Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Тутанхамон сказал бы: "Круто!"

Очерк в жанре Публицистика
Добавить в избранное

Виталий ИСАЧЕНКО (Ильич)


Тутанхамон сказал бы "КРУТО!"


Март -- весны исток. Ламенская -- этакая бусина-село на рельсовой нити Транссиба (не великая, ан и не из мизерных). За вокзальчиком -- домик приметный (по воплощенной в дереве размашистой крылами Птице Счастья над воротами, по устремленной ввысь из глубины усадебной магической пирамиде...)

Вышедший из калитки хозяин поначалу всего-то дежу-урно(!) радушен. Однако, посканировав пришельца по программе «свой-чужой», преображается в добродушного дедушку -- этакого мага-весельчака из рождественской сказки. Разве что окладистой бородищи да искристой волшебной палочки недостает. «От таких -- приходит мысль -- детишки малые должны быть без ума, да и взрослые -- в восторге!»

Хозяин приглашает на экскурсию: первым делом -- в еще по-зимнему заснеженный огород, вторым (вдоволь надышавшись свежим воздухом и изрядно озябнув) -- в дом... С каждым шагом да за всяким углом диво дивное! Богато у деда забавностей, сотворенных на радость пожизненную... Чудеса в решете, да и только! А заразительные комментарии моего гида!.. Похоже, что большо-о-ой(!) мастак этот Борис Иванович Воробьев на людей посредством телепатических каналов воздействовать.

Собачонка же, малявка брюнетистая, наоборот (не в пример хозяину) -- задиристо неприветлива. Злобным рыком да клыкастым оскалом дает понять с порога: а шел бы ты, мол, в обратную сторону, пока в клочья-лохмотья не порвала!..

-- Ничего, -- ободряет Иванович, -- Пообвыкнитесь. А вообще-то... Лучше сразу Чипку успокоить, чтоб разговору не мешал. Он ведь, когда споет, душою оттаивает!

-- Пусть споет(!), если не в обузу, -- охотно соглашаюсь, потому как еще загодя наслышан о выдающемся кобельке-вокалисте.

Иваныч, оседлав табурет, выдувает из губной гармоники какой-то незнакомый мне вальс. Чип же, опершись передними лапами о колено аккомпаниатора и выгнув спинку, заливается во весь голосок. Будто осмысленный текст на мелодию накладывает. Подумалось: «Компози-и-итор!.. С этаким-то артистом не зазорно и в цирке выступать. Талантище!»

По окончанию арии (зря я все-таки постеснялся -- не поаплодировал) подобревший солист забирается в натурального дерева разукрашенную резными узорами будочку. На манер веселенького теремка сие жилище слажено. На загляденье! Один лишь дефект -- обглоданные проживавшей до Чипки собачонкой оконные рамы.

Пока дрыхнет притомившийся вокалист, кипятится-старается для утреннего кофе чайник.

И запиваем мы печенюшки растворимым, бодрящим, подслащенным, и беседу ладную ведем: о том, о сем, а то и вроде ни о чем... Калякаем... Под парящей над столом Птицей Счастья, чутко улавливающей щепастым сосновым оперением воздушные потоки. Дыхни на нее, а она в ответ оживет-закру-у-ужится(!)..

«Гостили мы как-то в Петрозаводске.., -- рассказывает радушный хозяин предысторию сей летуньи, -- Катюха-то моя оттуда родом... Ну вот... Для тамошних-то такая птица в жилище -- то же самое, считай, как икона. Крепкое у них поверье, что она от бед оберегает... С давних пор это повелось. Если интересно, слушай...

Захворал однажды у деревенского плотника сынок-младенец. Безнадежно. До того дошел, что впору ему гробик сколачивать!.. И решил отец хоть как-то скрасить малютке его последние денечки. Взял пару чурочек сосновых, нащепил с торцов повдоль волокон перьев, выгнул их в хвост и крылья веерами, соеденил заготовки накрест... Получилась птица. Конечно, грубо сработанная, потому как плотник ее только топором мастерил.

Повесил мужик игрушку над колыбелькой умирающего... А тот-то (всем на удивление!) возьми да и пойди на поправку! А вскорости и совсем выздоровел!.. И повалили люди к плотнику гурьбой: «Сделай, -- просят, -- нам такую птицу... -- И мне... -- Мне тоже надо... -- И для меня, чтоб мою избу не покидало счастье!»... А мужику-то куда деваться?.. Делал...»

Борис-то Иваныч -- тоже не промах: уж со счета сбился, сколько людям добрым Птиц Счастья изготовил! И внука Андрея обучил этому благостному занятию...

-- Вот как ты думаешь, что мы делаем, когда кости заломит? -- спрашивает дед для затравки следующей темы.

-- Лечитесь, -- отвечаю банальщиной.

-- Лечимся, дело ясное, -- ухмыляется собеседник, -- А вот чем да как?

-- ?! -- недоуменным пожатием плечей обозначиваю встречный немой вопрос.

-- Осиной! -- выкладывает отгадку на собственную загадку Иваныч, -- Смешно?.. Зато помогает... Хотя бы маму мою взять для примера... Заболит у нее, бывало, голова -- аж разламывается. А она напилит осиновых тоненьких кругляшей, наприкладывает их к вискам, затылку иль темени (туда, где ломота сильнее)... Ну во-о-от... Полотенцем всю эту конструкцию обмотает и поха-а-аживает. Будто инопланетянка с локаторами. Со стороны-то глядя, обхохочешься!.. И маме весело, потому что боль в конце концов на нет сходит!.. О! Пошли в спальню!..

Идем. Иваныч не по годам резво бухается на пол:

-- Гляди под кровать... Видишь бревешко?

-- Вижу, -- говорю, распластавшись рядом.

-- О-си-на! -- вещает дед, -- Ты дрыхнешь, а дерево тебя тем временем здоровьем заряжает!

-- И как же его лучше укладывать -- вдоль иль поперек кровати? -- пытаюсь досконально удовлетворить свое любопытство.

-- Да любым макаром, -- незатейливо рассеивает надежду на магическую тайну мой персональный просветитель, -- Да хоть наискосяк. Без разницы. Главное, чтобы человек нутром ли, душою ли чувствовал, что ему с этим бревешком хорошо!

-- А кору?., -- допытываюсь уже без предвкушения душещипательной секретности, -- Снимать ее -- кору-то? Или не надо?

-- А зачем переиначивать природой сотворенное? -- резонность выкладываемой Иванычем мысли, как и многое гениальное, на поверхности, -- Наверняка в ней -- в коре-е-то(!) -- тоже сила! А мо-о-ожет и... А может и самая(!) главная(!) си-и-илища!

Встаем оба-вместе на ноги. Мой взгляд приковывается к висящей чуть не во всю стену звериной шкуре. Ого-го-о-о(!!!)

-- Мой трофей, -- буднично поясняет дед, -- Мы с Катюхой-то -- моей супругой -- до-о-олго по Северам мотались... Там-то я с медведицей и повстречался. Еле уцелел. Чу-у-удом сказочным...

А дело было так... Бродил как-то Иваныч по первоснежьем укрытой тайге -- белковал. Бездобычливо. Затаилась ль, ушла ли белка?.. Незнамо... Ну и наткнулась пара его лаек на огромную нору, что поначалу охотника даже и не насторожило. Но... Когда собачки-малолетки с паническим скулежом припустили наутек, оторопел: БЕРЛОГА(!!!) Перезарядил одностволку на пулевой патрон, взял лаз на прицел и попятился...

«...Отошел метров на пятнадцать.., -- вспоминает дед, расперев рукой щеку и столешницу, -- Взглядом в сторону убегающих собачек повел... И тут же она(!) -- медведица-то -- из берлоги опрометью на меня. Тютелька в тютельку уловила момент. Врасплох застала. Метеором понеслась со всех четырех лап. Я в нее шагов с пяти-шести выстрелил. И сразу за кедр -- перезаряжаться. Только новый патрон в патронник, а она уже тут как тут -- вплотную. По стволу лапищей долбанула, и вылетел мой патрон в снег... Она же (глазки ма-а-ахонькие, злы-ы-ые!) лапами загребает и пастью по ружью перехватывается -- к телу подбирается.

Когда выбила на снег мою одностволку, совсем тошнехонько сделалось... Стою я в крючок согнутым, с обеих рук в ее уши вцепившись, а она тем временем мою ногу жует. И ножа, как назло, нет... Боролись, боролись... И вдруг она захрипела и наземь осела. Будто ни с того, ни с сего ко мне свой зверский интерес потеряла... Пуля-то моя единственная, как оказалось, рядышком от ее сердца прошла.

Хорошо, невдалеке от нашего с ней «поля битвы» охотники оказались: на выстрел подошли, меня -- опрометью в больницу, ну и медведицу освежевали... А в одиночку бы я, -- Иваныч, задрав штанину, демонстрирует густо заштрихованную шрамами голень, -- навряд бы из тайги выбрался.

Пару недель в больнице провалялся... Врачу-то (чтобы за браконьерство не привлекли) сразу же наплел, что укусы собачьи: мол, со встречным-поперечным псом поскандалили... А он, глядя на раны, качает головой да ухмыляется: мели, мол, Емеля, -- твоя неделя!.. Однако ж, «нарисовал» в истории болезни травму от «тузика» бродячего. С понятием доктор попался: прикрыл меня от наказания да и... Повторно спас! Ногу-то мою тогда си-и-ильно(!) разбарабанило. Чуть не до гангрены...

Слышь-ка, -- обращается ко мне Борис Иванович, -- А лаечка-то одна (ну из тех -- моих-то -- струхнувших) две недели к еде не притрагивалась. Пока я домой из больницы не выписался... Вот такие «пироги с медвежатиной»! Нет чтобы ей, косолапой-то, притаиться в берлоге... Может и до глубокой старости бы дожила(!)»

Вдруг спохватившись, хозяин спешит вон из кухни, оставляя меня один на один с уже по-приятельски выглядывающим из дверного проема своей жилплощади Чипом. Возвращается вскоре с солидным бутылем-кувшином.

-- А это что? -- интересуюсь подобием бесформенного мотка тонкой проволоки на дне стекляшки.

-- Настойка, -- разливая жидкий компонент по стопкам, вносит ясность Борис Иванович, -- Лекарство. Маралий корень(!)

-- И от чего ж микстура?

-- Да ото всего(!) -- обобщает дед и тут же интригующе акцентирует: -- А главное -- для мужск-о-ой си-и-илы(!!!)

-- И тако-о-ое(!) средство стопками хлебать?! -- беспокоюсь насчет дозировки.

-- Стопка -- не ковшик, -- невозмутим «фармацевт-надомник», -- А бабке, если убыль обнаружит.., -- задорно смеется, -- скажу, что от жары лекарство испарилось!.. Да и не до краев же наливаю -- не для пьянства... Употребляй уверенно и о последствиях не беспокойся! Безвредно(!)

Между первой и второй перерывчик небольшой!.. Где-то после третьей, четвертой ль опасения по поводу грандиозных последствий передозировки сами собой рассосались.

-- Ну как? -- любопытствует хлебосольный хозяин.

-- Нормально.

-- Я ж говорил.

-- Да.

-- Ну во-о-от... А я ведь однажды там -- на Северах-то -- действи-и-ительно(!).. Х-х-хе-е! -- Иваныч, задорно зыркнув в потолок, развивает всплывшую со дна бутыли на поверхность тему: «Белковал я (ну еще до медведицы). Неплохо(!) Шкурки пачками сдавал. А куда тушки девать?.. Собакам суп варили. Однажды думаю: «А можно ли бельчатину человеку в пищу?» Поинтересовался по этому поводу у одного из промысловиков. Он мне: мол, никаких проблем...

Попробовал вскоре -- понравилось. Пристрастился. Сыт, весел, к женушке становлюсь все ласковей да ласковей!.. Дошло до того, что Катюха от меня шарахаться начала: сдурел, мол, совсем(?!) -- круглыми сутками напролет ко мне с любовностями банным листом липнешь!

Крепко я призадумался. А понять, хоть убей, нивкакую... А как-то меня вдруг будто током прошило: вот она(!), однако, причина-то(!).. Прихожу к тому промысловику, интересуюсь:

-- А не влияет ли бельчатина на мощность мужицкую при близких с женщиной отношениях?

-- А как же? -- отвечает, -- Здо-о-орово(!) влияет. В хоро-ошую(!) сторону.

-- А ты почему меня об этой хорошести не предупредил? -- задаю законный вопрос.

-- А ты спрашивал? -- лыбится.

-- Не-е-ет, -- признаюсь.

-- А на «нет» и суда нет, -- отвечает.

Вот так я тогда на передозировку и наткнулся, -- смешливо щурит глаза Иваныч, -- Оно в чем дело-то?.. В корме: белочка-то кедровыми орешками питается, а от них любому организму подъем(!).. Ну, еще по одной? -- пытливо зыркает на меня рассказчик, -- Да не бо-о-ойся! -- уловив мое смятение чувств, щелкает ногтем по суперфлакону с самобытной панацеей, -- Ничего страшного. Мы ж сегодня не для лечения(!) употребляем, а просто так -- угощаемся... Чтобы любое снадобье подействовало, надо этого си-и-ильно(!) захотеть! А мы хотим?., -- после отрицающего покачивания моей головы вокруг шейной оси Иваныч отвинчивает пробку, -- Дава-а-ай еще по капле. Не повреди-и-ит(!) Если Катюхи моей опасаешься... Зря! Она сегодня из гостей не вернется. Даже если бы и вернулась... Без проблем -- не скандальная!»

А теперь о том, с чего началась моя экскурсия. Об изюминке чудес супругов Воробьевых. О более чем пятиметровой стелле-пирамиде!

Году этак в восемьдесят восьмом, проживая в северотюменском Салыме, прослышал Борис Иванович о чудодейственных свойствах пирамидальных сооружений. Взял и, не долго думой маясь, сколотил из досок подобие гробниц египетских фараонов...

-- Ну и как эффект? -- на сей мой вопрос, озвученный все там же -- на кухне, собеседник отвечает довольно-таки прозаично:

-- Врать не буду, больших чудес не случилось. Но комарье внутри вроде как бы охоту к кровопийству теряло. Катерина моя эту особенность приметила. Она, бывало, подо-о-олгу в пирамиде посиживала да полеживала.

Дед вновь оставляет меня наедине с Чипкой... Возвращается с миниатюрной пирамидкой из оргстекла:

-- Та, первая-то моя, по форме примерно такой была, -- поясняет, -- Приземистой. Вроде египетских.

-- А эта зачем? -- киваю на оргстеклянную малютку.

-- По телевизору передавали, что, если бритвенные лезвия внутри такой хранить, они долго не тупятся. Вот и сделал. Давненько уже... Правда, так и не испытал.

Нынешняя пирамида супругов Воробьевых куда острее фараоновских. Ближе к Эйфелевой башне... Будь с нами хотя бы тот же Тутанхамон, наверняка б критикнул: мол, чересчур уж круто!.. Ну а потом наверняка бы улучшил оценку(особенно после пары стопок настойки целительной!)... А мне пирамидушка с первого взгляда (еще до настойки!) понравилась! Да и... Кстати, Иваныч-то не «с потолка» геометрию срисовывал. Даже у телевизора со штангенциркулем дежурил: а вдруг повезет снять размеры с одной из мелькавших в ту пору на экранах пирамид-новомодностей! Показывать-то их показывали, а о пропорциях умалчивали. Однако ж, не оправдали ожиданий засадные бдения: то картинка мельком, то не в удобном ракурсе, то измерительный прибор запропастился...

И все-таки однажды повезло: подвернулась волей случая под руку газета с описанием технологии пирамидостроения. Долой досаду -- можно и за дело!

Помараковав, закупил пиломатериал (полпенсии с гаком на то убухал), распустил плахи на бруски, отстрогал их, разметил, напилил заготовок и приступил к сборке каркаса (это на словах быстро да ладно, а на деле -- ого-го-о-ошеньки(!) какой затяжной да кропотливый процесс). Тем более, без единого(!) гвоздя предстояло возвести новостройку (как оговаривалось в газетной инструкции, металл-то гасит магическую силу). Вот и пришлось крепить в шип да на деревянные шканты. Даже дверные петли были изготовлены из твердопородной древесины!

-- Лежачей я ее собирал, -- поясняет Иваныч, -- А потом мы ее втроем с мужиками установили. А материалом (мешками из-под муки да сахара) позже с лестницы уже в одиночку обтягивал.

-- Ну стоит она, на мой взгляд, и вертикально.., -- высказываю замечание, -- Но опять же... Наискось к дому...

-- Это дом неправильно стоит, -- без заминки поясняет дед, -- А ее я, как и требовалось, по компасу ориентировал. Чтобы ребра основания строго сторонам Света соответствовали(!!!)

-- И как она показала себя в эксплуатации? -- задаю главный вопрос.

-- Работает! Есть эффект! -- не без гордости заявляет Иваныч, -- Заходишь, садишься на лавочку, и на душе легчает(!), да и тело как бы... Как аккумулятор на подзарядке!.. И мужики порой покурить в пирамиде забегают. Катерина рассаду для улучшения роста в нее выносит... Да мало ль примет положительности?!.. Они ведь -- пирамиды-то -- и воздух в округе улучшают! А если атмосфера добротная, и жить радостней!..

Да уж. Философ этот Борис Иванович. Мастак счастье в дом заманивать! Седьмой десяток на исходе, а все поводы для радости отыскивает... Силе-е-ен(!) дед характером. Не чета-а-а(!) иным молодым да хлипким...

«...А сколько я с аэросанями намаялся!., -- смеется сквозь мои мысли Иваныч, -- Как ни мудрил с винтом, все невпопад: ветру много, а ни с места... Брат, Геннадий, потом уж насчет формы винта надоумил... Переделал. Завел мотор, а они ка-а-ак побегут! Будто сани Иванушки-дурачка. Без меня умчались!..»

Да-а-а... Есть что деду повспоминать. Есть что порассказывать... И о том, как лодка-самоделка пенопластовая сновья по причине своей юркости хозяина искупала. И о том, как на электрофугане себе пару пальцев укоротил. И о том, как мини-трактор конструировал. И о том, как из корешков да чурочек разные сувениры-приятности выстрагивал-вытачивал... И еще богато о чем!..

Уезжая, я пристально всматривался сквозь вагонное окно... Хотелось напоследок Птицу Счастья на иванычевых воротах увидеть... Не прозевал -- узрел! Подумалось, что к счастью!

Да-а-а... Будь в тот день с нами в компании третьим (не считая собаки) фараон Тутанхамон, обязательно сказал бы: «Круто! Круче, чем в Египте!» И повторил бы многократно. Непременно!

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 24.05.2014 в 11:54
Прочитано 4281 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!