Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Этот поезд?

Рассказ в жанрах: Драма, Мистика, Юмор
Добавить в избранное

- На вокзал. – Бросил Миша таксисту, усевшись на заднее сиденье рядом со своим небольшим чемоданом.

Он уезжал на две недели. Две трудные недели: конференции, совещания, презентация, деловые партнеры. Сложные бизнес термины должны были сопровождать его следующие четырнадцать дней. Он так усердно трудился последние пять лет. Доход только возрастал, как и уважение коллег и зависть естественно. Он действительно становился тем, кем ему пророчили еще в средней школе – успешным человеком. Машина летела по свободному ночному шоссе – ему нравилась эта стремительность движения. Казалось, что он, Михаил Гоголев, также стремительно несется по своей жизни. И стоит ему приблизиться к очередному перекрестку - тут же загорается зеленый свет судьбы. И так уже в течение 30 лет. Через месяц он будет праздновать юбилей - триумфальный юбилей. И так сладко было погружаться в эти ожидания, вдыхая теплый летний воздух, который трепал его волосы сквозь открытое окно автомобиля. Воздушные волны били по высокому лбу черными прядями, Миша прикрыл глаза.

- Ебтыть ….твою! - таксист ударил по тормозам. Мишу выбросило из раздумий так, что чуть не ударился головой о переднее сидение: «Ты что, бля, делаешь?»

Через пешеходный переход медленно и невозмутимо брела старуха с палкой.

- Как из-под земли выскочила, ведьма! – Выругался еще раз таксист. Миша смотрел на бабку, и начинал злиться, каждый ее волочащийся шаг раздражал его все больше. Он нервно вращал золотые часы на запястье и недовольно хмыкнул: «Не работает». Светофор мигал желтым сонным глазом в такт с Мишиным нервным прокручиванием часов.

Старуха, наконец, миновала машину, и водитель продолжил путь так же резко, как и прервал его.

- Да не волнуйтесь, не опоздаем! – Улыбнулся таксист, пожевывая сигарету.

Миша посмотрел на свои часы еще раз и убедился, что действительно не опаздывает, а приедет даже раньше. «Все нормально» сказал он себе мысленно. Но странный оттенок беспокойства все-таки остался внутри. От мечтаний о блистательных перспективах не осталось и следа. Теперь что-то тревожно постукивало в груди, как будто липкий комок ударялся, стекал и снова бил изнутри. Он начал вспоминать все ли взял с собой, не забыл ли документы, вспомнил, что не позвонил своей девушке перед отъездом. Ему казалось, что он упустил что-то еще, не доделал. Миша уже видел ярко освещенную привокзальную площадь, а беспокойство только нарастало.

- Сегодня ведь двадцатое? – Неожиданно для самого себя спросил он у водителя. - Ну, да двадцатое. – Тут же устыдился Гоголев, не дав ответить таксисту, который только молча посмотрел на парня.

- Приехали. – Буркнул водитель через минуту. Миша достал из тугого портмоне несколько бумажек и протянул таксисту.

- Сдачи не надо.

Таксист расплылся в довольной улыбке и еле вымолвил: «Ну, спасибо, брат».

Рядом со светящимся зданием вокзала ночное небо казалось еще более черным. И краешек луны, который выглядывал из-за сгрудившихся туч над главным ходом, был тусклым и искусственным.

Таксист уехал с новым пассажиром.

Миша подошел ближе к информационному табло, нашел свой поезд, удостоверился, что время еще есть.

«Да что с тобой такое? Все отлично!» – Успокоил он сам себя, достал из пиджака пачку Честера, в которой кувыркалась последняя сигарета. Раскурил ее, глубоко затянувшись. Посмотрел на луну: «Все-таки ночь в большом городе прекрасна! Куплю квартиру в центре, чтобы из окон был шикарный вид на ночные огни». Подул прохладный ветер, пронося мимо бумажки и кульки. Площадь была грязной, хотя урны стояли повсюду. Миша докуривал сигарету, раздался раскат грома, затем еще один. Ветер усилился. Стал накрапывать дождь.

Гоголев уже хотел идти в здание вокзала, чтобы укрыться от непогоды, но вспомнил, что сигарета была последней, а остановка поезда, в который он еще не сел, случиться не скоро. Он развернулся и покатил свой чемодан в сторону круглосуточного продуктового магазина, вопреки стекающему за шиворот дождю.

На входе охранник мирно спал над газетой. Миша подошел к кассе, не заходя вовнутрь супермаркета, и попросил две пачки сигарет. Молодая девчушка-кассир подпрыгнула к стойке и выполнила просьбу. Краем глаза Гоголев увидел возле полок с крупами фигуру, протянул кассирше деньги и снова посмотрел в сторону стеллажей. Ему показалось, что там стояла именно та бабка, которая переходила дорогу под мигающим желтым светофором. Но там, куда он смотрел, уже никого не было.

- Возьмите сдачу. – Кассирша попыталась обратить на себя внимание. Но Миша, сдвинув брови, шарил взглядом вдоль торгового ряда. Девушка перегнулась через кассу, не понимая, на что уставился посетитель.

- Спасибо. – Миша быстро сгреб мелочь и вышел на улицу. Дождь полоскал его со всех сторон.

«Вот бред. Прицепилась ко мне эта старуха! Надо было еще и коньяку в дорогу взять, а то я что-то нервничаю». Миша добежал до дверей вокзала и оказался в светлом и теплом фойе. Можно было уже идти на перрон, поезд подали минуту назад. Но тут он понял, что так и не взял те две пачки сигарет, испугавшись какую-то призрачную бабку. Он злился на себя и нервным шагом побрел вверх по лестнице к выходу на перрон. Возле его вагона стояло несколько людей с поклажей. Деловые мужчины и женщины.

Мише не хотелось заходить в душный вагон, хотя под навесом тоже было душно. Дождь не утихал. Водяная дробь заглушала голоса пассажиров и проводницы, которая по очереди проверяла билеты. Гоголев стоял в стороне от толпы, снова хотелось курить. Поездка переставала быть приятной. Радужные картины, родившиеся в такси, казались теперь газетными карикатурами. Миша смотрел в сторону, куда должен был двигаться поезд, пытаясь взглядом найти его «голову», но сквозь пелену падающей воды почти ничего не различал. Но вдруг он увидел какое-то движение через несколько вагонов от него. Кто-то стремительно к нему приближался. Девушка бежала, постоянно оборачиваясь, залетев под навес, она чуть не сбила его с ног. Испуганные мутные глаза смотрели то на него, то на толпу.

Она вцепилась в его пиджак и тяжело дышала, смотря назад, откуда появилась.

- Все в порядке? – спросил Гоголев. Пытаясь оторвать мокрые руки от своей одежды. Сумасшедший взгляд девушки испугал его. Она была коротко стрижена, в длинной не по размеру и не о погоде куртке и босиком.

- Опять ты? – Крикнула проводница, но беглянка не подала виду, а только подняла глаза на Мишу.

- Да! Все в порядке! – Она с отвращением оттолкнула Гоголева, плюнула ему под ноги. – Мажоры ублюдочные… – Крикнула она толпе пассажиров люкс класса.

Затем спрыгнула с перрона и исчезла под вагоном.

Миша растерянно смотрел на бетонный пол перрона. Люди недовольно фыркали и покачивали головой «Проститутка, наркоманка, это ж надо…»

Он слышал как молоточек, который прежде тихо постукивал внутри, нещадно бил по вискам. Кто-то дернул его за рукав. Гоголев обернулся – перед ним стояла та самая бабка с перекрестка с мигающим желтым светофором. Она улыбнулась и протянула ему две забытые пачки сигарет. Мише казалось, что он спит, рука сама потянулась за сигаретами, он не слышал собственных мыслей, дождь превратился в пыль. Все застыло, замедлилось.

- Молодой человек! – Издалека донесся искаженный голос проводницы. - Вы едете? Поезд отходит.

Миша выпал из ступора, судорожно дышал и оглядывался, в руке были две пачки сигарет, в кармане звонил телефон. А вокруг никого.

- Поезд отходит! Ты на этот поезд должен сеть? – Пыталась докричаться проводница. Миша негнущимися пальцами достал телефон, звонила «Любимая», но он не узнавал лица, которое светилось на экране.

Его поезд уже двигался. Он увидел изумленное лицо проводницы, которое мелькнуло в проехавшем вагоне.

«Как же душно. Душно, не могу». - Подумал Гоголев, положил свой телефон на парапет перрона и стал двигаться параллельно с поездом, оставив позади свой чемодан. Поезд набирал скорость и вот уже хвост простучал мимо Миши. А он все брел по перрону. В голове была пустота, только звучало «На это поезд должен сесть? На этот? Этот…». Гоголев не видел ничего кроме мутных вокзальных фонарей, они были похожи на глаза той девушки. Миновав их, он исчез в темноте.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 03.08.2014 в 16:41
Прочитано 271 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!