с поцелуем. Ну не могла удержаться, и получилась такая ситуация еще раз, не удержалась бы и во второй раз.

-Сегодня алгебры не будет,- продолжил Костя и класс, как по команде загалдел,- но и философии не будет, у нас лекция. Все, что от вас требуется, это слушать запоминать, и если появятся вопросы, то задавать их мне.

Класс переглянулся. Перспектива радовала. Урок ничегонеделания объявляется открытым! Я старалась не смотреть на Костю, но в то же время отчаянно хотела встретиться ним взглядом, увидеть его улыбку.


-Толерантность-тема нашей лекции. Кто-нибудь знает, что этот термин обозначает,- начал Костя.

Тишина. Я знаю, но промолчу.

-Толерантность-это социологический термин, обозначающий терпимость к иному мировоззрению, образу жизни, поведению и обычаям, вероисповеданию, национальности. Толерантное отношение рассматривается как социальная ценность, обеспечивающая права человека, свободу и безопасность. К кому, по вашему мнению, мы должны относиться толерантно, с уважением?

Тишина. Отсутствие мысли неизменное. Я чувствовала, к чему клонит Костя, догадывалась, зачем он затеял эту лекцию. Наивный, он надеялся донести что-то до моих обидчиков. Меня все же безмерно радовало, что Костя не стал ему что-то лично говорить, но до чего же он упрям! Не смог оставить это дело.

-Прежде всего, друг к другу,- отчаявшись дождаться ответа, Костя ответил сам, тем самым подтвердив мою догадку.

-А если я не хочу быть толерантным, и мне противны некоторые особи моего вида?- спросил никто иной, как Марат.

-На планете Земля около семи миллиардов людей и все они индивидуальны, уникальны и неповторимы. Начиная от отпечатков пальцев, заканчивая чертами характера и внешним видом. Я говорю это к тому, что причин, быть такими, какие мы есть великое множество. Все мы разные, все мы достойны уважения, любви, за исключением Гитлера, это был редкостный урод, простите за выражение.

Девчонки, открыв рты, сидели и слушали Костю, а мальчикам была не по вкусу ни лекция, ни сам Костя.

-Человечество дважды воевало в мировом масштабе. Кончилось ли это добром? Принесла ли нетерпимость и чувство собственного превосходства над другими что-то кроме рек крови, которые затапливали весь мир, огромное горе и утраты, которые пришлось перенести людям?

В классе наступила тишина, Костя стоял посреди класса и его взгляд нервно бегал от одного пораженно лица к другому, и ни разу к моему.

-Все начинается с малого, Марат. Поначалу это легкая неприязнь, которая ничем не обоснована, маленький пунктик, который бесит тебя в человеке, затем, ты подсознательно ищешь в человеке отрицательное, тем самым заранее делая его плохим. Это начало конца, на самом деле, тебе сейчас это трудно понять, но это так. С годами негатив копится в тебе, а последствия многолетнего стресса и отрицательных эмоций к людям делают свое черное дело,- Костя оказался превосходным психологом, который «читал» Марата, как открытую книгу.

Марат угрюмо молчал, а Костя все никак не унимался.

-Этот человек в классе?- Костя копал глубже. Дело плохо. Не к добру все это.

В классе была все та же напряженная тишина. Видимо никто не хотел выдавать Марата.

За моей спиной были какие-то звуки, будто кто-то смотрит видеозапись. Я все так же не оборачиваюсь. Костю привлек этот шум, и он направился в мою сторону тихими шагами. Остановившись около меня, он скрестил руки и кашлянул.

-Может быть и нам покажете?

-Не в тему будет,- со смешком ответил Дима, друг Марата.

-Я настаиваю, пусть все увидят, как нельзя делать.

Совсем не к добру.

Костя взял телефон и посмотрел видео. Вот послышался мой собственный голос, наш «диалог» с Маратом, затем звук пощечины, она звучала громче, чем все остальное. Я прикрыла лицо руками и зажмурила глаза, открывать их я попросту боялась. Все шло хуже некуда.

-Хорошо потрудился, нечего сказать,- проговорил Костя, в голосе его звенел металл. Костя подошел к Марату, и на секунду мне показалось, что он его ударит. -Я бы придушил тебя прямо здесь, прямо сейчас, собственными руками, по это будет не педагогично. Я скажу тебе только одно: мужчина, ударивший женщину, не мужчина. Она вдвое меньше тебя и в сто раз слабее, что делает тебя еще более омерзительным, чем ты являешься! А теперь за мной в кабинет директора!

Костя широкими шагами направился к выходу, но Марат и с места не двинулся.

-Я сказал, за мной!- заорал Костя, а я испуганно вжалась в стул. Никогда не видела его таким, но признаться, мне понравилось то, как он кричал на Марата, он становился таким сильным. Властным, но в то же время по-мудрому сдержанным.

-Нет!- рявкнул в ответ Марат, с вызовом глядя на Костю.

-Марш, я сказал!- буквально взревел Костя, да так угрожающе, что у меня по спине пробежал холодок.

У Марата не было другого варианта, чем покорно встать и пойти к директору, иначе Костя действительно придушил бы его.

-Ты!- обратился Костя к Диме,- Пойдешь с нами, видео с собой захвати, и упаси тебя Господь, если ты с ним что-то сделал.

Нервная система Димы была гораздо слабее, чем у Марата, так что он без колебаний с обреченным видом поплелся вслед за другом. Все трое вышли из кабинета. Тишина в кабинете ничем не нарушалась. Я снова закрыла лицо руками, понимая, что это было началом конца, что мне не будет покоя в этой школе, что даже если Костя останется в школе, он не сможет все время защищать меня от нападок одноклассников, а я буду видеть его все реже. В конце концов он пожалеет, что связался со мной.

-Молодец, Мышка! Такого защитника отхватила,- подала голос «Барби»,- уже спала с ним?

Я не могла больше выдерживать и вышла из кабинета. В коридоре было тихо, если не считать криков, доносившихся из приемной директора.

-Я требую наказание!- Кричал Костя,- в вашей школе так принято?! Вы бы ее лицо прошлым вечером видели!

Я прижалась спиной к холодной стене, ноги совершенно не держали меня, и я опустилась на корточки, напряженно вслушиваясь в тишину, которая внезапно наступила. Было тихо еще минут пятнадцать, а затем вышел Марат, бледный такой. Увидев меня, он ничего не сказал, молча подошел. Я подумала, что сейчас получу еще одну затрещину, но он только присел рядом. По его лицу было видно, что нагоняй получил он хороший.

-Слушай,- немного помолчав, начал он, - я бы не прав, извини.

Вот это да! Марат сам, собственной персоной, извиняется передо мной! Вот это чудеса!

-Все в порядке, извинения приняты,- шепотом ответила я.

-Правда, извини, я вел себя как идиот,- ответил Марат, и мне показалось, что он говорил искренне.

-Бывает у тебя такое,- пробормотала я, собираясь встать. Извинился и хорошо, для меня этого достаточно. В тот момент меня больше волновало, как там Костя.

-Хочешь, я перед всем классом извинюсь?- Марат все никак не унимался, видимо, хорошенько ему у директора досталось.

- Если ты сейчас честен, то не обязательно этого делать, тем более, что тебе этого не хочется.

-Да, ты права,- заключил Марат, - а преподу скажешь, что я извинился, и мы все уладили?

-Скажу, не беспокойся,- устало пробормотала я и поднялась.

Ноги затекли и покалывали. Голова немного кружилась. Костя как раз вышел из кабинета директора, мрачный, как туча. Мне стало очень стыдно, что доставила ему столько неприятностей. При виде Костя, Марат моментально поднялся и быстро зашагал в сторону класса.

Костя подошел ко мне, устало вздохнул. Было ощущение, что произошедшее будто вымотало его, от этого мое чувство вины стало еще острее. Мне было не по себе, что все это из-за меня.

-Он больше не притронется к тебе,- сухо проговорил Костя, коснувшись моего лица.

-Прости меня,- виновато проговорила я,- не хочу быть источником твоих проблем.

-Не говори глупости!- возмутился Костя,- ты не проблема, ты маленькая, и я буду всегда защищать тебя. Запомни, пожалуйста.

-Запомню, обязательно,- пообещала я,- мой защитник.

-К вашим услугам, мисс,- он поклонился, и жестом будто снял шляпу.

-У тебя не будет проблем из-за меня?

-Ой, брось, все в норме, все улажено! После уроков, посиди где-нибудь?- беззаботно поинтересовался Костя, будто только что не собирался школу по кирпичикам разобрать школу.

-С удовольствием!- я с радостью согласилась, не веря, что все обошлось. Очень хотелось побыть наедине с Костей.

Мы вернулись в класс под настороженными и любопытными взглядами моих одноклассников. Костя закончил лекцию так же блистательно, как и начал. Все, казалось, забыли об инциденте в начале урока. Я слушала Костю и поражалась тому, что помимо его доброты, нежности, чувственности, мужественности, он очень умный, начитанный, и иногда мне кажется, что он знает ответы на все вопросы, может абсолютно все. А я всегда всего боюсь, ничего не знаю ни о людях, ни о жизни, но все-таки мне кажется, что мы очень подходим друг другу. Я верю Косте, доверяю ему все свои переживания и тревоги, и замечаю, что они становятся и его тревогами тоже.

10.10.12

Кажется, я влюбилась. По уши. Нет, я завязла гораздо глубже, и вряд ли когда-то смогу выпутаться, но я и не хочу. О лучшем я и не думала. Боже, как мелодраматично. Я представляла себе, что все будет «по уму», но по уму вот уже несколько месяцев не могу делать. Живу сердцем, эмоциями. Я теперь понимаю, что раньше не жила, а существовала. Вся стройная система, которую я выстроила для себя, рушилась на глазах, и я, как ни странно, рада. Я счастлива. Мы проводим вместе каждую свободную минуту, он что-то рассказывает, а я ловлю каждое его слово, смотрю во все глаза. Посреди разговора, он может внезапно остановиться, и просто внимательно так вглядываться в мое лицо. После того, что случилось в школе, мы посидели в кафе, практически не разговаривая. Костя молчал, а мне казалось, что он злится на меня. У меня накопилось так много слов, но озвучить их я боялась. Потом, все так же в молчании, Костя придвинул свой стул ко мне, совсем близко, взял мое лицо в свои ладони и поцеловал. Было очень приятно, тепло, необычно, ни с чем не сравнимо, закружилась голова. Да, да! Как в романтических фильмах. Но вся прелесть в том, что это происходит со мной, обыкновенной девчонкой, в реальной жизни. Я ответила на его поцелуй робко, неуверенно. Не знаю, о чем еще писать, как описать то цунами, что было внутри меня.


***


-Тебе обязательно уезжать?- взмолилась я в сотый раз.

-Маленькая моя, ты же знаешь, что обязательно,- прошептал Костя, прижимая меня к своей груди,- время пролетит незаметно, вот увидишь, а когда приеду, познакомишь с родителями.

Я слегка отстранилась и испуганно уставилась на Костю. Знакомить с родителями? Страшновато как-то.

- Не бойся! Я приличный бойфренд! Меня можно представить родителям,- Костя потрепал мои взъерошенные волосы.

-Бойфренд?- ненавижу это американское словечко!

-Да, -решительно ответил Костя, - с того момента как…

-Как?

-Как увидел тебя в первый раз в коридоре школы.

-В коридоре школы? Я думала, в классе.

-Нет, ты стояла около спортивного зала, читала книжку так сосредоточенно, была такая забавная. В тот момент я еще не осознавал, что влюбился, но сейчас понимаю, это был именно тот самый момент.

-Стало быть, любовь с первого взгляда?

-Так и есть, -с улыбкой ответил Костя, -люблю тебя.

У меня чуть ноги не подкосились. Любовь с первого взгляда, он сказал, что любит меня.

-А я тебя,- прошептала я.

После такого признания еще сложнее расставаться. Я отчаянно прижималась к Косте, уткнувшись носом ему в грудь, а он терпеливо ждал, гладил по волосам, и повторял уже в сотый раз фразу «я быстро, туда и обратно».

Мы стояли на железнодорожном вокзале, гнусавый голос диспетчера депо вяло и лениво сообщил, что поезд отправляется через десять минут.

-Конференция продлится всего два дня, это только официальная часть, на другие мероприятия я не остаюсь. Для меня эти два дня как вечность.

-А для меня еще дольше,- обиженно пробормотала я.

-Знаю, родная. Хочешь, мы вместе встретим родителей?

-Хочу,- твердо ответила я. Мне хотелось, чтобы мама и папа знали о том, как я счастлива.

Диспетчер сообщил об отправке поезда, а я как маленькая цеплялась за рукава Кости. Видя мою нерешительность, он нежно поцеловал меня и снова пообещал вернуться очень скоро.

После отправки поезда я долго стояла на пустой платформе. Я очень отчетливо ощущала себя пустым карандашом, лишенным грифеля, ненужной щепкой. Вас может удивлять такая быстрая, безрассудная и мимолетная влюбленность. Но это не влюбленность, не увлеченность, а именно любовь. Осознанность моих чувств крепла с каждым днем, и просыпаясь по утрам, я понимала, что люблю, меня любят. Это непередаваемые ощущения: дрожат ноги, сердце колотиться так, будто пытается сокрушить грудную клетку.

Два дня я маялась, слоняясь из угла в угол, туда-сюда. Кости не было всего ничего, а я уже с ума от тоски сходила. От нечего делать я убрала квартиру. Дважды. Мамы тоже не было, они отдыхали, наконец, им с папой не давали отпуска очень долго, поэтому, я была уверена, что им просто необходимо отдохнуть, развеяться. Я сама настояла на поездке, видела мамины взгляды, когда показывали туристической поездки. Она все откладывала деньги мне на учебу, на мое будущее.

Я уже подумывал о третьем заходе генеральной уборки, но по межгороду звонила мама.

-Софа! - Взволнованно говорила она.

-Да, мам! Привет!- Я была так рада слышать ее голос,- Сколько можно отдыхать?! Бархатный сезон закончился!

-Ой, дочка! Египет, это чудо! Может кому-то он приелся, но там просто чудесно! Столько интересного!

-Верю, верю! Египет-столица древностей, так ведь?- при этих моих словах мама рассмеялась,- Вы еще на самолет не сели?

-Скоро, объявят посадку, летим ночным рейсом, и утром будем у тебя!

-Скорее бы, мама! У меня для тебя такие новости!

-Что там такое?- мама взволновалась.

-Я встретила кое-кого! Ты не поверишь, но я безумно влюблена, и он, кажется, тоже!

-Ты когда успела?- в голосе мамы слышалось облегчение,- я уж подумала, что ты тату сделала в неприличном месте!

-Ну, мам!- я рассмеялась, мама была в своем репертуаре,- я сама не знаю, как так вышло!

-Это чудесно, дочка! Я хочу знать все-все! Все подробности!- я знала, что мама искренне обрадовалась.

-Все расскажу! Только прилетайте скорее! Я так соскучилась!

-Мы тоже! Папа очень переживал за тебя, как ты там одна была, но я вижу, что все в порядке,- мама снова засмеялась.

-Я вас встречу!

-Нет, нет! Мы сами, дома подожди нас!

-Хорошо. И еще одна просьба.

-Что такое?

-Подготовь папу, ладно?

-Постараюсь, конечно,- тихо проговорила мама, и громче добавила,- Хватит мобильной болтовни, скоро будем и обо всем поболтаем, любим тебя!

-И я вас люблю!- ответила я и положила трубку.

Не прошло и минуты, как мне позвонил Костя.

-Родная! У меня отличные новости! Я скоро приеду, раньше, чем собирался, приеду, скорее всего, ночью, заехать к тебе?- Костя был так взволнован.

-Нет, отдыхай! Ночью со мной ничего не случиться! Мама и папой скоро садиться и утром будут у нас.

-Я заеду и в аэропорт вместе?- спросил Костя.

-Мама просила не встречать,- пожаловалась я.

-Ну, значит в другой раз,- Костя не унывал,- я так сильно соскучился, будто мы вечность не виделись!

- По-моему, еще дольше! Приезжай скорее, я тут одна с ума схожу!

-Скоро буду,- пообещал Костя,- целую тебя!

- А я тебя!- ответила я как можно бодрее, но мой голос предательски дрогнул, и я положила трубку.

Я поужинала, приняла душ, надела теплый махровый халат, заварила кофе.

Было около трех часов ночи, а я все еще не спала. Мама и папа были в небе, Костя в теплой постели. Я была уверена, что он обязательно понравится моим родителям, а они ему. Я бездумно в сотый раз щелкала по каналам, в поисках чего-то интересного. В очередной раз щелкнув на «Первый», я замерла в немом оцепенении глядя на экран.

«Самолет рейса 547, летящий из Египта в Россию, разбился на полпути, выживших нет. По предварительным данным неисправность двигателя…»

Дальше я ничего не слышала, не видела, не понимала. В моем мозгу билась одна мысль-«Мама, папа». В памяти всплывали их лица, снова и снова. Ужас ледяными клешнями затягивал меня в бездну мрака, не оставляя мне ни малейшего шанса, никакой надежды на спасение. В тот момент я поняла, что это конец.


Часть 2.


Утро. Что-то не так. Едва проснувшись, я понял, что-то случилось. Тусклый серый свет просачивался сквозь тюль на окне. Шумит дождь. Он как всегда не вовремя! Сегодня столько планов, столько дел.

Сначала позвоню Софе, узнаю, как ей спалось, что она видела во сне. Я по ней очень соскучился. Не видел всего два дня, а ощущение, что двести лет. Сам себе удивляюсь, как она за такое короткое время влюбила меня в себя, свела с ума. Мне всю жизнь нравился другой типаж девушек, роковые красотки. Глупо, я думал не тем органом. Нежная, хрупкая, уверенная, что может изменить мир, бесстрашная, безрассудная, но в то же время беззащитная, как ребенок. По-женски мудрая, а временами инфантильная. Комок противоречий. Мне постоянно хочется прикасаться к ней. Когда я смотрю на нее, кажется, что я вижу радугу, цветную, яркую, редкую, неуловимую.

«Мой защитник»- так она назвала меня однажды. Эти два слова дороже мне всех остальных девушек. Еще недавно, я не знал, что могу испытывать такие чувства, переживать такие эмоции. Софе я верю, доверяю. Может, по тому, что она ничего не требует от меня, ни преданности, ни любви до гроба, может, поэтому я готов дать ей все это. Пусть она пока не осознает, что я к ней испытываю, на что готов ради нее.

Набираю ее номер телефона. Отключен. Она снова забыла зарядить его. Еще лежа в кровати я включил телевизор. Новости. Не люблю их, один негатив, кто-то кого-то убивает, что-то рушится, даже прогноз погоды подкачал. Собираюсь выключить, но пульт падает из рук и с грохотом падает на пол. Самолет, в котором летели родители Софы разбился. Я несколько минут не мог прийти в себя, а потом меня как током ударило. Софа! Она ведь там совсем одна сейчас! Еще и телефон отключен! Черт!

Нескольких минут мне хватило на одевание и умывание. Через полчаса я уже был около подъезда Софы, а через минуту около ее двери. Я до последней секунды надеялся, что все обошлось, что они отложили свой рейс, что с ними все в порядке. Дверь в квартиру открыта, тишина такая неестественная, ее нарушает только шум дождя за окном, который медленно, но верно превращается в ливень.

-Софа!- позвал я.

Тишина.

-София, ты где?

Тишина. Я вошел в гостиную. Софа сидела на полу, обхватив колени. Она раскачивалась из стороны в сторону. Она казалось серой, как погода за окном, мой мир приобрел такие же краски. Вероятно, Софа просидела тут всю ночь, в одиночестве, наедине со своим горем, а я спал в этот момент в теплой постели. Рядом с ней лежала чашка с пролитым кофе, сама едва прикрыта халатом. Я быстро подошел к ней, обнял за плечи, поцеловал холодную щеку.

-Софа, это Костя! Посмотри на меня!- умолял я, но она не реагировала.

Спустя несколько мгновений, она устало повернула ко мне лицо - бескровная маска немого ужаса, боли, страданий, безысходности... Куда подевались мои любимые розовые щечки? Я прекрасно понимал, что ни мои утешения, ни мои обещания, что все будет хорошо, сейчас ей не помогут. Единственное, что ей сейчас поможет, это сон и покой. Время- лучший лекарь, любовь- лучшее лекарство. У меня есть и то и другое, и я сделаю, все, чтобы она оправилась и смогла жить полноценной счастливой жизнью. Я чувствую на себе безграничную ответственность за эту бедную сироту.

Неожиданно, Софа откликнулась на мои прикосновения. Изо всех сил прижалась ко мне, она дрожала всем телом от холода, страха, слез.

-Я с тобой, я рядом,- я успокаивал ее как мог, затем поднял на руки и отнес в ее спальню.

Я уложил Софу в постель, укутал плотнее одеялом. Она сжалась в комочек и безмолвно плакала, я не отошел от нее, но видеть ее страдания, это выше моих сил. Через час, она немного успокоилась и уснула тревожным сном. Я присел рядом в кресло, напряженно вглядываясь в ее лицо. За что только на ее хрупкие плечики свалилось столько горя! Она спала часов девять, и я, незаметно для себя задремал.

-Горит! Все горит!- я мгновенно проснулся от этого крика отчаяния

Я тряс ее за плечи, звал по имени снова и снова, но она оставалась глуха ко всем моим призывам.

-Что случилось?- испуганно прошептала Софа, когда мне удалось наконец привести ее в чувства.

-Кошмар, просто кошмар,- успокаивал я.

-Ты давно тут? Где мы вообще?- Софа растеряно озиралась по сторонам. Казалось, она не узнавала собственной комнаты.

-С утра,- ответил я,- мы дома.

-Я не помню этого, странно.

София вдруг замолчала. Она казалась отстраненной, ее мысли были очень далеко. Она просидела неподвижно несколько минут, будто пыталась что-то вспомнить, хмурилась, морща лоб. В тот момент до меня дошел смысл выражения «парализующее горе». Я смотрел на нее и не узнавал- глаза потухшие, мешки под глазами, с лица сошел привычный румянец, она словно стала старше, ей пришлось повзрослеть. За что ей такие страдания, она их не заслужила. Смогу ли я когда-нибудь заменить семью? Нет, наверное, нет. Я буду стараться, чтобы она улыбалась, жила полной жизнью, ни в чем не нуждалась.

-Я принесу тебе поесть,- тихо сказал я, поднимаясь с постели.

Молчание.

-Софа?- позвал я снова.

Молчание. Спустя несколько секунд она ответила бесцветным голосом:

-Я не голодна, спасибо.

-Ты должна поесть, и никаких отговорок!- я все не унимался, она такая худенькая.

-А ты будешь? Я одна не люблю, я обычно с…- ее голос дрогнул, глаза наполнились слезами.

-Я знаю, а теперь пошли,- я помог Софе подняться с постели, каждое движение давалось ей с огромным

усилием, это было видно.

Софа еле дошла до кухни, села на табурет, поджала под себя худющие ноги. Я приготовил яичницу, кофе, тосты- это пик моего кулинарного гения. Мы вместе молча поели.

-Кость,- нерешительно начала Софа,- дашь мне снотворного на ночь, я боюсь спать ночью. Только побольше.

-Ты с ума сошла? Какое снотворное?

-Сильнодействующее, чтобы без снов. Совсем.

-Нет! И даже не думай об этом- отрезал я.

Я понимал, для чего оно ей, знал от чего ей так хочется убежать, но я не мог дать ей то, что она хочет. Снотворное- не выход. Она должна лицом к лицу увидеться со всей суровой реальностью.

-Почему ты еще здесь?- спросила вдруг она.

-Может, потому, что я очень люблю тебя, и не полюблю никого сильнее, чем тебя.

-Кому я теперь нужна?

-Мне,- твердо ответил я, ни секунды не сомневаясь в своих словах..-Это не-надолго. Рано или поздно тебе надоест со мной возиться, ты уйдешь.

-Зря ты так думаешь.

-Нет, Костя. Я одна, и моя жизнь теперь пустая.

-Ну, вот ты снова глупости говоришь,- я потрепал ее по волосам, но Софа отстранилась от меня, словно не доверяя мне.

-Семья-все, что было у меня в жизни, все самое лучшее связанно с ней, а теперь их нет! Нет, и никогда не будет! У меня отняли их!

-У тебя есть я,- слабоватое утешение, но другого у меня не было.


-Верни мне их!- плача, взмолилась Софа.

-Не могу! И заменить тоже никогда не смогу! Мне горько и больно это говорить, но это так!- я видел, как больно Софии от моих слов, но лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

-Верни, верни,- София кричала мне эти слова. В ее голосе было столько боли, что мое сердце едва не разорвалось.

Я обнял ее и крепко прижал к груди, она вырывалась, плакала, кричала, потом просила прощения, снова плакала и снова кричала. Я четко понимал, что должен вырвать ее из мира иллюзий, которые не доведут ее до добра. Софа должна научиться жить без родителей. Это горько и страшно, но необходимо, иначе она может сойти с ума. Это вполне возможно.

Близилась ночь, и я чувствовал, как возрастает страх Софии. Глаза ее слипались, голова лежала на моих коленях. Отчаянно борясь со сном, Софа включила музыку. «Музыка- мое лекарство», повторяла она после каждого трека. «Nickelbask», «Scorpions», «Qeen», «Nirvana». Час ночи. Диск закончился.

-Я пойду в душ, освежусь,- сказала она и направилась в ванну, на ходу снимая халат.

Под ним ничего не было. В другой ситуации, я смотрел бы на Софию иначе, но в тот момент мне просто хотелось согреть ее. Мне стало ее очень жаль- худые ноги, выступающий позвоночник, шаткая походка. Если бы я не знал ее, то решил бы, что она серьезно больна. Я очень боялся за Софу, боялся оставлять одну, наедине со своими мыслями, переживаниями. Подняв халат, я отправился следом за Софой. Она стояла под холодным душем с закрытыми глазами. Вся кожа покрылась мурашками. Софа согнулась пополам, присев на корточки. Я переключил душ, присел на бортик ванной и погладил софу по спине. От моего прикосновения она сжалась еще сильнее.

-Прости, -побормотал я, мои слова смешались с шумом воды.

Внезапно Софа встала, выпрямилась и повернулась ко мне. На шее остались следы кошмарной ночи.

-Любишь меня?- сухо спросила она.

-Люблю,- ответил я.

-Вот такую?- София кивнула на себя.

-Да,- твердо ответил я.

-Нищую сироту?- спросила она, и лицо на мгновение приобрело пренебрежительный оттенок.

-Любую.

-Обними меня, мне холодно,- жалобно попросила она и потянула ко мне руки.

Я взял софу на руки, она прижималась ко мне всем телом, цеплялась за мокрую рубашку.

-Не бросай меня,- просила она,- у меня больше никого не осталось, совсем.

-Ничего не бойся, я с тобой. Обещаю.

Я уложил Софу в постель, заварил ромашковый чай. Она послушно выполняла все, что я ей говорил- надела теплую пижаму, носки.

-Тебе домой надо,- пробормотала Софа, укутанная в теплое одеяло.

-Нет, не сегодня.

-А когда?

-Завтра может быть.

-А потом?

-Потом куплю сладостей и к тебе,- Софа впервые за долгое время улыбнулась жалким подобием улыбки, но это был уже прогресс.

-А сейчас?- как ребенок спрашивала Софа.

-А сейчас мы будем спать.

-Ты со мной?

-Да, я с тобой.

Держа Софу за руку я чувствовал ее дрожь.

-Что тебе снилось прошлой ночью?- после этих слов Софа вздрогнула. Ее нужно было заставить выговориться, произнести вслух все, что она чувствует. Ей станет намного легче.

Укрывшись одеялом плотнее, она уткнулась носиком мне в бок и свернулась калачиком.

-Огонь, много-много огня,- ее слова таяли в темноте комнаты,- он был на мне, во мне, повсюду. И мама…она горела на моих глазах, а папы уже не было. Было очень больно, я кричала, чтобы меня потушили, но никто не слушал, потому, что они сами горели так же как и я.

-А еще что?

-Ничего не осталось, только пепел. Жизнь моя тоже пепел.

-Не говори так! Все наладится.

Софа долго молчала, а потом еле слышно проговорила:

-Мне кажется, что сейчас мама зайдет в комнате, поправит одеяло, сядет на краешек кровати, погладит по волосам. И мы будем долго разговаривать, на серьезные темы…или не очень серьезные…она знала много анекдотов, а я ни один запомнить не могу, представляешь. А утром она испечет нам с папой оладьи с творогом, ну, такие как обычно, очень вкусные.

Я молчал, не знал, что ответить. Что вообще можно ответить ? «Мне жаль»? как в американских фильмах? Нет, все сложнее чем в фильмах.

-А потом скажет, что похолодало, заставит надеть ту ужасную шапку с бубенчиком, и пока я не вижу, тайком подложит мне в сумку плитку «Аленки», а я притворюсь, будто не ожидала и это сюрприз. Кость, мне как будто сердце тупым ножом вырезают, каждый раз как о них подумаю. Так больно и так тоскливо, будто всю радость они забрали с собой. Говорят же, что дети не ценят родителей, пока те живы. Неправда! Я ценила их и любила больше, чем что либо в своей жизни! Будь у меня шанс поменяться с ними местами, я бы сгорела сотню раз, только бы избавить их от этого.

- Они бы не перенесли твоей смерти,- тихо проговорил я, и прижал софу крепче к себе, боясь даже представить, что такое могло бы случиться,- Не должно родителям хоронить детей. Они хотели бы лучшего для тебя. Счастливой полноценной жизни.

-Ты не знал их,- попробовала возразить Софа.

-Я знаю тебя, и знаю какая ты замечательная и удивительная. Такая дочь могла вырасти только у потрясающих родителей.

-Ты прав, прав. Они у меня потрясающие.

Той ночью Софа спала тихо и крепко, надеюсь, без снов.

Наутро, софа немного пришла в себя, хотя и выглядела немного бледной и уставшей. Впереди нас ожидало много тяжелых минут. Необходимо было организовать похороны, поминки и много чего еще. Софа держалась молодцом. Принимала соболезнования, письма, телеграммы. Каждый раз я видел, как она непроизвольно немного сгибается, будто от боли. Она больше не плакала. По крайней мере на людях. Только лишь когда мы оставались наедине, она могла дать волю своим чувствам. На похороны пришли ее одноклассники, обнимали ее, девочки плакали, выражали сочувствие. Одних горе отталкивает друг от друга, других наоборот- сближает.

Мы вместе кое-как справились с похоронами и поминками. Пришлось хоронить пустые гробы, поскольку не осталось ничего. Софа не смотрела новости, в которых мусолили эту трагедию. Накупив огромное количество цветов, Софа долго сидела у свежих могил, поглаживая надгробные камни. В тот день на практически не разговаривала, только пересматривала альбомы с фотографиями.

-Как жаль, что они не познакомятся с тобой, ты бы им понравился, а они тебе. Мне жаль тех моментов, которые они не смогут со мной разделить, жаль, что они не увидят моих детей, еще много чего. Почему все так случилось?- софа потерянным, полным отчаянья взглядом смотрела на меня, сжимая в руках старый альбом.

-Говорят, что Бог не посылает нам больше, чем мы можем вынести. В наших силах лишь то, что мы может сделать с отпущенным нам временем. Ты сильная, ты справишься, я тебе помогу.

-Честно?- по-детски просила Софа.

-Конечно!- вот за это ее «честно», я готов отдать все на свете. Я вижу, как она мне доверяет, как сильно нуждается во мне. Я не могу подвести ее, не могу обмануть ее доверие. Никак.

-Ты мой защитник,- ответила Софа.

Она уже как-то говорила мне это, но только сейчас эти слова обрели истинный смысл. Я не знаю, что ждет нас в будущем, сколько преград нам придется сломать на пути к счастью. Сейчас София спит у меня на коленях, маленькая, беззащитная, ранимая, нежная. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы она не нуждалась ни в чем, чтобы с ее лица не сходила счастливая улыбка.


***

31.08.13.

У меня нет больше одиночества. Оно ушло. И теперь я сомневаюсь, а было ли оно вообще? Оно ушло в тот день, когда я потеряла все, когда мой мир рухнул. В жизни много боли и отчаяния. Костя стал моим спасательным кругом в бушующем океане жизни. Оно мой посох на пути в будущее. Бог посылает нам людей, которые помогают нам вынести его испытания. Трудности, которые мне казались существенными в школе, ушли. Может быть я стала чуточку мудрее. Какие-то вещи я стала чувствовать по-другому, глубже. Кстати, я поступила на философский. Костя помогал мне на этом пути, помог сдать экзамены, был со мной на последнем звонке.

Наверно, это моя последняя запись. Новый этап моей жизни я начну с чистого листа, но не тетрадного. Запрячу дневник далеко-далеко, а через много лет перечитаю его, улыбнусь и пойму, как я изменилась, как изменилась моя жизнь.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 16.05.2014 в 20:43
Прочитано 532 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!